Стагнация наоборот: ПРОГРАММА-МИНИМУМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ — Фонд Либеральная Миссия

Содержание

Экономический «отскок» откладывается / Экономика / Независимая газета

Страх перед структурными реформами создает условия для длительной стагнации

Фото Reuters

Мировая экономика будет ощущать на себе последствия COVID-19 еще долгие годы, предупреждают эксперты ООН в докладе «Мировое экономическое положение и перспективы». Особенно эти последствия будут ощущать на себе жители России и стран СНГ. Здесь восстановление экономики будет идти медленнее, прогнозируют эксперты. И одной из отстающих по скорости «отскока» станет РФ. Отсутствие структурных преобразований в экономике, зажимание бюджетных расходов на фоне многолетней стагнации доходов населения делают реальный рост экономики практически невозможным, считают эксперты.

Развитые страны испытали в 2020 году более глубокий экономический спад и в 2021 году будут медленнее восстанавливаться, отмечается в новом докладе ООН.

В развитых экономиках прирост производства составит около 4% в 2021 году, после падения в прошлом году на 5,6%. В развивающихся странах, наоборот, наблюдался менее серьезный спад экономики на уровне 2,5%, при этом ожидается, что в 2021 году эти страны будут восстанавливаться на 5,7%.

Для России и стран региона Содружества Независимых Государств (СНГ) эксперты ООН прогнозируют слабое восстановление экономической активности. После роста на 2,2% в 2019 году совокупный ВВП стран СНГ и Грузии сократился на 3,4% в 2020 году. В наступившем году международные эксперты ожидают роста на 3,4% с последующим замедлением до 3%.

В наступившем году Россия точно не станет локомотивом экономического восстановления в регионе. Аналитики ООН прогнозируют для нашей страны рост на уровне 3%. Еще медленнее будет восстанавливаться только ВВП Белоруссии и Азербайджана – всего на 2%. Куда быстрее ожидается восстановление экономики Казахстана (около 4%), Армении (4%), Украины (выше 4%), Киргизии (почти на 5%). При этом ни одна из бывших советских республик не восстановится в текущем году до предкризисного уровня.

«Ограничения на перемещение (локдаун) и другие карантинные меры привели к далеко идущим нарушениям в регионе СНГ», – считают эксперты ООН. И эти нарушения практически исключают вероятность быстрого восстановления экономической активности в регионе. «Экономические перспективы для региона СНГ неопределенны… преобладают понижательные риски», – считают аналитики. По их прогнозам, сохраняется вероятность возвращения жестких локдаунов, «новый ущерб экономической деятельности», который подорвет доверие к рынкам.

В ООН отмечают ухудшение качества активов и высокий уровень долларизации в странах региона СНГ. Эти факторы будут сдерживать кредитование и увеличивать риски. Не последнюю роль будет играть и геополитическая напряженность.

Спрос на сырье не обеспечит поддержки экономик стран СНГ. «Поскольку мировая экономика будет медленно восстанавливаться, а накопление запасов в Китае закончится, ожидается, что спрос на сырьевые товары останется слабым», – полагают эксперты.

Регион СНГ: разворот экономического роста в 2020 году с ожидаемым лишь
частичным восстановлением в 2021 году. Источник: ООН

Примечательно, что международные эксперты в целом смотрят на перспективы российской экономики оптимистичнее отечественных. К примеру, экономисты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) указывают, что российский ВВП в случае реализации оптимистичного сценария увеличится на 3,3% в текущем году и всего на 1,1% в случае реализации пессимистичного прогноза. В случае реализации негативного сценария экономика РФ будет восстанавливаться с ежегодным приростом не выше 1,4% до конца 2024 года. При оптимистичном сценарии после роста на 3,3% в 2021 году экономика замедлится до 1,9% в 2022 году, прогнозируют в ЦМАКП.

По мнению экспертов «НГ», такой пессимизм прогнозов вполне ожидаем. «Накопившиеся проблемы в российской экономике никуда не ушли, и их придется решать в самое ближайшее время. Именно они станут еще больше тянуть нашу экономику вниз в последующие годы», – говорит доцент РЭУ им. Плеханова Екатерина Новикова. Она ожидает в 2021 году незначительного прироста ВВП на уровне 0,5–1%.

К накопившимся экономическим проблемам она, в частности, относит отставание от развитых стран в сфере автоматизации на предприятиях, низкую производительность, перманентный отток квалифицированных кадров. Кроме того, российская экономика отличается низкой включенностью в глобальные цепочки создания стоимости.

Главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров ожидает, что после роста на 3,3% в наступившем году экономика снова замедлится – до 2,4%. «Причин несколько. Во-первых, рост в текущем году в значительной степени будет поддержан эффектом слабой базы прошлого года – такой рост может быть внушительным в годовом выражении, но его темпы сразу начнут замедляться, как только фактор базы перестанет действовать – это произойдет уже в 2022 году», – поясняет он. Кроме того, после посткризисного восстановления экономика РФ в лучшем случае возвратится к состоянию, близкому к докризисному. «А тогда темпы ее роста не были впечатляющими (в 2019 году ВВП РФ вырос всего на 2%)», – напоминает он.

Причины такой ситуации экономист видит в первую очередь в структурных ограничениях экономики. «Их преодоление займет длительное время, даже при нацеленности властей и обеспечении финансирования. Но я не ожидаю, что политика властей претерпит существенные изменения, а это означает проведение жесткой фискальной и монетарной политики при вялом росте внутреннего спроса. В таких условиях ожидать ускорения темпов роста экономики было бы неверным», – подчеркивает Тихомиров.

Слабые ожидания восстановления связаны с отсутствием структурных реформ и изменений внутри экономики, соглашается старший аналитик аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова. «Россия в кризис не пользуется моментом для того, чтобы что-то изменить, она старается удержаться на тех же «рельсах», что и ранее. Значит, что лучшее, на что можно рассчитывать, – это сохранение темпов прироста ВВП в пределах 1–1,5% после того, как положительный эффект от экстренных мер в 2021 году пройдет», – уверена она.

Противоречивую ситуацию в экономике хорошо иллюстрирует рынок труда. Эксперты ЦМАКП, в частности, обращают внимание на тот факт, что спрос на рабочую силу в стране снизился даже не в кризисном 2020-м, это стало происходить после 2018 года. По их оценкам, спрос на трудовые кадры достиг пика в июне 2018 года, составив 74,1 млн человек, после чего сократился до 73,6 млн в декабре 2018-го. В июне 2020 года показатель грохнулся до 71,1 млн.

«Спрос на рабочую силу определяется темпами создания новых рабочих мест, ростом производительности и инвестиций. А по всем трем этим параметрам экономика РФ стагнировала и заметно отставала от мировых лидеров», – отмечает Владимир Тихомиров.

По мнению шеф-аналитика ТелеТрейда Петра Пушкарева, проблемы стагнации экономики и снижения спроса на рабочую силу связаны с низкими доходами населения. «Владельцы предприятий не видят развития внутреннего рынка сбыта. А видят, что на фоне стагнации доходов вся конструкция распределения богатств оказывается как бы перевернутой. Слишком большая часть ресурсов бизнеса отправляется «наверх» в виде налогов и отчислений. В итоге деньги оседают не там, где они могли бы эффективнее работать, а в резервах», – рассказывает он.

Ставка на резервы показательна на фоне оказываемых государствами мер поддержки населению и бизнесу во время пандемии. Практически все государства отреагировали на потрясения «реализацией пакетов стимулирующих мер». Однако размер программ помощи заметно различался. «В Казахстане финансирование антикризисной программы было эквивалентно 9% ВВП», – следует из доклада. Правда, этому примеру последовали не все сырьевые государства. Для сравнения: РФ на поддержку экономики, по оценкам независимых экономистов, направила не более 2–3% ВВП. Многие эксперты считали, что поддержка должна была быть доведена до 6–10% ВВП.

Низкие расходы РФ на поддержку экономики выглядят удивительными, если учесть уровень госдолга к ВВП. В РФ он сегодня ниже 20%, тогда как в том же Казахстане, где на поддержку экономики в коронакризис направили почти десятую часть ВВП, госдолг превышает 25% ВВП. Впрочем, нельзя утверждать, что пакеты помощи на сегодняшний день полностью реализованы. 

Долгосрочная стагнация: альтернативные варианты политики

В течение последних десяти лет в США продолжается масштабная рецессия. Учитывая предыдущие бизнес-циклы, можно было бы надеяться на достаточно быстрое возвращение фактического объема производства к уровню потенциального — но не в этот раз. Рисунок 1 показывает, что после большого спада в 2008-2009 годах США не демонстрирует быстрого восстановления. Темпы роста, наоборот, ниже, чем были до спада.

Из-за этого часто звучат вопросы о том, почему сегодня присутствует постоянная стагнация, откуда она взялась и что с этим всем делать?

Рис. 1. ВВП США в первом квартале 2007 года с нормированным значением, приравненным к нулю

Рисунок 2 показывает фактический ВВП (черная линия) по сравнению с динамикой потенциального объема производства, которую рассчитало в 2007 бюджетное управление конгресса. Эта линия потенциального объема производства касалась периода непосредственно перед рецессией и ее целью было показать, что произойдет в ближайшие 10-15 лет. В условиях обычной рецессии мы увидели, что черная линия сходится с красной линией, но пока эти данные этого не показывают. Зато мы видим как прогнозируемый потенциальный объем производства постепенно превращается в фактический объем (рис. 3).

Рис. 2. Динамика фактического объема по сравнению с прогнозируемым потенциальным объемом производства, по данным бюджетного управления Конгресса (БУК), 2007

Рис. 3. Динамика фактического объема производства и пересмотр прогнозов БУК относительно потенциального объема производства в течение указанного периода

 

Сегодня, как видно из рисунка 3, потенциальный объем производства очень близок к фактическому, но близок не потому, что фактический объем вырос, а потому, что показатели прогнозируемого потенциального объема производства были пересмотрены и снижены.

Похоже, что все больше людей считают, что мы уже давно находимся в состоянии очень медленного роста производства.

Что это означает для центральных банков?

Многие центральные банки сегодня используют правило Тейлора (1) или его модификацию, чтобы определять учетные ставки.

it = i * + φ(€t*) + φx(yt — yt*)   (1)

где it — учетная ставка центрального банка, i * — естественный уровень процентной ставки (в условиях полной занятости),t и * — текущий и ожидаемый уровень инфляции, yt и yt* — текущий и потенциальный уровень роста ВВП, а φ и φx — параметры экономической политики.

Разрыв между фактическим и потенциальным объемом производства является одним из ключевых параметров этого правила (вторая ключевая составляющая — инфляционные ожидания). Поэтому оценка потенциального объема производства очень важна для центральных банков: если фактический ВВП намного ниже потенциального, центральный банк снизит свою учетную ставку или будет удерживать ее на низком уровне; если же объем производства близок к потенциальному или превышает его, центральный банк может повысить свою учетную ставку.

Итак, главные вопросы, стоящие перед производителями политики, звучат так:

Сколько у нас есть неиспользованного потенциала в экономике? и

Насколько продолжительными являются отклонения от тенденций, существовавших до кризиса?

Чтобы ответить на эти вопросы, надо выяснить, что нам известно о прогнозируемом потенциальном объеме производства. И, в частности, ответить на вопрос о том, зачем вообще просматривают прогнозируемые показатели потенциального объема производства.

К сожалению, нам мало что известно о том, как оценивают потенциальный объем производства и почему эти оценки просматривают. Поэтому эта статья имеет целью разработать очень простую статистическую схему, чтобы понять основные свойства потенциального объема производства. Это может помочь нам выяснить последствия этого процесса для кредитно-денежной политики: как меняется расстояние между yt и yt * в правиле Тейлора в ответ на резкие изменения в экономике?

С этой целью мы сначала собрали показатели потенциального объема производства в США и других странах, а затем проанализировали, как обнаруженные резкие изменения влияют на фактический объем производства и на оперативное оценивание потенциального объема производства.

Мы пришли к следующим выводам:

  • Оценки потенциального объема производства реагируют на резкие изменения спроса и предложения (тогда как теоретически возможный объем производства должен реагировать только на резкие изменения предложения, а не на временные изменения спроса)
  • Потенциальный объем производства рано или поздно совпадает с фактическим объемом
  • Свойства оценок потенциального объема производства можно примерно выразить с помощью одномерного фильтра Ходрика-Прескотта. И это самый потрясающий вывод нашего исследования: все причудливые модели, которые оценивают потенциальный объем производства можно прекрасно выразить очень простой статистической схемой.

Следовательно, снижение потенциального объема производства не всегда является настолько длительным, насколько полагают многие ученые и производители политики. Возможно, мы просто наблюдаем за неблагоприятной резкой переменой, которая продолжается в течение долгого времени — и не более.

Оценки потенциального объема производства

Существует три основных подхода к оценке потенциального объема производства:

  1. Производственная функция.

Y * = f (K * L *,производительность).

  1. Статистический подход.

Этот подход предполагает использование различных методов для «очищения» данных от временных резких изменений и колебаний. Долгосрочная тенденция, которая остается после этого, и является потенциальным ВВП.

  1. Структурный подход (самый сложный).

Согласно этому подходу оценивают структурную модель экономики (например, динамическую модель общего равновесия), и в этой модели потенциальный объем производства является объемом, который получают, «исключив» все временные резкие изменения и отклонения.

Источники данных

Существует несколько источников оценок потенциального объема производства:

  1. Бюджетное управление Конгресса (БУК), которое является «золотым стандартом» США для таких оценок. Управление использует подход производственной функции, а его данные покрывают период с сегодняшнего дня и вплоть до 1991 года
  2. Оценки Совета управляющих Федеральной резервной системы ( «Зеленая книга»), которые используются для определения кредитно-денежной политики. Они прибегают к различным методам, в частности субъективному, когда несколько экспертов анализируют данные и используют информацию, которая не всегда входит в модели, чтобы удостовериться, что оценка будет лучшей из возможных. Данные покрывают период 1987-2011 годов (Совет управляющих обнародует информацию с пятилетней задержкой)
  3. МВФ, который также использует комбинацию различных методов, в частности субъективный. Главным преимуществом этого источника является то, что у МВФ есть оценки для многих стран, то есть можно использовать не только вариацию временных рядов, но и поперечную вариацию оценок потенциального объема производства.
  4. ОЭСР также использует метод производственной функции и предоставляет данные о многих стран на протяжении длительного периода.
  5. Оценки частного сектора (частные прогнозисты не дают оценок потенциального ВВП, поэтому мы используем их долгосрочный — продолжительностью до 10 лет — прогноз фактического ВВП)

Условные факты

Прежде чем перейти к дальнейшему анализу, мы хотим представить несколько условных фактов относительно оценок потенциального ВВП.

Во-первых, потенциальные пересмотры ВВП могут быть как отрицательными, так и положительными. Примером положительного пересмотра является вторая половина 1990-х годов, когда экономика США очень быстро росла (рис. 4).

Рис. 4. Пересмотры потенциального ВВП в 1993-2005 гг.

 

Второй факт заключается в том, что разные источники дают довольно согласованные оценки потенциального объема производства. Рисунок 5 показывает, что корреляция между показателями потенциального объема производства, рассчитанными ОЭСР, и теми, которые рассчитал МВФ, очень тесная — около 0,99. Очевидно, различные учреждения рассчитывают потенциальный объем производства примерно одинаково.

Рис. 5. Корреляция между оценками МВФ и ОЭСР по росту объема потенциального производства

Оценки различных учреждения согласуются между собой не только в зависимости от страны, но и во времени (рис. 6). На рисунке 6 также показано, что с течением времени оценки потенциального объема производства существенно колеблются.

Рис. 6. Оценки потенциального объема производства от различных учреждений в разное промежуток времени и в разных странах

На рисунке 7 показаны два окончательных условных факта: о том, что оценки потенциального объема производства существенно коррелируют с изменениями производительности (зеленая и синяя линии на рис. 7) и о том, что оценки потенциального объема производства можно выразить в виде подвижных средних фактического объема производства (красная и черная полосы).

Рис. 7. Сравнение оценок потенциального объема производства с ростом производительности и сглаженным фактическим объемом производства

Результаты

Теперь мы проверяем, как оценки потенциального объема производства реагируют на различные типы резких изменений. С этой целью мы оцениваем регрессии OLS с изменениями потенциального объема производства как зависимую переменную и получаем для них функции импульсного отклика.

Теоретически возможный объем производства должен реагировать на долговременные резкие изменения предложения. Примерами таких изменений являются: (1) повышение производительности — например, совершенствование технологии; (2) постоянная смена режима налогообложения — к примеру, если налог на прибыль сокращают, люди начинают работать больше; (3) резкое изменение цены на нефть — эластичность спроса на энергоносители низкая, поэтому изменение цены на нефть влияет на производительность.

И наоборот: резкие изменения спроса, влияющие на бизнес-циклы, являются временными, а, следовательно, не должны влиять на оценки потенциального объема производства. Примерами резких изменений спроса является (1) резкие изменения в сфере кредитно-денежной политики, как изменение учетной ставки центрального банка; (2) изменение в области государственных расходов (например, увеличение расходов на армию).

На рисунке 8 показана реакция фактического (черная линия) и потенциального объема производства (синяя линия) на резкие изменения СФП. Мы видим, что фактический ВВП растет сразу после резкого изменения, а затем остается на этом высшем уровне. Такую же динамику должен проявить и потенциальный объем производства. Вместо этого наблюдаем постепенное увеличение потенциального объема производства, пока разница между фактическим и потенциальным объемом не исчезнет. То же самое произойдет и в случаях других резких изменений предложения.

Рис. 8. Функция импульсного отклика на длительное резкое изменение предложения (рост СФП)

Вот пример резкого изменения спроса (рис. 9) — непредвиденное сокращение государственных расходов. Сначала фактический объем производства снижается, но затем быстро возвращается в рамки долгосрочной тенденции. Потенциальный объем производства сначала не реагирует на смену, но затем начинает увеличиваться, что на самом деле нелогично. Потенциальный объем производства не должен реагировать на временные резкие изменения спроса.

Рис. 9. Функция импульсного отклика на резкое изменение государственных расходов

Еще один удачный пример — резкое изменение кредитно-денежной политики (рис. 10). Если кредитно-денежная политика ужесточается, фактический объем производства сначала не реагирует, а затем частично сокращается. Удивительно, что потенциальный объем производства также существенно реагирует на резкое изменение, тогда как не должен этого делать, ведь, как известно, резкие изменения в сфере кредитно-денежной политики временные и не влияют на производственные мощности экономики.

Рис. 10. Функции импульсного отклика фактического и потенциального ВВП на резкие изменения в сфере кредитно-денежной политики (например, увеличение процентной ставки)

Получив эти неожиданные результаты, мы решили исследовать, почему потенциальный объем производства реагирует — хоть и вяло, но все же — на все резкие изменения. Для этого мы еще раз поэкспериментировали с сериями фактического объема производства с применением фильтра Ходрика-Прескотта и заметили, что реакции этих серий на резкие изменения спроса и предложения статистически не отличаются от реакций наших оценок потенциального объема производства (на рис. 11 красная линия расположена очень близко к синей линии).

Рис. 11. Функции импульсного отклика для фактического объема производства, потенциального объема производства и потенциального объема производства с применением фильтра Ходрика-Прескотта

Мы провели тот же эксперимент с данными из разных стран и получили очень схожие результаты.

Выводы

Как частные, так и государственные оценки потенциального ВВП постепенно, но систематически реагируют на все резкие экономические изменения, которые мы рассматриваем, и несколько отличаются от того, что можно было бы ожидать от простых одномерных оценок временного ряда потенциального ВВП.

То, что частные и государственные прогнозисты объясняют снижение объема производства в различных странах после Великой рецессии изменениями в потенциальном ВВП, мало что говорит нам о том, будут ли меняться объемы производства в течение определенного времени или ситуация вернется к предыдущему положению благодаря определенной кредитно-денежной или фискальной политике.

Поэтому, чтобы лучше выявлять резкие изменения спроса и предложения, необходимо использовать дополнительные макроэкономические переменные, а не полагаться на одномерные процессы. Также стоит объединять информацию из государственных оценок потенциального ВВП прогнозам частного сектора, поскольку частный сектор, похоже, лучше умеет отличать резкие изменения предложения от изменений спроса. Оценивая потенциальный ВВП, следует избегать чрезмерного использования усреднения модели, поскольку это автоматически приводит к изменениям в оценках потенциального ВВП после циклических колебаний, вызванных спросом.

В общем, отсутствие четких способов успешного оценивания потенциального ВВП наталкивает на мысль о том, что привычка полагаться на «суждение» профессиональных экономистов в ближайшее время никуда не исчезнет.

Вопрос: По моему мнению, одним из выводов вашего исследования является то, что правительство США и правительства других государств должны продолжать экспансионистскую кредитно-денежную и фискальную политику, поскольку, согласно расчетам БУК, нынешний фактический объем производства вряд ли близок к потенциальному. Если от экспансионистской политики откажутся, стагнация продлится еще дольше.

Ответ: Я согласен с тем, что из нашего исследования можно сделать вывод о том, что понятие отсутствия слабых мест в экономике сегодня может считаться чисто статистическим результатом. Существуют некоторые сигналы, подтверждающие, что экономика США имеет много слабых мест — например, количество трудоустроенных людей относительно общей численности населения до сих пор не вернулась на уровень, который существовал до кризиса. Однако существует ряд альтернативных интерпретаций, согласующихся с нашими результатами. Поражает то, что мы часто буквально вычисляем разницу между фактическим и потенциальным объемом производства и строим вокруг этого политику. Наша работа показывает, что понятие, которое мы называем потенциальным объемом производства, требует очень внимательного толкования, потому что это не обязательно настоящий потенциальный объем.

Мировой экономике грозит стагнация? — SWI swissinfo.ch

Накануне ВЭФ в Давосе управляющая директор МВФ Кристина Лагард предупредила, что мировая экономика растет медленнее, чем ожидалось. Keystone

По данным опроса PwC, большинство глав крупных компаний и корпораций стало более пессимистичным в оценках перспектив развития мировой экономики. Причины — торговые войны и напряжённость в отношениях между основными акторами на мировой арене.

Этот контент был опубликован 24 января 2019 года — 11:17

Русскоязычная редакция swissinfo.ch и агентства SDA-ATS

Доступно на 3 других языках

Ежегодный отчет аудиторской и консалтинговой компании Price Waterhouse Coopers (PwC) в Лондоне показал: 29% респондентов убеждены, что в ближайшие 12 месяцев глобальный экономический рост будет переживать фазу торможения. Тем самым по сравнению с предыдущим 2018 годом общее число количество «экономических скептиков» увеличилось в шесть раз.

«По сравнению с прошлым годом ситуация изменилась, и мрачные настроения распространяются сейчас практически повсюду в мире», — сказал Боб Мориц (Bob Moritz), президент международной сети компаний PwC. «С ростом степени политический напряжённости и экономического протекционизма становится очевидным, что доверие (действующих лиц на рынке друг к другу и к регуляторам) последовательно снижается», — цитируются в отчете его слова. Согласно данному опросу, наиболее пессимистичны лидеры бизнеса в США и Швейцарии.

Почти половина генеральных директоров 30 компаний, бумаги которых торгуются на бирже в Швейцарии, считают, что темпы роста экономики страны будут падать. Андреас Штаубли (Andreas Staubli), глава отделения PwC в Швейцарии, заявил информационному агентству Keystone-SDA, что главными причинами пессимистичных настроений среди топ-менеджеров Швейцарии были международные и национальные политические проблемы, а также слишком сильный швейцарский франк.

Опрос был проведёнВнешняя ссылка в период с сентября по октябрь 2018 года в 91 стране среди почти 1 400 генеральных директоров фирм и компаний. Опубликовали его накануне начала работы ежегодного Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе. Кроме того, также накануне ВЭФ в Давосе управляющая директор Международного валютного фонда (МВФ) Кристина Лагард (Christine Lagarde) предупредила, что мировая экономика растёт медленнее, чем ожидалось, риски же, наоборот, повышаются.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

Более половины европейских компаний в России приготовились к стагнации :: Экономика :: РБК

Марсель Салихов Прорыва не будет: почему замедляется российская экономика
  • В среднесрочной перспективе (три-пять лет) большее число респондентов ожидают ускорения экономического роста — 66%, но этот показатель ниже, чем в 2018 и 2017 годах.

Читайте на РБК Pro

  • 28% респондентов прогнозируют увеличение иностранных инвестиций в России в ближайшие пару лет, а 31% ожидают их снижения. Для сравнения, два года назад об увеличении иностранных инвестиций говорили 51% опрошенных (о снижении — только 11%).

Бизнес умерил ожидания

  • Ожидания бизнеса относительно перспектив их собственных компаний в России тоже ухудшились. 71% респондентов считают, что оборот их компаний в ближайшие годы будет расти, но в предыдущие два года таких было 75–76%.
  • Роста инвестиций своего бизнеса ждут 34% респондентов, но в предыдущие пару лет роста ждали 41–42%.
Орешкин назвал условия для ускорения российской экономики
  • «В 2017 году после кризиса ожидания были намного выше. Видимо, санкции и прочие мировые тенденции подвигают людей к тому, что они начинают сомневаться в том, будут ли инвестиции увеличиваться, а экономика расти», — пояснил гендиректор «ГфК-Русь» Александр Демидов.

Препятствия для бизнеса

Бизнесмены также пояснили, почему им бывает некомфортно вести бизнес в России.

  • Самым серьезным барьером, по мнению опрошенных, стали нормативные ограничения — на них пожаловались 65% респондентов. Этот показатель плавно растет с 2017 года (60%) и говорит о «закручивании гаек».
  • На втором месте — отсутствие квалифицированного персонала (30%).
Инвестиции к ВВП упали ниже уровня 2011 года
  • Менеджеров также спрашивали про сложности с привлечением финансирования, и 33% указали на слишком высокие процентные ставки по кредитам. Еще 33% отметили недостаточность денежного потока (финансовых возможностей).
  • Отдельно респондентов попросили оценить характер взаимодействия с контрагентами, и 29% бизнесменов негативно оценили свой опыт взаимодействия с законодательными органами, а 21% — с налоговой службой, еще 14% пожаловались на работу таможенников.

«Регуляторная гильотина»

«У нас критическая масса устаревших требований, иногда противоречащих друг другу требований, и мы понимаем: пока мы не устраним барьеры, бизнес не взлетит абсолютно», — заявила на конференции начальник отдела инвестиционной политики департамента инвестиционной политики Минэкономразвития Гюзель Баскакова, передает корреспондент РБК.

«Иностранный бизнес [все равно] будет входить в Россию по объективным причинам, так как страна интересная с экономической точки зрения, однако барьер по-прежнему высокий», — сказала она.

Правительство разработало закон о «регуляторной гильотине»

Баскакова рассказала о ходе программы по «трансформации делового климата», в которую входят в том числе реформа контрольно-надзорной деятельности и совершенствование административных процедур в разных отраслях. По ее мнению, это должно облегчить жизнь предпринимателям. «Раньше мы были заточены под критерии рейтинга Всемирного банка Doing Business, — отметила она. — Сейчас для нас важно, чтобы предприниматели ощущали простоту ведения бизнеса и улучшение среды».

При всех недостатках большинство опрошенных считают российский рынок довольно привлекательным: 66% респондентов высоко оценили потенциал рынка, 80% участников исследования прогнозируют положительные долгосрочные перспективы России. «Мы стали важной частью российской экономики, и можно уже не разделять российский и европейский бизнес», — сказала директор по связям с общественностью «Ферреро Руссия» Марина Татарская.

Автор

Ксения Назарова

Сергей Блинов: на рост ВВП в 5–6% в год можно выйти за 3–6 месяцев

Экономическая динамика России последних 30 лет напоминает знак квадратного корня (радикала). Как всем хорошо известно, этот знак состоит из трех основных линий: вниз (на юго-восток), вверх (на северо-восток) и горизонтальная прямо (с запада на восток).

Первый отрезок – вниз. В 1992–1998 гг. – резкое падение экономики (ВВП сократился почти наполовину, промпроизводство и инвестиции – более чем наполовину), население резко обеднело.

Второй отрезок – вверх. С 1999 по 2008 г. – бурный рост. ВВП повышался средними темпами 7% в год. Экономика практически удвоилась. Благосостояние граждан существенно выросло.

Третий отрезок – горизонталь. С 2009 г. по сей день рост экономики в среднем составляет 0,9% в год. Накопленные в тучные годы резервы проедаются. Реальные доходы населения седьмой год подряд падают.

Как превратить горизонталь стагнации в крутую диагональ роста – в этом и состоит, что называется, задача дня.

Бинарная оппозиция

Системные либералы-экономисты корень проблемы видят, словами Алексея Кудрина и Евсея Гурвича, в «слабости рыночной среды, обусловленной в первую очередь доминированием государственных и квазигосударственных компаний». Выход – решительно продолжать так называемые структурные реформы, создать наконец в стране благоприятный инвестиционный климат. Этой же позиции придерживаются и руководители главного органа финансовой власти страны – Банка России.

Сергей Алексашенко, Сергей Гуриев и Константин Сонин идут дальше. Они прямо говорят: России нужны и экономические, и, главное, политические реформы. Россия должна уйти из Украины и добиться снятия санкций, т. е. войти в мировую экономику. Без этих политических реформ невозможно построить процветающую российскую экономику. Пока еще господствующему либеральному мейнстриму нашей экономической мысли – системному и несистемному – решительно оппонирует Сергей Глазьев. Его диагноз наших экономических проблем кардинально иной: российская экономика задыхается от нехватки (дефицита) денег. Он доказывает, что денежный голод в нашей экономике искусственно создан нашим же Центробанком. Что порицаемое либеральными экономистами наращивание денежной массы зачастую влечет за собой не повышение, а снижение инфляции. А вот ее сжатие, наоборот, приводит к расстройству всей системы воспроизводства и денежного обращения.

«Радикальный ЦБ» и стагнация

Надо сразу сказать: если проанализировать практические действия ЦБ, то оказывается, что в своем диагнозе академик Глазьев прав. Достаточно, например, построить график подконтрольной Банку России денежной массы (денежный агрегат М2) в ее реальном выражении (т. е. с поправкой на инфляцию), как мы увидим тот самый знак радикала, под гнетом которого стагнирует сегодня отечественная экономика.

В полном соответствии с постулатами нобелевского лауреата Милтона Фридмана в 1991–1998 гг., когда политика ЦБ вела к сжатию реальной денежной массы (РДМ), ВВП России сокращался. А в 1999–2008 гг., когда Банк России ускорял рост РДМ, бурно росла и экономика. Но как только политика ЦБ привела к замедлению роста РДМ, стагнация началась и в экономике.

Когда лекарство хуже болезни

В медицинской практике нередки случаи, когда прекрасного диагноста к собственно лечению больного, а тем более к хирургическому вмешательству допускать нельзя. Вот и у академика Глазьева основные проблемы начинаются тогда, когда от диагностики он переходит к рецептуре.

Чтобы утолить денежный голод, он предлагает не только снижать ключевую ставку ЦБ, но и параллельно наращивать кредитование предприятий. Предложения рискованные, поскольку могут разогнать инфляцию и чрезмерно ослабить рубль, поэтому параллельно предлагается, во-первых, давать кредиты по низкой ставке не всем, а лишь тщательно отобранным предприятиям и не на потребление, а на инвестиции, а во-вторых, ввести на валютном рынке серьезные ограничения на движение капитала, в частности ограничить возможности свободной продажи и покупки валюты на бирже, зафиксировать курс рубля. В глазах специалистов эта реинкарнация старой советской идеи о том, что умным администрированием можно заменить рыночные силы, настолько спорна, что Глазьев стал легкой и удобной мишенью критики противоположного – либерального – лагеря.

Инструменты в руках ЦБ

«Чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться». Бессмертный совет вождя мирового пролетариата вспоминается всякий раз, когда приходится – публично ли, кулуарно ли – обсуждать денежно-кредитную политику Банка России и его реальные роль и место в современной экономике. Да, проблемы экономики России зашиты в политике ЦБ. В последнее время одним из постоянных критиков Банка России стал, например, промышленник Олег Дерипаска. Ранее Центробанк часто критиковал бизнес-омбудсмен Борис Титов. Но, по правде говоря, этих и многих других людей объединяет лишь фраза, что «политика Банка России сдерживает рост экономики». А вот понимание того, какая именно политика Центробанка сможет ускорить экономический рост, у каждого свое. Хотя пересечения, конечно же, встречаются. На мой взгляд, важно четко заявить: никаких экстравагантных мер вроде валютных ограничений или контроля «за каждым рублем» для решения проблем российской экономики не требуется. Как не требуется и снижать ставку. Более того, в нынешней ситуации – со спровоцированной самим же ЦБ всплеском инфляции – ставку самое время повысить.

Денежную массу наращивать, конечно, нужно, но для этого в руках ЦБ есть другие, более адекватные задаче инструменты. Успешно апробированная в 1999–2008 гг. масштабная скупка Центральным банком активов, от валюты и золота до облигаций государства и ведущих российских компаний, – самый подходящий и сегодня для этого способ. На рост ВВП в 5–6% в год можно выйти в течение буквально 3–6 месяцев. Прецеденты перехода в течение двух кварталов от падения к быстрому росту в российской экономической истории есть. И были они, кстати, сравнительно недавно – например, в 1999 и 2010 гг.

Улюкаев: Россия балансирует между стагнацией и рецессией

Автор фото, RIA Novosti

Подпись к фото,

Улюкаев, в прошлом первый зампред Центробанка, сейчас возглавляет министерство экономического развития

Глава министерства экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что Россия вступила в негативную стадию экономического цикла, а национальная экономика балансирует между стагнацией и рецессией. И потому сейчас требуется поиск новых источников экономического роста.

Минэкономразвития ухудшило оценки роста экономики РФ в июне и июле 2014 года, формально засвидетельствовав техническую рецессию по итогам второго квартала. По данным ведомства, российский ВВП в июле сократился на 0,2%.

В своей статье в газете «Ведомости» Улюкаев утверждает, что стагнация в российской экономике, наблюдающаяся с 2012 года, является следствием слабости самой экономики.

«Надо признать, что при том качестве институтов, которое у нас есть, невозможно существенно улучшить предпринимательский климат, заинтересовать инвесторов», — отмечает Улюкаев.

По словам министра, доходы в стране в будущем будут продолжать снижаться.

Повышение налогов?

При этом он утверждает, что в предыдущие годы шло последовательное увеличение расходов, а при нынешней остановке роста цены на нефть, в ближайшие годы бюджет будет верстаться уже с дефицитом.

Тем не менее, увеличение налогов, как считает глава минэкономразвития, для балансировки бюджета — самый нежелательный сценарий для страны в настоящий момент. Эксперты сомневаются, что этого удастся избежать.

«Власти являются заложниками тех завышенных бюджетных обязательств, которые были взяты несколько лет назад, когда пообещали 20 триллионов на оборонные расходы, увеличили социальные расходы. Вот сейчас они уже в таком состоянии, они уже не скажут : «Мы погорячились, чего-то не подумали». Им надо выполнять, а как выполнять, когда экономика из стагнации в рецессию переходит», — заявил в интервью Русской службе Би-би-си директор Института стратегического анализа Игорь Николаев.

Улюкаев призывает правительство к сокращению расходов, в первую очередь, через отказ от неработающих и затратных программ, и прекращение субсидирования неоправданных расходов государственных компаний и естественных монополий.

«В новых экономических условиях государству следует затянуть пояса», — утверждает министр.

Факторов экономического роста в ближайшее время не будет, подтверждают слова Улюкаева аналитики «Уралсиб Кэпитал».

«Помимо санкций, которые негативно отразились на экономике и предпринимательской деятельности в России, экономика страдает от роста ставок. Поэтому предложение-то правильное, только оно, к сожалению, нереалистичное «, — комментируют аналитики.

«Удачный момент»?

Автор фото, RIA Novosti

Подпись к фото,

По мнению министра, остановка роста цены на нефть приведет к дефициту бюджета

Вместе с тем, по мнению Улюкаева, настоящий момент представляется как никогда удачным для наиболее эффективных вложений в развитие страны.

Учитывая, что уровень государственного долга сейчас крайне низкий — менее 11% ВВП — существует реальная возможность наладить работу ключевых секторов экономики.

«С введением ответных санкций по ограничению импорта мы получили уникальную возможность развивать важнейшие отрасли, такие как сельское хозяйство и переработка пищевых продуктов», — пишет министр в своей статье.

«Это способно дать достаточно кратковременный эффект такой оживляющий, а в средне-долгосрочной перспективе вот эти антисанкции — даже в среднесрочной перспективе, все-таки их ввели на год — будут действовать наоборот дестимулирующе, потому что антисанкции — это инфляция, это дальнейшее повышение неопределеннности в экономике, а когда у вас инфляция растет, то это автоматически тормозит инвестиции. Нет инвестиций, соответственно, нету и развития экономики», — полагает эксперт Игорь Николаев.

«Плюс надо учитывать особенности нашей экономики… Если [вводится] мощнейшая мера протекционистского характера — ну запретили ввоз и все — а уровень конкуренции, а точнее качество ее, оставляет желать лучшего, то автоматически включается механизм: «А че развиваться? Работать над повышением качества, когда и так все хорошо. Ограничили и все». Без конкуренции все загнивает. Невозможно развитие без конкуренции», — добавляет эксперт.

Чтобы сдержать рост цен на продовольствие, считает министр, нужно в ближайшее время существенно повысить предложение сельхозпродукции, что будет крайне сложно сделать без государственной поддержки.

Кроме этого, в настоящий момент государственные средства необходимо направлять в другие секторы, максимально зависимые от государственных инвестиций: машиностроение, связь, научные исследования и разработки, образование, здравоохранение.

«А сформировать дополнительный спрос на продукцию российских предприятий, придав импульс и стабильность существующему тренду роста способны высокотехнологичные производства», — считает глава минэкономразвития.

Цены растут

Россия в начале августа в ответ на санкции стран Запада из-за событий на Украине запретила ввоз овощей, фруктов, мяса, рыбы, молочных продуктов из Евросоюза и США.

В Евросоюзе признали, что экономика стран-участниц ЕС понесет потери от российских санкций, которые Брюссель не сможет компенсировать.

Вместе с тем, пока неясно, как именно санкции повлияют на российскую экономику. В пятницу минэкономразвития повысило прогноз на инфляцию в августе с 0 до 0,1%.

«На прошедшей неделе отмечено ускорение роста цен на запрещенные к ввозу виды товаров (мясо птицы, свинина, рыба, масло сливочное)», — объяснили в минэкономразвития изменение прогноза.

Ранее ускорение темпов роста цен на продукты также отмечали в Росстате.

экономика Казахстана в условиях хаоса — Forbes Kazakhstan

ФОТО: © Depositphotos/mindstorm

Недавно был опубликован аналитический доклад, посвященный разбору рисков и альтернативных путей развития российской экономики, с громким названием «Застой-2». Cуть доклада сводится к тому, что экономика России «застряла» в ловушке среднего дохода, и что одними из основных причин тому – политическая инерционность, а также уход от открытой экономики. В докладе говорится о том, что сейчас в России темпы экономического роста «заякорились» на уровне 1%, и все процессы в экономике нацелены не на создание добавленной стоимости, а на перераспределительные процессы. Именно поэтому текущий период назван для российской экономики «застоем», и сделан акцент на том, что у страны не разработана дальнейшая модель экономического роста.

На фоне этого хотелось бы посмотреть, а как в Казахстане протекают аналогичные экономические процессы? Можно ли сказать, что наша экономика тоже в застое?

Общее

В докладе текущая модель российской экономики была названа моделью «стагнирующей стабильности», в основе которой лежат высокие доходы от экспорта сырья. В докладе зависимость от экспорта сырья отмечена в качестве системного риска такой модели экономики. Пока оставим термин «стагнирующая стабильность», но тот факт, что казахстанская экономика также опирается на высокие доходы от экспорта сырья, очевиден.

Ниже приведен рисунок, показывающий совместную динамику экспорта топливно-энергетических товаров и темпов экономического роста Казахстана. Аналогичный график приведен в аналитическом докладе «Застой-2», только для российской экономики. И здесь следует отметить, что различий в том, как темпы экономического роста коррелируют с объемами экспорта топливно-энергетических товаров, для двух стран нет: как и в России, в Казахстане темпы экономического роста снижались вместе со снижением объемов экспорта минерального сырья.

Экспорт топливно-энергетических товаров и темпы экономического роста Казахстана, 2004–2020

Источник: составлено по данным БНС АСПР РК, Комитета государственных доходов Министерства финансов РК

Более того, с 2004 года так и не произошла серьезная диверсификация экономики: доля обрабатывающей промышленности в ВВП Казахстана росла несущественно, а доля экспорта топливно-энергетических товаров в общем объеме экспорта оставалась высокой (более 60%). При этом, рассматривая долгосрочный тренд доли экспорта топливно-энергетических товаров в общем объеме экспорта страны, нетрудно заметить, что он повышательный.

Доля экспорта топливно-энергетических товаров в общем объеме экспорта РК, 2004–2020, в% от общего объема

Источник: составлено по данным БНС АСПР РК, Комитета государственных доходов Министерства финансов РК

Такая тенденция подтверждает тот факт, что экономика Казахстана 15 лет спустя все еще остается уязвимой от внешней конъюнктуры, в частности, от ситуации на мировом рынке нефти. Проблема в том, что такая зависимость страны от нефтегазового сектора несет в себе и долгосрочные угрозы, которые связаны с происходящими в мире изменениями энергобаланса. Особенно сильно данные изменения проявились в 2020 году. Тем не менее еще не поздно начать процесс снижения зависимости экономики страны от экспорта минеральных ресурсов путем развития альтернативных источников энергии.

Однако, если на фоне коронавирусного кризиса в 2020 году в рамках послания народу Казахстана Касым-Жомарт Токаев отмечал необходимость срочной диверсификации экономики ввиду появления всех признаков завершения нефтяного суперцикла, то уже в рамках послания текущего года президент сделал акцент на том, что ресурсный потенциал страны полностью не раскрыт, что необходимо привлекать инвесторов в нефтегазовую отрасль, в частности, путем расширения доступа к качественной геологической информации. Такая смена в риторике президента заставляет опасаться того, что процессы диверсификации экономики снова будут отложены. Простой в 5–10 лет может обернуться сложнейшим кризисом для экономики, когда времени на маневр уже не останется.

В очередной раз питается надежда на то, что сохранение статуса-кво еще возможно и цены на нефть восстановятся на прежних высоких уровнях. Но следует понять, что текущие цены на нефть во многом поддерживаются балансом предложения и отложенного после пандемии спроса. Однако даже в этих условиях сложно не заметить тенденцию перехода на альтернативные источники энергии. Ужесточение экологического законодательства в ряде развитых экономик лишь ускоряет указанные процессы перехода.

Особенное

Несмотря на то, что процессы диверсификации экономики в Казахстане затянулись, как и в России, этот процесс в нашей стране в меньшей степени связан с политической инерционностью. В частности, в работе по России акцент сделан на том, что сохранение текущего положения дел в экономике выгодно определенным политическим элитам, получающим с этого ренту. В Казахстане же был принят ряд государственных программ (три пятилетки ГПИИР), нацеленных на диверсификацию и изменение структуры экономики, смотря на которые нельзя говорить об инерционности.

Не хочется говорить о сложностях их имплементации, но факт остается: структура экономики пока далека от диверсифицированности. Также большие надежды на изменение структуры экономики возлагаются на программу «Экономика простых вещей». Хотя она реализуется только с 2018 года, сам акцент на «экономике простых вещей» был сделан гораздо раньше.

«Экономика простых вещей», безусловно, может сопутствовать процессам диверсификации, но не может «в одиночку» совершить этот процесс системно и комплексно, поскольку программа подразумевает создание товаров и услуг с низкой добавленной стоимостью в обрабатывающей промышленности. В процессе производства товаров с низкой добавленной стоимостью невозможно осуществить полномасштабный аутсорсинг и сделать акцент на разделении, специализации.

Перераспределение доходов населения – еще одна из отмеченных в докладе особенностей модели российской экономики – имеет место и в Казахстане, но отличается по структуре. Если в России произошло увеличение доли заработной платы в общей структуре доходов населения, то в Казахстане, наоборот, наблюдается сокращение в структуре доходов заработных плат (в 2015 году доход от работы по найму составлял 69,3%, а в 2020 году – уже 57,9%) и рост доли доходов в виде пенсий и социальных пособий — с 13,7% и 2,5% в 2015 году до 23,5% и 4,5% в 2020 году соответственно. Такая динамика структуры доходов свидетельствует о сильном участии государства в перераспределительных процессах экономики Казахстана в рамках социальной политики.

Одним из факторов, сдерживающих рост экономики России, признана низкая относительно оплаты производительность труда. В Казахстане соотношение производительности и оплаты труда неоднозначно.

Динамика индекса реальной и номинальной заработной платы в сравнении с индексом производительности труда Казахстана, 2007–2020

Источник: составлено по данным БНС АСПР РК

До 2013 года индексы реальной и номинальной заработной платы превышали индекс производительности труда. Однако в 2013–2018 годах индекс производительности труда был стабильно выше индекса реальной заработной платы. Обратная тенденция превышения реальных заработных плат над производительностью труда вновь наметилась в 2019 году. Тем не менее очевидно, что у Казахстана был пятилетний период относительно дешевой рабочей силы.

Не совпали с Россией и тенденции по качеству человеческого капитала. Индекс качества человеческого капитала в Казахстане за 10 лет вырос с 0,59 до 0,63. Но есть в статистике высшего образования Казахстана одна особенность – подверженность внешним шокам: в годы после финансового кризиса вплоть до 2012 года наблюдалось снижение числа выпускников вузов. Такая же тенденция наблюдалась и после кризиса 2013–2014 годов. Пик числа выпускников 2008 года так и не был снова «покорен».

Число выпускников вузов в Казахстане, человек

Источник: составлено по данным БНС АСПР РК

Данная тенденция свидетельствует о сильном влиянии кризисов на возможности для получения высшего образования в стране. Казалось бы, в период кризиса в условиях роста безработицы получение высшего образования должно становиться альтернативой вступления на рынок труда для молодежи. Однако низкие стипендии, да и в целом стимулы для получения высшего образования при высокой стоимости обучения, наоборот, делают предпочтительным выход на рынок труда, несмотря на кризис. Для дальнейшего развития человеческого капитала следует повысить стимулы к получению высшего образования в стране.

На этом частное не заканчивается, но главный ведь вопрос в том, можно ли сказать, что у нас, как и в России, стагнирующая стабильность?

Стагнация без стабильности

Именно так можно охарактеризовать последнее десятилетие в Казахстане. Если в России темпы экономического роста стабильно низкие, то в Казахстане – не стабильные, но с нисходящей динамикой.

Темпы экономического роста отдельных групп стран, сравнение с Казахстаном, % к предыдущему году

Источник: МВФ

В 2010–2014 годах в среднем темпы экономического роста Казахстана были даже чуть выше, чем средние за тот же период темпы экономического роста всех развивающихся стран. В последующие годы, даже если брать без кризисного 2020 года, темпы экономического роста Казахстана были ниже темпов роста не только развивающихся стран, но общемировых. И в 2020 году падение казахстанской экономики оказалось более сильным, чем у других развивающихся экономик. Согласно МВФ, темпы экономического роста Казахстана в 2021–2025 годах не сильно ускорятся (3,8% в среднем за период), оставаясь все также ниже, чем темпы мировой экономики и экономик развивающихся стран в целом. Но в отличие от России темпы экономического роста Казахстана прогнозируются все еще выше темпов экономического роста развитых стран, которые традиционно должны расти медленнее развивающихся рынков. Есть ли у Казахстана возможность преодолеть снижение темпов экономического роста?

Увидеть большее за деталями

Многие указанные в аналитическом докладе по России тенденции, в частности, процессы деглобализации, политической нестабильности, турбулентности, наблюдаются сейчас по всему миру.

О том, что процессы глобализации носят затухающий характер еще с 2007 года, пишут в своем исследовании Kim, H.-M., Li, P. and Lee, Y.R. (2020). Таким образом, происходящие в России процессы деглобализации – часть общемирового тренда.

Более того, процесс глобализации в целом – это не линейный процесс, а волнообразный. Замечена тенденция усиления процессов деглобализации в момент «перелома» – смены технологических укладов. На этом этапе каждая страна ищет свою нишу на рынках нового технологического уклада, после чего процесс глобализации снова восстанавливается.

Но в аналитическом докладе не рассматривается общемировая картина. Более того, в докладе можно обнаружить противоречия: с одной стороны, авторы критикуют, что средства, накопленные от экспорта нефти, не были использованы для реструктуризации экономики России, с другой, такую политику наряду с плавающим обменным курсом считают абсорбирующей внешние шоки. Также в докладе не были указаны достижения российской экономики по части приведения инфляции в таргетный коридор в период до пандемии коронавируса.

Отсутствие взгляда на экономические процессы «издалека» не позволяют увидеть то, чем реально обусловлены текущие процессы замедления экономики, причем не только России, но и мировой. Следует рассмотреть не десятилетие одной-двух стран, а столетия всей мировой экономики, в котором увидеть глобальные «переломы» – смену технологических укладов.

Смену технологических укладов можно проследить с эпохи промышленных революций, начиная с первого прообраза фабрик, – это был первый уклад. В дальнейшем, с изобретением парового двигателя, с так называемой технологической революцией в транспорте, которая произошла в XVIII–XIX вв., началось формирование второго технологического уклада. Доминирующей экономикой на этот момент окончательно стала Англия. Однако с начала наступления эпохи угля и стали, когда началась широкая электрификация, началось освоение больших территорий в Америке, строительство железных дорог, снова возникает революция в технологиях – образуется третий технологический уклад.

Особенность смены каждого технологического уклада – это процессы политической нестабильности, процессы деглобализации и милитаризации экономик. К примеру, стать лидером четвертого технологического уклада Америке позволила милитаризация в рамках Второй мировой войны. Сейчас мы вновь наблюдаем процессы конфронтации между странами, рост военных расходов. Единственной отличительной особенностью является то, что текущий процесс деглобализации проявляется более сильно в силу объективной причины в виде пандемии Covid-19.

«Окно возможностей»

Увидеть общую картину, а не просто частные экономические процессы, необходимо для того, чтобы в общей картине найти окно возможностей. Есть закономерность, что в период перехода мировой экономики с одного технологического уклада на другой у развивающихся стран появляется «окно возможностей» для начала запуска процессов экономического развития, то есть начало освоения новых производств.

Почему это происходит именно в этот период? Дело в том, что страны-лидеры прошлого технологического уклада, пока еще доминирующего, сильно отягощены перенакоплением капитала устаревающего производства, а также институтами, которые опосредуют функционирование старых технологий. В этом отношении у отстающих стран появляется «окно возможностей». Именно это и показывает история: в XIX веке Германия во время перехода со второго на третий технологический уклад, не будучи отягощенной перенакоплением технологий и институтов, стала одним из лидеров третьего уклада. В период Великой депрессии (смена с третьего на четвертый уклад) США окончательно обогнали Англию, также СССР стал лидером четвертого уклада. В рамках смены четвертого технологического уклада на пятый стало возможно экономическое чудо многих новых индустриальных стран, в частности, «азиатских тигров».

Сейчас происходит смена пятого технологического уклада на шестой. Ключевые отрасли уже обозначились: образование, здравоохранение, альтернативная энергетика. И важно не упустить этот момент.

В аналитическом докладе по России одним из недостатков текущей модели экономики признан рост государственного участия в экономике. Однако этому способствует сама структура нового технологического уклада, доминирующими отраслями которой являются традиционно некоммерческие сферы экономики – образование, здравоохранение. Развитие альтернативных источников энергии на текущем этапе развития также требует государственной поддержки.

Другое дело, что государственное участие должно способствовать развитию, а не тормозить его. И здесь ключевую роль играют институциональные рамки: формальные и неформальные нормы и правила, действующие в экономике. О важности институтов, действующих в стране, в частности, отмечал Ицхоки О., один из авторов доклада. Но еще раньше упоминания важности формирования институтов можно найти у профессора МГУ Аузана А. А. И с этим нужно согласиться: смена технологических укладов требует смены институтов, которая влечет за собой смену роли государства в экономике. Текущий кризис выявил это наиболее сильно: меняется роль правительства с большим акцентом на социальную политику, роль центральных банков в условиях роста инфляции и появления частных денег (криптовалют).

В этих условиях медлительность органов государственного управления может быть оправдана. Это верно для всех развивающихся стран. Важно лишь то, кто первым успеет адаптироваться к новым реалиям. В частности, появление новых форм труда уже требует изменения законодательства. Те страны, правительства которых сумеют быстрее всего адаптировать институциональные рамки и обеспечить поддержку приоритетных секторов экономики, смогут стать лидерами нового технологического уклада.

И в том, как происходит эта адаптация, мы сильно отличаемся от России. Сейчас Россия в большей степени, чем Казахстан, втянута в политические игры, когда не до экономики, и именно это сильно тормозит экономическое развитие страны. Да, деглобализация – это общий тренд, но процессы изоляции действительно поддерживаются в России и внутренними факторами. У нас в Казахстане иначе. В Казахстане кризис в очередной раз лишь подтвердил важность сотрудничества с другими странами. Именно в этом году НБ РК начал процесс переговоров по вступлению в Банк международных расчетов.

Другое дело, что Казахстан слабо представляет, в каком направлении двигаться. Отсюда и распыление на множество проектов, на социальную сферу и МСБ, на инфляцию и экономический рост, на развитие цифровизации и цифровых валют. Нет систематизации дальнейших шагов. Также слишком быстро меняются люди, должности, цели, появляются новые органы, но все это происходит без ликвидации старых, ненужных органов, функции которых отмирают. Новые законы и правила, новые органы начинают вступать в противоречие со старыми, что приводит к формированию хаотичности, перекладывания ответственности.

Вместо вывода следует добавить, что, несмотря на наличие общих черт в виде зависимости от экспорта сырья, роста инфляции, роста процессов изоляции, замедления темпов экономического роста, все же казахстанская экономика сильно отличается от российской. В каких-то аспектах мы справлялись с текущим кризисом лучше российской экономики. И если экономистам в России видится опасность застоя, то в реалиях казахстанской экономики сейчас стало больше возможностей для развития, правда, в условиях хаоса. Сейчас главное – не растеряться, а систематизировать дальнейшие шаги по развитию.

К примеру, если говорить о развитии предпринимательства в Казахстане, то можно сделать акцент на развитии не всей обрабатывающей промышленности, но определенных ее направлений, в частности, машиностроении. Сейчас все страны осваивают рынок электромобилей. Особенно преуспевает в этом Китай. В Казахстане есть залежи кобальта и никеля для производства батарей для электромобилей. Есть и опыт сборки автомобилей. Безусловно, на текущем этапе производство электромобилей без импорта технологий и человеческого капитала в Казахстане невозможно. Но постепенно в Казахстане появятся свои специалисты, а заимствование технологий также сможет стать основой для создания своих.

К этому можно подключить и процесс развития образования. Какие специальности и новые направления нужны для развития машиностроения в нашей стране? Можно усилить сотрудничество с международными университетами, включить в наши программы часть предметов из программ зарубежных вузов, ведь дистанционный формат этому способствует: иностранные преподаватели смогут вести некоторые курсы онлайн.

Как видим, как раз сейчас больше всего возможностей для развития. Важно правильно выбрать направления и инструменты поддержки для развития страны в данных направлениях.

Взаимодействие переходной зоны субдукции и плиты: застой, проникновение и переключение режимов

https://doi.org/10.1016/j.epsl.2017.02.005Получить права и контент

Основные моменты

Горячие молодые плиты проникают в опускать мантию легче, чем холодные старые плиты.

Режим опускания можно переключать, изменяя подвижность верхней плиты, уклон Клапейрона или возраст плиты.

Проще и быстрее перейти от проникновения к застою, чем наоборот.

Abstract

Сейсмическая томография показывает, что субдуцирующие плиты могут либо погружаться прямо в нижнюю мантию, либо залегать в переходной зоне мантии. Более того, некоторые плиты, похоже, изменили режим с застоя на проплавление или наоборот. Мы исследуем динамическое управление этими режимами и, в частности, переход между ними, используя самосогласованные двухмерные термомеханические модели субдукции. Наши модели подтверждают, что способность траншеи двигаться является ключевым фактором выравнивания плиты в переходной зоне.В широком диапазоне вероятных уклонов Клапейрона и скачков вязкости в основании переходной зоны горячие молодые плиты (25 млн лет в наших моделях), скорее всего, проникнут, в то время как холодные старые плиты (150 млн лет) вызывают большее движение траншеи и имеют тенденцию к проникновению. застаиваться. Несколько механизмов могут вызвать застой проникающих плит: старение погружающейся плиты, уменьшение воздействия на верхнюю плиту и увеличение наклона Клапейрона (например, из-за прибытия более гидратированной плиты). Пробить застрявшие плиты труднее.Это может быть достигнуто путем мгновенного изменения усилия верхней пластины со свободной на неподвижную или резкого уменьшения наклона Клапейрона. Быстрое изменение возраста плит в траншее от старых к молодым не может легко вызвать проникновение. На Земле старение погружающейся плиты (с сопутствующим рифтингом верхней плиты) может быть наиболее распространенным механизмом, вызывающим застой плиты, в то время как сильные изменения силы воздействия верхней плиты, по-видимому, необходимы для запуска проникновения плиты.

Ключевые слова

динамика плиты

Взаимодействие плиты и переходной зоны

Застой / провал плиты

переключатели режимов

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2017 Авторы.Опубликовано Elsevier B.V.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Застойный вихревой поток | SpringerLink

  • 1

    von Helmholtz H .: Über Integrale der hydrodynamischen Gleichungen, welche den Wirbelbewegungen entsprechen. J. Reine Angew. Математика. 55 , 25–55 (1858)

    Артикул МАТЕМАТИКА Google ученый

  • 2

    Шуковски, штат Нью-Джерси: Теоретические грузы дер Люфтфахрт. ГТИ, Москва (1925) (опубликовано после смерти автора)

  • 3

    Фромм, Дж.E .: Метод расчета нестационарных течений несжимаемой вязкой жидкости, LA-2910, UC-32, Математика и компьютеры, TID-4500, 21-е изд. (1963)

  • 4

    Пекхэм, Д. Х., Аткинсон, С. А.: Предварительные результаты испытаний в низкоскоростной аэродинамической трубе готического крыла с удлинением 1,0, Aero. Res. Counc. CP 508 (1957)

  • 5

    Краузе Э .: Вклад в проблему разрушения вихрей. Comput. Жидкости 13 , 375–381 (1985)

    Артикул МАТЕМАТИКА Google ученый

  • 6

    Краузе Э., Герстен К. (ред.): Динамика тонких вихрей. В: Материалы симпозиума IUTAM, проходившего в Аахене, Германия, 31 августа — 3 сентября 1997 г., Клувер, Дордрехт, Бостон, Лондон (1998)

  • 7

    Томер О., Клаас М., Шредер В., Краузе Э. : Взаимодействие косого ударного вихря над клином. В: Bathe, K.J. (ред.) Computational Fluid and Solid Mechanics 2003. Proceedings MIT Conference on Computational Fluid and Solid Mechanics, 17–20 июня, стр. 1156–1159 (2003)

  • 8

    Сарпкая Т.: Распад вихря в закрученных конических потоках. AIAA J. 9 , 1792–1799 (1971)

    Артикул Google ученый

  • 9

    Холл М.Г .: Вихревой распад. Анна. Rev. Fluid Mech. 4 , 195–218 (1972)

    Артикул Google ученый

  • 10

    Лейбович С .: Структура вихревого пробоя. Анна. Rev. Fluid Mech. 10 , 221–245 (1978)

    Артикул Google ученый

  • 11

    Краузе, Э.Герстен, К. (ред.): Динамика тонких вихрей. В: Материалы симпозиума IUTAM, проходившего в Аахене, Германия, 31 августа — 3 сентября 1997 г., Клувер, Дордрехт, Бостон, Лондон (1998)

  • 12

    Ши, X .: Numerische Simulation des Aufplatzens von Wirbeln, Diss. RWTH Aachen (1983)

  • 13

    Кизеветтер Ф., Конле М., Саттельмайер Т .: Анализ обратного пламени, вызванного сгоранием, вызванного срывом пламени в горелке с предварительным смешиванием с цилиндрической зоной смешения. J. Eng. Газовые турбины Power 129 , 929–936 (2007)

    Артикул Google ученый

  • 14

    Гёде, Э., Рупрехт, А., Липпольд, Ф .: Вихрь частичной нагрузки в тягодутьевых трубах гидроэлектростанций. В: Краузе, Э., Шокин, Ю.И., Реш, М., Шокина, Н. (ред.) Вычислительные науки и высокопроизводительные вычисления II, 2-й российско-германский семинар по перспективным исследованиям, Штутгарт, Германия, 14–16 марта, 2005, Заметки о численной механике жидкости и междисциплинарном проектировании, т. 91, стр. 217–231 (2006)

  • 15

    Виденхорн, А., Нолл, Р., Эйгнер, М .: Численное описание реагирующего потока в модели закрученной гастурбины.В: Nagel, W.E., Kröner, D.B., Resch, M.M. (ред.) Высокопроизводительные вычисления в науке и технике ’08. Сделки центра высокопроизводительных вычислений в Штутгарте, стр. 365–380 (2009)

  • 16

    Шлехтрим, С., Летцерих, М.: Разрушение вихрей утечки через наконечник в компрессорах при условиях потока, близких к срыву. В: Материалы конференции IGTI-Asme, Орландо, Флорида, UAS, июнь (1997)

  • 17

    Кандил, О.А., Мэсси, С.Дж., Шета, Э.Ф .: Структурная динамика / Взаимодействие CFD для расчета вертикального упора.В: Материалы Международного форума по аэроупругости и структурной динамике, Королевское авиационное общество, Манчестер, Великобритания. R. Aeronaut. J. 297–303 (1996)

  • 18

    Краузе Э .: Осевое течение в тонких вихрях. J. Eng. Термофиз. 11 (3), 229–242 (2002)

    Google ученый

  • 19

    Класс, М .: Экспериментальное исследование взаимодействия ударных вихрей, Дисс. Аэродин. Inst., RWTH Aachen (2002)

  • 20

    Krause E.: По аналогии с соотношением площади и скорости в газовой динамике в тонких вихрях. Acta Mech. 201 , 23–30 (2008)

    Артикул МАТЕМАТИКА Google ученый

  • 21

    Краузе, Э .: Еще раз о поломке. В: Bathe, K.J. (ред.) Computational Fluid and Solid Mechanics 2005. Proceedings Third MIT Conference on Computational Fluid and Solid Mechanics, 14–17 июня, стр. 706–709 (2005)

  • Понимание китайской медицины: застой Ци печени

    Понимание китайского Лекарство: Весна — это время года, когда энергия нашей печени начинает подниматься и двигаться наружу.Это то, что помогает нам быть более активными и энергичными. Но для тех из нас, у кого наблюдается дисбаланс в энергии печени, это может быть время года, когда симптомы со стороны печени обостряются! Такие симптомы, как мигрень, сенная лихорадка, головокружение и ПМС, могут усиливаться. Вы также можете заметить, что чувствуете себя немного более вспыльчивым, чем обычно, или внезапно вспыхиваете гневом.

    Если что-то из этого кажется вам знакомым, сейчас самое время заняться иглоукалыванием. Вы будете удивлены, насколько одно или два сеанса иглоукалывания могут повлиять на баланс энергии печени.А пока вот несколько советов, которые вы можете сделать самостоятельно, чтобы сбалансировать ци печени.

    1. Ешьте зелень. Листовая, растущая вверх зелень питает кровь и мягко перемещает ци вашей печени. Зима — это время для продуктов с большей согревающей и понижающей энергией, чтобы соответствовать энергии зимы. Пришло время начать есть продукты, которые готовятся более легко и за меньшее время, есть менее тяжелую пищу (масла, мясо) и готовить овощи и зелень более легким и здоровым образом.Посмотрите рецепт ниже, чтобы узнать, как заставить всю вашу семью есть здоровую зелень и любить ее! Ой! А если вы местный и ищете отличный способ получить много органических, доступных по цене продуктов этим летом, посетите CSA через Many Hands Organic Farm в Барре.

    2. Упражнение. Нет лучшего способа помочь вашей ци двигаться, чем двигаться! Прислушивайтесь к своему телу и следуйте рекомендациям, основанным на вашем собственном здоровье, конституции и т. Д. Честно говоря, ходьба — одно из лучших вещей, которые вы можете сделать для своего тела и ума.Даже 10 минут в день имеют большое значение.

    3. Остальное. Образно говоря в китайской медицине, наша «кровь» собирается в нашей печени ночью, когда мы спим. Это означает, что печень является частью того, что помогает нам омолодить, пока мы спим. Недостаточный отдых приводит к ослаблению крови, что мешает нашей ци двигаться нормально (и наоборот). Ослабление крови в печени может привести к еще большему беспокойству, укреплению мышц и множеству других симптомов. Правильный ночной отдых позволяет нашей печени лучше выполнять свою работу — поддерживать бесперебойную циркуляцию энергии.

    4. Массаж печени 3. Те из вас, кто является постоянным пациентом, могут узнать этот момент, когда я его опишу. Это очень часто используемая точка на канале печени, чтобы помочь сохранить плавный поток энергии и отвести ее от головы (что делает ее отличной точкой при головных болях, вызванных дисбалансом печени). Чтобы найти его, поставьте ступню перед собой. Пальпируйте пространство между 1-й и 2-й плюсневыми костями (кости, которые спускаются с пальцев ног на верхнюю часть стопы).Найдите болезненное место рядом с местом соединения двух костей и ежедневно массируйте это место.

    5. Создайте свое видение. Энергия древесины (Печень и Желчный пузырь) — это зрение, как в прямом, так и в переносном смысле. Способность видеть свой путь впереди, не увязать в повседневных стрессах и иметь видение своего будущего — все это сильные стороны Печени. Слишком застрявшая и жесткая Печень может иметь проблемы сгибаться на ветру, так сказать, или быть достаточно гибкой, чтобы творчески преодолевать жизненные препятствия.Найдите то, что поможет вам прояснить ваше видение — как повседневное, так и ваши долгосрочные цели. Такие вещи, как ведение дневника, разговор с хорошим другом, медитация и / или посещение семинара, описанного ниже, — все это способы поддерживать поток вашей энергии печени, а ваше видение — сильным и гибким.

    6. Управляйте стрессом . Эмоциональный стресс влияет на все системы органов. Однако печень — это то место, где все начинается. Фактически, стресс и заблокированные эмоции являются наиболее частыми причинами «застревания ци печени» в нашем обществе.Гнев, разочарование, грусть и депрессия могут быть результатом застревания ци Печени, и, если их не выразить или не устранить должным образом, они также могут вызвать дальнейший застой ци печени и привести к другим симптомам. Все эти эмоции — часть жизни. Когда мы чувствуем их избыток или не чувствуем их в подходящее время, это указывает на дисбаланс. Если мы отодвинем эти чувства в сторону, потому что у нас «нет времени с ними справиться», мы добавим еще один слой к блокировкам свободного потока ци нашей печени.

    Разговор с другом, ведение дневника и медитация — все это способы управлять повседневными стрессами, чтобы они не накапливались и не создавали более серьезных проблем. Чтобы сохранить энергию нашей печени здоровой, мы должны противостоять хроническим чувствам стресса / беспокойства и дисбалансу в нашем эмоциональном благополучии.

    А пока вот еще одна точка, которую вы можете массировать дома, чтобы помочь расслабить тело и разум и снять стресс:

    • Селезенка 6: Это точка пересечения трех основных меридианов тела: селезенки, печени и почек.Эта точка отлично подходит для снятия стресса, беспокойства и проблем со сном. Это также действительно может помочь при менструальных спазмах. Начните с внутренней лодыжки и двигайтесь вверх вдоль внутренней части ноги, прямо на внутреннем крае кости (большеберцовой кости). Эта точка примерно на ширине ваших четырех пальцев над лодыжкой. Найдите чувствительное место и помассируйте. Если на ноге вдоль внутренней части большеберцовой кости есть несколько чувствительных пятен, помассируйте их также при менструальных спазмах или другом вздутии живота или спазмах.

    7. Остерегайтесь «ложных» печеночников. Алкоголь, например, временно высвободит энергию вашей печени. И выпивка здесь и там для большинства из нас доставляет удовольствие и не является проблемой. Но чрезмерное употребление алкоголя и других наркотиков — обычный способ для некоторых людей избавиться от эмоциональных симптомов застоя печени. Однако облегчение временное. Вместо того, чтобы усиливать слабые стороны тела, чтобы оно училось восстанавливать баланс энергии самостоятельно, эти экстремальные вещества наносят дальнейший ущерб и заставляют тело чувствовать себя зависимым от большего количества из них, чтобы получить такое же чувство облегчения.И помните, любое экстремальное вещество вызовет дальнейший дисбаланс в организме, часто скрывая исходную проблему и в конечном итоге приводя к более сложным проблемам физического и эмоционального здоровья.

    (PDF) Полетная экстраполяция области застоя плазмы в аэродинамической трубе Flowfield

    498 BARBANTE AND CHAZOT

    Рис. 10 Случай (b): массовые доли O и N для полностью каталитической стенки.

    Рис. 11 Нормированный тепловой поток для критической точки для различных уровней катализа

    .

    рекомбинации для N воспроизводятся с хорошим согласием между образцом

    TPS и летящим телом. Наклон файла атомных частиц pro-

    на стенке несколько больше в пограничном слое реального тела,

    , что объясняет немного более высокий поток тепла при полете.

    Из предыдущего обсуждения можно было сделать вывод, что локальная концепция моделирования теплопередачи

    имеет только ограниченный диапазон применимости,

    , то есть когда условия на внешней границе пограничного слоя

    близки к локальному равновесию.Однако обе кривые на рис. 1 и на рис. 6

    похожи и показывают сильную зависимость теплового потока от каталитичности стенки

    в интервале 10–3–10–1; это говорит о том, что одинаковые физико-химические тенденции

    воспроизводятся в наземном комплексе

    и в полете. Кроме того, глядя на рис.11, мы замечаем, что нормализованный тепловой поток

    Q = qw − qNC

    w

    qFC

    w − qNC

    w

    (15)

    очень похож. для земли и полета в обоих случаях (а) и (б).Превосходное соответствие между нормализованными тепловыми потоками

    в основном связано с равенством

    чисел Дамкёлера для образца TPS и летящего тела

    . Таким образом, легкий поток тепла для произвольного значения каталитичности стенки

    может быть вычислен с помощью формулы

    qf

    w = Qt · qf, FC

    w − qf, NC

    w + qf, NC

    w (16)

    где Qt вычисляется с помощью уравнения. (15) со значениями теплового потока

    , полученными для образца ТПС; эти значения также могут быть экспериментальными —

    подсчитанных.Уравнение (16) очень точное. Рассмотрим для примера

    значение теплового потока для случая (а) с γ = 10−1: расчет образца TPS

    переоценивает тепловой поток на 22% по сравнению с реальным полетным потоком. Если, с другой стороны, уравнение. (16) теплоотдача

    занижена только на 1%, что является действительно значительным улучшением.

    Нормированные тепловые потоки (рис. 11) можно интерпретировать как

    влияние химической активности пограничного слоя на теплопередачу.

    Поскольку тепловой поток всегда увеличивается с увеличением каталитичности стенки,

    кривые будут строго монотонными. Однако кривая, стоящая

    в нижней части графика, указывает на более низкую газохимическую активность —

    , тогда как кривая, лежащая в верхней части, показывает более высокую химическую активность

    внутри пограничного слоя. При химическом равновесии тепловой поток одинаков для всех возможных значений

    каталитичности стенки12, а кривая нормализованного теплового потока сворачивается

    в прямую линию, соответствующую Q = 1.Таким образом, относительные положения

    кривых для случаев (а) и (b) можно интерпретировать на основе этих соображений. Случай (а), например, обозначает ситуацию

    , когда химическая активность газовой фазы ниже. Этот факт связан с тем, что

    имеет гораздо более высокий градиент скорости для этого случая, что способствует замороженному потоку

    в зоне застоя путем введения более низкого числа Damk¨ohler

    . Эту характеристику можно заметить на рис. 11: кривая для случая

    (а) появляется ниже кривой для случая (б).Кроме того, осмотр

    рис. 3 и 8 четко видно, что химическая активность в пограничном слое

    выше в случае (б), чем в случае (а).

    Выводы

    Концепция LHTS была представлена ​​с ее применением в

    экспериментах в плазменной аэродинамической трубе

    . Два примера позволили проиллюстрировать

    различные аспекты методологии и продемонстрировали, что

    правильно экстраполирует наземные условия испытаний на реальные летные.

    равенство энтальпии торможения, давления и градиента скорости плюс

    факт, что поток близок к равновесию в области застоя,

    необходимы для правильного воспроизведения термохимической среды полета

    внутри наземного объекта. Отклонения от условия

    локального равновесия в застойной области реального тела

    в основном ответственны за расхождения в определении

    теплового потока между наземной установкой и полетом.Однако нормализованная формулировка теплового потока

    может быть использована для учета этих несоответствий —

    единиц тепла и для получения улучшенного прогноза теплового потока.

    Благодарности

    Мы хотели бы поблагодарить А. Ф. Колесникова из ИПМ Москва за его помощь

    и плодотворные обсуждения, которые у нас были.

    Ссылки

    1Прабху, Д., «Ограничения проектирования системы — траектория аэротермальных сред —

    », Критические технологии для разработки гиперзвуковых транспортных средств,

    под редакцией Д.Гайтонд и Д. Флетчер, НАТО-RTO, Брюссель, 2004.

    2Колодзей П., «Стратегия и подход к проектированию TPS», Critical Tech-

    Технологии для разработки гиперзвуковых транспортных средств, под редакцией Д. Гайтонда и

    D . Fletcher, NATO-RTO, Brussels, 2004.

    3Anderson, JD, Hypersonic and High Temperature Gas Dynamics,

    McGraw Hill, New York 1989.

    4Neumann, R., «Experimental Methods for Hypersonics: Capabilities and

    Ограничения », Второй совместный европейско-американский краткий курс по гиперзвуке, США

    Академия ВВС Колорадо-Спрингс, Колорадо 80840, январь.1989.

    5Роуз П. и Старк У., «Измерения теплообмена

    в диссоциированном воздухе в точке застоя», Journal of the Aeronautical Sciences, Vol. 25, No. 2,

    1958, pp. 86–97.

    6Стюарт, Д., Чен, Ю., Бэмфорд, Д., и Романовски, А., «Прогнозирование каталитической эффективности поверхности материала

    с помощью дугоструйных испытаний», AIAA Paper

    95-2013, 1995.

    7Колесников, А.Ф., «Комбинированные измерения и расчеты высоких

    энтальпийных и плазменных потоков для определения поверхностной каталитичности TPM»,

    «Методы измерения высокотемпературных и плазменных потоков», под редакцией

    Дж.М. Шарбонье и ГСР Сарма, НАТО-RTO, Брюссель, 1999.

    8de la Llave Plata, M., «Анализ и применение методологии для

    определения каталитичности материалов TPS», Отчет о дипломном проекте,

    2000 -4, von Karman Institute, Rhode-St-Genese, Бельгия, июнь 2000 г.

    9Degrez, G., Barbante, PF, de la Llave Plata, M., Magin, T., and Chazot,

    O., «Определение каталитических свойств материалов TPS в установках ICP VKI

    », ECCOMAS, Барселона, сентябрь.2001.

    Япония Миф о застое? | R-блогеры

    [Эта статья была впервые опубликована на Christopher Gandrud и любезно предоставлена ​​R-блогерам]. (Вы можете сообщить о проблеме с содержанием на этой странице здесь)
    Хотите поделиться своим контентом на R-bloggers? щелкните здесь, если у вас есть блог, или здесь, если у вас его нет. Я наткнулся на статью Эймона Финглтона на веб-сайте The Atlantic, в которой он утверждал, что двухлетняя стагнация Японии в значительной степени является мифом. Я пока не готов полностью согласиться с его тезисом о том, что этот миф был раздута правительством Японии для ослабления политического давления на их ориентированную на экспорт экономическую модель.(Было бы, конечно, интересно, если бы это было правдой. Это определенно тот случай, когда японские компании научились справляться с потенциальным политическим давлением США, например, собирать автомобили в США.)

    Однако, как полупостоянный посетитель Японии, я мне трудно полностью поверить в историю застоя. Место кажется таким чистым и ярким. Если Япония находится в состоянии стагнации, то американским городам, таким как Детройт, следует также «стагнировать».

    В любом случае, помимо интересной статистики о росте японской торговли и повышении уровня жизни с 1980-х годов в статье Имонна, я скептически относился к истории стагнации, основываясь на официальных показателях ВВП (он на самом деле считает, что это заниженные оценки, но давайте оставим пока отложим этот вопрос).Если мы будем контролировать стагнацию роста населения Японии, посмотрев на рост ВВП на душу населения в отличие от общего роста ВВП, мы увидим, что показатели роста Японии не сильно отличаются от показателей США (обычное сравнение стран в историях о стагнации).

    Посмотрите на этот график с использованием данных Всемирного банка:

    Он показывает разницу между годовым общим ростом ВВП Японии и США и ростом на душу населения. Отрицательное число указывает на то, что США выросли больше, чем Япония, и наоборот.0 означает, что рост ВВП одинаков для обеих стран.

    Ключевой период стагнации, на который следует обратить внимание, — это примерно с 2000 года по настоящее время. Япония предположительно находилась в состоянии стагнации, в то время как США процветали. Если мы просто посмотрим на общий рост ВВП, Япония действительно росла медленнее, чем США. Но если мы посмотрим на рост на душу населения, разницы в принципе нет. Если не считать 2009 г., Япония в целом преуспела не хуже США с момента окончания азиатского финансового кризиса.

    Вот код R для воспроизведения графика:

    Связанные

    Устойчивый рост заработной платы, несмотря на недавний рост

    Автор Кристофер Данг, стажер по исследованиям в области экономического развития | Каково реальное влияние стагнации роста заработной платы?

    Отличные новости для всех, зарплаты в США растут быстрыми темпами!… Верно? Правительство демонстрирует различные источники данных, которые показывают, что темпы роста заработной платы растут быстрыми темпами.Однако все может развиваться не так быстро, как кажется. Оказывается, измерение роста заработной платы не такое уж и черное, как может показаться.

    Основная проблема, связанная с измерением роста заработной платы, заключается в том, что есть несколько способов сделать это. Одним из наиболее распространенных способов измерения темпов роста является индекс стоимости занятости, который учитывает стоимость рабочей силы для предприятий в каждом квартале. По состоянию на 2018 год рост заработной платы составил немногим более 2,7%. Хотя кажется, что это не соответствует целевому показателю роста в 3.5–4%, это самый высокий показатель с 2008 года. Однако эта мера предполагает номинальные темпы роста, а это означает, что эти цифры не скорректированы с учетом инфляции. Когда вы принимаете во внимание инфляцию, это рисует существенно иную картину изменений реальной заработной платы.

    Хотя реальная заработная плата растет, это не так сильно, как номинальные темпы роста ~ 2,7%, которыми хвастаются государственные чиновники. Орли Эшенфельтер, профессор экономики Принстонского университета, заявил, что «Номинальная заработная плата растет, но не очень быстрыми темпами — и цены растут почти так же быстро, поэтому реальный рост заработной платы составляет менее 1% в годовом исчислении… это оттенок больше. чем в прошлом.«С учетом инфляции реальная заработная плата растет лишь незначительными темпами. На приведенном ниже графике показана небольшая разница в реальной заработной плате между 2017 и 2018 годами.

    Это приводит к большому вопросу, который обсуждают экономисты: «Почему зарплаты не растут так быстро, как должны? Что заставляет его останавливаться и когда он начнет подниматься? »

    Традиционно существовала обратная зависимость между ростом заработной платы и уровнем безработицы.По мере падения уровня безработицы рост заработной платы увеличивается, и наоборот. Однако после Великой рецессии этого не произошло. Рост средней заработной платы замедлился меньше, чем ожидалось во время рецессии, и остановился во время восстановления. Федеральный резервный банк Сан-Франциско способствует вялому росту заработной платы реконфигурации рабочей силы. Бэби-бумеры с более высокой заработной платой массово уходят на пенсию, в то время как более низкооплачиваемые молодые поколения приходят. И то, и другое одновременно может частично объяснить отставание в росте заработной платы.

    What’s Up with Wage Growth?

    Дополнительно, Федеральный резервный банк Канзас-Сити взвешивает эту дилемму, предполагая, что это может быть связано с тем, что заработная плата должна реагировать не только на текущие условия на рынке труда, но и на то, насколько заработная плата могла регулироваться в прошлом. Например, фирмы, которые не смогли снизить заработную плату во время недавней рецессии, могут позже компенсировать эту потерю, уменьшая повышение заработной платы по мере восстановления экономики.В поддержку этого объяснения ФРС Канзас-Сити также заявило, что существует взаимосвязь между ростом заработной платы сегодня и жесткостью номинальной заработной платы по сравнению с предыдущим годом (доля работников с нулевым изменением заработной платы в прошлом году по сравнению с двумя годами назад). Чтобы доказать свою точку зрения, они провели линейную регрессию между жесткостью номинальной заработной платы год назад и ростом заработной платы сегодня. Результаты предполагают, что изменение жесткости номинальной заработной платы на один процент связано с изменением номинальной заработной платы на ~ 0,26 процентного пункта через год при рассмотрении текущего и предыдущего состояния рынка труда.К сожалению, эти результаты показывают, что рост заработной платы вряд ли ускорится в течение следующего года.

    Несмотря на наличие множества объяснений потенциальных причин замедления роста заработной платы, люди больше обеспокоены тем, когда отстающий рост реальной заработной платы начнет набирать обороты. К сожалению, многие экономисты не могут прийти к единому мнению о прогнозах на будущее. Некоторые утверждают, что в наступающем году мы должны увидеть бум роста заработной платы, а некоторые говорят, что это маловероятно.

    Единственное, что остается неизменным для обеих сторон, это то, что нам нужно, чтобы он поднялся раньше, чем позже.

    Экономическая стагнация угрожает общественному порядку

    ВАШИНГТОН. То, что мы наблюдаем в Европе и что может вырисовываться в Соединенных Штатах, — это истощение современного социального порядка. С начала 1800-х годов индустриальные общества опирались на союз экономического роста и политической стабильности. Экономический прогресс улучшил жизнь людей и укрепил их лояльность к государству. Цикл прервали войны, депрессии, революции и классовые конфликты. Но со временем процветание способствовало развитию стабильных демократий в Соединенных Штатах, Европе и некоторых странах Азии.Нынешний экономический кризис может обратить вспять этот благотворный процесс. Более медленный экономический рост подпитывает политическую нестабильность, и наоборот. Это будет исторический и зловещий разрыв с прошлым.

    Это призрак, который витает над выборами в США и всем развитым миром, хотя это не обязательно должно сбываться. Современные экономики, особенно американские, обладают огромной восстанавливающей силой. Демократические традиции сильны. Тем не менее, нельзя исключать разворота, потому что большинство развитых стран сталкиваются с более медленным экономическим ростом, даже если (вряд ли с уверенностью) они успешно преодолеют последствия глобального финансового кризиса.Полустагнирующие общества не могут оправдать всех ожиданий в отношении рабочих мест, более высокой заработной платы и государственных пособий. Тогда политические институты теряют легитимность. Европа могла предсказать эту мрачную спираль.

    Одни только демографические данные свидетельствуют о более медленном экономическом росте. Старение США, Японии и большинства европейских стран снижает рост рабочей силы, потому что количество новых рабочих меньше, чем выходящих на пенсию рабочих. В Соединенных Штатах средний рост рабочей силы теперь оценивается Бюджетным управлением Конгресса на уровне 0.5 процентов в год, что составляет треть от среднего показателя после 1950 года. В других местах перспективы хуже. В Германии рабочая сила практически не растет; в Японии он снижается. В краткосрочной перспективе снижение уровня рабочей силы смягчит безработицу. В конечном итоге это снижает экономический рост.

    С 1950 по 2011 год экономический рост США составлял в среднем 3,3 процента в год, примерно поровну разделенный между средним приростом рабочей силы на 1,5 процента в год и приростом производительности на 1,8 процента. (Производительность — эффективность — обычно отражает новые технологии, лучшее управление и более квалифицированных рабочих.) При более медленном росте рабочей силы темпы потенциального экономического роста США упадут до 2,3 процента в год, если предположить, что прирост производительности останется прежним. К сожалению, это ошибочное предположение.

    В увлекательной статье экономист Роберт Гордон из Северо-Западного университета предполагает, что рост производительности достиг пика. Прирост дохода на душу населения может постепенно замедлиться до половины или менее от их исторического уровня. Он пишет, что большинство экономистов считают, что «экономический рост — это непрерывный процесс, который будет длиться вечно.»Может и нет, — возражает он. —

    Гордон выделяет три промышленных «революции». Первый начался в Англии около 1750 года и включал прядение хлопка, паровой двигатель и железные дороги. Второй, датируемый 1870-1900 гг., Был наиболее значительным и включал использование электричества, изобретение двигателя внутреннего сгорания и появление водопровода в помещениях с проточной водой. Он утверждает, что это послужило толчком для других достижений: бытовая техника, шоссе, пригороды, самолеты, лифты и современные средства связи (телефоны, телевизоры).

    Гордон менее впечатлен третьей революцией: компьютерами, появившимися примерно в 1960 году, когда крупные компании впервые использовали «мэйнфреймы». Правда, они автоматизировали бронирование авиабилетов, банковские операции и канцелярскую работу. Секретари «начали пропадать». В последнее время произошел взрывной рост электронной коммерции. Но Гордон считает, что Интернет, смартфоны и планшеты ориентированы на развлечения, а не на экономию труда. Он утверждает, что к 2004 году высокий прирост производительности от кибертехнологий «угас».

    По словам Гордона, технологические инновации будут продолжаться, хотя и нестабильно.Подумайте о новых беспилотных автомобилях и новых лекарствах от рака. Но он утверждает, что влияние на уровень жизни среднего американца будет незначительным. Менее квалифицированные рабочие из некачественных школ еще больше снизят производительность и рост заработной платы. Усиление неравенства принесет некоторую выгоду богатым. Более высокие налоги на покрытие бюджетного дефицита и выплаты престарелым снизят заработную плату на дому. Затраты на медицинское страхование (о которых он не упоминает) будут делать то же самое. Хотя пророчества Гордона не были предопределены заранее, они предполагают долгую эпоху замедленного экономического роста.

    Экономический прогресс — прогресс, который люди могут почувствовать и который питает надежду и оптимизм — способствует политической стабильности. Если прогресс сокращается или исчезает, может пострадать стабильность. Люди теряют веру и чувствуют себя преданными. Роль экономического роста в развитых обществах все в большей степени заключается в удовлетворении многочисленных требований различных групп. Люди могут (или думают, что могут) преследовать свои интересы, не нанося ущерба общему благу. Когда система уменьшает или отклоняет многие из этих требований, как это сейчас происходит в Европе, преследование личных интересов становится более спорным и разрушительным.

    То, что происходит в Америке, по степени, но не по сути, отличается от того, что происходит в Европе. Замедленный экономический рост ограничивает способность политической системы оправдать все ожидания. Люди выходят на улицы; экстремистские партии расширяются. Чтобы избежать судьбы Европы, мы должны уменьшить требования людей к системе и стремиться к более быстрому экономическому росту. Это урок. Если мы проигнорируем это, история может пойти вспять.

    Роберт Дж. Самуэльсон — обозреватель Washington Post.

    .

    Похожие записи

    Вам будет интересно

    Ип и налогообложение: Ваш браузер устарел | Тинькофф Банк

    Мотив определение: Мотив. Что такое «Мотив»? Понятие и определение термина «Мотив» – Глоссарий

    Добавить комментарий

    Комментарий добавить легко