Стагнация общества это: Что такое стагнация — Новости Mail.ru

Содержание

Что делать, когда сделать ничего нельзя? Экономическая стагнация препятствует росту заработной платы

Экономика Общество

Пустые пригородные поезда, безлюдные туристические места, закрытые ставни магазинов в торговых центрах… Из-за экономической стагнации во время чрезвычайного положения, связанного с распространением нового коронавируса, компании ощущают значительное снижение продаж. Темпы роста заработной платы в этом году значительно снизились, а в июле вновь выросла заболеваемость. Что будет с зимними бонусами и повышением зарплаты в следующем году?

Согласно опросу компании Tokyo Shoko Research, который проводился с конца июня до начала июля (релевантные ответы от 13 870 компаний), в 2020 году повышали зарплату 57,5% компаний (включая запланированное повышение), что на 23,4 процентных пункта ниже, чем в предыдущем году.

В последние несколько лет правительство организовало «весеннюю борьбу за повышение зарплаты», чтобы побудить частные компании повысить оплату труда, и доля повышающих зарплату компаний превысила 80%. Однако сейчас – видимо, из-за отсутствия ресурсов для этого – количество компаний, увеличивающих заработную плату, резко сокращается. Цифры разные в зависимости от величины компаний, и чаще отказываются от повышения зарплаты крупные – 65,9% крупных (1509 компаний из 2290) и 55,9% малых и средних компаний (6477 из 11 580). Уровень повышения заработной платы там, где её повышали, в 57,7% случаев составил менее 3%.

По данным Tokyo Shoko Research, если период влияния нового коронавируса затянется, то выплатить зимние бонусы и повысить заработную плату следующей весной будет непросто. Снижение ожидаемых доходов будет охлаждать потребительские настроения, что, в свою очередь, может привести к ухудшению показателей розничной и оптовой торговли, обрабатывающей промышленности, и повлечёт дальнейшие негативные последствия.

 

Фотография к заголовку: Pakutaso

Статьи по теме

рынок труда занятость заработная плата

Плохая стабильность: как Россия дошла до стагнации

Я согласен с решением Минэкономразвития ухудшить прогноз развития экономики до 2030 года. Предполагается, что в ближайшие десятилетия средние темпы роста будут не более 2,5%, а не 4%, как рассчитывали ранее. Мой прогноз даже ниже — 2%. Загвоздка в том, что, на мой взгляд, решить проблему ускорения роста мерами только экономической политики в России нельзя.

В стране сложился особый политический режим и свойственная ему правовая система, предполагающая обычный для России произвол властей. Да и граждане не очень склонны соблюдать законы. Вслед за политологами такой режим можно назвать «дефектной демократией». Это означает, что при выборе между сохранением политической стабильности и созданием условий для высоких темпов роста власть всегда будет выбирать выгодную для себя стабильность.

Между тем резервы для ускорения есть. Конечно, цены на нефть уже не растут каждый год, а трудоспособное население будет сокращаться. Но довести рост до 3,5% ВВП и получить 7–10 лет такого ускоренного развития реально.

Никакие инвестиционные мегапроекты не помогут.

Реклама на Forbes

Левой популистской политики хватит максимум на год, пока рост инфляции не покажет всем, что это тупик. Только развитие рынка поможет использовать резервы для роста. Нужно убрать барьеры, которые мешают движению вперед. Прежде всего это низкий уровень доверия, характерный для общества в целом. Социологические опросы показывают, что доверие «по горизонтали» — между гражданами, намного выше, чем «по вертикали», — к таким институтам, как парламент, полиция, церковь. Для экономики это плохо. Мы видим снижение деловой активности из-за того, что бизнес боится вкладывать крупные деньги. В деловом сообществе сложилось мнение, что с властью можно говорить о конкретных налоговых льготах, процедурах.

Этот язык чиновники понимают, а вот на более общие темы, например о давлении силовых структур, диалога не получается.

Понятно, как мы к этому пришли.

Еще в 1990-е годы можно было видеть конфликт между молодым и порой наглым российским бизнесом и бюрократией, которая всегда правила в России и хотела сохранить свою роль. Пока бюрократию представляли младореформаторы, она выглядела не слишком убедительно, но при президенте Путине ситуация круто изменилась. Бюрократия победила, бизнес утратил доверие и теперь понимает, что к нему всегда можно применить силовые приемы. Ситуация усугубляется, мы это видим по попыткам навести порядок в налоговой сфере с помощью Следственного комитета. Экономическую активность таким путем не пробудить.

Похожая ситуация была и в других странах, например в Бразилии. В 1970–1980 годах там одна за другой приходили к власти военные хунты, и каждый раз с ними была связана какая-то группировка в бизнесе. Видя это, другие игроки не очень-то хотели вкладывать деньги в бразильскую экономику.

Они соглашались с высокой инфляцией и предпочитали инвестировать на короткие сроки. Покончить с этой системой позволил только возврат к сменяемости власти путем выборов.

Проблема в том, что чем дальше, тем сложнее вернуться к политике реформ. Сейчас не 2001 год, когда был гораздо более высокий уровень доверия общества, уверенность, что «эти ребята» доведут начатые реформы до конца. Сейчас, если вы начнете менять политический и правовой режим, вы получите снижение управляемости.

Такая перестройка будет довольно рискованной операцией, которая может привести к еще большему замедлению роста и даже к экономическому спаду.

Поэтому я против резких движений, за постепенное изменение ситуации. Поможет лишь давление на власть со стороны общества и бизнеса. И это должны быть не только попытки принуждения к переменам, но и демонстрация возможности сотрудничать исходя не из своих симпатий, а из реальной оценки ситуации. Конструктивный ответ власти на такое давление был бы лучшим сценарием, но я совсем не уверен в его реальности.

При этом сильных внешних стимулов к переменам у власти нет. Даже ухудшение конъюнктуры и экономический спад не заставят людей выйти на улицы. Они ведь не вышли массово в 1990-е, когда социальные потрясения были действительно масштабными. Так что нас, возможно, ожидают годы стабильности, но стабильности плохой, закрепляющей отставание от развитых экономик.

Общественный прогресс — критерии, понятие, свойства, формы

Статья находится на проверке у методистов Skysmart.
Если вы заметили ошибку, сообщите об этом в онлайн-чат (в правом нижнем углу экрана).

Понятие общественного прогресса

Прогресс — это тип развития, при котором происходит переход от низшего к высшему, от простого к более сложному. Задача прогресса — улучшать.

Критерии прогресса:

  1. Развитие человеческого разума.

  2. Совершенствование нравственности людей.

  3. Возрастание степени свободы, которую общество может предоставить человеку.

  4. Прогресс науки и техники.

  5. Развитие производительных сил общества.

Прогресс может развиваться в двух формах:

  • Реформа — усовершенствование в общественной жизни, которое происходит через постепенные преобразования, при этом не затрагивает фундаментальные устои общества (традиции, обычаи, церковь, семью).

  • Революция — качественное изменение всех или большинства сторон общественной жизни, которое затрагивает основы существующего социального строя.

В современном обществе преобладают две формы общественных изменений:

  • Инновация — однократное улучшение, которое обеспечивает повышение возможностей адаптации социального организма в конкретных условиях.

  • Модернизация — это процесс полной или частичной реконструкции общественной системы с целью ускорения ее развития.

Противоположность общественного прогресса — это регресс.

Регресс — это такой тип развития, для которого характерно движение назад, переход от высшего к низшему, понижение уровня организации, возвращение к отсталому.

Стагнация— задержка общественного развития.

Прогресс — это не только положительное явление. Особенности прогресса:

  • Относительность — невозможность применить термин к некоторым сферам, например, искусству.
  • Противоречивость — последствия прогресса могут быть позитивными для одной сферы и негативными для другой, например, развитие промышленности приводит к загрязнению воздуха.

Противоречивость общественного прогресса

Стагнация до революции доведет — Московский Центр Карнеги

С точки зрения астрологов, политический 2013 год обещает быть бурным, поскольку это год Змеи. На годы Змеи, в частности, пришлись революции в России 1905 и 1917 годов, биржевой крах и начало Великой депрессии в 1929 году, начало Великой Отечественной в 1941 году, события в Китае на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, крушение башен-близнецов в Нью-Йорке 2001-м… Впрочем, и без астрологии ясно: перемены в 2013-м году могут случиться неожиданные и масштабные.

Об этом говорят и события последних дней.

Например, на последней в уходящем году встрече с членами правительства Владимир Путин публично выразил недовольство тем, что кабинет Дмитрия Медведева не выполняет задачи, поставленные президентом. Вряд ли этот разговор закончится без потерь среди чиновников. Да и Медведев сегодня – уже не член тандема, и не исключено, что в 2013-м его позиции могут пошатнуться.

Или взять экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. В предновогодние дни он, наконец, явился на допрос в Следственный комитет по делу «Оборонсервиса». Пока господин Сердюков дает показания в качестве свидетеля, но в 2013-м – чем черт не шутит – может поменять процессуальный статус и стать обвиняемым. А вслед за Сердюкова, глядишь, возникнут вопросы и к другим высшим чиновникам.

Перемены могут случиться и в администрации президента. Виной тому – беспрецедентная перебранка между министрами и депутатами при принятии поправки о запрете усыновления российских детей американцами в ответ на «акт Магнитского». Во многом из-за этого к концу года рейтинги руководства страны упали до прошлогодних показателей. За скандал кто-то должен ответить – но кто? По сведениям телеканала «Дождь», авторство «акта Магнитского» принадлежит первому замглавы администрации президента Вячеславу Володину и Ольге Баталиной, первому зампреду думского комитета по делам семьи, женщин и детей. Но с госпожи Баталиной спрос невелик, а вот господин Володин вполне может поплатиться за «закон Димы Яковлева» служебным креслом.

Чего еще ждать от наступающего 2013 года?

«Цель Кремля в 2013 году – сохранение статус-кво и оттягивание решений по экономическим реформам», – уверен ведущий эксперт Московского Центра Карнеги Николай Петров.

– Неслучайно программы, которые принимает правительство, в ближайшие год-два финансируются довольно скромно. Это значит, горизонт планирования Кремля – пара лет, причем на этот период у власти нет реформаторских планов. В политике легитимности у власти хватает – но только для стояния на месте, без какого-либо продвижения вперед. А вот экономика не оставляет сомнений: базы для стагнации и сохранения статус-кво надолго не хватит.

Скажем, в социальной сфере мы видим относительную стабильность, но надо понимать, какой ценой она достигается. Кремля вынужден сохранять курс на популизм, он не может, как раньше, забыть об обещаниях сразу после выборов. В результате Кремль вынужден быстро бежать, чтобы оставаться на месте. Стабильность покупается властью за все большую цену в условиях стагнации в экономике – и это не может продолжаться долго.

При этом мы видим, что правительство Дмитрия Медведева остается недееспособным. Нынешний кабинет – не команда лидеров, которые могут возглавить реформы. Скорее это технократы, чья функция – поддерживать существующий порядок вещей. Даже те изменения, которые происходят в правительстве, выглядят негативно. Показательна замена на посту главы Минрегинразвития Олега Говоруна на Игоря Слюняева. Слюняев до апреля 2012 года руководил Костромской областью, где «Единая Россия» набрала всего 30% на декабрьских выборах в Думу – это очевидный провал для главы региона. Тем не менее Медведев отдал предпочтение именно кандидатуре Слюняева. Это яркая иллюстрация, что в принятии решений премьер исходит из соображений личной лояльности, а не эффективности. Так будет продолжаться до тех пор, пока правительство не требуется Путину в качестве реального двигателя реформ.

Вместе с тем в послании Путина Федеральному Собранию не оказалось стратегии действий на новый президентский срок. Это значит, что в ближайшие несколько месяцев 2013 года в планы Путина не входит формирование реального правительства. Группировки в элите будут по-прежнему тянуть одеяло на себя, сохраняя общий фронт конфликта между либералами и государственниками. Победить в этой борьбе никто не сможет – это не нужно Путину. Но и страна в такой ситуации обречена на загнивание.

«СП»: – Какие главные политические риски ждут Кремль в будущем году?

– В 2013 году нас ждет существенно больше выборов, чем в 2012-м. И не следует переоценивал возможности Кремля в управлении этими избирательными кампаниями. На президентских выборах-2012 ему удалось ценой огромных усилий обеспечить более-менее приличную картинку (без грубых нарушений и подтасовок в ходе выборов) всего в двух регионах – в Москве и Петербурге. Что же касается октябрьских выборов губернаторов, Кремль намеренно выбрал наиболее простые регионы, где сам себе доказал, что может обеспечить победу действующего губернатора, каким бы слабым он ни был. По сути, в октябре власть протестировала новую модель выборов-2013.

Но эта тестовая задача не решает общей проблемы. Кремль давно поменял эффективных губернаторов на лояльных и на парламентских выборах 2011 года убедился, что лояльные главы регионов не дают результатов, которые Кремль хотел бы получить.

В начале года, перед тем, как принимать новый порядок губернаторских выборов, Кремль заменил два десятка глав регионов. Но, меняя одних на других, он ситуацию не улучшил, а кое-где ухудшил. И тем самым заложил бомбу замедленного действия, которая может взорваться уже в 2013 году – если население какого-нибудь региона возмутиться действиями губернатора, назначенного из Москвы в пожарном порядке. Социально-политические процессы сейчас ускоряются: раньше эффект плохого назначения мог сказываться через три-четыре года, теперь же граждане склонны гораздо быстрее реагировать на то, что им поменяли шило на мыло.

– Что получается в итоге?

– Экономика не сможет долго обеспечивать популистскую социальную политику и давать Путину возможность оттягивать принятие непопулярных решений – по пенсионной реформе, ЖКХ, здравоохранению, образованию. С другой стороны, население не доверяет власти, чтобы идти на жертвы в угоду новым реформам. Получается, экономика будет работать в минус, социальная стабильность станет все более хрупкой, а грядущие выборы-2013 добавят рисков локальных политических кризисов. Как ни крути, власть в ряде регионов должна сдавать экзамен, а сделать это в ситуации, когда выборы трудно фальсифицировать и люди не будут спокойно относиться к фальсификациям, очень непросто.

Думаю, в 2013 году мы увидим и политические, и социально-экономические протесты. Позиция Путина – его нежелание делать выбор между либеральной моделью и авторитарной – будет подталкивать элиты к внутренней борьбе. Элиты лучше Путина понимают: чтобы им выжить в системе, нужно систему менять. Власть в 2013 году либо окажется достаточно сообразительной, чтобы начать модернизацию, – и тогда нас ждет эволюционный сценарий развития. Либо сценарий окажется революционным – если Путин и дальше будет избегать каких-либо шагов, и ситуация пойдет вразнос.

– В будущем году кто-то ответит за скандал с «законом Димы Яковлева»?

– Игра еще не закончилось. Мне кажется, «закон Димы Яковлева» нельзя считать политтехнологическим просчетом. За ним стоит желание Кремля перевести стрелки народного недовольства с российских коррумпированных чиновников, по которым бьет «акт Магнитского», на проблему усыновления, в рамках которой можно спокойно испытывать нелюбовь к Америке. Психологически это верный ход – порочна идея, а не ее реализация. Поэтому позиции Володина не пошатнутся: более грубые политтехнологии, которые связывают с его именем, устраивают президента.

– Что в 2013 году будет с Медведевым?

– Медведев и нынешнее правительство удобны Путину в качестве буфера. Кабинет несет ответственность за невыполнение предвыборных обещаний президента, которые невозможно выполнить. Да, правительство еще не сыграло эту роль до конца, но уже сейчас ясно: нахождение Медведева на посту премьера – лишь вопрос времени. Думаю, в 2013 году Дмитрий Медведев уйдет в отставку. Скорее всего, правительство столкнется с рядом нарастающих проблем и не сможет ничего предложить для исправления ситуации. Мне кажется, Медведев мог бы уйти раньше, при объявлении Путиным нового курса, – это было бы более позитивным вариантом для премьера. Но, скорее всего, Медведев уйдет, проклинаемый гражданами…

Оригинал интервью

ЕРБ ВОЗ | Заявление – ЕРБ ВОЗ: стагнация показателей охвата вакцинацией против COVID-19 требует безотлагательных действий

Заявление для прессы д-ра Hans Henri P. Kluge, Европейского регионального директора ВОЗ
30 августа 2021 г.

Эпидемиологическая ситуация в Европейском регионе ВОЗ, в который входят 53 страны, неоднозначна.

В настоящее время зарегистрировано 64 млн подтвержденных случаев заболевания и 1,3 млн смертей. В 33 государствах-членах сообщается о росте заболеваемости более чем на 10% за 14 дней. Такой высокий уровень распространения вируса вызывает глубокую обеспокоенность – особенно на фоне низких показателей вакцинации среди приоритетных групп населения в ряде стран.

Некоторые страны начинают отмечать увеличение нагрузки на больницы и рост числа смертельных случаев. На прошлой неделе число смертей в Регионе увеличилось на 11%, а согласно одному заслуживающему доверия прогнозу к 1 декабря в Европе следует ожидать 236 тыс. смертельных случаев.

Подобный рост обусловлен тремя факторами. Во-первых, появлением варианта «Дельта», который легче передается от человека к человеку и который в настоящее время зарегистрирован в 50 странах Региона. Во-вторых, ослаблением мер по защите здоровья населения, и в-третьих, сезонным увеличением количества поездок, которое привело к значительному росту числа случаев заболеваемости в большинстве стран. Мы наблюдаем особенно резкое увеличение числа случаев заражения на Балканах, Кавказе и в республиках Центральной Азии.

Мы должны неуклонно соблюдать меры по обеспечению многоуровневой защиты, включая прохождение вакцинации и ношение масок. Вакцины – это путь к возобновлению жизни общества и стабилизации экономики. Несмотря на это, мы по-прежнему сталкиваемся с такими трудностями, как недостаточные производство и доступность вакцин, а также недостаточный уровень доверия к вакцинации.

Примерно за 8 месяцев было введено почти 850 млн доз вакцины, при этом почти половина населения Региона была полностью вакцинирована. Это замечательное достижение!

Однако в результате отсутствия доступа к вакцинам в одних странах и отсутствия доверия к ним в других за последние шесть недель темпы вакцинации в Регионе замедлились. На сегодняшний день только 6% людей в странах с низким уровнем дохода и уровнем дохода ниже среднего в нашем Регионе прошли полный курс вакцинации.

Несмотря на то что приблизительно три из четырех медицинских работников в нашем Регионе прошли полный курс вакцинации против COVID-19, есть страны, в которых удалось вакцинировать только одного из десяти медицинских работников.

Существует явная необходимость увеличения производства, распределения вакцин и расширения доступа к ним для государств-членов, с тем чтобы они могли предоставить своему населению возможность пройти полный курс вакцинации. Каждый человек, где бы он ни находился, должен иметь право пройти полный курс.

Вакцинация – это право, но это также и обязанность. Стагнация показателей охвата вакцинацией в нашем Регионе вызывает серьезное беспокойство. Сейчас, когда многие страны ослабляют меры по защите здоровья населения и социальные меры, доверие людей к вакцинации имеет решающее значение – если мы хотим избежать роста распространения инфекции, более тяжелого течения болезни, увеличения числа смертельных случаев и повышения риска появления новых вариантов, вызывающих обеспокоенность.

Скептическое отношение к вакцинам и антинаучные настроения мешают нам стабилизировать этот кризис. Такое отношение не имеет смысла и никому не приносит пользы.

Участие общественности имеет жизненно важное значение для успешного проведения вакцинации против COVID-19. Понимание того, как люди воспринимают вакцины, в том числе их опасений по поводу безопасности вакцин, помогает странам информировать население и медицинских работников в необходимых случаях.

Исключительно важно, чтобы органы здравоохранения внимательно изучили факторы, определяющие уровень вакцинации в различных группах населения, а затем приняли целенаправленные меры на уровне местных сообществ в целях повышения уровня доверия к вакцинации.

Совместно с государствами-членами ЕРБ ВОЗ разрабатывает практические инструменты и рекомендации по выявлению и устранению недостатков в программах иммунизации, что позволяет странам использовать передовой опыт других стран. Эти инструменты доступны правительствам всех стран.

Увеличение производства вакцин, их справедливое распределение, а также повышение уровня доверия к вакцинации и спроса на нее – вот три основополагающих элемента, необходимых для выполнения обещания, что вакцинация поможет положить конец пандемии в Европейском регионе.

Мое последнее замечание касается детей.

Школы должны работать.

Закрытие школ сказывается на успеваемости, повышает вероятность досрочного прекращения образования и влияет на психическое здоровье детей. Наши дети сильно пострадали за последние 20 месяцев, особенно те, кто уже находился в уязвимом положении и/или не мог воспользоваться возможностями цифрового обучения.

В отличие от прошлого года, сейчас у нас есть возможность обеспечить их безопасность.

По мере того как миллионы детей возвращаются в школу, ЕРБ ВОЗ и Детский фонд Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) призывают принять все необходимые меры для того, чтобы школы продолжали работать.

К числу таких мер относится реализация стратегии вакцинации учителей и школьного персонала, а также детей старше 12 лет, особенно имеющих сопутствующие заболевания; улучшение санитарно-гигиенических условий и соблюдение гигиены рук в школах, соблюдение режима проветривания, по возможности сокращение числа учащихся в классах, меры физического дистанцирования, ношение масок, в зависимости от оценки риска на местах, регулярное тестирование детей и персонала; а также, прежде всего, защита психического и социального благополучия детей.

Сегодня к нам присоединилась Жанерке Ассетова, учительница иностранного языка в Казахстане, которая не понаслышке знает об этих трудностях. Поскольку начинается новый учебный год, мне не терпится узнать, как она планирует осуществлять меры, связанные с COVID-19, в своей школе и классе.

В заключение я хотел бы поблагодарить Жанерке и всех учителей по всему миру, которым приходиться работать в этих непростых условиях, но которые продолжают служить на благо своих сообществ и наших будущих поколений.

Благодарю вас.

Дом, дизайн, ремонт, декор. Двор и сад. Своими руками

Стагнации как этапу развития общества соответствует. Нынешнее состояние российской экономики

Что такое стагнация в экономике простыми словами? Каковы ее причины и последствия?

Стагнация — это длительный период низкого уровня роста экономики или отсутствие такового вообще. Экономический рост менее 2-3% в год считается стагнацией, и он часто сопровождается высоким уровнем безработицы и вынужденной частичной занятостью. Стагнация может происходить и в меньших масштабах, например, в отдельных отраслях экономики или компаниях.

Стагнация — это ситуация, когда общий объем производства либо медленно сокращается, либо находится практически на том же уровне. Хотя стагнация и характеризуется достаточно высоким уровнем безработицы, экономисты не относят ее к рецессии. Последствиями стагнации является отсутствие роста числа рабочих мест, зарплаты, наращивания объемов производства. При рецессии (экономическом спаде) эти показатели идут значительно вниз.

Стагнация может происходить:

  • естественным образом — когда экономический цикл находится в нисходящем колебании
  • искусственным образом — вследствие определенных факторов (неэффективной экономической политики, природных катастроф и т.д.)

Стагнация может возникнуть и в ходе обычного бизнес-цикла деловой среды. Она отражает естественную природу подъемов и спадов и в краткосрочной перспективе в принципе не должна вызывать опасений или паники.

Такое явление, как стагнация, может иметь место как в развитых странах со зрелым экономическим циклом, так и в слаборазвитых государствах. В первом случае застой в условиях стабильной экономики может быть гораздо более постоянным, чем это ощущается во время нормального делового цикла. Классики экономической теории называют такое явление стационарным состоянием экономики.

Во втором случае природа стагнации имеет другие корни. В слаборазвитых или развивающихся странах застой сохраняется из-за отсутствия изменений в традиционной культуре, где нет никакого стимула, чтобы развиваться или расти. Кстати, вот почему инновационный тип развития экономики — необходимое условие для устойчивого роста.

Стагнация не обязательно является результатом экономической политики правительства. Голод, война, природные катастрофы могут быть внешними факторами, обуславливающими застой в экономике.

Главные признаки стагнации

  1. Ухудшение ситуации на рынке труда. При стагнации экономический рост замедляется либо медленно идет вниз, поэтому предпосылок для расширения рабочих мест нет.
  2. Отсутствие экономического прогресса. Стагнацию в экономике нередко называют еще другим словом — застой. При таким положении дел экономика государства находится в неком «вялотекущем состоянии», что явно неблагоприятно с точки зрения конкуренции на международной экономической арене. Существует риск отстать от других стран и растерять свои конкурентные преимущества.
  3. Отсутствие повышения уровня жизни населения. Стагнация для рядового обывателя означает пребывание на одном и том же уровне материального состояния, что для многих расценивается как весьма неплохо. Однако в долгосрочной перспективе это все же означает ухудшение уровня жизни.

Что способствует стагнации в экономике государства? В большинстве случаев, если речь идет не о естественном экономическом застое, то на первое место выходит человеческий фактор, а именно:

  • неэффективность принимаемых экономический решений
  • некомпетентность руководящих чиновников
  • отсутствие стратегии инновационного развития
  • низкий объем инвестиций в науку

Примеры стагнации

Если взглянуть на показатель экономического роста ведущих экономик мира — США, Японии, Европейского Союза — в период с 1966 по 2014, то можно увидеть устойчивый нисходящий тренд. Это не экономический спад в чистом виде, но и не рост вверх, а медленное снижение производительности экономики, то есть стагнация.

Плавное снижение темпов экономического роста в США 1966-2014

Стагнация в Японии 1966-2014

Замедление темпов экономического роста в ЕС 1966-2014

Причины стагнации

Чем обусловлен экономический застой в вышеприведенных примерах? Перечислим основные факторы.

#1 Финансовый кризис. Кредитный пузырь и его прозаический взрыв в 2008 году (об этом даже сняли художественный фильм, ) стал большим фактором, спровоцировавшим падением темпов экономического роста. Огромные потери банков привели к снижению банковского кредитования и объемов инвестирования.

Финансовый кризис подорвал позиции бизнеса и доверие потребителей. Все это в совокупности обусловило более тяжелые условия для экономического восстановления.

#2 Низкий объем инвестиций в экономику. Одна из причин стагнации также заключается в снижении объемов инвестирования, что наблюдается в последние годы по всему миру. Это обусловлено, в частности, следующими факторами:

  1. Падение цен на сырьевые товары — снижение спроса на капитальные инвестиции в производство товаров
  2. Низкий уровень уверенности предпринимателей и инвесторов из-за финансовых проблем и низкого уровня темпов экономического роста
  3. Ограниченный доступ к кредитным ресурсам из-за предыдущих убытков банков

#4 Проблемы в Еврозоне. В послевоенные годы Европа переживала быстрые темпы экономического роста, но в последние годы наметился спад. Вследствие экономики стран мира тесно переплетены хозяйственными и финансовыми взаимосвязями. Поэтому экономические проблемы (стагнация) в одном регионе могут перекинуться и в другие государства.

#5 Демографические изменения также являются причиной стагнации. Многие развитые страны сталкиваются с проблемой падения рождаемости, что ведет к старению населения и снижения его численности. Это увеличивает нагрузку на пенсионное обеспечение, что покрывается за счет налогов.

Таким образом, стагнация простыми словами — это период низкого уровня экономического роста, некое «топтание на месте». В долгосрочном плане это негативно сказывается на уровне жизни населения и конкурентоспособности государства на мировой экономической арене.

P.S. Хотите всегда оставаться в хорошем настроении? Тогда смотрите это видео!

Остановку в развитии и застой во всех сферах хозяйственной деятельности человека принято называть термином латинского происхождения – стагнация (англ. stagnation от лат. stagnatio). Экономисты называют стагнацией такое состояние экономики при котором:

  1. Сильно снижается динамика изменения ВВП;
  2. Застой в сфере производства;
  3. Застой в сфере торговли;
  4. Застой в сфере научно-технического прогресса и отсутствие внедрения инноваций;
  5. Падает общий поток инвестиций во все сферы экономики.

Не стоит путать стагнацию с рецессией. Хотя и то и другое явление есть часть одной и той же структуры – экономического цикла, они, несмотря на внешнюю схожесть, имеют целый ряд принципиальных различий. И самое главное из них состоит в том, что для рецессии характерна динамика снижения всех основных показателей экономики, а стагнация выражается в том, что всякая динамика практически сводится к нулю (отсутствуют и рост и снижение, а экономика, фактически, топчется на одном месте).

Одним из индикаторов состояния стагнации является динамика изменения биржевых (фондовых) индексов. В то время кода основные фондовые индексы страны (при анализе состояния национальной экономики) или мира (при анализе глобальной экономической ситуации) показывают динамику изменений в пределах одного процента, говорят о том, что экономика находится в фазе стагнации.

Две основные формы стагнации экономики

В зависимости от истоков происхождения, форм проявления и способов преодоления, в экономической теории принято выделять следующие основные формы стагнации:

  1. Монополистическая форма;
  2. Переходная форма.

Причиной возникновения монополистической формы стагнации является снижение такого двигателя производственного прогресса как конкуренция. За счёт того, что целые отрасли производства подпадают под контроль одной и той же структуры, они перестают конкурировать друг с другом. Смысл в этом начисто пропадает по той простой причине, что конечный потребитель производимой в рамках монополии продукции не имеет по сути никакого выбора, или, другими словами, он вынужден «брать что дают».

Отсутствие стремления к развитию и улучшению качества выпускаемой продукции неизбежно приводит к застою в сфере производства товаров. А это, в свою очередь, может потянуть за собой (затормозить) и всю экономику страны в целом.

Существует целая теория стагнации, согласно которой можно преодолеть её монополистическую форму таким образом, чтобы экономика не только не впала в очередной кризис, но и начала развиваться новыми темпами. Основными шагами для этого являются:

  • Массированное внедрение достижений научно-технического прогресса;
  • Снижение производственных затрат;
  • Широкое использование закона максимизации монопольной прибыли.

Переходная форма стагнации связана с переходом экономики из одной своей формы в другую. В качестве яркого примера подобного рода застоя можно привести переход от административно-командной экономической системы к смешанной экономике в странах бывшего СССР.

В данном случае замедление темпов развития (или полная остановка) напрямую связаны с тем, что вся государственная инфраструктура, заточенная под одни стандарты, в срочном порядке вынуждена перестраиваться под другие нормы и правила. А это неизбежно связано с некоторым торможением или даже полной остановкой производственной деятельности и, как следствие, с приостановкой роста валового национального продукта (ВНП) страны.

Такого рода стагнация практически неизбежно приводит к рецессии экономики, которая, в свою очередь, продолжается до тех пор, пока не будет осуществлён полный переход всей экономики страны в новое русло.

Следует отметить тот факт, что вопреки распространённому мнению о том, что стагнация есть не что иное, как предтеча очередного финансового кризиса (упадка или рецессии в экономике), на самом деле она может предварять равно как очередной спад, так и очередной подъём экономического развития.

Согласно , по которой экономическое развитие происходит в рамках структуры состоящей из четырёх видов циклов:

  1. Больших циклов Кондратьева длительностью 45-60 лет;
  2. Циклов Кузнеца длительностью 15-25 лет;
  3. Циклов Жюгляра длительностью 7-11 лет;
  4. Циклов Китчина длительностью 3-4 года.

В этой структуре каждый малый цикл является составной частью большего, а тот в свою очередь входит в ещё больший экономический цикл. Так, большие циклы Кондратьева состоят из двух циклов Кузнеца, четырёх циклов Жюгляра и восьми циклов Китчина.

Так вот, согласно теории циклов, период стагнации предшествует каждому спаду и каждому подъёму в экономике. Стагнация после спада характеризуется постепенным снижением темпов падения, а для стагнации после подъёма, наоборот, характерно снижение темпов развития в основных отраслях народного хозяйства.

И в том и в другом случае, стагнация – это остановка, перед тем как начать движение в направлении противоположном предшествующему движению экономики. Её можно назвать состоянием равновесия между тенденцией к росту и тенденцией к снижению уровня экономического развития.

stagnatio — неподвижность, от stagnum — стоячая вода) — состояние экономики , характеризующееся застоем производства и торговли на протяжении длительного периода времени. Стагнация сопровождается увеличением численности безработных, снижением заработной платы и уровня жизни населения .

Выражается в нулевых или незначительных темпах роста, неизменной структуре экономики, её невосприимчивости к нововведениям, научно-техническому прогрессу . Состояние стагнации было характерно для экономики США в 1930-х гг., для советской экономики в конце 80-х гг .

По мнению экономиста академика Олега Богомолова , «именно стагнация советской экономики дала первый импульс Перестройке » .

Виды стагнации

В экономике выделяют два вида стагнации, «монополистическую» и «переходную», разные по происхождению, формам проявления и способам преодоления.

Первый вид стагнации возникает в результате господства монополистических объединений, устраняющих конкуренцию как двигатель развития экономики; проявляется в тенденциях экономического застоя, который охватывает прежде всего область производств, в которых доминируют монополии. Стагнация проявляется в депрессивном характере производства, замедлением инвестиционных процессов, хронической недозагрузкой предприятий, массовой безработицей. Согласно теории стагнации (представители — американские экономисты Дж. Стендл, П. Баран, П. Суизи) стагнацию можно преодолеть широким внедрением достижений научно-технического прогресса, снижением затрат производства, наиболее полного использования экономического закона максимизации монопольной прибыли. На основании анализа механизма накопления капитала сторонники теории стагнации приходят к выводу о необходимости устранения противоречия между желанием получить максимальный совокупный доход и недостаточными возможностями его использования. Основными факторами решения этого противоречия, на их взгляд, является технический прогресс, вывоз капитала в другие страны, рост покупательной способности населения.

Другой тип стагнации возникает в процессе перехода от командно-административной к смешанной экономике и является последствием экономических ошибок правительств, игнорирования экономических законов. В частности, в экономике постсоветских государств в 90-х XX в. стагнация проявилась в резком спаде производства и инвестиционной деятельности, физическом разрушении продуктивных сил, прежде всего в научно-техническом и интеллектуальном потенциале общества, а также обесценивании мотивационных стимулов продуктивного труда. Кризис охватил сферу финансов, денежного обращения, особенно острым был кризис неплатежей. Из-за недостачи конкурентоспособных товаров постсоветские страны не смогли быстро интегрироваться в систему международного рынка. Одновременно был разрушен народнохозяйственный комплекс бывшего СССР, экономические связи между отраслями народного хозяйства.

Мы часто слышим про стагнацию в экономике. Что это значит? Стагнация – с латинского «остановка, состояние неподвижности». Чаще всего используется негативный контекст, значение вынужденной или закономерной, но несущей неприятные последствия остановке какого-либо процесса в экономическом мире. Рынок должен активно развиваться и работать, любые задержки, остановки ведут к кризису в той или иной форме.

Сущность стагнации

Явление стагнации, как правило, растягивается на месяцы и годы, даже десятилетия. Внешние симптомы и проявления выражаются в росте безработицы, снижении среднего уровня доходов населения и средней зарплаты. Благосостояние людей резко ухудшается или не растет, снижается общий уровень деловой активности.

Ввиду общей тенденции к глобализации рынка стагнация стала распространенным термином, с ней знаком каждый экономически активный гражданин. Однако важно корректно трактовать смысл слова и не смешивать его с повседневным контекстом из новостных выпусков или аналитики.

Понимание данного термина облегчит рассмотрение факторов, которые формируют стагнацию. Суть ее довольно проста. Экономика развивается скачкообразно, после прогресса наступает стадия «сна» или «дремоты», что абсолютно нормально.

Этот сценарий вполне традиционен и даже воспринимается аналитиками позитивно , ведь здесь нет резких шокирующих скачков, а замедление рыночных процессов особо не травмирует игроков (не считая самых мелких). Но на практике оказывается, что период стагнации рынка – плодотворная среда для кризиса. «Живая» экономика всегда нуждается в стимуле для движения, а в состоянии стагнации таких толчков нет.

Проведем аналогию со спящим человеком, который лег спать и отдыхать, вместо того, чтобы решить свои насущные проблемы. После длительного сна он обнаруживает, что количество проблем не сократилось, а только увеличилось, некоторые даже перешли в неразрешимую стадию.

Стагнация – термин межотраслевой , используется также психологами, экологами, биологами. Но чаще всего можно услышать это слово в контексте экономики.

Разновидности стагнации

Стагнацию традиционно разделяют на два типа:

  • в форме монополии;
  • переходный вариант.

Каждая разновидность имеет свой метод решения проблемы застывания и выхода из кризиса, стимуляции экономической жизни и производства.

Монополистическая стагнация в основном свойственна крупным фирмам , транснациональным корпорациям. Она характерна для экономик без рыночной конкуренции – плановой экономике, политически определяемым структурам, административным образованиям. Кризис выражается в том, что монополист, ввиду отсутствия соперничества за клиента, перестает выпускать продукцию достойного качества, как и услуги. Это приводит к снижению потребления, простою производства, безработице вследствие сокращений.

Что может помочь решению данной проблемы? В данном случае важную роль играет государство, которое выделяет разные виды помощи малому и среднему сегменту бизнеса. Это может быть правовая и финансовая поддержка, направленная на повышение конкурентоспособности и удержание позиций на рынке, возможность соперничать с монополией.

Также помогает внедрение новинок технического характера , разные инновации, снижаются производственные затраты как следствие модернизации производства. В итоге покупатели активнее ведут себя на рынке, увеличивается экономическая способность.

Переходная стагнация вызывается, как правило, ошибкой в принятии стратегических решений, когда не учитываются базовые законы рынка, состояние кризиса, ошибки правительства – чаще систематические, растянутые на десятилетия. В целом сумма этих факторов приводит к застою. Другие симптомы:

  • снижение темпов производства
  • отток финансов из страны
  • торможение научно-технической активности
  • миграция «мозгов»
  • падение качества товаров и услуг

Что касается выхода из состояния переходной стагнации, универсального рецепта нет. Метод выбирают на основе суммы разных факторов. Переходный вариант гораздо опаснее монополистской, он способен привести к полному краху экономической системы.

Решения могут быть следующими:

  1. Регулируется сотрудничество и производство на международном уровне, устанавливаются партнерские соглашения с транснациональными компаниями;
  2. П роводится финансирование научной системы, поддерживаются лаборатории и НИИ ;
  3. П ересматривается система образования и воспитания, т. е. Инвестирование переключается на оптимизацию качества интеллектуальных ресурсов в обществе и т.д.

Источники стагнации

Можно ли предвидеть появление стагнации и распознать причины? В целом можно, но они бывают настолько многоплановыми и комплексными, что анализировать можно только последствия, а не состояние текущего развития. Можно выделить объективные условия, которые существенно способствуют развитию кризиса:

  • бюрократизация, коррупция в обществе;
  • изоляция, консерватизм в международных отношениях;
  • игнорирование научного сектора;
  • снижение профессионализма и интеллектуального потенциала населения, ухудшение образования;
  • устаревание основных фондов и снижение предпринимательской инициативы.

Часто последствиями и симптомами стагнации бывают напряжение в обществе, митинги, перевороты, резкая инфляция, безработица. Стагнацию можно и нужно контролировать на всех уровнях, чтобы избежать пагубных последствий экономического торможения.

Что такое стагнация в экономике? Это достаточно тонкий и одновременно сложный процесс, который требует глубокого и детально изучения.

Стагнация в экономике – это, если говорить на простом языке, период длительного по времени застоя в экономической жизнедеятельности конкретной страны. (Стагнация в России, стагнация в Англии, стагнация в США).

Что такое стагнация в экономике теперь понятно, но каковы ее причины.

Можно ли избежать такого явления? Реально ли оно опасно? Есть ли способы борьбы с данной ситуацией?

Если говорить конкретно о нашей стране, то стагнация рубля может обернуться замиранием всей деловой активности в России.

Не растет (но и не падает, что немаловажно). Нет видимого прогресса и регресса, жизнь в экономической сфере будто замирает.

Даже не плывет по течению, а останавливается в одной точке.

На фоне такого явления возникает резкий скачок безработицы. Тут же вырастает преступность, появляется больше социальных проблем.

Важно: инфляция, рост цен на продукты первой необходимости – все это негативные факторы, которые позволяют просто и детально объяснить, что такое стагнация в экономике, и почему она не желательна.

Из истории

Впервые о данном явлении заговорили только в 20 веке. Если конкретно, то в 30 годах.

Ситуация имела место в американской экономике. Описание процесса четко дает выдающийся экономист того времени Мюррей.

Он именовал стагнацию застоем в веках. Были и методы разрешения и выхода из данной ситуации.

Тогда его послушали, в Америке согласились с дефицитом страны, чтобы увеличить расходы на самое необходимое. Путь был правильным.

О стагнации забыли уже в начале следующего десятилетия. Метод Мюррея применяли и применяют до сих пор в разных странах мира.

Мюррей объяснил Америке и всему миру, почему нельзя допустить того, чтобы экономический кризис прогрессировал.

Он может привезти к спаду в производственной сфере. Тогда и валовой внутренний продукт резко упадет, что крайне нежелательно.

Экономика конкретной страны может просто рухнуть. Это крах всего государства, крах обычной жизни простых людей.

Важно: Мюррей обосновал, что стагнация, если ее вовремя не «вылечить», отразится на каждом человеке без исключения. Его теория также гласит, что успешная экономика всегда придет к такому печальному процессу. Это факт, который был доказан временем в разных точках земного шара.

О причинах возникновения

Чтобы глубже понять, что такое стагнация в экономике, нужно разобраться с ее причинами.

Эксперты говорят, что подобное явление не возникает из-за какой-то одной проблемы, речь идет о комплексе «государственных бед».

Итак, поехали:

  • вырастает бюрократия;
  • государство ведет неэффективную экономическую политику в целом;
  • законодательство о хозяйствующих субъектах слишком «сырое», подлежит доработке, переработке или отсутствует вообще;
  • нет нормального взаимодействия по вопросам хозяйственно-финансовым вопросам с другими мировыми державами;
  • экстенсивный путь развития производственной деятельности;
  • отсутствие инноваций в производственной сфере, устаревшее оборудование, отсутствие мер по усовершенствованию производства;
  • сворачивание научно-конструкторских программ, идей.

Важно: на возникновение процесса может повлиять то, чего человек не мог предусмотреть – стихия, форс-мажоры, войны, кризисы в других странах. Но это – отдельная история, которая если и случается, то довольно редко в сравнении со стандартными причинами возникновения стагнации.

Любая из данных проблем сама по себе является глобальной, но в комплексе они напоминают бомбу замедленного действия.

Рано или поздно произойдет стагнация рубля (говоря о России, в частности).

Если говорить о реальных цифрах, то нормальный рост ВВП составляет около 3 процентов в год. Чем меньше рост, тем медленнее развивается страна.

С течением времени, разница увеличивается и уже через 20 лет составляет 25 процентов по сравнению с развитыми странами.

Через 20 лет Россия по ВВП будет отставать от мировых держав на почти 50 процентов.

Это нынешний уровень Черногории. Жизнь простых граждан может реально ухудшиться.

Это – и есть стагнационный период в жизни России. А рецессию мы уже пережили в 2014-15 годах.

Важно: чтобы подобного явления в экономике страны не наблюдалось, нужно большое внимание уделять финансированию науки и конструкторским инновациям, в частности. Только усовершенствование производственной сферы деятельности поможет избежать опасного явления, либо сделает его менее болезненным для страны в целом и каждого ее отдельно взятого гражданина.

О фазах и признаках

Начнем по порядку. Стагнация — что это такое простыми словами мы уже разобрались.

Теперь нужно понять, когда возникает процесс, из каких этапов он состоит.

Любая стагнация, в том числе стагнация рубля, имеет четыре периода:

  • увеличение;
  • остановку;
  • уменьшение;
  • завершение.

В стране (если речь, например, о России) уже идет стагнация рубля, если:

  • имеет место инфляция. Причем она значительная. И мешает экономике развиваться. Тогда же идут под удар рабочие места, в стране становится больше безработных, больше преступности, вырастает смертность;
  • сокращается поступления , практически не собираются;
  • производство словно останавливается. Заводы и предприятия могут работать, но они не развиваются, количество выпускаемой ими продукции не увеличивается, сбыта практически нет;
  • нет , их меньше;
  • падает ;
  • простые жители страны беднеют, они уже не могут позволить себе крупные покупки. Деньги хранят не в , а дома, не вкладываются в бизнес и недвижимость, жизнь замирает.

О видах

Большая ошибка предполагать, что стагнация рубля в России может быть единственной проблемой. Ведь это, прежде всего процесс, влияющий на все сферы жизни.

Современные экономисты и политологи говорят о 2 видах процесса:

  • монополистическом;
  • переходном.

Монополистическая возникает, когда в государстве появляется отдельный монополист в каждой сфере экономической деятельности.

Другим производителям просто нечего делать на таком рынке, чтобы они не внедряли, как бы не старались, выйти на один уровень с монополистом, у них не получается.

Важно: чтобы не возникло монополистического процесса в экономике, нужно, чтобы государство было заинтересовано в том, чтобы не допустить возникновения монополии.

Речь не только о производственной, но и любой другой сфере! Если государство ставит препоны для монополии, возникнуть и жить ей будет крайне сложно и даже невозможно.

Стагнация рубля наблюдалась в России, когда распался Советский союз.

Как раз тогда мы переходили от одной хозяйственной модели управления страной к другой, совершенно новой для нас.

Надо понимать, что Россия в ближайшие 20 лет будет переживать стагнацию.

По уровню благосостояния мы опустимся до бедных стран.

Это – уже действующий прогноз Министерства экономического развития нашей страны.

ВВП будет расти лишь на 1,8-2 процента в год. Этого для нас – крайне мало.

Лишь к началу 30 годов этот показатель будет несколько увеличен, но и тогда этого будет недостаточно для здорового развития станы и вливания в нее инвестиций из-за рубежа.

Преодоление стагнации будет возможным лишь при внедрении ряда инновационных реформ, которые положительно скажутся на производственной сфере деятельности.

Чтобы избежать стагнации рубля в России, нам нужен рост ВВП хотя бы на 3,5 процента в год.

Важно: чтобы не допустить переходной стагнации рубля (как было в России), важно позаботиться о плавном переходе от одной хозяйственной модели управления государством к другой. Процесс может растянуться на долгие годы, но будет менее болезненным, чем резкая и не всегда обоснованная смена такого управления.

Кто виноват, и что делать?

Резюмируя предыдущие разделы статьи, хочется отметить, что виновных в стагнации рубля (в России, к примеру) можно искать долго и бесконечно.

Конечно, такой процесс допущен из-за:

  • неэффективного государственного управления;
  • неоднозначной налоговой политики;
  • застоя банковского сектора;
  • экономических санкций относительно России;
  • и других причин, о которых мы говорили ранее.

Однако любой подобный процесс имеет начало и конец. О длительности данного явления говорить не приходится.

Чтобы минимизировать последствия данного экономического процесса, простому человеку нужно:

  • уже сейчас начать откладывать деньги «на черный день», желательно в валюте;
  • иметь запасной вариант работы или хотя бы подработки;
  • овладеть востребованной рабочей профессией или навыком;
  • постараться уменьшить собственные расходы;
  • не брать много .

Важно: у читесь таким простым вещам, пока есть время, и кризис не наступил. Эксперты рекомендуют, как альтернативу, обратить внимание на сельское хозяйство, работу в глобальной паутине, творческую деятельность, собственный .
Стагнация — это явление, которое можно предупредить или сделать его последствия менее жесткими для разных слоев населения.

Итак, начнем:

  • государство может запросить помощи международного сообщества;
  • страна должна расширять горизонты, в переносном смысле, конечно. Выход на новые рынки будет весьма кстати;
  • инновации должны на постоянной основе внедряться в производство;
  • государство должно стимулировать развитие науки и технологии;
  • страна должна заботиться о регулярной модернизации производственной сферы деятельности, избегать малейших застоев в данном вопросе;
  • государство не должно быть втянуто в международные и региональные конфликты;
  • валюта должна быть стабилизирована.

В заключение

Стагнация рубля в России может быть довольно опасной. Хотя бы потому, что:

  • резко падают темпы производства продукции;
  • торговля снижается;
  • инвестиции больше не поступают в нужном объеме;
  • деловая активность падает;
  • инфляция только прогрессирует;
  • растет безработица;
  • социальное обеспечение достигает минимума.

Стагнация рубля непременно приведет к рецессии. Это – неизбежное последствие, которое тоже нужно будет пережить.

Рецессия наступает, когда уровень ВВП на очень низком уровне. Но все это далеко не критично и при правильном управлении пройдет непременно.

Рецессию отличает:

  • резкий рост безработицы среди экономически активного населения;
  • отток инвестиций;
  • рост цен;
  • национальная валюта обесценивается;
  • происходит девальвация.

Этот период важен для страны, чтобы понять, какие ошибки были допущены, и как избежать их в дальнейшем.

Любая рецессия рано или поздно заканчивается, стагнация отступает, начинается новый виток в развитии экономики.

Стагнация экономики и мечтания власти

Общественный прогресс и его критерии

На экзамене проверяются дидактические единицы: прогресс; регресс; стагнация; критерии общественного прогресса.

Словарь основных терминов (понятий) с комментариями

Прогресс (от лат. progressus — движение вперед) — 1) направление развития, для которого характерны переход от низшего к высшему, от простого к более сложному, движение вперед к более совершенному и передовому. Социальный прогресс — развитие людей, человечества в направлении к лучшему, более совершенному состоянию; 2) совокупность всех поступательных изменений в обществе. Прогресс противоречив: совершенствование в одних областях может привести к потерям в других. Кроме того, прогресс в одних странах необязательно несет прогресс в других. Так, европейская колонизация Азии и Африки способствовала росту богатств и уровня жизни европейцев, но надолго законсервировала отсталость этих регионов. В настоящее время понятие прогресса меняется в сторону обогащения его гуманистическим содержанием, т. к. на общественное развитие влияют не только объективные факторы, не зависящие от воли и сознания людей (природно-географические катаклизмы), но и субъективные, обусловленные сознательной деятельностью людей. Именно деятельность людей делает понятие прогресса столь сложным и противоречивым.

Критериями общественного прогресса являются:

— развитие производительных сил общества, включая самого человека;

— прогресс науки й техники;

— возрастание степени свободы человека, которую общество может предоставлять человеку;

— уровень образования;

— состояние здоровья;

— экологическая обстановка и т. д.

Регресс (от лат. regressus — обратное движение). Это такой тип развития, для которого характерны переход от высшего к низшему, попятное движение; деградация общества или отдельных его сторон; утрата обществом способности выполнять те или иные функции. Регресс противоположен прогрессу.

Стагнация — 1) периоды в развитии общества, когда нет явного улучшения, поступательной динамики, но и нет обратного движения; 2) задержка в развитии общества вперед и даже временная остановка. Стагнация — серьезный симптом «заболевания» общества, появления механизмов торможения нового, передового. В это время общество отвергает новое, противится обновлению.

По отдельности ни прогресс, ни регресс, ни стагнация не существуют. Попеременно сменяя друг друга, переплетаясь, они дополняют картину общественного развития.

Социальный застой и культурные изменения


Быстрые, разрушительные социальные изменения не для слабонервных.

A Пару дней назад в «Пермутациях воображения» я написал: «Это всеобъемлющее и неумолимое изменение, которое характеризует современный мир, было в значительной степени воспринято популярной культурой». Поразмыслив, я понимаю, насколько это утверждение потенциально может ввести в заблуждение, и по этой причине я должен предложить некоторые оговорки.

F Во-первых, необходимо проводить четкое различие между социальными изменениями и культурными изменениями.Теоретически каждый из них может быть изолирован от другого, хотя на практике изменение одного приведет к изменению другого, и наоборот. Таким образом, люди могут всем сердцем принять культуру всепроникающих изменений, даже живя жизнью социального застоя. Наоборот, люди, живущие жизнью драматических социальных изменений, могут принять культуру неизменных истин.

L Позвольте мне привести пример, так что я не просто говорю абстракциями, как я обычно делаю.Историки Средневековья иногда отмечают, что народы средневековой Европы не видели, что их мир существенно изменился по сравнению с античным. Там, где мы видим изменения, они видели преемственность. И они видели преемственность по идеологическим причинам. Из-за библейского отрывка в Книге Даниила, предсказывающего четыре империи, за которыми последует конец времен, а также из-за широко распространенного мнения, что Рим был четвертой империей и что конец времен еще не совсем наступил, ученые считали, что что то, что мы называем средневековой цивилизацией и рассматриваем как сущность, отличную от цивилизации древности, было просто продолжением древней Римской империи, которая, по общему признанию, шла по пятам и ожидала Тысячелетия.Я рассматриваю это как пример людей, живущих жизнью социальных изменений, но принимающих культурный застой.

Одна из многих интерпретаций четырех империй в Книге Даниила.

M y Другой пример будет немного более знаком большинству, потому что мой другой пример смотрит нам всем в лицо каждый раз, когда мы смотрим в зеркало. Сегодня те из нас, кто живет на промышленно развитом Западе (и, возможно, также на промышленно развитом Востоке), живут в условиях социального застоя, хотя мы придерживаемся культуры непрерывных изменений.В моей Политической экономии глобализации я использовал фразу от аккультурации до отсутствия изменений для описания сильного сопротивления со стороны традиционных обществ социальным изменениям. Но такое сопротивление не ограничивается традиционными племенными обществами.

T текущая рецессия усиливает сопротивление изменениям. Даже когда экономика процветала, в США существовало огромное сопротивление значимым экономическим изменениям. И это понятно.Люди хотят стабильной жизни, и если у них есть работа, которая относительно комфортна и приносит им средства к существованию, они не хотят, чтобы их заставляли делать что-то другое. Таким образом, страх, вызванный НАФТА, что рабочие места будут «экспортированы в Мексику» (несмотря на опасения мексиканцев, что дешевая американская кукуруза и пшеница опустошат эти сектора их почти натурального хозяйства). На этих страхах играют худшие политики. В ходе последней избирательной кампании кандидаты от демократов боролись друг с другом, чтобы доказать, кто наиболее резко выступает против НАФТА.

B Потому что люди опасаются за свою работу и средства к существованию, они боятся экономических изменений, а экономические изменения связаны с социальными изменениями. Едва ли в истории человечества было более глубокое социальное изменение (кроме неолитической сельскохозяйственной революции), чем промышленная революция, движимая экономическими причинами.

O С одной стороны, наша современная культура празднует перемены. Комментаторы много писали о мифологии предпринимателя из Силиконовой долины, который доказывает свою состоятельность рассказами о том, сколько раз он разорялся и все же оправлялся. Это крайняя форма американской мечты, но показательно то, что она прославляется в СМИ. У большинства людей просто не хватает смелости повторять неудачи, а затем снова вступать в бой, чтобы повторить то же самое. В книге «Перестановки воображения» упоминаются и другие признаки культуры, приветствующей перемены, например, роль теории хаоса в популярных дискуссиях о научных инновациях.

H Однако, с другой стороны, у нас, особенно в Северной Америке, зрелые институты индустриального общества, и везде, куда ни глянь, видны признаки социального застоя.Социальные и экономические структуры, когда-то очень изменчивые на ранних стадиях промышленной революции, стали очень жесткими. Социальная мобильность в большинстве случаев является иллюзией. Если ваши родители были богатыми, вы, вероятно, будете богатыми. Если ваши родители были бедны, вы, вероятно, будете бедны (как я говорил в «Лотерее рождений»).

I В таком социальном и политическом климате каждая социальная группа склонна ревниво защищать то, что у нее есть, сопротивляясь любым изменениям, поскольку они, вероятно, предвещают болезненное приспособление к другим социальным и экономическим условиям, которое может даже уничтожить данную социальную группу. Богатые довольствуются своими загородными домами в Хэмптоне, а бедняки довольствуются тем, что у них есть. Существует небольшая терпимость к риску. Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Держитесь за то, что у вас есть, и будьте довольны этим. Таковы нравы феодального по своей сути общества, и мы видим, что наш собственный мир и сегодня постепенно скатывается в новый феодализм.

N одно из этого неизбежно. Можно легко представить (в конце концов, мы живем в эпоху, когда мы знаем, что можем представить совершенно иное будущее, что является одной из причин, по которой у нас существует культура терпимости к переменам) радикальный технологический прорыв, который действительно «изменит правила игры». принуждение общества к изменению приспособления, а не адаптация технологий, как это обычно бывает, для удовлетворения предполагаемых потребностей некоторого общества.Мы также можем представить себе то, что геополитические теоретики теперь называют «стратегическими потрясениями», то есть внезапные и масштабные социальные или политические изменения, которые нарушают установленный порядок и создают возможности для тех, кто готов ими воспользоваться.

A Кроме того, мы не настолько строги, чтобы изменения были немыслимы. Легко привести примеры гораздо более жестких индустриальных обществ. Например, французские рабочие регулярно бастуют, когда правительство угрожает сократить государственные должности или угрожает любыми льготами, связанными с этими «сливочными» должностями.На самом деле, во всем мире люди смотрят на безопасность работы в правительстве как на высшую зарплату. В некоторых обществах это рассматривается как часть де-факто общественного договора. Би-би-си недавно опубликовала историю о марокканцах с учеными степенями, которые протестовали из-за плохих перспектив трудоустройства. Однако некоторые из этих протестующих докторов наук отказались работать в частном секторе, потому что считали, что имеют право на государственную работу. Их жалоба, по сути, состоит в том, что правительство должно создавать для них рабочие места независимо от того, имеет ли это экономический смысл.

T петли могли быть хуже, а дела могли быть и лучше. Это не очень глубоко, но так устроен мир. Что еще более важно, с этого момента мы можем сделать что-то хуже или лучше. И часто бывает трудно распознать, что есть что.

. . . . .

. . . . .

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Социальный застой (и почему я пишу для The Grind)

Внешними мерами, наверное, задавлю на карантине.Я одевалась каждый день. Я планирую звонки и встречи с друзьями. Я сдаю домашнее задание на несколько дней раньше. Я даже один из немногих счастливчиков, которые нашли стажировку с тех пор, как началось социальное дистанцирование. COVID-19, судя по всему, был добр ко мне.

Тем не менее, я никогда не чувствовал себя менее удовлетворенным в колледже. Мне повезло, что я нахожусь в безопасности в своем доме, но, как и многие, я борюсь с представлениями об успехе и себе в этих новых обстоятельствах.

С момента поступления в колледж я определяю успех своей способностью находить счастье в мгновениях, и я строю свои дни так, чтобы получать как можно больше незабываемых впечатлений. Я посещаю три занятия в квартал, чтобы свести к минимуму время, затрачиваемое на курсовую работу; Я сосредотачиваюсь на укреплении отношений и создании воспоминаний; Я даю себе свободное время, которое мне нужно, чтобы гоняться за спонтанностью и заниматься творчеством. Оставив свой календарь скудным, я нашла время для посещения бесчисленных спектаклей, бесед и кинопоказов, впервые попробовала себя в театре, импульсивно завела блог и совершала незапланированные поездки за пределы кампуса, исследуя и углубляя как свои интересы, так и дружбу. Я глубоко убежден, что неструктурированное время, которое я выкраиваю, принесло мне больше воспоминаний, историй и роста, чем вся остальная моя жизнь вместе взятая.

И поэтому я не соблюдал социальную дистанцию. Впервые с тех пор, как я поступил в колледж, я не смог искать счастья с прежним подходом и, кроме всего прочего, чувствую застой. Как я могу создавать значимые впечатления, если каждые несколько дней я плачу о пропавших без вести приключениях с друзьями или просыпаюсь без интереса к взаимодействию с миром? Мне нравится гордиться тем, что я преследую свои прихоти и творю ради творчества, но, сидя весь день в своей комнате, я чувствую, что у меня нет вдохновения.

Сегодня, не имея возможности искать новый опыт, как раньше, я ищу новые способы роста. Я присоединился к The Grind, чтобы вдохновиться и заняться более глубоким самоанализом в то время, когда видеозвонки не могут заменить опыт, который я получил бы в кампусе. Я также пишу, чтобы стать более уязвимым.

Обмен моими личными письмами всегда был ментальным блоком — это должно быть легко, но с этим я часто сталкиваюсь. Недавно я разговаривал по Zoom со своим парнем (такое время).Пока я делился своим экраном, он заметил на моем рабочем столе документ под названием «Любовь в Стэнфорде». Это была статья в стиле New York Times «Современная любовь», которую я начал и очень быстро бросил. Инстинктивно я не позволил ему прочитать ее, несмотря на то, что в ней не было ничего уличающего — всего 10 разрозненных, несвязанных предложений.

Когда я пишу что-то личное, я начинаю стесняться. Стоит ли делиться своим опытом? Действительно ли я могу поделиться чем-то познавательным? Я часто думаю о письме как о процессе мышления; мои мысли начинают путаться, и я полагаюсь на письмо, чтобы рассортировать и структурировать их в последовательные убеждения. Но даже если я физически съеживаюсь, когда думаю о том, что некоторые из моих сверстников читают мои статьи, я верю в ценность уязвимости — поэтому я пишу для The Grind, чтобы стремиться к росту. Если опыт и риск должны происходить удаленно, пусть будет так. В эти странные времена писать, надеюсь, значит переживать.

Свяжитесь с Леной Хан по адресу lahan ‘at’ stanford.edu.

Депрессия, негативные симптомы, социальный застой и социальный спад в раннем течении шизофрении

Цель: Целью данного исследования было выяснить, когда возникают социальные последствия при шизофрении и какие условия вызывают социальное неблагополучие, проявляющееся у людей, страдающих шизофренией.

Метод: Раннее течение шизофрении было изучено в популяционной выборке из 232 случаев первого эпизода болезни ретроспективно от начала до первого поступления, а также в репрезентативной подвыборке из 115 пациентов проспективно в шести поперечных срезах в течение 5 лет. Данные о неспецифической и негативной симптоматике и социальном развитии сравнивались с данными контрольной группы того же возраста и пола, набранной из нормальной популяции.

Результаты: В общей сложности у 73% пациентов наблюдалась продромальная фаза продолжительностью в несколько лет. Первыми признаками были депрессивные и негативные симптомы. В 57% случаев социальная инвалидность возникла за 2–4 года до первого поступления. Социальные последствия зависели от уровня социального развития в начале. Раннее начало связано с социальным застоем, а позднее — с социальным упадком.Более плохой социальный результат у мужчин определялся их более низким уровнем социального развития в начале болезни и социально неблагоприятным поведением при болезни. 5-летнее течение, связанное с симптомами, не выявило гендерных различий. На уровне 81% распространенность депрессивного настроения в течение жизни до первого поступления была в несколько раз выше у больных шизофренией, чем у здоровых лиц контрольной группы. Ранняя депрессия предсказывала более низкую последующую оценку аффективного уплощения. Показатели суицида прогнозировались отсутствием уверенности в себе и чувством вины в начале болезни.

Вывод: Принимая во внимание продромальную фазу в среднем за несколько лет до первой госпитализации, срочно необходимы раннее выявление, выявление случая и вмешательство. Вмешательство должно быть направлено на такие синдромы, как ранняя депрессия, негативные симптомы и определенные формы когнитивных и социальных нарушений.

Застой и социальные структуры накопления

Эта статья исследователя PERI Дэвида Котца предлагает объяснение теории социальной структуры накопления (SSA) и делает выводы из теории SSA о причине долгосрочных застоев.В статье основное внимание уделяется SSA в истории США, в том числе подъему неолиберализма, начавшемуся примерно в 1980-х годах. Котц показывает, что медленный рост капитализма в США с начала 1980-х до 2008 года, а также вспышка финансового кризиса и Великой рецессии, а также застой, который Последующие все вытекают из работы и эволюции с течением времени неолиберального капитализма.

>> Это черновик главы, которая будет опубликована в книге «Руководство по экономическому застою » под редакцией Рэндалла Рэя и Флавии Дантас.

Восстановление после финансового кризиса и Великой рецессии 2008–2009 годов было вялым в Соединенных Штатах и ​​в большей степени в ряде других развитых стран. Это породило литературу о возможном вековом застое. В данной статье предлагается подход к объяснению нынешней стагнации, отличный от того, что встречается в существующей литературе. Мы утверждаем, что нынешняя стагнация связана с влиянием развивающейся институциональной структуры экономики на долгосрочные макроэкономические показатели.Это объяснение нынешней стагнации основано на теории социальной структуры накопления (СОС)

.

Во-первых, мы предлагаем объяснение теории социальной структуры накопления (SSA) и делаем некоторые следствия из теории SSA относительно причин долгосрочных стагнаций. Далее мы представляем исторические данные об SSA в истории США и экономических показателях. Затем мы приводим аргумент, согласно которому институциональная форма капитализма, возникшая в США примерно в 1980-х годах и именуемая свободным рынком или неолиберальным капитализмом, может объяснить стагнацию с 2009 года.Мы покажем, что характер последних нескольких десятилетий относительно стабильного экономического роста до 2008 года, а также начало финансового кризиса и Великой рецессии, а также последовавшая за этим стагнация – все это проистекает из работы и эволюции в течение время неолиберальной формы капитализма. Наконец, мы представляем эмпирические доказательства того, что институциональные факторы лежат в основе нынешней стагнации, сосредоточив внимание на отношениях между SSA, нормой накопления капитала и нормой прибыли.

Миф о вековом застое – Джозеф Стиглиц

Джозеф Стиглиц

После финансового кризиса 2008 года некоторые экономисты утверждали, что Соединенные Штаты и, возможно, мировая экономика страдают от «долговременной стагнации» — идеи, впервые появившейся после Великой депрессии. Экономика всегда восстанавливалась после спадов. Но Великая депрессия длилась беспрецедентно долго. Многие считали, что экономика восстановилась только благодаря государственным расходам на Вторую мировую войну, и многие опасались, что с окончанием войны экономика вернется в депрессию.

Считалось, что произошло что-то такое, что даже при низких или нулевых процентных ставках экономика будет чахнуть. По хорошо понятным теперь причинам эти ужасные предсказания, к счастью, оказались ошибочными.

Те, кто отвечал за восстановление экономики в 2008 году (те самые лица, которые несут ответственность за недостаточное регулирование экономики в ее докризисные дни, к которым президент Барак Обама по необъяснимым причинам обратился, чтобы исправить то, что они помогли сломать), нашли идею вековой стагнации. привлекательна, потому что это объясняет их неудачи в достижении быстрого и надежного восстановления.Итак, когда экономика пришла в упадок, возродилась идея: не вините нас, как подразумевали ее сторонники, мы делаем все, что можем.

События прошлого года опровергли эту мысль, которая никогда не казалась очень правдоподобной. Внезапное увеличение дефицита США с примерно 3% до почти 6% ВВП из-за плохо разработанного закона о регрессивном налогообложении и двухпартийного увеличения расходов ускорило рост примерно до 4% и снизило безработицу до 18-летнего минимума. . Эти меры могут быть непродуманными, но они показывают, что при достаточной фискальной поддержке можно обеспечить полную занятость, даже если процентные ставки поднимутся намного выше нуля.

В 2009 году администрация Обамы совершила серьезную ошибку, не применив более масштабные, долгосрочные, лучше структурированные и более гибкие фискальные стимулы. Если бы это было сделано, отскок экономики был бы сильнее, и о вековой стагнации не могло бы быть и речи. Как бы то ни было, только у тех, кто входил в 1% самых богатых, в течение первых трех лет так называемого восстановления наблюдался рост их доходов.

Наша работа держать вас в курсе!

Подпишитесь на нашу бесплатную рассылку и будьте в курсе последних новостей Social Europe.

Некоторые из нас предупреждали в то время, что экономический спад, скорее всего, будет глубоким и продолжительным, и что необходимо более сильное и отличное от того, что предлагал Обама. Подозреваю, что главным препятствием была вера в то, что экономика только что пережила небольшой «удар», после которого она быстро оправится. Поместите банки в больницу, заботливо о них позаботьтесь (другими словами, не привлекайте банкиров ни к какой ответственности и даже не ругайте их, а лучше поднимите их моральный дух, пригласив их посоветоваться о том, как продвигаться вперед), и, самое главное, осыпьте их душами. с деньгами, и скоро все будет хорошо.

Но бедствия экономики оказались глубже, чем предполагал этот диагноз. Последствия финансового кризиса были более серьезными, а массовое перераспределение доходов и богатства в пользу верхушки ослабило совокупный спрос. В экономике происходил переход от производства к услугам, а рыночные экономики не справляются с такими переходами сами по себе.

Требовалось нечто большее, чем масштабная помощь банку. США нуждались в фундаментальной реформе своей финансовой системы.Закон Додда-Франка от 2010 года продвинулся, хотя и недостаточно далеко, в предотвращении того, чтобы банки причиняли вред остальным из нас; но это мало способствовало тому, чтобы банки действительно делали то, что они должны были делать, сосредоточившись больше, например, на кредитовании малых и средних предприятий.

Требовалось больше государственных расходов, но также были необходимы и более активные программы перераспределения и предварительного распределения — направленные на ослабление позиции рабочих на переговорах, агломерацию рыночной власти крупными корпорациями, а также на корпоративные и финансовые злоупотребления. Точно так же активная политика на рынке труда и в промышленности могла бы помочь тем областям, которые пострадали от последствий деиндустриализации.

Вместо этого политики не сделали достаточно даже для того, чтобы предотвратить потерю домов бедными домохозяйствами. Политические последствия этих экономических неудач были предсказуемы и предсказуемы: было ясно, что существует риск того, что те, с кем так плохо обошлись, превратятся в демагогов. Никто не мог предсказать, что в США появится такой плохой человек, как Дональд Трамп: женоненавистник-расист, стремящийся разрушить верховенство закона как дома, так и за рубежом, и дискредитировать американские институты, говорящие правду и оценивающие, включая СМИ.

Фискальный стимул столь же масштабный, как в декабре 2017 г. и январе 2018 г. (и в котором экономика не нуждался в то время), был бы еще более мощным десятью годами ранее, когда безработица была так высока. Таким образом, слабое восстановление не было результатом «вековой стагнации»; проблема заключалась в неадекватной государственной политике.

Здесь возникает центральный вопрос: будут ли темпы роста в ближайшие годы такими же высокими, как в прошлом? Это, конечно, зависит от скорости технологических изменений.Инвестиции в исследования и разработки, особенно в фундаментальные исследования, являются важным определяющим фактором, хотя и с длительными задержками; сокращения, предложенные администрацией Трампа, не сулят ничего хорошего.

Но даже тогда остается много неопределенности. Темпы роста на душу населения сильно варьировались за последние 50 лет: от 2 до 3% в год в течение десятилетия (десятилетий) после Второй мировой войны до 0,7% в последнее десятилетие. Но, возможно, было слишком много фетишизма роста — особенно когда мы думаем об экологических издержках, и тем более, если этот рост не приносит большой пользы подавляющему большинству граждан.

Размышляя над кризисом 2008 года, мы можем извлечь много уроков, но самый важный заключается в том, что проблема была и остается политической, а не экономической: ничто по своей сути не мешает нашей экономике управлять таким образом, который обеспечивает полная занятость и общее процветание. Вековой застой был просто предлогом для ошибочной экономической политики. До тех пор, пока не будут преодолены эгоизм и близорукость, определяющие нашу политику — особенно в США при Трампе и его сторонниках-республиканцах, — экономика, которая служит многим, а не немногим, останется несбыточной мечтой.Даже если ВВП увеличится, доходы большинства граждан останутся на прежнем уровне.


Станьте частью нашего прогрессивного сообщества

Social Europe — это независимый издатель , и мы верим в свободный доступ к контенту. Чтобы эта модель была устойчивой, мы зависим от солидарности наших преданных читателей — , мы зависим от вас, . Станьте членом Social Europe за менее 5 евро в месяц и помогите продвигать вперед прогрессивную политику. Большое тебе спасибо!

Станьте членом Социальной Европы

Республика запрещена.Copyright: Project Syndicate 2018 Миф о вековом застое

Джозеф Э. Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике и профессор Колумбийского университета, главный экономист Института Рузвельта, бывший старший вице-президент и главный экономист Всемирного банка. Его последняя книга — « Люди, власть и прибыль: прогрессивный капитализм в эпоху недовольства» .

Исследователи предупреждают, что глобальный экономический рост может скатиться к стагнации — ScienceDaily

Мы живем во времена беспрецедентного глобального экономического роста.Несмотря на депрессии, рецессии и другие спады в экономике, прошедшее столетие было не похоже ни на одно другое с точки зрения общего роста валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения. Это результат мощного сочетания технологий благодаря промышленным революциям и экономической и политической свободы и стабильности благодаря распространению демократии.

Но, по мнению междисциплинарной группы ученых из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре и Университета Колорадо в Боулдере, бурные дни стремительно растущего благосостояния, возможно, подходят к концу. Развитые демократии, в частности, кажутся первыми в очереди на долгосрочный экономический спад в XXI веке, и это, по мнению исследователей, должно побудить к определенной подготовке к дополнительным фискальным и социальным стрессам, которые оно принесет.

«Долгосрочное замедление роста в богатых странах неизбежно по целому ряду причин, которые мы действительно не можем контролировать», — сказал Мэтью Берджесс, ведущий автор статьи, опубликованной в журнале Nature Human Behavior .«Никто не может точно сказать, что произойдет, но существует долгосрочная модель снижения роста, которая наблюдается с середины прошлого века».

К числу факторов, которые могут быть причастны к этому потенциальному замедлению, относятся старение населения, переход от товаров к услугам, замедление инноваций и задолженность. Исследователи говорят, что длительное воздействие COVID-19 и изменения климата может еще больше замедлить рост.

«Учитывая, что будущие экономические издержки антропогенных экологических проблем, таких как изменение климата, могут быть огромными, активные действия сегодня по эффективным решениям имеют решающее значение для ограничения будущего экономического спада», — сказал Стивен Гейнс, соавтор статьи.

Эта новость не сулит ничего хорошего богатым демократическим странам, таким как Соединенные Штаты, которые полагаются на долгосрочный экономический рост во многих своих программах социальной защиты, инвестициях в создание рабочих мест и погашении долгов. Последствия коснутся и отдельных людей, поскольку замедление экономического роста влияет на инвестиции и сбережения, которые имеют решающее значение для образования и выхода на пенсию.

«Я не думаю, что существует достаточно глубокое понимание того, насколько наше общество построено на росте», — сказал Берджесс, добавив, что замедление может продолжаться десятилетиями.По его словам, несмотря на то, что быстрый рост был связан со многими нашими экологическими проблемами, что часто приводило к призывам экологического сообщества замедлить темпы роста, до сих пор эта позиция была политически нереалистичной. Теперь вопрос: независимо от политики, что, если медленный рост неизбежен?

«Управляемое гражданское возрождение»

«Нам нужно начать представлять себе мир с медленным или нулевым ростом», — сказал Берджесс, который осторожно указал, что в более широкой схеме цивилизации последние сто лет экономического роста были отклонением, а не нормой. .

Мы воспринимаем рост, наблюдаемый нами за последние сто лет, как нечто само собой разумеющееся, потому что большая часть нашей памяти и способов изучения экономики возникли в то время, когда мы росли, — сказал он.

Исследователи предлагают «управляемое гражданское возрождение», подход, который сочетает в себе низовые гражданские силы снизу вверх с участием правительства, чтобы пережить потенциальную долгосрочную экономическую зиму. Его цели будут состоять в том, чтобы отделить социальный капитал и индивидуальное благополучие от экономического роста; уменьшить неравенство; улучшить возможности для молодежи; повысить отдачу от инвестиций в государственные расходы и налогообложение; и защитить основные институциональные элементы демократии, чтобы они могли противостоять стрессу.Финал? Способствовать единству в буре финансовых стрессов, которые бросают вызов не только нашим кошелькам, но и обществу и демократии.

«Я думаю, что самое важное, о чем следует спросить себя, — это как нам построить социальную солидарность в контексте, когда все кажется нулевой суммой», — сказал Берджесс. «Во-вторых, как нам скорректировать ожидания?» Сколько большинство из нас помнит, рост предполагается — это часть американской мечты, согласно которой дети со временем будут жить в лучшем экономическом плане, чем их родители.Недавние статистические данные показывают, что мечта угасает: сегодня в лучшем случае 50% людей в возрасте 30 лет зарабатывают больше, чем их родители, сказал Берджесс. Тем не менее, многие продолжают полагать, что их корабль появится.

«Есть много свидетельств того, что разрыв между ожиданиями и реальностью может стать катализатором политических волнений, особенно среди молодежи среднего и высшего класса», — сказал он.

Другие мероприятия по укреплению солидарности сосредоточены на создании сильной, общей идентичности, а также на создании пространства для этнокультурного разнообразия и уменьшении экономического неравенства за счет снижения барьеров для государственного образования и обеспечения профессиональной подготовки.

Между тем, повышение эффективности государственных расходов и сокращение расточительства являются фискальными стратегиями, которые должно реализовать правительство. Исследователи предлагают меры, включающие расходы на образование, исследования и разработки и инфраструктуру, а также закрытие дорогостоящих налоговых лазеек, снижение коррупции и реформирование экономически неэффективной системы здравоохранения. Сбережения и долги — наши механизмы инвестирования в будущее, а также работы с настоящим — возможно, придется переосмыслить в условиях стагнации экономики, поскольку экспоненциальный рост больше не может служить вознаграждением за покупку дома или вклад в образование или выход на пенсию.

Меры, предлагаемые исследователями, должны стать отправной точкой для рассмотрения будущего медленного роста, сказал Берджесс. Они также могут сочетаться со сдвигом в оценке благополучия от величины дохода и достатка к более субъективным ощущениям защищенности, крепких связей с семьей, личных свобод, здоровья, смысла, цели и морального удовлетворения.

«Как выглядит успешная, развитая демократия в условиях длительного застоя?» — сказал Берджесс. «В современных Соединенных Штатах никто на самом деле не знает, потому что этого не произошло. Основная цель этой статьи — начать разговор».

Исследования для этой статьи были также проведены Амандой Р. Каррико, Алессандро Пери и Стивом Вандерхейденом из Колорадского университета в Боулдере.

Социальный откат и экономический застой

Курды

[Когда] мы называем всех курдских боевиков синонимами, мы просто скрываем тот факт, что у них совсем другая политика.. . прямо сейчас, да, люди сталкиваются с угрозой Исламского государства, поэтому очень важно иметь единый фокус. Но правда в том, что идеологически и политически это очень и очень разные системы. На самом деле почти напротив друг друга. — Дилар Дирик, «Рожава против мира», февраль 2015 г.

Курды, имеющие этническое и культурное сходство с иранцами и в основном мусульмане по религии (в основном сунниты, но со многими меньшинствами), давно борются за самоопределение. После Первой мировой войны их земли были разделены между Ираком, Ираном, Сирией и Турцией. В Иране, хотя и были небольшие сепаратистские движения, курды в основном подвергаются такому же репрессивному обращению, как и все остальные (хотя они также сталкиваются с персидским и шиитским шовинизмом, а недавно были казнены несколько курдских политзаключенных). Хуже обстоит дело в Ираке, Сирии и Турции, где курды составляют меньшинство, подвергающееся этнически целенаправленным нарушениям прав человека.

Ирак : В 1986–1989 годах Саддам Хусейн провел кампанию геноцида, в ходе которой были убиты десятки тысяч и разрушены тысячи курдских деревень, в том числе в результате бомбардировок и применения химического оружия. После первой войны в Персидском заливе ООН стремилась создать безопасное убежище в некоторых частях Курдистана, а Соединенные Штаты и Великобритания создали бесполетную зону. В 2003 году курдская пешмерга встала на сторону возглавляемой США коалиции против Саддама Хусейна. В 2005 году, после долгой борьбы с Багдадом, иракские курды добились конституционного признания своего автономного региона, и с тех пор региональное правительство Курдистана подписало нефтяные контракты с рядом западных нефтяных компаний, а также с Турцией.В Иракском Курдистане есть две основные политические партии, Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК), как клановые, так и патриархальные.

Турция : На протяжении большей части своей современной истории Турция проводила политику принудительной ассимиляции по отношению к своим меньшинствам; эта политика особенно строга в отношении курдов, которых до недавнего времени называли «горными турками», которые составляют 20 процентов всего населения. Эта политика включала принудительное перемещение населения; запрет на использование курдского языка, костюмов, музыки, фестивалей и имен; и крайнее подавление любой попытки сопротивления.Крупные восстания были подавлены в 1925, 1930 и 1938 годах, а репрессии усилились с образованием РПК как национально-освободительной партии, что привело к гражданской войне в курдском регионе с 1984 по 1999 год.

Сирия : Курды составляют примерно 15 процентов населения и живут в основном в северо-восточной части Сирии. В 1962 г., после провозглашения Сирии арабской республикой, большое количество курдов лишили гражданства и объявили чужаками, что лишило их возможности получить образование, работу и какие-либо общественные блага.Их земля была отдана арабам. PYD была основана в 2003 году и сразу же запрещена; его члены были заключены в тюрьмы и убиты, а курдское восстание в Камышлы было встречено жестоким военным насилием со стороны режима. Когда в рамках «арабской весны» началось восстание против Башара Асада, в нем участвовали курды, но после 2012 года, когда они захватили Кобани у сирийской армии, они отвели большую часть своей энергии от войны против Асада, чтобы обустроить освобожденный район . По этой причине некоторые другие части сирийского сопротивления считают их союзниками Асада.Курды, в свою очередь, приводят примеры дискриминации их внутри оппозиции.

.

Похожие записи

Вам будет интересно

Как узнать оборот компании: Как узнать оборот ООО?

Доверенность на получение тмц образец заполнения: Доверенность на получение товара по форме М2

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко