Стагнация это простыми: Что такое стагнация — Новости Mail.ru

Содержание

Миф о вековой стагнации by Joseph E. Stiglitz

НЬЮ-ЙОРК – После финансового кризиса 2008 года некоторые экономисты стали утверждать, что США и, возможно, вся мировая экономика страдают от «вековой стагнации», концепция которой была впервые предложена после Великой депрессии. Ранее экономика всегда восстанавливалась после спадов. Но Великая депрессия длилась беспрецедентно долго. Многие полагали, что восстановление экономики произошло исключительно благодаря государственным расходам на Вторую мировую войну, и опасались, что после окончания войны она вернётся в депрессивное состояние.

  1. Putin’s Ukraine Quagmire Mikhail Svetlov/Getty Images

Считалось, что произошло нечто такое, из-за чего даже при низких или нулевых процентных ставках экономика будет постоянно чахнуть. По причинам, которые сейчас хорошо известны, эти мрачные прогнозы, к счастью, оказались ошибочными.

Те, кто нёс ответственность за управление процессом восстановления экономики после 2008 года (а это были те же самые люди, которые виновны в плохом регулировании экономики в предкризисные дни, и к которым совершенно необъяснимым образом обратился президент Барак Обама с просьбой починить то, что они помогли сломать), нашли идею вековой стагнации привлекательной, поскольку она объясняла их неспособность добиться быстрого и уверенного восстановления.

И поэтому, пока экономика чахла, эта идея возродилась: не надо нас винить, как бы говорили её сторонники, мы делаем всё, что можем.

События прошлого года продемонстрировали лживость этой идеи, которая, впрочем, никогда не выглядела очень убедительной. Резкое увеличение дефицита бюджета США с примерно 3% до почти 6% ВВП, вызванное плохо продуманным, регрессивным налоговым законом и повышением расходов, которое поддержали обе партии, подтолкнуло темпы роста экономики примерно до 4% и привело к сокращению безработицы до самого низкого уровня за 18 лет. Эти меры, возможно, плохо продуманы, но они показали, что при достаточной бюджетной поддержке можно достичь полной занятости, даже когда процентные ставки значительно выше нуля.

Администрация Обамы совершила критическую ошибку в 2009 году, отказавшись вводить более масштабные, длительные, гибкие и лучше структурированные бюджетные стимулы. Если бы она это сделала, тогда отскок экономики оказался бы сильнее, и не начались бы разговоры о вековой стагнации. Вместо этого, в первые три года так называемого восстановления доходы росли лишь у 1% самых богатых американцев.

Некоторые из нас предупреждали тогда, что спад, скорее всего, будет глубоким и длительным, и что необходимы более серьёзные меры, отличные от тех, что предлагал Обама. Главным препятствием, как я подозреваю, была уверенность в том, что экономика подверглась лишь небольшому «удару», от которого она быстро оправится. Доставьте банки в больницу, окружите их любовной заботой (иными словами, не привлекайте к ответственности банкиров и даже не ругайте их, а вместо этого поднимите их моральный  дух, пригласив поучаствовать в определении пути вперёд), а самое главное – щедро осыпайте их деньгами, и вскоре всё будет хорошо.

Subscribe to Project Syndicate

Subscribe to Project Syndicate

Our newest magazine, The Year Ahead 2022: Reckonings, is here. To receive your print copy, delivered wherever you are in the world, subscribe to PS for less than $9 a month

As a PS subscriber, you’ll also enjoy unlimited access to our On Point suite of premium long-form content, Say More contributor interviews, The Big Picture topical collections, and the full PS archive.

Subscribe Now

Однако проблемы экономики были глубже, чем предполагалось таким диагнозом. Последствия финансового кризиса оказались серьёзней, при этом масштабное перераспределение доходов и богатства в пользу богатой верхушки ослабило совокупный спрос. Экономика находилась в процессе перехода от промышленного производства к услугам, а рынок сам по себе не очень хорошо управляет подобными процессами.

Были необходимы не просто масштабные расходы на спасение банков. США нуждались в фундаментальной реформе финансовой системы. Закон Додда-Франка 2010 года в какой-то степени (хотя и недостаточно решительной) позволил ограничить вред, наносимый банками всем остальным; но он практически не помог заставить банки реально делать то, что они призваны делать, например, фокусироваться больше на кредитовании малых и средних предприятий.

Требовалось увеличить государственные расходы, но также были нужны и более активные программы по перераспределению и улучшению распределения доходов (pre-distribution), помогающие решить проблемы ослабления переговорной силы работников, накопления рыночной силы крупными корпорациями, а также корпоративных и финансовых нарушений. Кроме того, активная индустриальная и трудовая политика могла бы помочь улучшению ситуации с рынком труда и промышленностью, которые пострадали от последствий деиндустриализации.

Однако власти не сделали всего необходимого, чтобы хотя бы не допустить потери домов бедными домохозяйствами. Политические последствия этих экономических провалов были предсказуемы и предсказаны: появился явный риск, что те, с кем столь плохо обошлись, могут пойти за демагогом. Но никто не мог предсказать, что демагог, которого получат США, будет настолько плохим, как Дональд Трамп – расистский женоненавистник, собравшийся уничтожить принцип верховенства закона внутри страны и за её пределами, а также дискредитировать американские институты, которые говорят правду и дают оценки, включая прессу.

Влияние бюджетных стимулов, таких же крупных, как одобренные в декабре 2017 года и январе 2018 года (в реальности экономика в это время в них уже не нуждалась), было бы намного сильнее десятилетием раньше, когда уровень безработицы оставался очень высоким. Тем самым, слабость восстановления экономики не была результатом «вековой стагнации»; проблема заключалась в неадекватности государственной политики.

И здесь возникает центральный вопрос: а будут ли темпы роста экономики в предстоящие годы такими же сильными, какими они были в прошлом? Естественно, это будет зависеть от темпов технологических изменений. Инвестиции в исследования и разработки, а особенно в базовые научные исследования, являются важным определяющим фактором, хотя и с большой задержкой во времени. Тот факт, что администрация предлагает сокращать подобные расходы, не сулит ничего хорошего.

Но даже помимо этого сохраняется значительная неопределённость. В последние 50 лет подушевые темпы роста ВВП сильно варьировались – от уровня 2-3% в год в десятилетия после Второй мировой войны до 0,7% в минувшем десятилетии. Впрочем, не исключено, что вокруг темпов роста слишком много фетишизма, особенно если мы задумаемся об экологическом ущербе, а тем более о том, что этот рост может и не принести значительных выгод подавляющему большинству граждан.

Есть множество уроков, которые предстоит выучить, по мере того как мы размышляем над кризисом 2008 года. Однако самый важный урок таков: проблема была – и остаётся – политической, а не экономической.

Ничто не мешает управлять нашей экономикой таким образом, который обеспечивает полную занятость и всеобщее процветание. Вековая стагнация – это всего лишь оправдание за ошибочную экономическую политику. Если и пока не будут преодолены эгоизм и близорукость, определяющие нашу политику (а особенно в США под управлением Трампа и его республиканских помощников), экономика, служащая многим, а не нескольким, будет оставаться недостижимой мечтой. Даже в периоды повышения ВВП доходы большинства граждан продолжат стагнировать.

Ирина Лялина: «Стагнация в развитии и образовании – это профессиональная смерть» новость от 18.06.2019

Интервью с Ириной Лялиной, экспертом по управлению персоналом.

Ирина Лялина, эксперт в области управления персоналом.

  • Сертифицированный член Национального союза кадровиков и член сообщества «Эксперты рынка труда»
  • Участник рабочей группы по разработке профессиональных стандартов направления «Управление персоналом»
  • Тренер-консультант по вопросам диагностики, обучения, оценки, развития, эффективности персонала, построения систем управления персоналом
  • Обладатель степени МВА «Управление предприятием. Управление персоналом организации»

Ирина, вы впервые отвечаете на вопросы для журнала «Что делать Обозрение». Пожалуйста, расскажите о себе читателям.

Сейчас преподаю курс «Управление персоналом» в ведущих вузах Москвы и учебных центрах дополнительного образования. Выбрала я это направление неслучайно: более 20 лет сама управляю бизнесом в области консультирования и занимаюсь управлением персонала как директор. Базовое психологическое образование помогает мне сделать предмет «HR-менеджмент» прикладным и практикоориентированным, так как концепция управления бизнесом через людей и проектное управление мне очень близки. Практика консультирования по вопросам управления бизнесом, консалтинговые проекты дают колоссальный материал для кейсов, актуальных в преподавании курса.

Уже несколько лет подряд тема № 1 для обсуждения среди специалистов разных сфер и уровней – профессиональные стандарты. С вашей точки зрения, когда интерес к ней угаснет и почему?

Стандартизация персонала началась ещё в Германии в 1996 году. Это квалификационные требования, вызванные четвёртой технологической революцией, диджитализацией, автоматизацией производств и новыми подходами к подготовке кадров для новых технологий. Российские предприятия также нуждаются в квалифицированных специалистах для работы в международных компаниях с применением международных требований и к процессам, и к технологиям. Чтобы упорядочить требования к функционалу должностей на всех предприятиях, с 2013 года в России ведётся разработка профессиональных стандартов. Например, стандарты для IT-специалистов разрабатываются компаниями-разработчиками. Отвечая на ваш вопрос об угасании интереса к разработке и модернизации профессиональных стандартов, могу предположить, что внимание к теме не исчезнет со временем. Квалификационные требования будут меняться, специальности будут появляться и исчезать. Скорее всего, сегодня внедрение профессиональных стандартов воспринимается не как благо для сотрудника, который от «#вседелаютвсё» защищен функционалом, описанным в ПС. Мне кажется, что это последствия негатива к инноватике вообще, недостаточное разъяснение значимости профессиональных стандартов для самих специалистов. К сожалению, о них знают только сотрудники служб управления персоналом (и то не все). Карательные меры в виде штрафов – ещё одно негативное последствие их быстрого внедрения. Конечно, ПС сегодня имеют массу недоработок и усложняют аудит кадрового состава, нормирование, описание бизнес-процессов.

Почему сотрудникам следует своевременно повышать квалификацию?

Сейчас знания и технологии устаревают быстрее, чем 50 лет назад. Давайте посчитаем? Сегодняшний первокурсник факультета управления (менеджмента) учится по учебникам западных гуру, которые написали их в 80-х годах прошлого века при расцвете капиталистической экономики. Затем учебники переводились, адаптировались на российскую реальность, утверждались, издавались. То есть с момента разработки теории до учебника проходит 10–15 лет. Бизнес не терпит таких отставаний, поэтому даже молодой специалист имеет относительно устаревшие знания, по сравнению со специалистом, который уже на предприятии занимается самообразованием ежедневно и знаком с материалами последних конференций, выступлений, публикаций на иностранных языках.  

Вывод очевиден: сегодня сложно успеть за технологиями, и только самообразование позволяет быть в курсе всех изменений. Уточняю, мы сейчас говорили о специалистах, а не о работниках с простыми навыковыми функциями, где опыт и продолжительность работы полирует профессиональное действие, доводя его до автоматизма.

Насколько важно соответствие программ обучения специалистов требованиям профессиональных стандартов?

Это обязательно и для вузов, и для дополнительного профессионального образования. В ином случае такое обучение можно считать мошенничеством.

Думаю, что при возможности выбора того или иного курса в первую очередь следует руководствоваться не только названием программы и её ценой, но и сверить требования общетрудовых функций, описанных в ПС, с содержанием курса.

Интересный факт: профессия «Специалист по управлению персоналом» в России официально появилась лишь в 2014 году. Чем это обусловлено?

HR-менеджеры (англ. human resources – человеческие ресурсы) появились в России в 1990-х годах, когда появились компании нового формата. На рынок пришли иностранные компании, где эта должность была. Только в 2000 году был утверждён государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по специальности «Управление персоналом». У сотрудников кадровых служб появились новые задачи по менеджменту, оценке, обучению персонала, а автоматизация предприятий и аналитика эффективности сотрудников потребовала специалистов другого качества и уровня подготовки, чем просто специалист по кадровому учёту на предприятии. Кадровые службы переименовывались в отделы управления персоналом. До сих пор многие не понимают, что это разные специализации и сотрудник службы управления персоналом – это уникальный специалист, объединяющий в своей деятельности 5–6 направлений деятельности и областей знания от права до моделирования бизнес-процессов и аналитики эффективности. С 2013 года началась разработка ПС, в том числе и профстандарта «Специалист по управлению персоналом». К 2014 году специальность приобрела название и основные черты-функции. В октябре 2015  года утверждён данный ПС № 559, с 2016 года он вступил в силу. В настоящее время 13 февраля 2018 года Минтруд России разместил на федеральном портале проектов нормативных правовых актов проект приказа «Об утверждении профессионального стандарта “Специалист по управлению персоналом”» с изменениями к предыдущей версии. Это к вопросу об изменениях.

Современный специалист по управлению персоналом – какой он?

Специальность сложная и очень интересная. Развивается в России стремительно, так как мы не сразу в неё вошли, отставая на 25–30 лет в автоматизации процессов управления вообще. Это очень интересное время для тех, кто решил посвятить себя этой специальности. Ежегодно появляются новые специализации, и думаю, что каждый сможет выбрать любимое направление: юриспруденция, экономика, коммуникации, коучинг или конфликтология, работа с сообществами, HR-аналитика или HR-брендинг, геймификация, оценка, обучение, IT-моделирование процессов управления персоналом, бизнес-аналитика и инжиниринг процессов. Я вижу специалиста по управлению персоналом как бизнес-партнёра, конечно, профессионала, сильного менеджера.

В марте 2019 года в Учебном центре «Что делать Квалификация» стартует курс «Управление персоналом и кадровое делопроизводство» с вашим участием. Пожалуйста, выделите три главных умения, которые приобретут слушатели после встреч с вами.

— Понимание функций управления процессами бизнеса через управление персоналом. Консультирование по прикладным вопросам в ваших компаниях.

— Практические навыки общетрудовых функций по ПС и образцы документации для оформления всех бизнес-процессов по управлению персоналом.

— Состояние осознанной некомпетентности с пониманием зон развития и большой библиотекой документов и литературы для самостоятельного развития. Чувство перемен и жажду узнать больше.

В завершении – ваше пожелание читателям.

Я всегда очень завидую тем, кто впервые погружается так глубоко в специальность. Мои поздравления специалистам, для которых будут раскрыты тайны управления сотрудниками. Наслаждайтесь прекрасной возможностью учиться снова, общаться с профессионалами, коллегами, преподавателями, ведь общение — величайшая роскошь!

телеком-операторы спасаются от стагнации — РБК

Потребитель перестает использовать «голос», в основном пересылая данные, требует конвергентных продуктов, ждет от операторов функций единого digital-провайдера. Девальвация усиливает давление на операторов: российского оборудования для развертывания сетей 3, 4, 5G нет и в ближайшее время не будет; затраты компаний большой четверки на покупки за рубежом растут. Международный интерконнект также подорожал в пересчете на рубли.

«Сейчас наш рынок растет темпом всего в 1% за квартал, а ведь еще недавно он рос на десятки процентов в квартал. У всех игроков ситуация схожая: доходы стагнируют, а затраты растут. Мы вынуждены компенсировать снижение маржинальности, деля друг с другом расходы на строительство сетей. В ближайшее время рынок увидит еще больше партнерских проектов по разделению затрат на инфраструктуру», — уверен Юрий Смагаринский.

Читайте на РБК Pro

Тем же путем идут крупные операторы фиксированной связи. По словам Андрея Балаценко, «в России все такие бедные, потому что слишком богатые». «Мы, в том числе и в телекоме, не были готовы сотрудничать — для того, например, чтобы получить синергетический эффект от использования общей инфраструктуры. Каждый строил свое: если стоят «вышки» — то четыре рядом, если висит кабель — то пучками». «Мы вкладывали больше, чем было разумно. Теперь придется учиться сотрудничать, и мы уже делаем это», — подчеркивает он.

Конкуренция как драйвер

Укрепление партнерства в использовании ресурсов не мешает обострению конкуренции за клиентов, причем в их поиске операторы заходят в смежные сегменты и укрепляются на новых для себя рынках. «Становимся ли мы банком или начинаем заниматься системной интеграцией — это прежде всего инструменты, которые компания в данный момент выбирает, чтоб достигать своих целей. Поэтому это история не про кризис, а про конкуренцию, — считает Алексей Титов, директор по инфраструктуре Северо-Западного филиала компании «МегаФон».  — Телеком-отрасль в России была высококонкурентной с самого начала, и это давало большую динамику в разгоне». Именно благодаря конкуренции, уверен Алексей Титов, мобильная связь в России сейчас находится на пике технологического развития, обгоняя по своему качеству многие другие страны.

Виктория Тихонова, «ВестКолл» (Фото: РБК СПб)

Конкуренция, между тем, не просто ужесточается, а зачастую перестает быть добросовестной, отмечает Виктория Тихонова, директор Санкт-Петербургского филиала компании «ВестКолл». Каждый оператор хочет получить всё и сразу. «Мы все живем как последний день», — говорит она.

Потеря голоса

Елена Абрамова, директор по работе с бизнес-рынком МТС «Северо-Запад», подчеркивает, что ИКТ-рынок не поменялся в одночасье: зерна изменений были заложены уже давно. Причиной оптимизации становятся изменения в структуре потребления услуг связи.

«Каждый оператор, инвестируя на протяжении последнего времени в строительство сети, понимал, что голос будет переходить в передачу данных — мы сами подогревали этот тренд. Разумеется, операторы вынуждены искать решения, чтобы компенсировать эти потери, — объясняет она. — Кто-то покупал фиксированных операторов, а мы развивали финансовые сервисы, и также вышли на рынок системной интеграции. Все эти инициативы преследуют одну цель: не позволить клиенту смотреть на другие рынки, на других операторов, и предоставить ему весь комплекс услуг, сервис из «одного окна».

Елена Абрамова, МТС (Фото: РБК СПб)

Для МТС покупка системного интегратора принесла и экономию издержек, так как приобретенная структура отвечала за биллинговую систему МТС, но, как отмечают в компании, это не главное: рынок системной интеграции в Петербурге еще не насыщен, так что есть потенциал для роста. «Клиент уже не диктует спрос. Это наша задача — подсказать ему, как можно более эффективно построить его бизнес. И для этого нужны разные инструменты — и телекоммуникационные, и IT, и финансовые», — резюмирует Елена Абрамова.

О целесообразности выхода на другие рынки задумывались и в «МегаФоне». «Финансовые проекты у нас есть, — отмечает Алексей Титов. — но только там, где мы убеждены в эффективности этого инструмента. С точки зрения компании, кризис — это стимул проявить гибкость, договариваться и сотрудничать, внедрять инновации. Конечно, инновации, как и все новое, могут не сразу найти понимание у потребителя, но именно они зачастую позволяют двигаться вперед».

Алексей Титов, «МегаФон» (Фото: РБК СПб)

«Впереди еще снижение спроса, и к этому надо готовиться», — говорит Андрей Балаценко. «Спрос пока не упал, но упадет, поэтому оптимизироваться надо всем, включая нас», — полагает Виктория Тихонова.

Кризис недоверия

ИТ-рынок чувствует себя несколько лучше, чем телеком: ИТ-компании все-таки показывают прибыль. Однако, как рассказал Владимир Быков, коммерческий директор компании «Тринити», компаниям приходится бороться с недоверием владельцев и руководителей предприятий к информационным технологиям как к ключевому элементу генерации прибыли.

«К сожалению, многие руководители, которые управляют бюджетом, видят в ИТ лишь средства повышения удобства и качества работы персонала. Например, рабочие станции — это прекрасное замещение пишущей машинки и удобство обработки табличных данных, отличное решение для ведения бухгалтерии компании, а сети снимают необходимость передавать информацию в бумажном виде. Но мир меняется, и дигитализация бизнеса ставит новые задачи, появляются новые формы, которые заставляют классический бизнес трансформироваться», — говорит Владимир Быков.

Владимир Быков, «Тринити» (Фото: РБК СПб)

Повлиять на недоверие можно — для этого необходимо изменить роль ИТ-специалистов в развитии предприятия. В большинстве случаев ИТ-руководитель на предприятии отвечает за работоспособность информационных систем, не более того. Но в современных реалиях бизнеса надо, чтобы ИТ-специалисты отвечали за бизнес-результаты и за развитие своих компаний.

«Безусловно, здесь возникает вопрос о необходимости профильного образования. К примеру, в России требуется порядка полумиллиона специалистов, связанных с облачными технологиями, а готовит их только несколько университетов нашей страны. И я уже не говорю об Интернете вещей, прогнозной аналитике в бизнесе и промышленности — этому учат очень мало». «Не хватает специалистов, стоящих на стыке ИТ и бизнеса. Это очень острая проблема», — резюмирует Владимир Быков.

Взлетая в облака

Для маленьких компаний кризис — это время возможностей: им проще адаптироваться, принимать решения, менять правила, протоколы, принципы, — уверен Дмитрий Петров, генеральный директор компании «Комфортел». «Мы воодушевились, когда доллар начал расти. Закончилась нефтяная эра, так что возвращения к прошлому ждать не стоит, — говорит он. — Вместо нефтяных труб, деньги будут приносить «трубы», по которым перетекают большие объемы разнообразных данных. И мы прекрасно себя чувствуем в роли такой трубы: мир уходит в облака, поэтому качественная транспортировка информации очень востребована». Для того, чтобы повышать качество, компания приняла принципиальное решение набирать специалистов, — продолжает Дмитрий Петров. — В ущерб прибыльности, но ради развития, мы готовы на такие расходы».

Дмитрий Петров, «Комфортел» (Фото: РБК СПб)

Облачный бум, упомянутый Д.Петровым, стимулирует рост целого ряда компаний — так, Linxdatacenter, поставщик услуг в сфере хранения и обработки данных, декларирует четырехкратное увеличение продаж облачных сервисов. Причина в том, что бизнес, пересматривая статьи собственных расходов, стал более лоялен к хранению информации на чужих серверах, ведь строить и содержать свой ЦОД в условиях кризиса — непозволительная роскошь. Да и принятие изменений в 152-ФЗ «О персональных данных», вынуждающих переносить сервера в Россию, простимулировало рынок дата-центров. Переход в облака также стал частью решений по оптимизации бизнеса клиентов.

«В период кризиса мы получили массу плюсов: благодаря 152-ФЗ, к нам пошло много клиентов с запросом о хранении оборудования и данных, — отмечает Екатерина Куканова, региональный управляющий директор Linxdatacenter. — Также кризис напомнил нам о важности фокусировки: мы провели сегментирование и выяснили, у какого типа клиентов наши услуги более востребованы, какой тип клиентов перспективен для развития, и сфокусировали свои усилия на этой клиентуре. Кроме того, мы перешли от евро к рублям, разработали программы лояльности и поддержки существующих клиентов, ввели инновации в управлении и бизнес-процессах — новая стратегия дала нам ощутимую пользу».

Ирина Чернигова (Simple), Екатерина Куканова (Linxdatacenter) и Евгений Зинин (РБК) (Фото: РБК СПб)

Представители ИКТ уверены, что, если у компаний сейчас получится пройти необходимую трансформацию, то отрасль в итоге станет значительно сильнее. «Российский менталитет известен тем, что мы всегда можем убедительно объяснить, почему что-то не получилось. Но если мы будем искать решение, а не оправдание, мы сможем стать кардинально другими», — считает Андрей Балаценко.

Беседа состоялась в рамках серии дискуссий «Клуб Winner — встречи прогрессивных бизнесменов за бокалом вина» в ресторане Café Claret отеля «Гельвеция». 

эксперт рассказал, что готовит Центробанк

3 февраля 2022, 01:00

В России Общество Экономика



Прогнозы на наступивший год – далеко неутешительные. Экономист обещает российской экономике «в лучшем случае» стагнацию, сообщает ИА DEITA.RU.

Экономист Петр Заборцев дал прогноз для bankiros о стратегии Центробанка на текущий год. Поводов для оптимизма мало – ожидается новое повышение ставки и ввод иных ограничений, ограничивающих спрос. Снизится долговая нагрузка, но экономика страны начнет постепенно тормозиться, и в лучшем случае это будет стагнация, а в худшем – устойчивое падение.

Высокая инфляция и планомерный рост цен так и останутся спутниками россиян. Для этого даже существует специфический термин – «стагфляция». Уже в первом квартале возможно появление ее признаков. Эксперт также обратил внимание на то, что стагфляционная спираль (когда растущие цены снижают спрос) приводит к снижению производства и доходов, как следствие – спрос снижается еще в несколько раз. При этом цены на сырье начнут снижаться. 

«Такая ситуация может доставить нам всем много хлопот. Увеличить бедность и неравенство», – считает эксперт.

В этом случае, по мнению Петра Заборцева, «Центробанк провернет свой любимый финт, направленный на выравнивание целевого уровня платежного баланса. Простыми словами, проведет девальвацию рубля, чтобы стимулировать экспортеров», – пишет эксперт. За счет этого планируют поддержать положительный платежный баланс.

Дальнейшую ситуацию комментировать пока невозможно, констатирует эксперт. В условиях пандемии, кризиса на границе с Украиной и возможных новых санкций экономика России может как окончательно загнать себя в гроб, так и выправиться, но за счет чего – понять на данном этапе сложно.

Автор: Василий Кучин

Экономическая депрессия — что это такое: определение термина простыми словами

Экономическая депрессия — это явление, при котором в течение нескольких лет подряд реальный валовый внутренний продукт (ВВП) значительно снижается. Точных показателей подобного падения не существует, но специалисты говорят о цифре в 10% на период более двух лет подряд. Депрессия отличается от кризиса тем, что происходит в течение долгого времени.

Данное понятие повсеместно употреблялось в экономической и политической сфере в 19-20 веке. Наиболее негативный смысл оно приобрело после Великой депрессии в США в 1930-х годах. Поэтому слово стало меньше употребляться и было заменено на более нейтральные термины, такие как стагнация и рецессия. Но оно было возвращено в обиход после преобразований в социалистической экономике, а позже — кризиса в Греции.

Мнения экспертов на счет причин Великой депрессии разнятся. Существует несколько теорий по этому поводу, но большинство экономистов сходятся во мнении, что основным фактором послужила совокупность этих показателей:

  • Кейнсианская теория называет основанием дефолта дефицит денежной массы.  В те годы деньги были обеспечены золотым запасом, что сильно их ограничивало. При этом развивалась промышленность, были изобретены и запущены в производство многие уникальные товары — например, автомобили, самолеты, радио. Избыток количества и ассортимента товаров совместно с нехваткой денег вызвали серьезную дефляцию. Общее падение цен вызвали разорение предприятий, невыплату займов и общую финансовую неустойчивость. Последствия ударили даже по развитым экономическим сферам
  • Марксистская теория объясняет депрессию недостатками в развитии производства из-за капиталистического строя
  • Теория биржевого пузыря говорит о том, что инвестиции в промышленность превысили необходимые в несколько раз
  • Теория стремительного прироста объясняет кризис в стране увеличением количества детей в семье. Цифра в 3-5 детей характерна для аграрного строя, но во время депрессии, кроме промышленного производства активно развивались медицина и фармацевтика, а также произошло повышение общего уровня жизни. Поэтому смертность по естественным причинам сократилась

Депрессия – это та же рецессия, но с усиленными признаками:

  1. Спад ВВП
  2. Увеличение количества безработных
  3. Уменьшение объемов промышленного производства
  4. Падение объемов торговли
  5. Понижение уровня жизни людей

Аналитики выделяют несколько депрессионных периодов в прошлом веке:

  1. 1929-1933 годы — Великая депрессия, которая коснулась высокоразвитых стран, таких как США, Великобритания. Германия, Франция. Промышленность сократилась на 23-46%, безработица возросла на 20%, экспорт упал в 2-3 раза.
  2. 1980-е годы — затяжной кризис произошел в нескольких государствах Южной Америки. Пострадали Бразилия, Мексика. Аргентина, Чили
  3. 1990-е годы — крах социалистического режима привел к депрессии в странах Восточной Европы, бывших республиках СССР и Финляндии, которая была тесно взаимосвязана с Союзом
  4. 2011 год — Греция, имея падение ВВП в 15% за последние 3 года и рост безработицы до 25%, впала в депрессивное состояние экономики после периода стагнации

В экономической науке существует мнение, что причиной депрессии может послужить любое происшествие, которое вызывает длительное падение покупательского спроса. Основными причинами долгосрочного спада считаются:

  • Политика. Внутренний либо внешний политический конфликт, то есть военные действия; общая нестабильность политического строя в стране
  • Перемены в структуре национальных расходов. Государство является таким же участником рынка, как и другие лица, но величина расходов такого мощного субъекта напрямую влияет на общее финансовое положение населения
  • Колебания в производственных тратах. Резкое повышение цен на сырье, подорожание импортных ресурсов, увеличение налоговых ставок могут привести к удорожанию производимой продукции, а вследствие этого падению спроса
  • Новые технологии. Изобретение новых способов производства либо открытие новых товаров заметно понижают рейтинг устаревших методов и предметов, они становятся не интересны покупателю
  • Деловой цикл. Если нет других видимых причин, то периодические изменения в рыночных обстоятельствах могут привести к спаду рыночной экономики
Источники

Популизм приходит вслед за кризисом в экономике

«У любой сложной проблемы есть решение – ясное, простое и неверное» – эти слова американского журналиста и сатирика Генри Луиса Менкена вполне могли бы быть сказаны о современной политике. Западный мир сталкивается со сложными проблемами – прежде всего с недовольством огромного количества граждан. Те, кто стремится к власти, вроде Дональда Трампа в США и Марин Ле Пен во Франции, предлагают ясное, простое и неверное решение – национализм, нативизм (теория превосходства граждан, родившихся в стране, над иммигрантами – «Ведомости») и протекционизм.

Все эти лекарства – фальшивки. Что не мешает болезни быть вполне реальной. Если правящие элиты по-прежнему будут не в состоянии предложить убедительные средства лечения, волна сметет их самих, заодно положив конец попыткам соединить демократическое самоуправление с открытым, основанным на сотрудничестве мировым порядком.

В чем причина этого отката? В значительной степени дело в экономике. Рост благосостояния прекрасен и сам по себе. Но кроме этого он дает возможность вести политику игры с положительной суммой, что укрепляет демократию, ведь возможность заработать очки получает каждый игрок. Рост благосостояния примиряет людей с экономическими и социальными проблемами. А его отсутствие порождает гнев.

McKinsey Global Institute выявляет особенности происходящего в докладе, красноречиво названном «Беднее, чем родители?» В нем показывается, сколько домохозяйств пострадали от стагнации или падения реальных доходов. С 2005 по 2014 г. это испытали на себе от 65 до 70% домохозяйств в 25 развитых странах. Между тем с 1993 по 2005 г. таких домохозяйств было лишь 2%. Это касается собственно заработанных доходов, так как из-за бюджетного перераспределения доля страдающих от стагнации реальных располагаемых доходов составила от 20 до 25% .

McKinsey также исследовал личную удовлетворенность уровнем доходов, опросив 6000 человек во Франции, Великобритании и США. Как выяснилось, она в большей степени зависит от того, выросли ли доходы человека по сравнению с людьми сходного статуса, чем от того, приблизились ли они к доходам более состоятельных сограждан. Люди предпочитают становиться более обеспеченными, даже если знают, что разрыв с более богатыми им не сократить. Стагнирующие доходы удручают больше, чем растущее имущественное неравенство.

Главная причина длительной стагнации реальных доходов – финансовые кризисы и медленное восстановление экономики после них. Все это подорвало общественное доверие к компетентности и честности деловой, административной и политической элит. На общую картину повлияли и другие изменения. Среди них старение (особенно в Италии) и сокращение доли зарплат в национальном доходе (особенно в США, Великобритании и Нидерландах).

Стагнация реальных доходов, длящаяся дольше, чем когда-либо со Второй мировой войны, – бесспорный политический факт. Но это не может быть единственной причиной недовольства. Многих из находящихся в середине шкалы распределения доходов пугают культурные сдвиги. Касается это и иммиграции – неотъемлемой части глобализации. Гражданство – наиболее ценный актив, которым владеет большинство жителей развитых стран. Они не хотят делиться им с чужаками. Референдум в Великобритании – первое предупреждение.

Так что же делать? Если Трамп станет президентом США, будет, пожалуй, уже поздно. Но предположим, что этого не случилось, а если случилось, последствия оказались не таким страшным, как я опасаюсь. Можно ли в этой ситуации что-то сделать?

Во-первых, нужно понять, что в своем стремлении к процветанию мы зависим друг от друга. Крайне важно уравновешивать отстаивание собственного суверенитета и потребность в глобальном сотрудничестве. Органы международного управления, хотя и необходимые, должны ориентироваться на задачи, которые страны не в состоянии выполнить самостоятельно. Они должны сосредоточиться на обеспечении самых необходимых из мировых общественных благ. Сегодня это означает, что вопрос изменения климата становится более приоритетным, чем дальнейшее открытие мировых рынков для торговли или облегчение движения капиталов.

Во-вторых, реформировать капитализм. Финансы сегодня играют чрезмерную роль. Финансовая система стала стабильнее, но она искажена ложными стимулами. Интересам акционеров придается слишком большое значение по сравнению с другими сторонами, заинтересованными в успешной работе корпораций.

В-третьих, усилить международное сотрудничество в тех случаях, когда оно может помочь правительствам достичь важных целей внутри той или иной страны. Здесь, вероятно, важнейший вопрос – налогообложение. Владельцы больших состояний, пользующиеся системой безопасности, которую обеспечивают легитимные демократии, не должны скрываться от налогов.

В-четвертых, интенсифицировать экономический рост и расширить возможности для получения доходов. Часть решения здесь – более энергичная поддержка совокупного спроса, особенно в еврозоне. Не менее важно поощрять инвестиции и инновации. Изменить экономические перспективы, возможно, и не получится. Но увеличение минимальной заработной платы и щедрые налоговые льготы для работающих – эффективные инструменты повышения доходов среди наименее обеспеченных.

В-пятых, объявить войну шарлатанам. Невозможно противостоять требованиям контролировать приток непрофессиональной рабочей силы в развитые страны. Но такой контроль не повлияет на зарплаты. Попытки защитить свою промышленность, поставив искусственные заслоны для импорта, дороги и не помогут заметно повысить долю производства в структуре занятости. Да, в Германии эта доля выше, чем в США и Великобритании. Но в Германии экспорт значительно превышает импорт, а производители имеют сильные конкурентные преимущества, поэтому ее пример нельзя считать универсальным.

Наконец, необходимо признать серьезность ситуации. Длительная стагнация, культурные сдвиги и неудачи в проводимой политике начинают подрывать баланс демократической легитимности и мирового порядка. Выдвижение Трампа – результат этих процессов. Те, кому не по душе шовинизм, должны предложить творческие и амбициозные идеи, призванные этот баланс восстановить. Это будет непросто. Но мы не можем позволить себе неудачу. На кону вся наша цивилизация.

Автор – ведущий экономический обозреватель Financial Times

новый кризис или ведущие страны устоят?

https://radiosputnik. ria.ru/20211014/stagflyatsiya-1754572699.html

Миру грозит стагфляция: новый кризис или ведущие страны устоят?

Миру грозит стагфляция: новый кризис или ведущие страны устоят?

Миру грозит стагфляция: новый кризис или ведущие страны устоят?

Радио Sputnik, 14.10.2021

2021-10-14T15:02

2021-10-14T15:02

2021-10-14T16:49

авторы

экономика

инфляция

антон силуанов

подкасты – радио sputnik

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/92576/44/925764472_0:214:4101:2520_1920x0_80_0_0_c2068353faa15b27aa713c5a61902e2d.jpg

Горе луковое! Как цены на овощи ускорили инфляцию в России

Минэкономразвития повысило прогноз по инфляции по итогам текущего года до 7,4 процентов. В качестве причины изменений глава ведомства Максим Решетников называет нетипичное удорожание овощей и фруктов, а также ускоренный рост цен на мясо. Что еще влияет на стоимость продуктов, как на России отражается рост мировых цен на газ и стоит ли готовиться к продовольственному кризису, выясняем в эфире радио Sputnik. Глушков: на самом деле продукты дешевеют. Глушков: как можно сдерживать цены, если мы собираем урожай один раз в год? У нас всегда избыток предложений в сентябре. Это ежегодная тенденция. Все зависит от того, сколько и какого качества урожая мы соберем. Юшин: с 2015 по 2020 годы цены на курицу и свинину не менялись. Юшин: единственный способ стабилизировать цены — увеличить объемы производства. Не нужно отнимать деньги у производителей, пусть они лучше их вкладывают. Солабуто: ставки в итоге вырастут. Ипотека достигнет 17% годовых. Солабуто: крупные торговые сети закупают продукты за рубежом. Нас ждут нехватка позиций и рост цен. Но потом появится импортозамещение.

audio/mpeg

Сочетание стагнации экономики и роста инфляции называют стагфляцией. Миру грозит именно эта проблема. Виноваты в разгоне цен США, они продолжают печатать доллары. А еще мир может столкнуться с гиперинфляцией. Чем опасны эти явления?Две трети государств «группы двадцати» имеют инфляцию, превышающую целевой показатель, а «во многих развитых странах масштабы инфляционного давления беспрецедентны», заявил министр финансов России Антон Силуанов на встрече управляющих центральными банками и глав финансовых ведомств G20. На этом фоне России, по словам главы Минфина, удается сохранять нормальный баланс между бюджетной и денежно-кредитной политикой. Министр рекомендовал коллегам из стран «двадцатки» также взять под контроль рост цен. Прислушаются или нет – узнаем в ближайшем будущем.Стагфляция – крайне опасное состояние экономики. Термин образован от слов «инфляция» и «стагнация». Что такое инфляция, знают все. Стагнацией называют экономический спад, при котором растет безработица, падают объемы промышленного производства, а еще сокращается покупательная способность населения – люди не приобретают товары длительного пользования, стараются откладывать деньги. В общем, это застой, по-простому.Особенно заметна стагфляция в США, крупнейшей экономике мира, на 70% основанной на потреблении. Кстати, в 1970-х годах там уже такое было. Обычно, когда в стране экономика идет вниз, то вместе с ней параллельным курсом вниз идет и инфляция. Поэтому ситуация, которая сложилась сегодня в США, необычная. Потому что полвека назад была тоже стагфляция, но соотношение госдолга к ВВП США было куда более комфортное. Сейчас же ситуация в целом тревожная. Экономика не блещет ни в Европе, ни в Китае, ни в ряде других стран: на допандемические показатели никто не вышел.Кстати, штамм коронавируса «дельта» препятствует повторному открытию многих секторов и бьет по глобальным цепочкам поставок, портам и логистике. Нехватка ключевых ресурсов, таких как полупроводники, еще больше затрудняет производство автомобилей, электроники и других потребительских товаров длительного пользования, вызывая инфляцию. Это похоже на идеальный шторм, который в принципе не должен длиться слишком долго, пишет известный экономист Нуриэль Рубини, предсказавший кризис 2008 года.Но проблемы куда серьезнее. И они идут от США. Там работает гигантский пакет стимулов. Суммарные фискальные стимулы, введенные в США за последний год, составляют почти 6 триллионов долларов, это треть ВВП страны. На подходе новый транш в 3-3,5 триллиона долларов, который сейчас обсуждает Конгресс. И потом Федеральная резервная система (ФРС) свернет стимулы. Но никогда не говори «никогда», как говорится. Ситуация может деградировать, а «лечить» экономику в США не умеют – просто заливают деньгами. А именно закачка долларов в систему стала катализатором разгона глобальной инфляции, отметил ранее помощник президента России Максим Орешкин. Она могла и спровоцировать энергетический кризис в этом году.Тем временем ФРС продолжает увеличивать денежную массу, что может привести к гиперинфляции. Темпы количественного смягчения сегодня в пять раз выше, чем до пандемии. Учитывая страсть Белого дома к расходам, доллар может резко девальвироваться, это унесет нефть в район 180 долларов за баррель к концу 2022 года. Никто же весной 2021года и подумать не мог, что газ будет стоить под две тысячи долларов за тысячу кубов. Так и тут: рынок недооценивать не стоит.Автор Кирилл Гришин, радио SputnikКоротко и по делу. Только отборные цитаты в нашем Телеграм-канале.

https://radiosputnik.ria.ru/20211012/inflyatsiya-1754197924.html

https://radiosputnik. ria.ru/20211010/rossiyan-1753867398.html

https://radiosputnik.ria.ru/20211005/tseny-1753162275.html

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Кирилл Гришин

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155740/38/1557403806_0:21:413:434_100x100_80_0_0_d58b60ea8cad562382698b0ff82b2929.jpg

Кирилл Гришин

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155740/38/1557403806_0:21:413:434_100x100_80_0_0_d58b60ea8cad562382698b0ff82b2929.jpg

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/92576/44/925764472_228:0:3872:2733_1920x0_80_0_0_d26afd892caf3613c7025fbc5f4f0f92.jpg

Радио Sputnik

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Кирилл Гришин

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155740/38/1557403806_0:21:413:434_100x100_80_0_0_d58b60ea8cad562382698b0ff82b2929.jpg

экономика, инфляция, антон силуанов, подкасты – радио sputnik

Сочетание стагнации экономики и роста инфляции называют стагфляцией. Миру грозит именно эта проблема. Виноваты в разгоне цен США, они продолжают печатать доллары. А еще мир может столкнуться с гиперинфляцией. Чем опасны эти явления?12 октября 2021, 14:06Сказано в эфиреИнфляция в России ускорилась. Эксперт объяснил почемуДве трети государств «группы двадцати» имеют инфляцию, превышающую целевой показатель, а «во многих развитых странах масштабы инфляционного давления беспрецедентны», заявил министр финансов России Антон Силуанов на встрече управляющих центральными банками и глав финансовых ведомств G20. На этом фоне России, по словам главы Минфина, удается сохранять нормальный баланс между бюджетной и денежно-кредитной политикой. Министр рекомендовал коллегам из стран «двадцатки» также взять под контроль рост цен. Прислушаются или нет – узнаем в ближайшем будущем.

Стагфляция – крайне опасное состояние экономики. Термин образован от слов «инфляция» и «стагнация». Что такое инфляция, знают все. Стагнацией называют экономический спад, при котором растет безработица, падают объемы промышленного производства, а еще сокращается покупательная способность населения – люди не приобретают товары длительного пользования, стараются откладывать деньги. В общем, это застой, по-простому.

Особенно заметна стагфляция в США, крупнейшей экономике мира, на 70% основанной на потреблении. Кстати, в 1970-х годах там уже такое было. Обычно, когда в стране экономика идет вниз, то вместе с ней параллельным курсом вниз идет и инфляция. Поэтому ситуация, которая сложилась сегодня в США, необычная. Потому что полвека назад была тоже стагфляция, но соотношение госдолга к ВВП США было куда более комфортное.

Сейчас же ситуация в целом тревожная. Экономика не блещет ни в Европе, ни в Китае, ни в ряде других стран: на допандемические показатели никто не вышел.

Кстати, штамм коронавируса «дельта» препятствует повторному открытию многих секторов и бьет по глобальным цепочкам поставок, портам и логистике. Нехватка ключевых ресурсов, таких как полупроводники, еще больше затрудняет производство автомобилей, электроники и других потребительских товаров длительного пользования, вызывая инфляцию. Это похоже на идеальный шторм, который в принципе не должен длиться слишком долго, пишет известный экономист Нуриэль Рубини, предсказавший кризис 2008 года.Но проблемы куда серьезнее. И они идут от США. Там работает гигантский пакет стимулов. Суммарные фискальные стимулы, введенные в США за последний год, составляют почти 6 триллионов долларов, это треть ВВП страны. На подходе новый транш в 3-3,5 триллиона долларов, который сейчас обсуждает Конгресс. И потом Федеральная резервная система (ФРС) свернет стимулы. Но никогда не говори «никогда», как говорится. Ситуация может деградировать, а «лечить» экономику в США не умеют – просто заливают деньгами. А именно закачка долларов в систему стала катализатором разгона глобальной инфляции, отметил ранее помощник президента России Максим Орешкин. Она могла и спровоцировать энергетический кризис в этом году.10 октября 2021, 11:08В РоссииРоссиян предупредили о росте цен в октябре

Тем временем ФРС продолжает увеличивать денежную массу, что может привести к гиперинфляции. Темпы количественного смягчения сегодня в пять раз выше, чем до пандемии. Учитывая страсть Белого дома к расходам, доллар может резко девальвироваться, это унесет нефть в район 180 долларов за баррель к концу 2022 года. Никто же весной 2021года и подумать не мог, что газ будет стоить под две тысячи долларов за тысячу кубов. Так и тут: рынок недооценивать не стоит.

Автор Кирилл Гришин, радио Sputnik

5 октября 2021, 13:34Сказано в эфиреКогда «остынет» рынок продовольствия в России? Мнение экономистаКоротко и по делу. Только отборные цитаты в нашем Телеграм-канале.

Стагнация и неестественно низкие процентные ставки: простая критика измененного Нового консенсуса и альтернативы супермультипликатора Сраффа*: Review of Keynesian Economics

5.1 Такие же простые, но разные предположения

Таким образом, у нас нет веских теоретических (с учетом критики теории капитала Сраффа) или эмпирических оснований для того, чтобы сохранить допущение, что β > 0, и впредь отказаться от него и рассматривать техническое нормальное отношение капитала к выпуску как экзогенно заданное.Когда мы делаем это, мы отбрасываем даже возможное ограниченное влияние процентной ставки на инвестиции через значение технического нормального отношения капитала к выпуску. Таким образом, мы заменяем неоклассическую инвестиционную функцию очень простой индуцированной инвестиционной функцией, в которой доля инвестиций в текущем выпуске (склонность к инвестированию) зависит от ожидаемого трендового роста спроса g e , коэффициента замещения капитала d (равный единице в нашей простой модели оборотного капитала) и нормальную капиталоемкость, против :

I=v(d+ge)Y. (5)

Ожидаемый трендовый темп роста фактического спроса и выпуска g e более целесообразно формализовать как механизм гибкого акселератора (адаптивных ожиданий), где ожидаемый трендовый рост спроса происходит постепенно ( x g ):

ge=xg−1+(1−x)g−1e(6)

Отбросив неоклассическую инвестиционную функцию, мы можем полностью избавиться от замещения факторов и явно предположить, что единый используемый метод производства сочетает труд и капитал в фиксированных пропорциях, а потенциальный выпуск теперь определяется выражением:

Y*=мин(К/v,N/1),(7)

где 1 и v — соответственно коэффициенты затрат труда и капитала на единицу продукции, K — основной капитал и N — численность рабочей силы.Мы также реалистично предполагаем, что труда относительно больше, чем капитала, и, таким образом, уровень выпуска при полной занятости, N /л, намного больше, чем уровень выпуска при полной мощности, К / против . 13 Таким образом, потенциальный объем производства определяется размером основного капитала, и существует некоторая структурная безработица.

Теперь мы также вернемся к предыдущему предположению о том, что уровень автономного потребления (и инвестиций в жилье) в некоторой степени эластичен по процентным ставкам (α > 0).В этой альтернативной ситуации процентная ставка может влиять на уровень платежеспособного спроса и выпуска двумя разными путями. Во-первых, это непосредственное влияние на автономное потребление (и инвестиции в жилье). Второй — косвенный, через (более реалистичную) распределительную, а не распределительную роль процентной ставки. На самом деле, Сраффа и некоторые из его последователей указывали, что реальная процентная ставка представляется как с точки зрения финансовых затрат, так и альтернативных издержек, поскольку фирмы могут устанавливать нижний предел нормальной нормы прибыли (норма прибыли при нормальном использовании производственных мощностей). ), что влияет на долю прибыли.Следовательно, более высокая процентная ставка, р , может увеличить долю прибыли и снизить долю заработной платы. И эта более низкая доля заработной платы снизит предельную склонность экономики к потреблению, мультипликатор и равновесный уровень выпуска.

Теперь можно снова ввести переменные финансового клина. Мы будем исходить из предположения, что автономное потребление (и инвестиции в жилье) зависит как от процентной ставки, так и от соответствующего финансового клина, f a , который измеряет, насколько фактические процентные ставки, выплачиваемые домохозяйствами, превышают установленную политику. процентная ставка, р .

Далее мы предполагаем, что все потребление капиталистов автономно и включено в A , а рабочие потребляют часть своей заработной платы, c w (доля заработной платы, обозначенная w ), так что предельная склонность к потребление можно переписать как c (1 − t ) = c w . w (1 − t ).

Другая переменная финансового клина, fi, отражающая соответствующие условия для фирм, хотя больше не имеет значения для определения объема частных инвестиций, создающих мощности (поскольку β теперь равно нулю), может по-прежнему иметь значение, но только для определения распределения доходов.

В самом деле, теперь мы будем считать, что fi означает превышение требуемой нормы прибыли при нормальном использовании производственных мощностей над определяемой политикой процентной ставкой. Это означает, что нормальная норма прибыли должна быть равна:

(1−w)/v=r+fi, (8)

что дает нам долю заработной платы как: 14

w=1−v(r+fi).(9)

Это расширяет монетарное объяснение распределения Пиветти (1991) до монетарного и финансового объяснения распределения, поскольку распространение финансового клина, с которым сталкиваются фирмы, может быть перенесено на размер прибыли и рост цен по отношению к денежной заработной плате.

После этих модификаций у нас теперь есть альтернативная модель, простой супермультипликатор Сраффа, в котором платежеспособный спрос в долгосрочном периоде определяется следующим образом:

Y=A0−α(r+fa)+G1−(1−v(r+fi)(1−t)−v(d+ge),(10)

и в котором, предполагая, что модель динамически устойчива, 15 мощность будет иметь тенденцию приспосабливаться к спросу в более долгосрочной перспективе к полностью отрегулированному положению, которое медленно тяготеет к:

Kv=Y*=Y=A0−α(r+fa)+G1−(1−v(r+fi)(1−t))−v(d+z), (11)

где z — темпы роста автономных составляющих спроса (средневзвешенное между темпами роста государственных расходов и автономного потребления).В этой модели экономика в долгосрочной перспективе будет иметь тенденцию к росту со скоростью z , с которой увеличивается общий автономный спрос. Благодаря процессу супермультипликатора производственная мощность и основные фонды за счет индуцированных инвестиций позволят фактической степени использования производственных мощностей приблизиться к нормальной или запланированной степени. 16

Мы пришли к альтернативной кривой IS, связывающей совокупный спрос (и текущий выпуск) с реальной процентной ставкой (уравнения (10) и (11)), но в которой эффекты процентной ставки действуют через жилищные инвестиции и автономное потребление и не непосредственно на производительные (которые создают производственный потенциал) инвестиции. 17

Обратите внимание, однако, что такая связь между реальной процентной ставкой и совокупным спросом и выпуском может быть весьма неустойчивой, поскольку она зависит от способности и желания домохозяйств брать кредиты и от банков (и финансовой системы) кредитовать кредитоспособных клиентов. . Автономное потребление, финансируемое за счет кредита, зависит от соотношения между задолженностью домохозяйств и эволюцией располагаемого дохода. Высокий уровень задолженности по отношению к располагаемому доходу может снизить темпы заимствования (или даже полностью остановить его). В модели супермультипликатора изменения в других автономных расходах (например, замедление роста государственного бюджета и/или экспорта) могут ухудшить положение с задолженностью домохозяйств (Pariboni 2016). Кроме того, ситуации финансового стресса могут привести к (по крайней мере, временному) кредитному кризису. Кроме того, процесс сокращения доли заемных средств домохозяйств может также изменить соотношение между процентными ставками и автономными расходами. 18 Одним из простых способов ввести в нашу модель процесс сокращения доли заемных средств является рассмотрение того, что автономное потребление многих работников не только сокращается, но и может фактически стать отрицательным после финансового кризиса (поскольку положительный уровень автономного потребления, финансируемого за счет кредита, соответствует к увеличению чистого долга), так как они сберегают и передают доход банкам, владельцы которых (и акционеры) имеют гораздо меньшую предельную склонность к потреблению (здесь для простоты предполагается, что она равна нулю).

5.2 Адаптация мощности к спросу и связь между потреблением, инвестициями и сбережением мощности

Наш простой супермножитель Сраффа, таким образом, дает нам альтернативную кривую IS, которая при простых предположениях здесь на самом деле имеет отрицательный наклон из-за влияния политических процентных ставок и переменных финансового клина на автономное потребление, финансируемое за счет кредита, а также на долю заработной платы и индуцированные потребление. Однако эта модель не позволяет говорить об однозначном естественном (или нейтральном) уровне полной занятости реальной процентной ставки.Первая причина заключается в том, что при начальном уровне выпуска производственных мощностей Y *, даже если существует такой уровень директивной процентной ставки, который может уравнять совокупный спрос с ним, он может привести экономику только к полной мощности, но не выпуск при полной занятости, Y n .

С другой стороны, даже если мы переопределим термин «естественная процентная ставка» так, чтобы он обозначал только спрос, равный выпуску производственных мощностей, а не полную занятость труда, как утверждает Аспромургос (2007) с использованием аналогичной кривой супермножителя Сраффа IS, такой «естественный ‘ ставка не будет уникальной. Аспромургос показывает, что любой уровень директивной процентной ставки r , удерживаемый центральным банком в течение достаточно долгого времени, станет в этом смысле «естественным». Конкретный уровень х будет определять конкретный уровень платежеспособного спроса, и, благодаря супермножителю, выпуск мощностей будет иметь тенденцию приспосабливаться к нему. Но то же самое произошло бы с любым другим уровнем процентной ставки, выбранным денежно-кредитным органом.

Но, возможно, главная причина, по которой бесполезно говорить о естественной (или нейтральной) процентной ставке, заключается в том, что в этой модели нет обратной долгосрочной связи между потреблением (и любыми другими компонентами совокупного спроса, которые не создание мощностей для делового сектора) и производительные инвестиции, поскольку деловые инвестиции индуцируются, а выпуск мощностей носит эндогенный характер.Если начать с нулевого разрыва выпуска — скажем, правительство сокращает свои расходы, а затем центральный банк быстро снижает реальную процентную ставку настолько, что совокупный спрос возвращается к исходному уровню выпуска производственных мощностей — все, что происходит, — это то, что заменило более низкое общественное потребление более высоким частным потреблением. В этом случае совокупные инвестиции останутся на прежнем уровне, равно как и фактическая экономия и экономия мощностей. Вот почему мы не должны называть процентную ставку, которая делает спрос и выпуск равным некоторому первоначально заданному уровню выпуска мощности, естественной процентной ставкой, поскольку процент теперь не представляет собой цену выбора между настоящим и будущим потреблением.Эффект вытеснения отсутствует, и единственное изменение реальной процентной ставки должно происходить в результате политического решения центрального банка. Элементы процентной ставки и финансового клина являются чисто распределительными, а не аллокативными переменными.

А когда мы расширим анализ на более длительный период, в течение которого инвестиции в бизнес могут измениться, постоянное снижение реальной процентной ставки (или уменьшение переменных финансового клина) приведет к увеличению потребления, а затем и инвестиций как фактической степени использования производственных мощностей. и ожидаемых изменений спроса, а также будет стимулировать инвестиции в бизнес за счет гибких эффектов ускорения.

Затем интересно показать, для сравнения с моделью Нового консенсуса и ее поправками, что происходит с соотношением между процентной ставкой, инвестициями и сбережениями при полной мощности (не при полной занятости), когда мощность приспосабливается к спросу через супермножитель. Давайте сначала рассмотрим последствия раз и навсегда увеличения автономного потребления в целом при заданных уровнях процентной ставки и переменных финансового клина. Если первоначальный выпуск мощности и инвестиции принять как заданные, то увеличение автономного потребления, безусловно, снизит уровень экономии мощности S * (от точки 1 до точки 2 на рис. 4а ниже) в той же степени, что и:

S*= (1-c)(1-t)Y*-A-G.(12)

Но поскольку в супермультипликаторе Сраффа в долгосрочной перспективе ни инвестиции в бизнес, ни выпуск мощности не являются экзогенными, склонность к инвестированию будет стремиться к требуемому уровню v(d+z), а уровень полностью скорректированного выпуска мощности будет стремиться к уровню описывается уравнением (10). Заменяя эндогенный уровень выпуска мощности в уравнении экономии мощности выше (подставляя уравнение (11) в (12)), мы получаем:

S*=v(d+z)1-(1-v(r+fi)(1-t))-v(d+z) (A0-α(r+fa)+G).(13)

Из уравнения (13) легко увидеть, что долгосрочным эффектом повышения уровня автономного потребления является увеличение индуцированных инвестиций, а также увеличение, а не уменьшение сбережения производственных мощностей (поскольку экономика будет переходить от точки 2 до точки 3 на рисунке 4b). В конце концов, потенциальное сбережение или сбережение мощностей — это, по сути, просто другое название размера производственной мощности сектора капитальных благ экономики, который имеет тенденцию приспосабливаться к трендовому уровню индуцированных инвестиций.

Но в том же уравнении мы также видим, что то же самое верно для увеличения скорости роста автономного z, что также повысит уровень экономии мощности. Более того, хотя верно то, что постоянно более высокие темпы роста экономики потребуют более высокой доли инвестиций, это произойдет в результате более высоких темпов роста автономного спроса, побуждающего инвестиции через супермультипликатор расти на некоторое время быстрее. чем темп роста общего (в том числе автономного) потребления и других расходов, не создающих потенциала для делового сектора (Серрано, Фрейтас, 2017).

Хотя инвестиции в бизнес здесь не являются прямой функцией процентной ставки (инвестиционная функция показана в виде вертикальной линии на рисунках 4a и 4b), постоянно более низкие уровни процентной ставки и переменных финансового клина также имеют эффект увеличения как индуцированные инвестиции, так и экономия мощностей. Все эти результаты показывают, что больше не существует компромисса между потреблением и инвестициями. Кейнс утверждал, что именно уровень производства и дохода корректирует фактические сбережения до инвестиций, а не процентная ставка, корректирующая инвестиции до сбережений при полной занятости.Здесь мы видим, что по мере того, как мощность приспосабливается к спросу посредством супермультипликатора, сбережение мощности в конечном счете приспосабливается к инвестициям посредством изменений в выпуске мощности, а инвестиции следуют за тенденцией потребления или, в более общем плане, расходов, которые не создают мощности для делового сектора (что Garegnani 1962). называется «конечным спросом»).

Простые микрофлюидные геометрии потока с точкой застоя

A. Конструкция

Поперечное сечение предлагаемой геометрии показано на рис.. Имеются два входа и два выхода шириной W каждый, питаемые с расходом Q . Расстояние между верхней и нижней поверхностью равно высоте ч . Область торможения образована встречным течением в двух каналах с небольшим зазором g между ними. Углы закруглены до окружности радиусом R для локального сглаживания профилей течения. Ширина W каналов устанавливается равной 2 R , толщине разделяющей стенки.Таким образом, геометрия полностью характеризуется безразмерным зазором г / R и соотношением сторон AR (определяется как h / W ).

Схема проточной кюветы. Слева: вид сверху на поперечное сечение посередине. Q указывает расход, W — ширину каналов, R — радиус скругленного угла, g — длину зазора. Справа: 3D-рендеринг. h — это высота, а пунктирный объем используется в трехмерном моделировании.

Конструкция создает комбинированный смешивающий и разделяющий поток, аналогичный тем, которые обсуждаются Cochrane et al. 32 Основное отличие между простыми разделительными потоками и настоящей конструкцией заключается в использовании толстой пластины с закругленными краями, а не тонкой пластины с острыми краями. Афонсо и др. 33 на основе моделирования пришел к выводу, что в последнем случае влияние толщины пластины ограничено, что согласуется с экспериментами Cochrane et al. 32,34 Однако в настоящем исследовании мы используем замкнутый поток с закругленными краями и пластину, не являющуюся тонкой по отношению к ширине встречных каналов. Геометрия также напоминает двухвалковую мельницу с одновременным вращением, с той разницей, что края/стенки не двигаются. 35 Поэтому уместно исследовать тип потока с помощью моделирования в зависимости от безразмерного зазора г / R , который можно установить по желанию, и соотношения сторон AR , которое будет определяться тем, что возможно с современными технологиями литографического производства.

B. Моделирование

Трехмерные (3D) численные расчеты выполняются с использованием коммерческого пакета COMSOL 5.0 для конечных элементов. Основными уравнениями являются стационарные уравнения Навье-Стокса в сочетании с уравнением неразрывности для несжимаемого потока. В качестве условия для входа и выхода используется полностью развитое ламинарное течение, а на все стенки геометрии накладывается граничное условие прилипания. Сетка уточняется до тех пор, пока не будет достигнута сходимость сетки. Он состоит примерно из 10 000 призматических, 1500 шестигранных, 1700 четырехугольных и 1400 треугольных элементов с объемом сетки порядка 10 −12 м 3 .Расчеты выполнены для ньютоновской жидкости с типичными параметрами вязкостью 10 мПа с и расходом Q 5  мк л/мин для сравнения с экспериментом. Эти условия соответствуют максимальному числу Рейнольдса, равному 0,05, что указывает на то, что инерционные эффекты малы, и решаются линейные уравнения Стокса. Чтобы сократить время вычислений, используются (анти)симметрия геометрии и симметрия определяющих уравнений Стокса, так что моделируется только 1/8 геометрии, как показано пунктирным объемом на рис.. Число степеней свободы составляет около 175 000.

Для количественной оценки характера поля течения в критической точке вычисляется параметр типа течения ξ , определяемый как 26

ξ=|E|− |Ω||E|+|Ω|,

(1)

с | Е | и |Ω| являющиеся величинами тензоров скорости деформации и завихренности соответственно, которые определяются соотношениями

E = ½ [∇ V + (∇ V ) T T ],

(2)

Ω = ½ [∇ v — (∇ v ) Т ].

(3)

Параметр типа потока ξ может изменяться от -1 (вращение) через 0 (сдвиг) до 1 (растяжение).

На рис. представлена ​​зависимость параметра типа течения ξ в критической точке от безразмерного зазора g / R (см. рис. ), для ряда соотношений сторон AR . Кроме того, выполняются 2D-расчеты для оценки предела соотношений сторон, стремящихся к бесконечности. Как видно, кривые для разных соотношений сторон качественно подобны, хотя сдвиг между ними значителен.Для каждого аспектного соотношения получают два значения г / R , где ξ  = 0, причем нижнее более чувствительно к изменениям г / R , которые могут возникнуть в процессе производства. Ожидается, что высокое соотношение сторон ( ч / Вт ) улучшит однородность потока, как показано Хадсоном и др. . для микрожидкостной четырехвалковой мельницы. 24 Было установлено, что номер AR , который можно легко изготовить (см. далее в Разделе III A), равен 2.8 для размеров выбранных каналов.

Влияние безразмерного зазора ( г / R ) на параметр проточного типа ξ в критической точке для различных соотношений сторон ( AR ).

При малых значениях безразмерного зазора параметр типа течения ξ на рис. является сильно убывающей функцией g / R , а после резкого разрыва плавно возрастает от значений, ожидаемых для вращательного течь к таковым для экстенсиональной доминируемой.Для лучшего понимания тенденций на рис. влияния g / R на тип течения, расчетный инвариантный параметр типа течения ξ и расчетные линии тока в средней плоскости нанесены на рис. для AR = 2,8. Как можно заметить, при значении g / R  = 0,6 возникают два вихря и присутствуют компоненты растяжения в области, окружающей точку торможения в центре, что приводит к большим значениям ξ , по крайней мере, очень локально.При значении g / R  = 1,1 вихри исчезают и вокруг критической точки появляется более или менее квадратная область циркуляции, приближающаяся к вращательному потоку и, следовательно, исчезающие компоненты растяжения. Эти условия соответствуют минимуму на рис.

Влияние г / R для AR  = 2,8 на (а) расчетный параметр типа течения ξ и (б) расчетные линии тока в средней плоскости. Черная рамка указывает на ситуацию, для которой получено простое сдвиговое течение ( г / R  = 1.7), где пунктиром отмечена центральная область.

При дальнейшем увеличении зазора ориентация области возникновения деформаций теперь меняет форму, вихри уже не наблюдаются, а профиль течения плавно меняется с преобладания вращательного на продольный. Для значения г / R  = 1,7 центральная область размером около 30 × 20  мкм м, окружающая точку торможения, демонстрирует простой сдвиг, поскольку значение ξ равно нулю в этой области.При г / R  = 2 снова возникают два вихря, однако их расположение повернуто на 90° по сравнению с вихрями, возникающими в случае г / R  = 0,6. Линии тока от обоих русловых течений соприкасаются в критической точке, и присутствуют небольшие вклады растяжения, как видно из значений ξ . Наконец, для г / R  = 3 вклады растяжения в критической точке становятся больше, а также имеются две небольшие круглые области с большими вращательными вкладами вблизи критической точки.Значение 6,8 для г / R необходимо для получения чистого потока при растяжении (не показано на рисунках и ).

Однородность поля течения вблизи критической точки зависит от g / R и характера поля течения. Количественно это показано в таблице, где область, в которой ξ изменяется максимально на 5%, представлена ​​в процентах от небольшого зазора g между каналами. В направлении z изменение обычно очень мало и выражается в процентах от AR .В направлениях x и y размер области составляет минимум 7% и максимум 36% от g .

ТАБЛИЦА I.

Размер области вокруг критической точки, где ξ изменяется максимально на 5%, указан в процентах от g (x и y) и высоты для вертикального направления (z) соответственно.

09 24 9040 9 95 9 9 9 9 9 9
г ( μ M) x (%) Y (%) Z (%) Z (%)
30 19 10 41
55 24 8 24
35 24 51
16
150 9 20 36

Рис. показывает, что существуют два значения г / R , где ξ равно нулю, что создает простой сдвиговый поток. Однако более высокое значение для г / R предпочтительнее для расчета геометрии, поскольку его поле течения менее чувствительно к точному значению г / R , так как поле течения изменяется более плавно, чем для меньших значений г / Р . Основная причина сильной чувствительности ξ слева от минимума на рис.является появление двух небольших вихрей, которые изменяют локальное поле течения вблизи критической точки. Эти вихри также влекут за собой дополнительные пространственные вариации ξ .

На рис. показано второе, более высокое значение для г / R , для которого ξ , как ожидается, будет равно нулю, т. е. геометрия для создания простого сдвигового потока, как функция соотношения сторон. Можно видеть, что AR оказывает значительное влияние, при этом г / R необходимо варьировать между 1. 2 и 1,8 для AR между 1 и 3,5. Для AR  = 3,5 значение г / R всего на 1,5% меньше, чем для 2D-решения, подтверждая, что соотношение сторон достаточно велико, чтобы можно было пренебречь 3D-характером поля потока. Помимо типа течения, имеет значение скорость деформации. Одним из преимуществ настоящей установки является то, что можно легко получить относительно высокие скорости. Для ширины 100  μ м соотношение сторон AR равно 2.8, а безразмерный зазор г / R 1,7, получается простое сдвиговое течение со скоростью деформации в критической точке 64 с −1 при расходе Q 5  мк л /мин. Скорость деформации γ˙ определяется как модуль второго инварианта тензора скорости деформации: γ˙=2E:E. Увеличивая скорость потока до 30  мк л/мин, можно получить скорость деформации 385 с −1 . Пропорциональная зависимость между скоростью сдвига в критической точке и скоростью потока определяется выражением γ˙=12. 8·Q, с γ˙ и Q в с −1 и μ л/мин соответственно для этой конкретной геометрии. Для типичных шприцевых насосов можно легко получить скорость сдвига от 1 до нескольких сотен -1 с. Таким образом, можно создавать большие скорости деформации в сложных жидкостях без усложнений из-за инерционных эффектов.

Величина безразмерного зазора g / R для получения простого сдвигового течения ( ξ  = 0) в зависимости от соотношения сторон AR .

Связь между высоким уровнем долга и экономической стагнацией, объясненная простой моделью денежных потоков Ари Андрикопулоса :: SSRN

48 страниц Опубликовано: 26 октября 2016 г.

Дата написания: 23 февраля 2016 г.

Аннотация

Представлены эмпирические данные, свидетельствующие о том, что высокие уровни частного и, в меньшей степени, государственного долга сильно тормозят экономический рост. Разработана простая модель экономики денежных потоков, основанная на спросе (DBCF), в которой потоки оттока разделяются по предельной склонности к тратам.

Этот подход является логически обоснованным и эмпирически согласуется с данными, а также поддерживает прогноз для экономики и оценку будущего роста NGDP. Важно отметить, что эта модель является достаточно гибкой, чтобы учитывать сценарии с высоким уровнем долга, и способна объяснить долговременную стагнацию, которую в настоящее время переживают западные экономики и Япония.

Также представлено моделирование, чтобы показать опасность для стабильности, если позволить долгу частного сектора восполнить утраченный спрос.

Вывод состоит в том, что нулевая нижняя граница была достигнута, потому что долг частного сектора слишком велик для поддержания экономики. Спрос постоянно слишком низок из-за структурных избыточных сбережений. Предлагаемое решение состоит в том, чтобы сбалансировать экономику, используя крупный, желательно монетизированный, дефицит государственного бюджета.

Ключевые слова: DBCF, спрос, долг, долг частного сектора, экономическая модель, макроэкономика

Классификация JEL: E00, E12, E19, E20, E30, E40, E50, E60

Рекомендуемое цитирование: Рекомендуемая ссылка