Кто востребован на рынке труда 2018: занятость населения и трудовая миграция

Содержание

На рынке труда будут востребованы те, кто способен учиться постоянно — Российская газета

В перспективе ближайших 7-10 лет самыми востребованными сферами деятельности будут промышленность и высокие технологии, полагает треть россиян. Среди наименее нужных в будущем, по их мнению, окажутся неквалифицированные рабочие специальности, сфера государственного управления и силовые структуры, показал опрос ВЦИОМ.

Согласно исследованию Hays, 42 процента россиян считают, что через 10 лет профессионалы будут работать на нескольких работодателей одновременно. А 37 процентов уверены, что рабочие профессии исчезнут, и самыми востребованными станут IT-специалисты. Кроме того, наши сограждане полагают, что в будущем вузовские дипломы не будут играть существенной роли при оценке кандидатов.

— Современный рынок труда ставит перед вузами новые задачи, связанные прежде всего со стратегическим обеспечением качества подготовки кадров, — отметила проректор по учебно-методической работе Московской международной высшей школы бизнеса МИРБИС Юлия Купцова. — Большинство организаций не может себе позволить нанимать вчерашних студентов, так как, по мнению работодателей, уровень их подготовки теоретический, а если человек не имеет практики, то вряд ли он сможет работать полноценно.

Поэтому одной из приоритетных задач образовательных организаций станет разработка и реализация программ, после которых выпускники сразу смогут приступить к работе.

По словам Купцовой, образовательные организации должны формировать свои программы при реальном участии потенциальных работодателей. В этом случае выпускники будут интересны предприятиям, поскольку уже в процессе учебы получат необходимые навыки и компетенции.

— Нынешние выпускники вузов часто имеют неплохую теоретическую базу, но не имеют практических навыков, а также демонстрируют технологическое отставание, — подтвердила руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова. — Оборудование, на котором они учились, нередко морально устаревшее, а на производстве используются более современные технологии. К тому же постоянно появляются новые профессии, которым не учат в вузах, например веб-аналитик или диджитал-маркетолог. Работодателям приходится брать на себя образовательную функцию, растить специалистов «под себя». Если говорить о требованиях к молодым соискателям, то чаще всего они достаточно просты. В первую очередь смотрят на ответственность и мотивацию к работе.

Эксперты полагают, что в будущем вообще не будет жесткой привязки к профессиям, в цене будут навыки и компетенции. «Если говорить о рынке труда, то могут появиться такие профессии, как тайм-менеджер, администратор микроклимата, персональный бренд-менеджер, специалист-форсайтер, психолог-сценарист, кросс-культурный менеджер, предиктивный аналитик», — перечисляет Мария Игнатова.

В приоритете будут те профессии, которые связаны с созданием или модернизацией чего-либо — например, инженеры-робототехники. «К этому направлению можно будет отнести целый набор отдельных специальностей — проектировщиков домашних, промышленных, медицинских роботов и роботов для развлечений, — отметила генеральный директор CAF Group Наталья Ионова. — Специалисты по финансовым технологиям тоже на пике популярности. Уже сейчас развивается применение искусственного интеллекта в управлении активами, разработке индивидуальных пенсионных программ и других направлениях финансов».

А вот привычные и распространенные сегодня профессии — бухгалтеры, турагенты, операционисты в банках — со временем исчезнут. Возможно, в скором времени не потребуются также переводчики, системные администраторы, билетеры, официанты, курьеры, парковщики. То есть исчезнут практически все профессии, связанные с выполнением монотонных операций — неважно, физических или интеллектуальных.

Две самые популярные в конце 90-х — начале 2000-х профессии — юрист и экономист — также переживают не лучшие времена. «На рынке на них сейчас ограниченный спрос. Эти позиции лимитированы на предприятиях и менее подвержены текучести, — рассказала Мария Игнатова. — Чаще всего история поиска таких специалистов относится к замещению. К тому же стремительный процесс автоматизации частично вытесняет этих специалистов, что также влияет на спрос. А вот ИТ-специалисты очень востребованы сейчас и будут востребованы в перспективе. Можно даже говорить о дефиците таких кадров».

Новые потребности рынка труда меняют и подходы к образованию. На смену привычным методам обучения приходят новые технологии — а это, в свою очередь, тоже формирует спрос на новых специалистов. «Виртуальная реальность станет важной частью образовательного контента. Разработчики онлайн-приложений, учителя, которые смогут работать с виртуальной реальностью, будут пользоваться все большим спросом на рынке, — отметила Наталья Ионова. — Система образования сама подталкивает людей к тому, чтобы забыть о своих «красных» и «синих» дипломах, полученных десяток лет назад. Сегодня каждому доступны онлайн-курсы. Буквально за несколько месяцев можно овладеть необходимыми навыками, которые будут соответствовать современным запросам рынка труда».

Рынок труда глазами работников и работодателей · Kelly Services Russia

Международная компания Kelly Services представила результаты ежегодного исследования «Рынок труда глазами работников и работодателей». В нем приняли участие более 190 нанимающих менеджеров российских и международных компаний и 2200 работников и соискателей. Респонденты поделились своими взглядами на текущую ситуацию на рынке труда и прогнозами на 2019 год. По результатам исследования, среди работодателей возрос спрос на специалистов, они согласны увеличивать оклад эффективным сотрудникам. Соискатели отмечают уменьшение числа вакансий и возросшие требования работодателей.

Численность персонала и экономия

Тенденция на увеличение штата, отмеченная в исследовании прошлого года не сохранилась в 2019 году. Лишь 32% респондентов указали, что в их компаниях планируют расширение штата. 41% указали, что количество сотрудников не изменится, а 19% заявили о предстоящих сокращениях, это на 10% больше, чем в прошлом году.

Вместе с тем в компаниях продолжаются меры экономии, об этом заявили 81% опрошенных руководителей и менеджеров по найму (в прошлом году 83%). В первую очередь бизнес сокращает представительские расходы (24%), корпоративные мероприятия (18%), а также передает часть функций на аутсорсинг (16%).

Поиск работы

Чувствуют ли соискатели изменения на рынке труда? 83% опрошенных работают, новое место из них готовы рассмотреть 65%, это ненамного меньше, чем в прошлом году (68%).

Найти работу становится сложнее. Те, кто приступил к активным поискам вакансий, отмечают возросшие требования работодателей (63%). Судя по результатам опроса, количество вакансий не увеличилось: ответ «количество вакансий осталось прежним» выбрали 45% (в 2018 г. — 43%), еще 39% отметили снижение числа новых позиций (в 2018 г. — 35%). Только для 17% вакансий на рынке труда стало больше.

Как и в прошлом году, большая часть соискателей (80%) получают до 3 приглашений на интервью в неделю. 13% кандидатов получают 4–8 приглашений, и только 6% опрошенных работодатели зовут на собеседование 9 и больше раз в неделю.

74% отмечают, что время на поиск работы увеличилось. Только 47% находят подходящую вакансию до 3 месяцев. Остальные тратят на поиск 3–6 месяцев (27%) и от полугода до года (26%).

Гибкость соискателей

Сотрудники ориентируются на стабильность: переехать ради работы не готовы, как и в прошлом году, 39% соискателей. 28% опрошенных нами кандидатов, уверенно владеют английским и готовы эмигрировать в другие страны, 19% согласятся на переезд из регионов в Москву или Санкт-Петербург, и только 14% готовы покинуть столицу ради работы в регионе. Кратковременный переезд кандидатов практически не интересует: только 13% готовы к работе в другом городе или стране на срок до 1 года. 86% готовы к переезду на длительный период.

На временное трудоустройство согласны 36% (в 2018 г. — 38%). 35% категорически откажутся от таких предложений, еще 29% затруднились с ответом.

Зарплаты

Работодатели предлагают прежний или больший уровень окладов — так считает большинство опрошенных (67%). Ситуация почти такая же, как в прошлом году: тогда рост зарплат отмечали 15%, а 51% указал на сохранение прежнего уровня оплаты труда в вакансиях. 24% опрошенных работников столкнулись со снижением зарплат на 10–20%, а 9% считают, что зарплатные предложения работодателей упали на 20–50%. При этом большинство работников (48%) настроены оптимистично и прогнозируют увеличение окладов.

Руководители подтверждают, что зарплаты в их компаниях индексируются. 47% готовы повысить оклад более чем на 7%, 11% — до 7%. 22% планируют индексацию зарплат только для отдельных сотрудников. Кроме того, большинство руководителей (84%) согласны увеличить заработную плату особенно успешным и инициативным работникам: более 29% не более чем на 20%, 55% — только на 10% или меньше.

Кто востребован на рынке труда?

Компании все больше заинтересованы в специалистах, на их поиск нацелены 74% работодателей (в 2018 г. — 65%). А вот спрос на руководителей среднего звена заметно упал: всего 18,4% (29% в 2018 г.). поиском топ-менеджеров занимается 1,8% компаний.

Какие навыки ценятся на рынке труда? Работодатели отмечают, что их уже не так интересует многофункциональность и профессиональные навыки в смежных областях: самыми востребованными их считают 34% респондентов (в прошлом году — 46%).

Зато руководители стали больше ценить ответственных работников, способных найти выход из сложных ситуаций (25% в 2019 г., 20% в 2018 г.). Замыкает топ-3 умение достигать поставленных целей: этот навык считают наиболее востребованным 22% работодателей.

Ситуацию комментирует генеральный директор Kelly Services CIS Екатерина Горохова: «Большинство компаний на рынке сегодня продолжают работать над своей эффективностью, снижать расходы, трансформировать и оптимизировать свои процессы и структуры. Изменения стали нашей новой реальностью. Поэтому по-прежнему нужны проектные менеджеры и специалисты, способные внедрять изменения и доводить начатое до конца».

Рынок труда и востребованных профессий в России в 2018–2019 годы: анализ и статистика

В 2019 г. ситуация в Российской Федерации изменилась, что связано с постепенной стабилизацией экономики, рынка труда, торговой и финансовой сфер.

  1. Война на востоке Украины.
  2. Санкции, которые против России ввели страны Запада и США.
  3. Присоединение Крымского полуострова и его включение в общероссийскую экономическую систему.
  4. Рост цен на продукты питания, услуги, коммунальные платежи.
  5. Уровень инфляции, которая остается стабильно высокой.
  6. Демографический кризис.
  7. Низкий уровень жизни населения и дифференциация общества на богатых и бедных.
  8. Переход экономики в фазу стагнации.
  9. Высокий уровень безработицы. 

России влияние оказывают события на международной арене. Изменение конъюнктуры системы международных отношений, внешнеэкономических связей, внедрение новых технологий, автоматизация и роботизация напрямую влияют на уровень занятости россиян, доходы населения и заработные платы.

В результате для рынка труда России характерны следующие черты:

  1. Наблюдается дифференциация по регионам.
  2. Существует так называемый сектор серой экономики. Более 40 % работников трудятся в «тени», без официального оформления.
  3. Медленно, но происходят процессы замещения неэффективных специальностей эффективными.
  4. Не адаптировано законодательство к новым условиям рынка труда.

Исследования, которые регулярно проводят эксперты и аналитики, показывают, что 25 % россиян осенью 2015 г. считали экономическую ситуацию в РФ сложной и нестабильной. Мнение такого же количества граждан, что положительные изменения есть. Больше половины населения РФ считает, что никаких изменений на рынке труда не происходит.

Исследования также демонстрируют, что граждане РФ озабочены поиском работы. Их мнения (в процентах) выражаются следующим образом:

  • 12 — поиски новой работы будут сложными и безрезультатными;
  • 30 — новое место работы будет хуже, в том числе и по зарплате;
  • 25 — если работодатель уволит, то снова трудоустроиться будет несложно;
  • 31 — работа найдётся, нужно только приложить немного усилий, чтобы получить положительный результат.

В течение 2016–2019 гг. для экономической системы и рынка труда были характерны кризисные явления, которые то углублялись, то стабилизировались. Определённая стагнация наступила в 2015 г., когда российский рынок труда постоянно нуждался в таких специалистах:

(PDF) Выявление востребованных на рынке труда компетенций: опыт эмпирического исследования

837

Экономика труда № 3’2018 (Июль-сентябрь)

ОБ АВТОРАХ:

Баева Ольга Николаевна,кандидат экономических наук, доцент, зав. кафедрой менеджмента, мар-

кетинга и сервиса ([email protected])

Шерстянкина Нина Павловна, кандидат технических наук, доцент, доцент кафедры математики

([email protected])

ЦИТИРОВАТЬ СТАТЬЮ:

Баева О.Н., Шерстянкина Н.П. Выявление востребованных на рынке труда компетенций:

опыт эмпирического исс ле дования // Экономика труда. – 2018. – Том 5. – № 3. – С. 835-850.

doi:10.18334/et.5.3.39426

Использование профессиональных стандартов, отражающих позицию работода-

телей, при проектировании образовательных программ, сопряжено с рядом проблем

в силу их рассогласованности с федеральными государственными образовательными

стандартами [2, 3, 12, 17, 25] (Baeva, 2016; Belenov, Morozova, Shilova, 2016; Ozernikova,

Penzina, 2018; Reshetnikova, Predvoditeleva, 2017; Yarkova, Yakimova, Danilova, 2018), а

также неполнотой охвата профессиональными стандартами всех направлений под-

готовки [12] (Ozernikova, Penzina, 2018). В большей степени требования профессио-

нальных стандартов могут быть учтены при реализации программ дополнительного

профессионального образования [6] (Borisova, 2017). Экспертами отмечается необхо-

димость максимального приближения профессиональных и образовательных стан-

дартов, а также выработки единых критериев оценки качества подготовки выпуск-

ников представителями профессионального сообщества и академической среды для

повышения конкурентоспособности образовательной программы и востребованности

выпускников [3] (Belenov, Morozova, Shilova, 2016).

Чаще всего для учета мнения работодателей в качестве метода сбора информа-

ции используются опросы (в форме анкетирования, экспертных опросов, глубинных

интервью и пр.) [4, 5, 7, 9, 11, 17, 18, 21, 24, 26] (Belenov, Shilova, 2017; Bobienko, 2008;

Vasiliev, Roshchin, Maltseva, Travkin, Lukyanova, Chugunov, Shulga, Rutkowski, Cahu.,

Nellemann, 2015; Izmailova, 2009; Merenkov, Shavrin, 2015; Reshetnikova, Predvoditeleva,

2017; Sigova, Serebryakov, Luksha, 2013; Tarasova, 2008; Khohlova, 2014). Вместе с тем

известно, что большая часть работодателей предпочитает интернет-рекрутмент [10,

19] (Ilyin, Nikulychev, Bubnov, Mateshuk, 2017; Solntsev, Roshchin, 2017). При этом инфор-

мация, размещенная в свободном доступе на сайтах, остается без внимания исследо-

вателей. Авторы предлагают использовать для выявления востребованных на рынке

труда компетенций информацию о требованиях, предъявляемых к соискателям,

размещенную на сайтах, предназначенных для поиска работы. Мы исходим из того,

что работодатели, как правило, стараются указать максимально подробные и точные

требования к кандидату на вакантную должность, поскольку их цель – найти макси-

мально подходящего сотрудника.

Текущее состояние рынка труда молодых специалистов на примере Архангельской области Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

РАЗДЕЛ I. ЭКОНОМИКА. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

Бутырева Е.А.

студентка Высшей школы экономики, управления и права ФГАОУ ВО «Северный (Арктический) федеральный университет

имени М.В. Ломоносова» Архангельск

ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ РЫНКА ТРУДА МОЛОДЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ НА ПРИМЕРЕ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

Аннотация: в статье представлены ключевые особенности рынка труда молодых специалистов Архангельской области, проанализированы существующие проблемы, а также рассмотрены перспективы развития рынка труда региона.

Ключевые слова: рынок труда, особенности, молодой специалист, молодежь, трудоустройство.

Butyreva E.A.

student of Higher school of economics, management and law Northern (Arctic) Federal University named after M.V. Lomonosov

Arkhangelsk

CURRENT STATUS OF THE LABOR MARKET OF YOUNG SPECIALISTS ON THE EXAMPLE OF THE ARKHANGELSK REGION

Abstract: the article presents the key features of the labor market of young specialists of the Arkhangelsk region, analyzes existing problems, and considers possible prospects for the development of the region’s labor market.

Key words: labor market, features, young specialist, youth, employment.

Анализ текущего состояния российского рынка труда молодежи вызывает особый интерес, поскольку количество представителей данной социальной группы в Российской Федерации в 2018 г. в возрасте

от 14 до 30 лет составляло 29,4 млн, то есть 20% населения страны и 204,6 тыс. человек в Архангельской области, то есть 18,4% населения региона [6]. Особое внимание следует уделить молодым специалистам, как наиболее мобильной и уязвимой в плане выхода на рынок труда и трудовой социализации социальной группе. Именно эти люди представляют собой будущее и от того, какое образование получат, каким образом трудоустроятся, будет зависеть их вклад в социально-экономическое развитие региона и страны в целом. В связи с этим, крайне важен анализ текущей ситуации на рынке труда молодых специалистов с целью выявления имеющихся проблем.

Для всестороннего исследования рынка труда региона, необходимо в первую очередь, рассмотреть численность населения. По таблице 1 следует проследить динамику численности населения Архангельской области, а также численности конкретной социальной группы «молодежь», в которую включаются жители региона, находящиеся в возрастном диапазоне от 14 до 30 лет за период 2012-2018 годы [3].

Таблица 1

Динамика численности населения Архангельской области за период 2012-2018 гг.

Показатель Год

2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018

Население всего,

тыс. человек 1171,1 1159,5 1148,8 1139,9 1130,3 1121,8 1111,0

Население в воз-

расте 14-30 лет, тыс. человек 272,5 259,7 245,7 233,0 221,9 213,7 204,6

Доля численности

населения в воз-

расте 14-30 лет в общей числен-

ности населения

региона, % 23,3 22,4 21,4 20,4 19,6 19,1 18,4

Проанализировав имеющиеся данные, следует сделать определенные выводы. В первую очередь отмечается, что общая численность населения изучаемого региона стабильно снижается. Падение происходит в равной степени как за счет миграционной, так и за счет естественной убыли населения. Кроме того, численность молодежи в возрасте 14-30 лет также имеет тенденцию постепенного снижения, причем ее доля в общей численности населения Архангельской области

уменьшается, что свидетельствует об изменении возрастной структуры жителей региона. В совокупности за представленный период численность молодежи снизилась на 24,9% в сравнении с данными за базовый 2012 г.

Одним из важнейших индикаторов социально-экономического потенциала региона является коэффициент демографической нагрузки, который показывает соотношение численности людей старше трудоспособного и младше трудоспособного возраста к численности людей в трудоспособном возрасте. Его динамика по Архангельской области представлена на рисунке 1.

900 с

£00 : ц Щ

Год

И общий коэффициент демографической нагрузки И коэффициент пенсионной нагрузки И коэффициент трудового замещения

Рис. 1. Динамика коэффициентов демографической нагрузки за 2012-2017 гг.

Так на 2017 год Архангельская область находится на 21 месте в рейтинге регионов с самым высоким показателем демографической нагрузки, который составляет 835 человек нетрудоспособного возраста на 1000 человек трудоспособного возраста [4]. Причем на общий коэффициент демографической нагрузки большее влияние оказывает рост числа людей пенсионного возраста более высокими темпами, нежели числа лиц моложе трудоспособного возраста. Это свидетельствует о том, что на лицах трудоспособного возраста, а также на тех, кто вступает в трудовую деятельность только сейчас, лежит огромная от-

ветственность за будущее региона. Кроме того, в Архангельской области самый низкий показатель доли экономически активного населения по всему Северо-Западному федеральному округу, который равен 48,2% [5].

Все представленные аргументы свидетельствуют о процессе старения населения региона, что уже в ближайшей перспективе окажет влияние на производительность труда, уровень и качество жизни граждан. Для стремительного развития Архангельской области необходимо снижение оттока молодых специалистов за пределы субъекта, повышение уровня занятости, иными словами, успешное трудоустройство молодежи именно в данном регионе и именно по полученной специальности.

Уровень безработицы и уровень занятости населения являются важнейшими показателями, характеризующими состояние рынка труда в Архангельской области. Данные представлены в таблице 2 [4].

Таблица 2

Динамика уровня занятости и уровня безработицы населения в возрасте 15-72 лет за 2012-2018 гг.

Показатель Период, год

2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018

Уровень безработицы по Российской Федерации, % 5,5 5,5 5,2 5,6 5,5 5,2 4,8

Уровень безработицы по Архангельской области, % 5,4 6,1 7,2 6,8 7,1 6,5 6,4

Уровень занятости по Российской Федерации, % 64,9 64,8 65,3 65,3 65,7 65,5 65,6

Уровень занятости по Архангельской области, % 64,4 63,4 62,1 63,0 61,9 62,5 61,3

Архангельская область заметно отстает от уровня общероссийского показателя безработицы, в регионе на 2018 г. он выше на 1,6 процентных пункта. При рассмотрении уровня занятости в Архангельской области также видна значительная разница с общероссийским показателем — на 2018 г. уровень занятости в регионе ниже, чем в целом по стране на 4,3 процентных пункта.

Чтобы в полной мере охарактеризовать рынок труда в регионе, необходимо рассмотреть уровень безработицы в Архангельской области по возрастным группам в процентах от численности рабочей силы соответствующей возрастно-половой группы, данные за 2018 г. представлены на рисунке 2 [2].

в мужчины

Рис. 2. Уровень безработицы по возрастным группам в 2018 г.

Согласно рисунку 2, уровень безработицы среди молодых людей значительно выше, чем среди людей более старшего возраста. Рассмотренные показатели свидетельствуют о наряженной ситуации на рынке труда молодежи, что требует всесторонней поддержки молодых людей для их успешной трудовой деятельности, которая позволит в полной мере реализоваться как экономически активное население, а также способствовать развитию региона во всех приоритетных направлениях.

Важным элементом в оценке текущей ситуации на рынке труда молодых специалистов являются данные мониторингов трудоустройства выпускников, которые на данный момент проводит ГИВЦ Рособразование. Необходимо подчеркнуть, что он не учитывает общерегиональный показатель трудоустройства молодых специалистов, формы обучения, абсолютное значение числа трудоустроенных выпускников, регион трудоустройства и других важнейших показателей. Для анализа представляются лишь динамика удельного веса выпускников, трудоустроившихся в течение календарного года, в разрезе учебных заведений региона. Динамика трудоустройства выпускников высших учебных заведений региона в 2017 г. изображена на рисунке 3.

Представленные данные свидетельствуют о наличии тенденции роста удельного веса трудоустроенных выпускников ФГБОУ ВО СГМУ (г. Архангельск) Минздрава России. Молодые специалисты в области медицины в настоящее время наиболее востребованы на рынке труда Архангельской области.Котласский филиал ФГЬОУ ВО «Государственный университет морского н речного флота имени адмирала С.О. Макарова»

Рис. 3. Динамика трудоустройства выпускников высших учебных заведений

Рассматривая трудоустройство выпускников средних профессиональных образовательных организаций Архангельской области в 2017 г., остановимся на 5 основных, выбранных по такому признаку, как наибольшее количество обучающихся студентов. Как следует заметить по рисунку 4, показатели доли трудоустроенных выпускников по средним профессиональным образовательным организациям региона, более разрозненные, нежели по высшим образовательным организациям, однако в целом, удельный вес трудоустроенных все же заметно ниже. Молодые специалисты, получившие медицинское образование в ГА-ПОУ АО «АМК», опять же выделяются на общем фоне, так как получили профессию, более востребованную на рынке труда Архангельской области.

Безработная молодежь региона использует все способы поиска работы, но наиболее часто пытается трудоустроиться через подачу объявлений в средства массовой информации и через Интернет -48,5% от общей численности безработной молодежи региона в 2017 г.; обращается к друзьям или родственникам — 54,6%; обращаются в органы службы занятости населения только 33,4% незанятой молодежи [2].

Год

¡Щ ГЪПОУ АО «(Архангельский педаолледж» ёЗ Филиал САФУ в г. Северодвинске И (\\ф\ имени М. В. Ломоносова ¡3 ГДПОУ АО «АМК>> Е АМИ им. В И Воронина — филиал ФГБОУ ВО «¿ГУМРФ имена адмирала С.О.

Макарова

Рис. 4. Динамика трудоустройства выпускников средних профессиональных учебных заведений

Что касается поиска работы через Интернет, то в 2017 г. в соответствии с поручением Федеральной службы по труду и занятости Российской Федерации, Министерством труда, занятости и социального развития Архангельской области, организована работа по формированию на портале «Работа в России» специализированной базы данных о вакансиях и рабочих местах, на которых возможна организация стажировки для учащейся молодежи и выпускников профессиональных образовательных организаций.

Автором был проанализирован данный портал. На сегодняшний день в разделе «Начало карьеры, студенты» в Архангельской области представлено 6989 рабочих мест [7]. Сравним количество открытых вакансий по субъектам Российской Федерации, пользующимся наибольшей спросом при выборе нового места жительства у молодежи Архангельской области, это города Санкт-Петербург и Москва, а также Вологодская, Московская, Ярославская, Ленинградская области [2]. Полученные данные представлены в таблице 3.

Таблица 3

Число вакантных рабочих мест, размещенных на портале «Работа в России» в разделе «Начало карьеры, студенты»

Субъект Российской Федерации Общее количество вакантных рабочих мест в разделе «Начало карьеры, студенты»

Архангельская область 6989

Вологодская область 7319

Ярославская область 8841

Ленинградская область 11923

Московская область 41613

Город Санкт-Петербург 18379

Город Москва 46958

По данным таблицы 3, спрос на рабочую силу в субъектах, которые наиболее распространены для переезда среди молодежи Архангельской области, значительно выше, чем в Архангельской области, учитывая то, что рассмотрены лишь те вакансии, которые не требуют опыта работы, что в полной мере подходит молодым специалистам. В данном проявлении в определенной мере выражается существующая проблема дисбаланса спроса и предложения на рынке труда молодых специалистов в Архангельской области, которую выпускники решают путем переезда в иной субъект и трудоустройством в нем.

Автором было проведено пилотажное исследование выпускников крупнейшего высшего учебного заведения Архангельской области -САФУ им. М.В. Ломоносова. Всего в исследовании приняло участие 354 выпускника. В ходе заполнения анкеты респондентам было предложено ответить на один из вопросов: «В настоящий момент Вы трудоустроены?». Результаты получились следующими. 46,8% выпускников трудоустроены по профессии, связанной с полученным образованием; 40,9% молодых специалистов отмечают, что трудоустроены, однако по профессии, не связанной с полученным образованием; 12,3% опрошенных не трудоустроены вообще. Таким образом, по профессии работает менее половины выпускников, что подтверждает факт несоответствия спроса и предложения на рынке труда Архангельской области. Подобная ситуация отмечается в ходе общероссийского исследования, проведенного ВЦИОМ в 2019 г. — по специальности, которой обучались, работает каждый второй опрошенный — 51%, преимущественно те, кто имеет высшее образование, не работают по специальности — 47% опрошенных [1].

Таким образом, необходимо сделать следующие выводы. Архангельская область является регионом с достаточно высоким коэффициентом демографической нагрузки, миграция молодых специалистов в поисках работ лишь ухудшает текущую ситуацию. Уровень безработицы в области также более высок, нежели общероссийский и достигает своего максимума среди молодых людей в возрасте 15-29 лет, и напротив — уровень занятости в регионе ниже, чем в среднем по России. Показатели трудоустройства выпускников по данным всероссийского мониторинга хоть и находятся на допустимом уровне, однако не характеризуют качество трудоустройства, а именно трудоустройство по полученной специальности. Проведенный анализ свидетельствует о наличии особых проблем на рынке труда молодых специалистов, требующих более детального изучения и обязательного поиска путей их эффективного решения, поскольку молодежь является основой будущего как отдельно взятого для изучения региона, так и для страны в целом.

Список литературы

1. ВЦИОМ: почти каждый второй опрошенный россиянин работает не по своей специальности. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: https://tass.ru /obschestvo/6333815 (дата обращения: 05.07.19)

2. Молодежь Поморья — социально-экономический потенциал региона. Управление Федеральной службы государственной статистики по Архангельской области и Ненецкому автономному округу. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://arhangelskstat.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_ts/ ar-hangelskstat/ru/publications/official_publications/electronic_versions/ (дата обращения: 02.07.19)

3. Население. Управление Федеральной службы государственной статистики по Архангельской области и Ненецкому автономному округу. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://arhangelskstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/ arhangelskstat/ru/statistics/population/, (дата обращения: 27.06.19)

4. Регионы России. Социально-экономические показатели. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b18_14p/Main.htm (дата обращения: 03.07.19)

5. Рынок труда. iMonitoring. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://iminfin.ru/areas-of-analysis/labor-market/rinok-truda-report?Terri tory=1100 0000 (дата обращения: 05.07.19)

6. Статистика. Федеральное агентство по делам молодежи (Росмоло-дежь). [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: https://fadm.gov.ru/ activity/statistic (дата обращения: 01.07.19)

7. Работа в России. Общероссийская база вакансий «Трудвсем». [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: https://trudvsem.ru (дата обращения: 07.07.19)

Молодежный рынок труда в Казахстане: кто востребован, а кто оказывается не у дел?

«Несмотря на то, что молодежная безработица в Казахстане находится на относительно низком уровне, большое количество молодого населения сталкивается с определенными барьерами. Проблема рынка труда в Казахстане связана как с несбалансированностью трудовых ресурсов и рабочих мест, так и их качеством», – отмечает в своей статье Анна Альшанская, старший научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, участница Школы аналитики CABAR.asia.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!  


Краткий обзор статьи:

  1. Молодежный сегмент, как и общий рынок труда в Казахстане, остается довольно несбалансированным.
  2. Cферы занятости молодых специалистов находятся в тесной взаимосвязи с невысоким уровнем дохода и производительности труда.
  3. Уровень молодежной безработицы в 2018 году составил 3,9%, однако, порядка 42 % молодых людей  согласно социологическим опросам постоянно сталкиваются с проблемами трудоустройства.
  4. Сохраняющийся разрыв между профессиональной направленностью молодежи и потребностями предприятий в рабочей силе становится одним из барьеров трудоустройства молодых людей на рынке труда.
  5. Дальнейшее усиление отрицательных тенденций молодежного рынка труда создает риски роста внешней миграции и неформального сектора занятости молодых людей, а также увеличения категории молодежи NEET.

В Казахстане 2019 год объявлен Годом молодежи, в течение которого будут приниматься меры, направленные на всестороннюю поддержку и реализацию государственной молодежной политики. Фото: tengrinews.kz

Масштабы занятости и безработицы молодежи в Казахстане привлекают активное внимание, как органов государственной власти, бизнеса, так и в населения целом. Молодые люди сегодня оказываются в группе риска, поскольку испытывают значительные сложности при трудоустройстве. Это определяется многими факторами.

С одной стороны, знания и компетенции молодых людей, полученных в системе образования, часто не удовлетворяют требованиям работодателей. Многие компании просто не рассматривают молодых специалистов, поскольку их наем обходится намного дороже, чем наем кандидатов с послужным списком и профессиональными достижениями.

С другой стороны, сами молодые люди в некоторых случаях имеют завышенные требования при трудоустройстве на работу. Так, многие выпускники учебных заведений, недовольные заработной платой и условиями труда, которые предлагают им работодатели, отказываются от работы по полученной профессии. Следовательно, все вышесказанное приводит к низкой эффективности трудоустройства, а также создает предпосылки роста безработицы среди молодых специалистов.

Что предлагает казахстанский рынок труда для молодежи?

Согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики Республики Казахстан, молодежь (от 15 до 28 лет) составляет порядка четверти экономически активного населения Казахстана. Из них  количество занятой молодежи в Казахстане составляет 2,0 млн. человек.[1]

Причем молодежный сегмент, как и общий рынок труда в Казахстане, остается довольно несбалансированным.

Во-первых, молодые специалисты преимущественно заняты в низко продуктивных отраслях. Так, в 2018 году 16,7% занятой молодежи работали в секторе торговли, 14,2% – в сельском хозяйстве, 11,1% – в сфере образования. 

Во-вторых, предпринимательская деятельность остается недостаточно привлекательной для молодых людей. Преобладающую долю занятой молодежи составляют наемные работники. К самозанятой молодежи относится только 23,9%. При этом, следует отметить, что самозанятость в Казахстане в большинстве случаев находится в тесной взаимосвязи с низким уровнем дохода и производительностью труда. Так, в сельской местности, где возможности трудоустройства по найму довольно низкие, самостоятельная занятость является альтернативной формой занятости. Так, значительная часть наемных работников находится в городе (64,2%) и самостоятельно занятой молодежи – на селе (66,4%).

В-третьих, уровень образованности занятой молодежи также заметно различается. 42,9% занятых молодых людей имеет высшее и незаконченное высшее образование. Причем отмечается высокая дифференциации наемной молодежи (48,9% с высшим образованием) и самостоятельно занятой молодежи (только 25,2% с высшим образованием).

Диаграмма 1. Общий портрет занятой молодежи. Источник: составлено по данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК

В-четвертых, дифференциация заработной платы также остается довольно высокой. По данным Комитета по статистике, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работающей молодежи составляла в 2018 году в среднем 115,4 тыс. тенге[2], что почти на полтора раза ниже среднемесячной номинальной начисленной заработной платы по экономике в целом. Наиболее низкие заработные платы отмечаются в сельском хозяйстве, здравоохранении, государственном управлении. Сегмент высокооплачиваемой молодежи охватывает только часть занятой молодежи.

Таким образом,  молодежь на казахстанском рынке труда в целом выступает достаточно мобильной частью населения. Однако возникает вопрос качества предлагаемых рабочих мест, который препятствует стремлению  молодежи к достойному труду. Рынок труда по-прежнему предлагает занятость преимущественно в отраслях с относительно низкой продуктивностью труда и невысокой заработной платой. Причем, молодое население, проживающее в городе, выбирает в большинстве случаев работу по найму, в то время как сельская молодежь в результате нехватки рабочих мест относится к самостоятельно занятой.

Молодежная безработица: группы риска

Как отмечает Комитет по статистике Министерства национальной экономики РК, уровень молодежной безработицы постепенно сокращается и в 2018 году составил 3,9%. В абсолютном выражении количество безработной молодежи снизилось на 22 тыс. человек. Также, уровень долгосрочной молодежной безработицы также падает – с 2,4% в 2014 г. до 2,1% в 2018 г[3]. (см. рис. 2).

Диаграмма 2. Основные показатели занятости молодежи за 2014-2018 гг. Источник: составлено по данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК

В целом, количество безработных в 4 квартале 2018 года составляло 78,5 тыс. человек. Молодежь до 29 лет среди нетрудоустроенных составляет 17,8%, в том числе в возрасте 16-24 лет – 8,5%, 25-28 лет – 9,2%[4].

Однако, прослеживаются следующие тенденции.

Во-первых, молодежная безработица в городе находится на сравнительно высоком уровне, что становится следствием процесса внутренней миграции «село-город».

Так, сельский образ жизни становится все более непривлекательным для молодежи, и как результат за последние годы продолжает усиливаться  внутренняя миграция. Так, за период 2015-2017 гг. из сельской местности уехало более 340 тыс. молодых  людей. Анализ внутренней миграции молодежи указывает, что в большей степени молодежь уезжают из южных регионов Казахстана(без учета г. Алматы). Так, миграционное сальдо на юге страны в 2017 году составило -18,7 тыс. человек, что существенно выше остальных регионов: северный регион (-6689) человек, центральный регион (-2967 человек), восточный регион (-4613 человек) и западный регион (-166 человек)[5]. Традиционно регионы в южной части страны характеризуются высоким уровнем естественного прироста и избыточностью трудовых ресурсов. Доступность работы или ее отсутствие, а также желание получение образования являются важными мотивационными факторами оттока молодежи из сельской местности. И, как правило, трудовых мигрантов привлекают в значительной мере крупные экономические центры (преимущественно города Нур-Султан, Алматы)[6].

Такая ситуация, несомненно, оказывает существенное влияние на состояние региональных и локальных рынков труда. Так, по данным статистики, безработица среди молодежи наиболее распространена на селе и составляет 3,3%, тогда как в  городе – 4,4%[7].

Во-вторых, дифференциация безработной молодежи по уровню образования. Так, среди безработной молодежи 35,9% имеет высшее и незаконченное высшее образование, 39% – среднее специальное. При этом, безработица среди молодежи, имеющей высшее и незаконченное высшее образование, составляет 3,3%, среди молодежи со средним и профессиональным (специальным) образованием – 4,2%, с основным, средним, общим, начальным – 4,8% [8].

В-третьих, безработица среди молодых женщин немного выше, чем у мужчин. Так, безработица женщин сохранялась на уровне 4,6% против 3,4% у мужчин. Кроме того, женщины данной возрастной группы от 25 до 28 лет в большей степени подвержены безработице (4,6%). При этом в 2018 году показатель для проживающих в городе составил порядка 5,3%, в сельской местности- 3,5%[9].

Таким образом, существующие масштабы безработицы молодежи показывают нестабильное положение данной группы населения на рынке труда. Причем, мобильность молодой рабочей силы  только усиливают проблемы трудоустройства и подвергают еще большему влиянию безработицы.

Барьеры для трудоустройства молодежи

Выходя на рынок труда и имея недостаточно опыта работы и необходимых профессиональных знаний и квалификации, молодые люди сталкиваются значительными преградами при попытке трудоустройства. 

Согласно результатам социологического исследования порядка 42 % опрошенных молодых людей постоянно сталкиваются с проблемами трудоустройства, из них 47,5 % сельской и 38,1%  городской молодежи[10].

Одним из важных факторов, препятствующих трудоустройству молодых людей на рынке труда, остается разрыв между профессиональной направленностью молодежи и потребностями предприятий в рабочей силе [11].

Так, по данным статистики, ожидаемый выпуск обучающихся (ВУЗов и колледжей) в период с 2013-2018 гг. в более чем 3 раза превышал ожидаемую потребность в рабочей силе (с учетом вакантных рабочих мест)[12] (см. рис. 3). Следует также учитывать, что на свободные рабочие места также претендует значительная часть экономически активного населения различных возрастных групп.

Диаграмма 3. Соотношение выпуска и ожидаемой потребности экономики в трудовых ресурсах за 2013-2017 гг. Источник: составлено по данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК

Причем, сам рынок образования в Казахстане чрезвычайно дифференцирован в плане предлагаемого качества образования, в частности между городом и селом. Это во многом обуславливается качественным составом преподавательского состава, существующей инфраструктурой, финансированием, материально-технической базой и прочее. Следовательно, получаемый молодежью уровень подготовки создает предпосылки для недостаточной конкурентоспособности среди молодых специалистов.

Помимо этого, важную роль играет и фактор сформированности устремлений и стимулов к труду среди молодежи. Другими словами, ввиду завышенных ожиданий и самооценки часть молодых людей могут отказываться от трудоустройства.

С другой стороны, развитие предпринимательства также не стало достаточно привлекательным для молодых людей. Согласно проведенному  социологическому исследованию Научно-исследовательского центра «Молодежь» на вопрос планируют ли опрошенные молодые люди в ближайшие три года открыть свое бизнес, только 16,5% ответили положительно, из них 17% городской и 14,5 % сельской молодежи. Не планируют заниматься предпринимательством 51,3 % респондентов, а также 32,3 % опрошенных не задумывались об этом. Помимо этого, данные социологического опроса также  показали основные проблемы, с которыми сталкиваются молодые предприниматели. Наиболее актуальными оказались  отсутствие стартового капитала (55,7% от числа респондентов), высокая арендная плата (32,4 %), отсутствие опыта ведения бизнеса, сдачи налоговой отчетности (22,0 %).

Учитывая все вышесказанное, широкое распространение среди молодежи получает трудоустройство не по специальности, занятие молодыми выпускниками рабочих мест, не требующих высокого уровня образования и тому подобное.

Дальнейшее усиление отрицательных тенденций молодежного рынка труда может нести в себе следующие риски:

  • Рост внешней миграции молодежи

Типичный механизм решения проблем на внутреннем рынке труда для молодежи – это образовательная или трудовая миграция. По данным статистики ежегодно количество молодых эмигрантов из Казахстана растет. Наибольшее количество выбывающей молодежи приходится на страны СНГ (90% от числа выехавшей молодежи за рубеж)[13]. Причем, как отмечают эксперты, пик мобильности приходится на возрастную группу молодежи 24-28 лет [14].

  • Рост неформальной занятости молодежи

Согласно Комитету по статистике Министерства национальной экономики РК 18,7% безработной молодежи находится в поисках работы от 6 до 12 месяцев, 23,3% от 3 до 6 месяцев, что может подталкивать к поиску работы в неформальном секторе.

Следует отметить, что в целом в Казахстане молодежь согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), закончившая профессиональную подготовку в учебных заведениях, начинает трудовую деятельность в возрасте 21 года. К 24 годам преобладающая часть молодых людей становится формально занятой на рынке труда, поскольку подходит к выбору формы трудоустройства более осознанно.[15] Поэтому, особое место в неформальном секторе занимают молодые люди в возрасте 15-24 лет, поскольку они наиболее социально уязвимы и в большей степени испытывает сложности при устройстве на официальную работу. Так, несмотря на то, что доля неформально занятой молодежи данной возрастной группы по данным статистики, в период с 2015-2017 годы сократился с 25,3% до 19,1% от общей численности занятой молодежи данной возрастной группы, уровень неформальной молодежной занятости остается выше среднереспубликанского показателя (16,1% в 2017 году)[16].

  • Увеличение категории молодежи NEET

Одним из важнейших показателей перехода от учебы к работе для рынка труда является доля тех, кто и не работает, и не учится, или так называемой группы NEET (Not in Education, Employment or Training). Сегодня к такой категории населения в Казахстане относится 7% от общего числа молодежи[17]. Причем, в зоне повышенного риска попадания в группу NEET-молодежи находятся, как правило, безработные молодые люди, то есть те, кто не имеет работы, но активно ищет ее и готов к ней приступить. Кроме того, достаточно высокие риски попадания в категорию NEET и сельской молодежи. Недостаток рабочих мест в сельской местности и высокие издержки территориальной мобильности могут привести к закреплению в статусе NEET.

Выводы и рекомендации

Существующий уровень дифференциации занятости молодежи связывается во многом с объективными экономическими условиями – общей экономической ситуацией, состоянием рынка труда, отраслевой структурой экономики и прочее. Несмотря на то, что молодежная безработица в Казахстане находится на относительно низком уровне, большое количество молодого населения сталкивается с определенными барьерами на рынке труда. Так, например, сельские территории не предоставляют большое разнообразие в плане возможностей трудоустройства, что является важным фактором усиления трудовой миграции молодежи. При этом, проблема рынка труда в Казахстане связана как с несбалансированностью трудовых ресурсов и рабочих мест, так и их качеством. Уровень заработной платы, которая предлагается работодателями молодым людям заметно отличается по сравнению с более старшими возрастными группами. Однако, это естественный процесс и, как правило, уровень дохода растет вместе со стажем. Но вместе с тем такая ситуация подрывает мотивацию и стимулы к труду.

В связи с этим, необходимо рассмотреть рекомендации для улучшения положения молодежи на рынке труда в Казахстане. Так, рекомендуется применение следующих мер:

  1. Совершенствование системы прогнозирования рынка труда и системы подготовки кадров на основе повышения эффективности механизма взаимодействия между учебными заведениями и предпринимательским сектором;
  2. Пересмотр системы профессиональной ориентации молодежи. Основной целью должна стать организация информационного пространства, позволяющего получить исчерпывающую информацию о мире профессий и об их потребности в стране, регионе, конкретном городе и даже на предприятии, а также о возможностях дальнейшего трудоустройства. При этом формы профориентирования должны быть разнообразны: дни открытых дверей, индивидуальное и групповое консультирование, разработка различных пособий и гидов по трудоустройству и т.п. Таким образом, у молодого населения будет формироваться адекватная самооценка личностных и профессиональных качеств, а также реального представления о современном рынке труда и требуемых специальностей;
  3. Усиление механизма проведения краткосрочного профессионального обучения (переобучения) рабочих кадров с использованием элементов дуальной модели подготовки кадров. Также важно совершенствовать дистанционные образовательные технологии с применением открытых банков лекций, семинаров и мастер-классов ученых и практиков;
  4. Развивать программы наставничества в молодежном предпринимательстве с возможностью привлечения успешных предпринимателей, обладающих опытом по построению устойчивых бизнес процессов. Поддержка наставника может осуществляться в форме регулярных встреч с молодым предпринимателем, а также консультативной помощи либо определенном руководстве в вопросах ведения бизнеса.
  5. Использование доступных для молодежи каналов коммуникаций, в том числе, социальные сети, с целью широкого освещения среди молодого населения возможности трудоустройства и обучения в рамках государственных и отраслевых программ, а также инициатив частного сектора.

Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1]  Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/Основные индикаторы рынка труда молодежи по РК за 2001-2018 годы (квартальные данные).

[2] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/Заработная плата работников по профессиям (должностям) в отдельных видах экономической деятельности Республики Казахстан за 2018 года

[3] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/Основные индикаторы рынка труда молодежи по РК за 2001-2018 годы (квартальные данные).

[4] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/Основные индикаторы рынка труда молодежи по РК за 2001-2018 годы (квартальные данные).

[5] Молодежь Казахстана. Статистический сборник/ на казахском и русском языках.-Астана, 174 стр. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz

[6] А. Альшанская, Б. Сыздыков. Молодежь на рынке труда: особенности и тенденции// Казахстан-Спектр. Научный журнал. 2017/3

[7] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/ Основные индикаторы рынка труда молодежи (в возрасте 15-28 лет) по регионам РК и уровню образования за 2001-2018гг.

[8] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/Основные индикаторы рынка труда молодежи по РК за 2001-2018 годы (квартальные данные).

[9] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/ Основные индикаторы рынка труда в Республике Казахстан за 4 квартал 2018 года

[10] Национальный доклад «Молодежь Казахстана – 2018» – Астана, 2018.- 410 с. Интернет-доступ: http://eljastary.kz/articles/62/2

[11] Современное состояние рынка труда в Казахстане: брошюра / под ред. З.К. Шаукеновой. – Астана: Казахстанский Институт Стратегических Исследований при Президенте Республики Казахстан, 2017. – 100 с. http://kisi.kz/uploads/33/files/Dxun0PeD.pdf

[12] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/ Численность и потребность в кадрах крупных и средних предприятий Республики Казахстан за 2018 год

[13]Молодежь Казахстана. Статистический сборник/ на казахском и русском языках.-Астана, 174 стр. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz

[14] Национальный доклад «Молодежь Казахстана – 2018» – Астана, 2018.- 410 с. Интернет-доступ: http://eljastary.kz/articles/62/2

[15]               OECD (2017), Building Inclusive Labour Markets in Kazakhstan: A Focus on Youth, Older Workers and People with Disabilities, OECD Publishing, Paris.

[16] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/ Численность неформально занятого населения в Республике Казахстан за 2017 год

[17] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/ Доля NEET в общем числе молодежи в возрасте 15-28 лет Республики Казахстан (квартальные данные)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рынок профессий | Про профессии.ру

Прежде чем сделать выбор своей будущей профессии, нужно внимательно исследовать рейтинг популярных специальностей на ближайшее время. Существует много высокооплачиваемых и престижных профессий, которые довольно популярны сегодня, но не будут востребованы в недалеком будущем.

Рынок профессий

Исследуя максимально перспективные профессии и рынок труда, можно определиться с максимально правильным подбором специальности, которая будет всегда наиболее востребована на рынке.

Экспертное исследование в данной сфере указывает на прямую зависимость конъюнктурных видоизменений на трудовом рынке от направления и уровня экономического развития государства.

Рынок труда профессии

Современный рынок рабочих профессий выделяет наиболее востребованные в будущем специальности. Они касаются компьютерных технологий, медицинских и банковских областей.

На основании исследований экономического состояния страны предсказывается рост рейтинга инженерных и технических специальностей. Это связано с развитием прогрессивных разработок в области машиностроения, приборостроения и появлением новых транспортных технологий.

Специалисты считают, что в разнообразной сфере обслуживания набирает рейтинг популярности туризм и гостиничное обслуживание.

Также поднимаются в списке рейтинга профессии, связанные со сферой экологии и охраной природы.

Востребованные профессии на рынке труда

Изучая современный рынок труда и профессии, востребованные и перспективные, можно рассматривать данные вопросы с различных позиций.

Анализируя, какие профессии востребованы на рынке, можно избирать для себя наиболее дефицитные варианты и заранее позаботиться о переквалификации или овладении данными специальностями, чтобы впоследствии не остаться без работы.

Исследуя предлагаемый экспертами анализ рынка профессий, можно выделить рейтинговый список профессий на рынке труда.

Рынок профессий 2017 года:

Анализируя современные профессии на рынке труда, можно выделить следующие нужные для общества специальности:

Широкое развитие частных предприятий торговли способствует усилению конкурентоспособности. Работа опытного маркетолога способна поднять предприятие на более высокий уровень продаж, а значит и уровень доходности в целом.

  • социальные работники;

Не ослабевает необходимость общества в таких специалистах, как врачи, педагоги, социальные работники. Причем в связи с переходом базовой школы на новые прогрессивные обучающие программы, обществу требуются специалисты высокого уровня квалификации.

Сегодня во многих современных профессиях требуется обязательное знание иностранного языка. Поэтому необходимо качественное повышение уровня обучения этим предметам во всех учебных заведениях различного уровня.

Рынок востребованных профессий в России

Говоря о том, какие женские профессии востребованы на рынке труда, нужно отметить растущий дефицит настоящих профессионалов в различных областях исконно женских направлений.

Этот дефицит профессий на рынке труда для женских специальностей обусловлен вопиющим недостатком высокопрофессиональных специалистов. Женский рынок труда в России востребованные профессии называет в следующих категориях:

  • кадровые работники;
  • сфера психологии;
  • торговые специальности;
  • медицинские профессии;
  • педагогические направления.

Данные области считаются характерными именно для женской половины, поскольку они предусматривают способности к коммуникации и устойчивость к стрессам, присущие именно дамам.

Новые профессии на рынке труда

Рассматривая рынок труда, востребованные профессии 2018, нужно отметить появление совершенно новых прогрессивных специальностей. Это профессии, связанные с внедрением интернет технологий, их развитием и наполнением. Появились абсолютно новые профессии на рынке профессий, такие, как:

  • программисты;
  • банковские работники;
  • менеджмент;
  • нанотехнологии;
  • web и 3d дизайнеры;
  • биотехнология.

Рынок труда рабочих профессий

Сегодня наиболее востребованные профессии на рынке трудаэто рабочие специальности. Данная востребованность профессий на рынке определена уменьшением учебных заведений, обучающих молодежь рабочим специальностям. К ним относят:

  • строительные специализации;
  • электромонтажные профессии;
  • технологи для перерабатывающих отраслей;
  • операторы для различного промышленного оборудования;
  • монтажники — высотники.

Наше столетие отмечено появлением новейших специальностей и интересных профессий.

Будущий рынок труда, востребованные профессии 2020, которого будут касаться IT технологии, области космических разработок, получит существенное развитие. Также будет активно развиваться биологическая сфера, касающаяся исследования и практического применения микроорганизмов в различных отраслях народного хозяйства, здравоохранения и сельского хозяйства.

Уже активно развиваются такие профессии будущего, как техносферная безопасность и компьютерная безопасность.

Для людей, которые занимают активные жизненные позиции и находятся в непрерывном поиске повышения своего профессионального и должностного уровня, сегодня доступны информативные материалы самого различного уровня. Это позволяет повысить свой профессиональный уровень, самостоятельно обучиться новым востребованным специальностям и обеспечить свое благополучие на многие годы.

 

Возможно Вас заинтересуют:

2018 год был супер годом для роста рабочих мест. Будет ли спрос медленным в этом году?

2018 год был очень хорошим для рынка труда, но есть признаки того, что расширение рабочих мест в стране приближается к своим пределам, и экономисты пытаются точно установить, когда — уже не вопрос в том, — почувствуется ли замедление. в грядущем году.

Уровень безработицы держался на уровне 3,7 процента с сентября по декабрь, а затем снова поднялся до 3,9 процента, а набор кадров был оптимистичным весь год, спустя месяцы после того, как ожидалось спад.Колоссальные 312 000 рабочих мест, добавленных в декабре, сделали его 99-м месяцем роста подряд, что вдвое превысило предыдущий рекорд.

«В 2018 году уровень безработицы упал почти до 50-летнего минимума, было добавлено более 2 миллионов рабочих мест, и рост заработной платы начал ускоряться», — сказал Аху Йилдримаз, вице-президент и соруководитель исследовательского института ADP.

«Рост рабочих мест ускорился, и рабочие продолжали находить работу — приятный сюрприз на данном этапе экономического цикла», — сказал Джед Колко, главный экономист поисковой системы Indeed.

Марта Гимбел, директор по исследованиям Indeed’s Hiring Lab, сообщила, что ежемесячный рост заработной платы в среднем составил 220 000 человек — более высокий прирост, чем за последние два года, хотя создание рабочих мест обычно замедляется по мере того, как период восстановления возрастает и экономика достигает полной занятости.


Горнодобывающая промышленность, строительство, а также профессиональные и деловые услуги были тремя отраслями, в которых наибольшее количество рабочих мест увеличилось, согласно данным о заработной плате, проанализированным Исследовательским институтом ADP. Информационные вакансии, в том числе СМИ, были худшим сектором в 2018 году.

«В этом году на работу вернулось больше людей», — сказал Гимбел. «Безработица снизилась по гендерному, расовому и образовательному признакам. И успехи достигают большего числа уголков страны. Только два из 100 крупнейших [американских мегаполисов] потеряли работу, а занятость растет даже в оставшихся позади сельских районах».

Столичные районы с самым низким ростом рабочих мест

В следующих населенных пунктах наблюдался наименьший рост рабочих мест за последний финансовый год:

Янгстаун, Огайо
-1.0%
Луисвилл, Кентукки
-0,3%
Ноксвилл, Теннесси.
0,2%
Джексон, Мисс.
0,6%
Уичито, Канзас 0,7%
Рочестер, Нью-Йорк
0,8%
Толедо, Огайо
0,8%
St. Луи, Миссури
0,8%
Дейтона-Бич, Флорида
0,8%
Милуоки, Висконсин
0,8%

Рынок труда США лучший в истории для тех, кто не имеет диплома средней школы. Уровень безработицы среди лиц старше 25 лет, не имеющих диплома, составлял в среднем 5,6 процента в течение первых 10 месяцев года, что обусловлено надежным наймом на низкоквалифицированные рабочие места.

Гимбел добавил, что соотношение занятых людей наиболее трудоспособного возраста (от 25 до 54) к общей численности населения — важный показатель доли работающих людей — выросло с 79.С 1 процента в декабре 2017 года до 79,7 процента годом позже. А доля работников, вынужденно работающих неполный рабочий день, за это время упала с 3,1% до 2,8%.


«Более того, ужесточение рынка труда привело к росту заработной платы в 2018 году», — сказала она. Рост заработной платы работников частного сектора превысил 3 процента и, возможно, в конечном итоге будет набирать обороты, особенно в отраслях, где рабочая сила труднее всего, таких как строительство и технологии. Даже работники, находящиеся на нижних ступенях лестницы заработной платы, которые остались позади на начальном этапе восстановления, получают более высокую заработную плату.

По данным ADP, заработная плата увеличилась почти на 1 доллар в час во всех отраслях. Среднее повышение заработной платы лиц, меняющих работу, составило 5,8 процента (1,90 доллара США), в то время как у лиц, работающих по найму, рост составил 4,7 процента (1,34 доллара США).

Многие экономисты считают, что у хороших времен еще есть ноги.

Джош Райт, главный экономист компании iCIMS, занимающейся программным обеспечением для подбора персонала, сказал, что ожидает, что заработная плата продолжит расти в 2019 году, хотя и не экспоненциально. «Я думаю, что мы будем выше 3 процентов и поднимемся к 3.5 процентов за год ».

А респонденты недавнего опроса Национальной ассоциации экономистов бизнеса заявили, что уровень безработицы в 2019 году может упасть до 3,5 процента или даже до 3,2 процента.

[Онлайн-обсуждение только для членов SHRM платформа: SHRM Connect ]

Возможности для улучшений

Выход из финансового кризиса и рецессии 2007-2009 годов однозначно достигнут, но некоторые меры все же могут быть лучше.

Райт указал, что вынужденная неполная занятость для людей с неполной занятостью, которые хотели бы работать полный рабочий день, может быть меньше, и за последние пару месяцев она выросла. Доля людей в оптимальном трудоспособном возрасте, которые имеют работу, остается значительно ниже пика 2000 года.

«Отношение занятых к общей численности населения в расцвете сил, более сложная версия коэффициента участия в рабочей силе, не учитывает людей, находящихся на пике занятости», — сказал Райт.«Он находился в депрессивном состоянии на протяжении всего периода расширения и восстановился только до уровня, предшествовавшего рецессии. Существуют также явные различия в безработице между различными этническими и расовыми группами, при этом уровень безработицы афроамериканцев на 5,9% ниже среднего по стране на четыре года».

Он добавил, что заработная плата и производительность должны улучшиться в 2019 году. «Рост заработной платы больше нельзя назвать вялым, но он умеренный, особенно по сравнению с общим ростом числа рабочих мест и напряжением на рынке труда», — сказал он.«Производительность остается слоном в комнате. Рынок труда побуждает работодателей тратить больше на обучение, создание кадровых ресурсов и инвестирование в людей. Это должно привести к росту производительности, но насколько и насколько быстро, еще неизвестно».

Замедление на подходе

Экономисты рынка труда уже некоторое время ожидают окончания восстановления. «Ничто не вечно, в том числе быстро развивающийся рынок труда», — сказал Колко. «Есть несколько причин, по которым рост рынка труда в последние годы, вероятно, не может продолжаться.Независимо от того, наступят ли эти причины в 2019 году или позже, они неизбежно появятся ».

Райт сказал, что ожидает замедления темпов роста к концу 2019 года.« Более важные вопросы заключаются в том, когда это произойдет и насколько глубоким оно будет? », — сказал он. .

К факторам, на которые следует обратить внимание, относятся сокращение найма в таких секторах, как горнодобывающая промышленность, строительство и производство, что привело к необычайному росту рабочих мест в 2018 году, возрастание количества трудоспособного населения и продолжающийся рост процентных ставок. Другие факторы, замедляющие рост. рабочей силы, по словам Колко, — это «иммиграционная политика, направленная на сокращение иммиграции, высокие цены на жилье, лишающие людей возможности попасть на ограниченный рынок труда, лицензионные требования, затрудняющие людям практиковать свое ремесло в новых местах, несоблюдение соглашений, затрудняющих переход к более высокооплачиваемой работе, а также неблагодарная политика по уходу за детьми и отпускам по уходу за ребенком, сдерживающая участие женщин в рабочей силе.«

С другой стороны, опасения полномасштабной рецессии кажутся неоправданными.« Неустойчивый фондовый рынок, подстегиваемый смешанными сигналами о торговле, вызвал опасения, что в 2019 году экономика США подвергнется резкому спаду », — сказал он. — сказал Гэд Леванон, главный экономист по Северной Америке для The Conference Board. «Но эти опасения преувеличены, и фондовый рынок слишком остро реагирует». На горизонте — включая неуклонно растущие процентные ставки, замедление рынка жилья, тарифные угрозы и рост корпоративного долга — шансы на рецессию в 2019 году остаются низкими.«Несмотря на растущую неопределенность, большинство экономических индикаторов сегодня по-прежнему указывают на маловероятность рецессии в ближайшие 6–12 месяцев», — сказал он. «Однако, хотя в ближайшее время экономика не может дать сбой … откат уже давно пора».

Что это значит для работодателей

Сегодняшний рынок труда определяется низким уровнем безработицы и рекордным количеством открытых рабочих мест.

«Это увеличивает затраты во многих отраслях, поскольку все больше работодателей пытаются заполнить рабочие места», — сказал Чемберлен. «Хотя средняя заработная плата медленно росла в течение многих лет, в 2018 году средняя заработная плата росла самыми быстрыми темпами за девять лет, что является признаком роста затрат на рабочую силу в США.S. Business. »

Спад экономики повлияет на прибыль работодателей, сказал Райт.« Мы можем увидеть сокращение количества объявлений о вакансиях, сокращение найма или сокращение увольнений, хотя работодатели, как правило, не хотят делать этот последний шаг. преждевременно и предпочел бы подождать и посмотреть, как сложится рынок ».

Привлечение кандидатов на открытые должности станет проще в период экономического спада, сказал Чемберлен.« Однако проблема просеивания более крупных пулов кандидатов может усложнить работу.Инвестирование в процессы собеседований, которые работают, и технологии, которые помогают отбирать хороших кандидатов, и наличие четкого бренда работодателя, привлекающего нужные таланты, могут помочь подготовить работодателей к эффективному найму во время спада ».

Прогнозы рынка труда | Бюджетное управление Конгресса

Сегодня Директор CBO свидетельствовал перед бюджетным комитетом Палаты представителей о прогнозах агентства по федеральному бюджету и экономике США на следующие 10 лет, которые были недавно опубликованы в The Budget and Economic Outlook: 2017-2027 .В этот отчет была включена оценка CBO рынка труда за последний год и за следующие два года.

Рынок труда в 2016 году

Небольшого роста объемов производства в 2016 году было достаточно для обеспечения дальнейшего улучшения ситуации на рынках труда. Количество рабочих мест в месяц выросло на 180 000 человек, уровень участия в рабочей силе незначительно увеличился до 62,8 процента, а уровень безработицы упал до 4,8 процента по сравнению с 5,3 процента в 2015 году. люди в возрасте от 16 лет, которые либо работают, либо ищут работу.Уровень безработицы — это процент безработных и активно ищущих работу рабочей силы.)

Основным показателем, который CBO использует для оценки степени нехватки ресурсов (то есть неиспользованных производственных ресурсов) на рынке труда, является предполагаемый разрыв между занятостью и потенциальной занятостью. Потенциальная занятость — это количество людей, занятых при естественном уровне безработицы — уровне, который возникает из всех источников, кроме колебаний совокупного спроса, — и когда участие в рабочей силе находится на своем потенциальном уровне.(Совокупный спрос — это общий спрос на товары и услуги в экономике.) По оценкам CBO, дефицит рабочих мест сократился с 3,2 миллиона человек в начале прошлого года до 1,6 миллиона человек в конце года. Это снижение отражает увеличение доли рабочей силы по сравнению с ее потенциалом, а также снижение уровня безработицы.

Ужесточение ситуации на рынках труда в прошлом году оказало повышательное давление на оплату труда сотрудников, поскольку предприятиям приходилось более жестко конкурировать за привлечение рабочих.На это повышение компенсации указывает, например, индекс затрат на занятость (ECI) для работников частного сектора, который измеряет среднюю стоимость часа труда, включая заработную плату, оклады и льготы. В период с четвертого квартала 2015 года по четвертый квартал 2016 года индекс ECI вырос примерно на 2,4 процента по сравнению с увеличением на 1,9 процента в предыдущем году.

Прогноз рынка труда на 2017 и 2018 годы

CBO ожидает, что спад на рынке труда исчезнет в течение следующих двух лет, поскольку рост совокупного спроса увеличивает спрос на рабочую силу, устраняя разрыв между фактической и потенциальной занятостью к концу 2018 года (см. Рисунок ниже).Эта оценка является результатом двух ожидаемых событий. Во-первых, прогнозируется сокращение разрыва между фактическим и потенциальным уровнем участия в рабочей силе; во-вторых, прогнозируется, что уровень безработицы упадет ниже расчетного естественного уровня в 2017 и 2018 годах. Кроме того, ожидается, что рост спроса на рабочую силу и конкуренция среди рабочих будут стимулировать рост почасовой оплаты труда в течение этих двух лет.

Занятость. CBO прогнозирует, что занятость вне сельского хозяйства будет расти медленнее в течение следующих нескольких лет, чем это было недавно — в среднем примерно на 160 000 рабочих мест в месяц в первой половине 2017 года, 116 000 рабочих мест в месяц во второй половине 2017 года и 94 000 рабочих мест в месяц в 2018 году.Одна из причин того, что рост занятости, согласно прогнозам, замедлится, заключается в том, что по мере сокращения нехватки рабочих мест все меньше людей, не имеющих работы, смогут найти работу. Вторая причина — выход на пенсию бэби-бумеров — людей, родившихся между 1946 и 1964 годами, — что замедлит рост рабочей силы. Прогнозы CBO в отношении занятости предполагают, что количество занятых, измеряемое как процент от населения, вырастет примерно на четверть процентного пункта — до 60,0 процента — к концу 2017 года, а затем снизится.

Участие рабочей силы. CBO ожидает, что уровень экономической активности в этом и следующем году составит в среднем 62,8 процента (см. Рисунок ниже). В прошлом году ставка также составляла 62,8 процента, примерно на том же уровне, что и в среднем с 2014 года, и на 0,7 процентных пункта ниже оценки потенциальной ставки CBO. CBO прогнозирует, что после 2018 года уровень участия упадет и будет примерно на одну десятую процентного пункта ниже потенциального уровня, что отражает оценку CBO долгосрочных отношений между ними.

Несколько факторов снижали уровень экономической активности в течение последних двух десятилетий, и ожидается, что это будет продолжаться и в будущем:

  • Представители поколения «бэби-бума» продолжат массово уходить на пенсию; этот фактор самый важный.
  • По мнению CBO, затяжные эффекты рецессии 2007–2009 годов и последовавшее за этим слабое восстановление будут по-прежнему несколько сдерживать рост числа участников. Несмотря на недавнее сокращение длительной безработицы, некоторые люди, потерявшие работу во время рецессии, покинули рабочую силу и не вернутся.
  • Ожидается, что федеральная налоговая и расходная политика несколько снизит уровень участия. В частности, исходя из предположений действующего законодательства, которыми руководствуются его прогнозы, CBO ожидает, что люди будут продолжать реагировать на положения Закона о доступном медицинском обслуживании, сокращая количество рабочей силы, которую они готовы предоставить в течение следующих нескольких лет. Структура налогового кодекса, которая толкает некоторых людей с растущим доходом в более высокие налоговые категории, также снизит уровень участия.
  • Согласно прогнозам, долгосрочные тенденции, затрагивающие определенные группы людей, такие как растущее число людей с ограниченными возможностями, несколько снизят общий уровень участия.

Однако ожидается, что долгосрочные факторы, снижающие уровень экономической активности, в 2017 и 2018 годах будут в значительной степени компенсированы продолжающимся улучшением найма, поскольку устойчивый рост занятости и рост заработной платы возвращают некоторых работников в рабочую силу и удерживают других. от ухода.

Безработица. CBO прогнозирует, что уровень безработицы снизится с 4,7 процента в четвертом квартале 2016 года до 4,5 процента к концу 2017 года и до 4,4 процента к концу 2018 года, что составит около 0.На 3 процентных пункта ниже оценки агентства естественного уровня безработицы (см. Рисунок ниже). Это снижение уровня безработицы отражает прогнозируемое увеличение спроса на рабочую силу, что приведет к сокращению числа безработных. Однако более высокий спрос на рабочую силу также побудит людей остаться в составе рабочей силы или вернуться в нее, увеличивая рабочую силу и тем самым сдерживая снижение уровня безработицы. Несмотря на то, что в 2017 году ожидается относительно низкий уровень безработицы, CBO ожидает, что некоторая вялость на рынке труда сохранится, потому что меньше людей будет участвовать в рабочей силе, чем если бы экономика работала на полную мощность.

CBO ожидает, что естественный уровень безработицы составит 4,7 процента в 2017 и 2018 годах. Это ожидание отражает снижение этого показателя в последние годы, которое произошло по мере того, как состав рабочей силы переместился в сторону пожилых работников, которые, как правило, имеют более низкий уровень безработицы, и от менее образованных рабочих, у которых, как правило, выше уровень безработицы.

Оплата труда. По оценкам CBO, по мере того, как резервы сокращаются и фирмы должны более активно конкурировать за сокращающийся пул безработных или частично занятых, рост почасовой оплаты труда будет расти.По оценкам CBO, индекс стоимости занятости для работников частного сектора будет расти в среднем более чем на 3 процента в год в течение следующих нескольких лет по сравнению со средним показателем в 2 процента с 2010 по 2015 год (см. Рисунок ниже). Ожидается, что и другие меры компенсации, такие как средняя почасовая оплата производственных и неконтролирующих работников в частных отраслях, будут расти быстрее, чем в последние годы.

Джошуа Монтес — аналитик отдела макроэкономического анализа CBO.

Основные тенденции на рынке труда Америки

Охлаждение в домашнем офисе.

Getty Images

Рынок труда США переживает необычайные времена: исторически быстрый рост рабочих мест, острая нехватка рабочей силы, несмотря на все еще высокий уровень безработицы, и грандиозный переход к удаленной работе. По мере того, как последствия Covid-19 продолжаются, вот самые важные тенденции на рынке труда США.

Переход на удаленную работу

1. Удаленная работа никуда не денется. Спустя семнадцать месяцев после начала пандемии большинство работодателей считают, что удаленная работа не оказывает отрицательного воздействия на производительность труда, а, возможно, даже улучшает ее. В результате все больше компаний ожидают постоянного перехода на модели удаленной работы. пожалуй, самое большое наследие Covid-19. Со времени пандемии также значительно увеличилась доля объявлений о работе в офисе, в которых упоминается удаленная работа. Это особенно заметно в компьютерных, финансовых и страховых профессиях.Рост также произошел в сфере офисной поддержки и канцелярских работ, которые до пандемии редко выполнялись удаленно.

2. Работодатели расширяют географию своих потенциальных кадровых резервов. Переход на удаленную работу позволяет работодателям нанимать работников на более дешевых рынках труда и экономить на затратах на рабочую силу. В 2018 году менее 40% объявлений о вакансиях в технологических компаниях Кремниевой долины было размещено за пределами этого региона. Сейчас около двух третей. Наибольший рост произошел во время пандемии, в связи с переходом на удаленную работу.

Перспективы занятости

3. Рост рабочих мест является исторически быстрым, но уровень занятости еще далек от восстановления. Рост рабочих мест резко увеличился в 2021 году, особенно в июне и июле, поскольку отрасли сферы услуг продолжали открываться. Необычно высокий рост в последние месяцы ограничен такими отраслями, как досуг и гостиничный бизнес, горнодобывающая промышленность, личная гигиена и образование (как государственное, так и частное). Большинство других секторов росли за последние шесть месяцев примерно такими же темпами, как до пандемии.В результате количество рабочих мест в июле все еще было на 5,7 миллиона ниже уровня февраля 2020 года. По сравнению с большинством других стран с развитой экономикой в ​​США восстановление экономики после пандемии было намного более сильным.

4. Некоторые отрасли не восстановятся полностью в этом году — или в 2022 году. Несмотря на большую неопределенность в отношении постоянных тенденций в автоматизации и потребительских вкусах, некоторые отрасли вряд ли вернутся к уровню занятости до пандемии до 2023 года. Эти отрасли включают , нежилое строительство, части розничной торговли, транспорт для бизнеса и работы, коммерческий банкинг, услуги по поддержке бизнеса и помещений, а также уход за больными и уход за домом.Быстрое распространение вируса в других странах предполагает, что восстановление международного туризма будет происходить очень медленно.

5. Быстрый рост числа инфицированных не повлиял на июльскую численность рабочих мест. Эти цифры были собраны на неделе 12 июля, до полного воздействия волны дельта-версии. В будущем мы ожидаем, что новая волна инфекций негативно повлияет на экономическую активность в сфере личных услуг. Мы ожидаем, что в результате рост числа рабочих мест немного замедлится, но останется относительно высоким.

6. Пожилые люди, оставшиеся дома, замедлят восстановление занятости. Поскольку пожилые американцы, более уязвимые к COVID-19, могут испытывать более длительный и изолированный период социального дистанцирования, они, вероятно, сократят расходы на личные услуги больше, чем молодые люди. В некоторых категориях потребления, таких как путешествия, проживание и рестораны, на пожилые домохозяйства приходится непропорционально высокая доля расходов. В этих отраслях для полного восстановления рабочих мест может потребоваться больше времени.

Нехватка рабочей силы

7. Несмотря на высокий уровень безработицы, будет сохраняться острая нехватка рабочей силы. Рынки труда чрезвычайно напряжены из-за необычной динамики пандемии. Сочетание резкого роста спроса и застойного предложения рабочей силы создало исторические трудности с набором персонала с апреля по июль. Согласно июльскому исследованию Национальной федерации независимого бизнеса, доля работодателей с незаполненными вакансиями была самой высокой за всю историю.В то же время доля работников, добровольно уволившихся с работы, и время для заполнения открытых вакансий также увеличиваются. Трудности с наймом и удержанием более выражены на низкооплачиваемых должностях, особенно на рабочих местах и ​​в сфере ручного труда.

8. Многие потенциальные работники остаются в стороне. Несмотря на очень узкий рынок труда, участие в рабочей силе все еще значительно ниже докандемического уровня. Наиболее заметно, что уровень экономической активности в возрастной группе 65+ составляет 2 человека.На 5 процентных пунктов ниже докандемического уровня, что стирает десятилетие непрерывных улучшений до COVID-19.

9. Реагируют работодатели. Данные из онлайн-объявлений о вакансиях показывают, что из-за острой нехватки рабочей силы работодатели снизили требования к объявлениям о вакансиях и предлагают больше бонусов за вход, более высокую начальную зарплату и больше обучения на рабочем месте.

10. Некоторые ограничения предложения, связанные с пандемией, ослабнут в четвертом квартале. Повышенные федеральные пособия по безработице постепенно истекают и полностью истекают к сентябрю.Более низкие пособия по безработице, вероятно, вернут многих рабочих на рынок труда. Цветные женщины по-прежнему непропорционально не имеют работы. Если школы вернутся к нормальной личной посещаемости, больше женщин вернутся в рабочую силу. Это может привести к некоторому снижению нехватки рабочей силы.

11. Сокращение численности населения трудоспособного возраста ограничивает предложение рабочей силы. В последнее десятилетие темпы роста количества людей трудоспособного возраста постепенно снижались. В 2020 году впервые в U.История С., сама цифра снизилась. Но общее повествование о замедлении темпов роста населения трудоспособного возраста маскирует две противоположные тенденции в образовании. Количество людей трудоспособного возраста со степенью бакалавра стабильно и непрерывно увеличивается примерно на 2 процента ежегодно. С другой стороны, сокращается количество рабочих без степени бакалавра, которые готовы работать с синими воротничками и в сфере ручного труда. Это повысит вероятность нехватки рабочей силы среди рабочих и работников ручного труда в предстоящем десятилетии.

12. Автоматизация и производительность могут резко возрасти. После десятилетия исторически медленного роста производительности труда следует с осторожностью прогнозировать противоположную тенденцию. Но события 2020 и 2021 годов действительно могут способствовать усилению автоматизации и другим действиям работодателей по сокращению затрат. Во-первых, после массовых увольнений в первые месяцы пандемии некоторые научились работать с меньшим количеством рабочих, используя больше автоматизации и другие улучшения процессов. Острая нехватка рабочей силы в 2021 году и повышение заработной платы могли побудить других работодателей сделать то же самое.Наконец, ускоренная цифровая трансформация как бизнеса, так и деятельности потребителей упрощает устранение рутинных рабочих мест.

Рост заработной платы и инфляция

13. Рост заработной платы самый быстрый за 20 лет. В значительной степени повышение заработной платы происходит из-за рабочих профессий и ручного труда. В период с марта по июль 2021 года средняя почасовая оплата увеличивалась ежегодно на 17 процентов в секторе отдыха и гостеприимства и на 14 процентов.7 процентов в транспортировке и складировании. Некоторые сервисные компании устанавливают свою собственную минимальную заработную плату в размере 15 долларов в час. Рост заработной платы на руководящих и профессиональных должностях остается ниже 3 процентов.

14. Быстрый рост заработной платы новых сотрудников может привести к снижению заработной платы. Когда надбавка к заработной плате за стаж сокращается или даже становится отрицательной, более опытные работники чувствуют, что их преимущество в оплате труда больше не является значительным. Такое сжатие заработной платы может привести к более высокой текучести кадров, поскольку эти работники часто могут найти новую работу с более высокой заработной платой в условиях ограниченного рынка труда.

15. Инфляция возвращается. В течение нескольких десятилетий сильная инфляция в 2021 году и, возможно, в 2022 году, не являвшаяся проблемой при определении заработной платы, скорее всего, приведет к ее росту. В более экстремальном и менее вероятном сценарии высокая инфляция и острая нехватка рабочей силы могут привести к спирали заработной платы и цен, когда более высокие цены и заработная плата подпитывают друг друга, что приводит к более быстрому росту в обоих случаях.

Региональный вариант для США

16. Побережье еще больше отстает в восстановлении работы. Пандемия потеря рабочих мест была намного больше в северо-восточном и тихоокеанском регионах, где распространение вируса произошло раньше, а меры социального дистанцирования, предписанные государством, были более ограничительными. Потеря рабочих мест была больше в местах отдыха, где сильно пострадавшие отрасли, такие как путешествия, проживание и питание, составляют значительную долю экономики.

17. Эффект пончика . Из-за пандемии все меньше людей посещают офисы и тратят деньги в центрах городов, в то время как больше людей переезжают на рынки более дешевого жилья.В крупных городах США домохозяйства, предприятия и спрос на недвижимость переместились из плотных центральных деловых районов в пригородные почтовые индексы с более низкой плотностью.

Будущее работы в Европе

Обсуждения перспектив занятости в Европе по понятным причинам омрачены воздействием нового кризиса, связанного с коронавирусом. В документе для обсуждения, подготовленном Глобальным институтом McKinsey, «Будущее работы в Европе» (PDF – 1MB), рассматривается ситуация в более долгосрочной перспективе — до 2030 года.

На основе подробного анализа 1095 местных рынков труда по всей Европе, включая 285 мегаполисов, в нем исследуются глубокие тенденции, которые наблюдались на континенте в последние годы и будут продолжаться в будущем. К ним относятся рост внедрения автоматизации, растущая географическая концентрация занятости, сокращение предложения рабочей силы и меняющийся состав секторов и профессий. Некоторые из этих тенденций могут быть усилены пандемией; Наши исследования показывают, что значительное количество профессий, которые, вероятно, будут вытеснены автоматизацией в долгосрочной перспективе, также подвержены риску коронавирусного кризиса в краткосрочной перспективе.Мы также обнаружили, что влияние автоматизации на баланс рабочих мест в Европе может быть не таким значительным, как часто думают.

Общая занятость в 27 странах Европейского Союза, а также в Швейцарии и Соединенном Королевстве выросла почти на 10 процентов в период с 2003 по 2018 год, достигнув рекордного уровня. Наш анализ региональных рынков труда Европы показывает, что будущее работы уже начало разворачиваться. Во-первых, изменился профессиональный состав. Во всех регионах наиболее высококвалифицированные специалисты продемонстрировали самый сильный рост занятости за последнее десятилетие, в то время как работники средней квалификации имели меньше возможностей.COVID-19 и рост автоматизации, вызванный пандемией, могут ускорить эту тенденцию. Во-вторых, рост занятости был сосредоточен в нескольких регионах. В-третьих, мобильность рабочей силы до кризиса росла по мере изменения географии занятости. В отличие от США, мобильность рабочей силы в ЕС растет, поскольку рабочие из регионов с низкими доходами мигрируют в динамичные города, чтобы заполнить рабочие места.

Чтобы понять тонкую местную динамику в работе и вероятное влияние автоматизации в ближайшее десятилетие, мы использовали метод математической кластеризации, чтобы сгруппировать 1095 местных рынков труда по всей Европе в 13 кластеров (Иллюстрация 1).Эти кластеры вписываются в три набора: центры динамичного роста, стабильные экономики и сокращающиеся регионы.

Приложение 1

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]
  • В центрах динамичного роста проживает 20 процентов европейцев. В эту категорию входят два кластера с самым высоким ВВП на душу населения в Европе и сильными инновационными возможностями.Это мегаполисов, Лондона и Парижа, с населением более 10 миллионов человек в каждом и молодой рабочей силой с высоким уровнем образования, а также 46 центров суперзвезд, , которые имеют множество быстрорастущих отраслей и являются одними из самых быстрорастущих. -растущие регионы Европы. В их число входят Амстердам, Копенгаген, Мадрид и Мюнхен.
  • В странах со стабильной экономикой проживает 50 процентов европейцев. Эти кластеры имели ВВП на душу населения выше среднего и привлекали новых жителей.В их число входят 102 страны с сервисной экономикой, такие как Будапешт, Лион, Манчестер и Рига, в которых высока доля занятых в нетехнических услугах, таких как оптовая и розничная торговля; 78 центров высокотехнологичного производства, более 70 процентов из которых находятся в Германии, включая Штутгарт и Вольфсбург, которые сосредоточены на производстве и подаче большого количества заявок на патенты в области высоких технологий; 64 различных метрополитена, включая Болонью, Фрайбург, Плимут и Катовице, где работают как промышленность, так и сфера услуг; 267 разнообразных областей, не относящихся к метрополитену, включая Восточный Кент, Коринфию и австрийский Миттельбургенланд; и, наконец, 98 туристических гаваней, включая португальский регион Алгарве, Корнуолл и Майорку.Все эти районы пострадали из-за ограничений на поездки, введенных для предотвращения распространения COVID-19.
  • В сокращающихся регионах проживает 30 процентов европейцев. Население трудоспособного возраста в этих кластерах сокращается из-за эмиграции, старения или того и другого. Три из этих региональных кластеров расположены в основном в Восточной Европе: 72 промышленных баз , специализирующихся на базовом производстве; 85 образованных и эмиграционных районов; и 58 сельскохозяйственных регионов. Другими кластерами в этой группе являются 81 регионов с государственным сектором, из которых имеют высокую долю занятости в государственном секторе, здравоохранении и образовании; 35 регионов с отстающими возможностями, включая Андалусию и Неаполь, которые столкнулись с высоким уровнем безработицы, отрицательной чистой миграцией и низким уровнем деловой активности; и 107 регионов со стареющим населением , включая Дордонь, Западную Камбрию и Цвиккау, в которых имеется образованная рабочая сила, но также имеется высокий коэффициент зависимости пожилых людей.

Автоматизация и другие тенденции уже привели к смене профессий и навыков на всех местных рынках труда

Занятость в Европе выросла в наукоемких секторах, таких как телекоммуникации, финансовые услуги, недвижимость и образование, в то время как в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве она снижалась. Перед пандемией рост рабочих мест был в пользу работников с наивысшим уровнем квалификации (например, юристов и медицинских работников) во всех трех группах кластеров местной экономики.Аналогичным образом, рост числа рабочих мест был также положительным для профессий с низким уровнем квалификации, таких как кассиры и санитарные работники. Однако рост профессий с более низким уровнем квалификации (например, кассиров в банках) застопорился на всех региональных рынках труда.

Несмотря на добавление новых рабочих мест, рост реальной заработной платы у многих европейцев остановился. В период с 2000 по 2018 год средняя реальная заработная плата в Европе росла всего на 0,9 процента в год. Меняется и характер работы. Частичная занятость существенно выросла в 22 из 29 европейских стран.До кризиса COVID-19 на независимую работу — включая фрилансеров, сотрудников агентств временного найма и работников гиг-экономики — могло приходиться от 20 до 30 процентов всех рабочих мест.

Узнайте о будущем работы в Европе

См. Данные по 1095 местным экономикам

Рост рабочих мест с 2007 года был в основном сконцентрирован в 48 динамично развивающихся регионах

Рост рабочих мест был в значительной степени сконцентрирован в 48 городах, которые представляют собой центры динамичного роста.В них проживало 20 процентов населения ЕС в 2018 году и 21 процент занятости в ЕС в 2018 году. С 2007 года они обеспечили непропорционально 43 процента роста ВВП ЕС, 35 процентов чистого роста рабочих мест и 40 процентов роста населения. в основном за счет привлечения работников из других региональных кластеров (Иллюстрация 2).

Приложение 2

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Напишите нам по адресу: [email protected]

Напротив, в странах со стабильной экономикой проживало примерно половина населения ЕС (чуть более 250 миллионов человек), а в ЕС в 2018 году было занято, и на них приходилась пропорциональная 53-процентная доля роста рабочих мест в ЕС в период с 2007 по 2018 год. Сокращающиеся регионы, где проживает 30 человек. процентов населения Европы и 27 процентов занятости в ЕС в 2018 году создали только 12 процентов новых рабочих мест.

За различиями в результатах трудоустройства стоят местные различия в инновационных возможностях, динамизме бизнеса и имеющихся навыках рабочей силы.48 мегаполисов и суперзвездных хабов производят 55 процентов патентов ЕС в области высоких технологий по сравнению с 39 процентами для стабильной экономики и всего 6 процентами для сокращающихся регионов. На их долю приходится 73 процента стартапов по сравнению с 25 процентами в странах со стабильной экономикой и 2 процентами в регионах с сокращающейся экономикой. В 29 из этих городов расположено почти 80 процентов из 126 европейских компаний, входящих в рейтинг Fortune Global 500.

Кроме того, в 48 центрах роста проживает около 83 процентов выпускников STEM, а 40 процентов постоянного населения имеют высшее образование; для сравнения, в некоторых кластерах в категории сокращающихся регионов этот показатель составляет менее 25 процентов.

Мобильность рабочей силы выросла, поскольку таланты перешли на работу

По мере того как география занятости в Европе менялась, люди в поисках работы переезжали. Большая часть мобильности была внутренней, но мобильность через границы увеличилась более чем на 50 процентов, с 0,4 процента от общей численности населения в 2003 году до 0,6 процента в 2017 году. Число европейцев трудоспособного возраста, которые живут и работают в другой европейской стране, увеличилось вдвое по сравнению с С 2003 по 2018 год — с менее восьми миллионов (2,3 процента от общей численности населения трудоспособного возраста) до 16 миллионов (4.8 процентов). Хабы Superstar были главными магнитами для новоприбывших с 2011 по 2018 год, добавив около двух миллионов человек.

Поскольку экономика осторожно восстанавливается после закрытия, по нашим оценкам, до 59 миллионов рабочих мест в Европе, или 26 процентов от общего числа, находятся под угрозой в краткосрочной перспективе из-за сокращения рабочего времени или заработной платы, временных отпусков или постоянных увольнений. Воздействие будет распределяться неравномерно, со значительными различиями между секторами и профессиями и, как следствие, между демографическими группами и местными рынками труда.

На три профессиональные группы приходится около половины всех рабочих мест, подверженных риску в Европе: обслуживание клиентов и продажи, общественное питание и строительные работы. Рабочие места, наиболее подверженные риску потери рабочих мест в результате пандемии, в некоторой степени совпадают с теми, которые наиболее уязвимы к перемещению из-за автоматизации. Около 24 миллионов рабочих мест, почти 50 процентов от числа рабочих мест, перемещенных из-за автоматизации, находятся под угрозой перемещения как из-за COVID-19, так и из-за автоматизации (Иллюстрация 3).

Приложение 3

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Перекрытие различается между секторами. Например, почти 70 процентов рабочих мест, которые могут быть перемещены из-за автоматизации в оптовом и розничном секторах, также подвержены риску из-за COVID-19 (Приложение 4). Аналогичное совпадение может иметь место и в отношении демографических групп, подвергающихся наибольшему риску, особенно в отношении уровня образования. По нашим оценкам, около 80 процентов подверженных риску рабочих мест (46 миллионов) занимают люди без высшего образования; в целом вероятность того, что рабочие места окажутся в зоне риска, у сотрудников без высшего образования почти в два раза выше, чем у сотрудников с университетским дипломом.

Приложение 4

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Воздействие COVID-19 на занятость может ускорить переход рабочей силы на новые рабочие места с различными навыками для многих. Кризис может также усилить существующее неравенство внутри европейских стран, между более образованными и менее образованными работниками и регионами, а также среди молодежи.

После финансового кризиса 2008 года безработица в Европе резко выросла и начала восстанавливаться только через пять лет после двойной рецессии. В последующие годы до кризиса в области здравоохранения 2020 года уровень занятости сильно рос. Предполагая аналогичное долгосрочное восстановление после пандемии, один ключевой аспект истории занятости, который мы обнаруживаем в нашем исследовании, связан с предложением рабочей силы, а не спросом на нее среди фирм. В то время как внедрение автоматизации будет расти в течение следующего десятилетия, сокращение рабочей силы на континенте означает, что к 2030 году найти достаточное количество работников с необходимыми навыками для заполнения рабочих мест, которые существуют и создаются в Европе, может оказаться сложной задачей.

Сокращение рабочей силы в Европе представляет собой потенциальную проблему для работодателей в следующем десятилетии

Предыдущее исследование, проведенное MGI, показало, что около половины всей рабочей деятельности во всем мире имеют технический потенциал для автоматизации за счет адаптации продемонстрированных в настоящее время технологий со значительными различиями по странам. Тем не менее, темпы и масштабы автоматизации будут зависеть от экономического обоснования внедрения, уровней заработной платы, приемлемости со стороны регулирующих органов и потребителей, технических возможностей и других факторов.

Мы прогнали несколько сценариев относительно темпов автоматизации в Европе до пандемии. Согласно среднему сценарию, около 22 процентов деятельности рабочей силы в ЕС (что эквивалентно 53 миллионам рабочих мест) может быть автоматизировано к 2030 году, хотя это может быть больше, если пандемия ускорит темпы внедрения автоматизации. Мы предполагаем, что к 2030 году кризис с коронавирусом останется позади, и новые рабочие места полностью или частично компенсируют потерю рабочих мест, связанных с автоматизацией.Даже если количество рабочих мест сократится, заполнение имеющихся вакансий все равно будет сложной задачей для европейских работодателей. Если бы к 2030 году континент смог восстановиться только до числа рабочих мест до пандемии, уровень занятости все равно должен был бы увеличиться на три процентных пункта, чтобы заполнить вероятные доступные рабочие места. Даже при сокращении на 9,4 миллиона рабочих мест (примерно на 4 процента соответственно при годовом совокупном темпе роста –0,3 процента) по сравнению с уровнем до пандемии, уровни занятости останутся стабильными.

Сокращающийся кадровый резерв — основная причина. Ожидается, что к концу десятилетия население Европы трудоспособного возраста сократится примерно на 13,5 миллиона человек, или на 4 процента. Спад будет особенно значительным в Германии (почти 8 процентов, или около 4,0 миллиона человек), Италии (почти 7 процентов, примерно 2,5 миллиона человек) и Польше (9 процентов, примерно 2,3 миллиона человек). Сокращение рабочей недели может усилить давление. С 2000 года среднее количество рабочих часов в неделю на душу населения уменьшилось более чем на один (или почти на 3 процента), до 37.1 час.

Автоматизация — не единственная сила, влияющая на рабочее место. Сочетание секторов в Европе восстанавливается по мере того, как обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство продолжают сокращаться, в то время как услуги приобретают все больший относительный вес. Теперь автоматизация усиливает сдвиг в сторону более наукоемких секторов, таких как образование, информационные и коммуникационные технологии, здоровье человека и социальная работа.

Согласно нашему моделированию, на три сектора, вероятно, будет приходиться более 70 процентов потенциального роста рабочих мест в Европе до 2030 года.Наибольший чистый выигрыш получен в сфере здравоохранения и социальной работы, где можно было бы добавить 4,5 миллиона рабочих мест. За ними следуют профессиональные, научные и технические услуги, которые могут создать 2,6 миллиона рабочих мест, и образование, в результате чего может появиться 2,0 миллиона рабочих мест.

Профессиональный состав также меняется из-за автоматизации. Многие из крупнейших профессиональных категорий в Европе сегодня имеют самый высокий потенциал для перемещения. Сюда входят вспомогательные офисные должности и производственные рабочие места, на которых занято около 30 миллионов и 25 миллионов человек соответственно.Низкооплачиваемые должности по обслуживанию клиентов и продажам, такие как кассиры и клерки, также, вероятно, уменьшатся, поскольку многие задачи автоматизированы. Только на десять из более чем 400 профессий, которые мы исследовали, включая продавцов в магазинах, административных секретарей и складских служащих, приходится почти 20 процентов вероятных перемещений (Иллюстрация 5).

Приложение 5

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Напишите нам по адресу: [email protected]

Многие из растущих профессий в нашей модели требуют более высокого уровня навыков. По нашим оценкам, в ближайшее десятилетие количество профессий, связанных с STEM, а также профессиональных ролей в сфере бизнеса и юриспруденции может увеличиться более чем на 20 процентов. Роли менеджеров в сфере творчества и искусства могут увеличиться более чем на 30 процентов, хотя это небольшая категория, насчитывающая чуть более пяти миллионов сотрудников. В нашей модели всего 15 профессий составляют почти 30 процентов потенциального роста числа рабочих мест в будущем.В их число входят такие разные профессии, как разработчики программного обеспечения, медицинские сестры и специалисты по маркетингу.

Даже в рамках данной профессии повседневная работа будет меняться, поскольку машины берут на себя некоторую часть текущих задач. В результате работникам могут потребоваться разные навыки. Наша модель показывает, что виды деятельности, требующие в основном физических и ручных навыков, снизятся к 2030 году в Европе на 18 процентов, а виды деятельности, требующие базовых когнитивных навыков, сократятся на 28 процентов. Напротив, виды деятельности, требующие технологических навыков, будут расти во всех отраслях, создавая еще больший спрос на работников с навыками STEM (рост на 39 процентов), которых уже не хватает.В то же время мы прогнозируем 30-процентный рост спроса на социально-эмоциональные навыки. Человеческие работники будут все больше концентрироваться на ролях, требующих взаимодействия, ухода, обучения и подготовки, а также управления другими — действиями, которым машины не могут служить хорошей заменой.

В нашем анализе образование значительно коррелирует с вероятностью вытеснения из-за автоматизации. В сценарии внедрения автоматизации средней точки люди со средним образованием в три раза чаще, чем люди с более высоким образованием, занимают должности с высоким потенциалом автоматизации.

Наши результаты показывают, что автоматизация и сопутствующие ей смены профессий и навыков ускорили бы концентрацию потенциального чистого роста рабочих мест при отсутствии других изменений. Если COVID-19 не приведет к изменению предпочтений работников и компаний в пользу менее плотных сообществ, те же 48 мегаполисов и суперзвездных центров, которые обеспечили 35 процентов роста рабочих мест в ЕС за последнее десятилетие, могут охватить более 50 процентов к 2030 году.

Наша модель предполагает потенциальные темпы чистого роста в 15 процентов для двух мегаполисов и 9 процентов для суперзвездных узлов в сценарии автоматизации средней точки.Осознание этого роста потребует притока новых сотрудников и необходимых навыков.

Кластеры в группе стабильной экономики могут увидеть умеренный рост рабочих мест — менее 5 процентов в течение следующего десятилетия. Наша модель показывает, что они будут вносить около 40 процентов роста рабочих мест в ЕС до 2030 года, что примерно на десять процентных пунктов ниже доли, которую они произвели в период с 2007 по 2018 год.

В категории сокращающихся регионов лишь немногие местные рынки труда могут увидеть рост занятости. Наш анализ показывает, что на них в совокупности будет приходиться менее 10 процентов ожидаемого роста рабочих мест в ЕС до 2030 года.

В результате этих тенденций доля европейцев, живущих в регионах, где количество рабочих мест сокращается, может удвоиться за десятилетие до примерно 40 процентов. Одним из безумных моментов в этих оценках является внезапный переход к удаленной работе, произошедший во время пандемии, когда примерно одна треть рабочей силы начала работать из дома. Если это станет более постоянной чертой трудовой жизни, это может означать, что некоторым работникам не обязательно переезжать в динамичные города, чтобы занять создаваемые там рабочие места.

Поскольку внедрение автоматизации будет продолжаться в предстоящее десятилетие, наши сценарии предполагают, что почти все из сегодняшних 235 миллионов европейских рабочих столкнутся по крайней мере с некоторой степенью изменений по мере развития их профессий. Несоответствие между профессиями и географией, вероятно, станет серьезной проблемой в течение следующего десятилетия (Иллюстрация 6).

Приложение 6

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

До 21 миллиона человек, возможно, придется оставить сокращающиеся занятия. По нашим оценкам, 94 миллионам работников (около 40 процентов рабочей силы 2018 года), возможно, не потребуется менять профессию, но тем не менее им придется приобретать новые навыки, потому что более 20 процентов того, что они делают сегодня, можно выполнять с помощью технологий.

В ходе анализа онлайн-профилей, который мы провели с LinkedIn, мы обнаружили, что сотрудники обычно переходят на новые роли, которые «смежны» с их текущими (то есть им требуются дублирующие или дополнительные навыки).Люди, которые переходят на развивающиеся профессии, имеют тенденцию переходить туда из других растущих профессий с очень высокой степенью смежности, в то время как те, кто занимается сокращением профессий из-за автоматизации, имеют тенденцию переключаться на другие сокращающиеся роли. Например, мы обнаружили, что 78 процентов людей, перешедших на четыре востребованных профессии — инженер-программист, рекрутер, специалист по привлечению талантов и специалист по цифровому маркетингу, — пришли из других растущих профессий. Мы оценили четыре профессии, которым приходилось отказываться: продавец, административный помощник, продавец и бухгалтер, — мы обнаружили, что 57% наблюдаемых переходов закончились тем, что люди перешли на другую работу, которая сокращается.

Однако наше исследование также выявило несколько примеров многообещающих путей. Спрос на продавцов-консультантов снижается. Но при дополнительном обучении некоторые из 9,7 миллионов работников, выполняющих эти роли перед пандемией, могли бы использовать свой частично совпадающий опыт взаимодействия с людьми, например, для удовлетворения растущего спроса на медсестер или помощников по уходу за собой.

Мобильность может частично решить проблему поиска работы в Европе

Концентрация роста рабочих мест усиливает важность мобильности рабочей силы.По нашим оценкам, в мегаполисах и суперзвездных хабах существующие жители могут заполнить менее 60 процентов ожидаемого роста рабочих мест. Для заполнения оставшихся 2,5 миллиона вакансий в этих центрах динамичного роста потребуются еще миллионы мигрантов (что эквивалентно 4,4 процентам текущего населения). Удаленная работа — широко распространенная во время пандемии — может составлять, по крайней мере, некоторые из этих должностей, наряду с поездками на работу и физическими переездами.

Занятие профессиями с низким и средним уровнем квалификации будет особенно сложно в городах с самой высокой стоимостью жизни.В Париже, например, младшие медсестры (одна из самых быстрорастущих профессий) имеют среднюю заработную плату менее двух третей от средней стоимости жизни для семьи из трех человек.

Каждому из более чем 1000 местных рынков труда, которые мы проанализировали, необходимо будет установить свои собственные приоритеты для решения сегодняшних проблем и будущих событий. Здесь мы выделяем четыре проблемы, общие для многих регионов.

Европе необходимо создавать больше возможностей для обучения и карьерного роста

Каждая страна в Европе должна гарантировать, что ее образовательная система готовит студентов к успеху, с особым упором на способности, необходимые для востребованной работы, такие как навыки STEM.Налаживание партнерских отношений между преподавателями и работодателями может помочь в разработке учебных программ, ориентированных на карьеру. Работодатели будут естественными поставщиками возможностей обучения для многих, и политики могут рассмотреть вопрос о предоставлении стимулов компаниям, инвестирующим в развитие рабочей силы. Но людям, которым необходимо найти новые должности, потребуется доступ к программам обучения за пределами их нынешнего рабочего места. Удовлетворение масштабов этой потребности потребует мобилизации существующей в Европе системы образования, сетей агентств по трудоустройству, инфраструктуры обучения и новых цифровых технологий.

Необходимо расширить доступ к рабочим местам в центрах динамичного роста

Чтобы реализовать свой потенциал роста, динамично развивающиеся города Европы должны будут продолжать привлекать приток новых рабочих примерно такими же темпами, как и в прошлом. Инвестиции в транзитную инфраструктуру вокруг крупных мегаполисов с целью расширения того, что представляет собой жизнеспособное транспортное средство, — один из способов повышения мобильности. Решение проблемы нехватки доступного жилья в этих быстрорастущих городских районах позволит людям, которые действительно хотят переехать, получить лучшие возможности для этого.Сама по себе географическая мобильность не может решить эту проблему. Если работники не могут перейти на работу, возможно, придется переехать к ним. С ростом количества удаленной работы работодатели также могут нанимать удаленных сотрудников или обращаться к фрилансерам и сторонним организациям для расширения своего кадрового резерва.

Сжимающиеся рынки труда нуждаются в целевых стратегиях экономического развития

Для политиков перспектива еще большей поляризации рабочих мест, ВВП и роста населения несет в себе риск обострения социальной напряженности и неравенства.Потребуется обсудить многие вопросы, касающиеся промышленной политики, развития навыков, городского развития и мобильности, а некоторые связаны с трудными компромиссами. Лицам, определяющим политику, необходимо будет решить, следует ли и как инвестировать государственные деньги или привлекать частные средства в районы, находящиеся в относительном упадке, для оживления своей экономики. Такие программы ЕС, как Horizon 2020 и Политика сплочения, могут быть источниками финансирования и сотрудничества. Общей стратегией местных органов власти является создание экономических стимулов, побуждающих компании к переезду.Субсидии могут быть частью набора инструментов, но они должны соответствовать политике конкуренции, быть подкреплены строгим экономическим обоснованием и продвигать более целостный план экономического развития. Регионам, теряющим рабочих, возможно, придется увеличить инвестиции в местные учебные заведения или предоставить финансовые стимулы для привлечения квалифицированных специалистов со стороны.

Европе необходимо продолжать расширять участие на рынке труда

После того, как экономика оправится от кризиса COVID-19, может потребоваться увеличить участие рабочей силы, чтобы справиться с сокращением численности населения трудоспособного возраста.Для повышения уровня занятости национальным правительствам, возможно, придется рассмотреть широкие реформы рынка труда и пенсионного обеспечения. Логично начать с того, чтобы привлечь больше желающих работать со стороны, сосредоточив внимание на демографических группах, где есть возможности для роста, включая работников старше 55 лет и женщин. Доля женщин в рабочей силе остается значительно ниже, чем мужчин, отчасти потому, что женщины в Западной Европе по-прежнему выполняют две трети всей неоплачиваемой работы по уходу. Работодатели могут привлекать и удерживать женщин, предлагая более гибкий график, неполный рабочий день и варианты удаленной работы.Правительства также могут предоставлять налоговые льготы для вторых кормильцев в семье и обеспечивать широкую доступность государственных программ по уходу за детьми и престарелыми.

Правительствам и компаниям необходимо сосредоточить внимание на долгосрочных тенденциях на рынке труда при подготовке к постпандемической эпохе. С ускоренным внедрением автоматизации демографические данные могут работать в пользу Европы. Помощь людям в освоении новых возможностей и подготовке к работе завтрашнего дня бросит вызов каждому сообществу на континенте.

Прогнозы занятости | Продукты и услуги | Информационное бюро по экономике и рынку труда (ELMI)

Прогнозы занятости по отраслям и профессиям, с базового 2018 года по прогнозируемый 2028 год
Прогнозы занятости в Нью-Гэмпшире по отраслям и профессиям, 2018-2028 годы
Долгосрочные прогнозы занятости по отраслям и профессиям на десятилетний период оцениваются раз в два года. В последнем издании оценивается занятость на 2018 год и прогнозируется занятость до 2028 года в 108 отраслях и более 770 профессиях.

Полная публикация: с базового 2018 г. по прогнозируемый 2028 г. (1794 тыс.)

Отраслевые прогнозы по всему штату (июнь 2020 г.)

Профессиональные прогнозы по всему штату (июнь 2020 г.)

Перспективы и поиск вакансий по отраслям и профессиям,
базовый 2018 год к прогнозируемому году 2028
На основе долгосрочного анализа экономики Нью-Гэмпшира включены более 750 профессий, каждая из которых имеет соответствующий код и описание Стандартной профессиональной классификации (SOC), расчетная занятость в 2018 году, прогнозируемая занятость в 2028 году, прогнозируемые темпы роста на 2018-2028 годы, оценка количество ежегодных вакансий, профессиональные перспективы, требования к образованию и обучению, а также отрасли, в которых работают лучшие работодатели.

Полная публикация Октябрь 2020 г.


Разделы Outlook и локатора вакансий

  • Введение Введение
  • 11-0000 Менеджмент
  • 13-0000 Деловые и финансовые операции Профессии
  • 15-0000 Компьютерные и математические специальности
  • 17-0000 Архитектура и инженерное дело
  • 19-0000 Профессии, связанные с жизнью, физикой и обществом
  • 21-0000 Общественные и социальные службы
  • 23-0000 Юридические профессии
  • 25-0000 Образование, обучение и библиотека
  • 27-0000 Искусство, дизайн, развлечения, спорт и СМИ
  • 29-0000 Практикующие врачи и технические профессии
  • 31-0000 Вспомогательные медицинские работники
  • 33-0000 Служба защиты профессий
  • 35-0000 Профессии, связанные с приготовлением пищи и раздачей блюд
  • 37-0000 Работы по уборке и обслуживанию зданий и территорий
  • 39-0000 Персональный уход и сфера обслуживания
  • 41-0000 Торговля и родственные профессии
  • 43-0000 Офисные и административные должности
  • 45-0000 Сельское хозяйство, рыболовство и лесоводство
  • 47-0000 Строительные и горнодобывающие предприятия
  • 49-0000 Работа по установке, техническому обслуживанию и ремонту
  • 51-0000 Производственные занятия
  • 53-0000 Транспорт и перемещение материалов

Краткие сведения о рынке труда Филадельфии, декабрь 2018 г.

В городе Филадельфия произошло увеличение занятости до 688 375 человек, что на 5 901 человек больше, чем в предыдущем месяце.Уровень безработицы составил 4,9 процента. В феврале 2019 года в Филадельфии было безработным более 35000 человек.

В январе 2019 года было объявлено 32 096 вакансий в сети. в городе Филадельфия. Количество вакансий, рекламируемых в сети, уменьшилось на 153 в городе Филадельфия по сравнению с декабрем 2018 года. Количество объявлений:

увеличилось на 11 процентов по сравнению с предыдущим месяцем. , Декабрь 2018 г.
увеличился на 12 процентов по сравнению с годом ранее, январь 2018 г.

Сравнивая соотношение безработных филадельфийцев к объявленным в Интернете вакансиям (показатель предложения рабочих по сравнению со спросом), их было 1.05 безработных на одну объявленную вакансию. В январе 2018 года было 44 286 безработных жителей Филадельфии.

С начала серии объявлений о вакансиях в 2010 году наибольшее количество объявлений было зарегистрировано в августе 2012 года — 35 336; наименьшее количество сообщений было в декабре 2011 года и составило 22 720 сообщений.

Рабочая сила: Рабочая сила увеличилась по сравнению с предыдущим месяцем и увеличилась по сравнению с предыдущим годом. В феврале 2018 года в штате работало более 723000 человек.На три тысячи семьсот двадцать три рабочих больше, чем в предыдущем месяце, и на 20 226 жителей больше, чем в предыдущем году.

Вакансии по основным профессиональным группам

Компьютерные и математические специальности; Наибольшее количество объявлений было размещено у менеджеров и практикующих врачей — на их долю приходилось 43 процента всех рекламируемых вакансий.

На

должности в сфере деловых и финансовых операций, офисной и административной поддержки, а также на должности в сфере продаж и смежных профессий пришлось еще 28 процентов от общего числа вакансий в январе 2019 года.

Наибольшее сокращение числа вакансий по основным профессиям наблюдалось в сфере здравоохранения. Они упали на 205 сообщений.

Краткие факты и данные о вакансиях: рынок труда Филадельфии в 2020 г.

Рынок труда после рецессии: неполное восстановление

Восстановление после Великой рецессии было медленным и чрезвычайно длительным. В разные моменты было заманчиво прийти к выводу, что мы выздоровели ровно настолько, насколько собирались.Даже после того, как официальный уровень безработицы снизился, другие индикаторы восстановления оставались гораздо более смешанными — доля занятых оставалась значительно ниже докризисного уровня; зарплата оставалась неизменной; и неравенство продолжало расти. В отсутствие четких свидетельств полного восстановления, включая здоровый рост заработной платы, в политических усилиях следует делать упор на обеспечение широкого распределения выгод от роста.

Обзор

С декабря 2007 года по июнь 2009 года США пережили один из худших экономических спадов в своей истории: реальный ВВП упал на 5 процентов, экономика потеряла миллионы рабочих мест, а уровень безработицы увеличился более чем вдвое, достигнув 10 процентов.Восстановление после этого было очень медленным: хотя экономика США ежемесячно добавляла рабочие места с сентября 2010 года, а рост ВВП оставался стабильным на уровне примерно 2,2 процента в год, доля занятого населения еще не полностью восстановилась через десять лет после окончания. рецессии. Действительно, общей тенденцией на рынке труда является рост неравенства, неадекватный спрос на рабочую силу в течение многих лет и стагнация заработной платы для рабочих и среднего класса.

Хотя существует общее мнение о том, что восстановление оставило многих рабочих позади, нет четкого консенсуса относительно того, как совместить плохие результаты с высокими темпами роста и исторически низким уровнем безработицы.Поскольку расширение теперь старше, чем предыдущий послевоенный рекорд, в разные моменты было заманчиво сделать вывод, что восстановление было полным и что любая слабость, оставшаяся на рынке труда, была «новой нормой». Однако каждый раз, когда люди приходили к такому выводу, он быстро опровергался, поскольку условия продолжали медленно улучшаться. Если бы мы приняли этот вывод, мы могли бы предпринять шаги для замедления экономики (например, за счет ужесточения денежно-кредитной политики), но это было бы преждевременным и лишило бы рабочих возможностей восстановить утраченные позиции.

В этом аналитическом обзоре рассматривается исследование IRLE о долгосрочном воздействии рецессии на заработную плату и занятость американских рабочих с учетом того, что это исследование говорит о текущем состоянии экономики. Хотя любое исследование одновременных состояний быстро устаревает, выявление повторяющейся ошибки может быть предупреждением, чтобы избежать ее повторения. Понятно, что у нас нет надежных показателей в реальном времени для определения полной занятости. В отсутствие таковых нам следует быть очень осторожными, чтобы исключить возможность дополнительного восстановления.

Как выглядело восстановление?

На первый взгляд кажется, что рынок труда полностью оправился от рецессии. Уровень безработицы — наиболее часто цитируемый экономический статистический показатель, измеряющий процент людей в составе рабочей силы, у которых нет работы, — был на уровне 4,0 процента или ниже в течение почти года и ниже 6,0 процента в течение более четырех лет. 1 Ежемесячные отчеты о вакансиях показывают рост за 101 месяц. 2 Но до недавнего времени рост рабочих мест и корректировка заработной платы были не очень впечатляющими, особенно по сравнению с докризисным уровнем.

В статье за ​​2017 год директор IRLE Джесси Ротштейн проанализировал состояние рынка труда по состоянию на 2014 год. 3 В декабре 2014 года уровень безработицы составлял 5,6 процента, что ниже того, что многие назвали бы уровнем, совместимым с полной занятостью. Успешно ли завершилось расширение? Не пора ли Федеральной резервной системе притормозить, чтобы мы не запустили инфляционную спираль? Свидетельства Ротштейна показали, что такие выводы были бы весьма преждевременными. Он не обнаружил доказательств давления в заработной плате, совместимого с полной занятостью.Рынок труда не достиг «новой нормы», но оставался глубоко в дупле, в который он упал во время Великой рецессии. Было еще больше возможностей для восстановления.

К счастью, политики в то время не предприняли шагов для ужесточения экономики, и рынок продолжал медленное восстановление еще четыре года. Хотя логически возможно, что мы, наконец, достигли полной занятости, выводы Ротштейна и наш опыт с тех пор являются важным уроком об издержках преждевременного ужесточения и имеют решающее значение для того, какие выводы политики должны сделать политики в отношении движущегося состояния экономики. вперед.

Восстановление было долгим и неравномерным

Как показано на Рисунке 1, уровень безработицы неуклонно снижался после окончания рецессии. В начале 2018 года он упал ниже 4 процентов и с тех пор остается на уровне, невиданном с конца 1960-х годов. 4 Но до этого момента потребовалось много времени. Спустя пять лет после объявления Великой рецессии безработица была выше, чем в 2007 году (докризисный).

К 2017 году уровень безработицы упал ниже докризисного уровня. 5 К апрелю 2018 года было больше вакансий, чем официально безработных. 6 Некоторым казалось, что рынку труда больше нет места для восстановления. Но на самом деле это оказалось излишне пессимистичным. С апреля 2018 года в экономике добавлено более 2 миллионов рабочих мест. 7 Как это произошло? Существовал большой пул дополнительных работников, не считающихся безработными, которые были готовы работать при достаточном спросе на рабочую силу. Это были рабочие, которые покинули рабочую силу и во многих случаях бросили поиски работы из-за того, что не смогли найти работу.

Альтернативным показателем использования рабочей силы является соотношение занятых к численности населения, то есть доля трудоспособного населения, которое в настоящее время работает, независимо от того, активно ли они ищут работу (что требуется для того, чтобы считаться безработными). Этот показатель упал почти на пять процентных пунктов во время рецессии. В начале 2014 года он почти не восстановился, но с тех пор постепенно возвращается (рис. 1). Однако восстановление происходило намного медленнее, чем уровень безработицы.Даже в 2019 году коэффициент занятости населения остается значительно ниже докризисного уровня.

Незначительные признаки структурных изменений

Те, кто был склонен считать, что рынок труда достиг «новой нормы» несколько лет назад, когда уровень занятости все еще остается низким, часто утверждали, что структурные изменения на рынке труда привели к сокращению потенциальной занятости. Например, технологические изменения во время рецессии могли благоприятствовать более квалифицированным работникам, так что даже устойчивая экономика не создала бы достаточного количества рабочих мест для людей с более низкой квалификацией.В качестве альтернативы, географическое несоответствие может ограничить восстановление, если безработные застрянут в районах, находящихся в упадке, вдали от динамичных рынков, на которых создавались рабочие места.

Чтобы исследовать это, Ротштейн исследовал доказательства неравномерности спада и последующего восстановления. Потери рабочих мест различались по отраслям: самые большие потери рабочих мест во время Великой рецессии были в строительстве и производстве товаров длительного пользования. Но после рецессии занятость росла во всех основных отраслях частного сектора и быстрее всего росла в тех, которые потеряли больше всего рабочих мест.Было лишь несколько секторов, в которых чистый рост занятости в период с 2007 по 2014 год (в период рецессии) шел в ногу с ростом населения трудоспособного возраста: горнодобывающая промышленность, лесозаготовки, профессиональные и деловые услуги, образование, здравоохранение и социальная помощь, искусство и отдых, питание и ночлег.

Сравнения по демографическим группам аналогичны. Как и в случае с отраслями, рецессия по-разному затронула разные группы, но восстановление, как правило, компенсировало эти различия, и все группы в 2014 году преуспели в меньшей степени, чем до рецессии (см. Рисунок 2).В целом восстановление спроса на рабочую силу после рецессии было фактически смещено в пользу менее квалифицированных мужчин и против людей с высшим образованием (см. Диаграмму 3). Это не то, чего можно было бы ожидать, если бы технологические изменения несоразмерно принесли пользу наиболее образованным людям.

Наконец, только в семи штатах уровень безработицы в 2014 году был ниже уровня 2007 года, а безработица оставалась выше, чем была до рецессии, более чем в 90 процентах городских агломераций.

Ротштейн утверждал, что простейшим объяснением модели точек данных по состоянию на 2014 год было то, что рынок труда не приближался к полному, а неравномерному восстановлению, но все еще страдает от последствий одного из самых серьезных потрясений для экономики за всю историю наблюдений.Спрос на рабочую силу оставался низким почти для всех типов работников, независимо от уровня квалификации, пола, возраста или отрасли. Незакрытые вакансии, скорее всего, объяснялись тем, что работодатели были более разборчивы в отношении соискателей, повышали необходимую квалификацию и предлагали более низкую заработную плату новым сотрудникам.

Застой в заработной плате

Ротштейн предложил простой тест: напряженный рынок труда, на котором работодатели действительно пытаются заполнить рабочие места, должен привести к быстрому росту заработной платы, поскольку работодатели повышают заработную плату, чтобы привлечь необходимых им работников.Мы видели это в конце 1990-х годов, когда рынок труда был последней по-настоящему напряженной. Но по состоянию на 2014 год — и намного позже — на посткризисном рынке труда этого не было. Заработная плата в период с 2002 по 2014 год практически не изменилась.

Эта стагнация была широко распространена: застой в заработной плате по образованию, полу, возрасту и промышленному сектору, без каких-либо свидетельств более быстрого роста заработной платы в отраслях с более высоким ростом вакансий или в мегаполисах с более низким уровнем безработицы.

Либо рынок труда не был таким напряженным, как казалось, либо какая-то другая сила (например, власть монопсонии на рынке труда) сдерживала заработную плату.В любом случае, очевидно, оставались значительные возможности для дальнейшего роста спроса без риска возникновения спирали заработной платы и цен и безудержной инфляции. Это суждение было подтверждено опытом последних четырех лет: занятость выросла (а уровень безработицы продолжал падать) без особых признаков давления на заработную плату. Несмотря на скромный рост заработной платы, еще многое предстоит восстановить.

С 2014 года появились признаки возрождения. После роста менее чем на 2 процента в 2010-2014 годах заработная плата росла на 3: 3.5 процентов ставка с тех пор. Это признак того, что рынок, наконец, ужесточается и работодатели начинают предлагать более высокую заработную плату, чтобы привлекать и удерживать работников. Но необходимо еще больше ужесточить рынок труда, чтобы компенсировать низкие средние темпы роста за последние десять лет.

Калифорния: более глубокая рецессия, более сильное восстановление

Как рецессия повлияла на Калифорнию, пятую по величине экономику мира и один из наиболее пострадавших штатов? 8 Экономист по вопросам труда Сильвия Аллегретто сравнивает изменения в занятости и заработной плате в Калифорнии с остальной частью США.S. с июня 2009 г. по март 2018 г., с использованием данных Бюро статистики труда. 9

Рост рабочих мест в Калифорнии опережает рост числа рабочих мест в США

Рост рабочих мест в Калифорнии опережает средний показатель по стране почти во всех секторах. В Калифорнии с начала восстановления количество рабочих мест выросло на 18 процентов по сравнению с 13 процентами по стране. Однако Калифорния потеряла большую долю рабочих мест (1,3 миллиона), чем США (8,7 миллиона) во время Великой рецессии, и потребовалось более шести лет, чтобы оправиться от этих потерь.Как и в США в целом, рост рабочих мест в частном секторе намного опережает рост в государственном секторе, при этом Калифорния опережает средний национальный показатель по увеличению рабочих мест в частном секторе. США потеряли рабочие места в государственном секторе на федеральном уровне, уровне штата и на местном уровне, но в Калифорнии наблюдается небольшой рост занятости в государственном секторе штата и на местном уровне.

На первый взгляд, это хорошая новость для Калифорнии, но рост числа рабочих мест сильно варьируется в зависимости от отрасли и мегаполиса. В сфере услуг здравоохранения, досуга и гостеприимства, а также профессиональных и деловых услуг в Калифорнии наблюдается наибольший рост рабочих мест в частном секторе, в то время как природные ресурсы и горнодобывающая промышленность, строительство и производство испытали серьезную потерю рабочих мест.Несмотря на положительный рост числа рабочих мест в государственном секторе Калифорнии, при сравнении количества государственных рабочих мест, необходимых для обслуживания населения штата, Аллегретто обнаружил разрыв в 157 200 рабочих мест, большую часть которого можно отнести к нехватке учителей в штате.

Длительная безработица и неполная занятость

Хотя восстановление рабочих мест выглядит несколько позитивно для Калифорнии в целом, рецессия сильно ударила по рабочей силе штата. Уровень безработицы в Калифорнии был выше, чем в среднем по стране во время рецессии, и оставался двузначным в течение 43 месяцев подряд.В 23 округах Калифорнии, особенно в Центральной долине, безработица достигла 15-29 процентов в 2010 году. Безработица во время рецессии также сильно варьировалась в зависимости от расы / этнической принадлежности. В то время как самый низкий уровень безработицы среди белых и азиатов составлял примерно 10 процентов в 2010 году, латиноамериканцы испытали 14,7 процента безработицы в 2009 году, а афроамериканцы — почти 20 процентов в 2011 году.

По состоянию на 2017 год уровень безработицы в Калифорнии выглядел многообещающим — примерно 4.5 процентов, 10 , но длительная безработица (те, кто был безработным в течение 27 недель и более) оставалась намного выше (24,9% в 2017 году), чем докризисный уровень в 2007 году (16,8%). Неполная занятость, которая является мерой обескураженных и незначительно привязанных работников, работников с неполной занятостью, ищущих работу на полный рабочий день, и тех, кто отказался от поиска работы, в течение последнего десятилетия в Калифорнии постоянно была выше, чем в США. Сегодня в Калифорнии было бы дополнительно 1,1 миллиона рабочих, если бы уровень занятости был таким же, как в 2007 году до рецессии.

Жители Калифорнии сталкиваются со стагнацией доходов и бедностью

Заработная плата в Калифорнии росла быстрее всего для тех, кто находится на вершине распределения доходов. Заработная плата лиц с низкими и средними доходами оставалась неизменной вплоть до рецессии и снижалась примерно до 2014 года. Как и в национальных данных, в Калифорнии заработная плата работников с низкой и средней заработной платой наконец-то выросла, опередив инфляцию, начиная с 2014 года. Отчасти это произошло из-за ужесточения ситуации на рынке труда, но также из-за повышения минимальной заработной платы на уровне штата и местных властей.

Доход среднего домохозяйства в Калифорнии остался относительно неизменным, увеличившись всего на 1,2 процента за последнее десятилетие. Разрыв между ростом производительности и стагнацией доходов домохозяйств был особенно заметен в Калифорнии, где с 1979 по 2016 год производительность росла в 19 раз быстрее, чем средняя компенсация (по сравнению с 5,1 раза в США).

калифорнийцев также бедны по сравнению с США: по официальному показателю бедности Калифорния заняла 15-е место в 2016 году.Однако с учетом других переменных, таких как стоимость жизни, уплаченные или начисленные налоги, медицинские расходы и алименты, уровень бедности в штате является самым высоким в стране.

Что это значит для экономики Калифорнии

Исследование Аллегретто показывает, что выздоровление неполное; что некоторые показатели рынка труда указывают на то, что еще есть возможности для улучшения, и это не «новая норма». Она развеивает опасения людей по поводу влияния роботов и гиг-экономики; Фактически, новые технологии не изменили структуру экономики (хотя они позволили компаниям обойти традиционные отношения с работодателем).

Рекомендации

И Ротштейн, и Аллегретто утверждают, что медленное восстановление после рецессии по-прежнему вызывает слабый спрос на рабочую силу и стагнацию заработной платы. Рабочие во всех отраслях и на всех уровнях образования испытали более слабый спрос на рабочую силу, чем до начала Великой рецессии, и рецессия особенно сильно ударила по рабочим в некоторых штатах.

Если слабое восстановление является циклической чертой, отражающей глубокую природу спада, а не фундаментальных изменений в экономике, то важно, чтобы политика позволяла ему идти своим курсом, а не прекращать его из опасений зарождающейся инфляции. .Федеральной резервной системе следует проявлять крайнюю осторожность при ужесточении денежно-кредитной политики. Как отмечает Ротштейн, во время медленного восстановления раздаются голоса, призывающие ФРС притормозить; Было бы ошибкой сделать это раньше, и даже сегодня мало свидетельств существенных рисков, связанных с продолжением восстановления экономики.

Другие последствия для политики связаны с чрезвычайно глубокой рецессией и чрезвычайной продолжительностью восстановления. Нам необходимо проводить политику, которая поможет работникам, страдающим от слабого спроса на рабочую силу и продолжительных спадов.Сюда могут входить расширенные программы высшего образования и профессионального обучения, гораздо более агрессивные бюджетные стимулы и, возможно, даже государственные программы занятости, чтобы обеспечить работу, когда частный рынок этого не делает.

Наконец, в отсутствие устойчивого высокого спроса на рабочую силу нам нужна политика по повышению заработной платы. Большая часть роста, который мы наблюдаем в последние несколько лет, особенно в нижней части распределения заработной платы, обусловлена ​​повышением минимальной заработной платы на уровне штата и местного уровня, и, возможно, потребуется больше. Усиление переговорных позиций работников за счет более эффективных правил ведения коллективных переговоров также поможет гарантировать, что работники увидят преимущества повышения производительности, даже когда рынок недостаточно жесткий, чтобы заставить работодателей это делать.

ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Allegretto, S.A. (2018). Обзор тенденций рынка труда в США и Калифорнии после Великой рецессии. Центр динамики заработной платы и занятости. Получено с http://irle.berkeley.edu/files/2018/06/A-post-Great-Recession-overview-of-labor-market-trends-in-the-US-and-CA.pdf.

Ротштейн, Дж. (2017). Великая рецессия и ее последствия: какова роль структурных изменений? RSF: Журнал социальных наук Фонда Рассела Сейджа 3 (3): 22-49.

ОБ ЭТОЙ СЕРИИ
Это третья из серии аналитических записок, посвященных исследованиям преподавателей IRLE о Великой рецессии. В первом брифинге были рассмотрены причины Великой рецессии. Во втором было рассмотрено влияние рецессии на семьи и эффективность системы социальной защиты.

О СЕРИИ ИНФОРМАЦИИ IRLE
Миссия IRLE состоит в том, чтобы поддерживать строгие стипендии по вопросам труда и занятости в Калифорнийском университете в Беркли путем проведения и распространения актуальных для политики и социальных исследований.Наша серия аналитических обзоров представляет собой перевод академических исследований преподавателей Калифорнийского университета в Беркли и связанных с ними ученых для политиков, журналистов и общественности. Чтобы просмотреть этот и другие материалы из серии, посетите irle.berkeley.edu/policy-briefs/

. Редактор серии

: Сара Хинкли, заместитель директора IRLE

Список литературы

  1. Бюро статистики труда. (2019). Статистика рабочей силы из текущего обследования населения. Получено с https://data.bls.gov/timeseries/LNS14000000.
  2. Бюро статистики труда. (2019). Занятость, часы работы и заработки из обзора текущей статистики занятости (национальное). Получено с Получено с https://data.bls.gov/timeseries/ces0000000001.
  3. Ротштейн, Дж. (2017). Великая рецессия и ее последствия: какова роль структурных изменений? RSF: Журнал социальных наук Фонда Рассела Сейджа 3 (3): 22-49.
  4. Бюро статистики труда. (2019). Статистика рабочей силы из текущего обследования населения.Получено с https://data.bls.gov/timeseries/LNS14000000.
  5. Там же.
  6. А. Фолли (5 июня 2018 г.). Сейчас в США больше вакансий, чем безработных. Холм. Получено с https://thehill.com/policy/finance/390869-there-is-now-more-than-one-job-opening-per-one-unemployed-worker-in-the-us.
  7. Бюро статистики труда. (2019). Занятость, часы работы и заработки из обзора текущей статистики занятости (национальное).

Похожие записи

Вам будет интересно

Общая выручка или валовой доход это – Валовый доход и выручка: в чем разница

Какие специальности наиболее востребованы на сегодняшний день: Новости дня в России и мире — РБК

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко