Процедура банкротства ип: Банкротство ИП (индивидуального предпринимателя) в 2021 году

Содержание

Требования кредиторов могут быть удовлетворены и после завершения процедуры банкротства ИП

По состоянию на  10.06.2011г.

После завершения процедуры банкротства ИП к нему как физическому лицу могут быть предъявлены только требования, неразрывно связанные с личностью (о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов и др.). В Федеральном законе от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) на такое право кредиторов указано дважды.

Согласно п. 2 ст. 212 Закона о банкротстве требования кредиторов о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов, а также иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора и не погашенные в порядке исполнения решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом, либо погашенные частично, либо не заявленные в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве гражданина в полном объеме или в непогашенной их части.

В соответствии с п. 3 ст. 203 Закона о банкротстве при введении процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, кредиторы по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов, а также кредиторы, требования которых неразрывно связаны с их личностью, вправе предъявить свои требования. Требования указанных кредиторов, не заявленные ими при введении процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, сохраняют силу после завершения процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина.

Кроме того, неудовлетворенные в первом банкротстве ИП требования могут быть предъявлены при повторном банкротстве, возбужденном кредитором в течение 5 лет после первого.

В п. 2 ст. 213 Закона о банкротстве указано, что в случае повторного признания гражданина банкротом по заявлению кредитора, заявлению уполномоченного органа по требованиям об уплате обязательных платежей в течение пяти лет после завершения расчетов с кредиторами такой гражданин не освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Стоит отметить, что формулировка данного пункта отличается неточностью и двусмысленностью. Неясно, что должно происходить в течение 5 лет? Если повторное банкротство, то тогда гражданин не освобождается от обязанности погасить долги (при предъявлении соответствующих требований, конечно). Другое толкование – банкротство может быть возбуждено в любой момент, но обязанность погасить требования действует только в течение 5 лет. К сожалению, судебная практика по этому вопросу отсутствует.

Каждая из этих позиций представляется достаточно обоснованной, однако более соответствует буквальному толкованию первая, так как п. 2 комментируемой статьи упоминает о повторном банкротстве по заявлению кредитора и уполномоченного органа, в то время как по истечении пяти лет заявить о своем банкротстве может и сам должник.

Индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, может быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя по истечении года с момента признания его банкротом (п. 2 ст. 216 Закона о банкротстве). Поэтому необходимо контролировать возникновение повторного банкротства и предъявлять свои требования в установленном порядке.

Виталий Афендиков, юрист практики «Банкротство и реструктуризация»

Руководитель практики «Банкротство и реструктуризация» Проскурин Олег Евгеньевич

Банкротства физлиц взлетели вверх из-за ИП

Реальное число банкротств индивидуальных предпринимателей в 2020 году на порядок отличается от показателей официальной статистики, утверждают «Известия». Причина в том, что ИП массово банкротятся как физлица, и именно они обеспечили резкий рост банкротств граждан. До конца года несостоятельными могут признать свыше 22 000 индивидуальных предпринимателей.

В этом сюжете
  • 21 июля, 22:18

  • 26 июня, 11:08

Издание ссылается на компанию Seldon, которая занимается анализом big data. По её данным, несмотря на нефтяной кризис и пандемию коронавируса, в январе-августе 2020 года было начато банкротство около 6900 юрлиц – на 23,8% меньше, чем годом ранее. За тот же период процедура признания несостоятельными началась в отношении более чем 15 000 ИП, что на 33,7% больше прошлогоднего показателя.

Глава департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве РФ Константин Ордов считает, что банкротство юрлиц стоит дорого, зачастую приводит не к оздоровлению, а к ликвидации компании, и к тому же чревато субсидиарной ответственностью. Поэтому им пользуются всё реже. Для ИП существует упрощенная процедура банкротства как для физических лиц, которая лишена таких недостатков.

«Известия» отмечают, что данные Seldon расходятся со статистикой ФНС. Там изданию сообщили, что в первом полугодии 2020 года получили 199 заявлений о признании ИП банкротами (за тот же период 2019 года их было 274). Проект «Федресурс», где размещают инормацию от арбитражных управляющих, также сообщает другие цифры: там знают о 874 процедурах банкротств, которые начались в январе-августе этого года, что на 8,6% меньше прошлогоднего показателя.

Причина в том, что в официальную статистику банкротств попадают в основном ИП, которых требуют признать несостоятельными кредиторы. В большинстве случаев индивидуальные предприниматели официально прекращают деятельность, а затем банкротятся как физлица. По данным «Федресурса», в январе-августе 2020-го началось 64 000 процедуры признания несостоятельными в отношении граждан – на 62% больше, чем годом ранее.

В результате реальные проблемы ИП оказываются как бы «невидимы», а эффект, который на них оказали кризисные явления этого года, стирается.

Банкротство ИП в Самаре — помощь юристов в рассрочку 💼 ЮГ «Делу время»

Предпринимательство – это риск! Именно поэтому и существует институт банкротства физ. лиц

По официальным данным Росстата количество банкротов – физических лиц за половину 2018 года выросло на 51%. Может быть и вам уже пора избавиться от головной боли?

Банкротство ИП = Банкротство гражданина

Задолженность, возникшая в результате коммерческой деятельности предпринимателя переходит на гражданина и будет списываться через процедуру банкротство физического лица. Первым делом, мы бесплатно закроем вам ИП (в том числе с долгами) до начала процедуры. Это делается для того, чтобы у вас была возможность вновь открыть ИП сразу после банкротства.

Спокойствие и свобода

Уже через 4-6 месяцев, по решению суда вы официально получаете статус банкрота, а это означает, что вы больше никому ничего не должны и можете начать финансовую жизнь с чистого листа!

Коллекторы и приставы больше не мотают вам нервы

После подачи заявления в суд о признании вас банкротом, коллекторы общаются уже с нашими юристами, а не с вами. После признания вас банкротом приставы снимают все ограничения на ваше имущество.

Банкротство ИП с долгами по кредитам и налогам | О банкротстве индивидуальных предпринимателей в Москве

Игумнов Дмитрий

генеральный директор «Игумнов Групп»,
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Индивидуальные предприниматели обращаются ко мне обычно с очень схожими задачами: с одной стороны, есть долги перед бюджетом, контрагентами или банками, рассчитаться с которыми нет возможности, а с другой стороны — необходимо сохранить имеющееся имущество и недвижимость. Эти проблемы я и решаю на протяжении последних 8-10 лет.

На других сайтах вы уже наверняка прочитали тонну материалов по поводу того, как чудесно списываются долги ИП-шника в процедуре банкротства — поэтому здесь я эту воду лить не буду.
Поговорим о другом — о том, какие риски возникают при достижении вышеуказанной ЦЕЛИ: списать имеющиеся долги и сохранить при этом своё движимое и недвижимое имущество.

Здесь необходимо понять несколько моментов:

Во-первых, нужно достаточно четко осознавать, что суета по выведению активов перед началом банкротства — это, конечно, хорошо!
Но примитивные сделки, типа дарения недвижимости родственникам или заключение алиментных / брачных соглашений, сделанные в течение 1 года до принятия заявления о признании банкротом с легкостью оспариваются по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.
Если же сделки были сделаны за пределами годичного срока (но в пределах трёх лет), то оспорить их будет уже сложнее, но тоже возможно. Судебной практики и по тому, и по другому варианту хватает. Скачать ее можно здесь: 


Следовательно, выведение любых активов (недвижимости, дебиторки, долей в бизнесах, ценных бумаг, интеллектуальной собственности и т.д.) надо делать с учетом существующей судебной практики по оспариванию тех или иных сделок.

Здесь я специально повторюсь, т.к. по опыту знаю, что эта простая мысль с первого раза не до каждого доходит: 

совершая сделки по выводу имущества, вы должны четко понимать в каких случаях они будут квалифицироваться как фиктивные, недобросовестные или осуществленные с целью причинения ущерба кредиторам и делать их так, чтобы они не подпали под эти условия.

Очень желательно иметь запас времени до инициации процедуры банкротства. Чем больше — тем лучше. Хотя бы 1 год. Если года в запасе нет, то крайне рекомендую начать свой путь очищения от обязательств не с банкротства, а с анализа имущественных рисков и качественной предбанкротной подготовки, в процессе которой можно разработать
и реализовать различные варианты спасения активов. Эти услуги можно заказать у нас или почитать о различных схемах в моем блоге, подписавшись здесь: 

Во-вторых, индивидуальный предприниматель банкротится по тем же правилам, что и физическое лицо, но с некоторыми нюансами свойственными для банкротства юридических лиц.
С учетом того, что ИП отвечает по долгам всем своим имуществом (за исключением единственного жилья), на практике это означает, что при банкротстве на реализацию будут выставлены как активы, приобретенные непосредственно ИП-шником, так и имущество, оформленное на него как на физическое лицо.

В-третьих, нужно учитывать, что в процедуре банкротства не списываются долги неразрывно связанных с личностью должника.

Под этим понятием законодатель понимает долги, возникшие вследствие целенаправленных и совершенных с умыслом действий физического лица, такие как алименты, причиненный ущерб и убытки, возмещение морального вреда, обязательства, возникшие в рамках субсидиарной ответственности и другие. Эти долги можно погасить только путем оплаты. Ну или жить с ними вечно. Но списать их через банкротство не получится. 

Счастливым обладателям единственного жилья, «которое точно не отберут», еще необходимо учесть, что долги передаются по наследству. Вместе с единственным жильем.

И последнее: все остальные долги списываются вне зависимости от того, знал ли кредитор о вашем банкротстве или он «проспал» и не успел включиться в реестр требований.
Поэтому, в некоторых случаях, легче провести процедуру банкротства по-тихому… Но не всегда это можно осуществить на практике.

Когда все моменты учтены, составление окончательной «дорожной карты» банкротства является технически реализуемым и логичным этапом перед запуском непосредственно самой процедуры. 

Введение моратория на банкротство организаций и индивидуальных предпринимателей в 2020 году (обзор ключевых положений)

В связи с распространением на территории России короновирусной инфекции 31 марта 2020 года Государственной думой РФ принят проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» (далее – «Законопроект»)[1].

Данный документ расширяет полномочия Правительства РФ в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Среди многочисленных мер, направленных на защиту населения и экономики страны, новый Законопроект вносит существенные поправки в Закон о банкротстве[2], важнейшей из которых является право Правительства РФ устанавливать мораторий на возбуждение дел о банкротстве. В данном обзоре рассмотрены наиболее значимые, на наш взгляд, положения Законопроекта и проекта постановления Правительства РФ № 428 от 03 апреля 2020 года (далее – «Постановление»), касающиеся банкротства организаций и индивидуальных предпринимателей.

Проект Постановления опубликован на сайте ведомства[3] 04 апреля 2020 года. Документ на шесть месяцев вводит запрет на возбуждение судами дел о банкротстве, если соответствующее заявление подано в суд кредиторами после вступления данного постановления в законную силу[4]. Важно отметить, что мораторий на возбуждение дел о банкротстве вводится в отношении отдельных категорий юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые наиболее существенно пострадали от ограничений, связанных с пандемией коронавируса. На банкротства физических лиц мораторий пока не распространяется.

Организации, на банкротство которых распространяется мораторий, будут определяться по коду Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД). Соответствующий перечень кодов ОКВЭД утвержден Федеральной налоговой службой РФ (ФНС России). В этот перечень вошли компании, работающие в сфере авиаперевозок, туроператоры, компании, занятые в сфере организации выставок и мероприятий, гостиничном, ресторанном бизнесе, и др. Полный перечень кодов ОКВЭД опубликован на сайте ФНС России[5].

Под действие моратория подпадают почти 1,3 млн. организаций и индивидуальных предпринимателей, имеющих соответствующие коды ОКВЭД в Едином государственном реестре юридических лиц по состоянию на 01 марта 2020 года. Кроме того, ФНС России разработала специальный онлайн-сервис[6], с помощью которого можно проверить, относится ли компания или индивидуальный предприниматель к числу лиц, в отношении которых действует мораторий.

Помимо организаций малого и среднего бизнеса, внесенных налоговым органом в указанный выше перечень, под действие моратория подпадают системообразующие, стратегические предприятия и стратегические акционерные общества, а также стратегические организации, обеспечивающие реализацию единой государственной политики в отраслях экономики.  

Согласно Законопроекту, судам предписано возвращать поступившие от кредиторов заявления о признании должников банкротом в течение 6 месяцев с даты введения моратория. Исполнительные производства, а также дела о банкротстве, которые были возбуждены судом до даты моратория, но по которым на дату вступления моратория в силу не введена ни одна из процедур, предусмотренных Законом о банкротстве, подлежат приостановлению.

Также приостанавливается начисление штрафных санкций по договорам за просрочку своевременного исполнения обязательств. Предпринимателям запрещается взыскивать со своих контрагентов неустойки, пени, штрафы, предусмотренные договорами. При этом обращаем внимание, что это правило распространяется только на те категории юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, отношении которых действует мораторий.

Кроме того, в целях дополнительной защиты имущественного положения предприятий и индивидуальных предпринимателей законодатель вводит временный запрет на обращение взыскания на заложенное ими имущество пользу кредиторов, в том числе во внесудебном порядке. Мы полагаем, что суды будут также возвращать иски об обращении взыскания на имущество должника в период действия моратория.

С другой стороны, в целях защиты имущественных интересов кредиторов, компаниям и индивидуальным предпринимателям, подпадающим под действие моратория, запрещается совершать сделки по зачету взаимных встречных требований, осуществлять выплату дивидендов и распределять прибыль между участниками.

На срок действия моратория также приостанавливается обязанность генерального директора компании обратиться в суд с заявлением о признании его компании банкротом при выявлении признаков неплатежеспособности (недостаточности имущества). Аналогичная поправка введена в отношении банкротства физического лица. Однако поскольку на текущий момент действие моратория не распространяется на физических лиц, полагаем, что данное нововведение относится только к индивидуальным предпринимателям.

При этом стоит особо подчеркнуть, что право на подачу такого заявления за руководителем должника сохраняется. Более того, Законопроект устанавливает правило, по которому дело о банкротстве, возбужденное ранее по заявлению кредитора и приостановленное в связи с введением моратория, прекращается, если должник подал собственное заявление о признании его банкротом в период действия моратория.

Данные поправки, на наш взгляд, призваны защитить предпринимателей и менеджмент компаний от привлечения к субсидиарной ответственности по тем обязательствам, которые должники примут на себя в условиях неплатежеспособности (недостаточности имущества) в течение следующих 6-ти месяцев.

Однако стоит подчеркнуть, что вопросы субсидиарной ответственности руководителей в период действия моратория в Законопроекте не урегулированы. Мы предполагаем, что те обязательства, которые примет на себя должник в период действия моратория не будут включены в размер субсидиарной ответственности в том случае, если после окончания моратория в отношении компании все же будет возбуждена процедура банкротства.

На данный момент сложно спрогнозировать, как будет развиваться судебная практика по делам о субсидиарной ответственности за действия (бездействие) менеджмента, совершенные в период моратория. В связи с этим в целях дополнительной защиты от риска привлечения к субсидиарной ответственности, мы рекомендуем руководителям организаций разработать подробный план антикризисных мер для предупреждения банкротства своей компании. Данный вопрос будет нами подробно рассмотрен в ближайших публикациях.

Отдельного упоминания заслуживает вопрос оспаривания сделок, совершенных компаниями и индивидуальными предпринимателями в период моратория. В Законопроекте указано, что все сделки, выходящие за рамки обычной хозяйственной деятельности должника, и в которых размер денежного обязательства превышает 1 процент от балансовой стоимости активов должника, признаются ничтожными.

Помимо этого, увеличивается срок оспаривания подозрительных сделок и сделок с предпочтением, указанных в ст. ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве. Период подозрительности исчисляется с даты введения моратория и распространяется на весь период его действия, а также 3-х месячный срок после его окончания. Данное правило будет действовать в тех делах о банкротстве, которые будут возбуждены в течение 3-х месяцев после окончания моратория.

Данное положение, в том виде, в котором оно сформулировано в Законопроекте, вызывает особую настороженность, поскольку создает серьезные риски для будущих контрагентов пострадавших компаний, потому что фактически любая сделка, которая не является типичной для должника в случае, если ее цена превышает 1% от стоимости активов компании, может быть в дальнейшем оспорена, если в отношении должника в дальнейшем будет возбуждена процедура банкротства. Не исключено, что компаниям, пострадавшим от пандемии, будет значительно сложнее привлекать дополнительное финансирование для поддержания своей деятельности. С другой стороны, предпринимателям теперь придется с особой внимательностью подходить к проверке своих контрагентов и анализу их финансового состояния для того, чтобы снизить риски невозврата задолженности в случае возможного банкротства своих контрагентов.

Еще одним существенным положением Законопроекта является введение упрощенного порядка заключения мирового соглашения между должником и кредиторами. Как отмечено выше, за должником сохраняется право (но не обязанность) обратиться в суд с заявлением о своем банкротстве в период действия моратория. В этом случае должник вправе обратиться в суд с заявлением об утверждении мирового соглашения с кредиторами даже в том случае, если собрание кредиторов его не утвердило. По смыслу положений Законопроекта целесообразность и реализуемость такого мирового соглашения будет определять суд, однако кредиторы вправе возражать против его утверждения, ссылаясь на то, что такое мировое соглашение не имеет экономического смысла, направлено на затягивание процедуры банкротства, не способно обеспечить удовлетворение требований кредиторов в большей степени, чем в процедуре конкурсного производства и направлено на причинение вреда их имущественным интересам.

Данное нововведение представляется достаточно перспективным и, в последствии, может дать существенное развитие практике заключения мировых соглашений в банкротстве юридических лиц, как реабилитационной процедуры по реструктуризации долгов предприятия.

Несмотря на то, что Законопроект в значительной степени направлен на поддержку компаний, пострадавших от пандемии коронавируса, остается открытым ряд вопросов, в частности, касающихся оспаривания сделок, субсидиарной ответственности, возможное злоупотребление должниками положениями Законопроекта о мировом соглашении. Мы внимательно следим за развитием событий и в дальнейшем будем информировать о наиболее значимых изменениях в сфере законодательства о банкротстве.

[1] По состоянию на 06.04.2020 Законопроект одобрен Госдумой в третьем чтении, Советом Федерации РФ и передан на подписание Президенту РФ.

[2] Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ.

[4] Указанный шестимесячный срок будет исчисляться с даты официального опубликования Постановления в Российской газете и иных официальных источниках нормативно-правовых актов РФ. По состоянию на 06.04.2020 документ не опубликован и не вступил в законную силу.

ИП-банкрот вправе вернуть статус после мирового соглашения с кредиторами, не дожидаясь 5 лет

Один из экспертов «АГ» отметил, что ВС устранил пробел в законодательстве, который негативно сказывался на предпринимательском климате в России. Второй отметил, что Суд сформировал крайне важную судебную практику с точки зрения банкротства как реабилитирующей процедуры. Третий добавил, что таким образом вопрос реализации реабилитации предпринимателя, ранее подвергшегося процедуре банкротства, закрыт.

1 ноября Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС19-8844 по спору между налоговым органом и бывшим предпринимателем по восстановлению его статуса ИП после утверждения мирового соглашения с представителем кредиторов уже после завершения процедуры банкротства и исключения записи о нем из ЕГРИП (дело № А53-14279/2018).

Бывший ИП заключил мировое соглашение после исключения его данных из ЕГРИП

В марте 2009 г. МИФНС № 8 по Владимирской области зарегистрировала Андрея Орлова в качестве индивидуального предпринимателя. В августе 2015 г. суд ввел в отношении него процедуру наблюдения, а весной следующего года он был признан банкротом (дело № А53-15678/2015). В отношении гражданина была введена процедура реализации его имущества, сведения о нем были исключены из ЕГРИП в мае 2016 г. в соответствии с п. 3 ст. 22.3 Закона о госрегистрации юрлиц и ИП (№ 129-ФЗ).

В июне 2017 г. арбитражный суд утвердил мировое соглашение между Андреем Орловым и представителем кредиторов Ильей Масловым, производство по делу о банкротстве гражданина было прекращено. В своем определении от 26 июня суд распорядился восстановить гражданина в статусе ИП, указав на применение последствий прекращения производства по делу, установленных ст. 56 Закона о банкротстве.

Гражданин безрезультатно обжаловал бездействие налоговиков

Впоследствии Андрей Орлов обратился в УФНС по Ростовской области с жалобой на то, что налоговая инспекция после получения определения от 26 июня 2017 г. не предприняла действий по восстановлению его статуса в качестве ИП. Свои требования он обосновал ссылками на п. 2 ст. 57, п. 5 ст. 150 и п. 1 ст. 159 Закона о банкротстве.

Налоговый орган отказал в удовлетворении жалобы по мотиву сохранения пятилетнего ограничения на регистрацию в качестве предпринимателя, ссылаясь на п. 2 ст. 216 Закона о банкротстве. Он также указал, что действующее законодательство не предусматривает возможность восстановления статуса ИП при заключении мирового соглашения в рамках дела о банкротстве.

Гражданин оспорил бездействие регистрирующего органа в арбитражный суд. В своем заявлении он просил обязать инспекцию внести соответствующую запись в ЕГРИП на основании определения арбитражного суда о восстановлении статуса индивидуального предпринимателя с 26 июня 2017 г.

Все три инстанции отказались удовлетворять требование заявителя, заключив, что п. 2 ст. 216 Закона о банкротстве является специальной нормой права, которой установлены иные последствия прекращения производства по делу о банкротстве, нежели его ст. 56. Как посчитали суды, указание в резолютивной части определения суда от 26 июня 2017 г. на применение последствий ст. 56 с учетом положений п. 2 ст. 216 Закона о банкротстве не свидетельствует о том, что с момента прекращения производства по делу о банкротстве перестает действовать пятилетнее ограничение на регистрацию в качестве ИП. Они также отметили, что резолютивная часть определения не содержит выводов о необходимости восстановления у заявителя статуса ИП. Само же такое восстановление за прошедший период невозможно в силу Закона № 129-ФЗ, а также Порядка ведения ЕГРИП, внесения исправлений в него.

Верховный Суд частично не согласился с выводами нижестоящих судов

Гражданин обратился с кассационной жалобой в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ.

Рассмотрев материалы дела, Коллегия напомнила, что с момента принятия судом решения о признании предпринимателя банкротом и о введении реализации имущества гражданина его государственная регистрация в качестве ИП утрачивает силу. Кроме того, аннулируются выданные ему лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности. Признанный банкротом предприниматель не может быть зарегистрирован в качестве ИП в течение 5 лет с момента завершения процедуры реализации имущества гражданина или прекращения производства по делу о банкротстве в ходе такой процедуры.

Верховный Суд отметил, что из системного толкования ст. 56, 57 и 159 Закона о банкротстве следует, что положения этих норм применяются к отношениям, связанным с заключением мирового соглашения в рамках процедуры банкротства предпринимателей, и исключают возможность применения его ст. 216. «Заключение мирового соглашения указывает на предоставление должнику возможности восстановить собственную платежеспособность, вернуть доверие кредиторов, поэтому выход из процедуры несостоятельности, сопряженный с восстановлением платежеспособности, не должен влечь таких последствий, как пятилетнее ограничение на ведение предпринимательской деятельности. В силу изложенного Судебная коллегия считает несоответствующим приведенным нормам права вывод регистрирующего органа и судов о сохранении у Андрея Орлова после прекращения дела о несостоятельности (банкротстве) в связи с утверждением мирового соглашения пятилетнего ограничения на приобретение статуса индивидуального предпринимателя, установленного п. 2 ст. 216 Закона № 127-ФЗ», – отмечено в определении Суда. В этой связи ВС РФ признал законным требование гражданина о признании незаконным бездействия налогового органа, сославшегося на вышеуказанную норму.

В то же время Суд согласился с отсутствием возможности для внесения инспекцией ретроспективной регистрационной записи в ЕГРИП

Касательно отказа в удовлетворении требований об обязании налоговой инспекции внести в ЕГРИП запись о восстановлении статуса ИП Верховный Суд отметил, что государственная регистрация юрлиц и предпринимателей в РФ носит заявительный характер, а гражданин не подавал соответствующее заявление в налоговую инспекцию вместе с необходимым пакетом документов. Действующее законодательство, подчеркнул Суд, не предусматривает возможность восстановления статуса ИП за прошедший период при заключении мирового соглашения, так как регистрация заявителя в качестве предпринимателя должна осуществляться в порядке, установленном Законом № 129-ФЗ.

В этой связи у налоговой инспекции не имелось правовых оснований для совершения регистрационных действий по внесению записи в ЕГРИП о регистрации его в качестве ИП с момента утверждения судом мирового соглашения и прекращения производства по делу о банкротстве (т.е. с 26 июня 2017 г.). «Нормами действующего законодательства не предусмотрена возможность для внесения уполномоченным органом ретроспективной регистрационной записи (за прошедший период), поскольку такая запись будет нарушать принцип достоверности сведений публичного реестра, а также его хронологичность», – отметил ВС.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и признал незаконным бездействие инспекции в нерегистрации гражданина в качестве ИП по мотиву сохранения пятилетнего ограничения в регистрации, предусмотренного п. 2 ст. 216 Закона о банкротстве. В удовлетворении иных требований гражданина было отказано.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда


Адвокат, партнер международного центра защиты прав Globallaw Антон Задоркин отметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам устранила пробел в законодательстве, который негативно сказывался на предпринимательском климате в России. «Вполне логично, что в случае прекращения процедуры банкротства в связи с заключением мирового соглашения с кредиторами гражданин не должен лишаться возможности заниматься предпринимательской деятельностью на 5 лет. Напротив, прекращение процедуры банкротства является подтверждением возвращения гражданина к активной самостоятельной деятельности, готовности брать на себя новые обязательства и полноценно отвечать за их выполнение. Из-за пробела в законодательстве представители ФНС не могли решить этот вопрос самостоятельно, а суды нижестоящих инстанций подошли к решению вопроса формально», – пояснил он.

Эксперт также согласился с выводом ВС о том, что гражданину не может быть возвращен статус ИП ретроспективно – на тот промежуток времени, когда он был признан судом банкротом и до заключения мирового соглашения с кредиторами, а также прекращения процедур банкротства. «Иное противоречило бы сути закона. Заключение мирового соглашения является результатом переговоров банкрота и кредиторов, это лишь один из вариантов завершения процедуры банкротства гражданина, который нельзя заранее спрогнозировать со 100%-ной вероятностью. Позиция Суда вносит ясность в вопрос возвращения гражданином статуса ИП после заключения мирового соглашения, предоставляя гражданину активную роль, когда он самостоятельно должен подать документы для регистрации в качестве ИП. Это позволяет решить возможные спорные ситуации и конфликты с ФНС России», – резюмировал Антон Задоркин.

Адвокат юридической фирмы INTELLECT, арбитражный управляющий Сергей Гуляев счел, что Верховный Суд сформировал крайне важную судебную практику с точки зрения банкротства как реабилитирующей процедуры. «В большинстве случаев банкротство в существующей практике представляет собой ликвидационную процедуру, направленную на прекращение должником экономической деятельности. Как верно было указано ВС РФ, мировое соглашение в рамках дела о банкротстве направлено, в первую очередь, на восстановление платежеспособности должника и последующая после прекращения дела о банкротстве регистрация в качестве ИП позволит должнику вести экономическую деятельность и производить расчеты с кредиторами», – отметил он.

По словам эксперта, иной подход лишил бы должника стимула заключать мировое соглашение в деле о банкротстве, так как на должника распространялись бы ограничения, предусмотренные ст. 216 Закона о банкротстве, в том числе запрет на регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя в течение 5 лет. «Это определение Суда примечательно не только с точки зрения верного применения ВС РФ норм Закона о банкротстве, но и с точки зрения экономики в целом, так как индивидуальные предприниматели, преодолевшие кризисную ситуацию в процедуре банкротства, смогут и дальше заниматься предпринимательской деятельностью, вновь зарегистрировав статус ИП», – подытожил Сергей Гуляев.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов отметил, что формальный характер ведения различных реестров действительно предполагает возникновение ряда вопросов в случае возникновения не предусмотренной законом или административным регламентом ситуации по изменению сведений в реестре. «Проще говоря – никто не хочет брать на себя ответственность за выполнение возможно незаконных действий. Проторенная канва по передаче вопроса на усмотрение суда, как всегда, работает стабильно и неизменно. Судебные органы для того и созданы, чтобы устранять сомнительные моменты своим властным решением. Процедурный вопрос по восстановлению статуса, а, равно как и восстановление собственной платежеспособности, возврата доверия кредиторов, действительно важен не только ИП как деловой единице бизнес-сообщества, но также и любому гражданину, попавшему в процедуру, с целью иметь возможность далее без каких-либо ограничений продолжать взаимодействовать в гражданском обществе. Подобное решение закрывает вопрос реализации такой реабилитационной процедуры», – отметил Артем Денисов.

Защита прав интеллектуальной собственности от банкротства лицензиара: что вам нужно знать о разделе 365 (n)

Многие компании полагаются на связанные лицензии на интеллектуальную собственность, особенно те, которые связаны с патентами или коммерческой тайной, и тратят миллионы долларов на исследования, разработки и, в конечном итоге, на коммерциализацию лекарств или продуктов, включающих лицензированную интеллектуальную собственность. Когда на карту поставлено так много, лицензиаты часто задают важный вопрос: могут ли наши лицензионные права быть прекращены, если лицензиар объявит о банкротстве?

Предположение или отклонение. Лицензия обычно является исполнительным контрактом. Это означает, что банкротный лицензиар (или его управляющий по банкротству) имеет право принять или отклонить лицензию. Как правило, лицензиар-должник может принять лицензию, если она соответствует тем же критериям (устраняет дефолты и обеспечивает адекватные гарантии будущих результатов), необходимым для заключения других исполнительных контрактов. Большинство лицензиатов не будут возражать против принятия их лицензии до тех пор, пока должник действительно может продолжать свою деятельность.Вместо этого настоящая проблема для лицензиатов заключается в том, рискуют ли они потерять свои права на лицензируемую ИС в случае отклонения лицензии.

Кодекс о банкротстве, раздел 365 (n). Чтобы решить эту проблему, в 1988 году Конгресс добавил Раздел 365 (n) в Кодекс о банкротстве, чтобы предоставить лицензиатам особую защиту. Если должник или доверительный управляющий отклоняет лицензию, в соответствии с разделом 365 (n) лицензиат может принять решение сохранить свои права на лицензированную интеллектуальную собственность, включая право требовать соблюдения положения об исключительности.В свою очередь, лицензиат должен продолжать производить любые требуемые выплаты роялти. Лицензиат также может сохранять права по любому соглашению, дополняющему лицензию, которое должно включать исходный код или другие формы соглашений об условном депонировании технологий. Взятые вместе, эти положения защищают лицензиата от лишения его прав на дальнейшее использование лицензированной интеллектуальной собственности.

Некоторые важные ограничения . Однако, если лицензия будет отклонена, лицензиару больше не придется действовать в соответствии с лицензией.Это означает, что лицензиару не нужно будет обновлять или продолжать разработку IP, и ему не нужно будет предоставлять какие-либо обновления, разработанные позже. Кроме того, раздел 365 (n) применяется только в случае банкротства в США. Как правило, это не поможет в случае банкротства или несостоятельности лицензиара, не являющегося гражданином США, в соответствии с применимым иностранным законодательством.

Нет защиты для лицензиатов товарных знаков . Многие люди ожидают, что интеллектуальная собственность будет включать товарные знаки, но когда был принят раздел 365 (n), в Кодекс о банкротстве было добавлено специальное ограниченное определение «интеллектуальной собственности».Определение банкротства включает коммерческую тайну, патенты США и заявки на патенты (менее четкие в отношении иностранных патентов), авторские права и маскирующие работы, но не включает товарные знаки. Это различие означает, что лицензиат товарного знака не пользуется ни одной из специальных мер защиты Раздела 365 (n) и рискует потерять свои лицензионные права на товарный знак, если лицензиар объявит о банкротстве. Чтобы узнать больше об особом риске банкротства, с которым сталкиваются лицензиаты товарных знаков, перейдите по ссылке в этом предложении.

Получение максимальной отдачи от раздела 365 (n) .Хотя Раздел 365 (n) предоставляет лицензиатам значительные удобства в определенных пределах, лицензиат может использовать ряд подходов, чтобы максимизировать выгоды от закона, избегая при этом его ловушек. Вот несколько примеров, которые следует учитывать:

  • Убедитесь, что у вас действительно есть лицензия . Раздел 365 (n) применяется только к фактическим лицензионным правам, которые существовали на момент возбуждения дела о банкротстве. Это означает, что соглашение лицензиара о предоставлении лицензии ИС в более поздний срок, включая предоставление лицензии на момент подачи заявления о банкротстве, скорее всего, не будет иметь исковой силы в случае подачи заявления о банкротстве.Получите настоящий грант лицензии на любой важный IP или рискуете не иметь лицензии на него вообще.
  • Рассмотрим условное депонирование технологий . Лицензиаты иногда забывают, что Раздел 365 (n) не является самоисполняющимся. Это означает, что Раздел 365 (n) не требует, чтобы лицензиар предоставлял лицензиату воплощение лицензированной интеллектуальной собственности, если только лицензия или дополнительное соглашение к лицензии прямо не предусматривают такое право. Одно из решений — включить это положение о доставке в саму лицензию.Другой распространенный подход заключается в создании технологии (часто исходного кода) условного депонирования, в которую фактически депонируются вариант осуществления и обновленные версии варианта осуществления, которые будут переданы лицензиату на определенных условиях.
  • См. Раздел 365 (n) в лицензии . Раздел 365 (n) применяется к лицензиям на интеллектуальную собственность, определенную в порядке банкротства, независимо от того, упоминается она в лицензии или нет. При этом, включая прямую ссылку на то, что лицензия включает в себя такие ИС, как говорится в старой пословице, «не повредит.»Положение в лицензии о том, что соглашение включает ИС, на которые распространяется Раздел 365 (n), хотя и не является обязательным для суда по делам о банкротстве, может помочь убедить управляющего банкротством — или судью по делам о банкротстве — что соответствующая ИС действительно подпадает под действие Раздела 365 (н) защиты.
  • Сохранить выборы на потом. Если вы действительно включаете ссылку на Раздел 365 (n) в лицензию, обычно лучше указать, что выбор Раздела 365 (n) не производится. Все меняется, и всегда есть шанс, что IP станет менее важным в будущие годы, а это означает, что вы можете рассматривать отклоненную лицензию как прекращенную.
  • Получите консультацию о банкротстве, прежде чем подписывать лицензию. Как видно из приведенных выше пунктов, даже в соответствии с разделом 365 (n) защита вашей лицензии на интеллектуальную собственность может быть сложной задачей, если позднее будет подано заявление о банкротстве. Обязательно проконсультируйтесь с консультантом по банкротству, хорошо осведомленным о лицензиях на интеллектуальную собственность, во время разработки лицензии, а не сразу после того, как лицензиар столкнется с финансовыми проблемами.

Заключение . Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве может обеспечить ценную защиту для лицензиатов интеллектуальной собственности, но у этой защиты есть свои ограничения.Принятие мер по максимальному расширению ваших прав во время разработки лицензии может иметь большое значение, если лицензиар позже объявит о банкротстве.

лицензий на интеллектуальную собственность и банкротство | Нил, Гербер и Айзенберг, ТОО

Пандемия COVID-19 уже вынудила многие компании подать иск о банкротстве и, вероятно, заставит сделать это еще больше. В этой среде для лицензиатов и лицензиаров интеллектуальной собственности — патентов, товарных знаков, авторских прав и коммерческих секретов — особенно важно знать, как банкротство одной стороны лицензионного соглашения может повлиять на другую.

Как правило, Кодекс о банкротстве разрешает должнику принять или отклонить договор

Кодекс США о банкротстве обычно предоставляет банкроту («должнику») право принять или отклонить любое конкретное лицензионное соглашение. Принимая лицензию, должник официально подтверждает, что он получит выгоду от лицензии и будет продолжать выполнять ее условия. В соответствии с разделом 365 (b) Кодекса о банкротстве, для того чтобы принял на себя лицензионное соглашение, должник должен незамедлительно исправить любое из своих предыдущих нарушений лицензии и предоставить «адекватные гарантии» Суду по делам о банкротстве, что он сможет соблюдать требования лицензии до конца срока действия соглашения.После принятия на себя должника обе стороны остаются связанными с лицензией и обязаны соблюдать условия лицензии.

В качестве альтернативы должник может отказать в выдаче лицензии. В соответствии с Кодексом о банкротстве отказ в выдаче лицензии рассматривается как существенное нарушение (не обязательно прекращение действия) лицензионного соглашения. После отклонения лицензии ни одна из сторон не обязана продолжать работу в соответствии с условиями лицензии, за исключением случаев, описанных ниже. Сторона, не являющаяся должником, может рассматривать отказ как расторжение договора, после чего будет освобождена от продолжения исполнения и может подать иск о возмещении ущерба в деле о банкротстве должника.

Лицензиат является должником: может ли он передать лицензию?

Чаще всего лицензиаты-должники хотят передать свои лицензии для сбора денежных средств и уклонения от лицензионных отчислений и других обязательств, но, если им разрешат это сделать, лицензиар потеряет контроль над тем, кто использует его интеллектуальную собственность. Раздел 365 (c) Кодекса о банкротстве защищает лицензиара от такой судьбы, обычно запрещая принятие или уступку контракта, если применимое законодательство разрешает стороне, не являющейся должником, отказывать в исполнении обязательств третьим сторонам.Например, в соответствии с патентным законодательством только владелец патента может уступить патент, поэтому лицензиат-должник не может уступить патентную лицензию. Однако такая опора на «применимое право» создает несоответствия в зависимости от типа лицензии и федеральной юрисдикции суда по делам о банкротстве, в котором возбуждено дело о банкротстве должника. В Третьем, Четвертом, Девятом и Одиннадцатом округах должник-лицензиат не может ни принимать, ни уступать лицензию, если это запрещено законом о банкротстве. Первый, Пятый, Шестой и Восьмой округи позволяют лицензиатам-должникам принимать лицензию, но не позволяют им уступать лицензию.Поэтому при планировании стратегии важно учитывать детали.

Лицензиар является должником: может ли он отклонить лицензию?

Напротив, лицензиары-должники чаще стремятся отклонить свои лицензии в пользу поиска более прибыльных лицензий или более высокой стоимости продажи своей лицензированной ИС. Если должник-лицензиар отказывался от лицензии, то исторически лицензиат не мог использовать интеллектуальную собственность, что часто имело решающее значение для бизнеса лицензиата.Однако у лицензиатов теперь есть средство правовой защиты в соответствии с разделом 365 (n) Кодекса о банкротстве, по крайней мере, в отношении лицензий на патент, авторское право, коммерческую тайну или маскировку. Если должник-лицензиар отклоняет лицензию, то лицензиат может либо считать соглашение прекращенным, либо сохранить свои права в лицензии, существовавшей до подачи должником-лицензиаром заявления о банкротстве. Лицензиат должен продолжать выплачивать роялти, если он решит сохранить свои права, а должник-лицензиар должен гарантировать, что интеллектуальная собственность останется эксклюзивной или конфиденциальной.Однако от должника-лицензиара больше не требуется выполнять в будущем подтверждающие обязательства в отношении интеллектуальной собственности, такие как предоставление обновлений программного обеспечения или техническая поддержка. Хотя раздел 365 (n) не защищает лицензиатов товарных знаков, в 2019 году Верховный суд предоставил им судебную защиту в деле Mission Holdings против Tempnology . 139 S. Ct. 1652 (2019). В деле Tempnology Верховный суд постановил, что отказ должника от лицензионного соглашения по товарным знакам представляет собой нарушение лицензии и должен иметь такие же последствия, как нарушение лицензиаром за пределами банкротства, которое не отменяет права, предоставленные лицензиату. , включая право на дальнейшее использование лицензированного товарного знака.Таким образом, решение Tempnology предоставляет лицензиатам товарных знаков права, схожие, если не идентичные, с правами лицензиатов другой интеллектуальной собственности в соответствии с разделом 365 (n) Кодекса о банкротстве.

Не-должник может взыскать убытки — если он планирует заранее

Как указано выше, лицензиаты и лицензиары, которым было отказано должником, могут подать иск о возмещении ущерба в деле о банкротстве должника. Претензии по поводу отказа в возмещении убытков обычно рассматриваются как общие необеспеченные претензии.При банкротстве «правило абсолютного приоритета» обычно требует, чтобы должники платили обеспеченным кредиторам полностью (в пределах их залога) перед выплатой необеспеченным кредиторам. Некоторые необеспеченные кредиторы, в том числе поставщики и специалисты по торговле после подачи ходатайства, сотрудники и налоговые органы (т. Е. Административные кредиторы), также имеют приоритет перед обычными необеспеченными кредиторами. В зависимости от суммы обеспеченных и приоритетных необеспеченных требований, предъявленных должнику, держатели общих необеспеченных требований, вероятно, не смогут получить полную стоимость своих требований от должника.В качестве одного примера, если все активы лицензиара-должника используются для выплат его обеспеченным кредиторам, то необеспеченный лицензиат-кредитор не получит никаких денежных возмещений от лицензиара-должника.

Как правило, кредитор может стремиться снизить этот риск путем получения обеспечительного интереса в соответствии со статьей 9 U.C.C. в лицензированной интеллектуальной собственности и с использованием этого усовершенствованного обеспечительного интереса, чтобы заставить должника заплатить этому конкретному кредитору раньше административных и общих необеспеченных кредиторов.Обычно кредиторы могут совершенствовать обеспечительные интересы в интеллектуальной собственности, подав заявление о финансировании государственному секретарю того штата, в котором был учрежден должник. В результате последующие покупатели и кредиторы получат конструктивное уведомление о том, что записывающий кредитор ранее имел заинтересованность в интеллектуальной собственности, указанной в финансовой отчетности. Если несколько кредиторов совершенствуют отдельные обеспечительные интересы, то приоритет имеет кредитор, у которого был совершен первый обеспечительный интерес.

стратегий в отношении законов США о банкротстве и информационных технологий | Статьи | Финнеган

Автор: Дж. (Джей) Т. Вестермайер

Есть много вопросов, которые возникают в связи с составлением, согласованием и обеспечением соблюдения условий лицензии, касающихся банкротства и соответствующих положений условного депонирования исходного кода. В этой статье основное внимание уделяется §365 (n) Кодекса США о банкротстве и нескольким другим разделам Кодекса США о банкротстве, которые больше всего влияют на транзакции в сфере информационных технологий, соглашения и стратегии условного депонирования исходного кода, а также вопросы, касающиеся совершенствования интересов безопасности в интеллектуальной собственности и информационные технологии под руководством У.С. закон.

Сначала мы обсудим §365 (n) Кодекса США о банкротстве и ряд стратегий, которые возникли в связи с §365 (n). Затем мы обсудим конкретные проблемы, возникающие в связи с §365 (c) и положениями об автоматическом приостановлении действия согласно законам США о банкротстве. Далее мы обсудим соглашения об условном депонировании исходного кода и стратегии, связанные с получением лицензиатами доступа к исходному коду. Наконец, мы обсудим совершенствование обеспечительных интересов в активах интеллектуальной собственности информационных технологий и уступку активов интеллектуальной собственности при банкротстве.

Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства

18 октября 1988 г. был принят Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства (публичный закон 100-506). Он представляет собой значительный шаг вперед, затрагивающий лицензиаров и лицензиатов программного обеспечения, а также других лицензиаров и лицензиатов интеллектуальной собственности. Практикующие юристы в области информационных технологий и интеллектуальной собственности должны хорошо разбираться в этих поправках к Закону о защите интеллектуальной собственности от банкротства к U.S. Кодекс о банкротстве.

Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства добавил новый подраздел (n) в §365 Кодекса США о банкротстве, а также добавил несколько новых определений в §101. 1 Согласно закону США о банкротстве, лицензиары-должники могут отклонить лицензию в своей процедуре банкротства на том основании, что выполнение своих обязательств по лицензионному соглашению является слишком большим бременем для конкурсной массы. Право должника принять или отклонить принудительный договор имеет жизненно важное значение для основной цели реорганизации согласно главе 11 в соответствии с Законом о банкротстве. 2

Согласно §365 Кодекса США о банкротстве, лицензиар-должник имеет право отклонить «исполнительные контракты». Право §365 принять или отклонить лицензию ограничено исполнительными контрактами. Исполнительный договор — это любое соглашение, которое содержит существенно невыполненные обязательства обеих сторон, если невыполнение будет являться существенным нарушением. 3 Большинство лицензий на программное обеспечение являются исполнительными контрактами, поскольку у лицензиата есть обязательства по уплате лицензионных сборов, соблюдению конфиденциальности программного обеспечения, надлежащему использованию программного обеспечения или другим существенным обязательствам, а у лицензиара есть такие обязательства, как компенсация и обслуживание и поддержка программного обеспечения.Неисполнительный договор или договор купли-продажи не подлежат отклонению.

Раздел 365 (n) предоставляет лицензиату два варианта: рассматривать отказ в выдаче лицензии как существенное нарушение в соответствии с §365 (n) (1) (A) и расторгнуть лицензионное соглашение или принять решение о сохранении лицензии в соответствии с §365 (n). ) (1) (B) с некоторыми изменениями. Согласно первому варианту лицензиат теряет свою лицензию на программное обеспечение, но получает общее необеспеченное требование о возмещении денежного ущерба в соответствии с §365 (g) Кодекса о банкротстве. Как правило, при этом первом варианте лицензиаты получают очень мало в качестве необеспеченных кредиторов и теряют право продолжать использовать лицензионное программное обеспечение.Лицензиат окажется в таком же положении, как и любая другая сторона, чей контракт был отклонен и рассматривался как обычный необеспеченный кредитор с предварительным требованием. Согласно второму варианту лицензиат сохраняет лицензию с теми же правами, которые существовали на дату подачи заявления о банкротстве, но все будущие обязательства лицензиара (такие как возмещение убытков, новые разработки, техническое обслуживание и поддержка) прекращаются, хотя лицензиат обязан продолжать платить лицензионные сборы в объеме, предусмотренном лицензией.Таким образом, очень важно, чтобы лицензиат обеспечил наличие у него достаточных прав по лицензии на дату подачи заявления о банкротстве для продолжения использования лицензионного программного обеспечения. Существует много интересных стратегий использования §365 (n), которые будут обсуждаться ниже.

Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства направлен на обеспечение того, чтобы лицензиат интеллектуальной собственности получал выгоду от своей сделки даже после банкротства лицензиара. Раздел 365 (n) предоставляет новую, установленную законом лицензию.«Интеллектуальная собственность» определяется в Кодексе о банкротстве и включает в себя работы масок, авторские права и патенты, возникающие в соответствии с определенными разделами законодательства США, а также патентные заявки и коммерческую тайну без каких-либо географических различий. 4 Торговые марки прямо исключены. Это исключение может оказаться особенно проблематичным в связи с лицензиями на распространение программного обеспечения, по которым лицензиат-дистрибьютор распространяет программный продукт с товарным знаком. Также существует озабоченность по поводу авторских прав и патентов, возникающих в соответствии с иностранным законодательством, поскольку определение интеллектуальной собственности в Кодексе о банкротстве, по-видимому, не включает авторские права и патенты в соответствии с иностранным законодательством.

Если лицензиат решит сохранить свои права по лицензионному соглашению в соответствии с §365 (n), он должен продолжать выплачивать роялти в соответствии с лицензионным соглашением. Если лицензиат решает сохранить за собой право на использование лицензионного программного обеспечения, он должен отказаться от любого права на зачет, которое он может иметь в отношении убытков, возникших в результате отказа, и любых требований приоритета, которые лицензиат может иметь в результате его работы в соответствии с лицензией. В частности, в соответствии с этими поправками лицензиару запрещается вмешиваться в осуществление лицензиатом своих сохраненных прав.Но в случае отказа лицензиара лицензиар освобождается от своих подтверждающих обязательств по лицензии, включая такие обязанности, как техническое обслуживание, поддержка в обучении, предоставление улучшений или новых выпусков, гарантийные обязательства и обязательства по возмещению убытков. Таким образом, даже при наличии доступа к исходному коду продолжающихся прав лицензиата на использование программного обеспечения может быть недостаточно, поскольку лицензиат не сможет поддерживать и поддерживать программное обеспечение без помощи лицензиара. Риски требуют, чтобы лицензиаты оценили §365 (n) и соответствующие стратегии условного депонирования исходного кода.

Поскольку лицензиаты в соответствии с §365 (n) сохраняют только те права, которые существуют на момент банкротства лицензиара, лицензиаты должны убедиться, что лицензионное соглашение прямо включает в себя исходный код и права на обслуживание в рамках своего объема. Важная концепция заключается в том, что вы не можете сохранить права, которых у вас никогда не было. Мы рекомендуем включать текущую лицензию в исходный код, соответствующий лицензионному программному обеспечению, с учетом последующих условий в будущем, основанных на условиях получения доступа к исходному коду.По сути, это лицензия на использование будущих интересов. 5 Мы также считаем, что эта лицензия на исходный код должна включать право на копирование, адаптацию и изменение исходного кода для внутреннего использования и поддержки лицензиатом в соответствии с лицензионным соглашением, даже если права не активируются до тех пор, пока не вступит в силу лицензия на исходный код. . Последующее будущее условие может быть связано с получением доступа к исходному коду, хранящемуся для защиты лицензиата, в рамках соглашения об условном депонировании исходного кода или другого события или комбинации событий.

Положения лицензий, которые требуют поставки исходного кода, технической документации или другой интеллектуальной собственности в случае банкротства лицензиара, подлежат исполнению в соответствии с этими поправками к Закону о защите интеллектуальной собственности от банкротства. Таким образом, даже если лицензионное соглашение предусматривает доставку исходного кода после банкротства, лицензиат может потребовать, чтобы исходный код был доставлен ему. Если исходный код не был доставлен, лицензиат должен иметь возможность обеспечить соблюдение этих прав на поставку в суде по делам о банкротстве, имеющем юрисдикцию над лицензиаром-должником.

Другое важное право в соответствии с Законом о защите интеллектуальной собственности от банкротства касается периода после банкротства, но до решения лицензиара об отказе. По письменному запросу лицензиата лицензиар может быть привлечен к исполнению своих обязательств по лицензионному соглашению.

Следует отметить, что Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства не рассматривает ситуацию обанкротившегося лицензиата. Должник-лицензиат интеллектуальной собственности может продолжать отказываться от договора исполнителя и, в таком случае, вернуть лицензированную интеллектуальную собственность лицензиару.

Ниже мы обсудим, как лицензиат может защитить себя в случае, если лицензиар не дает согласия на подтверждение лицензионного соглашения лицензиатом, то есть лицензиар отклоняет лицензию.

В лицензионных соглашениях необходимо конкретно предусмотреть права после банкротства, которые может сохранить лицензиат. Необходимо подробно описать продолжающиеся обязательства лицензиата, которые сохраняют свои права на банкротство лицензиара. Например, может оказаться целесообразным скорректировать условия оплаты, чтобы отразить ответственность сторон в случае, если лицензиат решит сохранить лицензионное программное обеспечение и связанный с ним исходный код.Как правило, лицензионные сборы, сборы за продление, обслуживание и т. Д. Косвенно включают роялти за использование лицензированной интеллектуальной собственности, но роялти прямо не обозначены как таковые. Лицензиарам необходимо обеспечить непрерывный поток доходов от сохраняющегося лицензиата. Рекомендуется, чтобы в лицензионных соглашениях отражались роялти, которые лицензиат должен уплатить лицензиару в такой ситуации, когда лицензиату предоставляется право сохранить лицензионное программное обеспечение, хотя и без какой-либо поддержки со стороны лицензиара.Это связано с тем, что, если лицензиар не обеспечивает обслуживание, то, вероятно, не будет продолжающегося обязательства платить лицензиару за оставшееся использование программного обеспечения и связанного исходного кода, если единственное существующее обязательство лицензиата, например, заключалось в уплате сборов за обслуживание. .

Ниже приведен пример такого типа предоставления:

Если Лицензиар отклоняет Лицензионное соглашение в соответствии с Разделом 365 (n) Кодекса о банкротстве, Лицензиат может решить (i) рассматривать Соглашение как прекращенное в соответствии с Разделом XXX (Расторжение) настоящего Лицензионного соглашения или (ii) сохранить права Лицензиата. по Лицензионному соглашению, включая, помимо прочего, право и лицензию на использование, адаптацию и изменение Лицензионного программного обеспечения и связанного с ним Исходного кода в течение всего срока Лицензионного соглашения и получение полной и текущей копии исходного кода, соответствующего лицензированному программное обеспечение, используемое Лицензиатом из Эскроу-агента исходного кода или, в случае, если полная и текущая копия Исходного кода не предоставляется Эскроу-агенту исходного кода, то непосредственно от Лицензиара.

Принимая во внимание получение копии Исходного кода в соответствии с положениями настоящего Соглашения, Лицензиат соглашается выплачивать Лицензиару вместо любых других сборов годовой гонорар в размере ______ долларов, начиная с момента получения Лицензиаром Исходного кода и постоянно после этого в годовщину такого получения, пока Лицензиат продолжает использовать Лицензионное программное обеспечение или любые его производные.

Размер роялти будет отличаться от ситуации к ситуации.Если лицензиар не предоставляет какое-либо обслуживание и поддержку, мы считаем, что роялти должны быть существенно меньше, чем 50 процентов от суммы, которая в противном случае составляла бы ежегодное обязательство лицензиата по обслуживанию. Годовой роялти в размере от 10 до 20 процентов от суммы ежегодного сбора за обслуживание, вероятно, будет разумным в большинстве случаев.

Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве требует тщательного планирования и разработки. В этой статье мы рассмотрим ряд рисков и проблем, которые могут возникнуть в связи с §365 (n).Сначала мы рассмотрим конкретные случаи и стратегии, связанные с §365 (n), а затем §365 (c), а затем обсудим различные стратегии условного депонирования исходного кода и совершенство интересов безопасности.

Конкретные §365 (n) Случаи и стратегии

Предотвращение заранее оцененных убытков и иностранный регулирующий закон

In re: EI International 6 было первым судебным постановлением, применяющим поправки к Закону о защите интеллектуальной собственности от банкротства 1988 года. Постановление показывает, как §365 (n) может использоваться, чтобы избежать наложения заранее оцененных убытков или других убытков и применения иностранного права в соответствии с положением применимого права в исполнительном контракте.

В этом случае EI International согласилась поставить свою систему программного обеспечения PMAX канадской государственной коммунальной корпорации Ontario Hydro, адаптированной для удовлетворения требований Ontario Hydro. После того, как El International подала прошение о банкротстве в соответствии с Главой II, EI International отклонила исполнительный контракт с Ontario Hydro в соответствии с §365 Кодекса США о банкротстве.

Ontario Hydro потребовала 3 631 533 долларов в качестве компенсации ущерба по контракту, главным образом для устранения недостатков и упущений с целью исправления поставленного программного обеспечения.EI International признала претензию Ontario Hydro только в размере 176 752,00 долларов. Несмотря на то, что рассматриваемый контракт содержал положение о регулирующем праве, требующее соблюдения закона Онтарио, Суд по делам о банкротстве США постановил, что спор в суде по делам о банкротстве регулируется законом США о банкротстве. Таким образом, §365 (n) можно рассматривать как стратегию избежания применения иностранного права при определенных обстоятельствах. Если лицензиар подает заявление о защите от банкротства в Соединенных Штатах, закон США о банкротстве будет применяться к любым контрактам с иностранными сторонами.

При таких обстоятельствах Суд по делам о банкротстве пришел к выводу, что иск Ontario Hydro следует рассматривать как любой другой иск, вытекающий из отклоненного исполнительного контракта в соответствии с §365. Отказ от исполнительного контракта в соответствии с §365 приводит к отклонению всего контракта, включая положения о возмещении убытков. Таким образом, положение о заранее оцененных убытках в контракте было признано не имеющим исковой силы, поскольку «если бы положения о заранее оцененных убытках имели исковую силу, не было бы причин для отказа должника от контракта.«Поскольку Ontario Hydro предпочла сохранить программное обеспечение, а не рассматривать отказ как прекращение, было сочтено, что Ontario Hydro отказывается от любого права на зачет и любых претензий по контракту после подачи ходатайства. Таким образом, суд по делам о банкротстве постановил, что Ontario Hydro имеет право только к ущербу, который он понес бы в качестве претензии до подачи заявления о нарушении контракта со стороны EI International. Допустимая претензия Ontario Hydro, таким образом, была ограничена его фактическими «наличными расходами», которые Ontario Hydro понесла до подачи Петиция EI International по главе 11.Соответственно, §365 (n) также может использоваться в качестве стратегии для ограничения убытков и обязательств по исправлению положения. Эта стратегия, например, может быть полезна в связи с провалом проекта разработки программного обеспечения, в котором лицензиар сталкивается со значительными потенциальными денежными убытками и обязательствами по исполнению.

Раздел 365 (n) может использоваться лицензиарами в качестве стратегии сбора платежей

Encino Business Mgmt. v. Prize Frize, Inc. , 7 не связано с информационными технологиями, однако это очень важное решение о банкротстве в отношении того, являются ли лицензионные сборы, уплачиваемые лицензиатом за использование технологии, патентов и прав собственности, «роялти». в смысле 11 U.S.C. §365 (n) (2) (B) и, следовательно, должен продолжать выплачиваться после того, как банкротный лицензиар осуществил свое законное право отклонить договор. Платежи роялти не определены в Кодексе о банкротстве, но история законодательства и это постановление суда предполагают, что вопрос о том, следует ли считать платеж «роялти», должен зависеть от содержания сделки, а не от ярлыка. Эта ситуация является поводом для споров, требующих конкретной ссылки на «выплаты роялти».

В соответствии с лицензией лицензиат согласился уплатить лицензиару лицензионный сбор в размере 1 250 000 долларов США, который должен был быть уплачен следующим образом: 300 000 долларов США при исполнении, а затем 50 000 долларов США в месяц до выплаты остатка.Лицензиар подал заявление о защите от банкротства в соответствии с главой 11. Лицензиат прекратил вносить ежемесячные платежи за лицензию на том основании, что в технологии обнаружен дефект конструкции. Затем лицензиар-должник подал заявление, чтобы отклонить лицензионное соглашение и обязать лицензиата выбрать, желает ли он сохранить свои права в соответствии с §365 (n) (1). Суд по делам о банкротстве постановил, что в случае, если лицензиат решит сохранить свои права по соглашению в соответствии с §365 (n) (1), он должен оплатить все лицензионные сборы, причитающиеся в настоящее время, оплатить остаток ежемесячными платежами и отказаться от любых и все права на зачет в отношении контракта в соответствии с применимым законодательством о банкротстве и любые претензии в соответствии с §503 (b) Кодекса о банкротстве, возникающие в связи с выполнением обязательств по соглашению.

Когда лицензиат решил сохранить свои права, он был обязан произвести все платежи роялти, причитающиеся по контракту. Лицензиат утверждал, что в лицензионном соглашении проводится различие между лицензионными платежами и лицензионными платежами и что лицензионные сборы не являются роялти, которые должны быть уплачены в случае удержания. Суд по делам о банкротстве отметил, что §365 (n) неоднократно говорит о «лицензиаре» и «лицензиате» с явным подтекстом, что платежи лицензиара лицензиару за использование интеллектуальной собственности были «лицензионными сборами» или «роялти» и, в качестве роялти, должен оплачиваться лицензиатом, который решает сохранить свою лицензию после банкротства лицензиара.Суд поднял вопрос о том, было ли распределение правомерным с учетом других договорных обязательств лицензиара, по которым он больше не несет ответственности; однако этот вопрос сторонами не поднимался и поэтому не учтен в решении. Это решение суда поддерживает рекомендованное нами распределение и спецификацию «роялти».

Дело Encino показывает, как §365 (n) может быть использован для сбора лицензионных сборов и роялти. Например, предположим, что лицензиар — очень маленькая компания или иным образом не может финансировать судебный процесс по взысканию долгов.Лицензиат заявляет основания, реальные или только притворные, для неуплаты лицензиара лицензионных сборов, которые в противном случае причитались. Лицензиат знает, что лицензиар испытывает финансовые проблемы и не имеет средств для возбуждения иска о взыскании с лицензиата. Лицензиар может использовать §365 (n) и суд по делам о банкротстве для взыскания долга лицензиата перед лицензиаром в той степени, в которой лицензиат решит сохранить лицензированную интеллектуальную собственность.

Раздел 365 (n) может повлиять на сроки и стратегию приобретения IP-активов в ходе процедуры банкротства

Постановление Schlumberger Resource Management Services, Inc.v. CellNet Data Systems, Inc. , 8 предоставляет ряд ценных уроков, касающихся покупки активов интеллектуальной собственности в ходе процедуры банкротства, включая любые лицензионные соглашения, относящиеся к активам интеллектуальной собственности.

У CellNet Data Systems было лицензионное соглашение с BCN Data Systems. По лицензионному соглашению CellNet получила роялти, равное 3 процентам валовой выручки BCN от технологии CellNet. CellNet продала свои активы интеллектуальной собственности компании Schlumberger, пока CellNet находилась в состоянии банкротства.Schlumberger исключил лицензионное соглашение BCN и другие лицензионные соглашения CellNet из активов интеллектуальной собственности, которые компания Schlumberger приобрела у CellNet. Эта покупка фактически разорвала лицензионные соглашения с активами интеллектуальной собственности, которые приобрела Schlumberger. После покупки Schlumberger CellNet отклонила лицензионные соглашения с BCN в рамках процедуры банкротства.

После того, как CellNet отклонила свое лицензионное соглашение BCN, BCN решила сохранить свои права в соответствии с §365 (n).Согласно §365 (n) BCN должен был произвести все платежи роялти, причитающиеся по контракту, в течение срока действия контракта. В результате своего избрания в соответствии с §365 (n) BCN было разрешено продолжать использовать лицензированную интеллектуальную собственность, первоначально полученную от CellNet, но при этом она была обязана уплачивать лицензионные платежи, причитающиеся по лицензионному соглашению. Несмотря на то, что Schlumberger приобрела активы интеллектуальной собственности CellNet в ходе процедуры банкротства, Schlumberger не имела права на роялти, связанные с активами лицензионного соглашения, которые были исключены из активов, которые Schlumberger приобрела у CellNet.BCN выплатила гонорары CellNet-должнику, а не Schlumberger.

Похоже, что ни Schlumberger, ни CellNet полностью не осознали потенциальный риск того, что BCN может решить сохранить лицензированную технологию в соответствии с §365 (n) в соответствии с условиями лицензионного соглашения CellNet, которое CellNet отклонило. Этот результат говорит о необходимости тщательного анализа рисков §365 (n). Например, возможно, было более разумным приобретать лицензионные соглашения в рамках процедуры приобретения в рамках процедуры банкротства, а затем прекращать действие лицензионных соглашений после закрытия приобретения в той степени, в которой положения о прекращении допускали такое прекращение.Возможно, это было невозможно, но именно такой анализ следовало провести.

Должен признать, что права на товарный знак не покрываются §365 (n)

Суд по делам о банкротстве в In re Centura Software Corporation 9 удовлетворил ходатайство комитета должника и кредиторов о вынесении частичного упрощенного судебного решения на том основании, что §365 (n) Кодекса о банкротстве не защищает права лицензиата на использование товарных знаков должника.

Суд по делам о банкротстве пришел к выводу, что после отказа в выдаче лицензии контрагент не может продолжать использовать товарные знаки.Raima UK стремилась продолжать продвигать и продавать программные продукты под торговыми марками, принадлежащими должнику, Centura Software Corporation. Raima UK также запросила обновления программного обеспечения и документацию. Согласно §365, если договор отклоняется, считается, что должник нарушил его, и обанкротившееся имущество теряет любую выгоду от договора. Raima UK решила сохранить свои защищенные права на маркетинг и продажу программного обеспечения Raima. Однако, поскольку §365 (n) не распространяется на товарные знаки, Raima UK остается с требованием §365 (g) о возмещении ущерба, причиненного невозможностью использовать товарные знаки в своей деятельности.Суд постановил, что Конгресс недвусмысленно указал, что лицензии на товарные знаки должны быть исключены из §365 (n). Raima Software потеряла свои права на товарный знак, но имеет право подать необеспеченный предварительный иск о возмещении ущерба, причиненного невозможностью использования таких товарных знаков. Суд также отказал Raima в каких-либо улучшениях после подачи петиции, поскольку в результате решения о сохранении лицензии на распространение у Centura Software не было никаких обязательств по поддержке лицензиата.

Тот факт, что §365 (n) не включает товарные знаки, может оказаться чрезвычайно важным.Например, предположим, что ваш клиент имеет исключительную лицензию на товарный знак, которая имеет решающее значение для бизнес-планов вашего клиента. Лицензиар испытывает значительные финансовые трудности. Четыре заявителя возбуждают дело о принудительном банкротстве против лицензиара. Если процедура принудительного банкротства будет продолжена, существует значительный риск того, что лицензиар откажется от исключительной лицензии и лицензиат потеряет свои права на товарный знак, несмотря на то, что уже заплатил лицензиару миллионы долларов.В этих обстоятельствах лицензиат, вероятно, решит, что он вынужден приобрести права на товарный знак у лицензиара. Цена покупки была основана на удовлетворении требований кредиторов лицензиара во избежание предъявления каких-либо залоговых требований в отношении активов товарного знака и иного прекращения процедуры принудительного банкротства в отношении лицензиара. Раздел 365 (n) может потребовать реализации подобных стратегий.

Стратегии, связанные с §365 (c) Кодекса США о банкротстве

Может ли лицензиат принять лицензию на программное обеспечение в случае, если лицензиат потребует защиты от банкротства? Риск не допущения может оказаться весьма значительным.

The
In re Sunterra Corp. Постановление

Важность вопроса о допущении в отношении лицензий на программное обеспечение для лицензиатов-должников была подчеркнута In re Sunterra Corporation (RCI Technology Corp. v. Sunterra Corp.) 10 Там, Четвертый округ отменил решение окружного суда, постановив, что банкротный должник не имеет права принять на себя указанную лицензию на программное обеспечение RCI без согласия лицензиара программного обеспечения. Мы никогда не видели, чтобы этот риск был устранен ни в одной лицензии на программное обеспечение.Таким образом, это постановление может оказаться очень важным, поскольку оно вызывает необходимость в новой защите контракта для устранения этого риска «допущения».

В деле Sunterra Четвертый округ установил, что §365 (c) Кодекса о банкротстве не разрешает Sunterra, лицензиату-должнику, передать RCI свою неисключительную лицензию на программное обеспечение без согласия RCI на такое предположение. Sunterra было запрещено использовать лицензию RCI на использование и изменение Premier Software RCI. В соответствии с лицензионным соглашением по программному обеспечению RCI, Sunterra владела любыми «усовершенствованиями» и предоставила RCI лицензию на использование усовершенствований Sunterra.Sunterra вложила миллионы долларов в Premier Software. В этих обстоятельствах лицензия на программное обеспечение RCI стала критически важной для деятельности Sunterra; однако его способность принять лицензию в рамках плана выхода из банкротства зависела от согласия лицензиара.

В процессе банкротства Sunterra RCI подала в суд по делам о банкротстве ходатайство о признании ее лицензии на Sunterra отклоненной, а RCI далее утверждала, что, поскольку она отказалась дать согласие на принятие лицензионного соглашения, суд требовался по закону. считать лицензию отклоненной.

Вынося решение против Sunterra и ее намерения получить лицензию RCI, Четвертый округ следовал «буквальному тесту», применимому к толкованию и применению §365 (c) Кодекса о банкротстве. Буквальный тест предусматривает, что должник не может заключить договор об исполнении с возражениями не должника, если применимый закон (, например, , законы об авторском праве) будет препятствовать уступке уступки гипотетической третьей стороне. Этот запрет применяется даже в том случае, если должник не имеет намерения уступить договор какой-либо третьей стороне.Лицензии на программное обеспечение являются лицензиями на авторское право. Закон об авторском праве запрещает переуступку лицензии на авторские права без согласия держателя авторских прав лицензиара. Таким образом, §365 (c) подвергает лицензиата риску, если лицензиат когда-либо попытается получить конкретную лицензию на программное обеспечение в ходе процедуры банкротства. Вариант допущения может быть недоступен лицензиату.

Четвертый округ определил, что лицензия на программное обеспечение RCI является исполнительным соглашением. В этом постановлении Четвертый округ применил тест Countryman и обнаружил, что лицензия на программное обеспечение RCI действовала в то время, когда Sunterra подала заявку на защиту от банкротства, поскольку каждая сторона была должна по крайней мере один продолжающийся материальный долг перед другой по соглашению.В частности, каждая из сторон имела постоянное обязательство сохранять конфиденциальность исходного кода программного обеспечения, разработанного другой стороной. Таким образом, Четвертый округ установил, что §365 (c) в буквальном смысле запрещает Sunterra принимать условия лицензионного соглашения RCI без согласия RCI.

В соответствии с §365 (c) Четвертый округ рассматривает «предположение» и «уступку» в связи с исполнительной лицензией на программное обеспечение как независимые действия, оба из которых требуют согласия лицензиара.

Управление риском непринятия

Непринятие лицензии на программное обеспечение в случае банкротства, вероятно, будет очень редким событием. Однако ввиду катастрофических последствий в случае такого отказа от допущения необходимо рассмотреть вопрос об управлении риском допущения.

Риск непринятия должен регулироваться положениями контракта. 11 Ниже приводится простое положение, касающееся риска непринятия на себя обязательств.

Успенский.Несмотря на любые положения об обратном, в случае, если Лицензиат объявляет о банкротстве и принимает решение принять настоящее Лицензионное соглашение в рамках процедуры банкротства, Лицензиар настоящим соглашается на такое предположение Лицензиата при условии, что Лицензиат соглашается соблюдать все условия Лицензионного соглашения.

Это положение начинается с пресловутой фразы «несмотря на любые положения об обратном», потому что большинство лицензионных соглашений предусматривают прекращение действия в случае банкротства, даже если такие положения ipso facto недействительны и не имеют исковой силы в соответствии с §365 (e) Кодекса о банкротстве. 12 Согласие лицензиара на предположение происходит только в том случае, если лицензиат принимает решение принять лицензию. Положение не обязывает лицензиата принимать лицензию. В большинстве случаев банкротства лицензиат, скорее всего, откажется от большинства лицензий на программное обеспечение; однако существует условный риск, связанный с допущением, от которого лицензиат должен искать защиты.

Постановление Sunterra подчеркивает потенциальную важность решения о принятии решения для лицензиатов программного обеспечения в процедурах банкротства.Лицензиаты программного обеспечения должны учитывать риск неприятия, а в некоторых ситуациях должны стремиться управлять этим риском путем включения положения контракта, в котором лицензиар получает предварительное согласие на принятие лицензиатом лицензионного соглашения в случае, если лицензиат примет решение получить лицензию во время процедуры банкротства.

Соглашения об условном депонировании исходного кода

Целью условного депонирования исходного кода является наличие актуальной и полной копии исходного кода, соответствующей лицензионному программному обеспечению, на хранении в интересах лицензиата в случае, если лицензиар прекращает бизнес-операции или больше не может поддерживать и поддерживать лицензионное программное обеспечение.Механизмы условного депонирования исходного кода должны быть разработаны таким образом, чтобы лицензиат мог взять на себя обязательства лицензиара по поддержке. Помимо получения доступа к исходному коду, существует ряд других стратегий, которые могут быть реализованы, чтобы поставить лицензиата в как можно более сильное положение, если лицензиар терпит неудачу или по другим причинам не может поддерживать лицензионное программное обеспечение.

Владение исходным кодом важно для лицензиатов программного обеспечения, которые намереваются модифицировать программное обеспечение. Однако лицензиаты, не имеющие текущего намерения вносить изменения в программное обеспечение, часто рассматривают исходный код как необходимую форму защиты от ситуации, в которой они не могут продолжать использовать программное обеспечение, поскольку лицензиар не может или не желает исправлять ошибки или иным образом поддерживать продукт. .Владение исходным кодом, по мнению клиентов, позволит им вмешаться в брешь и поддерживать систему в рабочем состоянии.

Поскольку варианты использования исходного кода (, например, , модификация программного обеспечения и распознавание собственных алгоритмов поставщика и другие коммерческие секреты) принципиально отличаются от использования, обычно выполняемого с помощью объектного кода (обработка данных), любой лицензиар, который делает исходный код доступным для лицензиат должен включить в свое лицензионное соглашение положение, которое тщательно и точно определяет конкретные права на исходный код, которые лицензиату разрешено осуществлять.Например, лицензиар может пожелать разрешить лицензиату использовать только предоставленную единственную копию исходного кода и запретить лицензиату делать бумажные или электронные копии для других целей, кроме машинного использования и архивирования. Как отмечалось ранее, лицензиар может пожелать разрешить только определенные типы модификаций программного обеспечения и запретить все другие модификации. Довольно часто изменения вносятся только теми, которые необходимы для обслуживания и поддержки программного обеспечения внутри компании. Практически во всех случаях лицензиар захочет запретить раскрытие и распространение исходного кода.Ни в коем случае исходный код не должен предоставляться в соответствии с лицензионным соглашением, которое дает лицензиату неограниченные права «использовать программное обеспечение» без специальных положений об исходном коде и объеме лицензии, применимой к исходному коду.

Лицензиары, которые обычно не предоставляют исходный код своим лицензиатам, часто готовы ответить на запросы лицензиата о депонировании исходного кода на условное депонирование для выгоды и защиты лицензиата. Депонирование исходного кода — это договоренность, согласно которой лицензиар передает исходный код в руки независимой третьей стороне для хранения.Затем, в случае наступления любого из ряда перечисленных событий, таких как прекращение деятельности лицензиара или прекращение поддержки линейки продуктов, лицензиат имеет право получить копию исходного кода. Пользователь должен стремиться к тому, чтобы исходный код и вся другая информация, которая потребуется пользователю для обслуживания самого программного обеспечения, были депонированы на ответственное хранение. Следующие проблемы обычно возникают в связи с созданием условного депонирования исходного кода.

Выбор эскроу-агента

Стороны должны выбрать эскроу-агента.Ряд компаний занимается депонированием исходного кода и имеет все необходимое для хранения исходного кода на электронных носителях в безопасной контролируемой среде. Многие крупные лицензиары создали условное депонирование исходного кода, и им просто нужно уведомлять агента условного депонирования о дополнительных бенефициарах, когда они получают новых лицензиатов.

Уплата пошлин

Стороны должны распределить ответственность за оплату расходов по условному депонированию. Типичные затраты включают первоначальную плату за установку, ежегодную плату за обслуживание и сборы в связи с отдельными транзакциями, такими как депозиты и снятие средств.Неуплата комиссии за условное депонирование на постоянной основе является наиболее частой причиной развала договоренностей об условном депонировании. Один из способов решения этой проблемы — предоставить лицензиату право оплачивать сборы за условное депонирование и зачислять такой платеж в счет любых других сборов, причитающихся лицензиару. Для этого лицензиат должен стремиться к участию в договорных отношениях с агентом условного депонирования и получать уведомление о невыплате.

Проверка кода

Лицензиат должен решить, необходимо ли проверять содержимое депозитов лицензиара на счет условного депонирования.Один из методов проверки включает наблюдение за компиляцией депонированного исходного кода в пригодный для использования объектный код. Компиляция может быть продемонстрирована лицензиаром или любой из компаний, занимающихся условным депонированием исходного кода. Иногда качество кода проверяется перед его депонированием с целью оценки риска исходного кода. Если исходный код непонятен, можно рассмотреть дополнительные меры предосторожности. Одна из стратегий — потребовать заполнить видеоурок с исходным кодом, который подробно объясняет код.Другая стратегия заключается в том, что лицензиат имеет право нанимать ключевых программистов-лицензиаров независимо от любого запрета на привлечение сотрудников любой из сторон в случае запуска условия предоставления доступа к исходному коду. Эти стратегии более подробно обсуждаются ниже.

Обновления депозита

Стороны должны согласовать частоту обновления депозита. Хотя клиенты захотят иметь последнюю версию исходного кода в случае дефолта лицензиара, современное программное обеспечение часто не дорабатывается, и выпуски выпускаются часто.Лицензиары такого программного обеспечения могут сопротивляться обязательству депонировать каждую новую версию, и компромисс, требующий не более определенного количества депозитов в год, может быть разумным. Целью должно быть обеспечение того, чтобы исходный код в значительной степени соответствовал лицензионному программному обеспечению, которое затем используется лицензиатом.

Инициирующие события выпуска кода

Стороны должны указать события, которые позволят клиенту получить исходный код от агента условного депонирования.Обычно они включают невыполнение лицензиаром обязательства по поддержке программного обеспечения и прекращение деятельности лицензиара, но могут также включать другие события, которые ставят под угрозу способность лицензиара выполнять свои обязательства, даже если дефолта еще не было.

Процедуры выпуска кода

Стороны должны указать процедуру, с помощью которой лицензиат может получить исходный код от агента условного депонирования. Типичные процедуры требуют письменного уведомления лицензиатом эскроу-агента с описанием события, которое дало лицензиату право получить исходный код.Агент условного депонирования, в свою очередь, направляет лицензиару письменное уведомление о претензии лицензиата. Если лицензиар не оспаривает претензию лицензиата, исходный код выпускается. В качестве альтернативы должна быть согласована процедура разрешения спора лицензиара относительно претензии лицензиата, и ускоренный арбитраж является обычным средством.

Дополнительное соглашение

В соответствии с публичным законодательством 100-56 отдельное соглашение об условном депонировании исходного кода называется «дополнительным» к контракту между лицензиаром и лицензиатом.Хорошая идея — убедиться, что обе стороны признают, что соглашение об условном депонировании исходного кода признается обеими сторонами как дополнительное соглашение по смыслу §365 (n) Кодекса о банкротстве, чтобы прояснить, что преимущества §365 (n) предназначены для применения сторонами. Мы предпочитаем трехсторонние соглашения об условном депонировании исходного кода, чтобы лицензиат и лицензиар были наедине с агентом условного депонирования. В трехстороннем контракте лицензиат может иметь право уплатить любые сборы за условное депонирование, которые лицензиар не уплатил, и вычесть любой такой платеж из любых других платежных обязательств, которые лицензиат имеет перед лицензиаром.Это право на оплату признает, что наиболее частой причиной разрыва механизмов условного депонирования является неуплата комиссионных сборов за условное депонирование. В отсутствие трехстороннего соглашения соглашение об условном депонировании программного обеспечения может быть включено в лицензионное соглашение с положениями контракта, требующими, чтобы исходный код оставался актуальным, а соглашение об условном депонировании оставалось в силе в течение срока действия лицензии.

Риск исходного кода

Следует подчеркнуть, что механизмы условного депонирования исходного кода несут определенные риски.Для сложных систем, даже с доступом к исходному коду, существуют определенные опасения, что обслуживание программного обеспечения может оказаться коммерчески непрактичным, поскольку кодирование может быть слишком трудным для понимания в разумные сроки. Оценка риска исходного кода может потребовать обзора кода наряду с другими соображениями.

Если программный код непонятен и хорошо документирован, вы можете рассмотреть другие стратегии, чтобы повысить вероятность того, что вы сможете поддерживать код.Одна из стратегий состоит в том, чтобы потребовать от лицензиара подготовить обучающее видео, в котором программисты проведут лицензиата по коду, чтобы программный код был понятен. 13 Аналогичным образом, в дополнение к исходному коду, должна храниться техническая документация, которая поможет в понимании программного кода. Во время переговоров по контракту вы должны убедиться, что все, что лицензиату потребуется для обслуживания и поддержки программного обеспечения, хранится на условном депонировании или предоставляется иным образом.

Отказ от запрета на прием на работу

Существует ряд положений контракта, которые следует учитывать в связи со стратегиями условного депонирования исходного кода программного обеспечения. Обычно лицензионное соглашение содержит запрет на прием на работу сотрудников лицензиара. Программисты Лицензиара, вероятно, будут наиболее осведомленными в отношении программного кода сотрудниками. Во время переговоров лицензиат должен стремиться определить наиболее знающих программистов и прямо отказаться от любых запретов на их прием на работу в случае, если лицензиату будет предоставлен доступ к исходному коду.

Отказ от запрета на обратный инжиниринг

Еще одно положение контракта, которое следует учитывать, — это запрет на декомпиляцию, дизассемблирование, перевод или другой обратный инжиниринг. Этот тип запрета на обратное проектирование включен в большинство лицензий на программное обеспечение. В этом нет никакого смысла, если лицензиат получает доступ к исходному коду. Соответственно, мы рекомендуем снять запрет и предоставить лицензиату явное право декомпилировать, дизассемблировать, переводить или иным образом осуществлять обратное проектирование лицензионного программного обеспечения в случае, если лицензиату будет предоставлен доступ к исходному коду.Это может предоставить лицензиату дополнительные права, которые могут оказаться полезными. Например, если предоставленный исходный код не является текущим, это право может предоставить лицензиату права, необходимые для обратного проектирования или иного получения исходного кода для изменений, не включенных в доставленный исходный код. Сопоставляя программное обеспечение на основе предоставленного исходного кода с программным обеспечением, которое фактически использует лицензиат, лицензиат должен иметь возможность создать список изменений. Этот список может использоваться для получения текущего исходного кода от лицензиара или в качестве основы для обратного проектирования изменений.

Раздел 117 Права

Еще одно положение, которое следует учитывать, относится к §117 Закона об авторском праве, который дает владельцу копии защищенного авторским правом программного обеспечения право изменять программное обеспечение в той степени, в которой это необходимо для использования программного обеспечения, и право на копирование. программное обеспечение для архивных целей. В большинстве судебных постановлений говорится, что лицензиаты не имеют прав, предоставленных в соответствии с §117, потому что они не являются владельцами копии программного обеспечения, предоставленного им по лицензии. В той степени, в которой лицензиат получает исходный код, мы считаем, что лицензиату должны быть предоставлены все права в соответствии с §117 в отношении программного обеспечения и связанного с ним исходного кода, предоставленного лицензиату по лицензии.Эти права еще больше укрепят права лицензиата на изменение и адаптацию программного обеспечения в случае, если лицензиат должен взять на себя обслуживание и поддержку лицензионного программного обеспечения.

Совершенствование обеспечительных интересов и уступок в процедурах банкротства

Совершенствование обеспечительных интересов в материалах, защищенных авторским правом

In re Peregrine Entertainment, Ltd. против Capitol Federal Savings and Loan Ass’n 14 решает вопрос о том, решает ли Обеспечительный интерес в авторском праве совершенствуется соответствующей регистрацией в U.S. Бюро регистрации авторских прав или в отчете о финансировании UCC-1, поданном в соответствии с законодательством штата.

Федеральная ссудно-сберегательная ассоциация Capitol подала финансовые отчеты UCC-1 в Калифорнии, Колорадо и Юте в связи с предоставлением кредитной линии Peregrine. В заявлениях Capitol UCC-1 и в соглашении об обеспечении залог описывается как «весь инвентарь, состоящий из фильмов и всех счетов, договорных прав, движимого имущества, общих нематериальных активов, инструментов, оборудования и документов, связанных с такими инвентарными запасами, находящимися в настоящее время в собственности или приобретенными в будущем. со стороны Должника.«В Бюро регистрации авторских прав США не было зарегистрировано никаких обеспечительных интересов.

Суд отметил, что всеобъемлющая сфера действия положений федерального Закона об авторском праве в отношении записи, наряду с уникальными федеральными интересами, которые они затрагивают, поддерживает точку зрения, «что федеральный закон вытесняет методы штата по совершенствованию обеспечительных интересов в авторских правах и связанной с ними дебиторской задолженности». В той мере, в какой у Peregrine были действующие авторские права, Суду по делам о банкротстве было предписано разрешить Peregrine осуществлять свои полномочия по расторжению сделок в соответствии с Кодексом о банкротстве в отношении интересов, в отношении которых Peregrine не подавал свои обеспечительные права в U.S. Бюро авторских прав. Следует отметить, что это решение относится к совершенствованию обеспечительного интереса в зарегистрированных авторских правах. Если обеспечительный интерес используется, например, в отношении коммерческих секретов, незарегистрированных авторских прав и других нематериальных активов, эти обеспечительные интересы должны быть усовершенствованы в соответствии с законодательством штата путем подачи финансового заявления UCC-1.

In re World Вспомогательная энергетическая компания 15 занимается совершенствованием обеспечительных интересов незарегистрированных авторских прав должника.Девятый округ подтвердил решение окружного суда о том, что у банка Кремниевой долины был усовершенствованный обеспечительный интерес в незарегистрированных авторских правах должника. Здесь соглашение об обеспечении и заявление о финансировании также охватывают «[все] все авторские права, заявки на авторское право, регистрацию авторских прав и тому подобные средства защиты на каждое авторское произведение и производные от него произведения, опубликованные или неопубликованные, находящиеся в собственности или приобретенные в будущем».

Девятый округ принял Peregrine и постановил, что для зарегистрированных авторских прав единственное подходящее место для подачи обеспечительного интереса — это Бюро регистрации авторских прав, но отметило, что обеспеченный кредитор не может усовершенствовать обеспечительный интерес в незарегистрированных авторских правах путем записи в Бюро регистрации авторских прав.Только государственная файловая система UCC создает файловую систему, применимую к незарегистрированным авторским правам. В рамках своего обоснования Девятый округ отметил, что Закон об авторском праве предполагает, что большинство авторских прав не будет зарегистрировано. Поскольку авторские права создаются каждый раз, когда люди кладут перо на бумагу или пальцы на клавиатуру и закрепляют свои мысли на материальном носителе, писателям, художникам, программистам и веб-дизайнерам будут связывать руки, чтобы они не создавали незарегистрированные авторские права в течение всего дня. ежедневно.Девятый округ отмечает, что Закон об авторском праве устанавливает режим, при котором большинство авторских прав никогда не будет зарегистрировано.

Извлеченный урок состоит в том, что обеспеченный кредитор может совершенствовать обеспечительный интерес в незарегистрированном авторском праве в соответствии с законодательством штата, подав финансовый отчет UCC-1 в соответствии с законодательством штата. В той степени, в которой UCC-1 стремится охватить нематериальные права интеллектуальной собственности (, например, , коммерческие секреты, конфиденциальную информацию, доменные имена и т. Д.), Мы рекомендуем, чтобы незарегистрированные авторские права были прямо включены в описание защищенного обеспечения.

Объем усовершенствованного обеспечительного интереса в зарегистрированных авторских правах

Суд по делам о банкротстве в деле In re Avalon Software, Inc. , 16 определил, что Imperial Bank не смог реализовать свой обеспечительный интерес в программном обеспечении Avalon, защищенном авторским правом, и не имел усовершенствованная безопасность в любом программном обеспечении Avalon, модифицированном программном обеспечении, лицензиях, руководствах или соглашениях, касающихся распространения программного обеспечения и исходящих из этого.

Авалон занял деньги в Империал Банке.Банк подавал финансовые отчеты UCC-1 госсекретарю штата Аризона, но никогда не подавал заявление о финансировании, соглашение об обеспечении или какой-либо другой документ, подтверждающий его обеспечительный интерес, в Бюро регистрации авторских прав США. Подача заявки в Бюро регистрации авторских прав и использование оговорки о приобретении после приобретения означало бы, что банк усовершенствовал свой обеспечительный интерес в отношении авторских прав и материалов, защищенных авторским правом, а также доходов от них. В результате суд постановил, что на длинный список активов не распространялся обеспечительный интерес банка, включая дистрибьюторские соглашения VAR и полученные от них доходы.С другой стороны, суд постановил, что соглашения об обслуживании, консалтинге и обслуживании Avalon существенно не включали продажу или лицензирование какой-либо материальной «интеллектуальной собственности» и, как таковые, были предметом усовершенствованного обеспечительного интереса банка.

Сторонние модификации программного обеспечения, на которые не распространяется гарантия

In re: CTek Software, Inc. , 17 занимается рядом очень важных вопросов, связанных с интересами безопасности и банкротством.Партнерство деловых предприятий штата Нью-Йорк усовершенствовало интересы безопасности в компьютерном программном обеспечении CTek, известном как ClienTrak. Обеспечительный интерес включал «исходный код и все права собственности на компьютерное программное обеспечение ClienTrak, включая авторские права 1983, 1984, 1985, 1986 и 1987 годов». Позже, после предоставления обеспечительного интереса, CTek получила всемирное право продавать и разрабатывать программное обеспечение ClienTrak. Принимая во внимание лицензию на распространение, дистрибьютор согласился выплачивать лицензионные отчисления CTek, размер которых со временем будет уменьшаться по мере того, как дистрибьютор вносит изменения в программное обеспечение.В частности, CTek дал дистрибьютору право «производить, копировать, распространять и продавать производные версии программного обеспечения и документации без ограничений». На модифицированную версию программного обеспечения дистрибьюторов не распространялся обеспечительный интерес, принадлежащий Партнерству деловых предприятий штата Нью-Йорк. В индустрии программного обеспечения подобное соглашение о распространении фактически передает технологию от лицензиара лицензиату дистрибьютора. New York Business Venture Partnership совершила большую ошибку, не обеспечив применимость своего залога безопасности к улучшенному программному обеспечению.

Вопрос, который рассматривался судом по делам о банкротстве, касался степени обеспечительного интереса, который Партнерство деловых предприятий штата Нью-Йорк имело в исходном коде, в свете изменений, внесенных дистрибьютором после того, как обеспечительный интерес Партнерства был усовершенствован. Спор касался изменений, внесенных в программное обеспечение ClienTrak после версии 3.7.2.B. Суд по делам о банкротстве сослался на дело Stewart v. Abend , 18 , заявив, что «аспекты производной работы, добавленные автором производной работы, являются собственностью автора, но элемент, извлеченный из ранее существовавшей работы, остается на безвозмездной основе от владельца. из ранее существовавших работ.»

Суд по делам о банкротстве также отметил, что «[работы], в значительной степени полученные из предыдущих работ, независимо от того, защищены ли ранее существовавшие работы авторским правом или находятся в общественном достоянии, также подлежат защите авторским правом, если сама производная работа является оригинальной». Суд по делам о банкротстве счел, что исправления ошибок обладают достаточной оригинальностью, чтобы быть независимо созданными объектами, охраняемыми авторским правом, то есть что они не являются «тривиальными» с точки зрения авторского права. Суд постановил, что модификации программного обеспечения, внесенные программистами дистрибьютора, требуют независимых усилий и суждения.Фактически суд по делам о банкротстве, опираясь на доказательства экспертов, отметил, что «сложнее изменить исходный код другого программиста, чем создать свой собственный». Поскольку версии 3.7.2.B программного обеспечения ClienTrak, которое подпадало под залог Партнерства деловых предприятий штата Нью-Йорк, могло быть отделено от текущей производной рабочей версии программного обеспечения ClienTrak, суд постановил, что обеспечительный интерес не покрывают модификации программного обеспечения, сделанные дистрибьютором.

Следовательно, благодаря возможности отделить модификации от текущей версии (предположительно, просто ссылаясь на архивную копию исходного программного обеспечения), дистрибьютор смог преодолеть доктрину присоединения.Суд по делам о банкротстве также постановил, что дистрибьютор имел лицензию CTek на производное программное обеспечение, защищенное авторским правом, модификации программного обеспечения отвечали требованиям оригинальности законодательства об авторском праве, и дистрибьютор владел этими изменениями программного обеспечения без каких-либо прав удержания со стороны New York Business Venture Partnership. .

В результате обеспечительный интерес, принадлежащий New York Business Venture Partnership, был сильно обесценен, поскольку он не применялся к усовершенствованному программному обеспечению. Это относилось только к более старой версии, которая стала технологически устаревшей.

Совершенство обеспечительных интересов в выданных патентах

В деле Moldo против Matsco, Inc. (In re: Cybernetic Servs, Inc.) , 19 Девятый округ подтвердил решение Апелляционной комиссии о банкротстве, что ни Закон о патентах также статья 9 Единообразного коммерческого кодекса требует, чтобы держатель обеспечительного интереса в патенте совершенствовал этот обеспечительный интерес в Федеральном ведомстве по патентам и товарным знакам (PTO). В данном случае обеспечительный интерес был усовершенствован в соответствии со статьей 9 до подачи заявления о банкротстве путем подачи заявления государственному секретарю штата Калифорния.

Раздел 261 Закона о патентах предусматривает, что «[] переуступка, предоставление или передача недействительны по отношению к любому последующему покупателю или залогодержателю за ценное вознаграждение без уведомления, если это не зарегистрировано в Бюро по патентам и товарным знакам в течение трех месяцев с его дата или до даты такой последующей покупки или ипотеки «. В Законе о патентах не упоминается требование о подаче обеспечительного интереса. В PTO необходимо регистрировать только передачу прав собственности.Обеспечительный интерес в патенте не подразумевает передачу прав собственности и не является уступкой, предоставлением или передачей. Девятый судебный округ сослался на процедуры по совершенствованию обеспечительного интереса в материалах, защищенных авторским правом, в Бюро регистрации авторских прав, но не указал, что такая процедура была неправильной или необязательной, но отметила, что Закон об авторском праве регулирует интересы безопасности. Девятый округ предложил, чтобы обеспечительные интересы, относящиеся к материалам, защищенным авторским правом, должны быть усовершенствованы путем подачи заявки в Ведомство по авторскому праву, в то время как обеспечительные интересы в зарегистрированном патенте не должны подаваться в PTO, а, скорее, в соответствии со статьей 9.Соответственно, обеспечительный интерес в патенте должника, своевременно поданный в соответствии со статьей 9 до подачи заявления о банкротстве, имел приоритет над требованиями доверительного управляющего.

Уступка активов интеллектуальной собственности при банкротстве

Раздел 365 (c) Кодекса о банкротстве устанавливает два условия, которые должны быть выполнены, прежде чем должнику будет запрещено уступать лицензию, стороной которой был должник, до подачи заявления о защите от банкротства. Во-первых, в соответствии с применимым законодательством лицензиару, не являющемуся должником, должно быть разрешено отказать в исполнении лицензии другой стороне.Например, большинство лицензий на программное обеспечение не подлежат передаче, если лицензиар не дал согласия на передачу. Во-вторых, лицензиар, не являющийся должником, еще не дал согласия (или не дает согласия) на уступку.

Патентные лицензии

В соответствии с федеральным законом; неисключительные патентные лицензионные соглашения являются личными для лицензиара и не могут быть переданы, если это прямо не указано в соглашении.

В Everex Sys. против Cadtrak Corp. (в деле: CFLC, Inc.) , 20 Девятый округ постановил, что неисключительная патентная лицензия, принадлежащая конкурсной массе, не подлежит переуступке как часть активов, проданных должником при банкротстве.CFLC была предоставлена ​​неисключительная лицензия на использование определенной технологии компьютерной графики, на которую Cadtrak имел патент. В ходе процедуры банкротства CFLC стремилась принять лицензию и уступить ее. Кадтрак выступил против предположения и задания. Согласно федеральному закону, неисключительная патентная лицензия является персональной и не подлежит передаче. Лицензия не могла быть принята и передана без согласия Cadtrak. Возможность свободного переуступки неисключительной патентной лицензии без согласия патентообладателя была сочтена несовместимой с патентной монополией и противоречащей федеральной политике.

Ситуация с возможностью передачи исключительных патентных лицензий менее ясна. Некоторые суды рассматривают исключительные патентные лицензии как предоставление имущественных, а не только личных прав. 21 В таких ситуациях §365 (c) не должен препятствовать принятию или уступке исключительной лицензии должником. Другие суды рассматривали возможность уступки даже исключительных патентных лицензий как требующую согласия патентообладателя, поскольку в противном случае исключительная лицензия была бы эквивалентна прямой уступке патента.

Лицензии на авторские права

Неисключительные лицензии на авторское право, как и неисключительные патентные лицензии, не могут свободно уступать место должникам без согласия лицензиара авторских прав. 22 Однако, как и в случае с патентами, менее ясно, можно ли переуступать исключительную лицензию на авторское право. 23

Лицензии на товарные знаки

Лицензии на товарные знаки обычно считаются личными и не подлежат передаче без согласия лицензиара. 24

Автоматический останов

Одной из основных автоматических функций подачи заявления о банкротстве является автоматическое приостановление, которое запускается при подаче заявления для сохранения имущества банкротства до тех пор, пока имущество должника и кредиторы не будут объединены, а конкурирующие права в имущественной массе банкротства не будут рассмотрены.Автоматическое приостановление требует начала любого действия кредитора против должника или его конкурсной массы или продолжения каких-либо действий со стороны или против должника. Кроме того, в рамках автоматического приостановления все лицензиары или лицензиаты, не являющиеся должниками по лицензии, должны выполнять свои обязательства, если неисполнение обязательств может нанести ущерб имущественной массе должника в случае банкротства. Контракты исполнителя остаются в силе, и кредиторы обязаны выполнять их до тех пор, пока они не будут приняты или отклонены.

После подачи заявления о банкротстве автоматически вступает в силу приостановление.Автоматическое приостановление согласно §362 Кодекса о банкротстве является запретом на большинство действий кредиторов по взысканию долгов с должника. Автоматическое приостановление является одной из наиболее важных мер защиты должников, предусмотренных законодательством о банкротстве, и может быть нарушено только при наличии веской причины для этого. 25

Положения об автоматическом приостановлении работают для защиты должника от определенных действий кредиторов, включая: (1) начало или продолжение судебного разбирательства в отношении должника; (2) действия по получению имущества должника; (3) действия по созданию, совершенствованию или принудительному удержанию имущества должника; и (4) зачет задолженности перед должником до начала процедуры банкротства. 26

Обеспеченные кредиторы могут обратиться в суд по делам о банкротстве с ходатайством об освобождении от автоматического приостановления при наличии уважительной причины. Суд по делам о банкротстве может освободить кредитора от моратория, если кредитор сможет продемонстрировать, что мораторий не обеспечивает адекватной защиты или если приостановление ставит под угрозу интересы кредитора в определенном имуществе. 27

Нарушение автоматического останова может иметь тяжелые последствия. Девятый округ в In re: Computer Communications, Inc., 28 подтвердили вывод о том, что сторона, не являющаяся должником по соглашению о развитии технологий с оговоркой о прекращении действия в случае банкротства, нарушила автоматическое приостановление, расторгнув соглашение в одностороннем порядке. Должнику были присуждены компенсационные убытки и штрафные убытки.

Недействительность положений о прекращении производства в случае банкротства

Раздел 365 (e) (1) Кодекса о банкротстве предусматривает, что исполнительный договор должника не может быть прекращен или изменен в любое время после начала процедуры банкротства должника исключительно из-за положения такого договора, которое обусловлено любым из следующие:

(1) неплатежеспособность или финансовое состояние должника в любое время до закрытия процедуры банкротства;

(2) начало процедуры банкротства;

(3) назначение или вступление во владение управляющим в деле о банкротстве или попечителем до начала процедуры банкротства. 29

В разделе 365 (е) обычно содержатся положения, которые прекращаются из-за «несостоятельности» или «финансового состояния» должника или из-за подачи заявления о банкротстве, не имеющими исковой силы после возбуждения дела о банкротстве. Раздел 365 (e) обычно делает ipso facto пунктов в исполнительных контрактах не имеющими исковой силы. 30

Раздел 365 (e) (2) (A) в основном предусматривает, что положения о расторжении договора о банкротстве имеют исковую силу, если (i) применимый закон о банкротстве не разрешает лицензиату уступать лицензию без согласия лицензиара и (ii) лицензиар не согласился.В этом отношении лицензиар может дать предварительное согласие в соответствии с условиями лицензии. 31

Большинство исполнительных договоров содержат положения о расторжении договора о банкротстве. Важно не полагаться на эти положения о прекращении действия и осознавать, что они, скорее всего, не будут иметь исковой силы. Одна из причин сохранения этих положений в контракте заключается в том, что Кодекс о банкротстве может быть изменен, чтобы восстановить прежнее правило, обеспечивающее соблюдение этих положений. Другая причина заключается в том, что недействительность возникает только в случае фактического объявления о банкротстве.

Заключение

Риски, связанные с банкротством, необходимо полностью учитывать при сделках с использованием информационных технологий. В этой статье был обсужден ряд рисков и стратегий в соответствии с законом США о банкротстве, а также стратегии условного депонирования исходного кода для защиты лицензиатов и вопросы, связанные с совершенствованием интересов безопасности в связи с транзакциями, связанными с информационными технологиями.

Сноски

1 См. 11 U.S.C. §§101, 365 (n) (Supp.1989). Этот закон, по сути, отменил решение Четвертого округа по делу Lubrizol Enterprises, Inc. против Richmond Metal Finishers, Inc., 756 F.2d 1043 (4th Cir. 1985), cert. отклонил , 475 U.S. 1057 (1986), в соответствии с которым лицензиар-должник отклонил лицензионное соглашение неисключительного лицензиата с катастрофическими последствиями. В деле Lubrizol суд по делам о банкротстве утвердил, согласно правилу коммерческого решения, отказ в выдаче неисключительной лицензии на запатентованный процесс нанесения покрытия на металл должником лицензиара.

2 In re: TWA, 2001 Bankr. LEXIS 267 (Bankr. Ct. D. Del. 12 марта 2001 г.).

3 Vern Countryman, «Исполнительные контракты при банкротстве: Часть I», 51 Minn. L. Rev. 439, 460 (1972–1973).

4 «Интеллектуальная собственность» определяется в 11 U.S.C. §101 (35A).

5 См. DDB Technologies, LLC против MLB Advanced Media LP, 2008 US App. LEXIS 11180 (Fed Cir. 14 апреля 2008 г.) (обсуждает лицензирование будущих интересов до возникновения будущих интересов).

6 In re: EI International, 123 Bankr. 64, 1991 Банкр. LEXIS 18, 18 U.S.P.Q.2d 2045 (Bankr Ct. Idaho 1991).

7 Encino Business Mgmt. против Prize Frize, Inc., 32 F.3d 426 (9th Cir.1994).

8 Schlumberger Resource Management Services, Inc. против CellNet Data Systems, Inc., 327 F.3d 242 (3-й круг 2003 г.).

9 In re Centura Software Corp., 2002 Bankr. LEXIS 960 (N.D. Cal. Bankr. 24 июля 2002 г.).

10 In re Sunterra Corporation (RCI Technology Corp.против Sunterra Corp.), 361 F.3d 257 (4-й округ 2004 г.).

11 Следует отметить, что эта стратегия не противоречит правилу, согласно которому должник не может в одностороннем порядке отказаться от своих полномочий принять или отклонить принудительный договор. См. In re: TWA, 2001 Bankr. LEXIS 267 (Bankr. Ct. D. Del. 12 марта 2001 г.).

12 См. In re: Computer Communications, Inc, 824 F.2d 725 (9th Cir.1987).

13 В соглашение о передаче технологии, связанное с лицензией на исходный код, довольно часто включают компонент консультационных услуг для ознакомления лицензиата с исходным кодом.Этой цели может служить видеоурок.

14 Дело «Перегрин Энтертейнмент, Лтд.» Против Федеральной ссудно-сберегательной ассоциации Капитолия, 116 Банкр. 194, 1990 США Dist. LEXIS 10812, 16 U.S.P.Q.2d (BNA) 1017; Авторское право L. Rep. (CCH), 26, 616 (C.D. Cal.1990).

15 In re World A вспомогательная энергетическая компания, 203 F.3d 1120 (9-е округа, 11 сентября 2002 г.).

16 In re Avalon Software, Inc., 209 Bankr. 517 (D. Az. 1997).

17 In re: CTek Software, Inc., 127 Банкир. 501; Копировать. L. Rep. (CCH) 26 796 (Bankr. Ct. D.N.H.1991).

18 Стюарт против Абенда, 110 S. Ct. 1750 (1990).

19 В деле Moldo v. Matsco, Inc. (In re: Cybernetic Servs, Inc.), 252 F.3d 1039 (9th Cir. 6 июня 2001 г.).

20 Everex Sys. против Cadtrak Corp. (In re: CFLC, Inc.), 89 F.3d 679 (9th Cir. 1996).

21 Everex Sys. против Cadtrak Corp. (In re: CFLC, Inc.), 89 F.3d 679 (9th Cir. 1996).

22 См. Nike v.Гарднер, 279 F.3d 774 (9-й округ, 2002 г.).

23 См. In re: Golden Books, 269 B.R. 300 (Bankr. D. Del. 2001).

24 См. In re: N.C.P. Маркетинговая группа, 337 B.R. 230 (Д. Нев. 2005), без оп. , 279 Фед. Прибл. 561 (9 округа 23 мая 2008 г.), сертификат. отказано , N.C.P. Marketing Group, Inc. против BG Star Productions, Inc., 129 S. Ct. 1577, 2008 WL 4522334 (6 октября 2008 г.).

25 См. In re Wang Laboratories, Inc., 1996 US Dist. LEXIS 879 (Массачусетс 1996).

26 http://en.wikipedia.org/wiki/automaticstay (последнее посещение 9 октября 2009 г.).

27 л.д. .

28 In re: Computer Communications, Inc., 824 F.2d 725 (9th Cir.1987).

29 «Имеются ли принудительные меры в отношении положений договора о прекращении действия банкротства?» (Отправлено 16 сентября 2007 г.). http://bankruptcy.cooley.com/2007/09/articles/business_bankruptcy_issues/are_termination_on_
bankruptcy_contract_clauses_enforceable?

30 Идентификатор .

31 К. Тернер, «Лицензирование интеллектуальной собственности при банкротстве», http://www.ipfrontline.com/depts/article.asp?id=6317dept.d=3&page=2.

Copyright © Finnegan, Henderson, Farabow, Garrett & Dunner, LLP. Эта статья предназначена для информационных целей, не предназначена для использования в качестве юридической консультации и может считаться рекламой в соответствии с действующим законодательством штата. Эта статья является только мнением авторов и не принадлежит Finnegan, Henderson, Farabow, Garrett & Dunner, LLP или клиентам фирмы.

Duane Morris LLP — Приобретение интеллектуальной собственности у обанкротившегося лицензиара

В этой статье исследуются возможности и подводные камни, сопутствующие покупке интеллектуальной собственности посредством продажи активов банкротства по Разделу 363. Поскольку продажа по пункту 363 (f) завершается «без учета всех интересов до банкротства», переговоры покупателя активов ИС больше сосредотачиваются на графике контрактов, которые должны быть переданы покупателю, и контрактов, которые будут отклонены должник, а не язык заявлений и гарантий.

Судьба неосмотрительного покупателя в деле 3-го окружного апелляционного суда США, In re Cellnet Systems Inc. , иллюстрирует некоторые опасности, которые необходимо учитывать в соглашении о покупке активов интеллектуальной собственности с должником-лицензиаром.

Стоимость и стратегическая важность активов ИС резко возросли за последние 15 лет. Согласно отчету Швейцарской перестраховочной компании, отношение стоимости материальных активов к нематериальным активам среди основных промышленных компаний мира увеличилось с 62 процентов / 38 процентов в 1982 году до 38 процентов / 62 процентов десятилетием позже.Стоимость активов, связанных с патентами, товарными знаками и авторскими правами многих современных технологических компаний, намного превышает стоимость их физических активов.

Текущее сокращение экономики вынудило компании, в том числе многие некогда высокоразвитые технологические избранники с богатым портфелем интеллектуальной собственности, обанкротиться. Недостаток кредита не позволяет многим компаниям-банкротам получить финансирование, необходимое для проведения жизнеспособной реорганизации. В результате ценные активы выбрасываются за небольшую часть своей стоимости в 363 продажах активов или просто выбрасываются.Компании, у которых есть доступ к капиталу или сильным денежным резервам, должны воспользоваться текущим спадом, чтобы укрепить свои портфели ИС. The Wall Street Journal недавно охарактеризовал покупку, торговлю и разделение крупных компаний в ходе реорганизации согласно Главе 11 как самую горячую площадку для слияний и поглощений.

Ожидается, что заявка

Warner за 33 миллиона долларов на приобретение большей части активов обанкротившейся Midway-Games была вызвана почти исключительно их интересом к каталогу интеллектуальной собственности Midway.Точно так же огромная глобальная привлекательность бренда Polaroid и обширные патентные авуары Polaroid рекламировались как основная причина того, что недавнее совместное предприятие приобрело большую часть активов Polaroid Corp. за 87,6 млн долларов в результате банкротства. Обанкротившаяся компания Nortel, чья долгосрочная эволюция мобильных патентных активов третьего поколения, как ожидается, принесет до $ 2,9 млрд в виде лицензионных отчислений в течение следующих 15 лет, в настоящее время выставляет на аукцион значительную часть своих активов по бросовым ценам.

В другом случае технологическая фирма, в которую венчурные капиталисты вложили более 700 миллионов долларов, до банкротства планировала продать себя примерно за 1 миллиард долларов.Фирма была продана с аукциона всего за 8 миллионов долларов в результате банкротства 363.

В целом, приобретение в порядке банкротства в соответствии с Главой 11 может осуществляться либо посредством продажи активов согласно Разделу 363, либо посредством утвержденного плана реорганизации или ликвидации. Продажи по статье 363, которые суды все чаще санкционируют для продажи всех или практически всех активов должника, предпочтительнее по скорости и стоимости по сравнению с продажей по формальному плану. Хотя кредиторы могут возражать против продажи в суде на определенных ограниченных законом основаниях, они не имеют права голоса, как при голосовании за предлагаемый план.

Помимо выгодных цен, 363 продажи предлагают значительные преимущества фирмам, ищущим инвестиционные возможности. Активы, приобретенные в результате банкротства, обычно продаются без каких-либо залогов, требований, обременений или интересов третьих сторон. Покупатель может выбирать активы и обязательства, даже если некоторые из них имеют положения о недопустимости уступки, как правило, без риска возникновения какой-либо ответственности перед правопреемником. Наконец, печать одобрения суда по делам о банкротстве должна гарантировать «добросовестность» покупателя, окончательность продажи и возможность принудительного исполнения документов о покупке, таких как неконкурентоспособность, соглашения об оказании услуг или лицензии.

Управление передачей прав интеллектуальной собственности через призму Кодекса о банкротстве требует значительной осторожности и должной осмотрительности, особенно когда речь идет о лицензионных соглашениях. Продажа лицензионного соглашения на интеллектуальную собственность в связи с банкротством включает в себя двухэтапный процесс: принятие лицензии должником; и уступка лицензии должником покупателю. Однако должник может принять или принять и уступить лицензию на интеллектуальную собственность только в том случае, если эта лицензия квалифицируется как исполнительный договор и должник не нарушает никаких неденежных договорных обязательств.Должник также должен погасить любые денежные обязательства и предоставить адекватные гарантии того, что он может выполнить свои договорные обязательства.

Право должника-лицензиата уступить лицензию без согласия лицензиара будет варьироваться в зависимости от определения судом исполнительного договора, объема лицензионных прав, возможности уступки договора в соответствии с применимым законодательством о банкротстве и принятия судом одного из три различных толкования статьи 365 (c) (1) Кодекса о банкротстве.Неспособность принять и передать важные права лицензиата ИС может быть достаточной, чтобы подорвать стоимость оставшихся активов и сорвать всю сделку.

In re Cellnet Data Systems Inc. освещает некоторые проблемы, которые могут возникнуть при покупке прав должника-лицензиара. За три года до объявления о банкротстве Cellnet, разработчик беспроводной сети передачи данных, заключил соглашение, которое предоставило совместному предприятию BCN эксклюзивную лицензию на использование всех прав на интеллектуальную собственность Cellnet за пределами США.Лицензия распространяется на патенты, авторские права, коммерческую тайну, оборудование, программное обеспечение и исходные коды, а также предусматривает предоставление совместным предприятием сублицензий производителям компонентов.

После обширных переговоров до и после подачи документов покупатель, Schlumberger, заключил соглашение о покупке активов (APA) на сумму 225 миллионов долларов, в соответствии с которым Schlumberger приобретет все активы Cellnet, за исключением конкретных лицензионных соглашений BCN по иностранной интеллектуальной собственности. В соответствии с условиями APA, Cellnet уведомила лицензиата об отклонении исключительной лицензии.Затем лицензиат решил сохранить свои права по лицензии в соответствии с разделом 365 (n) и продолжить использование интеллектуальной собственности и выплату роялти. И должник, и Schlumberger заявили, что они имеют право на получение гонорара в размере 2,2 миллиона долларов.

Подтверждая решение суда о банкротстве и окружных судов в пользу должника, 3-й округ обосновал, что, поскольку покупатель прямо исключил лицензионное соглашение из приобретенных им активов, он фактически лишил права на получение роялти от IP он купил.

Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве предусматривает особые меры защиты для «лицензиатов интеллектуальной собственности» после отказа должника от лицензии на интеллектуальную собственность. В частности, лицензиат может принять решение «сохранить свои права (включая право обеспечивать соблюдение любого положения об исключительности такого контракта, но исключая любое другое право в соответствии с применимым законодательством о банкротстве в отношении конкретного исполнения такого контракта) по такому контракту и по любому дополнительному соглашению. к такому контракту, к такой интеллектуальной собственности…. поскольку такие права существовали непосредственно перед возбуждением дела … «

Если лицензиат решает сохранить свои права по лицензионному соглашению, то после того, как должник отклоняет договор, находящийся во владении должник фактически освобождается от всех подтверждающих обязательств, которые он может иметь в соответствии с лицензией на интеллектуальную собственность. Негативные условия, такие как соблюдение положения об исключительности или соглашения о конфиденциальности, остаются в силе. Однако лицензиат не может требовать выполнения каких-либо положительных обязательств должника по лицензии по предоставлению технического обслуживания, обновлений или другой помощи.Лицензиат также должен отказаться от любых претензий, таких как нарушение контракта или иски о зачете, к должнику и продолжить все выплаты роялти, «причитающиеся по такому контракту в течение срока действия такого контракта».

Schlumberger исходила из ошибочного предположения, что как владелец базовых активов и носитель обязательства соблюдать негативные условия, он должен быть получателем роялти. Поскольку Schlumberger явно исключила лицензионные соглашения из APA, суд постановил, что лицензионные соглашения оставались собственностью имущества должника после APA и до тех пор, пока должник официально не отклонил контракт.Суд продолжил, что после того, как лицензиат осуществил свои права после отказа 365 (n), простой язык закона, требующий выплаты роялти, «причитающихся по такому контракту», диктует, что возобновленные роялти напрямую связаны с отклоненным контрактом, а не интеллектуальная собственность.

Поскольку решение суда было основано на договорных формулировках APA, будущий покупатель лицензий на интеллектуальную собственность мог легко защитить себя, прямо назначив покупателю выплаты роялти в случае, если лицензиат решит сохранить свои права.Покупатель может также попытаться, поскольку Schlumberger безуспешно это сделала в данном случае, лишить IP лицензионного соглашения посредством самой продажи 363 активов. Если неосторожный лицензиат не возражает против продажи 363 ИС «без каких-либо интересов» посредством судебного запроса о надлежащей защите, предполагается, что он дает согласие на продажу без каких-либо интересов лицензиата.

За простотой договорного решения проблемы Schlumberger скрывается большая сложность, которую Раздел 365 (n) создает для покупок ИС.Schlumberger сохранила за собой права интеллектуальной собственности США без какого-либо права контролировать их использование за границей и без какой-либо компенсации за потерю такого контроля. Без согласования связывающих обязательств непосредственно с каждым лицензиатом покупатель не может с какой-либо уверенностью определить, будет ли он контролировать интеллектуальную собственность, которую он покупает. Если покупатель не готов принять на себя лицензию должника у лицензиата, а должник фактически не способен принять и уступить такую ​​лицензию, 365 (n) может служить препятствием для 363 покупок активов.Бдительный покупатель может договориться о создании фонда возмещения условного депонирования, чтобы компенсировать негативное влияние, которое выбор 365 (n) может оказать на оставшиеся активы в предлагаемой сделке.

Однако, в зависимости от характера лицензионного соглашения, отсутствие каких-либо подтверждающих обязательств в соответствии с 365 (n) поддерживать соглашение, предоставлять технологические обновления или сообщать новые коммерческие секреты в соответствии с положениями о будущих улучшениях может предложить покупателю значительные рычаги в ведение переговоров об отказе лицензиата от лицензии.Если лицензия включает товарные знаки, фирменные наименования, знаки обслуживания, фирменный стиль и доменные имена, которые не входят в сферу действия Раздела 365 (n), возможность отделить права лицензиата на товарный знак от связанного программного обеспечения и, таким образом, уничтожить эти права, может удерживать лицензиата от реализации своих 365 (n) избирательных прав в отношении другой интеллектуальной собственности. Однако опытный лицензиат может предвидеть и нейтрализовать такую ​​возможность, увеличив количество товаров, с которыми используются товарные знаки, обеспечив залог в самом товарном знаке или наложив обременительные положения о заранее оцененных убытках в случае прекращения действия.

Поскольку договор купли-продажи актива может включать заверения, гарантии и график контрактов, которые зависят от допущений и уступок, связанных с лицензией, покупатели должны учитывать эти непредвиденные обстоятельства в своей оценке и защищать свои интересы с помощью положений о возмещении убытков, оговорок и тщательного анализа схемы предыдущее прецедентное право и язык каждого лицензионного соглашения.

Как показано на примере кончины Schlumberger в Cellnet , меры защиты, предлагаемые 365 (n) для лицензиата, не являющегося должником, могут заманить в ловушку неосторожных.Хотя покупка активов ИС в связи с банкротством в условиях текущего экономического спада может быть выгодной сделкой, покупатель должен помнить о сложном и постоянно меняющемся характере закона на пересечении интеллектуальной собственности и банкротства.

Сэмюэл В. Апичелли — партнер группы по интеллектуальной собственности Дуэйна Морриса в Филадельфии. В прошлом инженер-разработчик механических и электрических устройств, он представлял клиентов в федеральных судах США, USPTO и в административных органах, таких как Управление по товарным знакам Европейского сообщества.

Эдвард Грэм Кротхолл окончил юридический факультет Университета Темпл 3L, в 2009 году работал летним юристом в фирме.

Перепечатано с разрешения The Legal Intelligencer, © ALM Media Properties LLC. Все права защищены.

Только факты: дела об интеллектуальной собственности — патент, авторское право и товарный знак

Основное содержание

Just the Facts — это функция, которая освещает проблемы и тенденции в судебной системе на основе данных, собранных Управлением судебных данных и анализа (JDAO) Административного отдела США.С. Суды. Комментарии, вопросы и предложения можно отправлять в JDAO.

За последние 20 лет общее количество дел об интеллектуальной собственности, поданных в суды США, резко увеличилось. Однако после резкого увеличения в начале 2010-х годов количество заявок на патентные нарушения теперь начало падать, количество заявок на авторские права колебалось, а количество заявок на регистрацию товарных знаков оставалось стабильным. Большинство дел об интеллектуальной собственности сосредоточено в нескольких штатах.

Создатели U.С. Конституция считает, что кодификация прав интеллектуальной собственности (ИС) на федеральном уровне важна для экономической независимости, инноваций и внутреннего роста. Права ИС были установлены в Конституции США в статье I, Раздел 8, в которой провозглашается, что Конгресс имеет право «содействовать прогрессу науки и полезных искусств, обеспечивая на ограниченное время авторам и изобретателям исключительное право на их соответствующие произведения и произведения». открытия ». Авторы этого «пункта об интеллектуальной собственности» 1 приписывают Джеймсу Мэдисону и Джеймсу Пинкни, которые оба представили предложения, касающиеся прав интеллектуальной собственности, на Конституционном съезде 1787 года в Филадельфии.Пункт об интеллектуальной собственности был единогласно одобрен делегатами без обсуждения. 2 Джордж Вашингтон также был сторонником установления прав интеллектуальной собственности на федеральном уровне, что, по его мнению, необходимо для достижения страной экономической независимости. 3

Другие не согласились, предупредив, что чрезмерная правовая защита может привести к монополии идей, препятствующих инновациям в общественной сфере. Томас Джефферсон и Бен Франклин никогда не искали патентов на свои изобретения и считали свои творения подарками публике.Мэдисон, однако, настаивал на усилении защиты изобретателя. Закон о патентах 1790 года, первый закон об интеллектуальной собственности, принятый федеральным правительством, был компромиссом между двумя позициями. 4 Хотя Джефферсон предупреждал о чрезмерных правах интеллектуальной собственности, в качестве государственного секретаря он возглавлял наблюдательный совет Патентной комиссии и лично проверял заявки на патенты. 5 6 Позже система патентной экспертизы была заменена системой регистрации, которая сократила время ожидания обработки заявок и оставила вопросы действительности и исполнения патента на усмотрение судов. 7

Задний план

Вынесение судебного решения по закону об интеллектуальной собственности на федеральном уровне было направлено на продвижение инноваций и обеспечение согласованности между штатами. 8 Дела об интеллектуальной собственности включают три типа гражданских дел: патенты, авторские права и товарные знаки.

Патенты — это права, предоставленные изобретателям новых процессов, машин и / или продуктов в соответствии с Законом о патентах 1952 года (раздел 35 §§ 1-390). Количество патентных заявок и наград значительно выросло за всю историю страны.В 1791 г. было выдано 33 патента на полезные модели 9 ; в 2015 г. было выдано 298 407 патентов на полезные ископаемые. 10

Законы об авторском праве позволяют художникам и авторам иметь исключительные права на созданные ими работы, создавать и продавать копии своих работ, а также публично исполнять или демонстрировать или демонстрировать свои работы. Законодательная основа законов об авторском праве кодифицирована в Законе об авторском праве 1976 г. (раздел 17 §§ 101–1332). 11

Законы о товарных знаках призваны защитить любое имя, логотип или фразу, используемые в торговле, чтобы отличить одного производителя от другого.В отличие от патентных законов и закона об авторском праве, законы о товарных знаках не разрешены пунктом об интеллектуальной собственности. В 1879 году Верховный суд США постановил в деле United States v. Steffens, 100 U.S. 82 (1879) (дела о товарных знаках) 12 , что пункт Конституции об интеллектуальной собственности не уполномочивал Конгресс регулировать товарные знаки. В ответ на это постановление в 1881 году Конгресс принял Закон о товарных знаках, который основан на пункте 3 Конституции о торговле (статья I, раздел 8, пункт 3). Этот закон дал Конгрессу право защищать и регулировать товарные знаки.Законодательная основа действующего законодательства о товарных знаках кодифицирована в Законе Лэнхэма 1946 года (15 USC §§ 1051–1141n). 13

В патентных делах решение любого окружного суда США может быть обжаловано в Апелляционном суде Федерального округа США (CAFC). По делам о товарных знаках и авторских правах решение любого районного суда может быть обжаловано либо в районном окружном апелляционном суде, либо в CAFC. 14 Решения областных апелляционных судов или CAFC могут быть обжалованы в Верховном суде.

Факты и цифры

Регистрация интеллектуальной собственности с течением времени

На Рисунке 1 показаны данные о подаче заявок на интеллектуальную собственность с разбивкой по типу с 1996 по 2018 год. За этот период количество заявок на регистрацию товарных знаков оставалось относительно стабильным. Количество заявок на патентные заявки начало резко увеличиваться в 2009 году, а затем начало снижаться в 2016 году. Количество заявок на регистрацию авторских прав увеличилось с 2002 по 2005 год, с 2011 по 2015 год, затем уменьшилось в течение двух лет подряд, прежде чем они достигли пика в 2018 году.Некоторые колебания в подаче заявок на интеллектуальную собственность связаны с законодательными актами и судебными решениями, которые произошли в течение последнего десятилетия. 15

Регистрация авторских прав в 1996-2018 гг.
  • Количество заявок на регистрацию авторских прав резко возросло в 2003 году и продолжало расти в течение следующих трех лет.
  • Количество заявок на регистрацию авторских прав начало быстро падать в 2006 году, а затем продолжало снижаться в течение следующих трех лет.
  • В 2012 году количество заявлений об авторском праве снова начало резко увеличиваться.В течение следующих нескольких лет количество заявок варьировалось, достигнув нового максимума в 2018 году.
Патентные заявки в 1996-2018 гг.
  • В 2010 году количество патентных заявок начало резко увеличиваться. В период с 2009 по 2013 год они удвоились.
  • В 2018 году количество патентных заявок сократилось третий год подряд, упав до уровня 2010 года.
Подача заявок на регистрацию товарных знаков в 1996-2018 гг.
  • В 1996 году дела о товарных знаках были наиболее часто подаваемыми исками в сфере интеллектуальной собственности.
  • В период с 1996 по 2018 год количество заявок на регистрацию товарных знаков оставалось относительно стабильным.
  • В 2018 году дела о нарушении прав интеллектуальной собственности были наименее часто подаваемыми исками.

Подача заявок на интеллектуальную собственность по типу и государству

С 1996 по 2018 год наибольшее количество заявок на ИС в стране было зарегистрировано в Калифорнии, Нью-Йорке и Техасе. По типу регистрации в Калифорнии было больше всего заявок на регистрацию авторских прав и товарных знаков, а в Техасе — больше всего заявок на патенты. См. Рисунок 2.

Подача заявок на интеллектуальную собственность государством

На карте 1 показаны данные о подаче заявок на интеллектуальную собственность по штатам с 1996 по 2018 год. Используйте фильтры для просмотра заявок по типу и году. Этот рисунок предлагает следующее понимание.

Регистрация авторских прав в 1996-2018 гг.

За этот период 44 процента всех исков о нарушении авторских прав были поданы в Калифорнии, Нью-Йорке и Техасе.

  • В Калифорнии было наибольшее количество заявок на авторские права:
    • 16 817 заявок,
    • 22 процента общенационального числа больных.
  • Нью-Йорк занимает второе место по количеству заявок на авторские права:
    • 11 115 заявок,
    • 15 процентов от общенационального числа больных.
  • Техас занимает третье место по количеству заявок на авторские права:
    • 5223 заявки,
    • 7 процентов от общенационального числа больных.
Патентные заявки в 1996-2018 гг.

В течение этого периода 48 процентов патентных дел было подано в Техасе, Калифорнии и Делавэре.

  • В Техасе было наибольшее количество патентных заявок:
    • 16 164 заявки,
    • 20 процентов общенационального числа больных.
  • Калифорния занимает второе место по количеству патентных заявок:
    • 13 478 заявок,
    • 17 процентов общенационального числа пациентов
  • Делавэр занимает третье место по количеству патентных заявок:
    • 8676 заявок,
    • 11 процентов от общенационального числа больных.
Подача заявок на регистрацию товарных знаков в 1996-2018 гг.

В течение этого периода 42 процента всех дел о товарных знаках были поданы в Калифорнии, Нью-Йорке и Флориде.

  • Наибольшее количество заявок на регистрацию товарных знаков зарегистрировано в Калифорнии:
    • 16 526 заявок,
    • 21 процент от общего числа пациентов в стране.
  • Нью-Йорк занимает второе место по количеству заявок на регистрацию товарных знаков:
    • 9 659 заявок,
    • 12 процентов от общенационального числа больных.
  • Флорида занимает третье место по количеству заявок на регистрацию товарных знаков:
    • 6823 заявки,
    • 9 процентов от общенационального числа больных.

Рисунки и карта

Примечание. Щелкните вкладки ниже, чтобы просмотреть рисунки и карту.


1 Оговорка об интеллектуальной собственности также известна как Оговорка об авторском праве или Оговорка об авторском праве и патентах.

2 Очоа, Тайлер Т. и Марк Роуз. 2002. Антимонопольное происхождение статьи о патентах и ​​авторских правах. Журнал Общества по патентам и товарным знакам. 84 (12): 909-940.

3 Фонд конституционных прав. Истоки патентного права и авторского права. Билль о правах в действии. Том 23, № 4, зима 2008 г., https://www.crf-usa.org/bill-of-rights-in-action/bria-23-4-a-the-origins-of-patent-and- авторское право. Проверено 31 января 2020 года.

4 Синнрайх, Арам.2019. Основное руководство по интеллектуальной собственности. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

5 Wyman, W.I. 2003. Томас Джефферсон и патентная система. Журнал Общества по патентам и товарным знакам. 85 (дополнительный выпуск): 33-45.

6 Майерс, Гэри. 2017. Принципы права интеллектуальной собственности. Иган, Миннесота: West Academic Publishing.

7 Шектер, Роджер и Джон Томас. 2003. Интеллектуальная собственность: Закон об авторских правах, патентах и ​​товарных знаках.Иган, Миннесота: West Academic Publishing.

8 Синнрайх, Арам. 2019. Основное руководство по интеллектуальной собственности. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

9 Патент на полезную модель, который является наиболее часто запрашиваемым типом патента, можно проследить до 1790 года. Патенты на промышленные образцы не выдавались до тех пор, пока это не было разрешено законом 1842 года. Закон США о патентах растений 1930 года разрешил присуждать патенты на растения.

10 календарных лет патентной активности в США с 1790 г. по настоящее время.Получено 31 января 2020 г. с сайта https://www.uspto.gov/web/offices/ac/ido/oeip/taf/h_counts.htm.

11 Миллер, Артур Р. и Майкл Х. Дэвис. 2018. Интеллектуальная собственность, патенты, товарные знаки и авторское право в двух словах. Иган, Миннесота: West Academic Publishing.

12 Дела о товарных знаках представляли собой объединенный набор дел, обжалованных в Верховном суде в 1879 году. Http://cdn.loc.gov/service/ll/usrep/usrep100/usrep100082/usrep100082.pdf. Проверено 31 января 2020 года.

13 U.С. Исследовательская служба Конгресса США. Закон об интеллектуальной собственности: краткое введение (19 сентября 2018 г.), Кевин Дж. Хики. https://fas.org/sgp/crs/misc/IF10986.pdf. Проверено 31 января 2020 года.

14 Патентные апелляции, поданные в окружные суды США, включая встречные иски, относятся исключительно к юрисдикции Апелляционного суда США по федеральному округу (CAFC). Все решения окружных судов, касающиеся патентного законодательства, подлежат пересмотру CAFC. Однако «разрешительные встречные иски», в которых встречные иски связаны с отдельными утверждениями, отличными от требований истцов, подлежат рассмотрению окружным окружным апелляционным судом.Жалобы, затрагивающие вопросы, которые частично совпадают как с патентным законодательством, так и с законодательством об авторском праве или товарных знаках, рассматриваются CAFC, тогда как дела об авторском праве и товарных знаках, возбужденные в районных судах и не связанные с какими-либо патентными вопросами, рассматриваются региональными окружными апелляционными судами. Источник: Питер Маркштейнер, исполнительный директор и секретарь Апелляционного суда США по федеральному округу.

15 Многие факторы могут влиять на объем и географическое распределение заявок на интеллектуальную собственность.Например, такие законы, как Закон Лихи – Смита об изобретениях Америки, H.R. 1249, 112-й конгресс. (2011), который ограничил количество патентных дел с несколькими ответчиками, что привело к большему количеству заявок. В 2017 году решение Верховного суда по делу TC Heartland LLC против Kraft Foods Group Brands LLC, 137 S. Ct. 1514 (2017) и постановление Федерального округа по делу In re Cray Inc., 871 F.3d 1355, 1367 (Fed. Cir. 2017) интерпретировали место рассмотрения патентных дел и тем самым повлияли на географическое распределение патентных дел.

Связанные темы: Статистика

Лицензии на интеллектуальную собственность и банкротство

Поскольку влияние COVID-19 ощущается во всей экономике, даже те компании, которые способны выдержать шторм, скорее всего, ощутят на себе последствия корпоративной несостоятельности, поскольку их сотрудники, клиенты и поставщики столкнутся с финансовыми трудностями.В этой статье рассматривается влияние несостоятельности на лицензии на интеллектуальную собственность с точки зрения как лицензиаров, так и лицензиатов. Он также содержит наши основные советы по снижению рисков. Более общий взгляд на работу с неплатежеспособными контрагентами доступен здесь.

Что такое несостоятельность?

В Великобритании компания может стать «неплатежеспособной», то есть неспособной выплатить свои долги при наступлении срока их погашения, или «несостоятельной по балансу», когда ее обязательства превышают ее активы. Если будет установлено, что компания не может выплатить свои долги при наступлении срока их погашения, она будет неплатежеспособной независимо от того, превышают ли ее активы ее обязательства.

Кредиторам и должникам неплатежеспособных компаний доступен ряд процедур, включая администрирование и ликвидацию, которые предполагают передачу контроля над компанией лицензированному практикующему управляющему. Кредиторам неплатежеспособной компании, которая начала администрирование или ликвидацию, будут выплачены выплаты в соответствии с установленным законом порядком приоритета. В любом случае это обычно ставит контрагентов по лицензии в нижнюю часть иерархической иерархии наряду с любыми другими необеспеченными кредиторами.

Какое влияние оказывает несостоятельность на лицензии на интеллектуальную собственность?

Влияние неплатежеспособности на лицензию ИС будет зависеть от того, вступает ли это лицензиат или лицензиар в процедуру несостоятельности. В обоих случаях судьба неплатежеспособной компании, как правило, находится в руках специалиста по банкротству, который будет иметь полномочия обрабатывать лицензию и связанные с ней обязательства в соответствии со своими уставными обязательствами. Поэтому для любого контрагента по лицензии важно понимать, где неплатежеспособность его лицензиата или лицензиара может оставить его права и обязанности и что он может сделать до, во время и после процесса несостоятельности для защиты своей позиции.

Проблемы для лицензиатов с неплатежеспособным лицензиаром

Может ли лицензиат прекратить действие лицензии?

В соответствии с английским законодательством действие лицензии не прекращается автоматически в случае несостоятельности лицензиара. Прямые условия самой лицензии определяют степень ее прекращения. Решит ли лицензиат прекратить действие лицензии там, где он имел на это право, вероятно, будет зависеть от обстоятельств. Если лицензируемая ИС важна для бизнеса лицензиата, он хочет, чтобы лицензия оставалась в силе.

Однако, если лицензируемая ИС имеет незначительное значение и / или условия лицензии обременительны (высокие роялти, обременительные обязательства по отчетности, требования к усовершенствованию обратной лицензии и т. Д.), Лицензиат может использовать неплатежеспособность лицензиара как возможность избежать текущих обязательств и прекращения действия лицензии.

Каковы полномочия арбитражного управляющего?

При работе с интеллектуальной собственностью, подлежащей лицензированию, практикующий банкротство может воспользоваться различными вариантами.

Распоряжение ИС и иным имуществом

Судебный управляющий может принять решение о переуступке базового ИС либо в рамках продажи бизнеса в целом, либо в качестве отдельного актива. Практикующие специалисты по вопросам несостоятельности обычно продают только такие права, титулы и интересы, которые неплатежеспособная компания может иметь в базовой интеллектуальной собственности, и на условиях, исключающих любые заверения в отношении титула, качества, стоимости или действительности и любых подразумеваемых установленных законом гарантий.

Если территория лицензионного соглашения охватывает несколько юрисдикций, последствия передачи интеллектуальной собственности, на которую распространяется лицензия, может потребоваться рассмотреть в зависимости от юрисдикции, что может быть сложной задачей.Ниже мы рассматриваем только положение в Великобритании для лицензионных соглашений, регулируемых английским законодательством.

В Великобритании последствия передачи ИС, подлежащей лицензированию, регулируются законом. Точные формулировки соответствующих законодательных актов различаются в зависимости от типа ИС, но общая позиция заключается в том, что любой правопреемник будет подчиняться лицензии, если только он не является добросовестным покупателем за ценное вознаграждение без фактического или конструктивного знания лицензии.Для зарегистрированного ИС записи о существовании лицензии в соответствующем реестре ИС будет достаточно для того, чтобы покупатель получил конструктивное уведомление и был связан лицензией. В случае незарегистрированной ИС лицензиат должен принять меры для обеспечения уведомления о лицензии как управляющего, так и любого потенциального покупателя.

Важно помнить, что даже если покупатель ИС может приобрести эту ИС в соответствии с лицензией, это не обязательно означает, что покупатель будет связан всеми положениями самой лицензии.Назначение основного IP-адреса в соответствии с лицензией — это не то же самое, что присвоение преимущества самой лицензии. В одном недавнем случае правопреемник зарегистрированных товарных знаков получил уведомление о существовании исключительной лицензии на эти знаки и был признан связанным этой лицензией (включая исключительные права). Однако было установлено, что все другие обязательства лицензиара по лицензионному соглашению остались за цедентом соответствующих товарных знаков и не могут быть исполнены лицензиатом в отношении правопреемника знаков.

В зависимости от характера лицензии это может поставить лицензиата в затруднительное положение, особенно если обязательства, такие как поддержание и контроль лицензионных прав или обеспечение обучения и обновлений, не будут переданы покупателю. Об этом факте часто не знают специалисты по несостоятельности и договаривающиеся стороны. По возможности (а это может быть сложно) следует заключить отдельную уступку или новацию самой лицензии.

Отказ от обременительного имущества и договоров

Ликвидаторы (но не администраторы) имеют право отказываться от невыгодных контрактов или собственности компании, которые не подлежат продаже или не могут быть легко проданы или которые могут повлечь за собой обязательства по выплате денег или совершению любого другого обременительного действия.

Это еще предстоит проверить в суде в контексте лицензий на интеллектуальную собственность, поэтому существует некоторая неопределенность в отношении типа положений, которые могут привести к тому, что лицензия на интеллектуальную собственность станет обременительной собственностью для целей законодательства Великобритании о несостоятельности. Однако лицензии, в отношении которых существует риск отказа от ответственности, включают те, которые содержат условия, которые являются финансово невыгодными для лицензиара (например, эксклюзивная лицензия без лицензионных отчислений или исключительная лицензия, которая не обеспечивает достаточных лицензионных отчислений), или лицензии, требующие от лицензиара принятия на себя активных обязательства.

В любом случае эффект отказа от ответственности заключается в определении (прекращении) прав, интересов и обязательств компании по контракту, от которого отказываются; но это не влияет на права или обязанности любого другого лица, за исключением степени, необходимой для освобождения компании от какой-либо ответственности. Лицензиат, как правило, сохраняет преимущество лицензии на интеллектуальную собственность, если он выполняет свои собственные обязательства, но не пользуется преимуществами обязательств лицензиара. Если лицензиат понесет убытки в результате отказа от ответственности, он может доказать этот убыток при ликвидации лицензиара, но будет считаться необеспеченным кредитором при ликвидации и поэтому вряд ли получит полную выплату.Вопрос о том, может ли лицензиат полагаться на какое-либо право на зачет по лицензионному соглашению в таких обстоятельствах для оправдания удержания своих лицензионных платежей, является открытым. Подробнее о предъявлении иска в процессе неплатежеспособности читайте в нашей статье.

Базовый IP также может быть отклонен (например, чтобы избежать затрат на судебное преследование и обслуживание). Обладатель исключительной лицензии, скорее всего, будет обеспокоен любой попыткой сделать это. Это может подвергнуть лицензиата нежелательной конкуренции на рынке.В этой ситуации лицензиат может иметь возможность обратиться в суд в соответствии с разделом 181 Закона о несостоятельности 1986 года, чтобы передать ему эти права интеллектуальной собственности на том основании, что он имеет в них интерес как лицензиат.

Что происходит с ИС, остающейся в неплатежеспособной компании после исключения?

Если основной ИС не был назначен или отозван практикующим в деле о несостоятельности и лицензиар распущен, ИС переходит к Crown bona vacantia. Лицензиат (вместе с любыми другими третьими сторонами) затем должен будет связаться с юрисконсультом казначейства, если он желает приобрести IP (см. Покупка IP у проблемных компаний ).

Как может лицензиат защитить свою позицию от неплатежеспособного лицензиара?

Разумным лицензиатам следует рассмотреть следующие меры для защиты своего положения:

  • Регистрация — Лицензиаты зарегистрированных IP должны убедиться, что лицензия отмечена в соответствующем реестре IP на каждой территории, на которую распространяется лицензия. В отношении ключевых территорий лицензиат также должен рассмотреть возможность получения рекомендаций по местному законодательству о любых других шагах, которые он может предпринять для защиты своих интересов.
  • Права вмешательства — Лицензиатам следует рассмотреть возможность включения прав вмешательства в лицензию, чтобы позволить им уплачивать пошлины за продление зарегистрированной ИС в случае, если лицензиар или его управляющий по делу о несостоятельности не платит или угрожает не платить.
  • Постоянный мониторинг — Лицензиаты критически важной интеллектуальной собственности должны рассмотреть возможность мониторинга финансового положения соответствующего лицензиара. В случае возникновения риска банкротства лицензиара, лицензиат должен подумать о том, какие общие упреждающие меры можно предпринять для смягчения последствий.Подробнее о работе с потенциально неплатежеспособными контрагентами читайте в нашей статье.
  • Обеспечение безопасности — Лицензиаты критически важных IP-адресов должны рассмотреть возможность взимания фиксированной платы за этот IP (и регистрации своих интересов безопасности). Это поставит лицензиата в положение предпочтительного кредитора, ограничит возможность арбитражного управляющего иметь дело с ИС в случае несостоятельности лицензиара и позволит лицензиату назначить своего собственного управляющего.Кроме того, регистрация обеспечительного интереса может привести к тому, что покупатель или новый лицензиат узнает о существующей лицензии. Однако осуществимость этого будет зависеть от объема каких-либо обязательств или ответственности лицензиара, которые могут быть фактически обеспечены. Более подробную информацию о взятии защиты через IP см. Здесь.
  • Удаленные механизмы несостоятельности — Лицензиаты критически важных ИС могут пожелать рассмотреть более необычные структуры для снижения рисков, связанных с несостоятельностью, включая требование к лицензиару разместить ИС в «удаленном механизме несостоятельности».Это компания, созданная исключительно для владения соответствующей интеллектуальной собственностью и без каких-либо других обязательств, что снижает риск неплатежеспособности лицензиара. Для дополнительной защиты лицензиат может также рассмотреть вопрос о принятии обеспечения в отношении акций этой компании, чтобы лицензиат мог вступить во владение акциями (и, следовательно, соответствующей интеллектуальной собственностью) при обеспечении соблюдения безопасности.
  • Условия условного депонирования в лицензиях на программное обеспечение — Лицензиаты, которые зависят от лицензированного программного обеспечения, должны рассмотреть возможность заключения соглашения об условном депонировании с соответствующим лицензиаром.Соглашение требует, чтобы лицензиар депонировал исходный код программного обеспечения агенту условного депонирования, который должен быть передан лицензиату в случае неплатежеспособности лицензиара или другого согласованного инициирующего события. Лицензиат должен гарантировать, что триггерные события достаточно широки и что он имеет все права (и практические возможности), необходимые для использования исходного кода в случае неплатежеспособности лицензиара, включая возможность самостоятельно поддерживать и обновлять программное обеспечение в будущее.
  • Проактивность при банкротстве — Лицензиаты должны связаться с практикующим банкротом, как только они будут назначены, чтобы убедиться, что они осведомлены о лицензии, и уведомят любого покупателя базовой интеллектуальной собственности о существовании лицензии.Это особенно важно для лицензий на незарегистрированный IP. Лицензиаты также могут рассмотреть вопрос о том, чтобы сделать предложение конкурсному управляющему о покупке базовой интеллектуальной собственности. Для получения более подробной информации о привлечении или отстаивании прав, связанных с интеллектуальной собственностью, в случае несостоятельности, пожалуйста, прочтите нашу статью.
  • Сублицензиаты ИС должны также подумать о том, как защитить себя от неплатежеспособности их непосредственного лицензиара — Если компания A предоставляет лицензию компании B, а компания B предоставляет сублицензию компании C, компания C должна запросить обязательство компании A о том, что ее сублицензия останется в силе после прекращения действия основной лицензии (возможно, структурирована таким образом, чтобы после прекращения действия основной лицензии суммы, подлежащие выплате по сублицензии со стороны компании C, выплачивались непосредственно компании A, а сублицензия будет рассматриваться как находящаяся между компанией A и компанией C).

Если действие лицензии не было прекращено в связи с несостоятельностью, и практикующий банкротство продолжает торговать с компанией-лицензиаром, то лицензиат должен рассмотреть возможность продолжения выплаты любых роялти, причитающихся в соответствии с лицензией. В противном случае лицензиар (или его арбитражный управляющий), скорее всего, будет иметь право прекратить действие лицензии из-за неуплаты лицензиатом.

Проблемы для лицензиаров с неплатежеспособным лицензиатом

Может ли лицензиар прекратить действие лицензии?

Лицензиарам также следует подумать о том, как защитить себя от возможности банкротства лицензиата.Как обсуждалось выше:

  • По общему праву действие лицензии не прекращается автоматически в случае несостоятельности лицензиата. Прямые условия самой лицензии будут определять степень, в которой она может быть прекращена после неплатежеспособности лицензиата.
  • Большинство лицензий на интеллектуальную собственность будет содержать такое положение (хотя в некоторых случаях такие условия лицензии могут быть отменены законом и могут быть неэффективными в соответствии с новым Законом о корпоративной несостоятельности и управлении).

Если лицензия выражена как «бессрочная», это само по себе не означает, что лицензия переживет неплатежеспособность лицензиата, если лицензия содержит другие положения, разрешающие прекращение действия в таких обстоятельствах.Если лицензия не предназначена для прекращения действия при каких-либо обстоятельствах, в ней следует прямо указать, что это является намерением сторон (или, по крайней мере, использовать слово «безотзывный»), и она не должна содержать каких-либо положений о прекращении действия, которые потенциально несовместимы с безотзывная лицензия.

Однако, даже если у него есть право на прекращение действия, лицензиар может пожелать рассмотреть вопрос о том, следует ли разрешить управляющему в деле о несостоятельности продолжать использовать лицензию (и выплачивать роялти), а затем разрешить новому покупателю бизнеса получить лицензию. .Если лицензиар не одобряет нового покупателя, он может на этом этапе в соответствии с условиями лицензии прекратить действие лицензии или попытаться оспорить уступку лицензии.

Полномочия конкурсного управляющего

Хотя арбитражный управляющий обладает широкими полномочиями в отношении активов лицензиата, чтобы позволить ему выполнять свои обязанности, включая продажу активов, он может продать выгоду по лицензионному соглашению только в том случае, если он имеет возможность уступки.Это будет зависеть от условий самого лицензионного соглашения. Во многих случаях хорошо составленное лицензионное соглашение запрещает уступку лицензиатом преимуществ лицензионного соглашения.

Как может лицензиар защитить свою позицию от неплатежеспособного лицензиата?

Разумным лицензиарам следует рассмотреть следующие меры для защиты своего положения:

  • Сборы за предварительную загрузку — Лицензиары должны рассмотреть возможность внесения предварительных платежей по лицензии и уплаты роялти как минимум раз в квартал.Существует риск того, что лицензиар может не получить важные контрольные или лицензионные платежи, если его лицензиат станет неплатежеспособным до того, как от него потребуется произвести платеж. Роялти также могут выплачиваться авансом, а не в счет погашения задолженности. Лицензиар может также рассмотреть вопрос о передаче любых товаров лицензиата, содержащих лицензионную ИС.
  • Право на прекращение действия лицензии — Помимо права на прекращение действия лицензии, если лицензиат вступает в процесс несостоятельности, лицензиарам следует также рассмотреть возможность включения более раннего триггера, такого как неуплата своевременных платежей по лицензии.Если лицензиат хочет действовать в соответствии с этим более ранним триггером, ему следует иметь в виду, что установленный законом мораторий, скорее всего, не позволит ему действовать в отношении нарушений, произошедших до начала процесса несостоятельности, после того, как процесс несостоятельности начнется, поэтому ему нужно будет действовать быстро. Лицензиары могут также рассмотреть возможность включения права требовать от лицензиатов поставки любых непроданных запасов, произведенных по лицензии, лицензиару при прекращении действия лицензии.
  • Нежелательные лицензиаты — Лицензиары должны учитывать риск того, что ценная ИС станет предметом лицензии нежелательного лицензиата (например, конкурента) после процесса банкротства.Они захотят убедиться, что лицензия не может быть назначена без их согласия, и они также могут рассмотреть вопрос об изменении положения о контроле, позволяющем им прекратить действие, когда контроль над лицензиатом переходит к третьей стороне. Однако положение о смене контроля вряд ли будет популярно среди молодой компании-лицензиата, которая думает о выходе путем продажи акций.
  • Условные лицензии — Лицензиары могут также рассмотреть возможность предоставления лицензии при условии своевременной выплаты роялти.В таких обстоятельствах, если лицензиат не производит оплату вовремя, но продолжает осуществлять свои лицензионные права, лицензиар может (в зависимости от типа права интеллектуальной собственности) иметь возможность заявить о нарушении прав интеллектуальной собственности в дополнение к иску о нарушении контракта в случае любого невыполнения. платить.
  • Срок действия сублицензии — Как правило, действие сублицензии прекращается после прекращения действия основной лицензии. Однако в этом отношении не существует нормы закона, и суды будут рассматривать каждое дело на основании его фактов. Если сублицензиат может установить, что стороны предполагали, что сублицензия должна остаться в силе после прекращения действия основной лицензии, то суды могут разрешить сублицензиату продолжить использование лицензированной ИС, чтобы выжить.Таким образом, если главный лицензиар заключает основную лицензию, которая включает право предоставлять сублицензии, и хочет гарантировать, что и основная лицензия, и любые сублицензии могут быть прекращены в случае несостоятельности лицензиата, он должен гарантировать, что оба основная лицензия и любая сублицензия содержат положения о прекращении действия в этом отношении. В качестве альтернативы, главный лицензиар может пожелать включить право вмешательства в основную лицензию, чтобы дать ему возможность получить сублицензии своего лицензиата (и получить причитающиеся по ним роялти) в случае несостоятельности его лицензиата.В главной лицензии также должно быть указано, что между сторонами не существует и не должно подразумеваться никаких агентских отношений, и для получения сублицензии необходимо предварительное одобрение главного лицензиара.

Лицензиары потенциально неплатежеспособных лицензиатов также должны знать о возможности заключения лицензиатом добровольного соглашения с компанией. В общих чертах, здесь компания соглашается со своими кредиторами на компромисс или погашение своих долгов. Если необходимое большинство кредиторов одобрит предложение, то договор обяжет всех необеспеченных кредиторов (даже тех, кто не проголосовал за него).Поэтому лицензиары должны следить за любыми уведомлениями о встречах, касающихся добровольных договоренностей компании, чтобы снизить риск потери невыплаченных роялти.

Что теперь делать?

Будь то лицензиар или лицензиат, компании должны учитывать риски неплатежеспособности своего контрагента при ведении переговоров по лицензиям на интеллектуальную собственность.

Также стоит проверить все ключевые существующие лицензии на интеллектуальную собственность, чтобы понять степень защиты от несостоятельности, уже включенную в них, и подумать о том, следует ли принимать дополнительные защитные меры, включая обеспечение регистрации всех интересов лицензиата в соответствующих национальных ведомствах интеллектуальной собственности, где это применимо.Сильное и активное управление важными лицензионными отношениями также поможет выявить ранние предупреждающие признаки надвигающейся несостоятельности.

кредиторов банкрота | Департамент экономики

Информация для кредиторов банкротов, включая отношения с официальным управляющим или арбитражным управляющим, процесс банкротства, роль кредиторов, подачу иска и судебный иск против банкрота или доверительного управляющего.

Официальный управляющий или управляющий по делам о несостоятельности

С вами должен автоматически связаться Официальный управляющий / Специалист по вопросам несостоятельности (OR / IP), который является доверенным лицом, если он или она знает, что вы являетесь кредитором.

Если вы считаете, что какое-либо физическое лицо может быть объектом процедуры банкротства, и вы не получили известий от ОР или ИП, вы можете получить доступ к Реестру несостоятельности Северной Ирландии через веб-сайт судебной службы или, в качестве альтернативы, вы можете связаться с Управлением банкротства и канцелярией по Высокий суд, номер телефона: 030 0200 7812. Эта услуга является платной.

Если участвует товарищество, то отдельные партнеры могут быть вынесены постановления о банкротстве, и подробности можно получить, как указано выше.

Заявить о себе как о кредиторе

Вам следует написать в OR / IP по делу о банкротстве. Вы должны указать полное имя человека, а также свои личные данные. Вы должны сообщить OR / IP, если вы измените свой адрес.

Связь с OR / IP

Вам следует написать в OR / IP, если у вас есть какая-либо информация об активах физического лица или о его поведении. Эта информация может помочь оператору OR / IP в возврате активов или в его обязанности сообщать о неправомерном поведении.

Информация из OR / IP

Не ожидайте частых отчетов от OR / IP. Как только ваша претензия будет подана в OR / IP, вы будете автоматически уведомлены о любом произведенном распределении или об отсутствии средств и о том, что дело должно быть закрыто. Реализация активов может занять недели, месяцы или годы (в некоторых сложных случаях). Если вы обеспокоены, обратитесь в OR / IP, ведущее дело.

Существуют особые правила о правах кредиторов на получение информации или приглашение на собрания при других типах несостоятельности.Если вы хотите узнать об этих правах, вам следует проконсультироваться с IP, ведущим дело.

Процедура банкротства

Банкротство может применяться только к физическим лицам (включая индивидуальных предпринимателей и отдельных членов партнерства).

Заявления о банкротстве могут быть поданы в суд физическим лицом, кредиторами, которым причитается £ 5000 или более, или надзорным органом индивидуального добровольного соглашения (если физическое лицо не выполнило условия соглашения).Решение о банкротстве выносится Высоким судом.

Официальный управляющий первоначально выступает в качестве управляющего и управляющего имуществом банкрота и обычно становится доверительным управляющим, если на его место не назначен управляющий по делам о несостоятельности. Доверительный управляющий реализует любые активы (за исключением определенных активов, которые включают основные предметы домашнего обихода, необходимые банкроту и его или ее семье, а также такие предметы, как автомобили, оборудование, инструменты и книги, необходимые для работы банкрота). После оплаты гонораров и судебных издержек доверительный управляющий распределяет оставшиеся средства между кредиторами в строгом порядке очередности.

Ограничения на банкротство

Неотправленный банкрот может торговать после объявления о банкротстве, но с некоторыми ограничениями.

Если невыполненный банкрот торгует под новым именем, он или она должны раскрыть старое имя (под которым было вынесено постановление о банкротстве) всем, с кем он или она ведет бизнес. Неотстраненный банкрот не может действовать в качестве директора компании или заниматься ее управлением без разрешения (разрешения) Высокого суда. Не освобожденный от ответственности банкрот может получить кредит только на 500 фунтов стерлингов, не проинформировав о банкротстве тех, с кем он или она имеет дело.Неотправленный банкрот должен запросить разрешение либо у официального управляющего, либо у суда, прежде чем он или она сможет покинуть Северную Ирландию.

До 27 марта 2006 г. банкрот обычно освобождался от ограничений банкротства автоматически через три года. Если человек был банкротом раньше (в течение предыдущих 15 лет), ему или ей приходилось ждать пять лет, прежде чем подавать в Высокий суд для увольнения.

С 27 марта 2006 г. банкрот, как правило, автоматически освобождается от ограничений банкротства через 12 месяцев или раньше, если OR подает уведомление в суд.Большинство физических лиц, которые не были освобождены от ответственности 27 марта 2006 г., будут автоматически освобождены от ответственности 27 марта 2007 г. или раньше.

Также с 27 марта 2006 года банкрот может иметь судебное постановление, вынесенное против него или нее (так называемое постановление об ограничении банкротства), или дать обязательство Департаменту, что будет означать, что ограничения банкротства продолжают применяться после увольнения в течение от двух до 15 лет. .

Уведомление

OR обычно уведомляет всех известных кредиторов (в течение 12 недель с даты постановления Высокого суда) о том, будет ли проведено собрание кредиторов.Операционная примет решение о проведении собрания при наличии значительных активов.

Вам также будет отправлен отчет с оценкой активов и пассивов неплатежеспособного лица и того, каковы причины банкротства. Если вы считаете, что банкрот скрывает информацию о своих активах, вам следует написать в операционную.

Заявить претензию

Чтобы подать иск, вам следует попросить OR / IP (Официальный управляющий / Специалист по вопросам несостоятельности) предоставить форму подтверждения долга, заполнить и вернуть ее в OR / IP.

Форма отправляется вам вместе с уведомлением кредиторам. Не забудьте подписать форму. OR обычно не отправляет подтверждение. Несостоятельность не влияет на права кредитора, удерживающего фиксированную плату за активы (например, ипотеку), на продажу актива для взыскания долга. Залогодержатель первым получает деньги при продаже актива. Любые излишки будут переданы доверительному управляющему / ликвидатору. Когда все активы, доступные необеспеченным кредиторам, будут реализованы, доверительный управляющий распределяет поступления в строгом порядке очередности следующим образом:

  • Гонорары и сборы при банкротстве
  • льготных долгов, которые включают заработную плату, причитающуюся за четыре месяца до даты объявления о несостоятельности, и взносы в программы профессионального пенсионного обеспечения
  • любой кредитор, владеющий плавающим залогом по активу, например долговому обязательству
  • все необеспеченные кредиторы

Таким образом, необеспеченным кредиторам, как правило, выплачиваются выплаты только после уплаты сборов и сборов, связанных с процедурами несостоятельности и требований обеспеченных и преференциальных кредиторов.

Если полное погашение требований невозможно, выплаты производятся пропорционально стоимости каждого требования.

Если дивиденды должны быть выплачены, все кредиторы, адреса которых известны, будут уведомлены. Если вы еще не представили подтверждение долга, это может быть ваш последний шанс сделать это. Если вы предоставите доказательство долга после объявления дивидендов, вы можете потерять право на долю в деньгах, доступных на тот момент.

Размер оплаты будет зависеть от суммы денег, которая может быть реализована, и количества требований.Если активов мало, вы можете ничего не получить.

Список кредиторов можно получить в ОР / ИП. OR / IP может взимать установленную законом плату за эту услугу. В списке будет показана сумма задолженности каждому кредитору. Вы также имеете право ознакомиться с материалами Высокого суда, если Высокий суд не примет иное решение. Если было подано заявление о делах, вы будете направлены в дело Высокого суда для получения подробной информации о кредиторах и их требованиях.

При выплате дивидендов OR / IP может полностью или частично отклонить требование кредитора.OR / IP должен указать причины для этого в письменной форме. Если вы не удовлетворены решением по вашему иску, вы можете обратиться в суд с просьбой об отмене или изменении решения.

Собрание кредиторов

Первое собрание кредиторов проводится для того, чтобы кредиторы могли назначить управляющего по делам о несостоятельности (IP) в качестве доверительного управляющего вместо Официального управляющего (OR).

Это, вероятно, единственное собрание кредиторов до того, как будет созвано последнее собрание. Если операционная не считает, что имеющихся активов достаточно для привлечения ИП, операционная направляет уведомление всем кредиторам о том, что первое собрание не проводится, и в результате операционная остается доверенным лицом.

OR должно провести первое собрание, если этого требует один квартал от стоимости кредиторов. Если кредиторы потребуют встречи, они должны будут внести залог на покрытие расходов на встречу с операционным оператором. Если кредиторы не выбирают IP, OR может:

  • обратиться в Департамент экономики с просьбой записаться на прием
  • оставаться доверенным лицом

OR также может обратиться в Департамент экономики, когда назначение IP-адреса необходимо в чрезвычайной ситуации, например, для работы со срочными транзакциями, связанными с активами.Когда это происходит, ИП должен уведомить кредиторов. Это может быть сделано с помощью рекламы в газете, если это разрешено Высоким судом, например, если имеется большое количество кредиторов.

Иногда проводятся дополнительные собрания кредиторов (называемые общими собраниями), если доверительный управляющий желает выяснить пожелания кредиторов по любому вопросу, касающемуся производства по делу о несостоятельности, или по требованию 10% кредиторов.

Если ИП является доверительным управляющим, будет созвано последнее собрание кредиторов (подробности см. В разделе «Завершение дела»).

Голосование и поведение

Обычно вы можете голосовать на собрании только в том случае, если вы вернули документ, подтверждающий задолженность, Официальному управляющему / специалисту по вопросам несостоятельности (OR / IP) в течение времени, указанного в уведомлении.

Вы можете голосовать на собрании без личного присутствия, но вы также должны заполнить форму доверенности. Форма предоставляется OR / IP одновременно с уведомлением о созыве собрания кредиторов, и вы должны вернуть ее к указанному времени. Подтверждение долга и форма доверенности должны быть подписаны одним и тем же лицом.Голосование на собрании кредиторов осуществляется по сумме и рассчитывается исходя из суммы требования кредитора, принятого (принятого) председателем собрания для целей голосования. Председатель проверит все документы, подтверждающие наличие долга, и формы доверенности, а также подтвердит сумму, принятую для голосования.

Вкратце, на первом собрании кредиторов председатель проверяет, разрешено ли всем присутствующим присутствовать на собрании; он / она объяснит цель собрания и предоставит подробную информацию об активах неплатежеспособного лица.Затем собрание голосует по вопросу о назначении ИП в качестве доверительного управляющего или ликвидатора. Первое собрание кредиторов — это не возможность для вас допросить банкрота / директора (маловероятно, что они будут на собрании) или обсудить вопросы, связанные с несостоятельностью.

Для назначения ИП собранием кредиторов должно быть большинство голосов присутствующих или представленных (по доверенности), голосующих за ИП.

Кредитный комитет

Комитет кредиторов также может быть назначен на собрании кредиторов, за исключением случаев, когда Официальный управляющий остается в качестве доверительного управляющего.

Комитет осуществляет надзор и помогает доверительному управляющему от имени кредиторов. При банкротстве он называется комитетом кредиторов. Комитет состоит не менее чем из трех и не более чем из пяти избранных кредиторов:

  • индивидуальный кредитор, который был избран, может действовать лично или назначать представителя
  • у вас есть право назначить себя или любого другого кредитора в качестве члена комитета — вы также можете проголосовать за себя
  • комитет кредиторов должен одобрить определенные действия, предложенные доверительным управляющим.Он соглашается вести бизнес банкрота и возбуждает или защищает судебные иски

Расходы доверительного управляющего

Вознаграждение Официального управляющего (ИЛИ) (то есть, сколько ОР будет взимать за его услуги) как доверительного управляющего указано в законодательстве о несостоятельности.

Вознаграждение управляющего в делах о несостоятельности (ИП) как доверительного управляющего устанавливается комитетом кредиторов. При отсутствии комитета он может быть определен собранием кредиторов. Вознаграждение может быть фиксированным в процентах от стоимости активов или на временной основе.Любой кредитор при поддержке 25% необеспеченных кредиторов может обратиться в Высокий суд с просьбой пересмотреть вознаграждение, если оно будет сочтено слишком высоким. Если кредиторы не согласны с размером вознаграждения, ИП получит то же вознаграждение, которое было бы выплачено ОР (процент, установленный Положением о несостоятельности, от реализованных и распределенных активов).

ИП, выступающее в качестве доверительного управляющего, сможет предоставить вам руководство относительно того, как будет рассчитываться их гонорар.

Доработка корпуса

Если официальным получателем (OR) занимается дело, и вы прислали доказательство долга, OR сообщит вам, когда он намеревается подать (в Департамент экономики) заявление об освобождении.

Это означает, что роль оператора в качестве доверенного лица подходит к концу. Кредиторы имеют право возражать против освобождения ОР.

Обратите внимание, что освобождение ОР в качестве доверительного управляющего не имеет отношения к освобождению банкрота и не влияет на него. Как правило, в выпуске ОР может быть отказано только в том случае, если операционная не смогла реализовать активы, которые были доступны для реализации, или неправильно применила выручку от любых реализованных активов.

В качестве доверительного управляющего вам будет отправлена ​​сводка о квитанциях и платежах операционной.

Если дело ведет практикующий банкротство (IP), и вы отправили доказательство долга, вам будет отправлено уведомление о последнем собрании кредиторов. На этой встрече НЛ доложит о своем поведении по делу и представит сводку о поступлениях и платежах. Кредиторы имеют право возражать против разглашения ИС.

Судебный иск против банкрота или доверительного управляющего

После даты постановления Высокого суда необеспеченные кредиторы не могут предпринимать никаких действий против банкрота без согласия суда.Вы должны подать иск попечителю. Вы можете обратиться в суд, если не удовлетворены действиями OR / IP.

.

Похожие записи

Вам будет интересно

Открытие автомойки – Как открыть автомойку с нуля? Пошаговая инструкция

Пример правильного резюме – 33 лайфхака для резюме, которые удвоят твою заработную плату

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко