Источником инфляции может быть: Прочитайте текст и выполните задание. Источником инфляции может быт

Содержание

Прочитайте текст и выполните задание. Источником инфляции может быт

Задание №10631

Прочитайте текст и выполните задание.

Источником инфляции может быть высокий уровень монополизма в экономике, а также рыночная власть государства, реализующаяся в административном повышении цен. При анализе причин возникновения инфляции следует иметь в виду и такой фактор, как инфляционные ожидания. Они могут порождать инфляцию или обусловливать её сохранение даже в том случае, когда объективные причины инфляции (рост денежной массы, падение производства) перестают действовать.
Для каждой социальной группы существует своя критическая точка инфляции. Первыми её достигают пенсионеры и студенты, за ними идут служащие и наёмные работники, мелкие производители и, наконец, крупные предприниматели. Существует критическая точка и для государства: обесцениваются налоги, уменьшается прибыльность каждой новой эмиссии, что в конечном счёте подрывает основы национальной экономики.

Негативные последствия инфляции очевидны каждому взрослому человеку. Она снижает покупательную способность заработной платы, уничтожает сбережения физических и юридических лиц, препятствует долгосрочным инвестициям и экономическому росту. При прогнозируемой инфляции все экономические субъекты будут учитывать тот или иной темп роста цен в своих планах. При непрогнозируемой инфляции главным её последствием является рост перераспределительных процессов, в результате чего одни группы населения резко богатеют, другие столь же стремительно нищают.
В отношениях между кредиторами и заёмщиками в условиях инфляции существенную выгоду получают последние, так как взятые ими займы обесцениваются. Кредиторы же теряют ровно столько богатства, на сколько произошло непредвиденное повышение цен. Однако, если кредитор будет вынужден уплатить налог на свой номинальный доход, его потери станут ещё больше.
Продавцы товаров и ресурсов, занимающие монопольное положение на рынке, могут увеличить свой доход. Чаще всего в условиях инфляции возрастает богатство и у владельцев реальных активов (недвижимость, антиквариат, драгоценности, произведения искусства и т.п.). Всё это в конечном счёте ведёт к глубокому имущественному неравенству.
Таким образом, непрогнозируемая инфляция существенно деформирует механизм распределения номинального дохода и имущества в стране и тем самым снижает эффективность их использования. Длительная инфляция таит в себе опасность самоускорения, грозящую крахом всей финансово-экономической системы. Вот почему предотвращение инфляции – одна из главных макроэкономических задач государства.

(По С.Н. Ивашковскому)

Используя обществоведческие знания, объясните смысл понятия «заработная плата». В чём автор видит различие между прогнозируемой и непрогнозируемой инфляцией? Какие две группы населения, по мнению автора, первыми достигают критической точки инфляции?


Ответ:

В правильном ответе должны быть следующие элементы:
1) объяснение, например: оплата трудовых услуг, предоставляемых наёмными работниками;
(Может быть дано другое объяснение. )
2) ответ на первый вопрос, например: при прогнозируемой инфляции все экономические субъекты будут учитывать тот или иной темп роста цен в своих планах. При непрогнозируемой инфляции главным её последствием является рост перераспределительных процессов, в результате чего одни группы населения резко богатеют, другие столь же стремительно нищают;

(Ответ на первый вопрос засчитывается только при указании различия, если будет указана особенность только прогнозируемой/ непрогнозируемой инфляции без указания различия, то ответ на этот вопрос не засчитывается.)
3) ответ на второй вопрос, например: пенсионеры и студенты.
(Ответ на второй вопрос засчитывается только при указании двух групп.)
Ответы на вопросы могут быть представлены как в форме цитат, так и в форме сжатого воспроизведения основных идей соответствующих фрагментов текста

ВКЛАД ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ В ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ / КонсультантПлюс

ВКЛАД ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ В ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Основной целью денежно-кредитной политики является поддержание ценовой стабильности, то есть стабильно низкой инфляции.

При низкой инфляции обеспечивается устойчивость покупательной способности национальной валюты. Ценовая стабильность — важный элемент благоприятной среды для жизни людей и ведения бизнеса.

Низкая и предсказуемая инфляция защищает доходы и накопления в национальной валюте. При ценовой стабильности заработные платы, пенсии и другие доходы, а также сбережения населения и предприятий в национальной валюте защищены от непредсказуемого обесценения. Это в том числе позволяет поддерживать уровень жизни, а также более уверенно планировать расходы, включая долгосрочные.

Ценовая стабильность является важным условием поддержания социальной стабильности. Низкая и стабильная инфляция прежде всего защищает граждан с невысоким уровнем дохода. Такие семьи делают выбор в пользу недорогих товаров первой необходимости и при существенном росте цен не могут переключиться на более дешевые аналоги. При высокой инфляции они вынуждены сокращать потребление, что ухудшает качество их жизни. При прочих равных условиях высокая инфляция способствует росту дифференциации доходов и усиливает социальное неравенство. Поэтому низкая инфляция — одна из важных предпосылок для обеспечения социальной стабильности <1>.

———————————

<1> Более подробно о влиянии инфляции на социальное неравенство см. Приложение 3 Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2018 год и период 2019 и 2020 годов.

Низкая и устойчивая инфляция благоприятна и для ведения бизнеса. Она способствует повышению доступности заемного финансирования для компаний. Высокая инфляция и/или значительная волатильность цен являются источником рисков для участников экономических отношений, в том числе для банков. В случае увеличения инфляции стоимость банковских пассивов растет быстрее, чем доходность банковских активов. В этих условиях банки вынуждены увеличивать стоимость или сокращать сроки кредитования, чтобы снизить риски <2>. Низкая и стабильная инфляция, напротив, способствует снижению инфляционной премии, закладываемой банками в процентные ставки, и повышению предложения ими долгосрочных кредитов.

Таким образом, формируются благоприятные условия заимствования для компаний. Не только российские банки, но и внутренние инвесторы — физические лица и компании, а также иностранные инвесторы с большей готовностью предоставляют заемные средства в странах с предсказуемой экономической средой, неотъемлемый элемент которой — стабильно низкая инфляция.

———————————

<2> Вследствие высокой и волатильной инфляции в начале 2000-х гг. доля краткосрочных кредитов (на срок до 1 года) в корпоративном кредитном портфеле банков превышала 50%. В настоящее время она не превышает 20%.

При ценовой стабильности компаниям также проще осуществлять финансовое и инвестиционное планирование. Стабильно низкая инфляция вносит вклад в формирование условий для роста инвестиций и, как следствие, для устойчивого и сбалансированного роста экономики. Таким образом, денежно-кредитная политика вносит вклад в решение общей задачи экономической политики на текущем этапе — в ускорение темпов экономического роста на основе увеличения инвестиций.

Способствуя росту доверия к национальной валюте в целом, низкая и стабильная инфляция создает условия для снижения валютизации активов и обязательств в экономике. Это, в свою очередь, снижает влияние изменения внешних условий на экономику.

Опросы населения и компаний также указывают на важность низкой и стабильной инфляции как условия благоприятной среды для жизни и ведения бизнеса. Согласно опросам, домашние хозяйства и предприятия называют высокую инфляцию одной из проблем, ухудшающих условия жизни и деловой климат, снижающих конкурентоспособность российских товаров.

Денежно-кредитная политика создает важные условия для развития экономики, но сама по себе не может быть источником устойчивого повышения экономического потенциала. В долгосрочной перспективе основными факторами, определяющими потенциал роста экономики, являются изменение производительности труда и капитала, а также скорость внедрения новых технологий. Центральный банк не может воздействовать инструментами денежно-кредитной политики на производительность факторов производства и внедрение технологий.

Стремясь поддерживать ценовую стабильность, центральный банк влияет на динамику внутреннего спроса и, как следствие, на интенсивность использования факторов производства. Таким образом, денежно-кредитная политика воздействует на отклонения темпа роста экономики от потенциального, но не на сам экономический потенциал.

С учетом этого попытки стимулировать экономический рост в России мерами денежно-кредитной политики в текущих условиях через необоснованное снижение ключевой ставки приведут к масштабным негативным последствиям. В краткосрочном периоде необоснованное снижение ключевой ставки создаст стимулы для ускоренного роста кредитования и повышения инвестиционного и потребительского спроса. Вместе с тем данный рост будет иметь инфляционные последствия, так как он будет опережать возможности расширения производства. Это связано с тем, что значительно увеличить производство за счет имеющихся мощностей в настоящее время невозможно, поскольку экономика функционирует на уровне, близком к потенциальному. Столкнувшись с увеличением спроса, компании будут конкурировать за трудовые ресурсы, повышая заработную плату, что также будет способствовать расширению потребительского спроса. При этом для увеличения основных фондов во многих отраслях за счет реализации инвестиционных проектов потребуется время. В результате увеличение внутреннего спроса при отсутствии внутренних возможностей для его удовлетворения приведет к существенному ускорению инфляции по двум каналам. Во-первых, в условиях повышения спроса (за счет зарплат и кредитов) при недостатке предложения отечественных товаров цены на них возрастут. Во-вторых, увеличится спрос на импортные товары из-за отсутствия достаточного количества отечественных, что приведет к ослаблению рубля и росту инфляции. Высокая инфляция будет обесценивать доходы, вносить существенную неопределенность, затрудняя бизнес-планирование. В условиях роста инфляции вкладчики не захотят размещать средства по низким ставкам, и банки будут вынуждены их повысить. Для того чтобы окупить потери от роста затрат на привлечение депозитов, банки будут повышать кредитные ставки, что ограничит дальнейшие инвестиции и негативно скажется на росте экономики. Таким образом, попытки необоснованного смягчения денежно-кредитной политики не обеспечат устойчивого ускорения экономического роста и при этом приведут к повышению инфляции.

Открыть полный текст документа

Вклад денежно-кредитной политики в экономическое развитие / КонсультантПлюс

Вклад денежно-кредитной политики в экономическое развитие

Основной целью денежно-кредитной политики является поддержание ценовой стабильности, то есть стабильно низкой инфляции. Ценовая стабильность — важный элемент благоприятной среды для жизни людей и ведения бизнеса.

В условиях ценовой стабильности заработные платы, пенсии и другие доходы, а также сбережения населения и предприятий в национальной валюте защищены от непредсказуемого обесценения. Это позволяет более уверенно планировать расходы, в том числе долгосрочные. Низкая и стабильная инфляция прежде всего защищает граждан с невысоким уровнем дохода. Такие семьи делают выбор в пользу недорогих товаров первой необходимости и не могут при существенном росте цен переключиться на более дешевые аналоги. При высокой инфляции они вынуждены сокращать потребление, что ухудшает качество их жизни. При прочих равных условиях высокая инфляция способствует росту дифференциации доходов и усиливает социальное неравенство. Поэтому низкая инфляция — важное условие социальной стабильности <1>.

———————————

<1> Более подробно о влиянии инфляции на социальное неравенство см. приложение 3 Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2018 год и период 2019 и 2020 годов.

Ценовая стабильность благоприятна и для ведения бизнеса. Она способствует повышению доступности заемного финансирования для компаний. Высокая и волатильная инфляция является источником рисков для банков. В случае увеличения инфляции стоимость банковских пассивов растет быстрее, чем доходность банковских активов. В этих условиях банки предпочитают кредитовать по высоким ставкам, предоставляя средства на короткий срок, чтобы снизить риски <2>. Низкая и стабильная инфляция, напротив, способствует снижению инфляционной премии, закладываемой банками в процентные ставки, и повышению предложения ими долгосрочных кредитов. Таким образом, формируются благоприятные условия заимствования для компаний. Не только российские банки, но и внутренние инвесторы — физические лица и компании, а также иностранные инвесторы с большей готовностью будут предоставлять заемные средства в стране с предсказуемой экономической средой, неотъемлемый элемент которой — стабильно низкая инфляция. При ценовой стабильности компаниям также проще осуществлять финансовое и инвестиционное планирование. В результате низкая инфляция формирует условия для роста инвестиций и, как следствие, устойчивого и сбалансированного роста экономики. Таким образом, денежно-кредитная политика вносит вклад в решение общей задачи экономической политики на текущем этапе — в ускорение роста инвестиций и повышение их доли в валовом внутреннем продукте (ВВП) до 25%.

———————————

<2> Вследствие высокой и волатильной инфляции в начале 2000-х гг. доля краткосрочных кредитов (на срок до 1 года) в корпоративном кредитном портфеле банков превышала 50%. В настоящее время она не превышает 7%.

Кроме того, способствуя росту доверия к национальной валюте в целом, низкая и стабильная инфляция создает условия для снижения валютизации активов и обязательств в экономике. Это в свою очередь снижает влияние изменения внешних условий на экономику.

Опросы населения и компаний также указывают на важность низкой и стабильной инфляции как условия благоприятной среды для жизни и ведения бизнеса. Согласно опросам, домашние хозяйства и предприятия называют высокую инфляцию одной из проблем, ухудшающих условия жизни и деловой климат, снижающих конкурентоспособность российских товаров (см. приложение 1).

Денежно-кредитная политика создает важные условия для развития экономики, но сама по себе не может быть основным источником устойчивого повышения экономического потенциала. В долгосрочной перспективе основными факторами, определяющими потенциал роста экономики, являются изменение производительности труда и капитала, а также скорость внедрения новых технологий. Центральный банк не может воздействовать на производительность факторов производства и внедрение технологий инструментами денежно-кредитной политики. Стремясь поддерживать ценовую стабильность, центральный банк влияет на динамику внутреннего спроса и, как следствие, на интенсивность использования факторов производства. Таким образом, денежно-кредитная политика воздействует на отклонения темпа роста экономики от потенциального, но не на сам экономический потенциал. С учетом данного фактора попытки стимулировать экономический рост мерами денежно-кредитной политики в текущих условиях через необоснованное снижение ключевой ставки могут иметь масштабные негативные последствия. В краткосрочном периоде снижение ключевой ставки создаст стимулы для роста кредитования и повышения инвестиционного и потребительского спроса. Чтобы данный рост не имел инфляционных последствий, он не должен опережать возможности расширения производства. Значительно увеличить производство за счет имеющихся мощностей в настоящее время невозможно, поскольку экономика функционирует на уровне, близком к потенциальному. Столкнувшись с увеличением спроса, компании будут конкурировать за трудовые ресурсы, повышая заработную плату. Это будет также способствовать расширению потребительского спроса. При этом для увеличения основных фондов во многих отраслях за счет реализации инвестиционных проектов потребуется время. В результате увеличение внутреннего спроса при отсутствии внутренних возможностей для его удовлетворения приведет к существенному ускорению инфляции по двум каналам. Во-первых, в условиях повышения спроса (за счет зарплат и кредитов) при недостатке предложения отечественных товаров цены на них возрастут. Во-вторых, увеличится спрос на импортные товары из-за отсутствия достаточного количества отечественных, что приведет к ослаблению рубля и росту инфляции. Высокая инфляция будет обесценивать доходы, вносить существенную неопределенность, затрудняя бизнес-планирование. В условиях роста инфляции вкладчики не захотят размещать средства по низким ставкам, и банки будут вынуждены их повысить. Для того чтобы окупить потери от роста затрат на привлечение депозитов, банки будут повышать кредитные ставки, что ограничит дальнейшие инвестиции и негативно скажется на росте экономики. Таким образом, попытки необоснованного смягчения денежно-кредитной политики не обеспечат устойчивого ускорения экономического роста и при этом приведут к повышению инфляции.

Открыть полный текст документа

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Физический институт им. П. Н. Лебедева Российской академии наук

Современные исследования структуры материального мира требуют достижения все больших энергий, сообщаемых частицам материи. Одна из ключевых задач в этом направлении – доказательство существования бозона Хиггса. Именно этот бозон, как считают физики, отвечает за существование массы у всех материальных тел. Одно это открытие полностью оправдает все надежды, возлагаемые на Большой адронный коллайдер (LHC). Однако ускорительная техника, используемая в современной физике высоких энергий, вплотную приблизилась к пределу технических возможностей

Ровно год назад в CERN было принято решение продолжить работу Большого адронного коллайдера в 2012 году. За это время ученые надеются открыть неуловимый бозон Хиггса.
Прогресс в коллайдерной технике сегодня обеспечивается применением новых технологий, а не увеличением физического размера ускорителей – например, LHC построен в туннеле уже существовавшего ускорителя LEP. Этот процесс имеет свой естественный предел. Вместе с тем самый мощный «ускоритель» элементарных частиц – это ранняя Вселенная с ее квантовым начальным состоянием Большим взрывом и стадией инфляционного расширения.

Идея «использовать» этот «ускоритель» лежит в основе сформулированной А.Д.Сахаровым программы космомикрофизики. Это синтез космологии с (астро)физикой частиц и их наблюдательными программами. Современное понимание структуры микромира (Стандартная модель и электрослабое взаимодействие) предполагает, что новые экспериментальные открытия можно ожидать только на планковском масштабе квантовой гравитации – 1019 ГэВ на нуклон (или на несколько более низком масштабе великого объединения, возможно, подправленного суперсимметрией – примерно 1016 ГэВ). Такие энергии частиц абсолютно недостижимы на рукотворных ускорителях. Так что наиболее перспективным инструментом физики высоких энергий становится синтез данных, следующих из космологии и астрофизики и экспериментов на ускорителях. Это особенно важно в связи со спутниковыми программами WMAP и Planck и введением в действие Большого адронного коллайдера, на котором ожидается открытие хиггсовского бозона.

Общепризнанный в настоящее время сценарий происхождения Вселенной – Большой взрыв с последующей (начиная со времени 10-43 до 10-35 секунд после момента Большого взрыва) стадией инфляции, стадией экспоненциального расширения Вселенной. Именно на этой стадии Вселенная приобретает привычные нам и согласующиеся со всеми теперешними наблюдениями свойства: инфляция делает Вселенную плоской, однородной и изотропной, определяет ее размер и последующую эволюцию. Инфляционная теория и была придумана для того, чтобы всё это объяснить.

В 2008 году была высказана идея, что именно бозон Хиггса может быть источником инфляции – тот самый бозон, который является носителем скалярного поля, отвечающего за тёмную энергию, составляющую примерно 74% всей энергии Вселенной. Специальная модель космологической инфляции связывает бозон Хиггса с кривизной пространства-времени и считает эту частицу источником инфляционной стадии в ранней Вселенной. Квантовые эффекты тяжелых частиц Стандартной модели существенно модифицируют инфляционную динамику ранней Вселенной и влияют на характеристики наблюдаемого спектра реликтового излучения. По слабому красному наклону и амплитуде этого спектра на длине волны порядка 500 мегапарсек можно определить значение константы взаимодействия бозона Хиггса с кривизной пространства-времени и массу этой частицы – основную характеристику Стандартной модели.

Согласно недавно завершившимся исследованиям группы ученых Физического института им. П.Н.Лебедева РАН, Института теоретической физики им. Л.Д.Ландау РАН и Кёльнского университета, спектральный индекс космологических возмущений согласуется с наблюдениями, если хиггсовская масса лежит в интервале от 136 до 185 ГэВ, в пределах которого предполагается открытие хиггсовской частицы на LHC. Обе границы этого интервала определены из экспериментальных данных спутника WMAP, а не из чисто теоретических ограничений. По словам одного из авторов работы, ведущего научного сотрудника сектора теории элементарных частиц ФИАН, доктора ф.-м. наук Андрея Барвинского, открытие бозона Хиггса в этом интервале масс послужило бы подтверждением современной теории происхождения ранней Вселенной и ее связи со структурой материи на наиболее фундаментальном микроскопическом уровне. И показало бы единство картины мироздания, к пониманию которого исследователи двигаются с разных направлений, охватывающих космические спутниковые программы, астрономические наблюдения и коллайдерные эксперименты физики высоких энергий.

На семинаре, который прошел в CERN в декабре, обсуждались результаты экспериментов по поиску бозона Хиггса на детекторах ATLAS (A Toroidal LHC ApparatuS) и CMS (Compact Muon Solenoid), основанные на анализе значительно большего количества данных, чем раньше. По мнению физиков, этого достаточно, чтобы говорить о значительных успехах в поиске бозона Хиггса, но недостаточно, чтобы сделать любое окончательное заявление о существовании или небытии этой неуловимой частицы. Но главное заключение состоит в том, что у «стандартного» бозона Хиггса, если он существует, наиболее вероятно будет масса, ограниченная диапазоном 116-130 ГэВ эксперименте ATLAS и 115-127 ГэВ – в CMS. В любом случае экспериментальных данных еще не достаточно, чтобы говорить о каком-либо открытии. Если этого не случится, то «поймать» бозон Хиггса можно будет только после 2013 года, поскольку коллайдер закроется на долговременный ремонт.

На рисунках: 1) Событие, показывающее четыре мюона (красные следы) от протон-протонного взаимодействия в эксперименте ATLAS на Большом адронном коллайдере. В этом случае речь идет о распаде каждого из двух Z-бозонов на два мюона. Согласно Стандартной модели, такие события возможны без частиц Хиггса, но, в то же время, могут указывать на их существование. Чтобы сделать однозначные выводы, необходимо проанализировать огромное количество подобных событий; 2) Пределы значений, где, по мнению российских и немецких физиков, находится масса бозона Хиггса (МН).

Назад в 1970-е?

В апреле 2021 года инфляция в США превысила 4%, и мир затаил дыхание. Если Федеральный резерв начнет повышать процентные ставки для борьбы с инфляцией, все страны — и большие, и малые — столкнутся с повышением стоимости займов. Для многих правительств, фирм и домохозяйств, утонувших в долгах, такое повышение может оказаться разрушительным. Для таких стран, как Украина, в значительной степени зависящих от мировых рынков, это может иметь весьма серьезные последствия. Так выйдет ли инфляция в США из-под контроля? И будет ли повышать Федеральная резервная система процентные ставки? 

Думаю, что такой сценарий не представляется возможным по нескольким причинам. 

Во-первых, рынок труда в США еще достаточно слаб. Накануне ковидного кризиса в мире рынок труда США находился в стадии медленного восстановления после Великой рецессии. Даже в конце 2019 года доля занятого населения, которая является обычным показателем дефицита рабочей силы, была ниже уровня до Великой рецессии. Пандемия уничтожила миллионы рабочих мест, и последнее значение коэффициента ниже по его минимальному значению с начала Великой рецессии (см. Рисунок 1). Иными словами, нынешнее состояние рынка труда хуже, чем во времена Великой рецессии, одной из самых глубоких рецессий в истории США. В нижней точке Великой рецессии разрыв между фактическим и потенциальным объемом производства составил более 6 процентных пунктов. То есть фактический объем производства экономики США был примерно на 1 триллион долларов ниже ее потенциала.

Рисунок 1. Доля занятого населения

Почему это важно? Макроэкономисты утверждают, что чем больше разрыв между потенциальным и фактическим производством (то есть неполное использование ресурсов), тем ниже должна быть инфляция. Эта зависимость называется кривой Филлипса. Несмотря на споры относительно того, жива или мертва кривая Филлипса, при использовании правильной спецификации, эта кривая жива и здорова. Рисунок 2 с помощью данных многих стран показывает взаимосвязь между инфляционным разрывом (инфляция минус инфляционные ожидания) и разрывом безработицы (разница между фактическим и «естественным» уровнем безработицы, то есть таким, который бы наблюдался в случае, если бы экономика функционировала нормально). Рисунок является свидетельством четкой отрицательной взаимосвязи: чем выше безработица, тем ниже инфляция.

Рисунок 2. Кривая Филлипса. 

Если в экономике США настолько высокий уровень незанятости, то вряд ли мы можем иметь системное инфляционное давление. Иными словами, уровень инфляции временами может подскакивать, но такие всплески вряд ли будут устойчивыми. 

Во-вторых, 70-е годы характеризовались незаякоренными инфляционными ожиданиями. Это означает, что когда работники и фирмы ожидают высокую инфляцию, они устанавливают цены и требуют зарплаты в свете этих ожиданий. Как следствие, заработная плата и цены растут, и это порождает инфляцию. Ожидания сбылись. Люди ожидали инфляцию, и она произошла. Но это означает, что они продолжат ожидать роста инфляции, а следовательно, инфляция будет. Остановить этот замкнутый круг самосбывающихся ожиданий очень трудно, и чтобы это сделать, понадобилась устроенная Федеральным резервом эпическая рецессия, а потом еще много лет жесткой монетарной политики, чтобы закрепить («заякорить») инфляционные ожидания.  

Экономика США даже близко не стоит рядом с незакрепленными инфляционными ожиданиями. На Рисунке 3 видно, что профессиональные прогнозисты (SPF, синяя линия) считают, что инфляция в среднем будет на уровне около 2% в год (целевой уровень инфляции Федеральной резервной системы) в течение следующих 10 лет. Прогнозисты делают такой прогноз, поскольку считают, что ФРС остановит рост инфляции в стране на ранней стадии в случае, если инфляция будет становиться опасной. И это имеет смысл. За последние 10 лет инфляция едва превышала 2%, и для того, чтобы найти серьезную инфляцию в США, нужно вернуться в прошлое на много лет назад.

Рисунок 3. Фактический уровень инфляции и инфляционные ожидания. 

В-третьих, кого-то может беспокоить то, что экономика США получила слишком большое стимулирование в рамках монетарной и фискальной политики, и домохозяйства могут думать, что правительство будет печатать деньги, чтобы оплатить весь этот «банкет». Однако здесь оправдывают себя годы низкой и стабильной инфляции. Подавляющее большинство американских семей не обращает внимания на то, что делает центральный банк. А зачем? Инфляция долгое время была низкой и стабильной, и какая разница, составляет она 2,1% или 1,9%? В результате большинству людей не известен инфляционный таргет ФРС — менее 20% могут правильно назвать его (см. Рисунок 4). Так же большинство людей в США не знают о фискальном дефиците и государственном долге и не связывают текущий государственный долг или дефицит с инфляцией. Ожидания руководителей компаний, похоже, имеют сходные характеристики.

Рисунок 4. Восприятие домохозяйствами целевого уровня инфляции ФРС. 

В-четвертых, в Федеральной резервной системе в 1970-х верили, что инфляция связана с расходами, и центральный банк мало что может сделать для контроля над инфляцией. Сегодня мало кто (если хоть кто-то) в ФРС разделяет это мнение. Зато существует твердая уверенность, что ФРС может и должна контролировать инфляцию для обеспечения ценовой стабильности. К тому же, ФРС очень осторожно высказывается, пытаясь избежать сообщения о том, что она искусственно повышает инфляцию с целью поддержки экономики. Зато в сообщениях ФРС отмечает, что она заботится о полной занятости. Это подводит нас к следующему пункту. 

В-пятых, в отличие от профессиональных прогнозистов и макроэкономистов, домохозяйства считают инфляцию чем-то плохим. В частности, домохозяйства трактуют инфляцию как плохое состояние экономики, состояние, когда уровень безработицы высок. Ковидный кризис наглядно иллюстрирует этот момент. По мере того как разворачивалась пандемия, профессиональные прогнозисты снижали оценки ВВП и свои инфляционные ожидания, что соответствует базовой макроэкономической теории (вспомним кривую Филлипса). В отличие от них, домохозяйства повышали свои инфляционные ожидания по мере того, как экономика падала. Это означает, что домохозяйства имеют стагфляционный взгляд на инфляцию, то есть высокая инфляция и высокая безработица идут вместе. Почему это важно? Это важно, поскольку по мере улучшения экономики домохозяйства могут пересматривать свои инфляционные ожидания в низшую сторону, снижая тем самым инфляционное давление.  

Рисунок 5. Динамика инфляционных ожиданий и восприятия текущих экономических условий.

Означают ли эти причины, что экономике США ничего не угрожает, а на горизонте не видно инфляции? Прогнозирование — неблагодарное дело, поскольку многое может произойти в таких сложных системах, как современная экономика. К примеру, узкие места в экономике, которые сегодня способствуют повышению цен (например, отсутствие микрочипов, большие задержки в области грузовых перевозок, люди, которые предпочитают не возвращаться в ряды рабочей силы из-за обеспокоенности ковидом и т.д.) могут быть более устойчивы, чем думают многие экономисты. Фирмы могут быть вынуждены перекладывать увеличение расходов на потребителей. Бум цен на сырьевые товары является еще одним источником беспокойства. Действительно, цена бензина сильно коррелирует с инфляционными ожиданиями домохозяйств (см. последние данные на Рисунке 6). Если цены на сырье продолжат оставаться высокими, это может «напугать» потребителей и повысить их инфляционные ожидания.

Рисунок 6. Цена бензина и инфляционные ожидания в США

Итак, восстановление после ковидного кризиса во многом уникально, и у нас слишком мало данных для прогнозирования того, как будет вести себя экономика в краткосрочной перспективе. Однако, несмотря на эту неопределенность, кажется маловероятным то, что одна точка данных с высокой инфляцией может вывести экономику США на траекторию, ведущую к 1970-м годам. Восстановление все еще слишком слабое. Рациональные «игроки», например финансовые рынки и профессиональные прогнозисты, «заякорили» инфляционные ожидания. Менее осведомленные игроки, например домохозяйства и в определенной степени менеджеры, не уделяют много внимания инфляции. Улучшение экономических условий может снизить инфляционные ожидания этих игроков. ФРС научилась на своих ошибках 1970-х. Этих сил должно хватить, чтобы держать инфляцию под контролем даже в случае неблагоприятных условий. Поэтому вряд ли мы скоро окажемся в 1970-х.

Набиуллина связала рост цен с «двузначным повышением зарплат» россиян

Банк России ожидает, что по итогам 2021 года инфляция составит порядка 8% (по состоянию на ноябрь — 8,4%). При этом устойчивое замедление роста цен ожидается в начале следующего года. «Если ситуация будет складываться благоприятно, вполне возможно, что мы окажемся на верхней границе нашего прогноза — 7,9%. Но если факторы сыграют больше проинфляционные, то инфляция может быть и выше. В целом где-то 8% плюс – минус», — заявила Набиуллина.

Годовая инфляция в России в декабре 2021 года, по словам главы ЦБ, будет ниже, чем в предыдущем месяце. «Будем смотреть, потому что здесь много разных волатильных факторов. Считаем, что устойчивое замедление инфляции начнет происходить — в начале года», — подчеркнула она.

Говоря об особенностях состояния экономики России, Эльвира Набиуллина отметила, что все больше предприятий вынуждены повышать зарплаты двузначными темпами, чтобы удержать работников. «В результате увеличения спроса на труд по различным категориям работников транслируется устойчивый рост номинальных зарплат.

В ходе обсуждения перед сегодняшним решением сразу несколько руководителей наших региональных главных управлений отметили, что все больше предприятий вынуждены повышать зарплаты двузначными темпами, чтобы удержать сотрудников», — сказала глава регулятора. Нехватка работников — это один из факторов, который ограничивает возможности предприятий по расширению производства. Им сложно догонять растущий спрос. «Это говорит об усилении проинфляционных рисков со стороны рынка труда», — добавила Набиуллина.

Насколько вероятно дальнейшее повышение ставки будет видно к февральскому заседанию совета директоров регулятора. «На опорном февральском заседании мы уточним диапазон прогноза ключевой ставки, равно как и среднесрочный прогноз в целом», — сообщила она. Совет директоров считает, что пока ЦБ «не добрал жесткости» для снижения инфляции в 2022 году и возвращении ее к целевому показателю в 4%. «Допускаем возможность дополнительного повышения ставки на ближайших заседаниях», — резюмировала Эльвира Набиуллина.

Зашла речь и о криптовалюте: позиция регулятора в этом вопросе осталась жесткой. «Мы выступаем за то, чтобы российская финансовая инфраструктура не использовалась для сделок с криптовалютой, это реализовать вполне можно», — сказала глава ЦБ. — Вы знаете, наше отношение к криптовалютам, мягко говоря, скептическое. Это связано с тем, что большие риски для розничных инвесторов, волатильность этого актива очень большая, криптовалюты также часто используются для нелегальных операций криминального характера. Поэтому, конечно, мы не можем приветствовать инвестиции в такого рода активы».

На пресс-конференцию Эльвира Набиуллина надела элегантный черный пиджак, украшенный брошью в виде Щелкунчика. Уже давно стало модным делать предсказания по тому, с каким именно аксессуаром глава регулятора появится на публике.

Сама она в интервью музыканту Сергею Шнурову подтвердила, что использует эти украшения со смыслом. В то же время она посетовала, что эксперты не всегда верно считывали подаваемые ею сигналы. Но в этот раз ошибиться тяжело.

«Я восхищаюсь главой Банка России, которая как в марте 2020 года приковала внимание рынка к своим брошкам, так и продолжает его удерживать, — прокомментировала выбранный образ стилист-имиджмейкер Жаннат Идрисова. — Сама она, судя по всему, воспринимает это как игру, ей нравится интриговать журналистов и рынок своими символическими посланиями. Мы уже видели и лук со стрелами, и ягуара, и облачко, и вот теперь перед нами Щелкунчик. Конечно, можно трактовать это как некоторую жесткость регулятора, которая направлена на борьбу с инфляцией».

Но жесткость эта оправданная, потому что Щелкунчик — это положительный герой, он бьется с Мышиным королем, символизирующим зло, до победного конца. Можно предположить, что это аллюзия на сражение добрых сил Центробанка со злыми силами инфляции. «К тому же есть и еще одно интересное совпадение: ровно 205 лет назад, в декабре 1816 года Эрнест Теодор Амадей Гофман получил из типографии свою только что выпущенную книгу, где и была напечатана сегодня уже всемирно известная детская сказка. — обратила внимание эксперт. — Это очень рождественская история, красивая, напоминающая о приближающихся праздниках. Браво! Прекрасный выбор, одобряю».

Если символические значения броши вызвали похвалу экспертов, то в отношении экономической политики регулятора мнения разошлись.

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик TeleTrade: «Самое печальное, что на практике в условиях непосильной кредитной, арендной, транспортной, налоговой нагрузки на производителей в пандемию — главным источником инфляции, который требуется перекрыть, является вовсе не мифический «избыток» денег у населения или бизнеса, а огромные расходы предприятий. Именно они порождают изначально высокую себестоимость продукции, которая потом неизбежно переносится на конечных покупателей, то есть сначала на оптовиков и торговые сети, а потом и на обычных людей. 

Бороться с этим злом теоретически способно теперь только правительство — обильными субсидиями, льготами по налогам, чтобы сохранить рентабельность бизнеса без завышения отпускных цен. И кабмин Мишустина действительно движется в этом направлении, хотя и находится здесь в самом начале долгого пути. Но именно этот путь верный, так что мяч в борьбе с истоками инфляции по-прежнему и долго ещё будет на стороне кабмина, а не ЦБ. Для восстановления нашей израненной экономики лучше, если бы ЦБ решил всё-таки не задирать ставку совсем уж высоко».

Антон Гринштейн, эксперт ИАЦ Hamilton: «Основным негативным последствием повышения ключевой ставки, является охлаждение экономической активности. Сразу мы этого не почувствуем, потому что есть лаг между изменением параметров денежно-кредитной политики и его влиянием на активность, но в 2022 году, вероятно, замедление темпов роста российской экономики станет главной проблемой правительства. Что касается рубля, то до конца декабря 2021 года курс российской валюты будет склонен к небольшому снижению к отметкам 74-74,5 рубля за доллар ».

Виктор Щеглов, старший брокер «БКС Мир инвестиций»: «Главной причиной роста цен в России стал сектор услуг, инфляция ускорилась из-за повышения цен в туристическом секторе (+55%). Рост цен на продукты питания составил 10,8%, а на непродовольственные товары – 8,3%. Важно, что инфляция начала замедляться в начале декабря, и в случае сохранения тенденции мы можем увидеть изменение риторики со стороны ЦБ, и даже снижения ставок во второй половине 2022 года».

Тест в формате ЕГЭ по теме»Деньги и инфляция»

ТЕСТ ПО ТЕМЕ : «ДЕНЬГИ И ИНФЛЯЦИЯ»

  1. Запишите слово, пропущенное в таблице.

 

ИХ СУЩНОСТЬ

………..

это записи в банках на счетах, открытых клиентам. С этого счёта осуществляется платеж посредством их списания.

Кредитные деньги 

это бумажные знаки стоимости, возникшие взамен золота и на основе кредита.

2. Выберите понятие, которое является обобщающим для всех остальных понятий представленного ниже ряда и запишите цифру, под которой оно указано.

1) чеки 2) векселя 3) деньги 4) монеты 5) банкноты 6) пластиковая карта

3. Ниже приведён перечень терминов. Все они, за исключением двух, относятся к понятию «деньги».

1) ликвидность 2) цена 3) товар 4) инфляция 5) специализация 6) натуральный обмен

 

4.Определите внутренние причины инфляции.

1) монополизация экономики 2) кредитная экспансия

3) инфляционные ожидания 4) мировые экономические кризисы

5) падение курса национальной валюты 6) повышение мировых цен на энергоносители

5. Выберите верные суждения об инфляции и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) Инфляция проявляется в снижении покупательной способности денег.

2) Различают микроинфляцию и гиперинфляцию.

3) Рост цен на ресурсы порождает инфляцию предложения.

4) Одна из причин инфляции — усиление конкуренции между производителями.

5) К последствиям инфляции относится рост реальной заработной платы работников.

6.Что из перечисленного может стать причиной инфляции спроса?

1) монополизация рынка какого-либо товара крупной корпорацией

2) увеличение денежных доходов граждан при сохранении прежнего уровня производства в стране

3) профсоюз добился повышения зарплаты работникам предприятия

4) рост цен на нефть

5) снижение процентов на потребительские кредиты, их доступность большему количеству потенциальных покупателей товаров

7.  Выберите верные суждения об инфляции и запишите цифры, под которыми они указаны

1)Одним из проявлений инфляции является рост цен на овощи и фрукты в зимний период.

2) Умеренная инфляция может способствовать экономическому росту.

3) Современные государства не применяют контроль над ценами как метод борьбы с инфляцией.

4) Должники могут выиграть от последствий инфляции.

5) Переход к бартеру в условиях высоких темпов инфляции – проявление неспособности денег выполнять функцию средства обращения.

6) Подавленной инфляцией называют снижение темпов роста цен вследствие антиинфляционной политики государства.

8. Какие из перечисленных причин роста цен можно отнести к инфляции спроса?

1) увеличение налога на добавленную стоимость 2) повышение цен на импортируемое сырьё

3) рост зарплат наёмных работников 4) низкие процентные ставки по кредитам

5) эмиссия бумажных денег 6) инфляционные ожидания потребителей

9. Выберите верные суждения об инфляции и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) Эмиссия денег является наиболее эффективным методом снижения инфляции.

2) Инфляцией называют резкое снижение цен на все товары.

3) Одна из причин инфляции связана с сокращением производства и сохранением прежнего объема денежной массы в стране.

4) В зависимости от причин различают инфляцию спроса и инфляцию затрат (предложения).

5) Опасность инфляции состоит в том, что обесцениваются сбережения, снижается уровень жизни населения.

10. Выберите верные суждения о видах инфляции и запишите цифры, под которыми они указаны. 

 

1) Устойчивую долговременную тенденцию к росту цен в экономике страны, вызванную удорожанием факторов производства, называют инфляцией издержек.

2) Среднегодовое повышение цен не более чем на 3—5% в год характеризует гиперинфляцию.

3) Ползучая инфляция — вид инфляции, для которого характерен устойчивый, в течение нескольких месяцев, рост цен свыше 50 %, приводящий к дезорганизации экономики.

4) Сокращение производства и рост безработицы относятся к последствиям гиперинфляции.

5) Дефицитом на товарном рынке обусловлено возникновение инфляции спроса

11. Установите правильное соотношение между видами денежных реформ и их содержанием.

СОДЕРЖАНИЕ ВИДЫ РЕФОРМ

А) официальное объявление об обесценивании денежной единицы 1) ревальвация

и введение новой валюты; 2) деноминация

Б) снижение курса национальной валюты к международным валютам 3)нуллификация

В) изменение масштаба цен , увеличения нарицательной стоимости денежных знаков 4) девальвация

Г) повышение курса национальной валюты по отношению к иностранным валютам

12.Выберите верные суждения о дефляции и запишите цифры, под которыми они указаны

1) Дефляция — это ситуация уменьшения денежной массы и снижения общего уровня цен.

2) При дефляции увеличивается реальная стоимость денег.

3) Следствием дефляции является сокращение объёмов производства.

4) Одной из причин дефляции является увеличение потребительских расходов населения.

5) В рыночной экономике дефляция, как правило, свидетельствует об экономическом подъёме.

13. Установите соответствие между функциями денег и видами деятельности

ВИД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФУНКЦИЯ

А) Оплата коммунальных услуг 1)накопления

Б) Покупка продуктов питания 2) платежа

В) Внесение денег на банковский счёт 3) обращения

Г) Оплата ипотечного кредита 4) мера стоимости

Д) Определить возможность покупки товара по определенной цене

14. Выберите в приведённом списке верные суждения об инфляции и запишите цифры.

1) Позитивным последствием сокращения уровня инфляции является рост занятости населения.

2) Инфляция предложения характеризуется увеличением издержек производства.

3) Скрытая инфляция возникает при неизменных розничных ценах на товары и услуги и одновременном росте денежных доходов

4) Повышение номинальной заработной платы может быть источником инфляции.

5) Одной из форм борьбы с инфляцией является дополнительная эмиссия.

15. Выберите верные суждения об инфляции и её последствиях и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) Инфляцией называют процесс долговременного устойчивого повышения общего уровня цен в стране.

2) В период инфляции покупательная способность национальной валюты снижается.

3) От инфляции страдают вкладчики банков, если уровень инфляции превышает процент по депозитам.

4) В период высокой инфляции возрастает объём инвестиций в долгосрочные инновационные проекты.

5) Экономисты рассматривают дефицит товаров как один из видов инфляции.

16.Экономические последствия инфляции выражаются в следующем:

1) В перераспределении доходов между сферами производства, регионами

2) Сокращение средств государственного бюджета;

3) Необходимость проведения денежной эмиссии

4)Снижение курса национальной валюты

5) Увеличение денежной массы за счёт масштабного кредитования

6) Усиление социальной напряженности

17. Установите правильное соответствие между понятиями и их определением.

ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ

А) выпуск денег в обращение, ведущий к увеличению денежной массы 1) денежная масса

Б)  полное или частичное изменение денежной системы с целью ее построения и укрепления 2) ценная бумага

В) движение денег в наличной и безналичной формах, обслуживающее реализацию товаров 3) денежная реформа

Г) общая масса наличных и безналичных средств, которые находятся в обращении сраны 4) эмиссия

Д) документ, удостоверяющий, с соблюдением установленной формы и обязательных 5) денежное обращение

реквизитов, имущественные права, осуществление или передача которых возможны только

при его предъявлении

18. Чем обусловлена необходимость разработки антиинфляционной политики государства?
1) потерей населением доверия к национальной валюте
2) укреплением курса национальной валюты
3) притоком иностранных инвестиций в экономику страны
4) ростом малого и среднего предпринимательства

5) деформация народной хозяйственной структуры страны

19. .Найдите в приведённом ниже списке меры, способствующие снижению инфляции, и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) увеличение расходов государства на социальные программы 2) закрытие убыточных предприятий

3) изъятие «лишних» денег центральным банком 4) отказ от повышения зарплат и пенсий

5) переход на натуральный обмен вместо денежного

20. Прочитайте приведённый ниже текст, в котором пропущен ряд слов. Выберите из предлагаемого списка слова, которые необходимо вставить на место пропусков.

«Деньги были придуманы человечеством, прежде всего, для облегчения _____(А). Первоначально роль денег играли различные_______(Б), и лишь потом появились современные формы денег. Признаком денег является способность выполнять функции: средства_________(В) рыночной ценности товаров и средства сбережения.

Возникновение современных форм денег было вызвано неудобством_____(Г), который требует чрезвычайной множественности относительных цен. Деньги позволили упростить функционирование______(Д) и облегчили всю хозяйственную жизнь общества. Деньги, кроме того, позволяют выражать ценность всех товаров в единой _____(Е) и учитывать их для нужд контроля и управления».

Список терминов:

1) обмен 2) измерение 3) издержки 4) бартер

5) торговля 6) система 7) прибыль 8) предметы 9) инфляция

Прочитайте текст и выполните задания 21-24

ДЕНЬГИ И ИНФЛЯЦИЯ

 

Деньги, и это самое главное, являются средством обмена. Они сокращают издержки обмена, поскольку представляют собой тот общий знаменатель, к которому приведены все товары и услуги. Деньги позволяют людям вступать в отношения обмена на срок, включающий получение дохода и оплату покупки через длительное время, откладывание покупательной способности для будущего употребления. Деньги являются также единицей измерения, позволяющей проводить расчёты будущих доходов и издержек.

Однако экономическое значение денег напрямую связано с их стабильностью. В этом отношении деньги для экономики — то же самое, что язык для общения. Не существует слов, смысл которых непонятен как для говорящего, так и для слушателя — общение между ними было бы невозможно. То же самое и с деньгами. Если они не имеют стабильной и предсказуемой ценности, то для должников и кредиторов ведение обмена окажется накладным делом: сбережения, инвестиции и сделки, растянутые во времени (например, оплата в рассрочку купленного дома или автомобиля), будут связаны с дополнительным риском. При нестабильной ценности денег обмен становится затруднительным, а выигрыш от специализации, крупномасштабного производства и общественной кооперации — снижается. 

Причины денежной нестабильности ясны и понятны. Ценность денег, так же как и других товаров, определяется спросом и предложением. При постоянном или медленном устойчивом росте предложения денег, их покупательная способность будет относительно стабильной. И напротив, если предложение денег растёт быстро и непредсказуемо относительно предложения товаров и услуг, цены повышаются, и покупательная способность денег падает. Так нередко происходит, если правительство, для того чтобы платить по своим счетам, печатает деньги или одалживает их у центрального банка. 

Политики часто возлагают вину за инфляцию на алчных предпринимателей, могущественные профсоюзы, крупные нефтяные компании, иностранцев. Однако подобные уловки — не более чем средство отвлечь общественное мнение от истинных причин инфляции. И экономическая теория, и исторический опыт показывают, что инфляция возникает в силу всего лишь одной-единственной причины — быстрого роста денежной массы.

Инфляция разрушает экономику страны. Но, наверное, самое разрушительное последствие- инфляции — это подрыв веры граждан в своё правительство.

 

21. Почему, по мнению авторов, нестабильность денег вредна для экономики? Какая причина нестабильности денег названа в тексте?

22. Какие три функции денег отмечены авторами? Приведите соответствующие фрагменты текста.

23. Авторы полагают, что инфляция разрушает экономику страны. Используя содержание текста, обществоведческие знания и факты общественной жизни, приведите три пояснения этого тезиса.

24. В тексте высказано мнение, что «самое разрушительное последствие инфляции — это подрыв веры граждан в своё правительство». Используя содержание текста, обществоведческие знания и личный социальный опыт, приведите три аргумента в обоснование этого мнения.

25 Используя обществоведческие знания,

1) раскройте смысл понятия «инфляция»;

2) составьте два предложения:

− одно предложение, содержащее информацию о видах инфляции, выделяемых по темпам роста;

− одно предложение, раскрывающее любой механизм, сдерживания инфляции, который использует государство.

26.   Напишите названия вариантов соотношения между доходной и расходной частями государственного бюджета. Приведите три аргумента, почему профицитный вариант считается идеальным исполнением государственного бюджета .

27. Жители страны Z обнаружили, что цены на товары и услуги в течение последних шести месяцев растут на 50-60 % в месяц, а качество товаров и услуг при этом не меняется. О каком экономическом явлении свидетельствует данный факт? (Назовите это явление и укажите его вид.) Поясните, в чём опасность данного экономического явления (используя обществоведческие знания, дайте три пояснения).

28. Вам поручено подготовить развернутый ответ по теме «Инфляция». Составьте план, в соответствии с которым вы будете освещать эту тему. План должен содержать не менее трех пунктов, из которых два или более детализированы в подпунктах. 

29.Эссе.

1)  «Инфляция — золотое время для возврата долгов» (К. Мелихан)

2 ) «Инфляция — единственная форма наказания без законного основания» (М. Фридман)

3) «Инфляция каждому предоставляет возможность почувствовать себя миллионером. » (А Рогов)

4) «Деньги-это свобода» (Э.М.Ремарк»

5) «Уберечь свои деньги стоит больше трудов, чем добыть их» (М. Монтень)

(Эссе должно включать такие блоки:

основная цитата; затрагиваемая проблема;

суть высказывания; взгляд самого экзаменуемого на проблему;

аргументация мнения; примеры; вывод…. )

Ответы к тесту «Деньги и инфляция»

  1. Депозитные

  2. 3

  3. 56

  4. 123

  5. 13

  6. 25

  7. 245

  8. 46

  9. 345

  10. 145

  11. 3421

  12. 123

  13. 23124

  14. 234

  15. 123

  16. 124

  17. 43512

  18. 15

  19. 34

  20. 182456

21. 1) «для должников и кредиторов ведение обмена окажется накладным делом: сбережения, инвестиции и сделки, растянутые во времени, будут связаны с дополнительным риском. При нестабильной ценности денег, обмен становится затруднительным, а выигрыш от специализации, крупномасштабного производства и общественной кооперации — снижается»;

22.Функции денег:

 1) средство обмена- « Деньги, и это самое главное, являются средством обмена»;

2) средство накопления – «Деньги позволяют людям вступать в отношения обмена на срок, включающие получение дохода и оплату покупки через длительное время, откладывание покупательской способности для будущего употребления»;

3) единица измерения – «Деньги являются также единицей измерения, позволяющей проводить расчёты будущих доходов и издержек».

2) причиной нестабильности денег является быстрый рост денежной массы

23. Пояснения к тезису:

1) высокий уровень инфляции приводит к остановке производства;

2) инфляция приводит к дезорганизации системы денежного обращения и её замене системой натуральных расчётов;

3) инфляция обесценивает трудовые услуги, существенно сокращает потребление. Могут быть приведены другие пояснения.

24. Аргументы:

1) антиинфляционная политика всегда негативно отражается на уровне жизни и социальном самочувствии большинства населения, поэтому недоверие населения к правительству может помешать осуществлению необходимых для снижения инфляции и оживления производства мер;

2) значительную роль в развитии инфляции играют инфляционные ожидания участников рынка, поэтому недоверие к правительству может усилить эти ожидания и дополнительно стимулировать увеличение инфляции;

3) недоверие граждан к правительству в условиях кризиса может привести к акциям социального протеста. 

25.

«Инфляция — падение покупательной способности денег, выраженное в повышение общего уровня цен на товары и услуги»

2)- в зависимости от темпов роста различают: ползучую, галопирующую и гиперинфляцию.

— сдерживание инфляции может быть достигнуто государством за счет повышения учетной ставки Центральным банком.

26.

1).Сбалансированный, дефицит, профицит.

2)  Образовавшийся остаток государство может

-использовать при непредвиденных обстоятельствах;

— для досрочных выплат задолженности ;

— перевести его в доход бюджета следующего года.

27.

1) экономическое явление — инфляция;

2) вид — гиперинфляция;

3) пояснения, например: в результате высокой инфляции

— обесцениваются сбережения, снижается уровень жизни населения;

— сокращается производство и занятость;

— снижаются реальные доходы государства.

Инфляция — источники, последствия и соответствующие меры политики

Недавно было написано несколько очень хороших учебников о том, как думать об инфляции в ближайшие месяцы. Но поскольку реакция на ежемесячные показатели ценовой инфляции, которые когда-либо превышают 2% в годовом исчислении, по-прежнему вызывает непропорционально тревогу, может оказаться полезным еще один показатель.

Для оценки данных этой недели и продолжающихся дебатов об инфляции и экономическом «перегреве» необходимо понимать как минимум четыре ключевых момента:

  1. Источник инфляционного давления имеет решающее значение для оценки того, как должна реагировать политика.Инфляция, исходящая от рынка труда, потому что работники имеют достаточно возможностей для обеспечения повышения заработной платы, которое намного опережает долгосрочные возможности экономики обеспечить их (то есть рост производительности), является единственным источником инфляции, который когда-либо должен стимулировать ограничительную макроэкономическую политику. (либо меньший бюджетный дефицит, либо более высокие процентные ставки). Этот тип инфляции — это то, что вызывает беспокойство по поводу «перегрева».
  2. Другие источники инфляционного давления, скорее всего, будут преходящими и, следовательно, не должны вызывать ограничительную реакцию политики.
    • Инфляция цен на товары часто бывает неустойчивой и в основном обусловлена ​​глобальными рынками. Такой рост цен, вероятно, будет зависеть от идиосинкразических факторов, таких как изменения погоды, открытие нефтяных месторождений или быстрый рост в крупных экономиках за пределами Соединенных Штатов. Такого рода инфляция не должна вызывать сдерживающую реакцию. Это повышение цен не вызвано экономическим «перегревом»; создание экономического «охлаждения» путем сокращения бюджетного дефицита или повышения процентных ставок не остановит их, но нанесет большой побочный ущерб в виде замедления роста в Соединенных Штатах.
    • Инфляция, вызванная очень значительными изменениями относительных цен, также, скорее всего, будет временной, и на нее не следует реагировать ограничительной реакцией макроэкономической политики.
  3. Утверждение, что на инфляцию, происходящую из многих источников, не следует реагировать ограничительными ответными мерами политики, не означает, что этот тип инфляции является хорошим или даже просто безвредным. Такая инфляция часто снижает уровень жизни типичных рабочих. Но чтобы быть эффективной, антиинфляционная политика должна бороться с такими типами инфляции с помощью специальных мер, а не путем повсеместной жесткой макроэкономической экономии.
  4. Вторичные эффекты инфляции, которые начинаются за пределами рынка труда, но разжигают инфляцию, вызванную спиралью заработной платы и цен, крайне маловероятны, учитывая чрезвычайно слабую позицию на переговорах и рычаги влияния типичных американских рабочих в последние десятилетия. Эта ухудшенная позиция на переговорах также предполагает, что уровень безработицы может достичь гораздо более низкого уровня, чем в прошлые десятилетия, прежде чем стимулировать рост заработной платы, достаточный для избыточной инфляции цен.
Политики должны следить за инфляцией заработной платы

По мере продолжения восстановления уровень безработицы падает, а рынки труда переходят в состояние «высокого давления», типичные рычаги воздействия рабочих для достижения более быстрого роста заработной платы увеличиваются.В долгосрочной перспективе самый высокий средний устойчивый темп роста заработной платы, которого могут достичь рабочие, представляет собой сумму целевого показателя инфляции, установленного Федеральной резервной системой (в настоящее время 2%), и темпов роста потенциальной производительности экономики, где производительности — это просто инфляция. — скорректированная величина дохода, полученного за средний час работы в экономике. Потенциал производительность рост – это скорость роста, которая будет преобладать на ограниченных рынках труда с низким уровнем безработицы.Для Соединенных Штатов этот показатель, вероятно, составляет примерно 1,5%. Таким образом, номинальная заработная плата может повышаться на 3,5% в год (целевой уровень инфляции цен 2% плюс потенциальный рост производительности на 1,5%), не оказывая давления на инфляцию цен, которая превысит 2%.

Чтобы понять, почему номинальная заработная плата должна расти так же быстро, как сумма роста производительности и целевого показателя инфляции ФРС, представьте, что и номинальная заработная плата, и производительность выросли на 2% за год. В этом сценарии почасовая заработная плата вырастет на 2%, но объем производства за каждый час работы — определение производительности — также возрастет на 2%.Если затраты на рабочую силу возрастут на 2%, а объем выпуска продукции возрастет на 2%, то затраты на единицу продукции (т. е. цены) вообще не возрастут — инфляция составит 0%. Но текущая цель инфляции ФРС не нулевая, а 2%. Эта цель означает, что рост номинальной заработной платы может быть на 2% выше, чем трендовый рост производительности, прежде чем затраты на рабочую силу (определяемые как заработной платой, так и производительностью) угрожают подтолкнуть инфляцию выше целевого показателя ФРС.

Теоретически, если макроэкономическая политика слишком экспансионистская (фискальная поддержка высока, а ФРС поддерживает низкие процентные ставки), то давление на рынках труда может подтолкнуть рост заработной платы выше этого значения 3.5% долгосрочная цель на устойчивый период времени. Но эта цель в 3,5% является долгосрочной средней целью: отдельные периоды, когда заработная плата растет быстрее, чем 3,5%, не обязательно вызывают инфляцию. Рост заработной платы может, например, превысить эту долгосрочную цель в течение периода после рецессии, в результате которой она оставалась ниже этой цели в течение длительного времени. Долгосрочная цель означает, что рост заработной платы ниже цели усредняется с равными периодами роста выше цели. В конце концов, макроэкономические политики могут столкнуться с необходимостью охлаждать рынок труда под высоким давлением, если рост заработной платы будет оказывать сильное, последовательное повышательное давление на цены в течение длительного периода времени.

Следует отметить три важных момента, касающихся инфляции, вызванной заработной платой, и использования ограничительной макроэкономической политики для борьбы с ней:

  1. Это было буквально неслыханно в Соединенных Штатах, по крайней мере, с 1970-х годов. Это не случайность — институциональная структура экономики США с тех пор настолько изменилась, что создание спирали заработной платы и цен на самом деле довольно сложно. Если вкратце, то изменения в этих институциональных структурах заключаются в том, что политики разрушили почти все бастионы переговорной силы и рычагов воздействия, которые типичные работники имели на рынках труда при ведении переговоров (даже неявных) с работодателями. Учитывая эту чрезвычайно невыгодную позицию на переговорах, требуется очень низкий уровень безработицы в течение очень долгого времени, чтобы дать значительный толчок росту заработной платы.
  2. Хотя никто особо не любит инфляцию, инфляция, вызванная быстрым ростом заработной платы, по определению не наносит ущерба чистому уровню жизни. На рынках труда с высоким давлением, когда заработная плата стремительно растет, рабочие могут быть разочарованы тем, что повышение номинальной заработной платы не дает им столько покупок, сколько они надеялись, когда требовали этого, из-за последовавшего за этим быстрого роста цен.Но если повышение заработной платы приводит к росту цен, то это повышение не приведет к снижению уровня жизни. В очень широком диапазоне уровней безработицы более низкие ставки согласуются с тем, что номинальная заработная плата растет быстрее на каждый процентный пункт снижения безработицы, чем цены, а это означает, что работники выигрывают от ужесточения рынка труда.
  3. Хотя проблема контроля над инфляцией уже давно не актуальна, директивным органам следует серьезно подумать о политических рычагах, которые можно было бы использовать для более справедливого распределения жертв контроля над инфляцией, если такой контроль станет необходимым в будущем.В настоящее время план на случай возникновения инфляции цен, обусловленной заработной платой, состоит в том, чтобы сделать макроэкономическую политику более ограничительной (в основном за счет повышения процентных ставок), что сократит спрос на рабочую силу и ослабит инфляционное давление со стороны рынка труда. В Соединенных Штатах такое замедление спроса традиционно означало, что небольшая часть работников полностью теряет работу, в то время как большая часть рабочей силы остается занятой (хотя и с меньшими рычагами для повышения заработной платы). Другие страны ввели политику (в частности, разделение труда), которая распределяет меньший спрос на рабочую силу на гораздо большее количество работников, сокращая часы для очень большого числа рабочих, чтобы удовлетворить более низкие уровни спроса на рабочую силу, а не полностью увольняя гораздо меньший пул. рабочие.Стратегия, которая распространяет боль, связанную с сокращением спроса на рабочую силу, может многим понравиться. Соединенным Штатам следует приложить все усилия, чтобы найти политические рычаги для реализации этой стратегии, например, предоставляя больше стимулов и поддержки для принятия краткосрочных компенсационных программ в системе страхования по безработице.
Жесткая макроэкономическая экономия — неподходящий инструмент для борьбы с потрясениями предложения и относительными изменениями цен

Инфляция иногда увеличивается даже без какого-либо повышательного давления со стороны рынка труда.Одним из примеров были первые пять лет восстановления после Великой рецессии 2008–2009 годов. В период с середины 2009 г. по середину 2014 г. удельные затраты на рабочую силу выросли на 0%, а цены выросли на 0,8% в годовом исчислении. В данном случае все (по общему признанию умеренное) повышательное давление на цены исходило от увеличения размера прибыли. Эта норма прибыли могла вырасти в раз именно потому, что рынок труда был настолько поврежден Великой рецессией, что рост заработной платы замедлился до минимума. Если бы ФРС отреагировала на это ценовое давление повышением процентных ставок, чтобы замедлить рост спроса, рост заработной платы упал бы еще больше.

Наиболее известным набором факторов ценового давления, которые исходят не от рынка труда и, следовательно, должны игнорироваться лицами, определяющими макроэкономическую политику, являются цены на продукты питания и энергоносители, на оба из которых огромное влияние оказывают глобальные рынки, а не только рынки США. (не говоря уже о рынке труда США). На них также влияют идиосинкразические факторы, такие как погода и открытие новых нефтяных месторождений. Усилия по сдерживанию скачков цен в этих секторах с помощью мер по охлаждению рынка труда США были бы чрезвычайно неэффективны, хотя и нанесли бы большой побочный ущерб США.С. рабочие. (Признание различий между типами инфляции лежит в основе концепции «базовой» инфляции — инфляции, которая исключает цены на продукты питания и энергию. )

Часто практика исключения цен на продукты питания и энергоносители при обсуждении надлежащей позиции макроэкономической политики подвергается критике на том основании, что она представляет собой выборку данных. «Изъятие секторов с высокой инфляцией, конечно, делает инфляцию более низкой», — таков общий рефрен критиков основных показателей инфляции.Однако ориентироваться на базовую инфляцию при принятии решений о надлежащем направлении макроэкономической политики абсолютно правильно. Кроме того, инфляция цен на продукты питания и энергоносители обычно не выше базовой инфляции, а просто более изменчива. Действительно, в течение длительных периодов времени базовая инфляция была значительно выше, чем инфляция, включающая цены на продукты питания и энергоносители. В эти периоды редко возникают жалобы на занижение цен на продукты питания и энергоносители.

Изменения относительных цен приводят только к временному росту инфляции

Недавний пример инфляции, явно не связанной с перегревом рынка труда, можно увидеть в данных индекса потребительских цен (ИПЦ) за май 2021 года, который вырос на 0. 6% за один месяц. Большая часть измеренного ускорения инфляции в годовом исчислении была простой арифметической причудой сравнения цен в мае 2021 года с ценами в мае 2020 года, месяце, когда огромные участки экономики США практически остановились из-за COVID-19. Помимо этой (очень большой) причуды, самый большой вклад в общий рост инфляции внесла чрезвычайно быстрая инфляция цен на подержанные автомобили, которые по определению были построены с помощью труда в прошлом. Ясно, что любое повышение цен в этом секторе в мае не могло быть вызвано конъюнктурой рынка труда в мае.Реагировать на скачок цен на подержанные автомобили повышением процентных ставок было бы бессмысленно.

Другой пример можно увидеть в годы, предшествовавшие шоку от COVID-19. Во время восстановления и роста экономики после Великой рецессии стоимость жилья постоянно росла быстрее, чем общая инфляция. Жилье действительно зависит, по крайней мере в небольшой части, от текущих издержек производства, которые частично зависят от условий рынка труда. Однако стоимость жилья также зависит от многих факторов, помимо стоимостного давления, обусловленного рынком труда.В Соединенных Штатах, например, совокупная инфляция цен на жилье обусловлена ​​подмножеством городов, в которых спрос на жилье опережает строительство новых единиц. Рост предложения, в свою очередь, в значительной степени удерживался на слишком низком уровне из-за ряда ограничений и правил зонирования, не связанных с условиями рынка труда.

Рост относительных цен на жилье, конечно, поначалу оказывает некоторое повышательное давление на среднюю инфляцию. Со временем, поскольку расходы на жилье занимают большую часть доходов домохозяйств, расходы на другие статьи сократятся; Таким образом, цены в этих секторах должны столкнуться с некоторым понижательным давлением, сохраняя средний уровень инфляции на уровне целевого показателя ФРС.Но реагировать на любое повышательное давление на общую инфляцию, вызванное значительным изменением относительных цен (скажем, на рост стоимости жилья), введением более ограничительной макроэкономической политики было бы мало смысла.

Та же логика применима к большим изменениям цен, вызванным концентрацией рынка и монополизацией. Монополии обычно устанавливают более высокие цены, чем фирмы на более конкурентных рынках. Эти монопольные цены давят на бюджеты домохозяйств и наносят ущерб экономической эффективности, но они не вызывают общей инфляции, в основном потому, что более высокие относительные цены, обусловленные монополизацией, сокращают ресурсы, которые домохозяйства вынуждены тратить в немонополизированных секторах, а это снижение спроса подавляет рост цен в других секторах. те секторы.Надлежащим политическим инструментом для уменьшения вреда, причиняемого монополиями, взимающими завышенные относительные цены, является политика конкуренции, а не ограничительная макроэкономическая политика.

Даже болезненная инфляция не всегда требует вмешательства ФРС

Приведенные выше аргументы о том, что инфляция, вызванная влиянием вне рынка труда, не должна сопровождаться ответными мерами макроэкономической политики, могут заставить людей думать, что мы утверждаем, что такая инфляция безобидна или даже хороша. Это не наш аргумент.

Например, скачок цен на продукты питания, вызванный событиями за границей, снижает покупательную способность домохозяйств США и делает их беднее. Политики должны посмотреть, можно ли что-нибудь сделать, чтобы облегчить это, например, путем устранения потенциальных узких мест в производстве продуктов питания. Политики, безусловно, должны использовать налогово-бюджетную политику для перераспределения ресурсов — например, увеличения пособий по продовольственным талонам — для уменьшения ущерба, который шок цен на продовольствие наносит наиболее уязвимым слоям населения. Но всесторонние усилия по ослаблению роста спроса в масштабах всей экономики в США.S. не сможет эффективно бороться со скачком цен на продовольствие, вызванным глобальным влиянием, и нанесет побочный ущерб, замедлив рост рабочих мест и заработной платы во всех других секторах экономики.

Кроме того, большие изменения в относительных ценах, таких как стоимость жилья, часто являются реакцией на реальный дефицит, а не результатом перегрева экономики. Наилучшим политическим ответом были бы меры, которые уменьшают этот дефицит, например, путем строительства большего количества государственного жилья и изменения правил, чтобы стимулировать строительство частного сектора.В конкретном случае с жильем повышение процентных ставок в ответ на инфляцию стоимости жилья на самом деле привело бы к обратному результату. Жилищное строительство является капиталоемким и, как правило, финансируется за счет долга. Повышение стоимости этого долга за счет повышения процентных ставок, вероятно, приведет к сокращению объемов строительства, что еще больше усугубит дисбаланс между спросом и предложением в этом секторе и приведет к ускорению инфляции на рынке жилья.

Ни слова о споре против реакция макроэкономической политики на некоторые источники инфляции отрицает, что инфляция может нанести ущерб уровню жизни.Вместо этого он просто утверждает, что макроэкономическая политика на самом деле не будет воздействовать на некоторые источники инфляции, и использование макроэкономической жесткой экономии для подавления таких источников инфляции повлечет за собой слишком высокие сопутствующие расходы. Однако стоит отметить, что распространенное мнение о том, что инфляция механически ведет к однозначному снижению покупательной способности рабочих, часто ошибочно. Рост номинальной заработной платы обычно относительно быстро реагирует на более высокую инфляцию. На рисунке A показано трехлетнее скользящее среднее почасовых заработков и лаговая инфляция в индексе цен расходов на личное потребление (PCE).Корреляция между ними почти равна 1, а это означает, что средняя заработная плата относительно быстро приспосабливается к изменениям инфляции.

Рост номинальной заработной платы соответствует лаговой инфляции: Трехлетнее скользящее среднее почасовой оплаты труда и инфляции PCE, 1948–2019 гг.
Год Компенсация в час у = 0,9865х – 0,0158
1951 4,92% 2,41%
1952 5. 93% 3,35%
1953 6,37% 3,39%
1954 4,98% 1,40%
1955 4,38% 0,85%
1956 4,31% 1,08%
1957 4,96% 1,81%
1958 4,87% 2,46%
1959 4.45% 2,30%
1960 3,94% 1,83%
1961 3,63% 1,39%
1962 3,39% 1,28%
1963 3,35% 1,13%
1964 3,99% 1,27%
1965 4,04% 1,36%
1966 4. 49% 1,81%
1967 4,68% 2,16%
1968 5,98% 2,98%
1969 6,64% 3,64%
1970 7,53% 4,36%
1971 7,16% 4,48%
1972 6,95% 4,11%
1973 6.38% 4,35%
1974 7,12% 6,40%
1975 7,87% 8,04%
1976 8,19% 8,08%
1977 7,55% 6,78%
1978 7,33% 6,32%
1979 7,79% 7,45%
1980 8. 90% 8,87%
1981 9,40% 9,54%
1982 9,03% 8,43%
1983 7,01% 6,26%
1984 5,54% 4,53%
1985 4,82% 3,84%
1986 5,05% 3,15%
1987 4.87% 2,92%
1988 4,84% 3,06%
1989 4,22% 3,79%
1990 4,55% 4,22%
1991 4,40% 4,03%
1992 5,00% 3,47%
1993 3,80% 2,83%
1994 2. 92% 2,41%
1995 2,28% 2,23%
1996 3,21% 2,11%
1997 3,79% 1,99%
1998 4,53% 1,56%
1999 4,51% 1,34%
2000 5,36% 1,59%
2001 4.93% 1,97%
2002 4,04% 1,91%
2003 2,97% 1,73%
2004 3,11% 1,92%
2005 3,68% 2,43%
2006 4,05% 2,69%
2007 4,22% 2,70%
2008 4. 01% 2,75%
2009 2,96% 1,82%
2010 1,96% 1,54%
2011 1,72% 1,39%
2012 2,16% 2,05%
2013 1,93% 1,93%
2014 2,17% 1,57%
2015 2.37% 1,01%
2016 2,50% 0,91%
2017 2,63% 1,01%
2018 2,61% 1,65%
2019 3,30% 1,80%
Данные диаграммы Загрузка данных

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Источник:  Авторский анализ данных Национальных счетов доходов и продуктов (NIPA) из данных Бюро экономического анализа (таблицы 2.1, 2.4.4 и 6.9B–6.9D). PCE означает расходы на личное потребление.

Эта быстрая адаптация роста заработной платы к инфляции цен неверна для низкооплачиваемых рабочих. На рисунке B показан коэффициент корреляции между трехлетней скользящей средней инфляции PCE и ростом номинальной заработной платы для 10-го, 20-го, 50-го и 90-го процентилей U.S. Распределение заработной платы. Давно замечено, что на заработную плату в нижней части распределения сильно влияют явно политические решения — в основном величина федеральной минимальной заработной платы. Учитывая это, неспособность этой заработной платы быстро приспособиться к запаздывающей инфляции вряд ли является шоком. Может показаться удивительным, что медианная заработная плата почти полностью приспосабливается к лаговой инфляции цен.

Почасовая оплата в нижней части не растет быстро после ускорения инфляции
Процентиль Коэффициент корреляции
10-й 0.63
20-й 0,84
50-й 1
90-й 1,06
Данные диаграммы Загрузка данных

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Источник : Авторский анализ данных из Счетов национального дохода и продукта (NIPA) из данных Бюро экономического анализа (Авторский анализ данных BEA NIPA, Таблица 2.4.4) и Библиотека данных о состоянии рабочей Америки Института экономической политики (EPI). PCE означает расходы на личное потребление.

Наконец, стоит отметить, что этот слишком простой анализ не означает, что , а не , что инфляция всегда механически снижает рост заработной платы для 10-го и 20-го процентилей. Например, сама (лаговая) ценовая инфляция могла быть вызвана, в свою очередь, ростом заработной платы в прошлом. Но этот анализ может помочь напомнить нам, что цены редко меняются сами по себе, и поэтому вывод о том, что уровень жизни падает один к одному с ростом инфляции, был бы неправильным.В конце концов, рост заработной платы является результатом (явных и неявных) переговоров между работниками и работодателями, и обе стороны хорошо осведомлены о том, что произошло с ценовой инфляцией в недавнем прошлом, когда они заключают свои сделки.

Инфляция — даже если она , а не — исходит от рынка труда — это еще не вся боль

Общественность в основном опасается инфляции. Большая часть этого страха рациональна: при прочих равных условиях инфляция снижает покупательную способность текущего дохода.Но когда инфляция неожиданно растет или падает, возникают и другие последствия распределения, и не все из них плохие. Например, неожиданная инфляция имеет тенденцию передавать богатство от кредиторов к должникам.

Рассмотрим пример жилищной ипотеки. Процентные ставки по таким ипотечным кредитам устанавливаются банками с учетом ожидаемой инфляции. Когда инфляция высока и ожидается, что она продолжится, процентные ставки выше; когда инфляция низкая и ожидается, что она останется такой, процентные ставки ниже.Резкое снижение инфляции между концом 1970-х годов и сегодняшним днем, безусловно, является единственной основной причиной того, почему процентные ставки по ипотечным кредитам для американских домохозяйств так сильно упали в тот период. Если домохозяйство взяло ипотечный платеж с процентной ставкой 4%, когда инфляция составляла 2%, то эффективная реальная (с поправкой на инфляцию) процентная ставка составляла 2% (4% номинальная процентная ставка минус 2% инфляции). Но если инфляция неожиданно подскочит до 3%, реальная процентная ставка упадет всего до 1%. Заемщик будет выплачивать банку проценты по ипотеке, покупательная способность которых ниже, чем ожидала любая из сторон при подписании контракта. Рост инфляции делает ипотеку менее обременительной для домохозяйства и менее выгодной для банка.

Этот же процесс работает в обратном порядке. Если вместо неожиданного роста с 2% до 3% инфляция неожиданно упадет с 2% до 1%, то реальная процентная ставка по ипотеке вырастет до 3%, что приведет к платежам заемщика в банк, превышающим уровень инфляции. — скорректированные условия. Таким образом, неожиданное снижение инфляции представляет собой переход от должников к кредиторам. Неожиданное падение инфляции, которое увеличило реальное бремя долга домохозяйств, стало одним из факторов, способствовавших медленному восстановлению после Великой рецессии.Это ключевая причина, по которой так важно, чтобы лица, определяющие макроэкономическую политику (в основном Федеральная резервная система), обеспечивали, чтобы их заявленная цель инфляции была симметричной . чтобы гарантировать, что рост цен не превысит целевой показатель в течение длительного периода времени. Одним из недооцененных аспектов крупного и неожиданного эпизода инфляции в 1970-х и начале 1980-х годов является то, что за это десятилетие она обеспечила большие выплаты должникам — в основном держателям ипотечных кредитов. Эта непредвиденная удача для держателей ипотечных кредитов, вероятно, сыграла огромную роль в оценке многими людьми преимуществ владения жильем.

Наконец, распространенное утверждение о пагубных последствиях инфляции состоит в том, что она наносит ущерб людям с «фиксированным доходом». Классический архетип, созданный для описания таких людей, — малообеспеченные пенсионеры. Но большая часть доходов пенсионеров поступает из выплат по социальному обеспечению, которые полностью индексируются с учетом инфляции, особенно для пенсионеров с низким доходом и низким уровнем благосостояния. Социальное обеспечение обеспечивает 90% дохода четверти семей пенсионеров с самым низким доходом и не менее половины всего дохода более чем половины всех домохозяйств пенсионеров.Пенсионеры с более высокими доходами и богатством обычно инвестируют в инструменты (облигации и акции), которые, как правило, приносят более высокую прибыль по мере роста инфляции. Пенсионеры, которые держали все свои активы в наличных деньгах, действительно увидели бы, что инфляция съедает их богатство, но очень немногие домохозяйства действительно держат большую часть своего богатства в наличных деньгах (по очень веской причине).

Может ли инфляция, которая начинается вне рынка труда, стать движущей силой рынка труда?

Эпизод спиралей заработной платы и цен, начавшийся в 1970-х годах, стал путеводной звездой для тех, кто неявно утверждает, что любой всплеск инфляции — даже если его источником не является давление рынка труда — должен встречать подавляющую реакцию со стороны лиц, определяющих макроэкономическую политику.Стандартное представление об инфляции 1970-х годов состоит в том, что, хотя она была , вызванной скачками цен на нефть (глобальные события — война Судного дня 1973 года и иранская революция 1979 года привели к тому, что цена на нефть удвоилась, а затем снова удвоилась в течение 1970-х годов), она затем запустилась спираль «заработная плата-цена» на рынке труда, когда более высокие цены заставляют рабочих требовать более высокой заработной платы, а более высокая заработная плата увеличивает стоимость производства и так далее.

Согласно этому повествованию, только решимость председателя ФРС Пола Волкера подавить инфляцию за счет устойчивого повышения процентных ставок — чего бы это ни стоило в плане роста безработицы и замедления роста заработной платы — разорвала спираль. Урок, извлеченный из этого эпизода, часто заключается в том, что даже инфляция, которая начинается не на рынке труда, может стать движущей силой рынка труда, и что, когда это происходит, необходимы решительные меры, чтобы укротить ее.

Это повествование крайне неполно, и уроки, извлеченные из него, явно неверны. Более того, выводы не применимы к институциональной структуре экономики США сегодня по ряду причин.

Вторичные эффекты инфляции, вызванной рынком труда, маловероятны в сегодняшней экономике

Повествование является неполным, потому что ему не удается контекстуализировать U.Экономика Южной Америки, когда она столкнулась с первым шоком цен на нефть. В течение почти 30 лет до резкого скачка цен на нефть в 1973 году зарплаты рабочих в США ежегодно повышались в среднем более чем на 2%, поскольку рост заработной платы отслеживал рост производительности в масштабах всей экономики, который по историческим меркам был быстрым. В 1965–1969 годах уровень безработицы в среднем составлял менее 4%, а упал до 3,2%. Короче говоря, американские рабочие строили ожидания роста заработной платы, исходя из предположений, что рост производительности превысит 2% и что их заработная плата будет расти одновременно с этим.

Помимо этих глубоко укоренившихся стремлений к росту заработной платы, институциональная структура экономики США дала типичным работникам рычаги и переговорные позиции для их надежного достижения. Уровень безработицы оставался ниже оценок «естественного уровня» (считалось, что самый низкий уровень безработицы мог оставаться без разжигания инфляции) в общей сложности на 15 процентных пунктов в период с 1949 по 1973 год. Уровень объединения в профсоюзы в среднем составлял более 30% в частном секторе. . Федеральная минимальная заработная плата неуклонно росла почти синхронно с ростом производительности в период с 1938 по 1968 год.Импортная конкуренция со стороны стран с низкой заработной платой была минимальной. Максимальные предельные налоговые ставки в течение большей части периода значительно превышали 50%, что сильно подрывало стимулы для владельцев капитала и корпоративных менеджеров вести жесткие переговоры, чтобы получить все до последней части прибыли фирмы для себя.

Кроме того, скачки цен на нефть в 1973 и 1979 годах были не единственными потрясениями, от которых пострадала экономика; также произошло значительное замедление роста производительности. Это замедление производительности является одной из наименее понятных основных экономических тенденций за последние 50 лет.Какова бы ни была его причина, самый быстрый устойчивый рост заработной платы, возможный для рабочих, сократился вдвое. Поскольку данные о производительности настолько изменчивы, потребовались годы, чтобы распознать это замедление производительности, поэтому рабочие продолжали торговаться, как будто сохранялась старая тенденция роста производительности на 2%.

Рабочие и владельцы капитала пытались переложить экономический ущерб от шока цен на нефть друг на друга, увеличивая требования номинальной заработной платы и повышения цен соответственно. Они оба также предполагали, что ущерб от шока быстро исчезнет благодаря быстрому росту производительности.Что удивительного в этом эпизоде ​​с точки зрения 50 лет спустя, так это то, что у рабочих была хоть какая-то способность эффективно участвовать в этом распределительном конфликте. Сегодня сочетание внешнего шока и замедления производительности просто приведет к более низкой траектории роста заработной платы, а не к спирали заработной платы и цен, когда рабочие смогут быстро реагировать на повышение цен, требуя и получая более высокую заработную плату. Часто говорят, что этот период характеризовался «трудовой воинственностью». Это описание достаточно точное: У.S. рабочая сила яростно сопротивлялась снижению уровня жизни, вызванному инфляцией (и более низким ростом производительности), и их сопротивление способствовало спирали заработной платы и цен. Утверждается, что этот период не характеризовался «воинственностью капитала», отчасти потому, что капитал эффективно защищает свои доходы во все периоды.

Ролью роста производительности как антиинфляционного буфера часто пренебрегают

При прочих равных каждый процентный пункт роста производительности снижает инфляцию на процентный пункт.Важным фактором инфляционного давления стало неожиданное снижение темпов роста производительности труда более чем на процентный пункт в начале 1970-х годов и сохранение низкого уровня на протяжении десятилетий. Такое замедление производительности маловероятно в ближайшее время в современной экономике США. На самом деле рост производительности может начать значительно расти по мере ужесточения условий на рынках труда. В годы, предшествовавшие рецессии из-за COVID-19, крайне слабый рост производительности начал укрепляться, поскольку уровень безработицы продолжал падать, а рост заработной платы начал слегка ускоряться.Давно предполагалось, что рост затрат на рабочую силу дает фирмам мощный стимул для инвестиций в трудосберегающее капитальное оборудование и процессы (т. е. поиск мер по повышению производительности). Доказательства, подтверждающие эту точку зрения, убедительны (если не полны).

Ключевая роль более быстрого роста производительности в сдерживании инфляционного давления подчеркивает, что макроэкономическая политика, направленная против жесткой экономии, не может быть единственной антиинфляционной стратегией. Если, например, государственные инвестиции могут стимулировать рост производительности, они могут представлять собой разумную среднесрочную антиинфляционную политику.Данные о государственных инвестициях и росте производительности убедительны. Такие инвестиции составляют большую часть американского плана администрации Байдена по созданию рабочих мест и плана американских семей. Призывы отказаться от этих предложений во имя недопущения перегрева экономики никоим образом не имеют смысла (помимо всего прочего, эти планы полностью окупаются за счет повышения налогов, что должно рассеять большинство опасений вызвать перегрев), но потенциал этих предложений по усилению — инфляционный рост производительности — недооцененная причина, по которой это разумные макроэкономические инвестиции.

Снижение переговорных позиций рабочих является ключом к прозорливой антиинфляционной политике

Необходимость учитывать институциональный контекст экономики при оценке инфляционных рисков касается не только вопроса о том, может ли инфляция вне рынка труда спровоцировать инфляцию, обусловленную рынком труда. Это также относится к вопросам о том, насколько низким может быть безработица, прежде чем рынки труда станут действительно «под высоким давлением» и смогут обеспечить рост заработной платы, превышающий рост производительности, и насколько быстро последует инфляция цен в результате ужесточения рынка труда.

Короче говоря, перспектива краткосрочного «перегрева» — это не просто вопрос того, насколько экспансионистской является текущая позиция макроэкономической политики. Вопрос также в том, насколько сильны институты, которые позволяют типичным американским работникам договариваться о более высокой заработной плате на равных условиях с работодателями. Низкий уровень безработицы и экспансионистская макроэкономическая политика помогают значительно уравнять эти правила игры, но другие институты и политика будут точно определять, какой уровень безработицы соответствует какому уровню роста заработной платы.Поскольку институты, поддерживающие переговорные позиции американских рабочих, сильно деградировали за последние десятилетия, вполне вероятно, что достаточно низкий уровень безработицы вызовет рост заработной платы, превышающий платежеспособность экономики в течение любого длительного периода.

Заключение

Причины и последствия инфляции могут быть сложными, и меры, подходящие для борьбы с одними вариантами инфляции, не подходят для борьбы с другими. Совершенно очевидно, что большие скачки инфляции вверх вызывают тревогу у типичного гражданина США.С. хоз. В прошлом политики слишком часто реагировали на это беспокойство, прибегая к единственному антиинфляционному инструменту, который они знали лучше всего: проведению более ограничительной макроэкономической политики. Этот ответ часто плохо адресован и всегда связан с большими затратами. Нам нужны более разумные дебаты об инфляции и о том, что с ней делать.

Подпишитесь на информационный бюллетень EPI, чтобы не пропустить наши исследования и советы о том, как сделать экономику лучше для всех.

Инфляция: что ею движет, кому это выгодно и когда она закончится?

Цены на товары и услуги выросли на 7% в прошлом году, что является самым высоким уровнем инфляции почти за четыре десятилетия, согласно данным, опубликованным в среду в США.С. Департамент труда.

Потребительские цены в Лос-Анджелесе выросли на 6,6% по сравнению с прошлым годом и на 0,4% за последний месяц, в основном из-за роста стоимости жилья и мебели, сообщает Бюро трудовой статистики США.

На фоне множества споров о том, что вызывает инфляцию и что делать, если она растет даже быстрее, чем цены, The Times поговорила с экономистами, чтобы понять, что происходит.

Итак, что же

является причиной инфляции?

Начните с двух слов, которые вам, наверное, уже надоело слышать: цепочка поставок. Потребители готовы тратить, а поставщики не в состоянии удовлетворить спрос.

Пандемия вызвала постоянные проблемы с доставкой, разгрузкой и доставкой товаров по стране, особенно в важнейших портах Лос-Анджелеса и Лонг-Бич. Повышение стоимости товаров означает, что компаниям приходится либо снижать размер прибыли, либо повышать цены для потребителей, а часто и то, и другое.

Спустя два года после первых временных ограничений из-за коронавируса спад производства продолжает ощущаться.Нехватка полупроводников ограничила производство автомобилей, что, в свою очередь, резко повысило цены на подержанные автомобили и автомобили напрокат. Пандемия также вызвала волну банкротств среди производителей нефти в США, поскольку экономика ненадолго замерла. Сейчас спрос на нефть восстановился, а предложение — нет, сказал Лео Фелер, старший экономист Школы менеджмента Андерсона Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Около половины общей инфляции может быть связано с более высокими ценами на автомобили и энергию, сообщает Бюро статистики труда. Другая половина: продукты питания, жилье, мебель, бытовая техника и другие товары, на все из которых повлияли проблемы с поставками, связанные с пандемией.

«Если бы не дельта-волна, возможно, фабрики в Китае, Вьетнаме и Тайване работали бы на полную мощность, и мы бы получали детали и полупроводники, которые нам нужны для производства автомобилей, стиральных машин и носимых товаров в США, — сказал Фелер. «Но из-за того, что у нас была волна Дельты, которая закрыла заводы в Азии… У нас по-прежнему есть ограничения в поставках и более высокая инфляция.”

Кому-нибудь выгодна инфляция?

Люди с долгами есть, сказал Фелер. Для держателей ипотечных кредитов стоимость их домов растет, но их ипотечные кредиты заблокированы по низкой процентной ставке.

— На самом деле у них отрицательная реальная процентная ставка, — сказал Фелер. «Поэтому они платят такую ​​низкую процентную ставку по сравнению с инфляцией, что им становится лучше».

Поставщики строительных и производственных материалов, таких как пиломатериалы и сталь, также преуспевают, говорит Линн Ризер, главный экономист Университета Пойнт-Лома-Назарин.

«Во многих случаях фирмы даже не спрашивают, какова стоимость. Они просто отчаянно нуждаются в сырье и полуфабрикатах», — сказал Ризер.

Как инфляция влияет на рынок труда?

Более высокие цены оказывают финансовое давление на американские домохозяйства, особенно на семьи с низкими доходами, но у этого есть и положительная сторона. По словам Ризера, поскольку безработица в США близка к рекордно низкому уровню, а компании изо всех сил пытаются заполнить рабочие места, у рабочих есть возможность торговаться за более высокую заработную плату.

«Они все чаще требуют больших прибавок к зарплате, чтобы согласиться на эту работу», — сказал Ризер.

Несмотря на то, что реальная заработная плата снизилась в среднем по всей рабочей силе, в некоторых сегментах, таких как работники сферы досуга и гостеприимства, дела обстоят особенно хорошо, сказал Фелер.

«Спрос на их труд настолько высок, что их заработная плата росла быстрее, чем уровень инфляции», — сказал Фелер.

Что Федеральная резервная система делает по этому поводу?

Высокая инфляция вызывает тревогу у председателя ФРС Джерома Х. Пауэлла, который во вторник заявил Конгрессу, что центральный банк готов ускорить повышение процентных ставок, запланированное на 2022 год.Повышение процентных ставок снижает заимствования и расходы, что, в свою очередь, снижает спрос и ослабляет давление на поставщиков. Пауэлл назвал рост инфляции «серьезной угрозой» цели максимального увеличения занятости.

«Это очень важный поворотный момент, — сказал Ризер. «Федеральная резервная система может ошибаться либо слишком сильно, либо недостаточно ужесточая».

Некоторые также ставят под сомнение необходимость принятия Федеральной резервной системой вообще каких-либо мер, если все это вызвано пандемией.Если бы проблемы с цепочками поставок были решены, разве инфляция не позаботилась бы о себе сама?

Тем не менее, Фелер сказал, что учреждение сейчас «вероятно ошибется» в борьбе с инфляцией.

ФРС «не хочет брать на себя риск того, что инфляция станет нефиксированной — что люди будут ожидать, что инфляция будет выше, и, следовательно, они начнут повышать цены в ожидании более высокой инфляции», — сказал он.

Когда можно ожидать облегчения от повышения цен?

Не задерживайте дыхание.По словам Ризера, в ближайшем будущем мы, вероятно, увидим распространение инфляции с автомобилей и энергетики на другие сферы. Она указывает на медицинские расходы и повышение арендной платы как на «спящих гигантов», которые, вероятно, ударят по потребителям в следующем году.

В конечном счете, как и в последние два года, экономика останется во власти коронавируса.

«Если пандемия преходяща, инфляция тоже должна быть преходящей», — сказал Фелер. «И в итоге произошло то, что пандемия стала постоянной.И мы увидели, что инфляция оказалась более устойчивой, чем мы думали».

Каковы основные причины инфляции? Текущие причины инфляции

Возможно, вы слышали, что в ноябре 2021 года инфляция достигла самого высокого уровня за 30 лет, но что это значит и как это влияет на вас? Начнем с основ.

Инфляция — это экономическое явление, при котором стоимость товаров и услуг в экономике увеличивается с течением времени. Вы когда-нибудь слышали, как кто-то говорил о том, как в 60-х можно было получить кока-колу за никель? Причина, по которой газировка теперь стоит 2 доллара, связана с инфляцией: относительная стоимость денег снизилась по сравнению с ценами на товары.

В целом экономистов интересуют два основных типа инфляции. В этом посте мы объясним эти две причины, объясним факторы, влияющие на инфляцию, рассмотрим, как эксперты предлагают нам противодействовать инфляции, и что вы можете с этим поделать. Но сначала мы углубимся в текущие причины инфляции и то, как они влияют на вашу текущую покупательную способность.

4 основные причины инфляции в нашей современной экономике

За последние несколько месяцев вы, возможно, заметили, что цены выросли на все, от продуктов питания до бензина, при этом потребительские цены выросли на 6.8% по сравнению с этим же периодом прошлого года. В этом сила инфляции. Но что в настоящее время вызывает инфляцию и эту нежелательную нагрузку на ваш кошелек?

Что касается текущей экономики, есть несколько причин инфляции:

1. Увеличение денежной массы:

Увеличение денежной массы призвано стимулировать экономику, помогая потребителю получить больше денег. Хотя это может показаться положительным сдвигом, на самом деле это может иметь негативное влияние на экономику, например, способствовать инфляции.

Федеральная резервная система напечатала триллионы долларов за последние два года, что способствовало девальвации американской валюты и высокому уровню инфляции, который мы наблюдаем в настоящее время, и предполагается, что он продолжится.

Мало того, денежная масса увеличивалась быстрее, чем скорость производства, что способствует дефициту. А с увеличением количества денег в обращении потребители могут больше тратить, что, в свою очередь, стимулирует рост потребительского спроса.

Однако из-за того, что спрос превышает производство, по всей стране существует много нехватки.

2. Нарушение цепочки поставок:

Независимо от того, находитесь ли вы в продуктовом магазине или ожидаете доставки чего-либо из-за границы, в последние месяцы вам, вероятно, было трудно достать определенные товары. Есть несколько факторов, которые играют в эту текущую проблему.

Во-первых, в разгар пандемии многие компании сократили объемы производства, потому что потребители не тратили деньги. Однако сейчас они есть, и компании пытаются наверстать упущенное.

Соедините это с нехваткой повсеместной нехватки материалов для производства определенных товаров, и это станет сложной проблемой.

И мы даже не дошли до пробок в разных портах по всей стране, из-за которых огромное количество товаров застревает на длительные периоды времени, иногда месяцы. Поскольку товары застряли в этих портах и ​​не могут быть выгружены, это означает, что многие полки останутся пустыми.

3. Безработица, спонсируемая государством:

В ответ на всплеск потери рабочих мест, который мы наблюдали в 2020 году, были увеличены и расширены существующие программы по безработице как на уровне штата, так и на федеральном уровне. Хотя это, возможно, помогло многим людям снова встать на ноги, поскольку многие люди не хотят возвращаться на работу за прежнюю заработную плату — в сочетании с опасениями по поводу здоровья и безопасности — мы сейчас наблюдаем долгосрочные последствия, влияющие на текущую инфляцию.

Суть проблемы в том, что спонсируемые государством пособия по безработице платят работникам за то, что они не работают, что вызывает нехватку рабочих. В конечном итоге это приводит к тому, что предприятиям приходится повышать заработную плату выше пособия по безработице.

Таким образом, предприятиям приходится менять и реструктурировать свой подход к оплате труда и занятости.В то время как некоторые предприятия смогут адаптироваться к спросу на более высокую заработную плату, чтобы обеспечить наличие персонала, необходимого для поддержки их операций, многие малые предприятия этого не сделают.

4. Плохая государственная политика: 

Плохая государственная политика может повлиять на инфляцию — наиболее характерными для наших текущих обстоятельств являются те, которые касаются ископаемого топлива. Если у вас есть машина, вы, вероятно, видели, как цены на бензин выросли за последний год.

Хотя эти политики необходимо учитывать, это не быстрое решение.Добыча и переработка нефти в США в этом году снизились по нескольким причинам, включая ураган Ида, который повлиял на предложение нефти. Соедините это с тем, что страны-экспортеры нефти не обеспечивают достаточно, и в обеих частях уравнения есть ограничения предложения.

Учитывая ограничения предложения и текущий рост спроса на бензин, в ближайшем будущем цены не снизятся.

Теперь, когда у нас есть более четкое представление о том, какие факторы в последнее время способствовали инфляции, давайте взглянем на причины инфляции через более общую призму.

Каковы общие причины инфляции?

Важно найти время, чтобы глубже погрузиться в инфляцию в целом, чтобы вы могли лучше понять, как и почему возникает инфляция и как это влияет на экономическое воздействие, которое испытывают потребители.

Существуют две основные общие причины инфляции. Каждый из них также представляет собой свой собственный тип инфляции и требует своего собственного уникального ответа от политиков. Две основные причины инфляции:

  • Инфляция спроса: Инфляция спроса происходит в условиях сильной экономики.Доходы растут, людям платят больше, больше людей работает, и они требуют больше товаров и услуг. Это уменьшает общее количество доступных товаров и услуг — больше людей могут позволить себе ограниченный набор существующих товаров и услуг. Это, в свою очередь, повышает цены. В целом, некоторая инфляция спроса является признаком функционирующей экономики, поскольку люди работают и зарабатывают достаточно денег, чтобы требовать все, что производится.
  • Инфляция издержек: Инфляция издержек вызвана увеличением стоимости товаров по причинам, связанным с предложением.Например, если стоимость сырья значительно возрастает, а предприятия не могут поддерживать производство промышленных товаров, это приводит к тому, что промышленные товары, продаваемые на рынке, становятся более дорогими. Например, стихийные бедствия, пандемии и рост цен на нефть могут привести к инфляции издержек. Многие различные экономические условия могут привести к инфляции издержек, и это может беспокоить политиков, поскольку инфляцию издержек может быть трудно обуздать. 

Ниже мы более подробно рассмотрим типичные причины инфляции издержек и инфляции спроса.Чтобы узнать больше об инфляции, ознакомьтесь с определением инфляции и нашим бесплатным калькулятором инфляции здесь.

Причины инфляции спроса

Инфляция спроса возникает всякий раз, когда увеличивается количество товаров и услуг, которые люди хотят приобрести. Некоторые из наиболее распространенных причин инфляции спроса включают:

  • Экономический рост: По мере того, как экономика растет и у людей появляется больше денег, они чувствуют себя более уверенно в своей способности покупать товары и услуги.Это приводит к увеличению стоимости товаров и услуг, поскольку теперь большее количество людей может позволить себе большее количество дефицитных продуктов.

  • Ожидание инфляции: Иногда, если достаточное количество людей, особенно крупных компаний, ожидает инфляцию, они повышают свои цены в ожидании грядущей инфляции. Само это ожидание затем вызывает свою собственную инфляцию.
  • Государственные расходы: Некоторые считают, что чрезмерные государственные расходы могут вызвать инфляцию.Например, расширенные программы социальных пособий, которые снабжают людей деньгами, необходимыми для покупки товаров первой необходимости, могут немного увеличить покупательную способность потребителей. Кроме того, некоторые меры денежно-кредитной политики, такие как печать большего количества денег для финансирования расходов, также могут способствовать инфляции.
  • Увеличение спроса на экспорт: Когда спрос на экспорт увеличивается, это создает сложную ситуацию, когда валюты, участвующие в обмене, могут подвергаться некоторой инфляции.

Причины инфляции издержек

Инфляция издержек происходит всякий раз, когда на стороне поставщика в производственной цепочке растут издержки. Это включает такие ситуации, как:

  • Стоимость сырья: Иногда цена на сырье увеличивается. Например, может возникнуть нехватка определенного типа металла, необходимого производителю компьютеров для производства компьютерных микросхем. Это увеличит стоимость потребительского товара, компьютера, поскольку компании, вероятно, придется потратить больше денег, чтобы получить необходимый им металл.Еще одним распространенным примером является повышение цен на нефть: когда газ дорожает, компаниям приходится платить больше за доставку своей продукции, поэтому они повышают цены.
  • Увеличение затрат на рабочую силу: Если цена рабочей силы растет, стоимость товаров, для производства которых используется рабочая сила, также, вероятно, возрастет. Например, если работникам недоплачивают, цены на товары и услуги могут быть искусственно занижены. Затем, если рабочие организуются для получения справедливой или прожиточного минимума, а стоимость рабочей силы возрастет, товары и услуги могут начать стоить больше, чем искусственно заниженная цена, что вызовет инфляцию.
  • Непредвиденные производственные препятствия: Товары и услуги, которые мы покупаем, часто состоят из деталей со всего мира, и для их доставки в наши местные магазины требуется много поездок. Если в стране, которая поставляет определенную культуру американскому производителю, засуха, или ураган рядом с важным портом, или пандемия, из-за которой работникам опасно работать в непосредственной близости друг от друга, компании могут столкнуться с резким ростом цен. стоимость производства.

В дополнение к этим двум основным типам инфляции существует также множество факторов, которые могут влиять на инфляцию.Мы рассмотрим их далее.

Факторы, которые могут влиять на инфляцию

Когда политики и другие эксперты обеспокоены инфляцией, они отслеживают следующие наиболее распространенные факторы:

Если себестоимость продукции возрастет, вполне вероятно, что компании также увеличат стоимость товаров и услуг. Как отмечалось выше, это одна из причин инфляции издержек.

Когда цены на товары растут (будь то из-за инфляции издержек или инфляции спроса), это признак того, что общая инфляция в экономике может надвигаться.

Если спрос на товары увеличивается — например, из-за низкого уровня безработицы — вполне вероятно, что стоимость товаров также увеличится, по крайней мере, до того, как производство сможет наверстать упущенное. Это может подстегнуть некоторую инфляцию.

  • Доступность квалифицированной рабочей силы

Наличие квалифицированной рабочей силы является еще одной потенциальной причиной инфляции. Если рабочая сила, необходимая для производства определенных продуктов, недостаточна, то, вероятно, стоимость этих продуктов возрастет.

Новые технологии часто вызывают сбои в секторах экономики. В зависимости от того, как это происходит, это может увеличить спрос на определенные продукты, увеличить предложение или увеличить затраты где-то в цепочке поставок. Все эти факторы могут повлиять на инфляцию.

Количество денег, находящихся в настоящее время в обращении, также может влиять на состояние инфляции. Когда в экономике больше денег, это может привести к снижению относительной стоимости единицы валюты (например, 1 доллара).Вот почему некоторые экономисты считают, что печатание большего количества денег для оплаты государственных расходов может привести к инфляции.

Противодействие влиянию инфляции

Небольшая инфляция является нормальным явлением в большинстве стран, но быстрая инфляция может нанести ущерб обществу, поскольку люди больше не могут позволить себе многие товары и услуги, от которых они зависят. Это заставляет многих экономистов и аналитиков задуматься о причинах инфляции и о том, как можно остановить ее неблагоприятные последствия.

Способы, которыми правительства могут противодействовать последствиям инфляции, различаются в зависимости от типа происходящей инфляции и факторов, ее вызывающих. Экономисты также не согласны с тем, как лучше всего подходить к инфляции. Это область, которая все еще нуждается в большем изучении.

Это не особенно полезно, когда вы сталкиваетесь с высокими темпами инфляции в настоящий момент. Однако это не означает, что вы находитесь в полной зависимости от экономики.

Как физическое лицо, вы можете предпринять следующие шаги, чтобы гарантировать, что инфляция не повлияет на ваши деньги:

  • Инвестируйте, когда можете. Деньги, хранящиеся на сберегательном счете, из-за инфляции медленно теряют покупательную способность. Если вы начнете инвестировать в фондовый рынок, облигации или другие высокодоходные опционы, вы сможете компенсировать последствия инфляции (при этом понеся другие риски). Инвестиции в недвижимость, например в дом, также могут быть эффективным способом компенсировать инфляцию, поскольку недвижимость часто дорожает со временем.
  • Попросите о повышении. Если вы не получали повышения в течение нескольких месяцев или лет, возможно, ваша реальная ставка заработной платы уменьшилась. Это связано с тем, что по мере роста инфляции ваша месячная зарплата может не увеличиваться. Работать и просить о прибавках, чтобы справиться с инфляцией, — это один из способов компенсировать ее последствия.
  • Организуйте свое рабочее место. Если вы и ваши коллеги не получили повышения, возможно, пришло время подумать об организации рабочего места.Объединившись со своими коллегами и взяв на себя обязательство отказаться от вашего труда до тех пор, пока ваша заработная плата не будет повышена, вы можете обеспечить более высокую заработную плату и компенсировать последствия инфляции.

По данным Объединенного экономического комитета, сейчас цены растут более быстрыми темпами, чем за последние десятилетия, что усиливает опасения по поводу инфляции. Хотя реальной чрезвычайной ситуации нет, сейчас самое подходящее время для принятия упреждающих мер.

Планируйте будущее вместе с Mint

Если вам интересно, как ваши доходы, долги, отслеживание инвестиций и многое другое соотносятся с инфляцией, есть один способ отслеживать: Монетный двор.Приложение Mint позволяет вам планировать свое будущее, собирая всю различную финансовую информацию в одном удобном месте. Зарегистрируйтесь сейчас и загрузите приложение бесплатно сегодня и получите представление о своих финансах с высоты птичьего полета, чтобы вы могли планировать будущее, будь то инфляция или нет!

Источники: NPR | Бюро статистики труда США | Объединенный экономический комитет

Родственные

Подпишитесь на Mint сегодня

 От бюджетов и счетов до бесплатного кредитного рейтинга и многого другого – вы
 откроете для себя легкий способ быть в курсе всего.

Узнайте больше о безопасности

Инфляция и долг | Национальные дела

Джон Х. Кокрейн
Осень 2011 г.

В течение нескольких лет среди экономистов и политиков бушевали горячие споры о том, сталкиваемся ли мы с серьезным риском инфляции.Эти дебаты были сосредоточены в основном на Федеральной резервной системе — особенно на том, была ли Федеральная резервная система слишком агрессивной в увеличении денежной массы, сохраняла ли она слишком низкие процентные ставки и можно ли полагаться на то, что она изменит курс, если появятся признаки инфляции.

Но эти вопросы упускают из виду серьезную опасность. В результате огромного долга и дефицита федерального правительства в ближайшие несколько лет в Америке может разразиться значительная инфляция. Если люди убедятся, что наше правительство в конечном итоге будет печатать деньги для покрытия трудноразрешимого дефицита, они увидят инфляцию в будущем и попытаются избавиться от долларов уже сегодня, подняв цены на товары, услуги и, в конечном итоге, заработную плату во всем мире. экономика.Это будет означать «набег» на доллар. Как и в случае с банковским изъятием, мы не сможем заранее сказать, когда такое событие произойдет. Но наша экономика будет готова к этому до тех пор, пока наша фискальная траектория будет неустойчивой.

Излишне говорить, что такой набег вызовет финансовый хаос и новую рецессию. Это привело бы к стагфляции, а не к инфляционному буму, на который надеются некоторые экономисты. И Федеральная резервная система практически ничего не могла сделать, чтобы остановить это.

Эта проблема, подробно описанная ниже, вряд ли является общепринятой.Многие экономисты и комментаторы считают, что сейчас нет смысла беспокоиться об инфляции. В конце концов, инфляция снизилась во время финансового кризиса и последующей рецессии и остается низкой по послевоенным меркам. Доходность долгосрочных казначейских облигаций, которая должна вырасти, когда инвесторы увидят инфляцию, находится на минимуме за полвека. И Федеральная резервная система говорит нам не беспокоиться: например, в заявлении в августе прошлого года Федеральный комитет по открытым рынкам отметил, что «показатели базовой инфляции в последние кварталы имеют тенденцию к снижению, и, поскольку значительный дефицит ресурсов продолжает сдерживать давление затрат и более длительные -срочные инфляционные ожидания стабильны, инфляция, вероятно, некоторое время будет сдержанной.»

Но точка зрения ФРС о том, что инфляция происходит только во время подъемов, слишком узкая, поскольку она основана всего лишь на одной интерпретации исключительного послевоенного опыта Америки. Он упускает из виду, например, стагфляцию 1970-х годов, когда разразилась инфляция, несмотря на «нехватку ресурсов» и кажущуюся «стабильность» ожиданий. В 1977 году экономика также восстанавливалась после рецессии, и инфляция упала с 12% до 5% всего за два года. ФРС ожидала дальнейшего смягчения, а опросы и долгосрочные процентные ставки не указывали на ожидания более высокой инфляции.Уровень безработицы медленно снижался с 9% до 7%, а тогда, как и сейчас, согласно общепринятому мнению, его можно было еще больше снизить за счет дополнительных «стимулов». Однако к 1980 году инфляция снова выросла до 14,5%, а безработица также выросла, достигнув пика в 11%.

На широком историческом горизонте серьезная инфляция чаще всего является четвертым всадником экономического апокалипсиса, сопровождающим стагнацию, безработицу и финансовый хаос. Вспомните Зимбабве в 2008 году, Аргентину в 1990 году или Германию после мировых войн.

Основная причина, по которой серьезная инфляция часто сопровождается серьезными экономическими трудностями, проста: инфляция является формой суверенного дефолта. Выплачивать облигации валютой, которая стоит вдвое меньше, чем раньше, это все равно что не выплачивать половину долга. И суверенный дефолт случается не во времена бума, а тогда, когда экономика и правительства находятся в беде.

Сегодня большинство аналитиков — даже те, кто обеспокоен инфляцией, — игнорируют прямую связь между долгом, надвигающимся дефицитом и инфляцией.«Монетаристы» сосредотачиваются на связи между инфляцией и деньгами и поэтому опасаются, что недавнее масштабное увеличение денежной массы ФРС вызовет столь же масштабную инфляцию. Взгляды самой ФРС во многом «кейнсианские», сосредоточив внимание на процентных ставках и вышеупомянутом «провисании» как факторах инфляции или дефляции. Инфляционные «ястребы» ФРС опасаются, что центральный банк будет слишком долго удерживать процентные ставки на слишком низком уровне и что, как только начнется инфляция, ее будет трудно укротить. Между тем «голуби» ФРС считают, что центральный банк может и будет повышать ставки достаточно быстро, если произойдет инфляция, так что сейчас никому не нужно беспокоиться об инфляции.

Все стороны традиционных дебатов об инфляции считают, что ФРС может остановить любую вспыхнувшую инфляцию. Единственный вопрос, который у них в голове, заключается в том, будет ли на самом деле , или же страх перед более высокими процентными ставками, безработицей и политической реакцией заставит ФРС позволить инфляции выйти из-под контроля. Они предполагают, что у правительства всегда будут фискальные ресурсы для поддержки любой денежно-кредитной политики — например, для выпуска облигаций, обеспеченных налоговыми поступлениями, которые могут поглотить любые избыточные деньги в экономике.Это предположение четко прослеживается в современных академических теориях.

Хотя предположение о платежеспособности бюджета, возможно, имело смысл в Америке на протяжении большей части послевоенной эпохи, размер государственного долга и неприемлемый будущий дефицит теперь помещают нас в незнакомую опасную зону — за пределы области традиционных американских макроэкономических представлений. . А серьезная инфляция часто возникает, когда события берут верх над идеями — когда внезапно возникают факторы, которые экономисты и политики не понимают или о которых забыли.Это риск, с которым мы сталкиваемся сегодня. Чтобы правильно понять этот риск, мы должны сначала понять идеи, лежащие в основе наших дебатов об инфляции.

УВЕРЕННОСТЬ КЕЙНЕЗИАНЦЕВ

Федеральная резервная система и большинство академических экономистов, которые высказывают свое мнение о политике, придерживаются в основном кейнсианского мышления. С этой точки зрения ФРС управляет денежно-кредитной политикой, изменяя межбанковские процентные ставки овернайт. Эти ставки влияют на долгосрочные процентные ставки, а затем ипотечные, кредитные и другие ставки, с которыми сталкиваются потребители и бизнес-заемщики.Более низкие процентные ставки стимулируют более высокий «спрос», а более высокий спрос уменьшает «вялость» на рынках. В конечном итоге эти «более жесткие» рынки оказывают повышательное давление на цены и заработную плату, увеличивая инфляцию. Более высокие ставки имеют противоположный эффект.

Миссия ФРС состоит в том, чтобы контролировать процентные ставки, чтобы обеспечить необходимый уровень спроса, чтобы экономика не росла слишком быстро и не вызывала чрезмерной инфляции, а также чтобы она не росла слишком медленно и не погрузилась в рецессию. Другие «шоки» — например, изменения цен на нефть или стихийные бедствия, влияющие на спрос или предложение, — могут повлиять на «напряженность» или «вялость» на рынках, поэтому ФРС должна отслеживать их и искусно компенсировать.По этой причине большинство отчетов ФРС и заявлений Комитета по открытым рынкам начинаются с длинных описаний тенденций в реальной экономике. Это тяжелая работа: даже советские центральные планировщики, которые никогда не могли точно определить цену на кофе, не сталкивались с такой сложной задачей, как найти «правильную» процентную ставку для такой сложной и динамичной экономики, как наша.

ФРС описывает свои недавние «нетрадиционные» шаги в политике, используя ту же общую схему. Например, недавнее «количественное смягчение», в ходе которого ФРС купила долгосрочные облигации, было описано как альтернативный способ снизить долгосрочные процентные ставки, учитывая, что краткосрочные ставки не могут снижаться дальше.

Одна серьезная проблема с этой точкой зрения состоит в том, что корреляция между безработицей (или другими показателями экономической «застойности») и инфляцией на самом деле очень слабая. Графики ниже показывают инфляцию и безработицу в Соединенных Штатах за последние несколько десятилетий. Если бы «вялость» и «зажатость» приводили к инфляции, мы увидели бы четкую линию с отрицательным наклоном: более высокая инфляция соответствовала бы более низкой безработице, и наоборот. Но диаграммы почти не показывают связи между инфляцией и безработицей.С 1992 по 2001 год инфляция и безработица снижались одновременно. Что еще более тревожно, с 1973 по 1975 год и снова с 1978 по 1981 год инфляция резко возросла, несмотря на высокий и постоянно растущий уровень безработицы и другие меры «слабости».

Это отсутствие корреляции не должно удивлять. Если бы инфляция была связана только с бурно развивающейся экономикой, Зимбабве, в которой за последние годы наблюдалась примерно 11 000 000% инфляции, была бы самой богатой страной на земле.Если девальвация валюты дала стимул и повысила конкурентоспособность, то многочисленные девальвации Греции за десятилетия до присоединения к евро должны были сделать ее предметом зависти Европы, а не ее бедствием.

Более того, корреляция не является причинно-следственной связью. По мнению ФРС, вялость и жесткость вызывают инфляцию и дефляцию. У этой точки зрения еще меньше поддержки, чем у идеи о том, что слабина или ее отсутствие могут надежно прогнозировать инфляцию.

Кейнсианцы, конечно, знают об этих трудностях, и у них есть ответ: ожидания.В сущности, они утверждают, что бум может произойти, если общественность может быть удивлена ​​ инфляцией. Если люди будут обмануты, думая, что более высокие цены реальны, они будут работать усерднее. Однако если люди знают, что грядет инфляция, они просто повысят цены и заработную плату, не меняя своих экономических планов или деятельности. На графиках действительно есть кривая с отрицательным наклоном, утверждают они, но увеличение ожидаемой инфляции сдвигает всю кривую вверх. Поскольку ожидания трудно измерить независимо, эту точку зрения трудно опровергнуть, но это также означает, что ее трудно использовать для чего-то большего, чем рассказывание историй постфактум.

В этом анализе стагфляция 1973–1975 и 1978–1981 годов представляла собой увеличение ожидаемой инфляции, тогда как снижение инфляции с 1980-х по 2000 год, происходившее без существенного роста безработицы, представляло собой победу ФРС в убеждении людей в том, что они должны ожидать более низкой инфляции.

Эти взгляды очевидны в показаниях председателя ФРС Бена Бернанке от 13 июля перед комитетом Палаты представителей по финансовым услугам:

Основания для ожидания замедления инфляции включают очевидную стабилизацию цен на нефть и другие сырьевые товары, которая уже проявляется в розничных ценах на бензин и продукты питания; по-прежнему существенный спад в U.S. Рынки труда и продукции, из-за которых работникам становится трудно получать прибавку к заработной плате, а фирмам нести более высокие издержки; и стабильность долгосрочных инфляционных ожиданий, измеряемых опросами домохозяйств, прогнозами профессиональных экономистов частного сектора и индикаторами финансового рынка.

Для Бернанке затраты, резервы и ожидания стимулируют инфляцию, а не денежная масса или государственный долг. С этой точки зрения жизненно важно следить за «стабильностью» долгосрочных ожиданий, а также следить за тем, чтобы ожидания оставались «привязанными».«Мы не хотим, чтобы люди реагировали на небольшие всплески инфляции страхом, что вот-вот разразится долгосрочная инфляция».

Так как же ФРС узнает, стабильны ли ожидания? Более подробные отчеты центрального банка отражают логику приведенной выше цитаты: они указывают на опросы, прогнозы и низкие долгосрочные процентные ставки. Но проблема в том, что обзоры, прогнозы и долгосрочные процентные ставки не предвидели инфляцию 1970-х годов. Например, на приведенной ниже диаграмме показаны процентные ставки по десятилетним казначейским облигациям и уровень инфляции за последние четыре десятилетия.Если бы долгосрочные процентные ставки давали надежные предупреждения об инфляции, мы бы увидели рост процентных ставок на , а затем на приростов инфляции. Этого не происходит. Очевидно, что «якоря» могут быстро оторваться, а инфляция может удивить как рынок облигаций, так и ФРС.

Поэтому, чтобы верить, что стагфляция не разразится, нам нужно некоторое понимание , почему ожидания могут быть «заякорены». По мнению многих ученых-экономистов и чиновников ФРС, «якорем» является вера в фундаментальную жесткость ФРС и ее приверженность борьбе с инфляцией.Сегодня, с этой точки зрения, люди верят, что ФРС отреагирует на любую значимую инфляцию повышением процентных ставок намного быстрее и драматичнее, чем это было в 1970-х годах — независимо от того, насколько высока безработица или как громко Конгресс и президент кричат, что ФРС душит экономику ограниченными деньгами, или насколько толпы «кредитных ограничений» и «спасти банки» настаивают на том, что ФРС убивает банковскую систему, или сколько «временных факторов», «стоимостных шоков» или других оправданий аналитики могут придумать, чтобы объяснить возникающую инфляцию.

Ожидания занимают еще более важное место в «новых кейнсианских» теориях, популярных среди ученых и исследовательских сотрудников центральных банков по всему миру. Эти теории утверждают, что объявления ФРС о своей цели по инфляции должно быть достаточно, чтобы «скоординировать ожидания» и заставить экономику перейти к одному из многих возможных «множественных равновесий».

Это направление академической теории проникает в анализ политики. Например, главный экономист Международного валютного фонда Оливье Бланшар в прошлом году рекомендовал ФРС вызвать дополнительную инфляцию, чтобы стимулировать экономику, и утверждал, что для этого ФРС нужно просто объявить более высокую цель.Эта точка зрения также помогает объяснить растущую приверженность ФРС сообщать о своих намерениях. Например, основным «стимулирующим» действием ФРС летом было заявление о том, что процентные ставки в будущем надолго останутся низкими; он не предпринял никаких конкретных политических шагов.

Эта точка зрения во многом напоминает концепцию «спирали заработной платы и цен» в 1940-х годах или даже пуговицы «Сдержи инфляцию сейчас», которые чиновники из администрации Форда носили на лацканах лацканов. Если мы просто говорим о более низкой инфляции, более низкая инфляция произойдет.

Но действительно ли инфляционные ожидания «заякорены», потому что все думают, что в ФРС полно ястребов, которые резко повысят ставки при первых признаках инфляции? Действительно ли средний человек обращает внимание на обещания и цели ФРС, чтобы инфляционные ожидания «скоординировались» с тем, чего хочет ФРС?

Тем не менее, если ни широко распространенная вера в жесткость ФРС, ни «координирующие» действия заявлений ФРС не являются ключом к стабильным ожиданиям, которые мы наблюдали в течение последних 20 лет, чем они объясняются? Одним из правдоподобных ответов является достаточно разумная налогово-бюджетная политика, которая является главной предпосылкой стабильной инфляции.Крупные взрывы инфляции во всем мире в конечном итоге стали результатом бюджетных проблем, и трудно представить финансово устойчивую страну, которая когда-либо переживала крупную инфляцию. До тех пор, пока финансовая система правительства находится в порядке, люди, естественно, будут полагать, что центральный банк должен быть в состоянии остановить небольшой всплеск инфляции. И наоборот, когда государственные финансы находятся в беспорядке, ожидания могут очень быстро стать «непривязанными». Но эта связь между фискальными и монетарными ожиданиями слишком часто остается незамеченной в наших традиционных дебатах об инфляции — и не только кейнсианцы игнорируют ее.

НЕДОВЕРИЕ МОНЕТАРИСТАМ

В течение 50 лет монетаризм был основной альтернативой кейнсианству как средству понимания инфляции. Монетаристы считают, что инфляция возникает из-за слишком большого количества денег, преследующих слишком мало товаров, а не из-за процентных ставок, спроса и слабости или ограниченности рынков.

Монетаристы сегодня имеют множество причин для беспокойства, поскольку денежная масса стремительно растет. До финансового кризиса 2008 года банки располагали обязательными резервами на сумму около 50 миллиардов долларов и избыточными резервами на сумму около 6 миллиардов долларов.(Резервы — это счета, которые банки держат в ФРС; они являются наиболее важным компонентом денежной массы и наиболее непосредственно контролируются ФРС.) Сегодня эти резервы составляют 1,6 триллионов долларов. Денежная база, которая включает в себя эти резервы плюс наличные деньги, за последние три года увеличилась более чем на , удвоив , в результате попыток Федеральной резервной системы отреагировать на финансовый кризис и рецессию.

Монетаристы опасаются, что такое увеличение количества денег предвещает инфляцию аналогичного масштаба.Например, в статье Wall Street Journal за 2009 год экономист Артур Лаффер предупредил:

Приготовьтесь к инфляции и повышению процентных ставок. . . Беспрецедентное расширение денежной массы может сделать 70-е годы благоприятными. . . . Мы можем ожидать быстрого роста цен и гораздо более высоких процентных ставок в течение следующих четырех или пяти лет. . . .

В интервью Wall Street Journal ранее в этом году президент Федерального резервного банка Филадельфии Чарльз Плоссер сделал более сдержанное (но похожее) предупреждение:

У нас есть все эти избыточные резервы, хранящиеся в банковской системе, более триллиона избыточных резервов.. . . Пока [избыточные резервы] просто лежат там, они являются только топливом для инфляции, они на самом деле не вызывают инфляцию. . . если они утекают слишком быстро, мы потенциально столкнемся с серьезным инфляционным давлением.

Хотя меня также беспокоит инфляция, я не думаю, что денежная масса является источником опасности. На самом деле корреляция между инфляцией и денежной массой в лучшем случае слабая. На приведенной ниже диаграмме показаны два наиболее распространенных показателя денежной массы с 1990 года, а также изменения номинального валового внутреннего продукта.(М1 состоит из наличных денег, банковских резервов и расчетных счетов. М2 включает сберегательные счета и счета денежного рынка. Номинальный ВВП рассчитывается в текущих ценах, что, следовательно, включает инфляцию.) Как видно из диаграммы, показатели денежной массы плохо коррелированы. с номинальным ВВП; они также не прогнозируют изменения инфляции. Корреляция не лучше, чем между безработицей и инфляцией.

Почему корреляция между деньгами и инфляцией такая слабая? Представление о том, что деньги стимулируют инфляцию, в основе своей основано на предположении, что спрос на деньги более или менее постоянен.Но на самом деле спрос на деньги сильно различается. Во время недавнего финансового кризиса и рецессии люди и компании внезапно захотели иметь гораздо больше наличных денег и гораздо меньше любых других активов. Таким образом, резкий рост M1 и M2, наблюдаемый на графике, не может быть лучше всего понят как демонстрация того, что ФРС навязала деньги не желающей этого публике. Скорее, это показывает, как люди требуют от ФРС обменять свои рискованные ценные бумаги на деньги, а ФРС удовлетворяет это требование.

Спрос на деньги вырос по второй причине: после финансового кризиса процентные ставки были практически нулевыми, а ФРС также начала выплачивать проценты по банковским резервам.Если люди и предприятия могут заработать 10%, владея государственными облигациями, они устраивают свои дела так, чтобы иметь мало наличных денег. Но если облигации приносят такой же доход, как и наличные, имеет смысл держать много наличных или иметь высокий остаток на текущем счете, поскольку наличные обеспечивают высокую ликвидность и не требуют финансовых затрат. Опасения по поводу огромных резервов, которые вот-вот будут высвобождены для экономики, упускают из виду этот основной момент, как и критика предприятий, «непатриотично» сидящих на кучах наличных денег. На данный момент хранение наличных имеет смысл.

Современные монетаристы это, конечно, знают.Прежнее мнение о том, что спрос на деньги постоянен и, следовательно, инфляция неизбежно следует за ростом денежной массы, больше не является общепринятой. Скорее, сегодняшние монетаристы знают, что огромный спрос на деньги скоро снизится, и беспокоятся о том, сможет ли Федеральная резервная система приспособиться. Лаффер продолжает:

. . . панический спрос на деньги начал и должен продолжать снижаться. . . . Сокращение спроса на деньги в сочетании с быстрым ростом денежной массы — верный рецепт инфляции и повышения процентных ставок.

Лаффера беспокоит только то, что «быстрый рост» денежной массы не прекратится, когда прекратится «панический спрос». Плоссер пишет аналогично

Некоторые люди задаются вопросом, есть ли у Федеральной резервной системы инструменты для выхода из своих экстраординарных позиций. Мы делаем. Но вопрос для ФРС и других центральных банков заключается не в том, сможем ли мы это сделать, а в том, сделаем ли мы это в нужное время и в нужном темпе.

Федеральная резервная система может мгновенно поднять процентную ставку по резервам, фактически превратив резервы из «наличных денег», по которым не выплачиваются проценты, в «государственный долг с плавающей процентной ставкой овернайт».«И у ФРС все еще есть огромный портфель облигаций, который он может быстро продать. Поэтому современные монетаристы признают, что ФРС может отменить денежную экспансию и избежать инфляции; они просто беспокоятся о том, сделает ли она это вовремя. Однако это далеко от убеждения, что поразительный рост денежной массы делает столь же поразительный рост инфляции просто неизбежным.

Как и кейнсианцы, монетаристы не учитывают наши дефициты и долги, когда думают об инфляции.Их формальные теории, как и кейнсианские, предполагают в сносках, что правительство платежеспособно, поэтому на ФРС никогда не оказывается давления с целью монетизации трудноразрешимого дефицита. Но что, если наш огромный долг и надвигающийся дефицит означают, что фискальная поддержка денежно-кредитной политики вот-вот разорвется?

БЮДЖЕТНЫЙ ПРОГНОЗ

Вам не нужно посещать правые веб-сайты, чтобы знать, что наше финансовое положение ужасно. Ежегодный прогноз долгосрочного бюджета Бюджетного управления Конгресса США достаточно пугающий.Годовой дефицит в настоящее время составляет около 1,5 триллиона долларов, или 10% ВВП. Около половины всех федеральных расходов приходится на заемные средства. К концу 2011 года федеральный долг, принадлежащий населению, составит 70% ВВП, а общий федеральный долг (включая долги, находящиеся в государственных трастовых фондах) составит 100% ВВП. CBO предвидит снижение дефицита, сопровождающее его прогноз сильного восстановления экономики, но предсказывает, что государственный долг по-прежнему быстро вырастет до 100% ВВП и выше только в ближайшее десятилетие.Затем, когда бэби-бумеры выходят на пенсию, права на медицинское обслуживание и обязательства по социальному обеспечению резко увеличиваются, а долги и дефициты резко увеличиваются. И CBO настроен оптимистично. В недавней статье под метким названием «Искушение судьбы» Алан Ауэрбах (из Калифорнийского университета в Беркли) и Дуглас Гейл (из Института Брукингса) прогнозируют «долгосрочный дефицит бюджета в размере от 5 до 6 процентов ВВП».

Три фактора делают нашу ситуацию еще более опасной, чем предполагают эти мрачные цифры. Во-первых, отношение долга к ВВП является вводящей в заблуждение статистикой.Многие комментаторы говорят нам, что отношения ниже 100% безопасны, и отмечают, что в конце Второй мировой войны мы пережили отношение долга к ВВП на уровне 140%. Но не существует безопасного отношения долга к ВВП. Существует только «безопасное» соотношение между долгом страны и ее способностью погасить этот долг. Если страна имеет высокие темпы роста, стабильные расходы, последовательную налоговую систему и твердые ожидания будущих профицитов бюджета, она может брать большие займы. В 1947 году все понимали, что военные расходы были временными, что огромные дефициты закончатся и что у Соединенных Штатов есть возможность погасить свой долг и вырасти из него.Сегодня ни одно из этих условий не выполняется.

Во-вторых, официальный федеральный долг — это только часть дела. Наше правительство давало всевозможные «забалансовые» обещания. Правительство гарантировало ипотечные ценные бумаги на сумму около 5 триллионов долларов через Fannie Mae и Freddie Mac. Правительство явно считает крупные банки слишком важными, чтобы обанкротиться, и возьмет на себя их долги, если у них снова возникнут проблемы, точно так же, как Европа уже спасает свои банки от убытков на греческих ставках. У государственных и местных органов власти проблемы, как и у многих государственных и частных пенсий с установленными выплатами.Федеральное правительство вряд ли позволит им потерпеть неудачу. Каждое из этих обязательств может внезапно свалить огромные новые долги на федеральное казначейство и может стать спусковым крючком для «набега на доллар», описанного здесь.

В-третьих, будущие дефициты, возникающие в основном из-за растущих пособий, лежат в основе проблемы Америки, а не текущий долг, возникающий в результате прошлых расходов. Мы могли бы погасить 100-процентное отношение долга к ВВП без инфляции, по крайней мере, если бы мы быстро вернулись к росту и не накопили сначала намного больше долга.Но даже если сегодня Соединенные Штаты ликвидируют всех своих непогашенных долгов, мы все равно столкнемся с ужасными прогнозами будущего дефицита. В некотором смысле этот факт ставит нас в худшее положение, чем Ирландия или Греция. Эти страны накопили огромные долги, но они были бы в хорошей форме (Ирландия) или, по крайней мере, в стабильном положении (Греция), если бы смогли погасить свои текущие долги. Не нам.

Обещанные выплаты Medicare, пенсии и социального обеспечения (известные как «необеспеченные обязательства») можно рассматривать как «долги» точно так же, как обещанные купонные выплаты по государственным облигациям являются долгами.Чтобы получить представление о масштабах этой проблемы, мы можем попытаться преобразовать прогнозы дефицита в наших программах пособий в текущую стоимость. Эти оценки, конечно, приблизительны, но типичные цифры составляют 60 триллионов долларов или больше, что превышает наши 14 триллионов долларов фактического федерального долга.

Идея о том, что эти фискальные проблемы могут привести к долговому кризису, едва ли можно назвать радикальной. Как предупреждало ранее в этом году даже предусмотрительное Бюджетное управление Конгресса:

.. . растущий уровень федерального долга также повысит вероятность внезапного финансового кризиса, во время которого инвесторы потеряют уверенность в способности правительства управлять своим бюджетом, и, таким образом, правительство потеряет способность брать займы по доступным ставкам. Вполне возможно, что процентные ставки будут постепенно повышаться по мере снижения доверия инвесторов, что даст законодателям возможность заблаговременно предупредить об ухудшении ситуации и получить достаточно времени для принятия политических решений, которые могли бы предотвратить кризис. Но, как показывает опыт других стран, также возможно, что инвесторы резко потеряют доверие и резко вырастут процентные ставки по государственному долгу.Точная точка, в которой такой кризис может произойти для Соединенных Штатов, неизвестна, отчасти потому, что отношение федерального долга к ВВП поднимается на незнакомую территорию, а отчасти потому, что на риск кризиса влияет ряд других факторов. включая долгосрочный бюджетный прогноз правительства, его краткосрочные потребности в займах и состояние экономики. Бюджетные кризисы, если они и случаются, часто случаются во время экономического спада, что усугубляет трудности, связанные с реагированием на корректировку налогово-бюджетной политики.

Бернанке повторил это предупреждение с резкостью, очень необычной для председателя ФРС. Выступая перед Бюджетным комитетом Палаты представителей в начале этого года, он сказал:

Вопрос заключается в том, будут ли эти [фискальные] корректировки осуществляться посредством тщательного и обдуманного процесса. . . или же необходимые бюджетные корректировки станут быстрой и болезненной реакцией на надвигающийся или реальный финансовый кризис. . . . если бы государственный долг и дефицит действительно росли предполагаемыми темпами, экономические и финансовые последствия были бы серьезными.

Ни CBO, ни председатель Бернанке не упомянули инфляцию в этих предупреждениях. Но именно та ситуация, о которой они предупреждают, сопряжена со значительным риском инфляции на фоне слабеющей экономики — инфляции, которую ФРС мало что могла сделать для контроля.

БЮДЖЕТНАЯ ИНФЛЯЦИЯ

Чтобы понять, почему, начнем с основного экономического вопроса: почему бумажные деньги вообще имеют какую-то ценность? В нашей экономике основной ответ заключается в том, что она имеет ценность, потому что правительство принимает доллары, и только доллары, для уплаты налогов.Мясник берет доллар у своего покупателя, потому что ему нужны доллары для уплаты налогов. Или, возможно, ему нужно заплатить фермеру, но фермер берет доллар у мясника, потому что ему нужны доллары для уплаты налогов. Как писал Адам Смит в книге «Богатство народов» : «Государь, который издает указ о том, что определенная часть его налогов должна выплачиваться бумажными деньгами определенного вида, может тем самым придать определенную стоимость этим бумажным деньгам».

Инфляция возникает, когда правительство печатает больше долларов, чем правительство в конечном итоге впитывает в виде налоговых платежей.Если это происходит, люди коллективно пытаются избавиться от лишних денег. Стараемся покупать вещи. Но купить можно не так уж и много, а лишние деньги — это как горячая картошка — их всегда кто-то должен держать. Поэтому в итоге мы просто задираем цены и зарплаты.

Правительство также может впитывать доллары, продавая облигации. Он делает это, когда хочет временно потратить больше (отдавая доллары), чем собирает в виде налогов (поглощая доллары). Но государственные облигации сами по себе являются лишь обещанием вернуть больше долларов в будущем.В какой-то момент правительство должно впитать дополнительные доллары (сверх того, что люди готовы хранить для совершения сделок) за счет налоговых поступлений, превышающих расходы, то есть за счет профицита. В противном случае мы получим инфляцию.

Если люди поверят, что облигации, которыми владеют сегодня, будут погашены в будущем за счет печатания денег, а не за счет излишков, то большой долг и надвигающийся будущий дефицит будут риском будущей инфляции. И это то, что предполагает большинство наблюдателей. Однако на самом деле опасения по поводу будущего дефицита также могут вызвать инфляцию сегодня .

Основная причина заключается в том, что наше правительство теперь финансируется в основном за счет пролонгации относительно краткосрочного долга, а не за счет продажи долгосрочных облигаций, срок погашения которых наступает в будущем, когда прогнозируется профицит бюджета. Половина всех непогашенных в настоящее время долгов будет погашена менее чем через два с половиной года, а треть — менее чем через год. Грубо говоря, федеральное правительство должно ежегодно брать 6,5 трлн долларов новых займов, чтобы погасить 5 трлн долларов просроченного долга и 1,5 трлн долларов или около того текущего дефицита.

По мере того, как правительство выплачивает долг с наступающим сроком погашения, держатели этого долга получают много денег. Обычно эти деньги используются для покупки нового долга. Но если инвесторы начнут опасаться инфляции, которая снизит доходность государственных облигаций, они не будут покупать новый долг. Вместо этого они попытаются купить акции, недвижимость, товары или другие активы, менее чувствительные к инфляции. Но вокруг так много реальных активов, и кто-то должен держать запас денег и государственного долга.Поэтому цены на реальные активы будут расти. Затем, при высоком «бумажном» богатстве и снижении предполагаемой отдачи от этих инвестиций, люди начнут тратить больше на товары и услуги. Но таких вокруг тоже очень мало, поэтому общий уровень цен должен вырасти. Таким образом, когда краткосрочный долг должен быть пролонгирован, опасения по поводу будущей инфляции дают нам сегодняшнюю инфляцию — и потенциально довольно большую инфляцию.

На этот процесс стоит взглянуть через призму настоящих ценностей. Реальная стоимость государственного долга должна быть равна текущей стоимости ожиданий инвесторов относительно будущих излишков, которые правительство в конечном итоге будет использовать для погашения долга.Если инвесторы думают, что эти профициты будут намного ниже — что правительство либо объявит дефолт, либо раздует, скажем, половину своего будущего погашения, — тогда стоимость государственного долга составит сегодня всего 7 триллионов долларов, а не 14 триллионов долларов. Поэтому держатели облигаций будут пытаться продать свой долг до того, как его стоимость упадет.

Если бы непогашенными были только долгосрочные долговые обязательства, эти инвесторы могли бы попытаться продать долгосрочные долговые обязательства и купить краткосрочные долговые обязательства. Цена долгосрочного долга может упасть наполовину (таким образом, долгосрочные процентные ставки вырастут), так что стоимость долга снова станет текущей стоимостью ожидаемых излишков.Но если непогашенным остается только краткосрочный долг, инвесторы должны пытаться покупать товары и услуги при продаже государственного долга. Единственный способ сократить реальную стоимость государственного долга наполовину в этой ситуации — удвоить уровень цен.

В некотором смысле это подтверждает точку зрения кейнсианцев о том, что важны ожидания, но не их точку зрения на то, каковы источники этих ожиданий. Фискальная инфляция произойдет сегодня, потому что люди ожидают инфляцию в будущем. Таким образом, «потеря якоря», если использовать кейнсианский термин, скорее приведет к стагфляции, чем к резкому росту.

Казначейство, вероятно, использует краткосрочные облигации, потому что краткосрочные процентные ставки ниже, чем долгосрочные. Таким образом, правительство думает, что экономит нам деньги. Но долгосрочные ставки выше по одной причине: долгосрочный долг включает в себя страхование от кризисов. Это вынуждает держателей облигаций нести риски, которые в противном случае несет правительство и, в конечном счете, налогоплательщики и пользователи долларов. Как и во всех страховках, премия, которая кажется обременительной, если катастрофы нет, в ретроспективе может показаться удивительно маленькой, если она произошла.И, к сожалению, сам факт того, что большая часть нашего долга является краткосрочной, делает такую ​​катастрофу более вероятной.

ИНФЛЯЦИЯ И ПРОЦЕНТНЫЕ СТАВКИ

Процентные ставки очень низкие, но они, вероятно, вырастут. Повышение процентных ставок также может вызвать сегодня инфляцию, усугубляя инфляционный эффект потенциального долгового кризиса с помощью очень похожего механизма.

Насколько низки сегодняшние ставки? Годовая ставка теперь составляет 0,2%; десятилетняя ставка составляет около 2%, а 30-летняя — всего 4%.Таких низких ставок мы не видели в послевоенное время. Кроме того, инфляция по-прежнему составляет около 2-3%, в зависимости от того, какой именно показатель инфляции мы выберем. Если инвестор ссужает деньги под 0,2%, а инфляция составляет 2%, он ежегодно теряет 1,8% стоимости своих денег. Таким образом, такие низкие ставки вряд ли продлятся долго. Рано или поздно люди найдут, чем лучше распорядиться своими деньгами, и потребуют более высокой прибыли, чтобы держать долг Казначейства.

Низкие процентные ставки частично являются результатом преднамеренных усилий ФРС.Во время «количественного смягчения» в прошлом году на 600 миллиардов долларов ФРС, по сути, выкупила около трети выпусков облигаций Министерства финансов, пытаясь поднять цены на облигации и тем самым снизить процентные ставки. Но как желание ФРС удерживать ставки на таком низком уровне, так и ее способность делать это, безусловно, носят временный характер.

Низкие процентные ставки также отчасти являются отражением «бегства инвесторов в качество», поскольку они искали убежища в американских долговых обязательствах в условиях финансового кризиса и зарождающегося европейского долгового кризиса.Долг США долгое время считался надежной гаванью: инвесторы считают, что Соединенные Штаты никогда не объявят дефолт или не пропустят выплату процентов, и что внезапная инфляция не сможет поглотить большую часть реальной стоимости краткосрочного долга за год. Краткосрочный долг США также очень ликвиден, а это означает, что его легко продать и под него легко взять кредит. Люди готовы держать их, несмотря на низкие процентные ставки, почти по той же причине, по которой они готовы держать деньги, несмотря на процентную ставку нет .

Но и этот особый статус может измениться. В ходе переговоров об ограничении долга прошлым летом стало ясно, что федеральное правительство менее заинтересовано в выплате процентов по своему долгу, чем думали многие наблюдатели. Например, на июльском завтраке с репортерами Bloomberg главный политический советник президента Обамы Дэвид Плауфф официально заявил, что «представление о том, что мы будем просто платить держателям облигаций Уолл-стрит и китайскому правительству и не будем выполнять наши обязательства по социальному обеспечению и ветеранам, это безумие, и этого не произойдет.«Ни одно официальное заявление администрации или конгресса не исправило и не опровергло это поразительное заявление. Пропущенные процентные платежи немедленно означали бы потерю ликвидности долга США, даже если бы долгосрочный бюджет не был проблемой — что, конечно, очень важно. Понижение рейтингов S&P — это только первый тревожный сигнал.

«Нормальная» реальная процентная ставка по государственному долгу составляет не менее 1-2%, что означает годовую ставку в размере 4-5%, даже если инфляция останется на уровне 2-3%. Потеря особой скидки на безопасность и ликвидность, которой сейчас пользуется американский долг, может добавить два-три процентных пункта.Рост премии за риск будет означать еще более высокие ставки. И, конечно, если рынки начнут ожидать инфляции или фактического дефолта, ставки могут вырасти еще больше. Низкие процентные ставки могут расти быстро и неожиданно, как это поняли Греция и Испания.

Повышение процентных ставок может привести к текущей инфляции точно так же, как изменение взглядов инвесторов на долгосрочный дефицит. Каждый процентный пункт роста процентных ставок означает, грубо говоря, что правительство США должно платить больше на 140 миллиардов долларов в год по долгу в 14 триллионов долларов, что напрямую увеличивает дефицит примерно на 10%.Если мы вернемся к обычной процентной ставке в 5%, это означает около 800 миллиардов долларов дополнительных расходов на финансирование в год — примерно вдвое больше недавнего (и уже «неприемлемого») годового дефицита. И это число является кумулятивным, поскольку больший дефицит означает все больший и больший непогашенный долг.

Опять же, текущие значения могут помочь прояснить ситуацию. Норма прибыли, которую инвесторы требуют в обмен на ссуду денег правительству, так же важна для текущей стоимости будущих излишков, как и сумма будущих излишков, на которые инвесторы рассчитывают.Если бы инвесторы решили, что они больше не счастливы зарабатывать 1% (не говоря уже об -1%) в реальном выражении при кредитовании правительства, то реальная стоимость долга сегодня должна была бы упасть точно так же, как если бы инвесторы решили, что правительство будет надувать или невыполнение части долга. А поскольку такая большая часть долга является краткосрочной, падение реальной стоимости долга должно подтолкнуть уровень цен вверх.

Эти два фактора — ожидания будущих профицитов и дефицитов и повышения процентных ставок — вероятно, усиливают друг друга.Если инвесторы в облигации решат, что правительство, вероятно, раздует или объявит дефолт по части долга, инвесторы, вероятно, одновременно потребуют более высокую премию за риск, чтобы удерживать долг. Эти две силы объединятся, чтобы оказать еще большее давление на инфляцию.

ПОБЕГА НА ДОЛЛАР

Эта динамика, по сути, сводится к «бегству» доллара — точно так же, как бегство банков — из американского государственного долга. Однако, в отличие от банковского краха, это будет происходить в замедленном темпе.

До финансового кризиса Bear Stearns и Lehman Brothers каждый день пролонгировали долг, чтобы инвестировать в ценные бумаги, обеспеченные ипотекой, и другие долгосрочные неликвидные активы. Каждый день им приходилось занимать новые деньги, чтобы вернуть старые. Когда рынок потерял веру в долгосрочную ценность своих инвестиций, рынок отказался пролонгировать кредиты, и обе компании мгновенно разорились.

Соединенные Штаты пролонгируют свой долг в масштабе нескольких лет, а не каждый день.Таким образом, «набег на доллар» будет продолжаться в течение года или двух, а не в одночасье. Более того, для ясности я описал внезапную однократную потерю уверенности. Однако фактический процесс бегства от доллара, вероятно, займет больше времени, так как европейский долговой кризис тянется уже более года. Кроме того, поскольку цены, как правило, меняются относительно медленно, измеренная инфляция может занять год или два для роста после долгового кризиса.

Как и все забеги, этот будет непредсказуемым.В конце концов, если бы люди могли предсказать, что пробежка состоится завтра, они бы сбежали сегодня. Инвесторы бегут не тогда, когда видят очень плохие новости, а когда чувствуют, что все остальные вот-вот побегут. Вот почему часто бывает так мало новостей, разжигающих кризис, почему политики склонны обвинять «спекулянтов» или «заразу», почему академические комментаторы обвиняют «иррациональные» рынки и «звериный дух» и почему ФРС, скорее всего, будет оплакивать таинственную «потеря привязки» «инфляционных ожиданий».»

По этой причине я не утверждаю, что предсказывает , что инфляция произойдет или когда. Этот сценарий является предупреждением, а не прогнозом. Чрезвычайно низкие процентные ставки по долгосрочным государственным облигациям США говорят о том, что рынок в целом по-прежнему верит в то, что Соединенные Штаты придумают, как решить свои проблемы. Если бы рынки интерпретировали прогнозы CBO как прогноз, а не как предупреждение, набег уже произошел бы. И наши проблемы долга и дефицита относительно легко решить с точки зрения экономики (если не политики).

Но мы готовы к такому забегу. Все стороны в нынешних политических дебатах описывают нашу долгосрочную фискальную траекторию как «неустойчивую». Крупные игроки рынка, такие как Pimco, которая управляет крупнейшим в мире взаимным фондом, публично заявляют, что они выходят из казначейских облигаций США и даже продают их, поскольку крупные игроки, такие как Goldman Sachs, лихо шортили ценные бумаги с ипотечным покрытием до этого краха.

Как и во всех случаях, когда курс доллара начался, было бы слишком поздно его останавливать.Потерянную уверенность трудно вернуть. Недостаточно убедить заемщиков этого года в том, что проблема долгосрочного бюджета решена; они должны быть убеждены, что заемщики следующего года будут верить в то же самое. Гораздо лучше найти способы предотвратить такой кризис, чем искать пути выхода из него.

ИМПОТЕНТНЫЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК

ФРС заметно отсутствует в этом ужасающем сценарии. Мы пришли к выводу, что центральные банки контролируют инфляцию.На самом деле возможности ФРС контролировать инфляцию ограничены, и банк будет особенно бессилен в случае фискальной инфляции или инфляции, «набегающей на доллар».

Основным инструментом политики ФРС является «операция на открытом рынке»: она может покупать государственные облигации в обмен на наличные или продавать государственные облигации, чтобы впитать немного денег. Таким образом, ФРС может изменить состав государственного долга, но не общее количество. В конце концов, деньги — это просто другой вид государственного долга, который имеет небольшие номиналы и не приносит процентов.Банковские резервы, по которым сейчас выплачиваются проценты, представляют собой просто очень ликвидные долговые обязательства со сроком погашения в один день и плавающей процентной ставкой. Таким образом, ФРС может влиять на финансовые дела и, в конечном счете, на уровень цен только тогда, когда людей волнует вид государственного долга, которым они владеют — резервы или наличные по сравнению с казначейскими векселями.

Но в сценарии «бегства от доллара» люди хотят избавиться от всех форм государственного долга, включая деньги. В этой ситуации ФРС практически ничего не может сделать. Когда долга в целом слишком много, изменение его состава не имеет большого значения.

Федеральная резервная система сейчас особенно бессильна, поскольку краткосрочные процентные ставки практически равны нулю, а банки держат избыточные резервы на сумму 1,5 триллиона долларов. В этой ситуации деньги и краткосрочный государственный долг — это одно и то же. Денежно-кредитная политика сегодня похожа на то, как если бы у человека отобрали красные M&Ms, дав ему зеленые M&Ms и ожидая, что это изменение повлияет на его диету.

Как ФРС может быть бессильна? Милтон Фридман сказал, что правительство всегда может вызвать инфляцию, фактически сбрасывая деньги с вертолетов.Это кажется разумным. Но ФРС не может по закону сбрасывать деньги с вертолетов. Федеральная резервная система всегда должна возвращать государственный долг на сумму в один доллар за каждый выпущенный ею доллар наличных денег, а Федеральная резервная система должна возвращать государственную облигацию за каждый доллар, изъятый ​​из обращения. Хотя легко представить, что предоставление каждому только что напечатанной 100-долларовой купюры может вызвать инфляцию, гораздо менее очевидно, что предоставление всем этой купюры и одновременное изъятие 100-долларовой государственной облигации у всех имеет какой-либо эффект.

Есть веская причина, по которой ФРС не разрешен этот наиболее эффективный инструмент контроля уровня цен. Выписывание чеков (наш эквивалент сбрасывания денег с вертолетов) — это финансовая операция; это считается государственными расходами. Противоположное налогообложение. В условиях демократии независимый институт, такой как центральный банк, не может выписывать чеки избирателям и предприятиям и не может взимать налоги.

Более того, способность ФРС контролировать инфляцию всегда зависит от способности и готовности Министерства финансов подтверждать действия ФРС.Если ФРС хочет замедлить инфляцию, повысив процентные ставки, Казначейство должно получить дополнительный доход, необходимый для выплаты более крупных платежей по государственному долгу. Например, в 1980-х годах снижение инфляции, очевидно вызванное ужесточением денежно-кредитной политики, было успешным (в то время как попытки сделать то же самое в Латинской Америке потерпели неудачу) только потому, что правительство США действительно выплачивало держателям облигаций по более высоким ставкам. Монетарные теории, в которых ФРС контролирует уровень цен, включая кейнсианские и монетаристские взгляды, обрисованные выше, всегда предполагают эту «координацию монетарно-фискальной политики».«Проблема, с которой мы сталкиваемся, заключается в том, что этот предполагаемый фискальный баланс может испариться. Казначейство может просто не обеспечить доходов, необходимых для обоснования денежно-кредитной политики. В этом случае Федеральная резервная система не будет центральным игроком. предположения неверны. И снова события опережают идеи.

Можно представить, как решительный центральный банк пытается остановить фискальную инфляцию, говоря: «Мы никогда не будем монетизировать долг. Пусть остальная часть правительства урежет расходы, поднимет налоги или объявит дефолт.«В этом случае люди могли бы бежать от государственного долга, видя приближающийся дефолт, но они не бежали бы от валюты, потому что не видели бы приближающейся инфляции».

Но такое поведение нашего Федерального резерва кажется маловероятным. Представьте себе, как «набег на доллар» или «долговой кризис» будет ощущаться чиновниками центрального банка. Они увидят скачок процентных ставок и провал аукционов казначейских облигаций. Они увидят в воздухе «неликвидность», «рыночные диспропорции», «сегментацию рынка», «спекуляции» и «панику» — все термины, используемые для описания кризиса 2008 года в том виде, в каком он произошел.ФРС удвоила свой баланс во время этого финансового кризиса, выпустив деньги для покупки активов. В 2010 и 2011 годах он купил долгосрочных долговых обязательств на 600 миллиардов долларов в надежде снизить процентные ставки на две десятых процентного пункта. Было бы удивительно, если бы ФРС не «обеспечила ликвидность» и не «стабилизировала рынки» массовыми покупками в условиях кризиса государственного долга.

Мы можем получить предварительный просмотр этого сценария благодаря Европе, где Европейский центральный банк, отвечая на аналогичное давление, уже покупает греческий, португальский и ирландский долг.ЕЦБ также ссужает огромные суммы банкам, чьи основные инвестиции и обеспечение состоят из долгов этих стран. Если бы произошел крупный дефолт по суверенным долгам, у ЕЦБ не осталось бы активов для выкупа евро. Как и в сценарии, описанном выше в контексте доллара, «набег» на евро может привести к неудержимой инфляции.

Следовательно, ни причина, ни решение бегства доллара и его последующей инфляции не будут вопросом денежно-кредитной политики, с которым ФРС может многое сделать.Наша проблема — фискальная проблема — проблема неконтролируемого дефицита и растущего долга. Сегодняшние дебаты об инфляции в значительной степени упускают из виду эту проблему и, следовательно, не в состоянии бороться с величайшей инфляционной опасностью, с которой мы сталкиваемся.

ИЗБЕЖАНИЕ КРИЗИСА

Американский долговой кризис и последующая стагфляция не должны произойти. Решение простое с экономической точки зрения. Вот почему все различные фискальные и бюджетные комиссии последних лет, независимо от того, какая партия их назначала, давали одни и те же базовые ответы.

Наша самая большая долгосрочная проблема с расходами — неконтролируемые выплаты. Наши программы социальных выплат требуют фундаментальных структурных реформ, а не просто обещаний когда-нибудь тратить меньше денег при существующей системе. План конгрессмена Пола Райана по существу превратить Medicare в систему ваучеров для покупки частной страховки является примером первого. Ежегодно откладываемое обещание «документального исправления» сократить ставки возмещения расходов по программе Medicare является примером последнего. Райан и администрация Обамы на самом деле планируют потратить примерно одинаковую сумму денег на Medicare в долгосрочной перспективе; разница в том, что рынки облигаций с большей вероятностью будут убеждены структурными изменениями, чем электронными таблицами обещаний.

Прежде всего, нам необходимо вернуться к долгосрочному росту. Налоговый доход равен налоговой ставке, умноженной на доход, поэтому нет ничего лучше, чем увеличение дохода для увеличения государственных доходов. А небольшие изменения в темпах роста подразумевают резкие изменения в доходах, если они складываются в течение нескольких десятилетий. И наоборот, консенсус в отношении того, что мы вступаем в потерянное десятилетие отсутствия или низкого роста, может стать катастрофическими бюджетными новостями, которые подтолкнут нас к кризису.

Большая часть нынешних политических дебатов сосредоточена на повышении ВВП всего на год или два — такого рода вещи, на которые могут (возможно) повлиять «стимулирующие» или другие краткосрочные программы.Но даже в самом диком кейнсианском воображении такая политика не приводит к росту в течение десятилетий.

На протяжении десятилетий рост обеспечивается только большим количеством людей и большей производительностью — большей производительностью на человека. Рост производительности в основном происходит за счет новых идей и их реализации в новых продуктах, бизнесе и процессах. Этот факт должен нас утешать: мы все еще развиваем и применяем компьютерные и интернет-технологии как сумасшедшие, а биотехнологии и другие инновационные области только начинают приносить плоды.Мы по-прежнему являемся инновационной страной в инновационной глобальной экономике. У нас не закончились идеи. Но у правительств есть большие возможности остановить или замедлить рост. Посмотрите на Грецию. Свидетельствуйте Куба.

Наши налоговые ставки слишком высоки, а доходы слишком низки. Мы должны стремиться к системе, которая делает примерно противоположное — собирает необходимые налоговые поступления при минимально возможных налоговых ставках, особенно в тех областях, где высокие ставки создают препятствия для работы, сбережений, инвестиций и содействия экономическому росту.Сдерживающие стимулы, связанные с более высокими налоговыми ставками, могут не проявляться в течение года или двух, поскольку требуется время, чтобы воспрепятствовать росту. Но когда небольшие эффекты накапливаются в течение десятилетий, они оказывают особенно пагубное воздействие на экономический рост.

Регуляторные и юридические препятствия могут быть даже более разрушительными для роста, чем высокие налоговые ставки, налоговые расходы и расходы. Неопределенная угроза посещения Агентства по охране окружающей среды, Национального совета по трудовым отношениям, Комиссии по равным возможностям при трудоустройстве, Комиссии по ценным бумагам и биржам или нового Бюро финансовой защиты потребителей может быть большим препятствием для найма людей и инвестирования в бизнес, чем простой и исчисляемый налог.

Мы стоим на грани катастрофы. Сегодня мы сталкиваемся с возможностью долгового кризиса с последующим финансовым хаосом и инфляцией, которые ФРС не может контролировать. Чтобы устранить эту опасность, мы должны сосредоточиться на ее истинной природе и причинах. Нынешние дебаты об инфляции, сосредоточенные на изменении процентных ставок и заявлениях ФРС, совершенно не соответствуют действительности. Наше желание избежать опасной инфляции должно указывать нам то же направление, что и любой другой экономический индикатор и озабоченность: оно должно указывать нам на то, чтобы наконец взять под контроль наш дефицит и долг и стимулировать долгосрочный рост.

Джон Х. Кокрейн — почетный профессор финансов AQR Capital Management Школы бизнеса им. Бута Чикагского университета, научный сотрудник Национального бюро экономических исследований и научный сотрудник Института Катона.

Как цепочка поставок вызвала текущую инфляцию и почему она может остаться здесь

Потребительские цены выросли в октябре 2021 года и сейчас выросли на 6.2% по сравнению с прошлым годом — выше, чем оценки большинства экономистов, и самый быстрый рост за более чем три десятилетия. На данный момент это может не удивить большинство американцев, которые видят более высокие цены, покупая обувь и стейки, обедая в ресторанах и заправляя свои машины топливом.

Сейчас среди экономистов, правительственных чиновников, таких как министр финансов Джанет Йеллен и других наблюдателей, ведутся большие дебаты о том, являются ли эти стремительно растущие расходы временными или постоянными.

Федеральная резервная система, которая будет нести ответственность за борьбу с инфляцией, если она будет оставаться слишком высокой слишком долго, 3 ноября 2021 года снова настаивала на том, что это будет временно, в значительной степени потому, что она связана с беспорядком в цепочке поставок, терзающим экономику. , компании и потребители.

ПОДРОБНЕЕ: Как пандемия повлияла на экономику: от пустых полок до повышения цен

Не все согласны, в том числе некоторые в самой ФРС, и все больше экономистов, стратегов и руководителей бизнеса бьют тревогу, что высокая инфляция, вероятно, сохранится в 2022 году и далее.

Я изучаю цепочки поставок и их влияние. Это правда, что цены растут в основном из-за острой нехватки как товаров, так и рабочей силы в цепочках поставок, но, судя по моим исследованиям, это не означает, что это будет временно. Скорее, это говорит о том, что инфляция никуда не денется.

Спрос вырос

Инфляция начала расти в начале 2021 года и с мая колеблется на уровне выше 5% или около того в годовом исчислении. Это более чем вдвое превышает темп в 2%, который ФРС установила в качестве цели.

Причины роста цен сложны и многочисленны. Но один из наиболее важных относится к динамике спроса и предложения. И оба виноваты.

Начнем со спроса.

Несмотря на то, что в начале пандемии потребительский спрос упал, поскольку люди сидели на корточках из-за карантина и резко возросла безработица, за последний год он резко вырос — не на такие услуги, как рестораны и путешествия, а на товары, которые в основном заказывались через Интернет.

Электронная коммерция просто выросла до уровней, которых не было до пандемии.Спрос на продукцию значительно превысил возможности рынка по производству или отгрузке заказанного товара. Некоторые люди даже больше не ходят в супермаркет, хозяйственный магазин или ресторан, потому что делают все заказы онлайн.

Многим ритейлерам, таким как Macy’s, Target и другим, пришлось справляться с этой экономикой из-за ограниченных запасов и более высоких транспортных расходов, чтобы выжить во время пандемии.

Эти тенденции создали больший спрос, чем могут удовлетворить перевозчики, что ограничивает их возможности по доставке продуктов.Например, прогнозируется, что в сезон праздничных покупок будет 4,7 миллиона посылок в день сверх того, что система может принять или доставить. Хранение этих пакетов даже в течение короткого периода стоит денег.

Учитывая большие трудности с поиском водителей, контейнеров и рабочей силы в разных отраслях, крупные розничные торговцы предлагают щедрое обучение и другие льготы как для привлечения, так и для удержания сотрудников в качестве средства увеличения производственных мощностей.

Все эти дополнительные расходы — на аренду, хранение и доставку — обычно перекладываются на потребителей.

Предложение снижено

В то же время в цепочках поставок сохраняется беспорядок – и становится только хуже.

Узкие места накопились по всей Азии, что сильно повлияло на способность цепочек поставок выполнять своевременные поставки. А острая глобальная нехватка водителей и других работников затрудняет расширение мощностей или устранение других проблем в цепочках поставок, поэтому они не могут вырваться из густой грязи, в которой они оказались.

Это создает нехватку продуктов, проходящих через ограничение конкуренции, что приводит к росту цен.

Десятки огромных контейнеровозов постоянно простаивают возле портов Лос-Анджелеса, Нью-Йорка и других стран по всему миру, привязывая большое количество товаров, ожидающих выгрузки. Только около Южной Калифорнии находится более 500 000 транспортных контейнеров с примерно 12 миллионами метрических тонн товаров.

Порты пытались продлить часы работы — президент США Джо Байден сделал это ключевым вопросом и планирует потратить миллиарды долларов на устранение проблем — но не хватает рабочих и водителей для разгрузки груза.

Такие задержки стоят денег, потому что предприятия затем предпочитают хранить больше запасов, которые они передают клиентам.

В качестве иллюстрации давайте посмотрим на Nike, производство обуви которой во многом зависит от Вьетнама. Он потерял 10 недель производства из-за блокировки в этой стране. А на доставку обуви из Азии розничным продавцам в Северной Америке уходит в среднем 80 дней — вдвое больше, чем до пандемии. В результате цены на обувь растут, как и на все остальное.

ПОДРОБНЕЕ: Потребительские цены в США подскочили на 6,2 процента в прошлом году, самый высокий уровень инфляции с 1990 года

Или возьмем Malouf, розничного продавца мебели из Юты, который сообщает, что из-за задержек с доставкой у него есть только 55% его обычных запасов. Машины застревают в гаражах из-за нехватки запчастей. Цены на мебель для гостиной, кухни и столовой выросли на 13,1% по сравнению с прошлым годом.

Еще один способ подумать об этом — изучить один продукт: гидромассажную ванну M9 от Bullfrog Spa.Для этого требуется 1850 отдельных деталей. Сбои в цепочке поставок увеличили время производства с шести недель до шести месяцев.

Нет незатронутых отраслей.

Почему нет простого решения

Другими словами, проблемам с цепочками поставок нет конца. Потребительский спрос будет только увеличиваться в праздничный сезон и после него. И поэтому инфляция не исчезнет в ближайшее время.

Руководители корпораций, которые во многом будут определять, будут ли цены продолжать расти быстрыми темпами, уже предупреждают, что все эти проблемы сохранятся не раньше 2022 года.Некоторые говорят, что проблемы продолжатся и в 2023 году.

Экономисты, опрошенные Bloomberg в октябре, ожидают, что инфляция снизится до 3,4% следующим летом и достигнет 2,6% к концу года. Хотя это было бы обнадеживающе, это все еще намного выше среднего показателя до пандемии в 1,8% и выходит за рамки цели ФРС. Неясно, пересматривают ли экономисты свои ожидания после октябрьского отчета об индексе потребительских цен.

Тем не менее, потребители должны привыкнуть к более высоким ценам.Это новая норма.

Эта статья переиздана из The Conversation под лицензией Creative Commons. Прочитайте оригинальную статью.

инфляции | Определение, теории и факты

инфляция , в экономике коллективное увеличение денежной массы, денежных доходов или цен. Под инфляцией обычно понимают чрезмерное повышение общего уровня цен.

С теоретической точки зрения можно выделить по крайней мере четыре основные схемы, обычно используемые при рассмотрении инфляции.

Количественная теория

Первой из них и самой старой является точка зрения, согласно которой уровень цен определяется количеством денег. Отношение запаса денег, которое люди хотят держать, к стоимости сделок, которые они совершают каждый год (или обратное этому отношению, называемое скоростью обращения), в простейшем варианте этой точки зрения предполагается фиксированным. такими факторами, как частота выплаты заработной платы, структура экономики, привычки к сбережениям и покупкам.Пока они остаются постоянными, уровень цен будет прямо пропорционален предложению денег и обратно пропорционален физическому объему производства. Это знаменитая количественная теория, восходящая по крайней мере к Дэвиду Юму в 18 веке. Но теория предполагает, что производственные мощности используются полностью или почти полностью. Поскольку на самом деле степень использования производственных мощностей сильно различается — иногда даже больше, чем уровень цен, — количественная теория впала в немилость между Первой и Второй мировыми войнами, когда уровень активности давал больше оснований для беспокойство, чем долгосрочное движение цен.

В усовершенствованной версии количественная теория была возрождена Милтоном Фридманом и другими экономистами Чикагского университета в 1950-х и 60-х годах. Их основные утверждения заключались в том, что за краткосрочными изменениями денежной массы на самом деле следуют (через различные промежутки времени) изменения денежного дохода и что скорость обращения, хотя и колеблется в некоторой степени вместе с денежной массой, имеет тенденцию быть достаточно стабильным, особенно в течение длительного времени. Из этого они пришли к выводу, что денежная масса, хотя и не является надежным инструментом для контроля над краткосрочными движениями в экономике, может быть эффективным инструментом для контроля над долгосрочными изменениями уровня цен и что рецептом стабильных цен является увеличение денежной массы. регулярно со скоростью, равной той, при которой экономика, по оценкам, расширяется.

Против этого выдвигались доводы, что в высокоразвитых экономиках предложение денег в значительной степени зависит от спроса на них и что у властей мало возможностей изменять предложение посредством чисто монетарного контроля. Корреляции, наблюдаемые этой так называемой чикагской школой между денежной массой и денежным доходом, приписываются их критиками вариациям спроса на деньги для трат, которые вызывают частичную реакцию со стороны предложения и за которыми через определенный промежуток времени следуют соответствующие изменения в денежном доходе.Относительную стабильность скорости обращения они приписывают легкости, с которой предложение денег приспосабливается к спросу; они утверждают, что, поскольку предложение может быть ограничено перед лицом растущего спроса, скорость будет увеличиваться или (что на самом деле одно и то же) будут эксплуатироваться новые источники кредита, такие как торговый кредит.

Кейнсианская теория

Второй базовый подход представлен теорией определения дохода Джона Мейнарда Кейнса.Ключом к этому является предположение, что потребители, как правило, тратят фиксированную долю любого увеличения своих доходов. Таким образом, при любом уровне национального дохода существует разрыв предсказуемой величины между доходом и потребительскими расходами, и для установления и поддержания такого уровня национального дохода необходимо лишь зафиксировать расходы на все непотребительские товары и услуги на таком уровне. как восполнить пробел. Помимо государственных расходов, основной составляющей этих непотребительских расходов являются частные инвестиции.Кейнс предполагал, что инвестиции весьма чувствительны к процентной ставке. Последние, в свою очередь, он полагал до определенного момента отрицательно связанными с существующими запасами «простых» денег — в сущности, положительно связанными со скоростью обращения денег. Более того, он считал, что существует нижний предел, ниже которого долгосрочные процентные ставки не упадут, как бы ни была низка скорость обращения. Эти отношения между процентом и свободными деньгами (или скоростью обращения) довольно хорошо подтверждаются эмпирически.

Джон Мейнард Кейнс

Джон Мейнард Кейнс, фрагмент акварели Гвен Раверат, ок. 1908 г.; в Национальной портретной галерее, Лондон.

Предоставлено Национальной портретной галереей, Лондон

Главное значение кейнсианского подхода и его различных модификаций заключается в том, что они обеспечивают структуру, в которой правительства могут пытаться управлять уровнем активности в экономике, варьируя свои собственные расходы и поступлений или путем влияния на уровень частных инвестиций.Это было основной основой политики во многих промышленно развитых странах с середины 20-го века. Трудности на практике возникают из-за неопределенности или изменений в лежащих в основе количественных отношениях и наличия неопределенных временных задержек в их работе, что затрудняет эффективное решение непредвиденных обстоятельств. Еще одним источником трудностей являются неопределенность и слабость связи между процентными ставками и частными инвестициями. Однако многие экономисты считают, что такой подход позволил лучше контролировать краткосрочные изменения занятости и реального дохода.

Однако в той форме, в которой он только что был изложен, кейнсианский подход не дает достаточного понимания движений уровня цен. Самый простой вариант, который будет это делать, основан на представлении о том, что инфляция возникает исключительно из-за попыток купить больше товаров и услуг, чем может быть предложено, т. е. больше, чем может быть произведено при уровне деятельности «полной занятости». Если, например, государственные расходы превышают разницу между производством и потреблением на уровне, соответствующем полной занятости, возникает «инфляционный разрыв».Рыночный процесс закрывает этот разрыв, повышая цены до уровня, при котором разница между доходом и потреблением в денежном выражении становится достаточно большой, чтобы покрыть государственные расходы. (В экономике, открытой для внешней торговли, разрыв может быть закрыт полностью или частично за счет создания положительного сальдо импорта). Теория не может объяснить опыт непрерывной инфляции в течение десятилетий после Второй мировой войны в условиях, которые не предполагают существования инфляционного разрыва.

Мысль может сделать так: важная роль инфляционных ожиданий

Инфляция

Инфляция
Кеннет Каттнер · 18 января 2022 г.
Колледж Уильямс

Выпуск:

Потребительские цены выросли на 7 процентов в период с декабря 2020 года по декабрь 2021 года, что является третьим месяцем подряд, когда годовой уровень инфляции превышает 6 процентов.Эта декабрьская цифра является самым большим 12-месячным увеличением за 40 лет. Главная проблема сейчас заключается в том, будет ли инфляция преходящей или вместо этого мы вступаем в период устойчиво высокой инфляции, как это произошло в 1970-х годах. К непосредственным причинам текущей инфляции относятся сбои в цепочках поставок, нехватка рабочей силы и неудовлетворенные потребительские расходы. Но еще одним важным источником продолжающейся высокой инфляции является ожидание высокой инфляции среди домохозяйств и предприятий. Как ожидание высокой инфляции становится самореализующимся и какие у нас есть прокси, чтобы отразить эту по своей сути ненаблюдаемую, но очень важную экономическую переменную?

Если бы люди ожидали, что уровень инфляции 2021 года сохранится в обозримом будущем, 7-процентный рост цен стал бы «заложенным» по мере установления будущих цен и переговоров по контрактам о заработной плате.

Факты:

  • Одним из источников инфляции является то, что расходы людей и компаний нагружают возможности экономики по производству товаров и услуг. Нагрузка на производственный потенциал экономики может возникнуть из-за увеличения спроса, ограничения предложения или комбинации этих двух факторов. В настоящее время в Соединенных Штатах и ​​других развитых странах именно сочетание высокого спроса и ограниченного предложения подпитывает инфляционное давление.Спрос в Соединенных Штатах поддерживался в течение первых полутора лет пандемии программами государственной поддержки. Денежные выплаты отдельным лицам и семьям в соответствии с законом CARES от марта 2020 года, Законом о дополнительных ассигнованиях CARES от декабря 2020 года и Американским планом спасения от марта 2021 года способствовали резкому увеличению личного располагаемого дохода. Расходы также могли быть вызваны низкими процентными ставками, которые увеличили стоимость акций, домов и других активов. Предложение было ограничено из-за падения на 2 процентных пункта доли населения, участвующего в рабочей силе (либо работающей, либо ищущей работу).
  • Инфляционные ожидания иногда могут сбыться. В то время как некоторые цены могут меняться быстро, другие корректируются нечасто; производители этих товаров и услуг, естественно, будут устанавливать свои цены, исходя из вероятных будущих затрат и ожиданий того, что рынок понесет в ближайшие месяцы. Точно так же трудовые контракты не пересматриваются часто, а вместо этого в ходе переговоров устанавливается заработная плата или оклады на один или несколько лет за один раз. Поэтому большое значение имеет то, как формируются инфляционные ожидания.Если бы люди ожидали, что уровень инфляции 2021 года сохранится в обозримом будущем, 7-процентный рост цен стал бы «заложенным» по мере установления будущих цен и заключения договоров о заработной плате. Это приведет к сохранению инфляции, даже когда экономика больше не «перегревается». Рост инфляционных ожиданий во многом является причиной сохранения инфляции 1970-х годов, которая оставалась высокой даже после того, как бум конца 1960-х — начала 1970-х исчерпал себя.
  • «Заякоренные» ожидания снижают риск устойчиво высокой инфляции .Если бы люди верили, что инфляция вернется к своим уровням до COVID-19 после снижения расходов и решения проблем с цепочками поставок, они предположили бы более медленные темпы роста цен при принятии решения о том, какие цены и заработную плату установить сегодня, которые будут преобладать в будущем. Если бы фирмы и рабочие думали, что ФРС сможет снизить инфляцию, например, с 7% до 4%, они бы включили соответственно меньшее повышение цен в свои решения по установлению цен и заработной платы. Если ожидания «заякорены» таким образом, временный рост инфляции не станет самореализующимся, и инфляция будет падать быстрее по мере снижения спроса и решения проблем с цепочкой поставок.
  • Приверженность центрального банка ценовой стабильности может помочь закрепить инфляцию. Мандат Федеральной резервной системы, как указано в Законе о Федеральной резервной системе, заключается в обеспечении «максимальной занятости и стабильных цен». Однако до относительно недавнего времени эти цели не были четко сформулированы; также не было ясности в отношении того, что будет иметь приоритет. Но начиная с конца 1980-х тогдашний председатель ФРС Алан Гринспен все более ясно давал понять, что ФРС будет отдавать приоритет ценовой стабильности; а в 2012 году Федеральный комитет по открытым рынкам (FOMC) объявил о четком целевом уровне инфляции.Этим изменениям приписывают закрепление инфляционных ожиданий и снижение постоянства инфляции. Недавнее изменение ФРС в своей стратегии денежно-кредитной политики, в частности принятие таргетирования средней инфляции, при котором инфляция может превысить 2% «на какое-то время» и повышенный акцент на цели занятости, подняли вопросы о силе политики ФРС. приверженность ценовой стабильности. Таким образом, доверие к ФРС может зависеть от того, как она справится с текущим всплеском инфляции.
  • Показатели ожидаемой инфляции внушают беспокойство, но не панику. Опросы являются одним из источников индикаторов ожиданий. Одним из наиболее тщательно отслеживаемых является опрос профессиональных прогнозистов (SPF), проводимый Федеральным резервным банком Филадельфии, в ходе которого запрашиваются прогнозы инфляции респондентов на однолетний и десятилетний горизонты. Средние прогнозы SPF представлены на диаграмме. Годовые прогнозы относятся к году, следующему за датой, указанной на горизонтальной оси (т.г. точкой данных за первый квартал 2010 года является прогноз средней инфляции со второго квартала 2010 года по первый квартал 2011 года), а 10-летние прогнозы определяются аналогично как соответствующие средние темпы за десять лет после даты, указанной на ось. Также показано процентное изменение индекса потребительских цен (ИПЦ) за предыдущие четыре квартала. Спокойствие прогнозов поразительно; после того, как в конце 1990-х годов укрепилось представление о приверженности ФРС ценовой стабильности, прогнозы SPF на год вперед по большей части остались на уровне 2-2.5%, несмотря на большие колебания фактической инфляции. Прогнозы на 10 лет вперед оказались еще более стабильными, предполагая прочно закрепленные долгосрочные ожидания. По иронии судьбы, из-за самой стабильности ожиданий в опыте последних 20 лет трудно различить какое-либо влияние на инфляцию, которое они могли оказать. На диаграмме показано, что всплеск инфляции в 2021 году пока оказал лишь незначительное влияние на прогнозы SPF, поскольку оба показателя на конец года составляли 2,6%. Хотя эти показатели обнадеживают, они не являются причиной для самоуспокоенности.Во-первых, прогнозы не включают самые последние данные по инфляции, и, следовательно, они, вероятно, будут выше, когда будет проведено следующее исследование. Еще одним индикатором инфляционных ожиданий является опрос людей, не являющихся профессиональными экономистами, проведенный исследователями из Мичиганского университета. В опросе, проведенном в ноябре 2021 года, респонденты ожидали 5-процентного уровня инфляции в следующем году. Третий способ уловить инфляционные ожидания — это анализ данных финансового рынка.Например, показатель ожиданий на пять лет вперед, основанный на разнице между номинальными и индексированными на инфляцию облигациями, сейчас на 1,3 процентных пункта выше, чем до пандемии. Из этих трех прогнозы SPF считаются наиболее надежными. Недостатки исследования Мичигана были тщательно задокументированы, и оно систематически завышало фактическую инфляцию на 0,8 процентных пункта в период с 1999 по 2019 год. Индикатор, основанный на доходности облигаций, очень волатилен и сильно зависит от условий финансового рынка.

Всплеск инфляции в 2021 году вызвал большой дискомфорт, поскольку многие люди увидели снижение своей покупательной способности, поскольку рост цен опережал рост их доходов. Более длительный период высокой инфляции может нанести еще больший ущерб, поскольку он создает искажения и несоразмерно вредит семьям с низким доходом, которые обычно владеют большей долей своих активов в виде наличных денег и расчетных счетов, а также тем, кто живет на фиксированный доход. или чье повышение заработной платы или заработной платы не поспевает за инфляцией цен.Одной из неотложных проблем является то, что высокая инфляция заставит ФРС отреагировать повышением процентных ставок, что замедлит экономику. Если бы ожидания оставались фиксированными, потребовалось бы лишь незначительное повышение процентных ставок — ровно столько, чтобы привести расходы в равновесие с производственными возможностями экономики. Если, с другой стороны, ожидания высокой инфляции закрепятся, потребуются более агрессивные ответные меры и значительно большее повышение ставок, чтобы снова снизить инфляцию, и почти наверняка последует рецессия.Члены Федерального комитета по открытым рынкам (FOMC) ожидали по состоянию на 15 декабря лишь небольшого повышения процентной ставки в 2022 году до среднегодового уровня 0,9%, но с тех пор многие ожидают более агрессивной реакции. Эта более активная политическая реакция, направленная на сдерживание инфляционных ожиданий, будет особенно оправдана, если инфляционные ожидания начнут расти.

Похожие записи

Вам будет интересно

Сообщение о расторжении договора аренды образец: Соглашение о расторжении договора аренды

Что такое электронный больничный – ФСС — Электронный листок нетрудоспособности

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко