Стагнировать это значит: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Советы консультанта: Со стагнацией вас!

Увы, каждая организация рано или поздно сталкивается со стагнацией. В чем суть этой патологии? В неспособности осуществлять назревшие изменения. Есть отличные идеи, проекты. Но где-то на полпути они растворяются, гаснут, оставляя только горечь воспоминаний о напрасных надеждах. Господа руководители, запомните, запишите и расскажите всем: стагнация — это пассивный риск. Что это значит? Есть риск активный, с которым связано любое решение и серьезное изменение. А риск пассивный возникает, когда начинают избегать назревших перемен, откладывают решения. Иногда мера пассивного риска оказывается критической. Именно так разрушаются самые, казалось бы, мощные оргсистемы.

Не замечаете ли вы у себя на фирме признаков пассивного риска? Нет ли оснований у ваших сотрудников сказать: у нас стагнация (застой, рутина, болото)? У меня скопилась большая коллекция симптомов этой болезни в самых разных организациях.

Начну с простых. Будьте внимательны, если ваши сотрудники отчитываются не столько результатами работы, сколько мероприятиями по их достижению — это как раз то. Или так: вы предлагаете хорошее дело, а подчиненные заверяют: это у нас уже есть (было) — и старательно навязывают вам сходство новой идеи с текущей практикой, весьма отдаленно напоминающей ваш проект. Еще вариант: у нас это не получится — и ссылаются на местную специфику: дескать, сделать так надо бы, и у других, наверное, получится, но только не у нас — и перечислят массу препятствий и последствий.

Встречаются и более коварные симптомы. Например, такой довод: мысль хорошая, но наших главных проблем она не решает. Бывает и так: все соглашаются, но с одной оговоркой — проект требует доработки. Потом просят новых уточнений, дополнений, оценок до бесконечности. А вы не встречались с тягой к «кусочному» внедрению, когда из комплекса мер вырывается та, которая поудобнее, а остальные задвигаются в тень? Ясно, что такой кусочек сам по себе беспомощен и новшество скомпрометировано. Но, пожалуй, самый ловкий прием — ссылка на лучшие варианты. Есть и другие предложения, говорят они, и все дело погрязнет в сравнениях и оценках преимуществ каждого варианта, которые, конечно же, перекрываются его недостатками. Но чаще всего в своей практике я спотыкался о довод: это преждевременно. Все тот же контекст: дело стоящее, надо только, чтобы созрели такие и такие условия, а то мало ли… Перед этим доводом все предложения выглядят легкомысленно и незрело, а сам стагнант — мудрым родителем.

Я как-то был свидетелем такого эпизода: на совещании обсуждали план выхода на новую клиентскую группу. Договорились о конкретных действиях, определили сроки, назначили ответственных, утвердили бюджет. Наконец, все устали, угомонились и, весьма довольные своей работой, собрались расходиться. Вдруг берет слово один молчун: а какие гарантии? Все озадачены, начинают убеждать друг друга и видят: а ведь и правда — полной гарантии нет.


Среди стагнантов есть немало «бухгалтеров» на все случаи жизни, у них цена на все выше дохода. Это нам очень дорого обойдется, скажут они, стоит ли начинать? Укажут, конечно, не только на материальные затраты, но и на время, особые усилия, дополнительные кадры и т. д. Иногда возражения выглядят очень дальновидными: если поменяем это, тогда надо менять и то, и то — многовато выходит. А один мой несостоявшийся клиент изрек фундаментальную мысль: «У меня на фирме все так увязано и подогнано, что если хоть что-то изменить, то по цепочке придется менять чуть ли не все. А чем все менять — лучше ничего не менять».

Читает это иной руководитель и сокрушенно вздыхает: «У меня на фирме услышишь это все и не по одному разу». Что ж, стагнанты собираются вокруг себе подобных. И во многих случаях тут мало чем можно помочь. Могу лишь предложить простой совет: прислушайтесь к возражениям. Каждое из них может иметь смысл и ценность.

Задумайтесь: о чем свидетельствует их множество? Вполне возможно, что причина — в ваших принципах подбора персонала. Да, на малую зарплату и в дешевый офис можно привлечь только тех, кто нанимается по принципу: день прошел, и ладно, кто ценит рутину и спокойствие, кто безразличен к целям и судьбе фирмы. От них и не надо ожидать чего-то большего.

Но подобное случается и с успешной и энергичной в прошлом компанией, в истории которой можно найти немало радикальных поворотов и глубоких перемен. Просто этап такой — достигли вершины успеха, настала стабилизация, а с ней довольство и расслабление. Вот тогда стагнация закономерна, а может, и неизбежна. Успешные и процветающие! Будьте бдительны. Вовремя заметить эту патологию — значит быстрее начать излечение. Следите внимательно за собой и подчиненными, если из дюжины перечисленных выше признаков постоянно повторяются хотя бы некоторые, пошлите тревожный сигнал: соберите большое совещание и «поздравьте» собравшихся заголовком этой статьи.

Автор — директор Школы консультантов по управлению Академии народного хозяйства при правительстве РФ


Два взгляда на долг и стагнацию – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Высокий уровень госдолга, усугубляющийся замедлением экономики – важнейшая проблема для стран Старого Света. Причины существующего кризиса интересуют и политиков и экономистов всего мира. О некоторых резонансных исследованиях этой проблемы в своем блоге высказался

Джон Кохрейн, профессор Чикагского Университета

Блог Джона Кохрейна

В работе «Public Debt Overhangs» (C. Reinhart, V. Reinhart and K. Rogoff, далее – RRR), рассмотрены 26 эпизодов, которые характеризуются высоким государственным долгом к ВВП – более 90%. Характерная черта, 20 из 26 эпизодов длились более десятилетия, а 23 характеризовались низкими темпами роста экономики.

Авторам очень хотелось бы заключить, что высокий долг является причиной низких темпов роста, однако, как часто случается в экономике, корреляция и причинно-следственная связь отнюдь не одно и то же. Возникают вполне очевидные сомнения в том, что есть причина, а что следствие. Вызывает ли высокая долговая нагрузка сокращение темпов роста? Или внешние шоки имеют негативное влияние на экономический рост, тем самым способствуя росту госдолга относительно ВВП?

Загадка этой взаимосвязи остается неразгаданной. Этой проблеме посвящено немало «исследований», обратившись к сути которых, можно найти лишь набор регрессий, которые в лучшем случае могут подтвердить наличие корреляции между долгом и экономическим ростом. Не будем чересчур рьяно их критиковать: дело не в том, что с их выводами нельзя согласиться, наибольший вопрос вызывает логика их рассуждения. Что отсутствует в таких рассуждениях? Механизм. Чтобы обоснованно рассуждать на данную тему, необходимо понимать механизм влияния этих факторов друг на друга.

А регрессии с очевидной легкостью приведут нас к «выводу», что если богатые парни разъезжают на БМВ, то все, что нужно сделать, чтобы стать богатым – это ездить на БМВ.

Причиной замедления экономического роста являются перераспределение благосостояния посредством налогообложения, финансовых репрессий и прочих мер, которые убивают рост

Очевидно, что важен не сам факт наличия долгового бремени, а то, как он влияет на экономику. Почему рецессия после финансового кризиса обычно имеет бóльшую продолжительность? Потому, что правительства проводят политику, вовсе не способствующую скорейшему восстановлению экономики: вводят налоги, искажающие стимулы, перераспределяют благосостояние, устанавливают и поддерживают неэффективные финансовые институты? Или из-за долгового навеса, который может быть ликвидирован только за счет трансферта от кредиторов должникам? Или из-за деформации прав собственности, которое замораживает инвестиционную активность?

Эти вопросы остаются в качестве загадки. Однако в исследовании RRR авторы упоминают возможные механизмы:

«Первый канал затрагивает сбережения и инвестиции частного сектора. При очень высоком уровне государственного долга объемы инвестиционных бюджетов (фондов) сокращаются, то есть снижаются инвестиции частного сектора. Если одновременно с этим государственная политика направлена на сокращение долга за счет дополнительных налоговых поступлений, инфляционного налога, различного рода финансовых репрессий, инвестиционные стимулы оказываются ничтожны».

Но данный канал влияния, кажется, подменяет понятие долга дефицитом. В остальном это утверждение выглядит правдоподобным.

«…К тому же правительства во второй половине 20 века зачастую прибегали к финансовым репрессиям для снижения стоимости государственным заимствований, ограничивая потоки капитала и регулируя деятельность финансовых институтов таким образом, что альтернативные инвестиции оказываются под запретом».

За примером далеко ходить не нужно: взгляните на европейские банки. Или закон Додда-Франка, передавший в руки регулятора США значительные полномочия: «Мы не видели Вас на прошлом аукционе гособлигаций. Нам следует устроить проверку ваших счетов?».

«…Второй канал включает в себя возрастающую риск-премию в структуре ставки доходности госдолга. Высокий уровень задолженности вызывает вопрос – будет ли долг полностью погашен, и способен ли привести к росту требуемой премии, а значит и сдвигу вверх кривой ставок доходности, который, в свою очередь, будет иметь негативные последствия на инвестиционную активность, на спрос на товары длительного потребления, и другие секторы, чувствительные к изменениям процентной ставки».

Но какое значение премия за риск, присущая госдолгу, имеет для частных инвестиций? Ответ уже был упомянут выше: правительство просто переложит бремя на налогоплательщиков, в частности на бизнес. В итоге авторы заключают, что не следует интерпретировать данную работу как рекомендацию для скорейшего снижения долгового бремени государственных финансов путем фискальной экономии в условиях высокой безработицы.

Подобная формулировка способна  ввести в заблуждение: снижение расходов кардинально отличается от роста предельных налоговых ставок. А «безработица» звучит как само собой разумеющееся одобрение краткосрочного «кейнсианского» стимула, который едва ли будет иметь эффект в ситуации, аналогичной с рассматриваемой в эпизодах, едва соотношение долга и ВВП превысит 90%.

Другая группа авторов в статье «The Output Effect of Fiscal Consolidations» (A. Alesina, C. Favero, F. Giavazzi) предлагают свое объяснение:

«Адаптация к изменениям государственных расходов обходится на порядок дешевле, чем к изменениям налоговых ставок. Адаптация в первом случае сопровождалась мягкой и краткосрочной рецессией, а во многих случаях и без рецессии вовсе. Адаптация к изменениям налогов ассоциировалась с продолжительной и глубокой рецессией».

И в этом заключается главное разочарование в работе RRR: причиной возможного замедления экономического роста являются уже упомянутые выше ожидаемая конфискация и перераспределение благосостояния, посредством налогообложения, финансовых репрессий и прочих мер, которые убивают рост. Однако авторы стремятся сделать долг сам по себе источником проблем, не вдаваясь в суть механизма его влияния. Согласно их мнению, кроме объявления полного или выборочного дефолта, у должника имеются другие инструменты, для решения долговых проблем: реструктуризация и конверсия долга (добровольная или добровольно-принудительная).

Но все это лишь красивые слова, по сути выражающие то же, что и дефолт. Если долг становится проблемой, выхода всего два: дефолт или печатный станок. Но в исследовании отсутствует разбор эпизодов, в которых можно наблюдать дефолт по долговым обязательствам страны. Неплательщики, согласно данным работы, не имеют темпов роста выше, чем по выборке в целом. Если бы дефолт по обязательствам был настолько хорошей идеей, то сложно было бы объяснить, почему столь большое количество государств не прибегают к нему, предпочитая искать более обременительные для себя пути решения долговых проблем.

Идея дефолта звучит неплохо ex-post. Но, не вдаваясь в подробности, можно сказать, что существуют механизмы, которые удостоверяют стремление должника выплатить долг, тем самым позволяют ему занимать ex-ante. Не говоря уже о тотальном хаосе, который последовал бы за инфляцией и/или суверенным дефолтом в случае США или Европы.

Тем не менее, едва ли следует агитировать в пользу однообразного пути решения проблемы избыточного долга в любой ситуации. Некоторое время назад греческий дефолт представлялся наилучшим выходом из ситуации, по крайней мере до тех пор, пока первоначальные инвесторы в греческие облигации держали на своем балансе эти бумаги (сейчас уже слишком поздно). Еще лучше, конечно, было бы наблюдать либерализацию экономики, рост, сокращение расходов и выплату долга, а не конфискацию богатства за счет дополнительных налогов, которые купируют стимулы к росту.

И последнее: едва ли рост государственного долга не имеет значения в условиях, когда регуляторы демонстрируют согласие поглощать его за счет низких процентных ставок – как можно наблюдать сейчас. Достаточно взглянуть на Грецию.

 

19 февраля, 2013 г.


Подпишись на IQ. HSE

Путин отметил фактическую стагнацию кредитования реального сектора

https://ria.ru/20200414/1570026722.html

Путин отметил фактическую стагнацию кредитования реального сектора

Путин отметил фактическую стагнацию кредитования реального сектора — РИА Новости, 14.04.2020

Путин отметил фактическую стагнацию кредитования реального сектора

Отмечается фактическая стагнация кредитования реального сектора экономики, многие инвестпланы компаний поставлены на паузу, заявил президент РФ Владимир Путин в РИА Новости, 14.04.2020

2020-04-14T13:59

2020-04-14T13:59

2020-04-14T13:59

экономика

владимир путин

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/04/0e/1570024726_363:585:2965:2048_1920x0_80_0_0_5254b4cff320269e524063bbb8fa16db.jpg

МОСКВА, 14 апр — РИА Новости. Отмечается фактическая стагнация кредитования реального сектора экономики, многие инвестпланы компаний поставлены на паузу, заявил президент РФ Владимир Путин в ходе совещания по экономическим вопросам. «Отмечается фактическая стагнация кредитования реального сектора экономики. А это значит, что многие инвестиционные планы компаний, программы развития и обновления предприятий поставлены на паузу», — сказал он.

https://realty.ria.ru/20200414/1570025814.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/04/0e/1570024726_341:0:3072:2048_1920x0_80_0_0_0a09848c42d5fb85bf7f0aa8d1ac3cc4. jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

экономика, владимир путин

Профиль инвестора LeonidKofman | Тинькофф Инвестиции Пульс

Как закон небольшой страны может привести к переделу рынка мирового ИТ 8 сентября вышла новость о том, что власти Южной Кореи критикуют крупные ИТ-компании, за доминирующее положение на рынке. Такое положение дел, по мнению корейских политиков, препятствует рыночной конкуренции. Что-то подобные мы уже слышали на слушаньях в Конгрессе США… Только корейцы не ограничились разговорами и долгими судебными процессами, как американцы, а сразу перешли в наступление. 1 сентября в закон о телекоммуникационном бизнесе Южной Кореи были внесены поправки, которые возможно войдут в учебники по истории и экономике. Суть поправок в том, что власти обязуют Apple $AAPL и Google $GOOG предоставить пользователям возможность оплачивать встроенные в приложения покупки через сторонние эквайринговые сервис. По-простому – власти требуют дать возможность разработчиками получать деньги от пользователей через удобные им каналы. Как известно у компаний Apple и Google монопольное положение на рынках магазинов приложений внутри собственных платформ. Оплачивая приложение или допфичу внутри приложения, разработчику достается лишь 70%. В то же время рынок платных приложений на сегодня столько огромен, что 30% комиссий, которые получает Apple с каждой транзакции в год составляют 16,9 млрд. $. Что равно доходу, который компания получает в сумме от продажи своих компьютеров и iPad вместе взятых! Если за инициативой Южной Кореи последует Европа, а там глядишь и США, то такие локомотивы рынка как Apple и Google могут очень быстро потерять огромную часть своих доходов. Инвесторы, покупая акции этих компаний закладывают в цену динамику роста и, в частности, направление комиссионных отчислений. Снижение доходов этих двух корпораций (особенно остро ситуация выглядит для Apple) способно привести к сильнейшей коррекции в индексах SnP и NASDAQ, что в свою очередь может запустить цепную реакцию на рынках развивающихся стран и тут уже запахнет жаренным черным лебедем. Тим Кук, защищая интересы своей компании апеллирует к тому, что возможность разрешения платить через сторонние сервисы станет проблемой для пользователей из-за риска мошенничества. Заботится в общем о нас с вами. Только боюсь антимонопольные ведомства смотрят на ситуацию иначе. Одновременно с расширением перечня сервисов, через которые можно будет платить, мы можем увидеть взлет доходов компаний, которые предоставляют эквайринговые услуги, например PayPal $PYPL и Square $sq. Одновременно вырастет маржа разработчиков приложений, т.к. раньше они закладывали 30% отчислений магазинам приложений в расходы. Если снизятся эти отчисления, то у компании останется больше прибыли. Высвободившиеся средства компании могут направить на разработку, на маркетинг, на зарплаты и пр. , что в свою очередь способно дать новый толчок всей индустрии мобильных приложений. Ключевым моментом всей этой истории является то, станет ли она прецедентом для США и Европы или останется локальной инициативой маленькой страны, которая первой решилась начать передел мирового рынка ИТ. Удачных инвестиций!

Почему Всемирный банк отказался от рейтинга Doing Business и что это значит для России

Автор фото, Getty Images

Всемирный банк отказался от рейтинга Doing Business, который оценивал, насколько легко вести бизнес в той или иной стране. Российские власти еще в 2012 году намеревались к 2018 году добиться попадания в топ-20 рейтинга. Эта задача так и не была выполнена. Почему Всемирный банк отказался от Doing Business и что этот рейтинг значил для России?

«Корректировка» рейтинга Китая и Азербайджана

Решение прекратить публикацию рейтинга связано с появлением летом прошлого года данных, свидетельствующих о грубых нарушениях во время подготовки предыдущих отчетов, сообщил в четверг Всемирный банк.

Публикация рейтинга была приостановлена еще в августе 2020 года. Тогда было начато сразу два расследования — внутреннее и внешнее, последним занималась американская юридическая компания WilmerHale.

По итогам проверки были найдены существенные нарушения в отчетах 2018-го и 2020 годов.

Расследование показало, что в 2018 году составители рейтинга сознательно допустили некорректное улучшение рейтинга Китая, а в 2020 году аналогичная ситуация наблюдалась с позицией в рейтинге Саудовской Аравии. Без искажающих корректировок Китай в рейтинге 2018 года находился бы на 85-й позиции, а не на 78-й, заключили аудиторы. В случае с Саудовской Аравией речь шла о завышении рейтинга на одну позицию: в 2020 году без корректировки страна была бы на 63-м месте, а не на 62-м. «Корректировка», коснувшаяся рейтинга Азербайджана, была отрицательной и привела к снижению позиции страны в рейтинге.

Как выяснилось в ходе расследований, изменения в рейтингах были сделаны под давлением бывшего главы Всемирного банка Джима Ён Кима, руководителя Международного валютного фонда Кристалины Георгиевой и одного из создателей рейтинга — Симеона Дянкова.

В отчете WilmerHale говорится о встречах Джима Ён Кима с неназванными официальными лицами Китая, а также о назначении Кристалины Георгиевой (на тот момент исполнительного директора Всемирного банка) ответственной за «коррекцию» рейтинга и попытки манипуляций с местом КНР в рейтинге.

Аудиторы назвали и причины, по которым манипуляции с рейтингом стали возможны. В их числе — практика возмещающих контрактов банка с богатыми странами, конфликт интересов и внешнее наблюдение за составлением рейтинга. Еще один фактор — временный статус некоторых сотрудников Всемирного банка, которые, опасаясь увольнения, поддавались давлению и выполняли сомнительные распоряжения руководства.

Также, как отмечает WilmerHale, команде составителей рейтинга приходилось работать в условиях «токсичной атмосферы», за которую был ответственен создатель Doing Business Симеон Дянков.

Почему этот рейтинг был так важен для России?

Российские власти придавали рейтингу большое значение: одно время прогресс в рейтинге Всемирного банка даже включали в KPI для чиновников.

В мае 2012 года сразу после инаугурации президент России Путин подписал «майские указы». Тогда это были 11 разных документов, каждый охватывал отдельную сферу. Среди прочего Путин поставил задачу к 2018 году вывести страну в топ-20 рейтинга Doing Business.

И хотя в первую двадцатку у Россия так и не попала, чиновники были довольны достигнутым прогрессом.

Россия за последнее десятилетие заметно улучшила свои позиции в рейтинге: если в 2012 году Россия была на 120-м месте в соседстве с Кабо-Верде и Коста-Рикой, то в 2020 году стала 28-й.

В апреле 2019 года Путин опять поставил вывести страну в топ-20 — на этот раз к 2024 году.

Тогда же, в 2019 году, болгарский экономист, создатель рейтинга Симеон Дянков отмечал, что России в ближайшие годы будет сложно войти в топ-20 или даже топ-25. Он обращал внимание на то, что продвижение России в рейтинге замедляется. Он объяснял это тем, что «российское правительство стало делать все меньше и меньше».

Тем не менее при публикации рейтинга экономисты Всемирного банка из года в год обращали внимание на положительные изменения для бизнеса в России. В 2019 году они отмечали, что в стране была упрощена процедура подключения зданий к электричеству, значительно упрощена процедура уплаты налогов, а также заметно сокращено время на обработку информации со стороны властей.

«Безусловно, стремление вырасти в Doing Business приводило к тому, что какие-то локальные законы, процедуры, правила менялись к лучшему. Если бы они еще и исполнялись, было бы даже хорошо», — сказал Би-би-си экономист Андрей Мовчан.

Ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов отмечает, что усилия властей привели к положительным изменениям для бизнеса, но они не стали определяющими для улучшения делового и инвестиционного климата в России.

«По большей части, [для России] это было бумажное упражнение, которое было достаточно бесполезным», — сказал Би-би-си Ениколопов.

По мнению Мовчана, нет никакой корреляции между тем, как Россия росла в рейтинге и тем, что происходило с бизнесом в стране.

«Полезно ли это бизнесу, можно судить по объему бизнеса в стране. Если вы посмотрите, то количество малых предприятий у нас уменьшается, их доля в ВВП падает, ВВП стагнирует, доля импорта в стратегически важном оборудовании растет, но зато в Doing Business мы растем», — говорит Мовчан.

Что было не так с рейтингом?

Рейтинг Doing Business в течение всего своего существования критиковали за то, что он не вполне отображает реальный инвестиционный и деловой климат в странах.

Например, в 2019 году в России был арестован основатель инвестиционного фонда Baring Vostok, американский бизнесмен Майкл Калви. Его обвинили в хищении средств банка «Восточный». Дело Калви негативно повлияло на бизнес-климат в России, отмечали экономисты. Несмотря на это, в 2020 году Россия улучшила свою позицию в Doing Business.

Также критики обращали внимание на то, что Россия, оказавшаяся в топ-30 Doing Business, занимает куда более скромные позиции в других схожих рейтингах. Так, в индексе восприятия коррупции, который составляет Transparency International, в 2020 году Россия заняла 129-е место, поделив его с Габоном, Малави, Мали и Азербайджаном.

Многие эксперты подчеркивали, что рейтинг Doing Business отличается весьма формальным подходом к оценке делового и инвестиционного климата в странах.

Как отмечает Андрей Мовчан, рейтинг никак не учитывал, например, «реальное неисполнение законодательства».

«То есть рейтинг мог формально повышать страну, потому что законодательство становилось лучше, а тот факт, что законодательство не соблюдалось в этой стране, он не учитывал никак», — говорит эксперт.

Он приводит в пример высокую оценку Всемирным банком возможности подключения зданий к электричеству в России.

«В то время как на практике подключиться к электроэнергии в России всегда было крайне тяжело и дорого, потому что там огромное количество препонов — вокруг законодательства, в обход законодательства», — отмечает Андрей Мовчан.

Рубен Ениколопов поясняет, что Всемирный банк стремился сделать рейтинг максимально объективным — то есть основанным на параметрах, поддающихся формальной оценке.

«Точных формальных методов определения уровня коррупции нет, поэтому у Doing Business нет этого параметра. То есть они попались в такую ловушку: с одной стороны, они хотели сделать рейтинг, основанный на абсолютно объективных показателях. С другой стороны, попытка основываться только на абсолютно объективных показателях тоже не работает», — говорит Ениколопов.

Из-за формального характера рейтинга стали возможны манипуляции им, считает эксперт.

По словам Мовчана, таким механистическим подходом пользовались и сами участники рейтинга, улучшая лишь те параметры, которые учитывались в рейтинге, и фактически оставляя без внимания многие другие.

Олег Яровинский: «При лимите трансферный рынок России ужасно стагнирует»

Спортивный директор «Рубина» рад тому, что Хвича не уехал.  

Олег Яровинский подвёл в интервью «БИЗНЕС Online» итоги недавно завершившегося трансферного окна. Казанцы этим летом подписали сразу трёх многообещающих иностранцев: Монтассара ТальбиАндерса Дрейера и Сеада Хакшабановича и, как рассказал Олег нашему изданию, с расчётом на то, что Хвича Кварацхелия сможет найти место в большом европейском клубе.

В итоге Хвича остался игроком «Рубина», что тем не менее, по словам спортивного директора, стало для клуба приятной новостью, а руководство вынуждено было разными способами подстраиваться под лимит. Нынешний вариант лимита, уверен Яровинский, негативно влияет на рынок трансферов и очень затрудняет любые переговоры с российскими игроками. 

Олег Яровинский / фото: пресс-служба «Рубина»


«ИЗНАЧАЛЬНО НЕ ПЛАНИРОВАЛИ ПРОДАВАТЬ СТАРФЕЛЬТА»

Олег, трансферное окно завершилось. Хочется, чтобы вы подвели итоги: оно было успешным для «Рубина»?

– Это трансферное окно удалось, потому что мы реализовали все свои цели. Оно было безумно сложным, потому что лимит с восемью иностранцами накладывал очень большой отпечаток на оперативную деятельность. Есть ещё и ковид, который усложнял приезд футболистов. Приходилось бесконечно тасовать игроков внутри легионерской восьмёрки, потому что чемпионат уже шёл.

У нас был план, по которому мы изначально собирались взять Хакшабановича – это первый трансфер на вход, который был запланирован ещё в мае. Дальше мы уже действовали по ситуации. Окно получилось сложное, потому что мы всё время находились в подвешенном состоянии. Хвича – важный для нас потенциальный трансфер, поэтому нервотрёпка вокруг него добавляла нюансов.

Помимо трансфера Сеада, остальные переходы были незапланированными?

– Нет, вся наша трансферная деятельность подчинена логике. Она прописана, продумана и много раз оговорена. Эта деятельность как на долгосрочную, так и на краткосрочную перспективу. Из долгосрочного: мы понимали, что нам нужно приобрести футболиста с прицелом на то, что Хвича уедет. Поэтому мы приобрели Хакшабановича. Потом в течение окна стало понятно, что если Хвича и уедет, это случится не так быстро, как можно было бы предполагать. Кварацхелия, соответственно, остался – и мы начали наигрывать Сеада справа.

Дальше появилось предложение по Карлу Старфельту, которого мы не планировали изначально продавать. Но получили хорошее предложение как для Карла, так и для нас, поэтому мы его приняли. Соответственно, встал вопрос о паре центральных защитников. Бегич и Уремович нас полностью устраивали. Но у Бегича были личные обстоятельства, которые могли потребовать его отъезда за рубеж. Поэтому пришлось искать ещё одного центрального защитника. В итоге необходимости в отъезде Сильвие уже не было, но защитник уже был приобретён.

По Тальби у нас были долгие переговоры с «Беневенто». Да и вообще этот трансфер стал возможен, потому что «Беневенто» вылетел в серию В. По Тальби мы сработали оперативно, причём приходилось всё менять в этот момент в авральном режиме.

В конце окна были интересные варианты по Хвиче, но европейский клуб в итоге не предпринял шага, о котором мы думали, что он его предпримет. Был приобретён Дрейер. Это в конце концов потянуло за собой необходимость в уходе Йевтича и Сайто. Всё это накладывалось на то, что команде нужно играть в чемпионате и еврокубке, поэтому всё обращалось в нервозность. В итоге окно в какой-то степени получилось неоднозначным.

Как российский рынок изменился в это трансферное окно и какие были тенденции?

– Мы неоднократно в «Рубине» формулировали позицию, что в ситуации нынешнего лимита рынок очень сильно стагнирует. Потому что переход российских футболистов крайне осложнён огромными трансферными суммами, которые необходимо за этих игроков платить. Все сидят на российских футболистах, как на сокровищах, не хотят их отпускать, потому что всем нужна обойма. Каждому клубу нужна глубина состава.

Невыход «Сочи» и «Рубина» в групповой этап еврокубка – не самая приятная история для российского футбола. При этом, я считаю, что ни мы, ни «Сочи», не готовы играть в режиме «четверг-воскресенье» с восемью иностранцами и недостаточной обоймой россиян. Увеличить эту обойму россиян ты тоже не можешь, потому что все сильные игроки с паспортом очень тяжело продаются и покупаются. Это создаёт на рынке напряжённость.

Это трансферное окно лишь показало всю вредоносность лимита. Даже решать оперативные задачи крайне сложно. В «Рубине» ситуация с центральными защитниками, которые изначально иностранцы, очень ограничивает и сокращает нашу вариативность и гибкость. Именно поэтому нам пришлось отправить Бегича в Самару, хотя в идеальной спортивной структуре Уремович, Тальби, Бегич и Нижегородов – была бы идеальная четвёрка центральных защитников. В этой четвёрке молодой Нижегородов прогрессировал бы максимально быстро. Теперь же вполне возможна такая ситуация, что из-за карточек нам придётся бросать игрока 2002 года рождения в пекло. В этом нет ничего страшного, но это осложняет системную работу, к которой мы стремимся.

Цена Дениса Макарова – это как раз история про очень дорогих россиян?

– Как по мне, цена на Макарова (по разным данным, от восьми до десяти млн евроред.) – это по большей части спортивная составляющая. Он очень хороший игрок. Но, конечно, есть определённая наценка за паспорт. Просто не думайте, что она настолько значительна, как может показаться. Макаров – это игрок, который может давать результат и определять исход матчей, а такие футболисты стоят дорого.

Денис Макаров / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

«ЛИМИТ НАДО МАКСИМАЛЬНО СМЯГЧАТЬ ИЛИ ОТМЕНЯТЬ»

Позиция у «Рубина» –  лимит нужно полностью отменять. Лично у вас такая же?

– Да, конечно. Просто мы в клубе стремимся к планированию, и он очень сильно влияет на нашу структурную работу. Лимит надо максимально смягчать или вовсе отменять – вот такая у нас позиция.

Появлялись сообщения, что «Рубин» – единственный клуб РПЛ, который выступал за полную отмену. Потом это опровергли. Как на самом деле?

– Мы обсуждали эти вещи с большим количеством коллег. Ведь существует много вариаций этих изменений, с каждой из которых кто-то может быть согласен или нет. Мы считаем, что отмена лимита никак не сможет негативно повлиять на конкуренцию среди россиян. Это будет только в позитив. Аналитическая работа, которая была нами проведена, доказывает, что раньше количество иностранцев редко переваливало за 12 человек. Мы выступаем за примерно эту же цифру.

Олег Яровинский (слева) и Леонид Слуцкий / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

То, как будет лимит выглядеть в итоге, – ещё нужно проработать. Но мы думаем, что тем командам, которые ставят высокие задачи, нужно иметь в заявке до 14 иностранцев. Всё равно все играть одновременно не будут. И я с трудом себе представляю, как во всех 16 клубах лиги все 11 игроков одновременно будут выходить иностранцы. Это просто невозможно.

Какое у вас отношение к варианту реформы РПЛ от голландцев?

– У меня отношение к смене формата абсолютно отрицательное. Потому что мне представляется, что гладкий чемпионат, который есть в России на данный момент, вполне себе интересен. Я считаю, что на реформы нужно идти тогда, когда это чем-то обусловлено. Если, например, изменение формата приведёт к значительному повышению телевизионного контракта, тогда это можно пробовать. Тогда хотя бы будет ради чего это сделано. А просто реформировать систему чемпионата, потому что это вроде бы как бы интересно – по мне это неправильно. У нас, как по мне, в достаточной степени любопытный чемпионат, плотный и интересный.

«ТРАНСФЕР ХВИЧИ – ВОПРОС ВРЕМЕНИ»

– Главная трансферная новость «Рубина» этим летом – Хвича остался. Какая этому событию внутренняя оценка у клуба?

– Очень простая: мы реагируем только на фактические вещи. Хвича – большой футболист, который обязательно будет играть в большом европейском клубе. Просто ему всего лишь 20 лет, он провёл на высоком уровне всего один сезон. Так бывает, что в большую команду футболисты переходят не сразу. У меня, например, перед глазами есть пример Одегаарда, с которым мы вместе были в «Витессе». Он прошёл через две аренды, возвращался в «Реал» и вот только сейчас перешёл в «Арсенал», подписав долгосрочный контракт. Было очевидно, что он будет играть в большом клубе. Но «Реал» мог себе позволить отпускать его в аренду, а мы не считаем, что для Хвичи есть в подобном необходимость. Ему не нужен промежуточный этап. Здесь в него верят, да и сам игрок с удовольствием тут находится. Просто иногда для большого шага требуется время. Хвича сразу перейдёт в европейский клуб, и его трансфер – вопрос времени.

– Что за клубы обсуждали с вами переход Хвичи?

– С нами о нём говорило четыре команды, но до финального предложения дело не дошло. Ни одна команда не прислала официальный документ. И это тоже нормально и логично. Потому что по такому футболисту, если ты вступаешь в финальные переговоры, ты эту сделку доделываешь в итоге. С «Рубином» точно.

Никита Чернов (слева) и Хвича Кварацхелия / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

– Вам не кажется, что «Рубин» много просит за молодого игрока, который кроме РПЛ ещё нигде себя не показал, и поэтому предложений нет?

– Нет, это совершенно не мешает. Европейские клубы в первую очередь размышляют о временном отрезке этого перехода. О возрасте футболиста, о количестве матчей на высшем уровне, которые он провёл. Но финансовые запросы «Рубина» абсолютно адекватны относительно таланта Хвичи и это никого не пугает.

– «Рубин» будет готов отпустить Хвичу зимой?

– Эфемерные вещи я обсуждать не готов. У нас структурированный чёткий клуб, который реагирует на фактические варианты и переговоры. Могу сказать, что со всеми командами, которые вступили с нами в переговоры и футболисты хотели туда перейти, они в итоге туда перешли.

– В итоге какая оценка тому, что Хвича остался?

– Это не просто хорошо. То, что Хвича в итоге никуда не ушёл, – это отличная новость.

О ВЫЛЕТЕ ИЗ ЕВРОКУБКОВ: «ФУТБОЛ УРАВНИВАЕТСЯ»

Команда вылетела уже в первом раунде еврокубков. У вас уже есть объяснение произошедшему?

– Начнём с того, что команда «Ракув» – любопытный проект. Да, на бумаге они выглядят слабее «Рубина», но я так не считаю. «Ракув» конкретно готовился к квалификации Лиги конференций. Они переносили туры, выпускали резервный состав на матчи чемпионата перед нашей очной встречей.

У них любопытная система игры, очень энергозатратная на мой взгляд, которая в формате кубкового поединка из двух матчей может принести результат. Я не уверен, что «Рубин» должен был проходиться по «Ракуву» катком. Мне кажется, что это весьма крепкий любопытный соперник, который оказался чуть более удачлив, чем мы. Я бы не делал трагедии из вылета, хотя, конечно, на фоне не очень успешных выступлений российских клубов в еврокубках последних лет, выглядит всё достаточно плохо. Но никто с себя ответственности и не снимает – это же мы проиграли.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

Мы должны чётко понимать, что наши соперники из чемпионатов Польши, Норвегии, Болгарии, Дании – это серьёзные команды, с которыми играть сложно и их нелегко пройти. Вообще в современном футболе разница между большими клубами, средними и маленькими очень нивелировалась. Посмотрите: «Шериф» вышел в группу ЛЧ – это уже большой успех. Кстати, там играют одни иностранцы.

Европейский футбол вырос во всем, поэтому я не убеждён, что мы должны вторую команду Польши обыгрывать с закрытыми глазами. Было бы слишком самонадеянно. Мы и готовились к нему как к серьёзному сопернику, но вышло так, как вышло. Уровень сопротивления в еврокубках очень высокий и сейчас тема про фаворитов и андердогов остаётся больше на бумаге и в умах болельщиков.

РПЛ деградировал до уровня польской экстраклассы?

– Что значит деградировал? Экстракласса – серьёзный интенсивный чемпионат. Не думаете, что уровень чемпионата России упал, а чемпионат Польши вырос? Когда Черчесов работал в Польше, я много раз говорил с ним про лигу и уровень местных футболистов. На мой взгляд, там очень хороший чемпионат.

Вы говорили ещё про Данию и Норвегию…

– Сейчас «Мальмё» вышел в группу, «Шериф». Это показатели того, что европейские лиги растут и развиваются. Посмотрите, что происходит на уровне сборных: сколько сенсационных результатов. Хотя я бы большинство не называл сенсациями – это просто показатель развития. Футбол уравнивается, грубо говоря.

Можете сказать, какая у «Рубина» задача на этот год? Лига чемпионов?

– Мы должны выступить как минимум не хуже, чем в прошлом году. Сейчас у нас любопытная команда из амбициозных футболистов, которым есть что добиваться. Всем есть что доказывать и как команде, и как отдельно взятым игрокам.

Сейчас «Рубин» на стадии очень интересного развития. Нам самим любопытно понять, что мы можем, и за нами интересно наблюдать. Во всех линиях у нас есть люди, которым есть куда развиваться.

«Рубин» в розыгрыше Кубка России в последние годы выступает крайне неудачно. Есть задачи на этот турнир в этом году?

– Я не считаю, что нам надо разделять чемпионат России и Кубок по уровню значимости. У нас нет двух составов, чтобы мы в Кубке России, не дай Бог, играли вторым. Мы будем играть той командой, которая у нас есть. В Кубке точно также, и никаких второстепенностей этого турнира у нас нет. Этот турнир – ещё одна возможность себя показать. Потенциальный трофей в конце концов. Поэтому я не думаю, что есть хоть один человек в «Рубине», который скажет, что ему не нужны трофеи.

САМОШНИКОВЫМ ИНТЕРЕСОВАЛИСЬ ВО ФРАНЦИИ, У ИГНАТЬЕВА БЫЛО ЧЕТЫРЕ ВАРИАНТА

Агент Самошникова рассказывал, что вы отвергли все предложения по футболисту. Почему принято решение во что бы то ни стало его сохранять?

– Если говорить по-честному, то по покупке Самошникова было всего одно предложение, причём за очень небольшие деньги. Мы получили его 30 августа. Больше по Илье ни ко мне, ни к Сайманову, никто не обращался. По тому, что рассказывает его агент, надо его и спрашивать.

Это было предложение из Франции?

– Да, это был французский клуб, не буду раскрывать какой именно. Просто скажу, что это небольшая французская команда. Причём то предложение, которое они сделали, было абсолютно не рыночным относительно уровня Ильи.

Илья Самошников / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

Вы недавно заявляли, что Оливер Абильдгор не продаётся ни при каких условиях. Это по прежнему так? И почему?

– Во-первых по Оливеру у нас есть определённый план, который мы давно обсудили. Абильдгор – футболист, который 100 процентов продолжит карьеру в большой лиге. В этом я ни капельки не сомневаюсь. И эти предложения точно будут. Просто это сопряжено временными отрезками.

Убеждён, что через сезон он станет основным игроком сборной Дании и дальше уже в совершенно ином статусе перейдёт в топовый чемпионат. Поэтому сейчас мы не будем рассматривать предложения средних клубов, чтобы после он оказался в топовом.

Много ли таких игроков, которые точно не покинут клуб в ближайшее время»?

– По поводу Хвичи всё лето муссировалось большое количество слухов о том, что вот-вот-вот он уйдёт. Мы несколько раз говорили, что такие хорошие большие трансферы не делаются внезапно, они требуют подготовки. Переход может сложиться, а может и нет. Поэтому говорить эфемерно о том, что кто-то в «Рубине» продаётся, а кто-то нет, считаю нецелесообразным. Профессиональный футбол состоит из того, что игроки всегда куда-то уходят, приходят и продаются, поэтому мы открыты к диалогу.

Мы системный и адекватный клуб, с которым всегда можно договориться, если за стол переговоров сесть. Мы люди конкретные и реагируем на конкретные действия. Собственно, пример нынешнего окна показателен. К Денису Макарову был интерес со стороны нескольких российских команд, но «Динамо» было настойчивее всех, придя и сев за стол переговоров. И мы спокойно с ними договорились. Также было и со Старфельтом, которого мы изначально не планировали продавать. Пришёл «Селтик», сел с нами говорить и нам удалось прийти к соглашению к удовольствию всех трёх сторон. Мы так работаем сейчас и также будем делать в будущем.

То есть «Рубин» не будет цепляться за игроков, если будет хорошее предложение?

– Никогда нельзя ни за кого цепляться. Просто очень часто некий интерес к игроку не подтверждается и не финализируется каким-то предложением. В таких ситуациях не хочется реагировать на какие-то слухи или сплетни.

Переход Дрейера, как кажется, стал следствием не очень хорошей адаптации Хакшабановича. Или они не связаны?

– Они вообще не связаны. На наш взгляд, Сеад идеально адаптируется. Стоит учитывать, что он выступает не совсем на своей позиции. Всю предсезонку, за исключением пары матчей, он наигрывался не на привычном левом фланге, а либо справа, либо на позиции десятки. У нас нет ни малейших сомнений в Хакшабановиче.

Возвращаясь к Дрейеру. Это переход на будущее или усиление основы прямо сейчас?

– Да, это усиление основного состава. По-другому и быть не может. Но, конечно, ему потребуется время, чтобы привыкнуть к новой лиге, стране и команде.

Как вы его нашли и как шли переговоры?

– Дрейер очень удачно играл за молодёжную сборную Дании. Мы всегда очень много внимания уделяем просмотру игр ведущих европейских молодёжных команд. Андерса мы смотрели на протяжении года.

А его выступления в Голландии времён вашего там нахождения?

– Это было слишком давно, он был ещё очень молод. Честно сказать, по чемпионату Голландии я его не помню. Мы смотрели больше за его выступлениями в прошлом и позапрошлом сезонах. Нам очень быстро удалось договориться с «Митьюлланом» об условиях. Это был тот случай, когда два системных подхода встречаясь дают положительный результат.

То есть в договоре прописаны какие-то проценты при перепродаже Андерса?

– Да, но небольшие.

Герман Огнугха. Как появился вариант с ним и почему он ушёл из «Крыльев»?

– Самарцы очень сильно хотели Бегича. И поскольку мы в хороших отношениях со спортивным директором «Крыльев» Сергеем Корниленко, мы долго сидели и думали, как сделать так, чтобы всем было хорошо. Им крайне был необходим центральный защитник, а мы хотели получить нападающего, который по модельным характеристикам подходит под нашу игру. Вот на этом фоне и договорились. Это аренда из датского клуба с правом выкупа, «Крыльям» он не принадлежит.

Герман Онугха / фото: пресс-служба «Рубина»

Вы долго определялись с лишним легионером, и в итоге ими стали Сайто, Бегич и Йевтич. Почему именно они?

– Дарко – прекрасный футболист. Если бы не лимит в восемь человек, мы бы ни в коем случае с ним не расставались. Но так сложились обстоятельства, что в последнюю секунду мы думали, что Хвича всё-таки уйдёт, поэтому подписали Дрейера. А когда Хвича не ушёл, то получилось, что необходимо стало жертвовать Дарко. Невозможно жертвовать одним из двух основных центральных защитников, невозможно пожертвовать Хвичей, основным форвардом Деспотовичем, центральными Ин Бомом и Абильдгором. Для чемпионата России уход Йевтича – это потеря.

У него ведь не закончится контракт, пока идёт аренда?

– Нет, он в аренде в АЕКе. И история с его возможным возвращением будет зависеть от лимита.

Сайто по-прежнему тренируется с командой. Он останется до зимы и не будет заявлен?

– Нет, до зимы он точно не останется. Ещё вначале лета мы с ним поговорили и объяснили, что он будет лишним легионером в команде. Но определённый травматизм других игроков повлиял на то, что он остался. У него было несколько предложений из Европы, которые он отверг. Сейчас мы с ним находимся в диалоге о том, что делать дальше. Он у нас в аренде… Поэтому посмотрим.

Сайто – очень качественный футболист. У него, кстати, было несколько предложений из России, но не срослось по разным причинам.

Сайто – провальный трансфер?

– Он у нас в аренде находится! Если бы не лимит, то Сайто был бы очень крепкий и нужный нам игрок. Собственно говоря, он и получил своё игровое время, потому что очень высоко его оценивает. Просто другие футболисты на этой позиции сильнее. По сути, Сайто конкурирует с Абильдгором и Ин Бомом. Считаю, что проиграть конкуренцию таким футболистам точно не говорит о том, что ты провальный игрок. Просто эти очень сильные.

– Иван Игнатьев остался в «Рубине». Действительно был вариант с тем, чтобы он ушёл в аренду и почему в итоге не срослось?

– К большому сожалению, вариант не сросся. Вообще мы не очень сильно хотели отдавать его в аренду, но Ваня сам попросился. В итоге за неделю окна мы не сумели найти вариант, который устроил бы и нас, и его. Мы вели переговоры с двумя российскими командами. И даже с двумя европейскими, но там всё осложнялось визами, ковидными протоколами – и мы бы просто не успели. А с российскими просто не срослось – так тоже бывает.

«Наш футбол стагнирует». РФС выступил с заявлением о реформах

«Наш футбол стагнирует». РФС выступил с заявлением о реформах

Пресс-служба Российского футбольного союза выступила с заявлением относительно возможных реформ в отечественном футболе.

— В апреле мы подписали соглашение с нидерландской компанией Hypercube, которая уже 20 лет успешно работает в футболе. Именно она спроектировала успешные реформы в Эредивизи, в чемпионатах Бельгии, Дании, Австрии — и каждый раз эти реформы приводили к подъему лиг в таблице коэффициентов УЕФА, росту теле- и спонсорских контрактов.

Hypercube проанализировал огромный массив данных (от выдержек из документации по лицензированию клубов за 5 лет до данных об экономическом состоянии регионов, где есть профессиональные клубы), провел более 70 онлайн консультаций с менеджерами клубов и лиг, с тренерами и даже журналистами. Также изучил мнение болельщиков (большую анкету заполнили более 5000 человек — у каждого в среднем на это ушло по 34 минуты).

Часто в таких ситуациях говорят, что как иностранец не может понять русскую душу, так он не поймет и наш футбол. Но особенность этого проекта — не в пустом копировании иностранного опыта, а в переносе проверенных методов бизнес-аналитики на наши реалии. Hypercube узнал, чего хотят клубы и болельщики, на основе этих данных расставил приоритеты и именно исходя из них оценивал каждый потенциальный вариант реформ.

Оценка объективна. Используя исторические данные по ТВ-рейтингам, посещаемости и спонсорским договорам, алгоритм может смоделировать все аудиторные и экономические показатели при заданных изменениях: как изменится посещаемость, как поменяются цифры смотрения и так далее.

Теперь — о самом важном. Зачем нам вообще нужны реформы? В экономическом смысле наш футбол стагнирует: суммарные бюджеты клубов РПЛ, ФНЛ и ПФЛ уже много лет подряд находятся на одной и той же отметке. Футбол не привлекает новых волн интереса и новых денег.

В спортивном смысле ситуация настораживает еще сильнее. При текущей тенденции выступлений клубов Россия к 2023 году выпадет из первой десятки рейтинга коэффициентов УЕФА, а к 2024-му опустится на 21-е место.

Падение в таблице коэффициентов УЕФА только кажется проблемой нескольких больших клубов. На самом деле оно влечет структурные сдвиги (меньше мест в еврокубках = меньше денег в индустриии = меньше развития всей системы) и сигнализирует о системных недостатках на всех уровнях.

При разговоре о системных недостатках сразу вспоминают детско-юношеский футбол, но это отдельная большая тема, которой РФС очень активно занимается в последние пару лет.

Во-первых, сейчас мы говорим о системе клубного футбола, где эффект нужен и достижим на дистанции пары лет (а результаты любой долгосрочной стратегии в сфере детского футбола ощущаются на дистанции от 10 лет).

Во-вторых, сильный клуб = сильная академия. Укрепление лиг способно поменять мышление и общий ландшафт — как вы уже видели по кругу развития, при появлении дополнительных доходов формируется спрос на подготовку резерва, а значит, академии получают новые возможности.

Чего мы хотим от новой пирамиды? Больше матчей, больше матчей между прямыми конкурентами в таблице, почти полное избавление от пустых игр, в которых не решается ничего — у каждой команды на любом отрезке сезона должна быть высокая мотивация. Такая реформа повышает интерес к матчам — особенно на второй части сезона, — говорится в сообщении РФС.

Полностью заявление  организации доступно на сайте союза.

Читайте также:

Источник: Официальный сайт РФС

застой — определение и значение

  • После периода длительного застоя заработная плата выросла всего на 1,9 процента, и нет никаких признаков того, что она изменится.

    Ричард (RJ) Эскоу: Ажиотаж с номерами вакансий: это плохая политика и еще хуже политика

  • После периода длительного застоя заработная плата выросла всего на 1,9 процента, и нет никаких признаков того, что она изменится.

    Ричард (RJ) Эскоу: Ажиотаж с номерами вакансий: это плохая политика и еще хуже политика

  • «Однако необходимы срочные действия для преодоления краткосрочной стагнации и отсутствия уверенности в бизнесе, пострадавших от продолжающегося кризиса еврозоны.»

    Страх рецессии в Великобритании Сборка

  • Тенденция менее десяти лет не ставит нас на неизбежный путь к долгосрочной стагнации .

    Почему «сжатая середина» никуда не делась

  • Хотя он может работать недолго, он уничтожает стимул к инновациям и в конечном итоге обходится все больше и больше в стагнации каждый год, когда он внедряется.

    Снижение налогов для богатых, Арнольд Клинг | ЭконЛог | Библиотека экономики и свободы

  • Политическое соперничество различных королей и князей, а также настоящие войны, вспышки чумы, вторжения и вторжения мусульман в европейские страны, наряду с определенным застоем в европейской культуре, такой как навязчивая и бесплодная тенденция к спекуляциям и другим, менее важным факторам, сильно повлияли на западное образование и культуру.

    Совок проницательности | Блог Игнатиуса Пресса:

  • Заработная плата стагнация является результатом политических изменений, которые сделали возможной огромную концентрацию доходов на самом верху и рост расходов на здравоохранение.

    Мэтью Иглесиас » Дебаты о стагнации заработной платы

  • С его точки зрения на историю, другие развивающиеся страны прислушались к «Вашингтонскому консенсусу» и сняли все возможные ограничения на рынках — и «закончились экономическим коллапсом и долгосрочной стагнацией

    Возникающие вопросы на пути роста

  • Подчеркнув мрачное настроение на финансовых рынках, вице-премьер Китая Ван Цишань предупредил в минувшие выходные, что мировой экономике грозит долгосрочная стагнация .

    Китай видит чистый отток валютных курсов в октябре

  • Результатом станет среднесрочная стагнация с инфляцией цен на продукцию.

    Ашер Эдельман: Финансовый кризис — мы куда-нибудь идем?

  • Распространенность и ухудшение самочувствия

    Комплемент на основе доказательств Alternat Med. 2018; 2018: 7234101.

    Siu-Man Ng

    Университет Гонконга, Гонконг

    Лин-Ли Ленг

    Университет Гонконга, Гонконг

    Университет Гонконга, Гонконг

    Академический редактор : Jeng-Ren Duann

    Поступила в редакцию 19 сентября 2017 г .; Принято 29 августа 2018 г.

    Copyright © 2018 Siu-Man Ng and Ling-Li Leng.

    Эта статья находится в открытом доступе и распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

    Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

    Abstract

    Синдром застоя, диагностическая единица в традиционной китайской медицине (ТКМ), долгое время считался ТКМ-аналогом большой депрессии в западной медицине. В исследовании изучалась распространенность большой депрессии среди пациентов с синдромом застоя и оценивались их благополучие и результаты функционирования. В общей сложности 117 пациентов с диагнозом синдрома застоя были измерены с использованием Шкалы застоя, Опросника здоровья пациента-9 (PHQ-9) и Опросника благополучия тела, разума и духа.Результаты показывают, что большая депрессия у пациентов с синдромом застоя характеризовалась высокой частотой сопутствующих заболеваний и худшими физическими, психическими и функциональными последствиями. Более четверти (26,5%) пациентов соответствовали диагностическим критериям DSM-V для большой депрессии и более половины (53%) превышали пороговое значение PHQ-9 (оценка выше 10) для симптомов умеренной/тяжелой депрессии. Самочувствие пациентов с застойным синдромом было хуже (М = 298,2, SD = 66,5), чем у населения в целом (М = 360.9, SD = 79,9), с большим значением Коэна d 0,9. «Вид на здоровье» у пациентов с синдромом депрессивного застоя оказался более мрачным (M = 252,3, SD = 52,2). Корреляция между застоем и депрессией была выше для аффективных симптомов, чем для соматических. Физический дистресс не опосредовал связь между застоем и повседневным функционированием. Это может свидетельствовать о том, что синдром застоя и большая депрессия могут иметь некоторые схожие психологические механизмы.

    1.Введение

    Синдром застоя, давно установленная диагностическая единица в традиционной китайской медицине (ТКМ), классифицируемая как внутренняя медицина, характеризуется рядом соматических симптомов без идентифицируемых органических коррелятов [1]. Поскольку синдром застоя также имеет близкое сходство с клиническими проявлениями депрессии, особенно соматической формы депрессии, он долгое время считался ТКМ-аналогом большой депрессии в западной медицине как в клинической практике, так и в исследованиях [2]; например, общие симптомы синдрома застоя, такие как проблемы со сном, утомляемость, головная боль, проблемы с желудочно-кишечным трактом и эмоциональное беспокойство, также являются классическими симптомами большой депрессии [3].

    При синдроме застоя наблюдаются не только клинические симптомы, но и критические когнитивные процессы или аномалии большой депрессии. Подавление эмоций и размышления являются отличительными чертами депрессии и играют важную роль в этиологии и поддержании большой депрессии [4–6]. Привычное подавление эмоциональных переживаний и размышления о проблемах предсказывают возникновение и тяжесть большой депрессии [7, 8]. Точно так же, как описано в классиках ТКМ, начало синдрома застоя вызывается подавлением эмоций, что приводит к застою «ци» [жизненной энергии], который при длительном прохождении может вызывать клинические симптомы [9].Коннотация руминации также напоминает важнейшую характеристику синдрома застоя, а именно чрезмерную привязанность, которая указывает на склонность быть озабоченным эмоциональным расстройством по поводу прошлых или будущих событий. Кроме того, связь между симптомами застоя и симптомами депрессии была подтверждена недавними эмпирическими исследованиями. В эпидемиологическом исследовании симптомы застоя продемонстрировали значительную положительную корреляцию с симптомами депрессии (r = 0,59) [2]. Эта ассоциация не уникальна для китайцев.Изучая последовательную выборку из 310 пациентов с головной болью, вызванной злоупотреблением лекарствами, Inamorati (2015) сообщил о несколько более сильной положительной связи между симптомами застоя и симптомами депрессии (r = 0,67) [10].

    Хотя данные, по-видимому, подразумевают, что синдром застоя и большая депрессия тесно связаны и, возможно, в значительной степени перекрывают друг друга, этот аргумент не является окончательным. Имеются также данные, подтверждающие мнение о том, что застой и депрессия являются отдельными синдромами, различаемыми с точки зрения концептуализации, клинических проявлений и профиля пациентов [1].Однако текущие исследования, касающиеся взаимосвязи между синдромом застоя и большой депрессией, носят только корреляционный характер, и степень, в которой синдром застоя перекрывается и сопутствует большой депрессии, еще предстоит эмпирически исследовать.

    Относительно более безопасное утверждение может состоять в том, что синдром застоя можно понимать как тип расстройства соматических симптомов, состоящего из множества необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов или функциональных соматических симптомов, которые по своей сути являются психосоматическими. В обширных исследованиях сообщается о высокой частоте одновременного возникновения расстройств соматических симптомов и большой депрессии [11–13]. Среди соматизированных пациентов повышенные функциональные нарушения и ненормальное поведение при болезни приводят к непропорционально высоким медицинским расходам [14]. Однако в клинической практике существующая диагностика и классификация соматического симптоматического расстройства противоречивы и часто вызывают путаницу [15]. Изучение синдрома застоя, болезненного состояния с давно установленными методами оценки и лечения в ТКМ, может помочь пролить новый свет на наше понимание и стратегии вмешательства не только при большой депрессии, но и при расстройстве соматических симптомов.Изучение синдрома застоя в связи с большой депрессией также может иметь полезную клиническую ценность, учитывая относительно высокую распространенность синдрома застоя (6,2%) по сравнению с большой депрессией (1,7%), о которой ранее сообщалось в Гонконге, и ее непсихиатрическую коннотацию. [2, 16]. Синдром застоя может быть более широкой концепцией для использования в работе с людьми, находящимися в бедственном положении.

    Таким образом, основной целью этого исследования было изучение совпадения между большой депрессией и синдромом застоя.В частности, цели заключались в том, чтобы (а) оценить точечную распространенность большой депрессии среди амбулаторных пациентов традиционной китайской медицины, страдающих синдромом застоя, (б) изучить связь между депрессией и симптомами застоя и (в) оценить влияние на самочувствие пациентов с застоем. вызванные большой депрессией. Поскольку синдром застоя характеризуется усилением соматических симптомов, нас также интересовало изучение роли физического дистресса в воздействии на функциональные исходы.

    2.Методы

    2.1. Дизайн исследования

    Это перекрестное исследование было основано на данных, собранных для рандомизированного контролируемого исследования синдрома застоя. В анализе настоящего исследования использовались данные первоначальных исходных оценок, когда не проводилось никакого дополнительного лечения, кроме обычного лечения травами и/или иглоукалывания, предоставляемого клиникой ТКМ. Этическое одобрение было получено от Институционального наблюдательного совета Университета Гонконга и Кластера островов Западного Гонконга, Управления больниц Гонконга.

    2.2. Участники

    Участники были набраны из двух клиник ТКМ, находящихся в ведении негосударственных медицинских учреждений в Гонконге. Критерии включения были следующими: (а) 50 баллов или выше по шкале стагнации [1]; (b) диагноз синдрома застоя практикующим врачом ТКМ в соответствии с критериями ТКМ; (в) в возрасте от 18 до 60 лет; и (d) отсутствие признаков сопутствующих опасных для жизни заболеваний, таких как рак.

    Набор осуществлялся по схеме 100% последовательной выборки и включал два этапа.Во-первых, обученный ассистент-исследователь был размещен в клиниках традиционной китайской медицины в течение заранее назначенных периодов набора. Первоначальная оценка с использованием шкалы стагнации и скринингового интервью была проведена для всех пациентов, давших письменное согласие на участие в исследовании. Во-вторых, потенциально подходящие пациенты [соответствующие критериям a, c и d] были приглашены на более тщательное диагностическое интервью с лицензированным практикующим врачом и экспертом ТКМ. После первого этапа скрининга 162 пациентам было назначено диагностическое интервью.Впоследствии в интервью приняли участие 135 пациентов, которые соответствовали всем критериям включения в исследование. Среди этих 135 подходящих пациентов 117 (86%) согласились участвовать в исследовании.

    2.3. Меры

    2.3.1. Шкала застоя

    Шкала застоя представляет собой шкалу из 16 пунктов, измеряющую наличие и тяжесть синдрома застоя [1, 2]. Он состоит из трех подшкал: препятствия тела и разума, торможение аффективной позы и чрезмерная привязанность. Он имеет теоретический диапазон от 16 до 160, при этом высокий балл указывает на более высокий уровень симптомов застоя.Шкала имеет хорошую внутреннюю согласованность с альфа-коэффициентами Кронбаха, равными 0,91 для всей шкалы и между 0,82 и 0,88 для подшкал. Для скрининга синдрома застоя было предложено пороговое значение в 50 баллов, которое было принято в этом исследовании для скрининга с ложноположительными и ложноотрицательными показателями, оцененными в 26% и 23% соответственно.

    2.3.2. Опросник здоровья пациента-9, версия на китайском языке (PHQ-9)

    PHQ-9 представляет собой скрининговый инструмент, облегчающий выявление большой депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи [17].Всего он состоит из девяти пунктов, каждый из которых соответствует одному из девяти критериев большой депрессии DSM-V. В соответствии с DSM-V каждый пункт оценивается на основе отчета пациента о степени сохранения каждого симптома за последние 2 недели: 0 (совсем нет), 1 (несколько дней), 2 (более половину дня), или 3 (почти каждый день) (). Большую депрессию диагностируют, если выполняются следующие два условия: (а) пять или более из девяти симптомов продолжаются более половины дней за последние 2 недели; (б) по крайней мере один из симптомов — депрессивное настроение или ангедония. Пункт о мыслях о смерти засчитывался, если она вообще присутствовала [18]. PHQ-9 указывает на тяжесть симптомов депрессии путем подсчета суммы баллов: 1–4 указывает на минимальную депрессию, 5–9 на легкую депрессию, 10–14 на умеренную депрессию, 15–19 на умеренно тяжелую депрессию и ≥20 на тяжелую депрессию [19]. . В предыдущих исследованиях альфа Кронбаха китайской версии PHQ-9 колебалась от 0,79 до 0,89 [15, 16, 20]. Коэффициент альфа Кронбаха в настоящем исследовании составил 0,82. В качестве порога для выявления большой депрессии рекомендуется 10 баллов [21].В текущем метаанализе более 36 исследований показали, что сводная чувствительность и совокупная специфичность для пороговой точки 10 составляли 0,78 и 0,87 соответственно [22]. Было обнаружено, что для взрослых китайцев точка отсечения 10 имеет чувствительность 0,86 и специфичность 0,94 [20].

    Таблица 1

    Демографические характеристики и средние баллы по Шкале стагнации и PHQ-9.

    92.2 997 23,1 9017 99 ± 27.2
    Демографические переменные N процент Среднее ± SD
    PHQ-9 Застояние
    Возраст (Среднее ± SD) 117 48. 5 ± 8,7 10,6 ± 4,7 82,1 ± 24,9
    Пол
    81.4 81,4 10,5 ± 4,5 81,2 ± 24,6
    Мужской 22 18. 6 11,0 ± 5.4 86,2 ± 25.9
    Семейное положение
      Одинарный 29 24.6 10.4 ± 4.4 10.4 ± 4.4 86.3 ± 24.0
    92 61.9 61. 9 10,3 ± 4,9 80,4 ± 25,3
    Разведенные / отделенные 9 7.6 13.2 ± 4.5 84.6 ± 32.2
    Вдова 7 5.9 10.9 ± 2.6 79.7 ± 13.1
    Занятость
     Полная 65 55. 9 10.1 ± 4.0 10.1 ± 4.0 84,4 ± 25,0
    Часть неполный рабочий день 12 11 13.1 ± 4.5 90,3 ± 23,5
    Выходные 9 7.6 12,8 ± 6,9 78.9 ± 20,6
    Домашнее 25 20.3 9. 8 ± 5.3 72,7-70170 72,7 — 27,1
    Безработный 6 5,1 11,8 ± 3,30170 г. 85.0 ± 14,4
    Уровень образования
    Начальная школа 6 5. 1 12,2 ± 3,9 91,5 ± 13,3
    Средняя школа 20 171 11,0 ± 5,7 77.2 9 29.7
    31 26,5 26.5 11,0 ± 5.1 80,7-294
    Колледж или выше 60170 51. 3 10,1 ± 4,2 83,4 ± 21,4
    Доход (гонконгские доллары) None 39 28 10,7 ± 5.6 76,8-60170 76,8 ± 26,6
    <$ 10 000 14 11. 9 13,3 ± 4,5 90,6 ± 4,
     10 000–19 999 долл. США 19 16,1 10,8 ± 4.3 80170 80.0 ± 21.9
    $ 20 000-1999990 25 21.2 10,1 ± 3.9 79,9 ± 27.2
    ≥ $ 40 000 26 22. 9 9.4 ± 4.1 87.7 ± ± ± 22.4
    2.3.3. Опросник благополучия тела, разума и духа [BMSWI]

    BMSWI — это многомерный инструмент, измеряющий уровень целостного благополучия, включая как физическое, так и психическое благополучие.Он состоит из четырех подшкал: A — физическое недомогание; B, ежедневное функционирование; С, аффект; и D, духовность [23]. Шкала продемонстрировала удовлетворительную внутреннюю согласованность в текущем исследовании с коэффициентом альфа Кронбаха 0,93 для всей инвентаризации.

    BMSWBI-A — это показатель, оценивающий уровень субъективного дистресса, вызванного множественными соматическими симптомами, возникшими на прошлой неделе. Шкала состоит из 14 пунктов по соматическим симптомам; возможные баллы варьируются от 0 до 140, при этом высокий балл указывает на высокий уровень физического дистресса.Шкала показала удовлетворительную внутреннюю согласованность в настоящем образце (коэффициент альфа Кронбаха 0,88).

    BMSWBI-B измеряет оценку пациентом своего повседневного функционирования за последнюю неделю. Шкала состоит из 10 пунктов, которые охватывают уровень энергии респондента, уровень концентрации и уровень мотивации к работе. Диапазон баллов составляет от 0 до 100, при этом высокий балл указывает на высокий уровень функционирования. Шкала продемонстрировала удовлетворительную внутреннюю согласованность в настоящем образце (коэффициент альфа Кронбаха .85).

    Подшкала BMSWBI-C измеряет индивидуальные уровни положительных и отрицательных эмоций. Шкала включает восемь пунктов по положительному влиянию и 11 пунктов по отрицательному влиянию. Возможные значения варьируются от 0 до 80 и от 0 до 110 соответственно; высокий балл означает высокий уровень затронутого аффекта. Шкала показала удовлетворительную внутреннюю согласованность в настоящем образце (коэффициент альфа Кронбаха 0,90).

    BMSWBI-D измеряет уровень духовного благополучия человека, включая спокойствие, устойчивость к дезориентации и устойчивость. Духовность лежит в основе мудрости принимать неизменные обстоятельства и рассматривать трудности как вызовы. Шкала состоит из 13 пунктов, в которых респонденту предлагается оценить свое состояние душевного спокойствия, отношение к лишениям, мотивацию жизни и т. д. по шкале от 0 до 10. Более высокие баллы указывают на более высокий уровень духовного благополучия. Шкала имела удовлетворительную внутреннюю согласованность в настоящем образце (коэффициент альфа Кронбаха 0,85).

    2.4. Статистический анализ

    Описательные данные были представлены в виде средних значений и стандартных отклонений (SD) для непрерывных переменных и в виде абсолютных и относительных частот для категориальных переменных.Чтобы проверить влияние демографических характеристик на PHQ-9 и стагнацию, были проведены независимые выборки t -тестов для непрерывных переменных и х 2 анализов для категориальных переменных. Корреляционный анализ Пирсона использовался для проверки связи между общим показателем PHQ-9 и каждым пунктом PHQ-9 с общим показателем стагнации и тремя его подшкалами. Величина эффекта для межгрупповой разницы в BMSWI и каждой субшкале была рассчитана с помощью Cohen’s d со значениями 0.2, 0,5 и 0,8, что предполагает малую, среднюю и большую величину эффекта соответственно. Для анализа использовалась версия SPSS 21.0. Кроме того, был проведен анализ посредничества с помощью пакета R lavaan. Двусторонний уровень α 0,05 считался статистически значимым.

    3. Результаты

    3.1. Характеристики выборки

    Средний возраст пациентов в текущем исследовании составил 48,5 лет (SD = 8,7). Средний возраст составлял 51,0 года, что выше, чем у населения Гонконга в целом (медиана = 43 года).5) [24]. Восемьдесят один процент пациентов были женщинами. Более половины участников были женаты/сожительствовали (61,9%), 24,6% были одиноки, а 13,5% были разведены/проживали отдельно или овдовели. Уровень участия в рабочей силе (включая неполный и полный рабочий день) составлял 66,9% по сравнению с 60,3% для населения Гонконга в целом.

    Уровень образования пациентов в текущей выборке также был выше, чем у населения Гонконга в целом. Около 51% пациентов получили высшее образование, в то время как соответствующий показатель для населения Гонконга в возрасте 15 лет и старше составлял 33 года.2% в 2016 году. Среди выборки 22,0% имели образование ниже среднего и 26,5% закончили среднюю школу. Значимого влияния демографических характеристик на стагнацию и депрессию обнаружено не было.

    Средний балл по Шкале застоя составил 82,1 (SD = 24,9), что свидетельствует об умеренно выраженном синдроме застоя. Средний балл по шкале PHQ-9 составил 10,6 (SD = 4,7). обобщает демографические характеристики и средние баллы по шкале стагнации и PHQ-9.

    3.2. Уровень распространенности большой депрессии и тяжесть симптомов депрессии

    Тридцать один (26.5%) пациенты с застойным синдромом соответствовали диагностическим критериям большой депрессии DSM-V. Средний балл по шкале PHQ-9 в группе пациентов с депрессией составил 16,8 (SD = 2,6), тогда как в группе пациентов без депрессии общий средний балл составил 8,4 (SD = 2,9) со значением Cohen d , равным 3,1. Средний показатель стагнации у пациентов с депрессией составил 101,4 (SD = 21,4), а средний показатель для пациентов без депрессии составил 75,2 (SD = 22,5) при значении Cohen d , равном 1,2.

    Для дальнейшего изучения тяжести симптомов депрессии пациентов разделили на шесть категорий в соответствии с их баллами по шкале PHQ-9.Все пациенты имели хотя бы один из девяти симптомов депрессии. Доля пациентов, у которых суммарный балл по шкале PHQ-9 соответствовал порогу отсечки 10, составила 53%, что свидетельствует об умеренном и выше степени выраженности симптомов депрессии.

    Обнаружена связь между уровнем тяжести симптомов депрессии и оценкой застоя [F (4,113 (=14,5, p < 0,001)]. Это говорит о том, что чем тяжелее симптомы депрессии у пациента с синдромом застоя, тем более неприятным является застой. синдром, которым они страдают.показывает подробные пропорции пациентов с различными уровнями депрессии в общей выборке и средний показатель стагнации для каждой группы.

    Таблица 2

    Процент пациентов с различными уровнями депрессии по сравнению с общей выборкой и средним баллом стагнации в каждой группе (n = 117).

    Уровень депрессии Симптомы Определение Процент Застояние общего среднего (SD)
    Минимальные PHQ-9 = 1-4 7.7% 46.1 (16.1)
    Mild PhQ-9 = 5-9 39,3% 75,8 (21. 3) 75,8 (21.3)
    Умеренный phq-9 = 10-14 30,8% 84.6 (19.1)
    Умеренный серьезный PHQ-9 = 15-19 17,1% 17,4 (21.0)
    Service PHQ-9 = 20-27 5,1% 108,8(28,1)

    Итого 100% 82. 1(24.9)

    Большая депрессия Наличие 5 или более симптомов и депрессивное настроение или ангедония должны быть включены Профили симптомов депрессии среди пациентов с синдромом полного застоя Выборка

    показаны симптомы депрессии в процентах для всех пациентов с синдромом застоя. Симптомы депрессии, о которых эти пациенты сообщали, что они присутствовали более половины дней в течение предыдущих 2 недель, были соматическими симптомами, включая низкую энергию (77.8%) и нарушение сна (65,0%). Для других соматических симптомов процентное соотношение было относительно ниже: 30,8% для изменения аппетита/веса, 23,1% для проблем с концентрацией внимания и 13,7% для психомоторных изменений. Около трети пациентов сообщили об ангедонии (36,7%) и подавленном настроении (29,1%) в течение более половины дней, тогда как около одной пятой (19,7%) сообщили о чувстве вины/никчемности. Кроме того, пятая часть всей выборки сообщила о наличии мыслей о смерти (22.2%).

    Отчеты о каждом симптоме депрессии в процентах для всех пациентов с синдромом застоя (n = 117).

    3.4. Корреляция симптомов депрессии с застоем и его субшкалами

    Общий балл PHQ-9 был положительно связан с общим баллом застоя (r = 0,58, p ≤ 0,01). Три подшкалы застоя, обструкция тела и разума, торможение аффективной позы и чрезмерная привязанность также были положительно связаны с общим баллом PHQ-9 (r = 0,49, 0,44, 0,49 соответственно, все p ≤.01). Однако сила корреляции с PHQ-9 была выше для общего застоя, чем для каждой субшкалы застоя.

    Мы также рассчитали корреляцию каждого пункта PHQ-9 с общим баллом стагнации и баллами по трем субшкалам. Было обнаружено, что все пункты PHQ-9 положительно коррелируют с общим баллом стагнации. Среди девяти пунктов PHQ-9 депрессивное настроение (пункт 2) и чувство вины/бесполезности (пункт 6) имели наибольшую корреляцию с общим баллом застоя (r = 0,51, 0,48 соответственно, все p ≤ . 01), тогда как нарушение сна (пункт 2) и мысли о смерти (пункт 9) имели наименьшую корреляцию с суммарным баллом застоя (r = 0,24 для обоих, p ≤ 0,05). Пять из пунктов PHQ-9 (пункты 1, 3, 5, 6, 9) имели корреляцию с общим баллом застоя больше, чем корреляцию с каждой из подшкал застоя. изображает корреляции общего балла застоя с общим баллом PHQ-9 и каждым пунктом PHQ-9 соответственно.

    Таблица 3

    Корреляции общего балла по шкале застоя и трех подшкал с общим баллом PHQ-9 и каждым симптомом депрессии (n = 117).

    0.21 * **
    PHQ-9 Товары SCAGNation Total SCAGNATION STAGSALE
    Body-Mind Obsruction Аффекта-осанка ОБЪЕДИНЕНИЕ
    (1) Anhedonia 0. 43 ** 0.29 0.29 ** 0,41 ** 0.37 **
    (2) Depressed Mood 0.51 ** 0.46 ** 0.29 0.29 ** 0.54 **
    (3) Нарушение сна 0.24 * 0.12 0.22 * 0. 23 *
    (4) Низкая энергия 0.33 ** 0.33 ** 0.29 **
    (5) аппетит / вес 0.35 * * 0.33 ** 0.20 * 0.30 **
    (6) Вина / бесполезный 0.48 ** 0 0.35 ** 0. 34 ** 0.45 **
    (7) Концентрация 0.39 ** 0 0.41 ** 0.27 ** 0.29 **
    (8) Психомотор изменить 0.36 ** 0.39 ** 0.30 ** 0.22 *
    (9) Мысли о смерти 0. 24 * 0.23 * 0,18 * * 0.18 *
    PHQ-9 Всего 0.58 ** 0.49 ** 0.44 ** 0.49 **

    3.5. Целостное благополучие пациентов с депрессивным синдромом застоя и выборка пациентов с синдромом полного застоя в сравнении с общей популяцией

    выборка пациентов с синдромом и пациентов с синдромом депрессивного застоя соответственно. отображает средние баллы BMSWI пациентов с депрессивным застойным синдромом, пациентов с недепрессивным застойным синдромом, общую выборку пациентов с застойным синдромом, а также общую популяцию и величину эффекта их межгрупповых различий.

    Таблица 4

    BMSWI средние баллы пациентов с застоем в депрессии, пациентов с застоем без депрессии, общая выборка пациентов с застоем и общая популяция, а также величина эффекта их различий между группами.

    93171 51.7 (24.4)
    BMSWI Подкладка Среднее (SD)
    Застояние депрессии (N = 31) Застоятельств не депрессии (N = 86) Стагнация всего (n = 110) Население в целом 2 (n = 816) Стагнация депрессия vs. Общее население Стагнация общего против общего населения
    73.2 (27.9) 732 (27.9) 57,4 (27,0) 29,7 (22,0) 1,7 1.1
    Повседневная работа 36,2(9,7) 50,8(12,0) 46,9(13,1) 59,2(16,1) 0 0 46,9(13,1) -1,7 -0,8
    Всего влияет 73. 3(26,5) 104,6(24,1) 96,2(28,3) 110,7(32,3) -1,2 -0.5
    Положительный эффект 28,8 (15.7) 38,8 (11.4) 36.2 (13.4) 36171 42.3 (14.9) 0,9 0.4 0.4
    Отрицательный акт 65,6 (18.7) 44.3 (18. 0) 44.3 (18.0) 50.0 (20.4) 40,7 (22.1) 1,2 0,4
    Духовность 61.5(22,5) 76,7(17,9) 72,7(20,3) 85,4(22,8) -1,1 0,6 0.6
    Tranquirediver 21.0 (11.5) 25.9 (8.2) 25. 9 (8.2) 24.6 (9.4) 28,6 (10.7) 0.7 0,4
    Дезориентация 27.7 (11.2) 16,4(9,5) 19,4(11,1) 14,5(11,0) 1,2 0,4
     Устойчивость 17.8 (7.2) 17.3 (6.3) 17.5 (6.6) 21.5 (5.9) -0,6 -0,6 0. 6
    BMswi Total 252.3 (52.2) 324.6 (59.2) 298.2 (66,5) 360,9(79,9) -1,6 0,9

    В целом, по сравнению с целостным самочувствием населения в целом (М = 360,9, SD = 79,9), самочувствие пациентов с застойным синдромом было значительно хуже (М = 298,2, SD = 66.5). Коэффициент Коэна d для разницы между группами составил 0,9, что указывает на большую величину эффекта. Большие размеры эффекта были также обнаружены в средней разнице между общей выборкой пациентов с синдромом застоя и общей популяцией по двум подшкалам BMSWI, а именно физическому дистрессу и повседневному функционированию. Пациенты с синдромом застоя (M = 73,2, SD = 27,9) страдали от более высокого уровня физического дистресса, чем в общей популяции (M = 29,7, SD = 22,0), со значением Cohen d , равным 1. 1, самый высокий среди всех субшкал BMSWI. Пациенты с синдромом застоя (М = 36,2, SD = 9,7) также страдали более ослабленным повседневным функционированием, чем в общей популяции (М = 59,2, SD = 16,1), при значении Коэна d -0,8. Для двух других субшкал, аффекта и духовности, групповая разница между пациентами с синдромом застоя и населением в целом показала средний уровень величины эффекта, при значениях Коэна d -0,5 и 0,6 соответственно.

    В отношении пациентов с депрессивным застойным синдромом (М = 252.3, SD = 52,2), был больший контраст между их целостным здоровьем и здоровьем населения в целом (M = 360,9, SD = 79,9), и их целостное здоровье было значительно подорвано, о чем свидетельствует высокое значение Cohen d -1,6, что значительно превышает обычное значение для большого размера эффекта [0,8]. Средние различия с общей популяцией по четырем подшкалам BMSWI показали большой размер эффекта. Аналогичным образом, для выборки пациентов с синдромом полного застоя аспектами самочувствия, которые были наиболее нарушены, были физические страдания и повседневная деятельность, о чем свидетельствует абсолютное значение d Коэна, равное 1. 7 для обоих аспектов. Кроме того, аффект (Коэн d = -1,2), особенно негативный аффект (Коэн d = 1,2) и духовность (Коэн d = -1,1), в пределах которых дезориентация показала наибольший размер эффекта (Коэн d). 90·106 = 1,2), показал значительное отличие от общей популяции.

    3.6. Анализ посредничества

    Анализ посредничества был проведен для выявления процесса, лежащего в основе изнурительного повседневного функционирования в результате застоя.В частности, мы хотели узнать, вызывают ли у пациентов с синдромом застоя субъективные физические проблемы неблагоприятные функциональные последствия.

    Результаты регрессионного анализа показали, что застой был значимым предиктором физического дистресса (b = 0,62, SE = 0,08, p < 0,001), а физический дистресс достоверно предсказывал повседневное функционирование (b = -0,25, SE = 0,05, р <.05). Однако при использовании метода оценки с 1000 образцов для проверки значимости косвенного эффекта стандартизованный косвенный эффект с начальной загрузкой не был значительным (b = -0. 15, SE = 0,09, 95% ДИ = -0,15, -0,15, P = 0,091), что свидетельствует об отсутствии посреднического эффекта.

    4. Обсуждение

    Это исследование является первым отчетом, в котором исследуется совпадение между большой депрессией, биомедицинским психическим расстройством, происходящим из западной медицины, и синдромом застоя, синдромом, связанным с телом и разумом, уходящим корнями в ТКМ. Результаты нашего исследования показали, что среди пациентов с синдромом застоя коморбидность большой депрессии была тревожно высокой. Более четверти (26,5%) пациентов с синдромом застоя соответствовали диагностическим критериям большой депрессии DSM-V, что намного выше, чем в общей популяции.Уровень распространенности большой депрессии, о которой ранее сообщалось в общей популяции Китая, колебался от 1,1% до 2,4% [25-27]. Предыдущее исследование с использованием того же инструмента (PHQ-9) показало, что распространенность точки составляет 1,7% среди населения Гонконга в целом. В нашем исследовании доля пациентов с синдромом застоя, превышающих пороговое значение PHQ-9 для большой депрессии, также была велика: более половины (53%) пациентов набрали более 10 баллов, что аналогично показателю среди пациентов с расстройством соматических симптомов в Китае. 59.1%) [15], но резко контрастирует с долей, зарегистрированной среди населения в целом в Гонконге (7,0%) и материковом Китае (5,6%) [16, 17].

    Нарушение общего самочувствия у пациентов с застойным синдромом также было выражено и заслуживало внимания. Наши результаты показали, что пациенты с синдромом застоя имели значительно худшее физическое и эмоциональное здоровье, чем население в целом. Повышенный субъективный физический дискомфорт и изнурительная повседневная деятельность были наиболее заметными чертами их взглядов на здоровье.Сочетание синдрома застоя с большой депрессией может привести к еще более усугублению физических и психических проблем. Это согласуется с результатами предыдущих исследований, которые показывают, что сочетание соматических расстройств с большой депрессией может привести к ухудшению клинических и функциональных результатов и неблагоприятному влиянию на качество жизни [28, 29].

    В дополнение к субъективному физическому дистрессу и повседневному функционированию, пациенты с депрессивным застойным синдромом также значительно отличались от общей популяции дефицитом положительного аффекта, избытком негативного аффекта и чувством подавляющей дезориентации. Напротив, эти различия были небольшими между всеми пациентами с синдромом застоя и населением в целом. Этот результат согласуется с выводом предыдущего исследования о том, что застойный синдром и депрессия могут различаться по своим клиническим проявлениям при аффекте [2]. В то время как коннотация депрессии подразумевает само по себе внутреннее значение плохого настроения, негатива и лишения позитива и надежды, застой не обязательно предполагает, что настроение человека должно быть подавленным; скорее, это обозначает состояние настроения, которое не течет, и когда настроение человека не течет и не функционирует, становится легче впасть в уныние / депрессию, если симптомы обостряются.Это также может объяснить, почему симптомы депрессии, как правило, более выражены у пациентов, страдающих от более интенсивного застоя.

    Кроме того, результаты этого исследования подтверждают аргумент о том, что, хотя синдром застоя определяется как внутреннее заболевание с преимущественно соматическими симптомами, по своей природе он может быть дисфункцией эмоций. В настоящем исследовании ассоциации с аффективными аспектами симптомов депрессии [депрессивное настроение и чувство вины/бесполезности] были сильнее, чем ассоциации с соматическими аспектами.Этот аргумент также может быть подкреплен данными исследования, согласно которым около одной трети пациентов с синдромом застоя положительно сообщали о наличии ангедонии (36,7%) и депрессивного настроения (29,1%), ключевых аффективных симптомов депрессии, в течение более чем половину дней за предыдущие 2 недели. Эти результаты согласуются с концептуализацией стагнации в традиционной китайской медицине. Синдром застоя, описанный в классиках китайской медицины, начинается и является, по сути, следствием торможения эмоций и дисбаланса [30].Именно тогда, когда торможение и дисбаланс эмоций пролонгируются и становятся чрезмерными и усугубляющими, возникают повышенные соматические симптомы из-за запуска ряда дезорганизованных психофизиологических процессов [31, 32]. Более сильная связь застойного синдрома с аффективными симптомами депрессии, чем с соматическими симптомами депрессии, наблюдаемая в настоящем исследовании, может иметь важное клиническое значение для лечения пациентов с застойным синдромом и провести близкое сравнение с соматической депрессией, подтипом депрессии, который, как утверждается, отличается от чистой депрессии [33, 34].

    Соответственно, результаты настоящего исследования также не одобряли посреднический эффект физического дистресса между симптомами застоя и повседневным функционированием. Полученные результаты свидетельствуют о том, что повседневная жизнедеятельность больных не нарушается из-за повышенного физического дискомфорта, обусловленного застойным синдромом, несмотря на то, что застойный синдром проявляется прежде всего выраженным физическим дискомфортом. Вероятная причина этого вывода может заключаться в воздействии различных аспектов дистресса/боли.Предыдущие исследования показали, что переживание физического дистресса/боли можно разделить на два измерения: сенсорно-дискриминационное измерение [чувственное восприятие боли] и аффективно-мотивационное измерение [негативные эмоции, которые вызывает боль] [35]. Уровень аффективного компонента боли может не зависеть от сенсорного компонента, а это означает, что при одинаковом уровне боли человек может чувствовать себя по-разному [36, 37]. Возможно, именно аффективный аспект физического дистресса, а не сенсорный аспект, которым занималось настоящее исследование, вызывает нарушение повседневного функционирования в результате застоя. Выводы предыдущего интервенционного исследования пациентов с синдромом застоя могут предложить некоторые доказательства этого постулата. В то время как в группе вмешательства и в контрольной группе наблюдалось значительное улучшение субъективного физического дистресса без различий между группами, именно в группе вмешательства, где участники подвергались дополнительному воздействию аффективного/когнитивного лечения, улучшение социального функционирования было значительно больше. 38]. Тем не менее, необходимы дополнительные исследования.

    С методологической точки зрения сильные стороны настоящего исследования включают строгую процедуру набора и диагностику синдрома застоя, принятие схемы 100% последовательной выборки и высокий уровень ответов.Однако следует отметить ряд ограничений. Во-первых, наша выборка состояла из пациентов с застойным синдромом, которые обратились за лечением в клиники ТКМ, и, таким образом, результаты не могут быть обобщены для людей, которые страдают от застойного синдрома в обществе и не прибегают к какому-либо лечению или не обращаются за лечением в других условиях, таких как как государственные больницы. Ошибка самоотбора может иметь место из-за выбора клиник ТКМ в качестве мест исследования для набора, что проявляется в различиях в демографическом профиле между текущей выборкой и населением в целом (т.г., высшее образование и уровень дохода). Однако эти характеристики нашей выборки согласуются с выводами предыдущего эпидемиологического исследования, в ходе которого было установлено, что застойный синдром чаще встречается у людей с более высоким уровнем образования и средним уровнем дохода. Во-вторых, размер выборки в настоящем исследовании был относительно небольшим. В-третьих, текущее исследование было поперечным по дизайну, и поэтому причинно-следственные связи, предполагаемые результатами, являются лишь предварительными. Очень необходимы будущие исследования, ориентированные на большой размер выборки и с продольным дизайном.

    Благодарности

    Это исследование финансируется Советом по исследовательским грантам правительства САР Гонконг (Ref. no. GRF 748013).

    Этическое одобрение

    Все процедуры, проведенные в исследованиях с участием людей, соответствовали этическим стандартам Университета Гонконга. Исследование было одобрено Институциональным наблюдательным советом Университета Гонконга и Управлением больниц Гонконга (Ref. UW 13-137).

    Согласие

    Информированное согласие было получено от всех отдельных участников, включенных в исследование.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    Ссылки

    1. Ng S.-M., Fong T.C.T., Wang X.-L., Wang Y.-J. Подтверждающий факторный анализ шкалы стагнации — конструкция традиционной китайской медицины, применяемая в практике психического здоровья. Международный журнал поведенческой медицины . 2012;19(2):228–233. doi: 10.1007/s12529-011-9146-9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]2. Нг С.-M., Chan C.L.W., Ho D.Y.F., Wong Y.-Y., Ho RTH. Застой как отдельный клинический синдром: сравнение «Ю» (застой) в традиционной китайской медицине с депрессией. Британский журнал социальной работы . 2006;36(3):467–484. doi: 10.1093/bjsw/bcl008. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]3. Шейд В. Депрессия, скованность и печень: (де)сборка лечения эмоциональных расстройств в китайской медицине. Культура, медицина и психиатрия . 2013;37(1):30–58. дои: 10.1007/с11013-012-9290-й. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]4. Барлоу Д. Х., Аллен Л. Б., Чоат М. Л. На пути к единому лечению эмоциональных расстройств — переизданная статья. Поведенческая терапия . 2016;47(6):838–853. doi: 10.1016/j.beth.2016.11.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]5. Ли С., Цанг А., Хуан Ю.-К. и др. Эпидемиология депрессии в столичном Китае. Психологическая медицина . 2009;39(5):735–747. doi: 10.1017/S0033291708004091.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]6. Костер Э. Х. В., Де Лисснайдер Э., Деракшан Н., Де Рэдт Р. Понимание депрессивных размышлений с точки зрения когнитивной науки: гипотеза нарушенного разъединения. Обзор клинической психологии . 2011;31(1):138–145. doi: 10.1016/j.cpr.2010.08.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]7. Кэмпбелл-Силлс Л., Барлоу Д. Х., Браун Т. А., Хофманн С. Г. Влияние подавления и принятия на эмоциональные реакции людей с тревогой и расстройствами настроения. Поведенческие исследования и терапия . 2006;44(9):1251–1263. doi: 10.1016/j.brat.2005.10.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]8. Гросс Дж. Дж., Джон О. П. Индивидуальные различия в двух процессах регуляции эмоций: последствия для аффекта, отношений и благополучия. Журнал личности и социальной психологии . 2003;85(2):348–362. doi: 10.1037/0022-3514.85.2.348. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9. Чжан Ю. Х. Преобразование эмоций с помощью китайской медицины: этнографический отчет из современного Китая .СУНИ Пресс; 2012. [Google Академия]10. Иннаморати М., Помпили М., Эрбуто Д. и соавт. Психометрические свойства шкалы застоя у пациентов с головной болью, злоупотребляющих медикаментами. Журнал головной боли и боли . 2015; 16(1) doi: 10.1186/1129-2377-16-2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]11. Хеннингсен П., Лёве Б. Депрессия, боль и соматоформные расстройства. Текущее мнение в психиатрии . 2006;19(1):19–24. doi: 10.1097/01.yco.0000189880.11059.8d. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12.Лёве Б., Спитцер Р.Л., Уильямс Дж.Б.В., Масселл М., Шеллберг Д., Кроенке К. Депрессия, тревога и соматизация в первичной медико-санитарной помощи: перекрытие синдромов и функциональные нарушения. Общая психиатрическая больница . 2008;30(3):191–199. doi: 10.1016/j.genhosppsych.2008.01.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Штайнбрехер Н., Кербер С., Фризер Д., Хиллер В. Распространенность необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов в первичной медицинской помощи. Психосоматика . 2011;52(3):263–271. doi: 10.1016/j.псим.2011.01.007. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Барски А. Дж., Орав Э. Дж., Бейтс Д. В. Соматизация увеличивает использование медицинских услуг и затраты независимо от сопутствующих психиатрических и медицинских заболеваний. Архив общей психиатрии . 2005;62(8):903–910. doi: 10.1001/archpsyc.62.8.903. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Сюн Н., Фрицше К., Вей Дж. и др. Валидация опросника здоровья пациента (PHQ) для большой депрессии у китайских амбулаторных пациентов с множественными соматическими симптомами: многоцентровое перекрестное исследование. Журнал аффективных расстройств . 2015; 174: 636–643. doi: 10.1016/j.jad.2014.12.042. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Yu X., Tam W.W.S., Wong P.T.K., Lam TH, Stewart S.M. Опросник здоровья пациента-9 для измерения симптомов депрессии среди населения в целом в Гонконге. Комплексная психиатрия . 2012;53(1):95–102. doi: 10.1016/j.comppsych.2010.11.002. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Ван В., Бянь К., Чжао Ю. и др. Надежность и валидность китайской версии Опросника здоровья пациентов (PHQ-9) среди населения в целом. Общая психиатрическая больница . 2014;36(5):539–544. doi: 10.1016/j.genhosppsych.2014.05.021. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам . 5-й. Американский психиатрический паб; 2013. [Google Академия]19. Кроенке К., Спитцер Р.Л., Уильямс Дж.Б.В. PHQ-9: достоверность краткого показателя тяжести депрессии. Журнал общей внутренней медицины . 2001;16(9):606–613. doi: 10.1046/j.1525-1497.2001.016009606.х. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]20. Лю С.-И., Е З.-Т., Хуанг Х.-К. и др. Валидация анкеты о состоянии здоровья пациентов для скрининга депрессии среди пациентов первичной медико-санитарной помощи на Тайване. Комплексная психиатрия . 2011;52(1):96–101. doi: 10.1016/j.comppsych.2010.04.013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Спитцер Р.Л., Кронке К., Уильямс Дж.Б.В. Проверка и полезность версии PRIME-MD для самоотчетов: исследование первичной медицинской помощи PHQ. Журнал Американской медицинской ассоциации .1999;282(18):1737–1744. дои: 10. 1001/jama.282.18.1737. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Мориарти А. С., Гилбоди С., Макмиллан Д., Манеа Л. Скрининг и выявление случаев большого депрессивного расстройства с использованием опросника здоровья пациента (PHQ-9): метаанализ. Общая психиатрическая больница . 2015;37(6, ст. № 7053):567–576. doi: 10.1016/j.genhosppsych.2015.06.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Нг С.М., Яу Дж.К.Ю., Чан С.Л.В., Чан Ч.Х.Ю., Хо Д.Ю.Ф. Измерение благополучия тела, разума и духа: на пути к многомерности и межкультурной применимости. Социальная работа в здравоохранении . 2005;41(1):33–52. doi: 10.1300/j010v41n01_03. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Филлипс М.Р., Чжан Дж., Ши К. и др. Распространенность, лечение и связанная с этим инвалидность психических расстройств в четырех провинциях Китая в 2001-05 гг.: эпидемиологическое исследование. Ланцет . 2009;373(9680):2041–2053. doi: 10.1016/S0140-6736(09)60660-7. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Кесслер Р. К., Бирнбаум Х. Г., Шахли В. и др. Возрастные различия в распространенности и сопутствующей патологии больших депрессивных эпизодов DSM-IV: результаты всемирной инициативы ВОЗ по исследованию психического здоровья. Депрессия и тревога . 2010;27(4):351–364. doi: 10.1002/da.20634. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]27. Лю Дж., Ян Ф., Ма Х. и др. Распространенность большого депрессивного расстройства и социально-демографические корреляты: результаты репрезентативного эпидемиологического обследования домашних хозяйств в Пекине, Китай. Журнал аффективных расстройств . 2015; 179:74–81. doi: 10.1016/j.jad.2015.03.009. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]28. Чакраборти К., Авастхи А., Кумар С., Гровер С. Психологические и клинические корреляты функциональных соматических жалоб при депрессии. Международный журнал социальной психиатрии . 2012;58(1):87–95. doi: 10.1177/0020764010387065. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Хеннингсен П., Якобсен Т., Шильтенвольф М., Вайс М. Г. Новый взгляд на соматизацию: диагностика и предполагаемые причины распространенных психических расстройств. Журнал нервных и психических заболеваний . 2005;193(2):85–92. doi: 10.1097/01.nmd.0000152796.07788.b6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Чжан Х.-Л. Лечение депрессии на основе дифференциации шаоянских каналов. Журнал традиционной китайской медицины . 2010;30(2):83–92. doi: 10.1016/S0254-6272(10)60020-9. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Чжао Г. Х. Регулирование Чжао Цинли шаблонов ограничений с историями болезни и медицинскими эссе . Бинцзин, Китай: Жэньминь Юньи; 2009. [Google Scholar]32. Qiao M.Q., Zhang M.Y. Изучение эмоций в китайской медицине .Пекин, Китай: Жэньминь Вэйшэн; 2009. [Google Scholar]33. Silverstein B. Гендерные различия в распространенности соматической депрессии по сравнению с чистой депрессией: репликация. Американский журнал психиатрии . 2002;159(6):1051–1052. doi: 10.1176/appi.ajp.159.6.1051. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Wardenaar KJ, Monden R., Conradi HJ, De Jonge P. Симптоматические траектории течения и их детерминанты у пациентов первичного звена с большим депрессивным расстройством: свидетельство двух этиологически различных прототипов. Журнал аффективных расстройств . 2015;179:38–46. doi: 10.1016/j.jad.2015.03.029. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Харви А. М. Классификация хронической боли — описание синдромов хронической боли и определения терминов, связанных с болью. Клинический журнал боли . 1995;11(2):с. 163. doi: 10.1097/00002508-199506000-00024. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 36. Лерман С.Ф., Рудич З., Шахар Г. Различение аффективных и соматических аспектов боли и депрессии: подтверждающее факторное аналитическое исследование. Журнал клинической психологии . 2010;66(4):456–465. [PubMed] [Google Scholar] 37. Майхофнер К., Герцнер Б., Отто Хандверкер Х. Вторичная соматосенсорная кора важна для сенсорно-дискриминационного измерения боли: функциональное МРТ-исследование. Европейский журнал неврологии . 2007;118(4)e74 [PubMed] [Google Scholar]38. Нг С.М., Ван К. Групповая терапия тело-разум-дух при синдроме застоя в китайской медицине — РКИ с самоотчетом и физиологическими показателями. Материалы 38-го ежегодного собрания & Научные сессии Общества поведенческой медицины; 2017; Сан-Диего, Калифорния, США; [Google Scholar]

    Это светское или это застой?

    от G.И. | ВАШИНГТОН, округ Колумбия,

    . Светская стагнация — это восхитительно аллитеративное описание американской экономики, но в то же время неоднозначное. «Секулярный» подразумевает, что депрессивное состояние экономики сводится к структурным факторам со стороны предложения, тогда как «стагнация» предполагает, что виноваты циклические препятствия для спроса. Различие имеет значение, потому что оно определяет траекторию изменения процентных ставок.

    Давайте предположим, что проблема заключается в стагнации: нормальное циклическое восстановление экономики подавляется встречными ветрами для спроса: сокращение доли заемных средств, жесткие кредиты, фискальное сокращение, посткризисное неприятие риска и т. д.Сторона предложения практически не пострадала. Это означает, что существует большой разрыв между фактическим и потенциальным объемом производства, что оказывает значительное понижательное давление на инфляцию. В этом случае траектория процентных ставок должна напоминать синюю линию на ближайшем графике. ФРС держит процентные ставки около нуля как можно дольше, чтобы преодолеть эти встречные ветры. Большой разрыв выпуска гарантирует, что это не позволит возникнуть инфляции. Но, в конце концов, встречные ветры исчезают, спрос возвращается, и ФРС должна быстро ужесточиться, чтобы к тому времени, когда спрос сравняется с предложением (т. е. разрыв выпуска сокращается), ставки возвращаются к своему естественному равновесному уровню. В этом случае естественная ставка такая же, как и до кризиса, т.е. номинальная ставка около 4%, а реальная ставка около 2%.

    Теперь предположим, что долгосрочные силы со стороны предложения являются причиной такого разочаровывающего роста. К ним относятся снижение роста рабочей силы из-за старения, выбора образа жизни, более низкой рождаемости и иммиграции; сокращение инноваций; и, как следствие всего этого, меньше капиталовложений.В этом случае правильная траектория процентных ставок показана красной линией. Поскольку слабый рост обусловлен в первую очередь более низким потенциалом, разрыв выпуска намного меньше, а всплеск инфляции представляет больший риск. Это означает, что ФРС должна начать повышать процентные ставки раньше и быстрее, чтобы они вернулись к норме к моменту закрытия разрыва выпуска. Но более низкий потенциальный рост означает, что доход на капитал ниже, что снижает естественную или викселлевскую (названную в честь Кнута Викселля) процентную ставку, и поэтому фонды ФРС остаются на плато на более низком уровне.

    Решение о том, какой из двух сценариев применим, требует оценки как потенциального роста, так и естественной процентной ставки, а это непростая задача, поскольку ни один из них нельзя наблюдать напрямую.

    Томас Лаубах из Совета Федеральной резервной системы и Джон Уильямс, нынешний президент Федерального резервного банка Сан-Франциско, сумели сделать именно это с помощью элегантной интуитивно понятной модели в статье 2001 года. Они определяют естественную ставку как ставку, необходимую для удержания разрыва выпуска на нулевом уровне. Затем они разрабатывают модель потенциального выпуска, которая дает разрыв выпуска, и на ее основе делают вывод о естественной норме.Это определяется как потенциальным ростом, так и кучей других факторов вроде неприятия риска и желаемой экономии. Поскольку эти последние факторы сильно меняются в течение делового цикла, естественный уровень колеблется больше, чем если бы имел значение только относительно медленно движущийся потенциальный рост. Например, обновленные оценки г-на Уильямса показывают, что реальная естественная процентная ставка составляла -0,2% в конце 2013 г. из-за высоких желаемых сбережений и устойчивого снижения потенциального роста, примерно до 2% в настоящее время с 2,9% в 2007 г.

    Таким образом, ваш выбор траектории процентной ставки сильно зависит от того, как вы интерпретируете последние данные.Тот факт, что безработица падает гораздо быстрее, чем может объяснить ВВП, может быть обусловлен спросом — многие разочаровавшиеся работники ушли с рынка труда — и, таким образом, требуют нулевых ставок на более длительный срок; или это может быть потому, что потенциальный рост ниже, что означает, что разрыв выпуска быстро сокращается, и ФРС должна относительно скоро начать ужесточение. На протяжении большей части последних нескольких лет чиновники ФРС вмешивались в историю со спросом: они продолжали отодвигать дату, когда ставки начнут расти. Это меняется.В последнем обзоре экономических прогнозов FOMC, опубликованном вчера, члены понизили как ожидаемый рост, так и безработицу в этом году, урезав при этом свою оценку потенциального роста до 2,2% с 2,25% (в 2009 году она составляла 2,65%). Они немного повысили траекторию ожидаемого повышения ставки по федеральным фондам, снизив ее долгосрочный уровень (де-факто естественная ставка) до 3,75% с 4%.

    Возможно, этот процесс еще не завершен; рынок труда и демографические факторы могли снизить потенциальный рост до уровня ниже 2%.Добавьте к этому высокие желаемые сбережения от фискальной консолидации и накопления резервов в странах с развивающейся экономикой, и естественная ставка, вероятно, окажется ближе к 3%, чем к 3,75%. Это также означает, что инфляция, вероятно, достигла дна и может вернуться к целевому уровню или даже превысить его в течение года или около того.

    Однако это не обязательно означает, что доходность облигаций вот-вот вырастет. Это связано с тем, что негатив от более быстрого старта ФРС более чем компенсируется позитивом от более низкой долгосрочной естественной ставки.Для акций последствия неоднозначны: более низкая естественная ставка снижает учетную ставку и повышает соотношение цена/прибыль, но более низкий потенциал снижает рост прибыли.

    В моем анализе спрос и предложение рассматриваются отдельно. На самом деле они взаимосвязаны. Люди, которые теряют работу по циклическим причинам, а затем остаются без работы достаточно долго, могут навсегда остаться без работы. Как отмечают г-н Уильямс и его коллега Гленн Рудебуш в недавней статье, возвращение на работу тех, кто долгое время был безработным, может частично восстановить утраченный потенциал экономики.Но для этого потребуется более стимулирующая денежно-кредитная политика и превышение уровня инфляции на какое-то время. Это перспектива, с которой ФРС, возможно, придется столкнуться в ближайшее время. Когда я спросил об этом Джанет Йеллен, она ответила, что готова допустить превышение инфляции, если это необходимо для снижения безработицы: «Если расстояние от достижения цели [либо полная занятость, либо низкая инфляция] особенно велико, со сбалансированным подходом мы допускаем некоторое движение в противоположном направлении по другой цели.Она предположила, что такой сценарий маловероятен. Надеюсь, однако, что она к нему готовится — на всякий случай.

    Стагнация ПК означает игру с нулевой суммой для OEM-производителей и производителей ОС

    IDC на этой неделе заявила, что, хотя индустрия ПК завершит год лучше, чем ожидалось, в обозримом будущем нет надежды на возобновление роста.

    Вместо этого бизнес будет представлять собой игру с нулевой суммой в замене ПК, где прибыль одного производителя компьютеров или разработчика операционной системы будет достигаться ценой убытков конкурентов.

    Согласно последнему прогнозу IDC, поставки ПК сократятся примерно на 3% в 2014 г., что немного меньше, чем предыдущая оценка, и составляет лишь половину от снижения, зафиксированного исследователем ранее в этом году. По иронии судьбы, последняя оценка года была близка к 4-процентному падению, которое исследователь предсказал ближе к концу 2013 года, прежде чем он пересмотрел свои прогнозы в сторону понижения. Как и большинство аналитиков, IDC была застигнута врасплох всплеском поставок, поскольку корпорации, не успевшие уложиться в установленный Microsoft в апреле срок, продолжали заменять ПК с Windows XP спустя месяцы после вывода этой ОС из эксплуатации.

    Отгрузки в 2014 г. должны достигнуть примерно 307 млн ​​по сравнению с 315 млн в 2013 г., сообщает IDC. В следующем году поставки сократятся еще на 3%, упав до 297 миллионов. В течение следующих трех лет поставки сократятся еще немного, и в 2018 году они достигли 292 миллионов, как осмелилась предположить IDC.

    IDC возложила вину за продолжающееся снижение поставок ПК на обычных подозреваемых — потребителей, которые если и не тратят большие деньги на планшеты, то переключили доллары на смартфоны, особенно с большими дисплеями, — и на слабость развивающихся рынков.

    В 2014 году поставки на развивающихся рынках сократятся на 10%, сообщает IDC, утверждая, что на эти страны приходится 53% всех поставок. То, что исследовательская фирма назвала «зрелыми рынками» — такие регионы, как Северная Америка и Западная Европа, — спасет бизнес от еще большего спада; там поставки увеличатся на 7% — в основном из-за увеличения закупок корпорациями.

    Но IDC не видела причин для оптимизма в отношении будущего ПК. Хотя более низкие цены, новый дизайн и грядущая Windows 10 могут способствовать общему объему продаж, компания не была уверена, что бизнес сделает что-то большее, чем стабилизируется на уровне около 290 миллионов, что на 20% ниже уровня расцвета 2011 года, когда производители поставили 364 миллиона систем. .

    «В лучшем случае для ПК мы увидим значительную волну замен, поскольку пользователи, которые в последние годы потратили на телефоны и планшеты, решат, что им действительно нужно обновить свой ПК», — сказал Лорен Ловерде, аналитик IDC, в отчете. утверждение. «Однако… замены стабилизируют поставки ПК, но не увеличивают общий объем».

    Это означает, что поставщики операционных систем с наименьшими текущими долями, Apple и Google с их OS X и Chrome OS, будут иметь самый большой потенциал роста, в то время как Microsoft (с Windows), из-за подавляющего доминирования сейчас, может реально только надеяться удержаться. то, что уже есть.

    Apple, например, идет в ногу с рекордным годом продаж Mac: если в декабрьском квартале будет наблюдаться последовательный рост в соответствии с историческими тенденциями, Apple продаст 19,9 миллиона компьютеров Mac в 2014 году, что почти на 3 миллиона больше, чем год назад.

    Хотя почти 20 миллионов проданных компьютеров Mac составляют всего 6,4% всех персональных компьютеров, это на один процентный пункт больше, чем в 2013 году, и на 1,5 пункта больше, чем в 2012 году. В условиях, когда поставки сокращаются или, в лучшем случае, не будут расти в будущем, любые успехи Mac достигаются за счет других, особенно OEM-производителей Windows (производителей оригинального оборудования).

    Chromebook, работающие на бесплатной ОС Chrome от Google, также увеличили продажи ПК с Windows в этом году. В ответ Microsoft попыталась притупить Chromebook — успешно, как сказал Стивен Бейкер из NPD Group, — субсидируя Windows для OEM-производителей, продающих ультранедорогие ноутбуки по той же цене.

    Стремление Microsoft и ее партнеров конкурировать с Chromebook привело к снижению цен, что хорошо для покупателей, но не для OEM-производителей, которые сталкиваются с еще более низкой прибылью, пытаясь сохранить долю продаж в нерастущей отрасли.Со своей стороны, Microsoft надеется получить доход от услуг, чтобы компенсировать то, что она упускает, делая Windows бесплатной.

    Хотя персональные компьютеры не исчезнут — стагнация продаж по-прежнему будет приводить к тому, что сотни миллионов систем будут продолжать сходить с заводских линий каждый год — длительный период нулевого роста кажется несомненным.

    «В дальнейшем, по мере того как молодые поколения становятся все более мобильными и веб-ориентированными, а развивающиеся регионы, в частности, отдают приоритет конвергентным устройствам (или экономии на количестве приобретаемых устройств), рынок ПК будет по-прежнему сталкиваться с жесткой конкуренцией и будет больше ориентироваться на замену , с ограниченным потенциалом роста», — сказал Ловерде из IDC.

    Данные: IDC

    Поставки ПК в 2014 году будут на 3% ниже, чем годом ранее, после чего объем продаж не изменится.

    Copyright © 2014 IDG Communications, Inc.

    Что такое вековая стагнация? — СмартАссет


    Более чем через десять лет после Великой рецессии Соединенные Штаты пережили неоднозначный период восстановления.

    Несмотря на рекордные максимумы на фондовом рынке и уровень безработицы, который снижается каждый год с 2009 года, другие экономические показатели показывают, что США.Экономика С. остается слабой в критических областях. В частности, средний рост заработной платы работников остается намного ниже, чем можно было бы предположить на быстро развивающемся рынке труда. Инфляция также остается низкой, что говорит о том, что у потребителей недостаточно покупательной способности, чтобы повышать цены.

    Кроме того, процентные ставки остаются очень низкими как для частных облигаций, так и для государственного долга. Это говорит о том, что у организаций до сих пор нет лучшего выхода для неизрасходованного капитала. У них нет лучшей альтернативы частному сектору, чем безопасность государственных кредитов.

    Вот уже более десяти лет это история экономики США. Он по-прежнему застрял между глубинами рецессии и ростом всеобщего процветания. В 2013 году экономист из Гарварда Лоуренс Саммерс использовал термин из Великой депрессии, чтобы описать, что может происходить: «долговременная стагнация».

    Что такое вековой застой?

    Долгосрочная стагнация — это фраза, придуманная в 1938 году экономистом Элвином Хансеном для описания длительных периодов экономического спада.В свое время Хансен пытался разобраться в продолжающейся Великой депрессии спустя почти десятилетие.

    В нормально функционирующей рыночной экономике экономисты предвидят регулярные расширения и сокращения как часть так называемого делового цикла. Частные компании будут расширяться и нанимать людей, что, в свою очередь, будет способствовать экономическому росту. В конце концов они вырастут слишком сильно или слишком быстро, и им придется сокращаться. Это замедляет экономику. Это, в свою очередь, заставляет рынок недооценивать имущество и активы, что приводит к циклическому возврату к росту.

    Долговременная стагнация — это идея о том, что экономика замедлилась не из-за этого делового цикла, а из-за структурных, постоянных проблем. В этой ситуации экономика не может снова начать расти без искусственного вмешательства со стороны государства. Обратите внимание, что «светский» в «вековом застое» означает «долгосрочный»; это экономическая стагнация, которая является не временным артефактом делового цикла, а долгосрочной проблемой.

    Многие приписывают Саммерсу возрождение этой идеи в современной политической экономии, но это не совсем так.В 1990-х годах многие экономисты обсуждали, не повернулась ли экономика Японии к длительной стагнации. Тем не менее, в своем выступлении перед МВФ в 2013 году Саммерс применил эту идею к Соединенным Штатам. В интервью NPR он описал вековой застой следующими словами:

    Длительная стагнация — это ситуация, когда частный сектор экономики склонен к большим сбережениям и ограниченной склонности к инвестированию, так что есть все эти наличные деньги, которые нужно поглощать, и возникают проблемы с их освоением.Процентные ставки падают до низкого уровня. Рост имеет тенденцию быть вялым, а инфляция имеет тенденцию к снижению. И это не временная циклическая ситуация. Это светская или долгосрочная ситуация, если политика не вмешивается очень сильно.

    Длительная стагнация и ловушка ликвидности


    Ключевой особенностью длительной стагнации, как отметил Саммерс в своем выступлении, является сочетание замедления потребительского спроса, высоких потребительских сбережений и низких процентных ставок.

    По мере ослабления экономики потребители начинают меньше тратить и откладывать деньги. Это часто вызвано страхом перед экономическими условиями. Этот цикл имитирует петлю отрицательной обратной связи большинства рецессий. Институциональные и профессиональные инвесторы также используют этот подход. Они все чаще предпочитают хранить свои деньги не в инвестициях частного сектора, а в сбережениях или активах, эквивалентных сбережениям, таких как государственные облигации. (В этой ситуации инвесторы редко переходят на частные облигации.)

    Это, в свою очередь, делает рынок государственных облигаций более конкурентоспособным, снижая процентные ставки. Это приводит к тому, что экономисты называют «снижением равновесной реальной процентной ставки». Вместо того, чтобы плавно двигаться в соответствии с меняющимися рыночными условиями, процентные ставки стабилизируются на низких и все более низких ставках.

    Эта ситуация похожа на проблему, известную как «ловушка ликвидности», когда инвесторы держат свои деньги на сбережениях, в то время как процентные ставки по облигациям остаются очень низкими. В ловушке ликвидности правительство мало что может сделать с помощью денежно-кредитной политики для роста экономики. Он уже снизил процентные ставки, чтобы попытаться стимулировать кредитование.

    Ключевое отличие вековой стагнации от ловушки ликвидности заключается в одном из обстоятельств. Ловушка ликвидности обычно возникает из-за страха перед экономическими условиями и может быть преодолена путем изменения потребительских инвестиций. Долговременная стагнация вызвана структурной проблемой, которая делает невозможным будущий рост в нынешних условиях, независимо от того, как потребители решат инвестировать.

    Что вызывает вековую стагнацию?

    Причины векового застоя могут различаться в зависимости от страны и обстоятельств.В 1938 году, когда Хансен впервые придумал эту фразу, он утверждал, что два фактора привели к тому, что экономика начала стабилизироваться: старение населения и снижение темпов инноваций. В данном случае Вторая мировая война и сопровождавший ее прирост технологий и населения помогли решить обе проблемы в Соединенных Штатах.

    Экономисты двадцать первого века еще раз назвали старение населения потенциальной проблемой: уровень рождаемости в Соединенных Штатах снижался на протяжении десятилетий, что привело к неуклонному старению населения.

    И хотя недостатка в технологических инновациях не было, они начали вытеснять рабочих с беспрецедентной скоростью, создавая меньше рабочих мест на их месте. При всем богатстве, созданном Facebook, на момент написания статьи в нем работало менее 40 000 человек. Даже после десятилетий сокращения в Ford Motors по-прежнему работает около 200 000 человек. Компании информационного века просто не создают рабочих мест такими темпами, как их предшественники.

    Долг и неравенство


    Экономисты также выразили обеспокоенность по поводу высокого уровня долга и имущественного неравенства в американской экономике.Это взаимосвязанные проблемы, и они настолько укоренились в американской экономике, что многие предупреждают, что само по себе неравенство может привести к новой эпохе вековой стагнации.

    Как широко сообщалось, почти весь прирост благосостояния и производительности США за последние 40 лет достался небольшому меньшинству занятых в экономике. В то время как эти люди наблюдали феноменальный рост своих номинальных доходов, при поправке на инфляцию становится ясно, что рост индивидуальных доходов среднего американца с 1985 года оставался почти неизменным.

    Тем не менее, в то же время некоторые расходы, прежде всего расходы на жилье и высшее образование, росли на несколько порядков быстрее, чем темпы инфляции. Это, в свою очередь, привело к огромному накоплению долгов, поскольку американцам приходилось брать взаймы, чтобы компенсировать разницу между застойной заработной платой и растущей (в некоторых случаях стремительно растущей) стоимостью жизни. Это находит свое отражение в растущей задолженности по кредитным картам, жилищным и студенческим кредитам, а также в других секторах.

    В то время как эти заимствования способствовали экономическому росту в предыдущие десятилетия, после Великой рецессии доверие потребителей угасло.Это совпало с эпохой, когда молодые люди впервые начали вступать в потребительский мир с бременем студенческих долгов, намного превышающим все, на что они могли рассчитывать.

    В результате за десятилетие, прошедшее после Великой рецессии, те выгоды, которые увидели многие потребители, пошли на погашение долгов вместо того, чтобы покупать новые товары и услуги в своей местной экономике. Вместо того, чтобы покупать первые дома, 30-летние платят за дипломы, которые они получили восемь лет назад. Это приводит к снижению спроса, поскольку выплаты по долгам не служат для управления бизнес-циклом или создания потребности в новых продуктах.

    Итог

    Вековой застой не связан с одной причиной или примером. От низких процентных ставок до растущего долгового бремени и стагнации заработной платы — ряд факторов в совокупности привели к тому, что экономика оказалась структурно сломанной и неспособной расти теми способами, которые наиболее важны для среднего американца.

    Узнайте больше об экономике
    • Все еще боитесь последнего великого рыночного краха или просто испытываете здоровое отвращение к риску? Ваш портфель должен отражать вашу толерантность к риску.Воспользуйтесь нашим калькулятором распределения активов, чтобы выбрать оптимальное для вас распределение.
    • Финансовый консультант может помочь вам справиться с экономическими взлетами и падениями. Найти подходящего финансового консультанта, который соответствует вашим потребностям, не должно быть сложной задачей. Бесплатный инструмент SmartAsset подбирает вам финансовых консультантов в вашем регионе за 5 минут. Если вы готовы найти местных консультантов, которые помогут вам достичь ваших финансовых целей, начните прямо сейчас.

    Фото предоставлено © iStock.com/fizkes, ©iStock.com/SARINYAPINNGAM, ©iStock.com/FatCamera

    Эрик Рид Эрик Рид — независимый журналист, специализирующийся на экономике, политике и глобальных проблемах, а также широко освещающий финансы и личные финансы. Он сотрудничал с такими изданиями, как The Street, CNBC, Glassdoor и Consumer Reports. Работа Эрика фокусируется на влиянии абстрактных вопросов на человека, уделяя особое внимание аналитической журналистике, которая помогает читателям более полно понять свой мир и свои деньги.Он делал репортажи из более чем дюжины стран, включая Сан-Паулу, Бразилия; Пномпень, Камбоджа; и Афины, Греция. Бывший адвокат, прежде чем стать журналистом, Эрик занимался судебными разбирательствами по ценным бумагам и защитой по уголовным делам белых воротничков со специализацией pro bono по вопросам торговли людьми. Он окончил юридический факультет Мичиганского университета, и в любую субботу осени его можно встретить болеющим за своих Росомах.

    Застой означает проблемы и неопределенность для работодателей и сотрудников — TLNT

    Кэш Никерсон

    Если бы вы спросили меня, что сегодня больше всего влияет на работодателей, я бы сказал: неопределенность.

    Сначала кризис, потом ожидание решения Верховного суда по вопросам доступного здравоохранения, потом выборы, а теперь «Фискальный утес».

    Я всегда улыбаюсь, когда слышу, как президент говорит предприятиям нанимать сотрудников. Это наводит меня на мысль, что он понятия не имеет об экономике или о том, как работает бизнес. Он действительно думает, что это просто желание?

    Прием на работу не является результатом снижения налогов, поэтому на недавних выборах мне тоже не понравился подход республиканцев.Наем связан с ростом продаж — отсюда берутся деньги на оплату нового сотрудника.

    Неопределенность ведет к StagNation

    Что может стимулировать продажи, так это кредит. И ФРС работает над тем, чтобы сделать деньги бесплатными.

    Но свободные деньги не доступны деньги. Поскольку кредиты нормируются на беспрецедентной основе, работодатели, независимо от размера, оказались не в состоянии получить капитал. Будь то расширение, перемещение, инвестирование в новые проекты или новых сотрудников, работодатели по-прежнему вынуждены работать без доступа к источникам финансирования, что обеспечило бы столь необходимый рост продаж.

    Не имея средств для движения своих компаний вперед, многие работодатели просто поддерживают статус-кво — как бы топчутся на месте — ожидая, когда и когда все уладится.

    Этот уровень неопределенности, это отсутствие доступа к инструментам роста может привести только к застою, похищая способность промышленности поддерживать себя; это мешает росту, а без роста не будет найма.

    Сегодняшние работодатели сталкиваются с беспрецедентным уровнем неопределенности.Посмотрим правде в глаза, управление бизнесом никогда не было легкой задачей, но сегодняшние проблемы еще более уникальны, поскольку большинство работодателей не могут предсказать, что их ждет в будущем. Эта «культура неопределенности» представляет собой невероятно пугающую и сложную ситуацию для работодателя, потому что она заставляет его задуматься о том, стоит ли нанимать людей и расширяться, сохранять стабильность или даже полностью сдаться.

    При кратком рассмотрении возможных решений этого каскада проблем — финансового кризиса, который привел к кризису недвижимости и кризису занятости — функциональное правительство возглавляет список вариантов.Независимо от партийной принадлежности, нетрудно заметить, что каждая сторона глубоко укоренилась в своем мышлении, не в состоянии увидеть или даже склониться к точке зрения другой стороны.

    Кто бы ни руководил нашей страной — демократ или республиканец — этот уровень неопределенности, несомненно, будет продолжать существовать из-за этой идеологической закоснелости. Для американских работодателей, особенно компаний малого и среднего бизнеса, это, скорее всего, первый случай, когда эти события в совокупности вызвали такую ​​большую неопределенность с точки зрения найма в США. С.

    Проблемы для сотрудников — Меняющийся ландшафт

    Сегодняшние сотрудники, особенно пожилые, сталкиваются с более серьезными проблемами, чем когда-либо прежде. Безработным, от тех, кто только что закончил школу, до опытных сотрудников в возрасте от 50 до 60 лет, похоже, приходится тяжелее всего, при этом некоторым предлагают стажировки, а не работу, чтобы увидеть, подходят ли они для организации и где. Независимо от возраста, пособие по безработице многих людей было продлено далеко за пределы 99-недельного предела из-за продолжающегося отсутствия работы.

    И новый, но особый вид дискриминации в отношении безработных, похоже, распространяется. На самом деле, я все чаще вижу объявления о вакансиях, в которых говорится: «Должен быть в настоящее время трудоустроен», с течением времени становятся все более распространенными, что еще больше затрудняет для безработных в настоящее время вернуться к оплачиваемой работе.

    Статья продолжается ниже

    Новый защищенный класс касается не расы, пола или религии, а статуса занятости.

    Если вы один из многих безработных в этой стране, вы действительно сталкиваетесь с серьезными проблемами. На одном конце возрастного спектра эта проблема затрагивает молодых людей — тех, кто заканчивает среднюю школу и ищет профессию, и тех, кто заканчивает колледж в поисках карьеры, а на другом конце — тех, кому за 50. . Как мы увидим, это не должно было быть сюрпризом — это бумеры и эхо-бумеры.

    Безудержная безработица лишила сотрудников возможности вести переговоры.Потерять работу в сегодняшнем нестабильном экономическом климате — пугающая перспектива.

    Впоследствии сотрудники стали меньше жаловаться или бросаться в глаза. На самом деле, в некоторых отраслях количество требований о компенсации работникам резко сократилось, потому что сотрудники боятся быть уволенными за подачу требования.

    Традиционно сотрудники, которые боятся поднимать шум – это также сотрудники, которые с меньшей вероятностью будут предлагать идеи или продвигать новый проект. Этот пример «летания вне поля зрения корпорации» может задушить инновации и создать среду, в которой сотрудники остаются в своих кабинетах и ​​выполняют только порученную им работу, опасаясь возмездия.

    Именно такие ситуации могут привести к культуре «выученной беспомощности», когда сотрудники чувствуют, что они потеряли способность вести переговоры, возможности не существуют, а продвижение вверх в конечном счете заблокировано.

    Изображение сотрудников, сгорбившихся в своих кабинах или рабочих местах, не поднимающих волн, не вносящих вклад и действительно не двигающихся — это физическое отражение StagNation.

    Взято с разрешения из StagNatio n Кэша Никсерсона .Copyright 2012 Шарль Пино. Все права защищены. Отпечатано в Соединенных Штатах Америки.

    Вековый застой — определение, причины, примеры, решения

    Определение вековой стагнации

    Долговременная стагнация относится к ситуации, когда нормально функционирующая рыночная экономика страдает от длительных периодов вялого или нулевого роста. В конечном итоге это приводит к высокому уровню безработицы и увеличению дисбаланса инвестиций и сбережений внутри страны. Это условие продолжает преобладать до тех пор, пока правительство не вмешается посредством агрессивной налогово-бюджетной политики.

    Экономика начинает слабеть из-за отсутствия инвестиционных возможностей в результате снижения роста населения и замедления темпов технологических изменений. Потребительские долги, низкие процентные ставки и неравенство доходов. Неравенство доходов определяется как неравномерное распределение доходов между массами или ситуация, когда большая часть общего дохода принадлежит небольшому проценту населения. Это происходит из-за различий в источниках дохода, количества иждивенцев, более легкой доступности ресурсов и т. д.читать далее – другие факторы, способствующие замедлению потребительского спроса. В ответ на это частный сектор и люди начинают больше экономить и меньше инвестировать или вообще ничего не инвестировать. В конечном итоге это приводит к замедлению роста и инфляции, которые вскоре превращаются в вековую или долгосрочную экономическую стагнацию.

    • Термин длительная стагнация относится к снижению рыночного спроса с течением времени. В конечном итоге это приводит к постоянно медленному экономическому росту нации или его отсутствию.
    • Элвин Хансен впервые предложил эту теорию в 1938 году, предсказав отсутствие инвестиционных возможностей в Соединенных Штатах после Великой депрессии из-за вялого восстановления экономики.
    •  Причины длительной стагнации – замедление роста производительности, усиление коэффициента зависимости и дисбаланс между инвестициями и сбережениями.
    • В 2016 году американский экономист Лоуренс Саммерс объяснил, как увеличение сбережений, а не инвестиций, привело к экономическому дисбалансу, неравенству доходов и низким процентным ставкам на потребительском рынке США.

    Как работает вековая стагнация?

    Экономический рост нации зависит от уровня демографических и технологических изменений. Другими словами, норма инвестиций увеличивается или уменьшается пропорционально потребительскому спросу. Но как только рождаемость и технический прогресс начинают снижаться, инвестиционные возможности начинают сокращаться.

    Это вызывает панику среди инвесторов, и они переключают свое внимание на сбережения, а не на инвестиции. Следовательно, рост занятости останавливается, инфляция снижается, неравенство доходов увеличивается, а процентные ставки снижаются в долгосрочной перспективе. Это продолжительное уменьшение основного капитала. Основной капитал представляет собой общую сумму акционерного капитала (включая собственный капитал и привилегированный капитал), выпущенного компанией.Это способ привлечения средств компанией для достижения различных бизнес-целей. Подробнее в экономике из-за отсутствия инвестиционного спроса известен как вековой застой.

    Вы можете использовать это изображение на своем веб-сайте, в шаблонах и т. д. Пожалуйста, предоставьте нам ссылку на авторствоСтатья Ссылка будет гиперссылкой
    Например:
    Источник: Secular Stagnation (wallstreetmojo. com)

    Чтобы экономика оставалась сбалансированной, сбережения должны равняться инвестициям в страну.Это указывает на то, что денежный поток извне должен быть равен денежному потоку изнутри. Однако приравнять сбережения и инвестиции в стагнирующей экономике непросто. Тем не менее, сохранение процентной ставки ниже нуля будет поддерживать этот баланс.

    Перспективы экономистов

    Американский экономист Элвин Хансен впервые предложил теорию вековой стагнации во время Послания президента Американской экономической ассоциации в 1938 году. Он рассуждал о последствиях экономической зрелости и ожидаемом замедлении американской экономики после Великой депрессии в начале 1930-х годов.

    Основываясь на медленном восстановлении экономики после Великой депрессии, он предсказал обесценивание инвестиционных возможностей. Причинами этого он считал закрытие границы, снижение роста населения, замедление технологических изобретений и прекращение иммиграции. Без инвестиций рост занятости и общий экономический рост сократятся. Он предположил, что дефицит государственного бюджета и растущий государственный долг могут обеспечить экономическое процветание.

    В 2016 году американский экономист Лоуренс Саммерс объяснил эту теорию в статье «Эпоха вековой стагнации: что это такое и что с этим делать», опубликованной в номере журнала Foreign Affairs от 15 февраля 2016 года.В своей статье Саммерс отметил, как растущее желание предприятий и частных лиц экономить, а не инвестировать, создает экономический дисбаланс на потребительском рынке США.

    Он предупредил, что это увеличивает неравенство доходов и снижает темпы роста и процентные ставки. Он также предложил правительству ввести экспансионистскую фискальную политику. Фискальная политика относится к мерам правительства, использующим налоговые поступления и расходы в качестве инструмента для достижения экономических целей. читайте больше, чтобы преодолеть вековую или долгосрочную стагнацию и поддержать рост.

    Примеры

    Следующие примеры более наглядно объяснят длительную или длительную стагнацию:

    Пример #1

    Сбережения — это способ обеспечить будущее путем накопления средств для покупки необходимых вещей в долгосрочной перспективе. Поскольку получаемая заработная плата имеет большое значение для средств к существованию, люди склонны откладывать больше и ограничивать свои расходы. Эти ограниченные расходы уменьшают прибыль, получаемую компаниями, продающими различные товары и услуги. Это влияет на национальную экономику.

    Когда поток денег на рынок ограничивается, это вызывает инфляцию. В результате цены на продукцию растут, а заработная плата снижается. Все это приводит к дисбалансу между инвестициями и сбережениями.

    С другой стороны, когда население вкладывает значительные средства в рынок, частные фирмы получают больше прибыли. Это создает новые рабочие места и предлагает более высокую заработную плату, одновременно способствуя значительной экономии.

    Пример #2

    Саммерс считал технологические достижения одним из факторов, способствующих вековому или длительному застою.По его словам, Интернет-революция сыграла значительную роль в ограничении инвестиций.

    Интернет-фирмы, такие как Twitter и WhatsApp, имеют меньшую рабочую силу, но занимают значительную долю рынка. Хотя технологическая интеграция увеличивает финансовую стоимость предприятий, она вытесняет работников и приводит к сокращению перспектив трудоустройства.

    Американский экономист Барри Эйхенгрин полагает, что более дешевые капитальные товары, такие как компьютерное оборудование и программное обеспечение, и повышение эффективности производства заставили фирмы тратить меньше средств на покупку дорогостоящего оборудования для своей деятельности.Это сокращение расходов компаний приводит к стагнации экономического роста в США и других странах.

    Причины

     Причины длительной стагнации зависят от экономики и других факторов. Давайте посмотрим на некоторые из них:

    Вы можете использовать это изображение на своем веб-сайте, в шаблонах и т. д. Пожалуйста, предоставьте нам ссылку на авторствоСтатья Ссылка будет гиперссылкой
    Например:
    Источник: Secular Stagnation (wallstreetmojo.com)

    №1 – Обесценивание роста производительности

    Финансовый кризис 2008 года привел к уменьшению способности банков предоставлять кредиты и инвестировать. Его влияние было настолько огромным, что экономика и процентные ставки Соединенных Штатов и Европейского Союза упали беспрецедентными темпами.

    Хотя рынок пытался восстановиться, вялого экономического роста оказалось недостаточно для поддержания баланса инвестиций и сбережений. Этот нисходящий тренд продолжает сказываться на крупных экономиках мира, вызывая глобальную вековую стагнацию.

    #2 – Дисбаланс инвестиций и сбережений

    Когда экономический рост замедляется после рецессии, это напрямую влияет на уровень занятости.Такие факторы, как отсутствие гарантий занятости, неопределенные рыночные условия, социальное неравенство и т. д., заставляют население больше сберегать, а тратить меньше. Кроме того, более низкие цены на капитальные товары и отсутствие новых рабочих мест приводят к ограниченным инвестициям, что сказывается на национальной и мировой экономике. Эти сценарии создают дисбаланс инвестиций и экономии, что приводит к длительной стагнации.

    № 3.
    Повышение коэффициента зависимости

    Рост стареющего населения во многих развитых странах в последнее время стал более заметным.В результате коэффициент демографической нагрузки увеличивается, требуя увеличения налоговых ставок для выполнения требований по пенсионному обеспечению и здравоохранению. Сокращение прироста населения страны снизит потенциальный рост производительности, тем самым замедлив восстановление экономики.

    Решение проблемы векового застоя

    Агрессивная налогово-бюджетная политика и рост государственного долга — два широко распространенных решения для преодоления экономического застоя. В дополнение к этому ослабление регулирования бизнеса может способствовать поддержанию экономического роста.

    Эйхенгрин в своей статье «Вековая стагнация: долгосрочная перспектива» выступал за то, чтобы застойный экономический рост стран по всему миру, особенно США, в будущем мог ускориться. Хотя новые технологии изменили такие отрасли, как здравоохранение, образование, банковское дело и финансы, а также промышленные исследования, он считает, что рост производительности не за горами.

    Британский журналист Мартин Вольф критикует зависимость мировой экономики от низких процентных ставок центральных банков.Он также предлагает провести фискальную политику, позволяющую использовать государственный дефицит в качестве прикрытия для частных инвестиций.

    Американский журналист Дэвид Леонхардт подчеркивает важность поиска новых решений для преодоления затянувшейся стагнации. Он цитирует налоговый закон Трампа 2017 года в качестве прекрасного примера, показывающего, как налогово-бюджетная политика может эффективно стимулировать экономику. Этот вывод был сделан после краткосрочного роста американской экономики до 2,9% в 2018 году.

    Часто задаваемые вопросы (FAQ)

    Что такое вековой застой?

    Вековая стагнация – это состояние, при котором нормально функционирующая рыночная экономика демонстрирует незначительные признаки роста или не демонстрирует их вообще в течение длительного периода.В основном это вызвано снижением прироста населения и технологическими изменениями.

    Каково влияние векового застоя?

    Длительная стагнация может привести к высокому уровню безработицы, неравенству доходов, снижению экономического роста и инфляции, а также увеличению дисбаланса между инвестициями и сбережениями внутри страны.

    Рекомендуемые статьи

    Это руководство к тому, что такое вековой застой и его определение. Здесь мы обсуждаем причины вековой стагнации и то, как она работает, а также решения и примеры.Вы также можете ознакомиться со следующими статьями, чтобы узнать больше —

    .

    Похожие записи

    Вам будет интересно

    Stellar криптовалюта: Курс криптовалюты Stellar (XLM) сегодня

    Система 5с на производстве: 5S бережливое производство: секреты успешного внедрения

    Добавить комментарий

    Комментарий добавить легко