Руководитель как пишется: Страница не найдена — Как правильно пишется?

Содержание

«Директор» или «деректор» — как правильно пишется слово?

На чтение 3 мин Просмотров 382 Опубликовано

«Директор» или «деректор» – выбор правильного варианта зачастую вызывает сложности. В большинстве случаев в написании слова делают ошибки.

Для того чтобы понять и запомнить, как правильно пишется слово и почему, следует обратиться к истокам его происхождения и значению.

Как пишется правильно: «директор» или «деректор»?

Правописание и произношение слова пришли в русский язык вместе с иностранным специалистом.

Правильное написание слова: директор.

 Этимология и значение слова «директор»

В лексике русского языка много слов, пришедших из латинского языка. У России в силу исторических особенностей развития не могло быть никаких отношений с Римской империей. Все слова попали в Российское государство значительно позже через отношения с европейскими странами.

«Директор» в современном русском языке − это, прежде всего, руководитель:

  • предприятия;
  • учреждения;
  • учебного заведения;
  • конкретного направления деятельности.

Например: директор по экономическому развитию.

Существительное также употребляется в женском роде: директриса, -ы. Применяется в основном для руководителей учебными заведениями. В современном русском языке приравнивается к разговорному стилю наравне с термином: директорша, -и.

От существительного образовано прилагательное: директорский.

Примеры предложений

  1. Директор дал устное распоряжение: подготовить отчетность к концу недели.
  2. Назначение нового директора филиала повлекло за собой ряд кадровых изменений.
  3. Письмо без обратного адреса было адресовано лично директору школы.
  4. Кроме директора завода, на мероприятие были приглашены его заместители.
  5. Секретарь переадресовала звонок с коммерческим предложением непосредственно на номер директора по перспективному развитию.

«Директора» или «директоры»?

Литературной формой множественного числа долгое время считалась форма: дире́кторы. Произношение и написание множественного числа «директора́» признавалась просторечным стилем.

С 1950-х годов вторая форма была признана лингвистами нормой. Первая форма стала использоваться реже. В современном русском языке она уже не применяется.

Синонимы слова «директор»

Самые распространенные синонимы к слову:

  • руководитель;
  • глава;
  • начальник;
  • управляющий;
  • заведующий;
  • командующий;
  • менеджер;
  • шеф;
  • босс.

При употреблении синонимов в речи следует обратить внимание на то, что каждое слово используется в определенном контексте.

Ни один из вышеперечисленных синонимов не передает точного значения и не является полной альтернативой слову «директор».

Заключение

Правописание слова следует запомнить. При возникновении трудностей проверить написание слова по словарю.

руководитель — это… Что такое горе-руководитель?

горе-руководитель
горе-руководитель

сущ., кол-во синонимов: 1


Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013.

.

Синонимы:
  • горе-охотник
  • горе-рыболов

Смотреть что такое «горе-руководитель» в других словарях:

  • горе-руководитель — горе руководитель, горе руководителя …   Орфографический словарь-справочник

  • горе-руководитель — г оре руковод итель, я …   Русский орфографический словарь

  • горе-руководитель — (2 м), Р. го/ре руководи/теля …   Орфографический словарь русского языка

  • горе-руководитель — гор/е/ руковод/и/тель/ …   Морфемно-орфографический словарь

  • руководитель — Вождь, вожак, коновод, лидер; путеводная звезда, ариаднина нить. Он всему голова. Он душа этого дела. Ср. . См. воротила, учитель… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999 …   Словарь синонимов

  • ГОРЕ — ГОРЕ, я, ср. 1. Скорбь, глубокая печаль. Заболеть с горя. В г. кто н. (горюет). Г. горевать не пир пировать (стар. посл.). 2. То же, что несчастье. Случилось большое г. Горе горькое (самое тяжёлое). Чужого горя не бывает (т. е. нельзя быть… …   Толковый словарь Ожегова

  • ГОРЕ — ГОРЕ, я, ср. 1. Скорбь, глубокая печаль. Заболеть с горя. В г. кто н. (горюет). Г. горевать не пир пировать (стар. посл.). 2. То же, что несчастье. Случилось большое г. Горе горькое (самое тяжёлое). Чужого горя не бывает (т. е. нельзя быть… …   Толковый словарь Ожегова

  • горе- — Первая часть сложных слов. Ирон. Вносит зн. сл.: плохой, негодный, неумелый (обозначая низкую, ироническую оценку деятельности или социального статуса человека). Горе водитель, горе охотник, горе поэт, горе спортсмен, горе руководитель, горе… …   Энциклопедический словарь

  • горе- — первая часть сложных слов.; ирон. вносит зн. сл.: плохой, негодный, неумелый (обозначая низкую, ироническую оценку деятельности или социального статуса человека) Горе водитель, горе охотник, горе поэт, горе спортсмен, горе руководитель, горе… …   Словарь многих выражений

  • го́ре-… — ирон. Первая составная часть сложных слов, обозначающая: плохонький, негодный, например: горе рыбак, горе охотник, горе руководитель …   Малый академический словарь

Книги

  • Хадисы. Высказывания пророка Мухаммада, Аляутдинов Шамиль Рифатович. О чем эта книга? О вечных ценностях. О личности, заветам и наставлениям которой сейчас следует около 1, 5 миллиарда человек во всем мире, а на протяжении последних 14 веков человеческой… Подробнее  Купить за 1686 руб
  • Стань самым умным и самым богатым. Часть 1, Аляутдинов Шамиль Рифатович. Шамиль Рифатович Аляутдинов — автор более чем 30 книг, общим тиражом свыше полумиллиона экземпляров; некоторые из них стали бестселлерами и были переведены на английский, татарский, чеченский… Подробнее  Купить за 760 грн (только Украина)
  • Стань самым умным и самым богатым. Часть 1, Шамиль Аляутдинов. Шамиль Рифатович Аляутдинов — автор более чем 30 книг, общим тиражом свыше полумиллиона экземпляров; некоторые из них стали бестселлерами и были переведены на английский, татарский, чеченский… Подробнее  Купить за 386 руб
Другие книги по запросу «горе-руководитель» >>

Структура Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

     
Первый заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга Петров
Михаил Викторович
576-6318
Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга Киселева
Юлия Евгеньевна
 

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — начальник Секретариата

Каблуков
Валентин Александрович

576-7332

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга Калугин
Валерий Валентинович
 

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — начальник Управления информации — руководитель пресс-службы

Карпушина
Инна Сергеевна

576-4447

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — начальник Проектного управления — проектного офиса

Лудинова
Юлия Вячеславовна

576-2718

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — председатель Комитета государственной службы и кадровой политики

Михайлов
Андрей Сергеевич

576-7837

факс 576-7997

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга

Могильниченко
Владимир Анатольевич

 

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — начальник Управления делами Павлов
Александр Владимирович
 
Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга Смирнов
Юрий Алексеевич
 

Аппарат Губернатора Санкт‑Петербурга

Начальник Аппарата Губернатора Санкт‑Петербурга Ткачев
Илья Геннадьевич
 

Заместитель начальника Аппарата Губернатора Санкт‑Петербурга

Филиппов
Максим Владимирович

 

Заместитель начальника Аппарата Губернатора Санкт‑Петербурга Пащенко
Анастасия Владимировна
576-6691

Заместитель начальника Аппарата Губернатора Санкт‑Петербурга

Соловьева
Ирина Николаевна

576-6692

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга — руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга (Пикалёва В.И.)

576-6262

факс 576-6263

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга — руководителя Администрации Губернатора
Санкт‑Петербурга

Курченко Геннадий Александрович

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Батанова Э.В.)

576-6083

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга

Верниковский
Александр Викторович

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Дрегваля С.Г.)

576-7848

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга Голубева
Екатерина Сергеевна

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Казарина С.В.)

576-4433

факс 576-4437

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга Шипулин
Сергей Владимирович

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Княгинина В.Н.)

576-4656, 576-4657

факс 576-7090

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга

Мулюкин
Максим Сергеевич

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Линченко Н.В.)

576-4866

факс 576-4870

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга

Киверская
Алёна Сергеевна

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Пиотровский Б.М.)

 

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга Капустина
Светлана Георгиевна

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Потехиной И.П.)

576-4300

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга

Черноскутова
Инна Анатольевна

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Соколова М.Ю.)

 

Начальник аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга

Миронов
Иван Викторович

 

Аппарат вице-губернатора Санкт‑Петербурга (Эргашева О.Н.)

 

Начальник Аппарата вице-губернатора Санкт‑Петербурга Грицак
Ольга Владимировна

Аппарат представителя Губернатора Санкт‑Петербурга в Законодательном Собрании Санкт‑Петербурга

576-4272

факс 576-6935

Начальник Аппарата представителя Губернатора Санкт‑Петербурга в Законодательном Собрании Санкт‑Петербурга

Жодзишская
Вероника Леоновна

Секретариат

576-7332

факс 576-7209

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — начальник Секретариата

Каблуков
Валентин Александрович

Заместитель начальника Секретариата — начальник отдела координации и контроля

Катаев
Андрей Эдуардович

Юридический комитет

576-4018

факс 576-7870

Председатель Юридического комитета

Аксенова
Екатерина Олеговна

Первый заместитель председателя Юридического комитета

Стратонова
Наталья Николаевна

Заместитель председателя Юридического комитета

Стерина
Ольга Олеговна

Заместитель председателя Юридического комитета

Хасаншин
Денис Максимович

Комитет государственной службы и кадровой политики

576-7837

факс 576-7997

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — председатель Комитета государственной службы и кадровой политики

Михайлов
Андрей Сергеевич

Первый заместитель председателя Комитета государственной службы
и кадровой политики

Соловьева
Наталия Анатольевна

Заместитель председателя Комитета государственной службы и кадровой политики — начальник отдела оценки
и кадровых резервов

Мурашев
Игорь Андреевич

Проектное управление — проектный офис Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга

576-2718

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — начальник Проектного управления — проектного офиса

Лудинова
Юлия Вячеславовна

Заместитель начальника Проектного управления — проектного офиса

Копылов
Юрий Александрович

Заместитель начальника Проектного управления — проектного офиса

Шумилов
Андрей Сергеевич

Управление делами

576-6805

факс 576-7483

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — начальник Управления делами

Могильниченко
Владимир Анатольевич

Заместитель начальника Управления делами — Начальник  отдела закупок Седых
Елизавета Александровна
Заместитель начальника Управления делами Трайгер
Александр Викторович

Заместитель начальника Управления делами

Шевченко
Андрей Валерьевич

Финансово-бухгалтерское управление

576-7434

факс 271-6146

Начальник Финансово-бухгалтерского управления — главный бухгалтер Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга

Белякова
Ирина Геннадьевна

Заместитель начальника Финансово-бухгалтерского управления — заместитель главного бухгалтера Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга

Горькаева
Ольга Ивановна

Управление по работе с обращениями граждан

576-7051

факс 576-7641

Начальник Управления по работе с обращениями граждан

Руднева
Елена Андреевна

Заместитель начальника Управления по работе с обращениями граждан -начальник отдела рассмотрения обращений в жилищной сфере

Ипатова
Елена Александровна

Заместитель начальника Управления по работе с обращениями граждан — начальник отдела приема обращений

Михайлов
Владимир Алексеевич

Заместитель начальника Управления по работе с обращениями граждан — начальник контрольно-методический отдела

Черняева
Светлана Николаевна

Управление информации — пресс-служба Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга

576-4447

факс 576-7034

Заместитель руководителя Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга — начальник Управления информации — руководитель пресс-службы

Карпушина
Инна Сергеевна

Заместитель начальника Управления информации — руководителя пресс-службы

Михайличенко
Борислав Борисович

Заместитель начальника Управления информации — руководителя пресс-службы

Головина Лариса Владимировна

Заместитель начальника Управления информации — руководителя пресс-службы — начальник отдела интернет-технологий и мультимедиа

Шабельников
Дмитрий Юрьевич

Мобилизационное управление

576-4011

факс 576-7869

Начальник Мобилизационного управления

Шевченко
Виктор Викторович

Заместитель начальника Мобилизационного управления — начальник отдела мобилизационной подготовки исполнительных органов государственной власти

Буянов
Владимир Филиппович

Представительство Правительства Санкт‑Петербурга в Москве

123001, г. Москва, ул. Спиридоновка, д. 20, к. строение 1

(495) 695-7727

факс (495) 697-5060

Руководитель Представительства
Правительства Санкт‑Петербурга в Москве

Осипов
Сергей Николаевич

Отдел по связям с религиозными объединениями

факс 273-4310

Начальник Отдела по связям с религиозными объединениями

Иванов
Владимир Георгиевич

Контрольное управление

576-2915

факс 576-2260

Начальник Контрольного управления

Бабанов
Сергей Анатольевич

Заместитель начальника Контрольного управления

Зинченко
Сергей Николаевич

Заместитель начальника Контрольного управления

Удовиченко
Игорь Алексеевич

Отдел секретного делопроизводства

576-7815

факс 576-7815

Начальник Отдела секретного делопроизводства

Прокофьева
Светлана Ивановна

Отдел дежурной службы

273-7992

факс 274-7882

Начальник Отдела дежурной службы

 

Васьков
Петр Викторович

Заместитель начальника Отдела дежурной службы — начальник сектора оперативной работы и межведомственного взаимодействия

Суханов
Владимир Петрович

«Кому нужна музыка, которая пишется в стол?» Художественный руководитель фестиваля VivaCello — о перспективах виолончели: Музыка: Культура: Lenta.ru

В Концертном зале имени Чайковского 18 ноября открывается международный виолончельный фестиваль VivaCello. Его художественный руководитель — Борис Андрианов, один из лучших российских виолончелистов своего поколения. Среди участников — виолончелисты Кристина Блаумане, Иван Монигетти, скрипачи Никита Борисоглебский, Алена Баева, пианист Яков Кацнельсон и многие другие. О программе форума Борис Андрианов рассказал музыкальному обозревателю Илье Овчинникову.

«Лента.ру»: Как происходит выбор участников и сочинений для каждого фестиваля? Много ли времени занимает cоставление программ и переговоры с исполнителями?

Борис Андрианов: В идеале, надо бы начинать готовить фестиваль за два-три года, как это происходит во всем мире. Чтобы иметь возможность пригласить всех, кого хочется. Но, как правило, мы беремся за новый фестиваль только по окончании предыдущего. К этому моменту у кого-то из наших коллег следующий ноябрь всегда уже занят. Что касается выбора исполнителей, то у меня много друзей, которых я всегда могу попросить приехать. Приглашение не передается через какого-либо агента, я делаю это лично. Обычно это те, с кем хочется общаться, те, с кем я играл в ансамбле, замечательные инструменталисты. Для меня встреча с ними — счастье и человеческое, и профессиональное. Мы всегда стараемся сочетать традиционные программы с новаторскими, и один концерт фестиваля проходит в экспериментальном формате.

Вероятно, речь о концерте Штефана Брауна 20 ноября в «Мультимедиа Арт Музее»?

Совершенно верно. Он играет на виолончели, но нетрадиционным способом. Это трудно описать словами. Он и импровизатор, и композитор одновременно… Представьте себе: сидит человек абсолютно один и в течение полутора-двух часов творит на виолончели чудеса. Невозможно оторваться. Я и сам не чужд импровизации, но для меня это нечто запредельное! У нас огромное желание донести музыку до слушателя и немного изменить ситуацию с программами концертов в России, опираясь на опыт игры на фестивалях в разных странах, где неизменно видишь, какая там богатая музыкальная жизнь.

В программах прошлых лет экспериментальный формат был еще более заметен: например, твои совместные выступления с «Терем-квартетом» или Государственным камерным оркестром джазовой музыки имени Олега Лундстрема, или когда самые что ни есть классические сочинения звучали в сопровождении видеоинсталляций. Чем обогащают программу фестиваля такие скрещения жанров?

Поскольку наша задача — привлечь внимание публики к виолончели, хочется показать ее в разных контекстах, чтобы были видны и слышны возможности инструмента. Делать одни только симфонические и камерные концерты было бы скучно. В мире много музыкантов, экспериментирующих с нашим инструментом очень искусно, новаторски, которые впервые придумывают для него то, чего больше никто никогда не делал. Тот же Джованни Соллима, не раз приезжавший на наш фестиваль: это всегда сенсация, это всегда свежее дыхание, это всегда ни на что не похожая музыка. Не зря его называют «Джими Хендриксом виолончели». И концерт Штефана Брауна на нынешнем фестивале в чем-то даже более экстремальный эксперимент, чем прошлогодний концерт с видеоинсталляцией. У нас на фестивале в качестве диджея выступал и композитор Габриэль Прокофьев с мультимедийным проектом Nonclassical. Это было очень интересно, красиво, талантливо. Все, что связано с виолончелью, нашему фестивалю подходит, в любом виде.

На фестивале каждый год звучат российские и даже мировые премьеры. Что для этого необходимо: личный контакт с композиторами, поддержка меценатов, желание представить новое сочинение первым?

Самым важным событием фестиваля остается премьерное исполнение произведений. Конечно, важную роль играют мои контакты с композиторами. У нас есть очень удачный опыт прошлогоднего фестиваля, для которого написана пьеса Павла Карманова Musica con Cello для виолончели, камерного оркестра и фонограммы. Я с самыми разными оркестрами ее играю, она всегда имеет огромный успех. Действительно, наша главная миссия — премьерные сочинения, написанные специально для VivaCello. И нынешний год не исключение: Александр Розенблат написал для нас в своем фирменном стиле Jazz Rockoco Variations — очередную фантазию на известную тему. В данном случае его внимание привлекла музыкальная тема, которая легла в основу «Вариаций на тему рококо» Чайковского, только теперь ее продолжают уже новые вариации в стилях танго, буги-вуги и других. Все это сделано очень искусно, сам автор будет дирижировать оркестром «Виртуозы Москвы». Мне кажется, Jazz Rockoco Variations просто обречены на успех! Мы ее уже репетируем, это очень эффектная пьеса. Надеюсь, все сочинения, написанные для нашего фестиваля, будут иметь долгую творческую судьбу.

Как возникла идея сделать программу концертов для скрипки и виолончели с оркестром, которая откроет фестиваль?

Я всегда стараюсь искать интересную форму концертной программы, чтобы это не было просто чередой более или менее популярных сочинений. Классических концертов для скрипки и виолончели не так много, а составлять программу только из современных произведений — рискованно. Так возникла идея программы из сочинений разных эпох, которые не так часто звучат, будь то Вивальди или Сен-Санс. Ну а «Двойной концерт» Брамса мы намеренно не играем — он звучит много раз в сезон во всех залах. Поиски интересной программы, мне кажется, удались, у нас даже вначале получалось так, что имена и фамилии всех солистов начинались на А или Б. Но потом одни музыканты не смогли участвовать, появились другие, иначе было бы очень красиво. В программе, помимо сочинений Сен-Санса и Вивальди, прозвучат Канчели и Шнитке, чей «Виолончельный концерт» я сыграл на фестивале год назад.

На что еще следует обратить внимание в афише фестиваля?

22 ноября — концерт в Третьяковской галерее с более или менее традиционной программой: Бетховен, Брамс, Шуман. А 24 ноября в Малом зале консерватории наконец-то исполнится моя мечта: наряду с сочинениями Грига и Бетховена, мы сыграем «Октет для струнных» Джордже Энеску. Мне удалось собрать отличную команду для этого сочинения, энергетический заряд вечера будет очень сильный. Сочинение красивое, эффектное, потрясающая музыка и, как ни странно, редко исполняемая.

А появились за последние годы сочинения для виолончели, которые по важности можно было бы сравнить с концертами Шостаковича, Прокофьева, Лютославского, Бриттена? Можно ли их ждать сегодня?

Я бы начал с того, что пишет Джованни Соллима. У него есть прекрасный двойной концерт Antidotum Tarantulae XXI для двух виолончелей с оркестром, который мы очень хотим сыграть все вместе и обязательно сыграем. Для виолончели все время что-то пишется — может быть, даже больше, чем требуется! Я еще не добрался до сочинения Александра Кнайфеля «Восьмая глава» для четырех хоров и виолончели — надеюсь со временем его исполнить. Габриэль Прокофьев написал крупный виолончельный концерт, его играл Александр Ивашкин. Новой музыки пишется много, надо, чтобы ее играли: кому нужна музыка, которая пишется в стол? Поэтому современной музыке необходимо больше внимания, чтобы звучало больше премьер, чтобы больше исполнителей хотели ее играть. Есть прекрасные композиторы, например, Алексей Курбатов: у него много виолончельной музыки, и он для нее находит исполнителей. Главное — соединить музыку с исполнителями и организаторами концертов. А у нас все еще боятся ставить в программу новые сочинения, вдруг публика не придет? И дальше концертного зала Дома композиторов эта музыка не уходит, к сожалению. Новая музыка должна звучать, только тогда она найдет своего слушателя. И это еще одна задача VivaCello.

Слово «директор» в именительном падеже множественного числа. Ударение

Существительное муж­ско­го рода «дирек­тор» име­ет фор­му име­ни­тель­но­го паде­жа мно­же­ствен­но­го чис­ла с удар­ным окон­ча­ни­ем «дирек­то­ра́».

Узнаем, какую фор­му име­ни­тель­но­го паде­жа мно­же­ствен­но­го чис­ла «дирек­то­ры» или «дирек­то­ра» счи­тать пра­виль­ной с точ­ки зре­ния мор­фо­ло­ги­че­ской нор­мы совре­мен­но­го рус­ско­го лите­ра­тур­но­го языка.

Прежде рас­смот­рим, как обра­зу­ют­ся суще­стви­тель­ные в фор­ме мно­же­ствен­но­го чис­ла и какие они име­ют окончания.

Именительный падеж множественного числа существительных

Большая часть суще­стви­тель­ных упо­треб­ля­ет­ся в фор­мах един­ствен­но­го и мно­же­ствен­но­го чис­ла, например:

  • книга — книги
  • стол   — столы
  • дом   — дома
  • море — моря.

Ряд суще­стви­тель­ных име­ют фор­му толь­ко един­ствен­но­го (чай, сахар, сталь, моло­ко) или мно­же­ствен­но­го чис­ла (граб­ли, весы, сут­ки, буд­ни, кани­ку­лы).

Формы мно­же­ствен­но­го чис­ла суще­стви­тель­ных раз­ли­ча­ют­ся сво­и­ми окон­ча­ни­я­ми (-а/-я или -и/-ы), ино­гда местом ударения:

  • го́род — города́
  • сад — сады́
  • по́ле — поля́
  • учи́тель — учи­теля́.

Форма множественного числа слова «директор»

В свя­зи с такой вари­а­тив­но­стью окон­ча­ний может воз­ник­нуть сомне­ние, какую фор­му име­ни­тель­но­го паде­жа мно­же­ствен­но­го чис­ла име­ет суще­стви­тель­ное муж­ско­го рода «дирек­тор» и куда ста­вить ударение:

«дире́кторЫ» или «директорА́»?

Согласно мор­фо­ло­ги­че­ской нор­ме совре­мен­но­го рус­ско­го лите­ра­тур­но­го язы­ка это суще­стви­тель­ное обра­зу­ет фор­му име­ни­тель­но­го паде­жа мно­же­ствен­но­го чис­ла с удар­ным окон­ча­ни­ем «дирек­то­ра».

Ударение с глас­но­го кор­ня в началь­ной фор­ме име­ни­тель­но­го паде­жа един­ствен­но­го чис­ла пере­ме­ща­ет­ся на окончание:

  • дире́ктор   — дирек­тора́.

Такое же усто­яв­ше­е­ся уда­ре­ние на глас­ном окон­ча­ния име­ют фор­мы мно­же­ствен­но­го чис­ла существительных:

  • про­фес­сор — про­фес­сора́
  • док­тор — док­тора́.

Не пута­ем с омо­ни­мич­ной фор­мой роди­тель­но­го паде­жа един­ствен­но­го чис­ла, кото­рая про­из­но­сит­ся с уда­ре­ни­ем на глас­ном корня:

ответ (кого?) дире́ктора

Форма мно­же­ствен­но­го чис­ла «дирек­то­ры» с без­удар­ным окон­ча­ни­ем не соот­вет­ству­ет мор­фо­ло­ги­че­ской нор­ме совре­мен­но­го рус­ско­го лите­ра­тур­но­го языка.

Чтобы усво­ить пра­виль­ную грам­ма­ти­че­скую фор­му иссле­ду­е­мо­го сло­ва, про­чти­те при­ме­ры предложений.

Примеры

На сове­ща­ние собра­лись дирек­то­ра́ заво­дов реги­о­на по про­из­вод­ству метал­ли­че­ских конструкций.

Директора́ ком­пе­тент­но отве­ти­ли на вопро­сы жур­на­ли­стов о пер­спек­ти­вах раз­ви­тия этой отрас­ли промышленности.

На кон­фе­рен­цию будут при­гла­ше­ны все дирек­то­ра́ круп­ных пред­при­я­тий области.

Примеры существительных с ударным окончанием -а/-я

Аналогичные фор­мы име­ни­тель­но­го паде­жа мно­же­ствен­но­го чис­ла с удар­ным окон­ча­ни­ем -а/-я обра­зу­ют одно­слож­ные и дву­слож­ные сло­ва с удар­ным глас­ным пер­во­го слога:

  • бег — бега́
  • век — века́
  • по́вар — повара́
  • а́дрес — адреса́
  • до́ктор — док­тора́
  • о́тпуск — отпуска́
  • па́спорт — пас­порта́
  • я́корь — якоря́.

Примеры существительных с окончанием -ы

Безударное окон­ча­ние име­ют мно­го­слож­ные сло­ва ино­стран­но­го про­ис­хож­де­ния,  обо­зна­ча­ю­щие лицо по его про­фес­сии или занятию.

Сравним с фор­ма­ми суще­стви­тель­ных мно­же­ствен­но­го чис­ла с без­удар­ным окон­ча­ни­ем :

  • бух­гал­тер — бухга́лтеры
  • лек­тор — ле́кторы
  • инже­нер — инжене́ры
  • редак­тор — редак­торы
  • шофёр — шофёры.
Скачать ста­тью: PDF

Для МХТ им. Чехова пишется новая программа – Коммерсантъ FM – Коммерсантъ

Будущее МХТ им. Чехова, которым руководил Олег Табаков, под вопросом. В театральных кругах обсуждают назначение режиссера Сергея Женовача новым художественным руководителем театра. Такой выбор сделали в Министерстве культуры. При этом часть труппы МХТ, по данным СМИ, выступила против такой кандидатуры. Женовач вступит в должность в апреле, через 40 дней после смерти Олега Табакова, который возглавлял театр последние 18 лет. Возможен ли крупный скандал в театре? И чем он может обернуться для публики? Об этом — Владимир Расулов.

С новым худруком МХТ им. Чехова Минкультуры определилось в пятницу, 23 марта. Министр Владимир Мединский объявил, что театр возглавит Сергей Женовач, руководитель Студии театрального искусства. В МХТ решили в связи с этим провести экстренное собрание.

В субботу за закрытыми дверями театра члены труппы высказались на тему назначения нового руководителя. Сам господин Женовач на встрече не присутствовал. Что именно обсуждалось, удалось сохранить в секрете. Но, по словам актрисы Евгении Добровольской, труппа в целом одобрила выбор Минкультуры: «Собрали труппу и сказали, что Министерством культуры новым худруком назначен Сергей Женовач. После этого все разошлись, все довольны, рады, счастливы и желают ему только успехов. У нас уже было такое, и Олега Павловича Табакова тоже сверху назначали. Никто изнутри никого не выбирает, это государственное предприятие».

Однако, по данным СМИ, кандидатуру Сергея Женовача поддержали далеко не все сотрудники МХТ. Некоторым якобы не понравилось, что с труппой по этому вопросу никто не посоветовался.

Недовольство можно объяснить и тем, что Минкультуры для одного из главных театров страны должно было провести конкурс художественных программ, но не сделало этого, добавляет театральный критик Елена Ковальская. Кроме того, по ее словам, Сергей Женовач пока не обозначил, с чем приходит в МХТ: «Мы не услышали со стороны министра культуры мотивов, согласно которым назначен новый руководитель МХТ. По-хорошему, такие высокие должности художник должен занимать, представляя свою концепцию и давая возможность осмыслить ее. Поэтому сомнение охватывает не только труппу, но и все сообщество, ведь МХТ — главный театр страны. Общество вправе знать, с чем приходит туда новый руководитель».

В качестве возможной альтернативы приглашенному руководителю на собрании труппы МХТ, по данным СМИ, называлось имя Константина Хабенского. Однако сам актер в выходные от комментариев отказался, а затем и вовсе был недоступен по телефону.

Будущее же Московского художественного театра под руководством Сергея Женовача теперь зависит от того, с какими планами новый худрук придет в МХТ, и как на изменения отреагируют любители театра, говорит театральный критик Глеб Ситковский: «Студия театрального искусства — это абсолютно авторский театр. Вряд ли ему получится аналогично работать в МХТ. Все-таки одно дело, когда он ставил один или два спектакля в год.

Но МХТ — это театральный «комбинат», в котором огромное количество площадок, премьер, своя публика.

Если же готовить в нем по одной-две премьере в сезон, а больше ничего происходить не будет, то это будет означать колоссальный отток публики и, соответственно, увольнения из труппы. Ведь все актеры каким-то образом должны быть заняты в спектаклях».

Пока же вокруг назначения Сергея Женовача установилось затишье. Предыдущий художественный руководитель МХТ — Олег Табаков — скончался 12 марта после долгой болезни. Проститься с ним пришли тысячи людей. Как зрители и сотрудники МХТ встретят возможные изменения в театре, станет ясно после 23 апреля.

Сам Сергей Женовач в понедельник был недоступен для комментариев. Ранее новый худрук МХТ пообещал сохранить все спектакли, которые задумал Олег Табаков.

Правильное написание заголовка [Инфографика]

Слова, похожие на написание HEAD

  • хейдт,
  • слыша,
  • расцвета,
  • голов,
  • Хайде,
  • мертвых,
  • hetu,
  • проведено,
  • пьянящий,
  • слышал,
  • HEIT,
  • свинец,
  • хет,
  • вперед,
  • HEID,
  • проезд,
  • Хеди,
  • Хад,
  • куча,
  • тепло,
  • лечения,
  • вним,
  • Хайди,
  • Хейди,
  • бусинка,
  • хайдт,
  • стадо,
  • хэд,
  • читать,
  • хейд,
  • гет.

Спряжение глагола Голова

УСЛОВНОЕ СОВЕРШЕНСТВО

я возглавил бы

ты возглавил бы

он она оно возглавил бы

мы возглавил бы

Oни возглавил бы

я имел бы голову

ты имел бы голову

он она оно имел бы голову

мы имел бы голову

Oни имел бы голову

УСЛОВНОЕ ИДЕАЛЬНОЕ ПРОГРЕССИВНОЕ

я был бы возглавлять

ты был бы возглавлять

он она оно был бы возглавлять

мы был бы возглавлять

Oни был бы возглавлять

УСЛОВНЫЙ ПОДАРОК ​​

я возглавит

ты возглавит

он она оно возглавит

мы возглавит

Oни возглавит

УСЛОВНАЯ ПРОГРЕССИВНАЯ ПРОДАЖА

я будет возглавлять

ты будет возглавлять

он она оно будет возглавлять

мы будет возглавлять

Oни будет возглавлять

БУДУЩЕЕ

я возглавит

ты возглавит

он она оно возглавит

мы возглавит

Oни возглавит

НЕПРЕРЫВНОЕ БУДУЩЕЕ

я будет возглавлять

ты будет возглавлять

он она оно будет возглавлять

мы будет возглавлять

Oни будет возглавлять

ИДЕАЛЬНОЕ БУДУЩЕЕ

я будет возглавлять

ты возглавил

он она оно будет возглавлять

мы возглавил

Oни возглавил

ИДЕАЛЬНОЕ БУДУЩЕЕ НЕПРЕРЫВНОЕ

я будет направляться

ты будет направляться

он она оно будет направляться

мы будет направляться

Oни будет направляться

ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ

ты голова

мы давай головой

НЕКОНЕЧНЫЕ ГЛАГОЛОВЫЕ ФОРМЫ

возглавить

ПРОШЛОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

я направлялся

ты направлялись

он она оно направлялся

мы направлялись

Oни направлялись

ПРОШЛОЕ УЧАСТИЕ

возглавил

ИДЕАЛЬНОЕ ПРОШЛОЕ

я возглавлял

ты возглавлял

он она оно возглавлял

мы возглавлял

Oни возглавлял

ПРОШЛОЕ ИДЕАЛЬНОЕ НЕПРЕРЫВНОЕ

я направлялся

ты направлялся

он она оно направлялся

мы направлялся

Oни направлялся

ПОДАРОК ​​

я голова

ты голова

он она оно головы

мы голова

Oни голова

НАСТОЯЩЕЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

я я направляюсь

ты направляются

он она оно направляется

мы направляются

Oни направляются

НАСТОЯЩЕЕ УЧАСТИЕ

Заголовок

ПОДАРОК ​​СОВЕРШЕННО

я возглавили

ты возглавили

он она оно возглавил

мы возглавили

Oни возглавили

НАСТОЯЩЕЕ ИДЕАЛЬНОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

я направлялись

ты направлялись

он она оно направлялся

мы направлялись

Oни направлялись

НАСТОЯЩАЯ СУБЪЕКТИВА

он она оно голова

ПРОСТОЕ ПРОШЛОЕ

я возглавил

ты возглавил

он она оно возглавил

мы возглавил

Oни возглавил

Орфография: от слов в заголовке к словам на странице

1 Бернингер, В., Воган, К., Эбботт, Р., Бегей, К., Коулман, К., Кертин, Г., Хокинс, Дж., И Грэм, С. (2002). Обучение правописанию и композиции по отдельности и вместе: последствия для простого способа письма. Журнал педагогической психологии, 94, 291-304. 2 Гоф П. Б. и Танмер У. Э. (1986). Расшифровка, чтение и неспособность к чтению. Лечебное и специальное образование, 7 (1), 6–10. 3 Бернингер В. и Амтманн Д. (2003). Предотвращение нарушений письменного выражения посредством ранней и постоянной оценки и вмешательства для устранения проблем с почерком и / или орфографией: исследование на практике.В книге Х. Свенсона, К. Харриса и С. Грэма (редакторы) Справочник по неспособности к обучению (стр. 323-344). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс. 4 Бернингер В. и Винн В. (2006). Последствия достижений в исследованиях мозга и технологий для развития письма, обучения письму и эволюции образования. В C. MacArthur, S. Graham, and J. Fitzgerald (Eds.), Handbook of Writing Research (стр 96-114). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс. 5 Келлог, Р. Т. (1996). Образец рабочей памяти в письменной форме.В книге К. М. Леви и С. Рэнсделла (ред.), Наука письма: теории, методы, индивидуальные различия и приложения (стр. 5771). Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс. 6 Олив Т. (2004). Рабочая память в письменной форме: эмпирические данные, полученные с помощью метода двойного задания. Европейский психолог. 2004, 9, 32–42. 7 Коннелли В., Докрелл Дж. И Барнетт Дж. (2005). Медленный почерк студентов бакалавриата снижает общую успеваемость при сдаче экзаменационных сочинений. Педагогическая психология, 25, 99-107.8 Стейнторп Р. и Рауф Н. ​​(2009). Исследование влияния навыков транскрипции почерка и орфографии на качество написания текста девочками и мальчиками на ключевой стадии 2. Почерк сегодня, 8, 8-14. 9 Бабайит, С., Стейнторп, Р. В. (2010). Компонентные процессы раннего чтения, орфографии и повествовательного письма на турецком языке: продольное исследование. Чтение и письмо: междисциплинарный журнал, 23, 539-568. 10 Эри, Л. С. (1980). Разработка орфографических изображений.В У. Фрит (ред.), Когнитивные процессы в правописании (стр. 311-338). Лондон: Academic Press. 11 Карни, Э. (1994). Обзор орфографии английского языка. Лондон: Рутледж. 12 Карни, Э. (2014). Правописание английского языка. Абингдон: Рутледж. 13 Винг, А. М., и Баддели, А. (1980). Орфографические ошибки в почерке: корпус и распределительный анализ. В У. Фрит (ред.), Когнитивные процессы в правописании. (стр. 251-285). Лондон: Academic Press. 14 Трейман, Р. (2018). Статистическое обучение и правописание.Науки о языке, речи и слухе в школах, 49, 644-652. 15 Стейнторп Р. и Хьюз Д. (2004). Что происходит с успеваемостью не по годам одаренных читателей к одиннадцати годам? Journal of Research in Reading, 27, 4, 357–372. 16 Нуньес, Т., и Брайант, Б. (2009). Детское чтение и правописание: дальше первых шагов. Чичестер: Вили-Блэквелл. 17 Нуньес, Т., Брайант, П., и Биндман, М. (1997). Стратегии морфологического правописания: этапы и процессы развития. Психология развития, 33, 637-49.18 Нуньес Т., Брайант П. и Олссон Дж. (2003) Изучение правил морфологического и фонологического правописания: исследование вмешательства. Научные исследования чтения, 7, 289-307. 19 Браун, G.D.A. И Loosemore, R.P.W. (1994). Вычислительные подходы к нормальному и нарушенному правописанию. В G.D.A. Brown & N.C. Ellis (Eds.), Справочник по орфографии: теория, процесс и применение. Чичестер: Джон Уайли и сыновья. 20 Кэмпбелл Р. (1987). Один или два словаря для чтения и записи слов: могут ли орфографические ошибки пролить свет? Когнитивная нейропсихология, 4, 487–499.21 Карамазза, А. (1988). Некоторые аспекты языковой обработки, выявленные при анализе приобретенной дисграфии: Лексическая система. Анналы неврологии, 11, 395–421. 22 Тентюрье, М.Дж. и Рапп, Б. (2000). Орфографический процесс. В Б. Раппе (ред.), Справочник по когнитивной нейропсихологии (стр. 263–280). Анн-Арбор: Эдвардс. 23 Апель К., Уилсон-Фаулер Е.Б., Бримо Д., Перрин Н.А. (2012). Металингвистический вклад в чтение и правописание учащихся второго и третьего классов. Чтение и письмо: междисциплинарный журнал.2012, 25, 1283–1305. 24 Трейман, Р. (2017) Обучение правописанию: Фонология и не только. Когнитивная нейропсихология, 34, 83-93. 25 Трейман, Р. (2017). Обучение написанию слов: выводы, теории и проблемы. Научные исследования чтения, 21, 265–276. 26 Треймен, Р., Кесслер, Б. (2014). Как дети учатся писать слова. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. 27 Джентри, Р. Дж. (1982). Анализ развивающего правописания в «GNYS AT WRK». Учитель чтения, 36, 192-200.28 Хендерсон, Э. Х., и Бирс, Дж. У. (1980). Развивающие и когнитивные аспекты обучения правописанию: отражение знания слова. Ньюарк, Делавэр: Международная ассоциация чтения. 29 Квонг, Т. Э., и Варнхаген, К. К. (2005). Разработка стратегии и обучение написанию новых слов: обобщение процесса, психология развития, 41, 148–159 30 Риттл-Джонсон Б. и Сиглер Р. С. (1999). Обучение правописанию: вариативность, выбор и изменение стратегии использования детьми.Развитие ребенка, 70 332-348. 31 Варнхаген, К. К., МакКаллум, М., и Берстоу, М. (1997). Детское правописание от природы похоже на сценическое? Чтение и письмо: междисциплинарный журнал, 9, 451–481. 32 Трейман, Р. (1993). Начало орфографии: этюд первоклассников. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. 33 Николсон, Т., и Даймок, С. (2017). В какой степени правописание детей улучшается в результате изучения слов с помощью стратегии взгляда, скажем, обложки, письма, проверки, исправления, по сравнению со стратегиями фонологической проверки орфографии? Австралийский журнал трудностей обучения, 22,1-17.

Heads up Определение и значение

В вооруженных силах конца 18 века, Heads up! призывал солдат держать голову высоко в трудные времена — поднимать подбородок, ребята.

С тех пор, хедз-ап приобрел ряд значений, и все они основаны на идее, что человек обращает внимание, когда его голова… поднята.

В 1910-х годах, хедз-ап описал кого-то как бдительного или умелого (например, хедз-ап полицейский). Также примерно в это время Внимание! стал восклицанием, предупреждающим об опасности впереди или над головой.

В 1930-е годы фраза хедз-ап также означала откровенное заявление, что-то вроде tbh своего времени: Я не люблю рубленую печень, хедз-ап .

Затем мы подходим к 1970-м годам, когда хедз-ап вошел в употребление в своем наиболее распространенном и знакомом современном значении: «предварительное предупреждение», «уведомление» или «напоминание». Например, Предупредите меня, когда вы вылетаете из самолета или Внимание: это будет на экзамене . К 2000-м годам это значение распространилось на «факты» или «информацию» в целом: Каков хедз-ап в новом проекте?

Поскольку кивок головы может использоваться для подтверждения того, что вы проходите мимо, хедз-ап иногда принимал смысл «приветствия» в 1990-х годах.

Heads up — также название двух популярных игр. С 1950-х годов, по всей видимости, школьники играют в Heads Up Seven Up . В игре дети кладут головы на стол, а семеро выбранных одноклассников ходят по комнате, нажимая на столько учеников. По завершении модератор кричит: Внимание! и отведенные должны угадать своих отлавливателей.

На основе игры, в которую она сыграла в своем ток-шоу, Эллен Дедженерес разработала игру на основе приложения под названием Heads Up! Здесь игроки выбирают категорию мелочей (животные, фильмы Диснея и т. Д.)) и разделитесь на команды. Один командный игрок кладет смартфон или планшет на голову, показывая термин, который он должен угадать, основываясь на подсказках, которые дают его товарищи по команде. Цель состоит в том, чтобы угадать как можно больше в течение заданного времени.

Существуют ли отдельные нейронные системы для правописания? Новое понимание роли правил и памяти в правописании с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии

Abstract

Как люди пишут тысячи слов на кончиках своего языка? Слова с обычными соответствиями между буквами (напр.g., «мигание»), написанные с использованием тех же нейронных систем, что и те, у которых нерегулярных соответствий (например, «яхта»)? Предлагая новые доказательства нейровизуализации, мы стремимся продвинуть современные дискуссии о том, используют ли люди единый процесс лексической памяти или двойные механизмы лексической памяти и сублексические фонологические правила работают согласованно. Мы также стремимся улучшить понимание того, как люди читают, по-новому взглянув на связанную, но отличную способность к написанию.Во время сканирования с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии 12 участников слышали низкочастотные обычные слова, неправильные слова и неслова (например, «шелм») и ответили, было ли визуальное представление слова написано правильно или неправильно. В то время как поведенческие измерения предполагали некоторые различия в точности и времени реакции для разных типов слов, одни только результаты нейровизуализации продемонстрировали надежную дифференциальную обработку и поддержку двухмаршрутной модели орфографии с последствиями для обучения и исправления орфографии в клинических и образовательных контекстах.

Большие и маленькие, люди хранят в памяти тысячи слов, которые они могут написать в мгновение ока. Как работает орфография? Орфография, как и чтение и письмо, является важнейшим компонентом функциональной грамотности. Хотя растет понимание когнитивных представлений, процессов и нейронных коррелятов, лежащих в основе чтения (например, Физ, Балота, Райхле и Петерсен, 1999; Джобард, Кривелло и Цурио-Мазойер, 2003), было очень много несколько когнитивных исследований того, как орфография отображается и обрабатывается (например,г., Фрит, 1980; Мастерсон и Апель, 2006 г .; Treiman & Bourassa, 2000). Еще меньше исследований посвящено изучению нейронных основ орфографии в мозгу грамотных взрослых; на самом деле, насколько нам известно, существуют два, оба с косвенным измерением правописания (Bitan et al., 2005; Booth et al., 2004). Мало что также известно о том, как способность писать по буквам связана с общим процессом чтения и как орфография может способствовать приобретению и продвижению успешного чтения и языковых процессов.Здесь мы сообщаем о новом исследовании функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), в котором изучаются нейронные системы и процессы, лежащие в основе нашей способности человека произносить слова. Мы также объясняем, как понимание нейронных механизмов, связанных с орфографией, может продвинуть исследования и практику в области языка, чтения и образования.

Любая полная модель процесса чтения должна учитывать способность людей читать и писать по буквам различные типы слов, существующие в языке.Например, в английском языке обычных слов, таких как «мигание», подчиняются правилам преобразования графемы в фонемы (GPC) (соответствие). Неправильные слов, в том числе «of» и «love», не соответствуют правилам GPC, поэтому их необходимо запомнить. Кроме того, читатели и орфографы сталкиваются с романом неслов , таких как «surp», которые следуют за буквенными (орфографическими) соглашениями английского языка, но бессмысленны и незнакомы.

Один из возникающих вопросов в современных исследованиях чтения касается природы как когнитивной обработки, так и нейронных систем, лежащих в основе чтения.Существует ли единый процесс чтения всех слов (независимо от их орфографических моделей и грамматического класса слов) или для разных типов слов требуются отдельные системы? Одномаршрутная модель постулирует, что все слова считываются посредством единого процесса, включающего лексической памяти (включая память целого слова или словесную память; например, Harm & Seidenberg, 2004; Seidenberg & McClelland, 1989). В отличие от этого, другие предположили, что чтение включает два пути: компонент лексической памяти и второй сублексический (подслово или фонологический) процесс, основанный на правилах (e.g., Coltheart, Curtis, Atkins, & Haller, 1993; Колтер, Растл, Перри, Лэнгдон и Зиглер, 2001; Пинкер, 1997, 1999; Ullman et al., 1997). Как и модели с одним маршрутом, модели с двумя маршрутами предполагают, что определенные слова, такие как неправильные слова, сохраняются и извлекаются из лексической памяти. Однако, в отличие от моделей с одним маршрутом, модели с двумя маршрутами также предполагают, что новые слова и многие обычные слова обрабатываются с использованием сублексических правил GPC для кодирования и декодирования слов. Многие итерации модели двойного маршрута также предполагают, что знакомые, часто встречающиеся регулярные слова могут быть сохранены в лексической памяти или собраны на основе правил GPC.

В исследованиях когнитивных процессов, лежащих в основе чтения слов у взрослых, модель с одним маршрутом получила поддержку в основном благодаря вычислительному моделированию, поскольку компьютерные модели успешно смоделировали эффекты точности и задержки, связанные с частотой и согласованностью чтения, а также для некоторых закономерности языковых нарушений. Модель Зайденберга и Макклелланда (1989) предложила систему чтения, в которой слово читается на основе орфографических и фонологических связей с другими известными словами.Связи основаны на согласованности слов , то есть количестве слов с похожими орфографическими шаблонами, даже если эти шаблоны могут считаться нерегулярными с точки зрения правил GPC (например, «бег»). Чтобы прочитать слово, орфография сопоставляется с другими известными словами, а затем буквы или цепочки букв сопоставляются с соответствующими обученными фонологическими единицами. Здесь, когда известно много слов с похожим шаблоном, вывод будет быстрее и точнее; таким образом, модель точно воспроизводит эффекты частоты и орфографической регулярности, которые соответствуют моделям поведения нормальных читателей (Kreiner & Gough, 1990).В более поздних предложениях используются субексические процессы для индивидуализации начала, гласной и кода слов и сопоставления их с сохраненными фонемами для более точного чтения неслов и воспроизведения языковых нарушений (Harm & Seidenberg, 2004; Plaut, McClelland, Seidenberg, & Patterson, 1996). . Общность этих моделей с одним маршрутом состоит в том, что они постулируют, что орфография, фонология и семантика влияют на чтение, но что эти сигналы объединяются, образуя единый параллельный процесс декодирования слов.

Недавние нейровизуализационные исследования чтения у взрослых, в которых тестировались одно- и двухмаршрутные модели, дали важные, но не всегда совпадающие выводы.Метанализ 35 исследований чтения слов с помощью фМРТ и позитронно-эмиссионной топографии (ПЭТ) выявил множество областей левого полушария, которые обычно активируются при чтении (Jobard et al., 2003; см. Также Palmer, Brown, Petersen, & Schlaggar, 2004 г.). Результаты показали, что нет области мозга с большей активацией реальных слов по сравнению с несловесами; это говорит о том, что начальный этап процесса чтения является общим для всех типов слов и, скорее всего, расположен в левой затылочно-височной области, часто называемой областью визуальной словоформы (VWFA).Метанализ также выявил разделимую, специфичную для маршрута нейронную активацию. Верхние височные области, супрамаргинальная извилина (SMG) и левая лобная крышка активировались при выполнении задач, требующих GPC. В задачах, требующих лексического и семантического доступа к словам, как и в случае с неправильными словами, активированные области включали VWFA, базальную нижнюю височную кору, заднюю среднюю височную извилину (MTG) и треугольную часть нижней лобной извилины (IFG).

Исследование ПЭТ-нейровизуализации дополнительно подтвердило существование эффектов регулярности, частоты и лексичности при чтении одного слова (Fiez et al., 1999). Участники показали значительные поведенческие и нейроанатомические различия в чтении часто встречающихся и нерегулярных слов с высокой и низкой частотой, а также неслов. В целом нейровизуализационные исследования чтения поддерживают как общие области, которые принимают участие в чтении всех слов, так и отдельные маршруты для лексических и сборных процессов.

Что касается правописания, дебаты аналогичным образом сосредоточились на том, пишутся ли все слова с помощью одного процесса лексической памяти или два механизма лексической памяти и сублексического фонологического преобразования работают согласованно.Горстка когнитивных исследований, связанных с развитием правописания у детей, показала, что модель двойного маршрута может быть наиболее подходящей для объяснения детской орфографии. Некоторые дети больше полагаются на правила сублексического фонологического преобразования и, таким образом, лучше справляются с несловесами, чем с неправильными словами. Другие в большей степени полагаются на лексическую память и могут писать неправильные слова, но испытывают большие трудности с несловами (Treiman, 1984; Treiman & Baron, 1983; Varnhagen, McCallum, & Burstow, 1997).В целом, дети были склонны использовать правила GPC для написания реальных и несловых слов и стратегию лексической памяти для написания неправильных слов (Трейман). Кроме того, многие дети проходят период развития правописания, когда они демонстрируют способность правильно писать, но не читать очень обычные слова (Bradley & Bryant, 1985). Напротив, неправильные слова часто читаются, но не пишутся правильно. Эти данные свидетельствуют о том, что лексические и сублексические процессы развиваются отдельно, даже на ранних стадиях овладения орфографией.

Когнитивные исследования правописания у взрослых также показали, что регулярность слов влияет на правописание и чтение. Взрослые произносят неправильные слова менее быстро и точно, чем обычные слова, только когда слова встречаются редко (Kreiner, 1992, 1996; Kreiner & Gough, 1990). Это согласуется с основной предпосылкой двухмаршрутной модели: высокочастотные слова могут быть сохранены и извлечены из лексической памяти, тогда как низкочастотные слова либо вызываются из лексической памяти, либо собираются с помощью сублексического маршрута, в зависимости от их орфографической регулярность (Сеймур, 1992).

Судя по нейропсихологической литературе, несколько взрослых пациентов с повреждением головного мозга продемонстрировали уникальные орфографические способности, такие как способность успешно произносить обычные и несловесные слова, но не неправильные слова, и наоборот (Beauvois & Dérouesné, 1981; Goodman & Caramazza, 1986; Rapcsak & Beeson, 2004; Rapp, Epstein, & Tainturier, 2002). Когда лексический путь нарушен, люди наблюдали чрезмерную упорядоченность написания распространенных неправильных слов.И наоборот, повреждение фонологического маршрута препятствует точному написанию неслов, хотя некоторые обычные слова остаются нетронутыми, что позволяет предположить, что они могут храниться как целые единицы. Тот факт, что лексические и фонологические нарушения могут происходить по отдельности, означает, что лексический и сублексический пути в орфографии могут быть нейронно разделены. Несмотря на то, что нейропсихологические исследования пациентов с повреждениями головного мозга дали важную информацию о когнитивных процессах, связанных с правописанием, учитывая вариабельность участков поражения, у нас все еще нет полного понимания нейронных систем и когнитивных процессов, участвующих в нормальном правописании взрослых.

В отличие от многочисленных нейровизуализационных исследований чтения, нейровизуализационных исследований правописания было очень мало. На сегодняшний день мы выявили только два связанных исследования фМРТ с последствиями для орфографии, после чего фонологическая и орфографическая обработка была исследована с использованием задачи сопоставления времени (Bitan et al., 2005; Booth et al., 2004), хотя авторы явно не указали чтобы изучить орфографию. Исследователи предположили, что фонологическая обработка (задача рифмования) активирует верхнюю височную извилину (STG), орфографическая обработка (наиболее тесно связанная с орфографией) активирует веретеновидную извилину, семантическая обработка активирует MTG, и взаимодействия между этими процессами будут модулируется теменными областями, включая SMG и угловую извилину (AG).Как в слуховых, так и в зрительных задачах сопоставления времени, взрослые показали активацию в левом IFG (область Бродмана [BA] 45/46) и передней поясной извилине. Для визуальной задачи взрослые показали дополнительную двустороннюю АГ и веретенообразную активацию, причем левая активация сильнее, чем правая в обеих областях. Таким образом, хотя эти исследования не проверяли орфографию напрямую, результаты подтверждают гипотезу о том, что орфография включает в себя нейронно разделяемые маршруты в фонологической и лексической обработке.

В настоящем исследовании мы непосредственно исследуем вопросы как о когнитивных, так и о нервных процессах, связанных с орфографией.Во-первых, как получается, что люди успешно пишут множество неправильных и правильных слов, которые они знают, а также хорошо справляются с написанием новых слов и неслов? Во-вторых, одинаково ли обрабатывает мозг написание всех слов, независимо от их регулярности или лексичности? Совместно ли поведенческие и нейровизуализационные данные поддерживают одно- или двухмаршрутную модель правописания?

Чтобы проверить эти вопросы, поведенческие и неврологические реакции участников на написание низкочастотных обычных и неправильных слов, а также не слов, были измерены в исследовании фМРТ блочного дизайна.Мы намеренно реализовали три конструктивные особенности, которые дадут нам уверенность в том, что мы будем опережать обработку участников, которая лежит в основе орфографии, в первую очередь, в дополнение к любой другой обработке, которая может произойти (например, нейронная сеть чтения, мысленные образы, связанные ощущения / воспоминания и тому подобное, что верно для всех подобных исследований). Во-первых, перед тем, как войти в сканер, участники были намеренно подготовлены к правописанию, получив инструкции, что они будут писать (с объяснением других процедур в задаче по правописанию).Во-вторых, участники сканера сначала слышали слово, и им предлагалось подумать о его написании. Это примерно соответствует важной особенности того, что люди обычно делают, когда пишут по буквам в реальном мире. Человек слышит слово (либо в своей голове, либо произносимое другими), а затем думает о том, как его написать (перед тем, как, скажем, написать его в тексте). В-третьих, участники увидели визуальное представление о возможном написании слова и их попросили оценить, правильное оно или неправильное. Это включает в себя еще одну важную особенность того, что люди обычно делают, когда пишут: после размышлений о том, как написать слово, часто записывают или визуализируют буквы (для визуального анализа / обратной связи) и решают, правильно ли вы написали или нет (или можно прочитать слово только для того, чтобы поймать его на том факте, что оно написано неправильно, что запускает поиск его правильного написания).

Поведенческая точность и время реакции (RT), а также данные функциональной нейровизуализации были проанализированы, чтобы определить, обрабатывались ли обычные и неправильные слова (которые различались орфографической регулярностью, но имели одинаковую длину и частоту), а также неслова. так же или иначе. Чтобы гарантировать, что все типы слов с самого начала имели сопоставимую узнаваемость, как использование нами только низкочастотных лексических элементов, так и тестирование не слов были преднамеренными экспериментальными особенностями дизайна.Во-первых, использование низкочастотных обычных и неправильных слов является важным средством контроля, поскольку часто используемые слова (независимо от их грамматического типа слова) могут достигать определенного уровня автоматизации обработки. Здесь частое воздействие может привести к тому, что любое высокочастотное слово (будь то регулярное или нерегулярное) будет выделено лексической памяти в целом, что, хотя и является оптимальным для быстрой / автоматической обработки, может, таким образом, скрыть любую более раннюю обработку путем сборки сублексических (фонологических ) единиц за счет грамматического типа слова (правильное и неправильное).Во-вторых, использование несловых слов является еще одним важным элементом контроля, поскольку неслова не существуют в лексиконе и, следовательно, не могут быть сохранены в лексической памяти.

Взятые вместе, одно- и двухмаршрутные модели рассматривают как получение новых слов, так и обработку (включая извлечение) слов из хранимых знаний, при этом различные исследования сосредоточены на одном или другом, всегда признавая, что оба процесса взаимосвязаны. . В настоящем исследовании мы экспериментально сосредотачиваемся на процессах, лежащих в основе написания слов из хранимых знаний, что имеет значение для типов знаний, участвующих в приобретении орфографии.Чтобы определить, состоит ли умение писать из частей, какое отношение эти части имеют к языку и чтению и при каких условиях эти части могут использоваться, мы эмпирически манипулировали написанием участниками различных классов слов и их частотой. Здесь критический вопрос не в том, существуют ли фонологические реплики или лексическая память. Не имеет значения, используются ли они во время написания нового слова (приобретение) по сравнению со старым словом (поиск). Вместо этого, с новой линзой, предоставляемой нейровизуализацией, ключевой вопрос касается природы и объема обработки, лежащей в основе орфографии: какие части обработки мозга составляют замечательную способность произносить слова и при каких условиях эти части задействуются?

Одномаршрутная модель орфографии предполагает гипотезу о том, что все слова пишутся с использованием единого процесса, сочетающего орфографию, фонологию и семантику.Таким образом, согласно модели с одним маршрутом, мы могли бы предсказать, что обычные слова, неправильные слова и неслова должны быть написаны с одинаковой точностью и RT. Прогнозируемые области нейроанатомической активации для всех слов в рамках однонаправленной модели включают левую веретенообразную извилину, левую височно-затылочную кору и левую нижнюю лобную кору (Fiez et al., 1999; Jobard et al., 2003; Palmer et al., 2004 г.).

В качестве альтернативы, модель двойного маршрута предполагает, что неправильные и часто встречающиеся регулярные слова могут храниться в памяти, но низкочастотные обычные слова и неслова пишутся с использованием процесса сублексической фонологической сборки.Кроме того, низкочастотные обычные и неправильные слова могут показывать различную точность, RT и нейронную активацию из-за их дифференциальной обработки. Неслова могут демонстрировать иной образец, чем настоящие слова, потому что они различаются по лексичности и, таким образом, могут демонстрировать более трудоемкую обработку, потому что они полностью новы и не связаны с устоявшимися семантическими знаниями. Прогнозируется, что нейронная активация лексического и сублексического маршрутов будет различной: нерегулярные слова должны активировать области, как и предсказано для модели лексической памяти с одним маршрутом (левая веретенообразная извилина, левая височно-затылочная кора, левая нижняя лобная кора).Предполагается, что регулярные и несловые слова активируют области, связанные с фонологической обработкой (STG, островной), а также манипулируют (поиск, извлечение, выбор) фонологической реакцией, связанной с левой нижней лобной корой.

ОБСУЖДЕНИЕ

Здесь мы впервые познакомились с человеческим мозгом, когда люди обрабатывали написание слов, пытаясь понять, как люди совершают удивительный подвиг в правописании. Мы стремились определить нейронную основу правописания у здоровых взрослых, используя новую линзу современной технологии нейровизуализации.Наша цель состояла в том, чтобы по-новому взглянуть на давние десятилетия споры между одно- и двухмаршрутными моделями правописания, которые до сих пор невозможно разрешить с помощью только поведенческих данных. Помимо нашего увлечения правописанием, была еще одна более глубокая цель: понять, как способность людей писать по буквам соотносится с общей способностью читать.

С одной стороны, нас воодушевило то, что наши поведенческие результаты подтвердили более ранние поведенческие исследования как по правописанию, так и по чтению, которые показали различия в поведенческой точности и RT для обычных слов, неправильных слов и неслов (например.г., Крейнер, 1992, 1996; Treiman, 1984). С другой стороны, поведенческие результаты не подтверждают напрямую одно- или двухмаршрутную модель орфографии. Напротив, наши нейроанатомические результаты однозначно показательны и позволяют по-новому взглянуть на то, как люди пишут обычные слова, неправильные слова и неслова.

Безусловно, наблюдаемые нами нейроанатомические различия между правильным и неправильным написанием слов являются наиболее важными для обсуждения споров об одном (лексическая память) и двойном (сублексическая / фонологическая и лексическая память) пути обработки.Среди нескольких нейронных различий, обнаруженных при сравнении обычных и неправильных слов, наиболее важным является более высокая активность левой задней STG для обычных слов. STG обычно участвует в фонологической обработке (Petitto et al., 2000; Poldrack et al., 2001; Zatorre & Belin, 2001), и его большая активация во время написания обычных слов дает убедительные нейроанатомические доказательства того, что обычные слова включают ( сублексический) процесс фонологической сборки, отличный от неправильных слов.

Напротив, неправильные слова вызывали большую общую активацию в различных областях мозга по сравнению с обычными словами, особенно в областях, связанных с лексической памятью и лексическим решением. В частности, мы наблюдали больший набор левого IFG, двустороннего MTG и левого SMG для неправильных слов по сравнению с обычными словами. В частности, левая IFG участвует в процессах поиска и извлечения, связанных с доступом к значениям слов из памяти, MTG участвует в семантическом распознавании слов (особенно в левом полушарии; Fiez et al., 1999; Мечелли, Джозефс, Лэмбон Ральф, Макклелланд и Прайс, 2006; Полдрак и др., 1999; Zatorre, Meyer, Gjedde, & Evans, 1996), а левый SMG участвует в обработке печати (Palmer et al., 2004).

Таким образом, примечательно, что мы наблюдали нейронную разницу во время написания слова в зависимости от того, имеет ли слово правильные или неправильные схемы написания букв (орфография). Этот дифференцированный набор нейронов, используемый при обработке правильного написания правильных и неправильных слов, обеспечивает надежную основанную на мозге поддержку жизнеспособности двухмаршрутных моделей и, таким образом, обеспечивает важное прояснение противоречия, которое обсуждалось в этой области на протяжении десятилетий.

Мы были заинтригованы, увидев, что написание нелогичных слов демонстрирует широкую мозговую активность, отличную от активности, проявляемой при написании реальных слов (будь то правильные или неправильные). Области мозга, наиболее активные в написании несловесных слов (по сравнению как с обычными, так и с неправильными словами), включали левую STG и двусторонние средние и нижние височные извилины. Эти результаты дополнительно подтверждают исследования чтения без слов, в том числе открытие, что активация в MTG коррелирует с частотой слов, причем неслова (нулевая частота) вызывают самую сильную активацию (Mechelli, Gorno-Tempini, & Price, 2003).Учитывая этот паттерн активации, кажется, что неслова обрабатываются ни строго лексическим, ни сублексическим способом. Как предполагают некоторые вычислительные модели, может случиться так, что неслова обращаются к обоим путям, ища похожие слова, которые хранятся как целые лексические единицы, и пытаясь собрать правильное представление из сублексических / фонологических единиц (например, Warrington & Shallice, 1980 ).

Орфография, чтение и язык

Наши задачи по проверке правописания активировали хорошо известные области мозга для чтения и языка.Для всех орфографических задач по сравнению с остальными мы обнаружили активацию в левой веретенообразной извилине, близкой к координатам VWFA, определенным McCandliss, Cohen, and Dehaene (2003). Кроме того, левый SMG, активный здесь в орфографии, часто участвует в фонологической рабочей памяти, а также в идентификации букв во время чтения как реальных, так и несловых слов (Mechelli et al., 2003; Paulesu, Frith, & Frackowiak, 1993). . Активация нижней лобной коры головного мозга согласуется с предыдущими исследованиями чтения, которые включали направленный лингвистический поиск и получение ответов, а также фонологическую обработку (Kerns, Cohen, Stenger, & Carter, 2004; Poldrack et al., 1999). Наши данные фМРТ также согласуются с данными других технологий, таких как магнитоэнцефалография, которые показывают, что и дети, и взрослые обрабатывают буквенные строки в левой нижней затылочно-височной коре, и что эта левая латерализация нервной реакции специфична для буквенных стимулов. по сравнению с другими типами визуальных дисплеев (Parviainen, Helenius, Poskiparta, Niemi, & Salmelin, 2006; Tarkiainen, Cornelissen, & Salmelin, 2002; Tarkiainen, Helenius, Hansen, Cornelissen, & Salmelin, 1999).Наши результаты проверки правописания также согласуются с предыдущими исследованиями чтения, показывающими, что существуют отдельные лексические и сублексические процессы и что кодирование и декодирование действительно тесно связаны.

Дальнейшие исследования

Наши результаты относятся к английской орфографии. Однако необходимы дальнейшие исследования того, как орфография осуществляется у носителей разных языков. Языки мира различаются по орфографии. Английский, наряду с некоторыми другими мировыми языками (например, французским), имеет глубокую орфографию (написание слова не всегда соответствует тому, как оно произносится), в то время как другие языки, такие как испанский и итальянский, имеют неглубокую или прозрачную орфографию. .Насколько нам известно, существует только одно нейровизуализационное исследование, в котором напрямую сравнивается чтение людей на языках с мелкой орфографией (итальянский) и глубокой орфографией (английский). В соответствии с идеей о том, что неглубокая орфография требует большего использования правил GPC, носители итальянского языка продемонстрировали больший набор левых STG и менее устойчивый набор левых IFC по сравнению с носителями английского языка (Paulesu et al., 2000). Будет ли этот кросслингвистический паттерн активности мозга при чтении относиться к правописанию? Более того, смогут ли опытные двуязычные люди, которые рано научились читать как глубокую, так и поверхностную орфографию в одном и том же раннем возрасте, разовьют языковые стратегии чтения и орфографии для каждой из своих орфографий — как поведенчески, так и в мозгу?

Я твоя голова, балую твою орфографию! — орфографическое произношение заикание


Чтобы лучше объяснить, что я имею в виду, я написал этот пост, а затем мне пришлось вернуться и отредактировать его.Я оставил примечания в скобках (ooops, имелось ввиду круглые скобки), чтобы показать примеры.

Хорошо, когда я пишу или пишу по буквам, а иногда и думаю (ой, значит использовать слово «говорящий»), мне, кажется, приходится очень много работать, чтобы звучать наполовину умно.

Я не «слышу» слов. Серьезно, если произойдёт слово (ой, мясо произносится), которого я не знаю, я не могу произнести его по буквам без методичного произнесения (его) вслух. В этом году мне 31 год, я получил образование в колледже и уверен в себе, и это было постоянным делом с момента полового созревания.Если я вижу неизвестное слово после того, как оно было произнесено, я полностью понимаю, кто (ой, хотел написать как) и почему оно написано именно так. Но слух? Я брошен в какое-то странное пустое место (хотел написать неопределенность, но не мог вспомнить, как это пишется), где я не могу понять написание, не думая об этом сознательно.

Что касается письма, то я постоянно убираю слова из предложений. Как будто я так быстро сочиняю предложение в голове, что мои пальцы не успевают, будь то набор текста, почерк или даже речь (иногда я спотыкаюсь о словах).Не только это, но я часто переставляю слова или буквы. Например, во время разговора я мог бы перенести «поздние задачи» на «татт-задачи». Кажется, стресс заставляет это работать. У моего отца похожие наклонности, и он назвал это легкой формой дисексии
(ой, дислексия). Это вообще существует?

Это обычное дело? Есть ли какое-то исследование, которое не проводилось (ммм, проводилось) на таких людях? Есть ли методы, которые помогли людям это сделать?

Я интровертный визуальный художник и хороший творческий писатель.У меня такая же проблема со слухом музыкальных нот, и мне приходится много работать, играя на гитаре или пение, но я могу сказать, что (имелось в виду, когда) я сбился с подачи и подхожу к тону, так что я не глухой.

Простите за бессвязный разговор, но все это кажется взаимосвязанным и в последнее время сводит (меня) с ума. Я хочу стать лучше и, по крайней мере, выглядеть и звучать так же умно, как я. На этом этапе я должен отредактировать каждую чертову вещь, которую я пишу, независимо от того, насколько это просто (это просто), чтобы не звучать как идиот.

Окружные студенты отправятся в штат Джексон во вторник

Соён Пак выиграла государственную грамоту каждый год, в которой она участвовала.

В этом году, когда она учится в восьмом классе, ей последний год, чтобы попробовать.

Пак, ученица средней школы Армстронга в Старквилле, стала победительницей округа Октиббеха в конкурсе по правописанию для учащихся третьего-восьмого классов в феврале, а это означает, что она будет представлять округ в школе Spelling Bee штата Миссисипи во вторник в Джексоне.Последние два раза она участвовала в соревнованиях на уровне штата — в 2016 и 2017 годах — она ​​заняла первое место и получила поездку на Scripps Spelling Bee в Вашингтоне, округ Колумбия.

«Это было захватывающе», — сказала она о поездке в округ Колумбия. «Вы познакомились со множеством людей, вам нужно было посмотреть на национальные памятники и прочее, так что это было весело».

По ее словам,

Пак живет в Старквилле четыре или пять лет, переезжая из Канады. Хотя она участвовала в соревнованиях по орфографии каждый год в течение последних четырех лет — 2018 был единственным годом, когда она не вышла из местного конкурса — это не ее любимый предмет.Это было бы искусством. В этом году она также участвует в олимпиаде по науке и Дне национальной истории.

К настоящему времени она успела осмотреть достаточно орфографических пчел, поэтому у нее есть уловки, которые она использует для изучения. Если она продолжает пропускать одно и то же слово, она вводит его на веб-сайте Quizlet. Скачивая ей определение и предлагая советы, веб-сайт будет помогать ей произносить слово снова и снова, пока она не овладеет им.

Даже в этом случае, сказала Пак, иногда помогает угадать, что именно она сделала со своим первым «победным словом» во время пчелы, когда она была в пятом классе.

«Мне просто пришлось угадать это, основываясь на альтернативном произношении, потому что я не была в этом уверена на 100 процентов», — сказала она.

Даже в этом случае она сказала, что у нее нет любимых слов — или наименее любимых слов, которые ей неприятно писать. Она просто любит читать.

Паркс сказала, что она одновременно нервничает и взволнована перед соревнованиями штата во вторник, но добавила, что не будет слишком огорчена, если она не выиграет.

«Я определенно нервничаю, но если у меня не получится, я уже дважды ходила (на национальные соревнования), поэтому не думаю, что это будет иметь такое большое значение», — сказала она. .

Если выиграет Парк, в мае она поедет на Национальную орфографическую пчелу в Мэриленде.

Каким бы ни был исход, ее семья и школьный округ гордятся ею, заявили официальные лица объединенного школьного округа Старквилл-Октиббеха.

«Мы очень гордимся ее достижениями, и средняя школа Армстронга, а также весь наш округ болеют за нее завтра», — сказала директор средней школы Армстронга Джули Кеннеди.

Округ Лаундс

Восьмиклассник

Heritage Academy Сид Стегал первым признает, что орфография не является его любимым предметом в школе.

Он больше занимается математикой, а иногда и историей. Тем не менее, он очень рад отправиться в Джексон-Вторник, впервые в своей орфографии.

В январе Стегалл стал лучшим писателем в округе Лаундс. Он сказал, что не помнит, какое слово помогло ему выиграть, но знает, что получил «конфетти».

«Я был удивлен, — сказал он. «Я признаю, что Хлое (Барр, восьмиклассник Стегалла, выигравший уездную пчелу в 2018 году) немного не повезло. Я понятия не имел, как написать слово, на котором она сказала.”

Стегалл переехал из Техаса в Колумбус около пяти лет назад и начал посещать «Наследие» в четвертом классе. Это был год, когда он занял девятое место в округе по правописанию пчелы. Тем не менее, он не ожидал, что его последний год будет первым, чтобы получить право на пчелу.

С тех пор, как он победил, он изучал официальный список из более чем 1000 слов, выпущенных Скриппсом, любое из которых могло быть написано в штате пчела.

«Я немного боролся с немецкими и несколькими итальянскими словами», — сказал он.«И арабские слова».

Он уделяет особое внимание «советам и уловкам», чтобы помочь понять, как писать слова, полученные из разных языков.

«Их уловки очень полезны для некоторых арабских слов», — сказал он.

Стегалл также получил помощь от своих родителей, Сидни и Ребекки Стегалл.

«Мы много говорили о звуках, которые производят слова», — сказала Ребекка. «Я пытаюсь ему помочь. Я учитель испанского. … Он разбил его (по) словам испанского происхождения, итальянскому, немецкому, латинскому.

«Он знает звуки, которые издают буквы», — добавила она. «… (Например), когда он слышит испанское слово, гласные звучат просто. Итальянский похож на испанский. Поэтому я пытался помочь ему, чем мог. Это звуки, о которых я немного знаю. Думаю, это ему немного помогло ».

После шуток, что его любимыми словами были «английские слова», Сид согласился, что его настоящими фаворитами, вероятно, были слова, происходящие из латыни, которую он изучал около года.

Но Сид чувствует, где он действительно сияет, — это математика и кросс-кантри.На самом деле, он сказал, что в пятницу у него математические соревнования в Scooba, а его отец добавил, что участвует в нескольких спортивных программах.

«Он действительно хороший бегун, — сказал Сидни.

«Он просто очень умен, — сказала Ребекка. «Он умный ребенок и хорошо учится. Никогда не знаешь, что он придумает. У него хорошая память.

Heads — English Grammar Today

Голова — самое важное слово во фразе. Все остальные слова во фразе зависят от головы.Слова, входящие в состав фразы и стоящие перед заголовком, называются предзаголовком. Слова, входящие в состав фразы и идущие после заголовка, называются заголовком.

В именной фразе голова — это существительное, и могут быть элементы до и после заголовка, также называемые премодификаторами и постмодификаторами.

← — — — — — — — — — — — — — именная фраза — — — — — — — — — — — — — — — — →

предварительно -головка

существительная головка

пост-головка

Мой любимый

группа

5

женщина

в красном платье

В глагольной фразе голова является глаголом.Могут быть элементы перед заголовком, такие как модальные или вспомогательные глаголы, и элементы после заголовка, такие как частицы.

выкл.

← — — — — — — — — — — глагольная фраза — — — — — — — — — — — →

pre-head

глагол голова

столбик

Она

засмеялась.

Моя мама

не может

плавать.

Самолет

имеет

взят

Во фразе прилагательного голова является прилагательным, и могут быть элементы до и после заголовка, также называемые премодификаторами и постмодификаторами.

905 рыба.

← — — — — — — Прилагательная фраза — — — — — — →

pre-head

прилагательное голова

пост-голова

Еда была

замечательно.

Мы видели

очень

большой

Это

хорошо

достаточно?

В наречии голова — это наречие, и могут быть элементы pre-head и post-head, также называемые premodifiers и postmodifiers.

← — — — — — — — — Наречие фраза — — — — — — — — →

pre-head

adverb head

головка стойки

Она красиво танцует

.

Мы изучили

действительно

интенсивно.

Машина вроде работала

колодец

достаточно.

В предложной фразе голова является предлогом, и могут быть элементы перед заголовком, также называемые предварительными модификаторами.Заголовок, представляющий собой именную фразу или глагольную фразу с глаголом в форме — ing , присутствует всегда.

← — — — — — — — Предложная фраза — — — — — — — — →

pre-head

preposition head

post-head

Ваш ужин

на

стол.

Я не использую

до

рано вставать.

Магазин

справа

по

1
автобусная станция.

Похожие записи

Вам будет интересно

С чего начать самообразование: эффективные практические советы, план обучения

Оквэд на что влияет: Как коды ОКВЭД компании влияют на налоги и неналоговые льготы? | Статьи компании «РосКо»

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко