Как государство оказывает поддержку: Как государство оказывает поддержку рыночной экономике?

Содержание

Каким фирмам государство оказывает поддержку: анализ изменения приоритетов в кризисных условиях | Яковлев

1. Кислицын Д. (2013). Политика господдержки предприятий в период кризиса 2008— 2009 гг.: критерии отнесения к «системообразующим» // Вопросы экономики. № 6. С. 84—99. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2013-6-84-99

2. Кузнецов Б. В., Симачев Ю. В. (2014). Эволюция государственной промышленной политики в России // Журнал Новой экономической ассоциации. № 22. С. 152—179.

3. Кузык М. Г., Кузнецов Б. В., Симачев Ю. В. (2010). Оценка воздействия различных антикризисных мер на предприятия обрабатывающей промышленности // Экономическая политика. № 1. С. 122—134.

4. Симачев Ю. В., Кузык М. Г., Зудин Н. Н. (2017). Результаты налоговой и финансовой поддержки российских компаний: проверка на дополнительность // Журнал Новой экономической ассоциации. № 2. С. 59—93. https://doi.org/10.31737/2221-2264-2017-34-2-3

5. Яковлев А. А. (2010). Предоставление государственной поддержки предприятиям на разных уровнях власти: различия в приоритетах // Вопросы государственного и муниципального управления. № 2. С. 5—22.

6. Яковлев А. А., Говорун А. В. (2011). Бизнес-ассоциации как инструмент взаимодействия между правительством и предпринимателями: результаты эмпирического анализа // Журнал Новой экономической ассоциации. № 9. С. 98—127.

7. Amsden A. (1989). Asia’s next giant. New York: Oxford University Press.

8. Doner R. F., Schneider B. R. (2016). The middle-income trap: More politics than economics. World Politics, Vol. 68, No. 4, pp. 608—644. https://doi.org/10.1017/S0043887116000095

9. Duvanova D. (2011). Firm lobbying versus sectoral organization: The analysis of business-state relations in post-communist Russia. Post-Soviet Affairs, Vol. 27, No. 4, pp. 387—409. https://doi.org/10.2747/1060-586X.27.4.387

10. Faccio M. (2006). Politically connected firms. American Economic Review, Vol. 96, No. 1, pp. 369—386. https://doi.org/10.1257/000282806776157704

11. Fisman R. (2001). Estimating the value of political connections. American Economic Review, Vol. 91, No. 4, pp. 1095—1102. https://doi.org/10.1257/aer.91.4.1095

12. Frye T. (2002). Capture or exchange? Business lobbying in Russia. Europe-Asia Studies, Vol. 54, No. 8, pp. 1017—1036. https://doi.org/10.1080/0966813022000017113

13. Frye T., Shleifer A. (1997). The invisible hand and the grabbing hand. American Economic Review Papers and Proceedings, Vol. 87, No. 2, pp. 354—358. https://doi.org/10.3386/w5856

14. Frye T., Yakovlev A., Yasin Y. (2009). The “other” Russian economy: How everyday firms view the rules of the game in Russia. Social Research: An International Quarterly, Vol. 76, No. 1, pp. 29—54

15. Guriev S., Rachinsky A. (2005). The role of oligarchs in Russian capitalism. Journal of Economic Perspectives, Vol. 19, No. 1, pp. 131—150. https://doi.org/10.1257/0895330053147994

16. Haaparanta P., Juurikkala T., Lazareva O., Pirttila J., Solanko L., Zhuravskaya E. (2003). Firms and public service provision in Russia. BOFIT Discussion Paper, No. 16/2003.

17. Hausmann R., Hidalgo C. A., Bustos S., Coscia M., Chung S., Jimenez J., Simoes A., Yildirim M. A. (2014). The atlas of economic complexity: Mapping paths to prosperity. MIT Press.

18. Hellman J. S., Jones G., Kaufman D. (2003). Seize the state, seize the day: State capture and influence in transition economies. Journal of Comparative Economics, Vol. 31, No. 4, pp. 751—773. https://doi.org/10.1016/j.jce.2003.09.006

19. Jensen N. M. (2002). Economic reform, state capture, and international investment in transition economies. Journal of International Development, Vol. 14, No. 7, pp. 973—977. https://doi.org/10.1002/jid.937

20. Johnson C. (1982). MITI and the Japanese miracle: The growth of industrial policy, 1925—75. Stanford: Stanford University Press.

21. Juurikkala T., Lazareva O. (2006). Lobbying at the local level: Social assets in Russian firms. BOFIT Discussion Paper, No. 1/2006.

22. Krueger A. (1974). The political economy of the rent-seeking society. American Economic Review, Vol. 64, No. 3, pp. 291—303. https://doi.org/10.1007/BF02685118

23. Kuznetsov B., Dolgopyatova T. G., Golikova V., Gonchar K. R., Yakovlev A. A., Yasin E. (2011). Russian manufacturing revisited: Industrial enterprises at the start of the crisis. Post-Soviet Affairs, Vol. 27, No. 4, pp. 1—37. https://doi.org/10.2747/1060-586X.27.4.366

24. Murphy K. M., Shleifer A., Vishny R. W. (1993). Why is rent-seeking so costly to growth? American Economic Review, Vol. 83, No. 2, pp. 409—414.

25. Nikulin A. M., Trotsuk I., Wegren S. K. (2017). The importance of strong regional leadership in Russia: The Belgorod miracle in agriculture. Eurasian Geography and Economics, Vol. 58, No. 3, pp. 316—339. https://doi.org/10.1080/15387216.2017.1355250

26. Olson M. (1965). The logic of collective action: Public goods and the theory of groups. Cambridge, MA: Harvard University Press.

27. Rodrik D. (2004). Industrial policy for the twenty-first century. KSG Working Paper, No. RWP04-047.

28. Rodrik D. (2005). Growth strategies. In: P. Aghion, S. N. Durlauf (eds.). Handbook of economic growth, Vol. 1, Part A. Elsevier, pp. 967—1014. https://doi.org/10.1016/S1574-0684(05)01014-2

29. Rodrik D. (2008). Normalizing industrial policy. Commission on growth and development Working Paper, No. 3. Washington, DC: World Bank.

30. Shleifer A., Vishny R. W. (2002). The grabbing hand: Government pathologies and their cures. Harvard University Press.

31. Slinko I., Yakovlev E., Zhuravskaya E. (2005). Laws for sale: Evidence from Russia. American Law and Economics Review, Vol. 7, No. 1, pp. 284—318. https://doi.org/10.1093/aler/ahi010

32. Solanko L. (2006). Coping with missing public infrastructure: An analysis of Russian industrial enterprises. BOFIT Discussion Paper, No. 2/2006.

33. Stigler G. J. (1971). The theory of economic regulation. The Bell Journal of Economics and Management Science, Vol. 2, No. 1, pp. 3—21. https://doi.org/10.2307/3003160

34. Szakonyi D. (2018). Businesspeople in elected office: Identifying private benefits from firmlevel returns. American Political Science Review, Vol. 112, No. 2, pp. 322—338. https://doi.org/10.1017/S0003055417000600

35. Yakovlev A. (2014). Russian modernization: Between the need for new players and the fear of losing control of rent sources. Journal of Eurasian Studies, Vol. 5, No. 1, pp. 10—20. https://doi.org/10.1016/j.euras.2013.09.004

36. Yakovlev A. (2016). What is Russia trying to defend? Russian Journal of Economics, No. 2, pp. 146—161. https://doi.org/10.1016/j.ruje.2016.06.003

37. Zimin D. (2010). Promoting investment in Russia’s regions. Eurasian Geography and Economics, Vol. 51, No. 5, pp. 653—668. https://doi.org/10.2747/1539-7216.51.5.653

ВОЗ оказывает поддержку людям, отказывающимся от табака, для снижения риска развития у них тяжелого заболевания COVID-19

  • По случаю Всемирного дня без табака Генеральный директор ВОЗ вручил специальные премии министру здравоохранения Индии и Университету Бата за выдающиеся достижения в области борьбы против табака.
  • У курящих людей риск развития тяжелого заболевания COVID-19 и смерти от него выше на 40-50%.
  • ВОЗ сотрудничает с WhatsApp, Viber, Facebook Messenger и компанией AI Soul Machines, чтобы охватить миллиарды людей бесплатными цифровыми программами, облегчающими отказ от табака.

Благодаря проводимой Всемирной организацией здравоохранения кампании «Повод отказаться от табака» ресурсы из ее набора инструментов для содействия отказу от табака стали доступными для более чем одного миллиарда потребителей табака менее чем за пять месяцев этой годовой кампании.

ВОЗ развернула кампанию в поддержку миллионов потребителей табака, прилагающих активные усилия для спасения своей жизни, но все еще нуждающихся в помощи для достижения успеха.   

В настоящее время кампания проводится непосредственно в 29 странах. Каждая страна согласовала с ВОЗ целый ряд специальных мероприятий, включая проведение национальных кампаний по повышению осведомленности, выпуск новых цифровых инструментов, пересмотр политики, привлечение молодежи, подготовку медицинских работников, открытие новых клиник для содействия прекращанию употребления табака, поддержку применения никотинзаместительной терапии с помощью партнеров ВОЗ, создание национальных бесплатных телефонных служб и организацию курсов для содействия отказу от табака и др.  

«У курящих людей риск развития тяжёлого заболевания COVID-19 и смерти от него на 50% выше, поэтому отказаться от табака – это лучшее, что они могут сделать для снижения риска заболевания, вызванного коронавирусом, а также риска развития раковых, сердечно-сосудистых и респираторных заболеваний, – заявил Генеральный директор ВОЗ д‑р Тедрос Адханом Гебрейесус. – Мы настоятельно призываем все страны внести свой вклад путем присоединения к кампании ВОЗ и создания среды, свободной от табачного дыма, с тем чтобы предоставить людям информацию, поддержку и инструменты, необходимые им для того, чтобы навсегда отказаться от табака».

«Чтобы помочь потребителям табака перейти в разряд бросивших курить и стать победителями, мы разрабатываем на основе цифровых технологий чат-бот программы ВОЗ «Откажись от табака» и создали на основе искусственного интеллекта электронного специалиста здравоохранения по имени Флоренс, а также обеспечиваем доступ к информационно-разъяснительным материалам на 30 языках», – добавил директор Департамента ВОЗ по вопросам укрепления здоровья д‑р Рюдигер Крех.   

Программа «Откажись от табака» предоставляет ежедневные уведомления с советами и подбадриванием на протяжении 6 месяцев, чтобы помочь людям оставаться свободными от табака. Она доступна бесплатно в приложениях WhatsApp, Viber, Facebook Messenger и WeChat.

Во всем мире примерно 39% мужчин и 9% женщин употребляют табак. В настоящее время самые высокие показатели употребления табака составляют 49% среди мужчин в Регионе Западной части Тихого океана и 19% среди женщин в Европе. 

Премии Генерального директора за достижения в области борьбы против табака

Д-р Тедрос Адханом Гебрейесус вручил специальные премии за достижения в области борьбы против табака министру здравоохранения и благосостояния семьи Индии д‑ру Харшу Вардхану и исследовательской группе по борьбе против табака Университета Бата, Соединенное Королевство.

Д-р Харш Вардхан сыграл важную роль в принятии в 2019 г. национального законодательства, запрещающего электронные сигареты и изделия из нагреваемого табака в Индии. Исследовательская группа по борьбе против табака в Соединенном Королевстве неустанно работает над изобличением попыток и тактических приемов табачной промышленности, направленных на ослабление, блокирование или отсрочку мер по борьбе против табака, способствуя тем самым внесению изменений в политику на национальном и глобальном уровнях.

Примечание для редакторов: 

*Целевые страны кампании:  

  • Арабская Республика Египет
  • Киргизская Республика
  • Народная Республика Бангладеш
  • Китайская Народная Республика 
  • Республика Индия
  • Республика Индонезия
  • Республика Казахстан
  • Республика Кения
  • Республика Филиппины 
  • Республика Польша
  • Республика Сенегал
  • Южно-Африканская Республика
  • Республика Суринам
  • Республика Турция
  • Республика Узбекистан
  • Республика Судан
  • Российская Федерация
  • Социалистическая Республика Вьетнам
  • Мексиканские Соединенные Штаты
  • Соединенные Штаты Америки
  • Украина
  • Демократическая Республика Тимор-Лешти
  • Федеративная Демократическая Республика Эфиопия
  • Федеративная Республика Германия                             
  • Федеративная Республика Нигерия
  • Федеративная Республика Бразилия
  • Иорданское Хашимитское Королевство
  • Исламская Республика Иран
  • Исламская Республика Пакистан

 ВОЗ выражает благодарность партнерам, оказавшим поддержку кампании:

Allen Carr’s EasyWay, Amazon Web Services, Cipla, Facebook и WhatsApp, Google, Johnson & Johnson Consumer Health, Praekelt.org, Soul Machines Limited и Viber. 

Л. Глебова: Государство создает условия для развития институтов гражданского общества

Сенатор приняла участие в конференции «Участие общественных институтов в нормотворческой деятельности, связанной с внесением изменений в Конституцию Российской Федерации: итоги и перспективы».


Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель СФ в Общественной палате Любовь Глебова Глебова
Любовь Николаевнапредставитель от исполнительного органа государственной власти Удмуртской Республики
приняла участие в конференции Общественной палаты «Участие общественных институтов в нормотворческой деятельности, связанной с внесением изменений в Конституцию Российской Федерации: итоги и перспективы». Мероприятие, приуроченное к годовщине принятия поправок к Конституции, провела секретарь Общественной палаты РФ Лидия Михеева.

Смотрите также

Любовь Глебова отметила, что год назад, по сути, состоялось, официальное признание того уровня развития гражданского общества, которое потребовало системных мер поддержки государства не только в практической деятельности, но и на уровне конституционного обеспечения этого процесса.

«Гражданское общество заявило о себе в государственной политике как на уровне определения правил жизни, на уровне контроля этих правил, так и непосредственно в практической жизни, которую невозможно сегодня представить без некоммерческих организаций», – отметила сенатор РФ.

По словам сенатора, в настоящий момент можно выделить несколько форм поддержки некоммерческого сектора со стороны органов государственной власти. Во‑первых, это грантовая помощь некоммерческому сектору, которая строится на принципах партнерства государственных институтов, бизнеса и общества.

В каждом регионе создаются разные фонды по инициативе губернаторов и те, кто занимается благотворительской деятельностью

«Мы знаем об успешной работе Фонда президентских грантов. В каждом регионе создаются разные фонды по инициативе губернаторов и те, кто занимается благотворительской деятельностью, получают финансирование. Мы видим, как муниципальные органы создают свою систему грантовой поддержки. И мы можем прямо сказать, что сегодня объем грантовой поддержки является основным с точки зрения базы поддержки некоммерческих организаций», — сказала Любовь Глебова.

Во‑вторых, указала парламентарий, государство оказывает поддержку некоммерческим организациям, которые взяли на себя ряд социально значимых функций в условиях пандемии новой коронавирусной инфекции. «В течение последних полутора лет Совет Федерации совместно с Общественной палатой РФ ведет мониторинг активности НКО и объема их поддержки Правительством Российской Федерации. За время пандемии объем государственной поддержки некоммерческой сфере стал равен объему поддержки малого и среднего бизнеса», — отметила она.

В‑третьих, указала Любовь Глебова, появляются новые формы поддержки бизнеса, если он активно включается в жизнь некоммерческих организаций. «Во время пандемии организатором этого процесса стала Общественная палата. Бизнесу дали возможность в объеме, не превышающем один процент от выручки, не облагать налогом средства, если они направлены в те некоммерческие организации, которые входили в формируемый тогда реестр Министерства экономического развития РФ. Кстати, надо сказать, что появление такого реестра – тоже характерная черта того процесса, который называется ростом гражданской активности и развитием гражданского общества», — считает парламентарий.

По ее словам, в Совете Федерации уже второй год действует практика, когда регионы в Дни субъекта рассказывают и о том, как органы региональной власти создают на территориях условия для развития институтов гражданского общества. «Мы работаем с региональными общественными палатами, и можно сказать, что этот опыт становится все более и более интересным».

Сенатор отметила, что прошедший год оставил заметный след в развитии системы гражданского общества России. Важно осуществлять мониторинг практик законодательного обеспечения деятельности НКО, практико-ориентированной деятельности гражданских институтов, формирования мер поддержки исполнительной властью некоммерческого сектора.

В конференции также приняли участие первый заместитель председателя Комитета СФ по Регламенту и организации парламентской деятельности Светлана Горячева, Горячева
Светлана Петровнапредставитель от исполнительного органа государственной власти Приморского края первый заместитель председателя Комитета СФ по социальной политике Валерий Рязанский, Рязанский
Валерий Владимировичпредставитель от законодательного (представительного) органа государственной власти Курской области президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян, директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Талия Хабриева.

Оправдает ли себя ставка государства на поддержку ученых-«победителей»

Главная причина неэффективности мер поддержки молодых в науке состоит в отсутствии единого определения понятия «молодой ученый». Фото РИА Новости

Говоря о готовящемся сейчас законе о молодых ученых, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко отметила: «Здесь наша главная задача, с одной стороны, не потерять те меры поддержки, которые уже действуют сегодня, и продумать новые, чтобы молодой и не только молодой ученый чувствовал, что его работу ценят, что государство заинтересовано в результатах его труда». Эти слова прозвучали на парламентских слушаниях «Научный кадровый потенциал страны: состояние, тенденции развития и инструменты роста». Что могут представлять собой эти меры поддержки? А главное, как выбрать тех ученых, которые заслуживают такой государственной поддержки? Об этом на парламентских слушаниях почти ничего сказано не было. Между тем это, возможно, самые главные вопросы в поднятой теме.

Термин «поддержка избранных» – это перифраз англоязычного термина «выбор победителей» (picking winners) – концепция в политике, в первую очередь промышленной, когда государство оказывает селективную поддержку выбранным по определенным критериям организациям (компаниям). В научной политике этот подход тоже применим, и обычно он обсуждается в связи с выбором приоритетных научных направлений.

«Победитель» получает все

Стоит ли вообще государству участвовать в «выборе победителей»? Критиков такого подхода намного больше, чем сторонников. Основной аргумент против исходит из того, что государство не располагает полной информацией об объекте поддержки, поэтому невозможно решить, какие организации стратегически важны и потому нуждаются в особом внимании. Кроме того, отдавая предпочтение каким-либо субъектам перед другими, правительство может невольно вытеснять жизнеспособные альтернативные пути развития и организации.

Сторонники, в свою очередь, утверждают, что есть ситуации и обстоятельства, когда следование такой политике оправданно. Например, в условиях кризиса либо при слабости общих институтов развития в стране. При этом значение имеет желание «победителей» служить целям, установленным государством.

То есть вопрос не в том, выбирать или нет, а в том, зачем и как это делать. В конечном счете важно то, чтобы через поддержку избранных улучшалась общая среда производства научного знания.

В России акцент на «выбор победителей» в последние годы усиливается. Это выражается в том, что особые группы, получающие от государства поддержку, есть во многих направлениях научной политики – от выбора приоритетных научных направлений и технологий до присвоения статусов организациям, выделения объектов уникальной инфраструктуры или особых категорий исследователей.

Само по себе выделение избранных может быть вполне оправдано задачами развития при ограниченных ресурсах, выделяемых на науку. В России расходы на науку в ВВП стагнируют, колеблясь в последние годы на уровне 1%. Это в 2–3 раза ниже, чем в странах с развитой наукой. При этом основным источником финансирования остается федеральный бюджет, составляя в последние годы 66–67% суммарных расходов на исследования и разработки («Индикаторы науки». М.: НИУ ВШЭ, 2021. С. 90, 97).

Таким образом, ограниченность ресурсов и преобладание государственного финансирования – факторы, способствующие ориентации на поддержку «избранных». В то же время именно ограниченность ресурсов предъявляет особые требования к корректности определения «избранных» – так, чтобы сфокусированная поддержка дала более масштабные эффекты.

В России пока не удается масштабировать успехи «избранных», о чем свидетельствуют практически все макропоказатели развития науки. Почему это происходит? Хороший пример для изучения этой проблемы – меры по целевой поддержке молодых ученых.

Транзитная молодежь

Государство стало уделять особое внимание поддержке молодых исследователей с начала 2000-х годов. Однако, несмотря на то что в науку удалось привлечь много молодежи (доля молодых исследователей в возрасте до 39 лет достигла почти 44% в общей численности научных кадров), среднее поколение ученых в возрасте 40–59 лет продолжает сокращаться, упав за последние 10 лет почти на 9% («Индикаторы науки». М.: НИУ ВШЭ, 2021. С. 50).

Это означает, что молодые люди, приходя в науку, через какое-то время из нее уходят, а потому и сохраняется провал средней возрастной группы. Оценки среднего срока пребывания молодого исследователя (до 29 лет) в сфере науки показывают, что он составляет около пяти лет без учета времени возможного пребывания в аспирантуре (см.: И. Дежина, С. Егерев «Кадры науки во цвете лет», «НГ-наука» 08.04.20). Около 20 лет назад средний срок в науке для молодого ученого оценивался в семь лет. Таким образом, «скорость оборота» молодежи растет.

Одна из прямых мер поддержки – премии
 молодым ученым. 
 Фото с сайта www.scientificrussia.ru
Может ли этот результат быть связан с тем, какие цели поддержки ставятся и каким образом определяется «молодой ученый»? Действительно, политика поддержки молодежи в науке не ставила целью увеличение среднего поколения, а в основном формулировалась в терминах «привлечение» и «удержание». Но более интересно то, кто такой молодой ученый, который имеет шансы попасть в группу «избранных».

Недавно аудиторы Счетной палаты, которые проводили оценку мер поддержки молодых ученых за период 2016–2018 годов, пришли к выводу, что главная причина неэффективности мер поддержки молодых в науке состоит в отсутствии единого определения понятия «молодой ученый». Ими могут быть лица как до 33, так и до 35–40 лет. А это порождает «несистемность». Более того, как оказалось, нигде не обобщаются сведения об объемах финансирования молодых ученых.

Подсчеты действительно затруднены в связи тем, что помимо прямых мер поддержки (различные гранты и премии молодым ученым) действуют и разнообразные косвенные меры (специальные преференции для молодых ученых в рамках общих конкурсов и грантов, обеспечение молодых исследователей жильем). Например, в версии программы мегагрантов, действующей с 2019 года, молодые ученые должны составлять половину численности членов коллективов без учета характера дисциплины и решаемых в мегагранте задач. Ежегодно их доля должна расти минимум на 2%. Аналогичные требования есть и в программах Российского научного фонда, где, например, на поддержку молодых исследователей в грантах для отдельных научных групп должно выделяться не менее 35% фонда оплаты труда.

Кто попадает в «избранные»

В том, что в разных программах определение молодого исследователя может варьироваться, нет ничего плохого. Нет единого определения молодого исследователя – не только международного, но и внутри отдельных стран. Оно различается от программы к программе и тесно связано с целями поддержки.

Однако в мировой практике в основе понятия лежит этап развития научной карьеры, первые карьерные ступени исследователя. Поэтому в определении «молодой ученый» обязательно указывается время, прошедшее с момента получения степени PhD, и в некоторых случаях – тип занимаемой должности. Чаще всего молодые ученые – это исследователи с момента получения ими научной степени и до занятия постоянной позиции в университете или исследовательской организации. Этот интервал, как правило, составляет 5–7 лет. При этом некоторые страны, ранее использовавшие привязку к возрасту, начинают отказываться от этой практики. Примером может служить Польша, где молодым считался ученый в возрасте до 35 лет, а теперь – тот, у кого с момента защиты диссертации прошло не более 7 лет.

Кардинальное отличие России от остальных стран как раз в том, что молодой ученый всегда определяется по его физическому возрасту. В итоге среди молодых по возрасту ученых, которые могут претендовать на специальную государственную поддержку, оказываются как начинающие, так и вполне успешно сделавшие карьеру в науке, заняв соответствующую должность или, например, получившие звание не только члена-корреспондента РАН, но даже и академика РАН.

Казалось бы, для «удержания в науке» важнее поддерживать исследователей, начинающих свою научную карьеру независимо от их возраста. Однако тренд на поддержку по возрасту сохраняется. Сейчас понятие «молодой ученый» пересматривается для того, чтобы ввести единый возраст, дающий право на получение мер поддержки. Министерство науки и высшего образования РФ предлагает внести поправку в Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике», определяющую понятие молодого ученого как гражданина в возрасте до 35 лет. Попавшим в эту категорию ученым предполагается оказывать разнообразную государственную поддержку – выделять им стипендии, премии и гранты, а также осуществлять социальные выплаты на приобретение жилья.

Русский эйджизм

Таким образом, существует проблема корректности формулирования целей поддержки и самого выбора группы «избранных». Содействие тем, кто только начинает свою карьеру в науке, подменяется поддержкой молодых по возрасту. В какой-то мере этот подход смыкается с идеологией эйджизма, то есть дискриминацией одних возрастных групп в пользу других. Это может иметь дополнительные негативные последствия – например культивировать инфантилизм, поскольку создаются условия для получения финансирования исключительно за молодость.

Безусловно, перекосы в кадровой структуре науки связаны не только с тем, что особым образом проводится политика «выбора победителей». «Протекание» (транзит) молодежи через сферу науки – это результат действия многих причин, о которых давно и хорошо известно. Это и низкая базовая зарплата исследователей, и фрагментарность в оснащении современным оборудованием, и проблема покупки и доставки вспомогательных материалов и реактивов. Это и бюрократизация, слабое и сокращающееся разнообразие источников финансирования. С некоторых пор добавился и прессинг публикационной гонки, который не делает сферу науки более привлекательной, особенно для тех, кто только решает, заниматься ли ею или чем-то иным.

Неоптимальное использование подхода «поддержки избранных» на фоне недостаточно благоприятной среды для научной деятельности и приводит к результатам, которые могут вдохновить только оппонентов проведения селективной политики. n

Статья подготовлена специально для «НГ-науки» на основе блога автора на ресурсе «Гаудеамус» (аналитический блог о проблемах науки и образования).


Туркменистан: Государство оказывает большую поддержку в развитии частного бизнеса

Под руководством уважаемого Президента Туркменистана внедряемый в жизнь уравновешенная макроэкономическая политика и изменения позволяет стремительному развитию государства. Это позволяет достижению качественно новых результатов во всех направлениях национальной экономики.

В связи с этим, развитие негосударственного сектора имеет важное значение и занимает значимое место в актуализации и диверсификации отраслей экономики страны. Первым шагом в этом направлении стало создание Союза промышленников и предпринимателей Туркменистана, объединяющее промышленников и предпринимателей осуществляющих предпринимательскую деятельность на основе частной формы собственности. Если ранее Союз объединял 500 членов, то в настоящее время объединяет огромную группу предпринимателей и бизнесменов, которое превышает 14-и тысяч. В частных предприятиях и разных направлениях предпринимательства трудятся более 150 тысяч человек, их заработная плата последовательно повышается. В результате оказания широкой поддержки предпринимательства государством, также последовательная выдача льготных кредитов, достижения негосударственного сектора экономики явно отражается в развитии экономики страны.

Возводимые здания и сооружения, производимые конкурентоспособные, высококачественные продукции предпринимателями явное этому свидетельство.

К примеру этому, глава государства утвердил основные направления развития промышленной отрасли регионов страны. Реализация этой программы открывает большие возможности для развития не госсектора экономики, дальнейшей деятельности отечественных предпринимателей, которые все активнее включаются в процессы модернизации регионов. Члены СППТ вели работу на множество социально значимых объектах в рамках государственных программ, в их числе заказы, связанные с обустройством городов и сел страны, строительством автодорог и других сооружений, призванных сделать жизнь людей более комфортной. Привлечение в стране частных компаний в систему строительства городов, выполнение национальных программ является одним из направлений государственной политики по поддержке отечественных предпринимателей. В целом по стране со стороны СППТ ведутся работы по сотням объектам социально-бытового и культурного значения, частными строительными компаниями в разных регионах страны возводятся новые жилые дома, школы, детские сада, спортивные комплексы и здания социального значения которых уже большинство сдано в эксплуатацию.

В целом в Туркменистане увеличение деловой активности малого и среднего предпринимательства, экономического развития страны, увеличение социально-бытового уровня жизни населения и создание благоприятных условий, совершенствования рыночных отношений является приоритетными направлениями государственной политики.

В новой редакции Конституции Туркменистана введение нового раздела «Экономика и финансово-кредитная система» имеет важное значение для защиты в будущем гарантий социально-экономического развития страны. Этот раздел основывается принципам рыночных отношений экономики страны, стимулирование и поддержка государством предпринимательства, поддерживает развитие деловой активности малого и среднего предпринимательства в стране, проводится единая бюджетная, финансовая, налоговая и денежно-кредитная политика, а также расписывается другие нормы. Внедрение этих норм в будущем позволит повысить деловой активности, эффективности негосударственного сектора экономики Туркменистана.

В многочисленных других отраслях экономики страны результаты деятельности предпринимателей доказывают, что они могут решать огромные задачи. Значит, поставленную впереди стратегическую цель, доведение доли негосударственного сектора экономики без учета ТЭК до 2020 года в ВВП до 70 % будет реализована.

«Государство оказывает поддержку семьям в решении квартирного вопроса», — отметил Уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид Гуляко во время своего визита в Кореличский район 13 декабря | Новости района

Во время встречи с населением  Кореличского района Уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид Гуляко поднял актуальную на сегодняшний день тему жилищного строительства, которая в ноябре текущего года звучала на республиканском совещании о повышении эффективности строительного комплекса Беларуси.

— Во время совещания Президент Беларуси Александр Лукашенко поставил задачу за два года ликвидировать очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий среди многодетных семей, — сказал Леонид Гуляко. — В 2017 году для 34,8 тыс. многодетных семей стоял жилищный вопрос. Так, в текущем году при государственной поддержке  7 тысяч многодетных семей будут обеспечены жильем, еще 10 тысяч — в 2019 году.

10 декабря Президент подписал Указы №474 «О государственной поддержке строительства (реконструкции) или приобретении жилых помещений» и №473 «О долевом строительстве». В отношении детей-сирот размер субсидии на погашение основного долга по коммерческим кредитам в соответствии с указом №240 увеличивается с 35% до 50%. Для малообеспеченных граждан, осуществляющих строительство жилья и трудовую деятельность в населенных пунктах на территории юго-восточного региона Могилевской области, размер субсидии на уплату части процентов по коммерческим кредитам увеличивается на 4 процентных пункта. Кроме того, гражданам, воспитывающим детей-инвалидов, предоставляется право на получение субсидии на погашение 50% основного долга по коммерческим кредитам. Для многодетных семей, воспитывающих детей-инвалидов, устанавливается первоочередное право на получение государственной поддержки.

У присутствующих на встрече возникли вопросы к Уполномоченному по делам религий и национальностей. Например, платят ли белорусы, работающие за границей, налоги в бюджет Республики Беларусь?

— Наши граждане, трудоустроенные за границей официально, платят налоги в бюджет той страны, где работают, — отметил Леонид Гуляко. —  Однако, к сожалению, белорусам за рубежом платят ощутимо меньше, чем представителям титульной нации. Хотя при этом наши соотечественники ни чем не уступают ни в профессионализме, ни в трудолюбии.

Затем в здании Кореличского райисполкома Леонид Гуляко провел прием граждан и «прямую телефонную линию».

Во второй половине своего рабочего дня Уполномоченный по делам религий и национальностей встретился со священнослужителями Кореличского района. Состоялся конструктивный диалог, во время которого каждый из присутствующих мог высказать свою позицию относительно решения того или иного вопроса.

кто оказывает поддержку радикальным группировкам в Сирии — РТ на русском

Хотя «Исламского государства»* как единой структуры уже не существует, осколки «халифата» продолжают действовать в Сирии. Об этом рассказал постпред России при ООН Василий Небензя. Дипломат пояснил, что вылазки экстремистов в САР могут участиться. Кроме того, в регионе отмечается рост активности «Аль-Каиды»**. По оценкам российской стороны, именно эта группировка может выйти на первый план на фоне ослабления ИГ. Москва призывает международное сообщество начать коллективную борьбу с терроризмом, но спецслужбы ряда стран, напротив, снабжают радикалов оружием, подчеркнул Небензя. О декларациях и реальных действиях для противостояния террористической угрозе — в материале RT.

«Исламское государство» (ИГ) может нарастить частоту своих вылазок в Сирии, особенно в направлении провинции Идлиб. С таким прогнозом выступил постоянный представитель России при ООН Василий Небензя на заседании Совбеза по угрозам международному миру и стабильности в результате актов терроризма.

«Игиловцы идут во все тяжкие, активно привлекая к совершению терактов несовершеннолетних, включая детей до 12 лет», — отметил постпред.

Об окончательном разгроме ИГ пока не приходится говорить, хотя группировка и была разбита на части, пояснил дипломат. Разрозненные ячейки ИГ продолжают действовать, успешно координируя усилия. Небензя сравнил «халифат» в его нынешнем состоянии с разрушенной Вавилонской башней, на руинах которой отдельные элементы ИГ ещё говорят на общем языке.

«Исламское государство» потеряло доходы от контрабанды углеводородов, однако его сторонники нашли альтернативные источники финансирования. Террористы занимаются спекуляциями на фондовых биржах, а также инвестируют средства в ряд легальных отраслей экономики на территории разных стран: туризм, строительство, сельское хозяйство и фармацевтический бизнес. Кроме того, группировка ведёт борьбу за контроль над наркотрафиком — не в последнюю очередь речь идёт о поставках героина из Афганистана.

  • Василий Небензя
  • РИА Новости

Как подчеркнул Небензя, остаётся открытым вопрос о том, каким образом террористическая группировка получила доступ к современным видам вооружений, благодаря чему «халифат» смог противостоять крупнейшим армиям мира.  Представление, согласно которому террористы довольствовались награбленным оружием или произведёнными вручную взрывными устройствами, в корне неверно, подчеркнул постпред.

«Продолжают копиться свидетельства осуществления поставок вооружений извне, в том числе через полулегальные структуры или даже под покровительством спецслужб отдельных стран», — отметил Небензя. 

Разрозненные ячейки ИГ — не единственный источник террористической угрозы. Место потерпевшего поражение «халифата» может занять «Аль-Каида». По оценкам российской стороны, именно эта группировка может выйти на первый план в Сирии на фоне ослабления ИГ. Положить конец обеим террористическим структурам можно лишь на «подлинно коллективной основе», пояснил Василий Небензя.

В распространённом 23 августа докладе Генсека ООН Антониу Гутерреша приводятся похожие оценки: прежде всего речь идёт о преобразовании ИГ в подпольную террористическую сеть, имеющую множество региональных ячеек.

«Исламское государство» в тот же день подтвердило эти опасения, опубликовав аудиозапись речи лидера группировки Абу Бакра аль-Багдади, в которой он призывает своих сторонников продолжать борьбу, невзирая на неудачи. 

  • Абу Бакр аль-Багдади
  • globallookpress.com
  • © Ropi

Комментируя слова Василия Небензи о росте напряжённости в районе провинции Идлиб, эксперты говорят о закономерности этого явления. Как пояснил в интервью RT доцент Института общественных наук РАНХиГС востоковед Сергей Демиденко, ранее в Идлиб были согнаны радикалы из других районов Сирии.

«С одной стороны, боевиков поджимали мы, а с другой — курдские отряды. Сейчас в Идлибе есть несколько анклавов, где экстремистские группировки чувствуют себя достаточно свободно. Многое свидетельствует о том, что до окончательного мира в Сирии пока далеко», — считает эксперт.

Похожей точки зрения придерживается и профессор Дипломатической академии МИД РФ Александр Вавилов. По мнению эксперта, Идлиб сейчас является рассадником терроризма, потому что ранее именно в этот район свозили тех боевиков, которые соглашались сложить оружие.

«Сейчас здесь сконцентрировано несколько десятков тысяч радикалов. Правда, в перспективе эти вылазки боевиков всё равно обречены на провал: слишком большие потери они понесли в результате наступления сирийских правительственных сил. А слова Небензи о поставках оружия радикалам — камень в огород целого ряда стран: в этом отношении нечисты на руку не только США, но и Великобритания, да и некоторые монархии Персидского залива», — подчеркнул эксперт в интервью RT.

Родословная террора

 

«Говоря о коллективной борьбе с терроризмом, Небензя явно имел в виду страны Запада, прежде всего этот сигнал адресован США», — отметил Сергей Демиденко.

Также по теме

Глобальный фронт: возможно ли слияние ИГ и «Аль-Каиды» в единую группировку

Террористические организации «Исламское государство»* и «Аль-Каида»** могут объединиться. Об этом заявил Генеральный секретарь ООН…

Не секрет, что США часто рассматривают как государство, причастное к появлению «Аль-Каиды»: многие эксперты отмечают, что старейшая террористическая группировка возникла в Афганистане именно при поддержке ЦРУ. Американские спецслужбы тогда рассчитывали использовать радикалов в регионе для противодействия советским войскам, поясняют историки. Однако 11 сентября 2001 года террористы совершили крупнейший в истории теракт против самой Америки — трагические события того дня послужили основанием для военного вторжения США в Афганистан, а также подготовили почву для операции Соединённых Штатов в Ираке.

В середине 2000-х годов активность «Аль-Каиды» пошла на спад, но именно в эти годы зародилась новая угроза: возникшее изначально как ветвь «Аль-Каиды» «Исламское государство» стало оформляться как отдельная структура. Лидер будущего ИГ Абу-Бакр аль-Багдади был задержан за связи с «Аль-Каидой» и успел побывать в плену у американцев, но впоследствии был отпущен на свободу.

Превратиться в опаснейшую террористическую группировку ИГ смогло в условиях военно-политического хаоса, не прекращавшегося на территории САР с 2011 года. 

Позднее выяснилось, что американская сторона отслеживала растущую активность ИГ, но не принимала никаких мер, чтобы остановить этот процесс. Вашингтон рассчитывал косвенно использовать ИГ для давления на Дамаск. В этом признался экс-госсекретарь США Джон Керри во время встречи с представителями сирийской оппозиции в 2016 году. Запись разговора оказалась в распоряжении портала WikiLeaks. 

Кроме того, американских военных и их союзников неоднократно подозревали в том, что они позволяют боевикам ИГ переходить из одних районов в другие — так, выпущенные из окружения в Мосуле и Ракке террористы впоследствии атаковали Пальмиру, где тогда находились сирийские правительственные силы.

  • Военнослужащие ВС США
  • Twitter
  • © SOJTFOIR

«Налицо, конечно, процесс выдавливания по разным причинам больших групп террористов из Ирака, что позволяет им сформировать на территории Сирии крупные террористические группировки и приступить к наступательным действиям», — заявил в декабре 2016 года представитель Кремля Дмитрий Песков, комментируя активизацию террористов в районе сирийской Пальмиры.

Теряя позиции в Ираке и Сирии, «Исламское государство» начало отступать в Афганистан, значительная часть территорий которого не контролируется властями. Одновременно в стране снова начала поднимать голову «Аль-Каида» — об этом заявил в начале 2016 года президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай. При этом группировка особенно сильна в странах Западной Африки и Йемене. Об этом говорилось и в специальном докладе ООН, обнародованном 13 августа.

Отметим, что в начале текущего месяца агентство АР со ссылкой на многочисленные источники сообщило о тайном соглашении между коалицией во главе с Саудовской Аравией и местным подразделением «Аль-Каиды». Договорённости якобы касались ситуации в Йемене и борьбы с йеменскими хуситами.

Как напомнил Александр Вавилов, «Аль-Каида» является «материнской» для ИГ структурой, и, хотя «халифат» разорвал с ней отношения, сами члены «Аль-Каиды» считают себя основателями современного джихадизма.

«Сейчас в «Аль-Каиде» решили, что настал благоприятный момент для реванша», — отметил Вавилов.

Что касается Афганистана, то в этой стране пока лидируют ИГ и «Талибан»*** — группировки ведут ожесточённую борьбу друг с другом. В прошлом году внимание российских наблюдателей привлекли странные манёвры в афганском воздушном пространстве: вертолёты без каких-либо опознавательных знаков оказывали поддержку отрядам ИГ в Афганистане. Но ни в Кабуле, ни в НАТО на требование Москвы объяснить происходящее не ответили. По мнению экспертов, нельзя исключать того, что США снова пытаются использовать террористов в своих целях — это укладывается в рамки обычной для американской стороны тактики.

Двойная игра 

Похожая тенденция наблюдается и в Сирии. Как сообщила в четверг официальный представитель МИД России Мария Захарова, боевики группировок ИГ и «Джабхат ан-Нусра»**** находят убежище в лагере для беженцев «Эр-Рукбан» с ведома американской стороны.

Террористы используют оказавшихся в лагере мирных жителей в качестве живого щита и копят силы и вооружения, в том числе тяжёлые, подчеркнула Захарова.

«Всё это происходит, к сожалению… с ведома американских военных, которые контролируют 55-км зону вокруг своей незаконной базы в Эт-Танфе на сирийской территории», — добавили в МИД.  

Напомним, американским военным и их союзникам удалось в прошлом году удержать под своим контролем окрестности населённого пункта Эт-Танф на пересечении границ Сирии, Ирака и Иордании.

Также по теме

«Сопротивляются за счёт помощи извне»: когда в Сирии может быть разгромлена группировка «Джабхат ан-Нусра»

Министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал главной антитеррористической задачей в Сирии ликвидацию террористической…

Помимо военной базы США, в этом районе находится лагерь для сирийских беженцев «Эр-Рукбан», в котором удерживаются десятки тысяч человек. США ограничивают доступ гуманитарных миссий в этот район, а боевики, также базирующиеся в окрестностях лагеря, не выпускают тех, кто пытается уехать прочь, — радикалам не нужны лишние свидетели.

В июне этого года правительственным войскам САР при поддержке ВКС России уже пришлось отбить атаку боевиков, пытавшихся прорваться из Эт-Танфа к Пальмире.

«В ходе боестолкновения при поддержке авиации ВКС России прорыв боевиков был сорван, пятеро боевиков, пикап и один мотоцикл уничтожены. Остальные боевики рассредоточились и отошли обратно в направлении незаконно оккупированного США населённого пункта Эт-Танф», — сообщили тогда в российском Центре по примирению враждующих сторон в Сирии.

По мнению Александра Вавилова, США ведут двойную игру: с одной стороны, громогласно заявляют о борьбе с терроризмом, а с другой — сами пытаются использовать радикалов для того, чтобы свергнуть неугодный режим в Дамаске. 

«Это партнёрство — серьёзная угроза безопасности. Не исключено, что американская сторона снова попытается вырастить террористическую гидру в регионе, выставив экстремистов в качестве политической оппозиции, как ранее уже бывало. И предпосылки к этому есть: не секрет, что США хотят обосноваться в Сирии надолго», — напомнил Вавилов.

Конечно, полностью ликвидировать террористическую угрозу вряд ли получилось бы, даже если радикалы лишились бы всякой поддержки со стороны иностранных спецслужб, отмечают эксперты. Однако это позволило бы свести эту угрозу к минимуму.

Как отметил Сергей Демиденко, окончательно решить проблему терроризма на Ближнем Востоке сложно, ведь её возникновение связно с целым комплексом социально-политических факторов.

«В регионе сложились благоприятные для радикальных группировок условия — слишком многие здесь чувствуют себя униженными и оскорблёнными, люди потеряли ориентиры в жизни на фоне крушения многих государств. Всё это толкает их на кривую дорожку радикализма», — пояснил эксперт.

Похожей точки зрения придерживается и Александр Вавилов.

«У исламского терроризма есть и глубокие социально-экономические корни. Однако если бы отдельные правительства не пытались использовать экстремистов в своих целях, то уровень террористической активности находился бы на гораздо более низкой отметке, чем это наблюдается в последние десятилетия», — подвёл итог эксперт.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

*** «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

**** «Джабхат Фатх аш-Шам» («Фронт ан-Нусра», «Джабхат ан-Нусра») — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Финансирование государственного и местного самоуправления [ushistory.org]

Американское правительство 1. Природа правительства а. Цели правительства b. Типы правительства c. Что такое демократия? d. Демократические ценности — свобода, равенство, справедливость 2. Основы американского правительства а. Колониальный опыт б. Независимость и статьи Конфедерации c. Создание Конституции d. Билль о правах 3. Федерализм а. Основатели и федерализм б. Склонение чаши весов к национальной мощи c.Отношения между федерацией и государством сегодня: возвращение к правам штатов? 4. Американские политические взгляды и участие а. Американская политическая культура б. Какие факторы формируют политические взгляды? c. Измерение общественного мнения d. Участие в правительстве e. Голосование: забытая привилегия? 5. Как граждане связываются со своим правительством? а. Политические партии b. Кампании и выборы c. Группы интересов d. СМИ e. Интернет в политике 6. Конгресс: Народная ветвь? а. Полномочия Конгресса b.Лидерство в Конгрессе: это партийное дело c. Важность комитетов d. Кто в Конгрессе? е. Как законопроект становится законом 7. Президентство: ветвь руководства? а. Эволюция президентства б. Все мужчины и женщины президента c. Выбор и преемственность президента d. Работа президента e. Президентский характер 8. Бюрократия: реальное правительство а. Развитие бюрократии б. Организация бюрократии c. Кто такие бюрократы? d.Реформирование бюрократии 9. Судебная власть а. Создание федеральных судов б. Структура федеральных судов c. Верховный суд: что он делает? d. Как выбираются судьи и судьи e. Полномочия федеральных судов 10. Гражданские свободы и гражданские права а. Права и обязанности граждан б. Права на Первую поправку c. Преступление и надлежащее судебное разбирательство d. Гражданские права 11. Формирование политики: политические взаимодействия а. Внешняя политика: что теперь? б. Оборонная политика c.Экономическая политика d. Социальная и нормативная политика 12. Государственные и местные органы власти a. Государственные и местные органы власти: демократия в действии? б. Финансирование государства и местного самоуправления c. Кто платит за образование? 13. Сравнительные политические и экономические системы а. Сравнение правительств b. Сравнение экономических систем c. Маленький, маленький мир?
Завершенный в 2007 году проект центральной артерии / туннеля Бостона, также известный как «Большой раскоп», был крупнейшим, наиболее сложным и технологически сложным проектом шоссе в США.S. Финансирование поступало из федерального, государственного и местного фондов.

Уплата налогов, безусловно, наименее любимое занятие, связанное с государством. Но налогообложение граждан — одна из параллельных полномочий правительства. Федеральный, штатный и местный уровни имеют право взимать налоги.

Конечно, люди ожидают, что правительства штата и местные органы власти будут предоставлять такие услуги, как охрана полиции, образование, строительство и содержание шоссе, программы социального обеспечения, а также больница и здравоохранение. Налоги являются основным источником дохода для оплаты этих и многих других услуг, оказываемых недалеко от дома.Для большинства людей из местных и государственных налогов оплачиваются очень заметные услуги, которые они обычно принимают как должное, за исключением случаев, когда что-то идет не так с вывозом мусора, светофором или уборкой снега. Люди, скорее всего, будут связываться с местными органами власти и правительствами штата, когда эти основные услуги выходят из строя.

Расходы

Самыми крупными расходами во всех штатах является образование, при этом средний штат и его округа тратят чуть менее четверти своего бюджета на государственные школы.Финансирование образования поступает в основном из бюджета местного школьного округа, но правительства большинства штатов оказывают школам значительную финансовую и административную поддержку. Другими крупными статьями бюджета для органов государственного управления и местного самоуправления являются следующие:


    Что бы вы сделали, если бы существовал налог, который не предусматривал основных потребностей и услуг в вашем районе, а вместо этого отправлялся какому-то монарху на другом континенте? У первых американских колонистов был ответ. Эта карикатура 1774 года гласит: «Бостонцы платят акцизному налогоплательщику или смолу и оперение.»
  • Общественное благосостояние
  • Здравоохранение
  • Шоссе
  • Полиция и пожарная охрана
  • Проценты по долгу
  • Коммунальные услуги и магазины спиртных напитков

Каждая из этих статей составляет менее 10% государственных и местных расходов в большинстве штатов, но вместе они составляют значительную часть расходов.

Доход

Округа, поселки, города и штаты собирают часть своих денег за счет лицензий, сборов и государственных предприятий, но около половины доходов штата поступает за счет налогов.Два других источника дохода — это гранты от федерального правительства и, в некоторых штатах, лотереи. Большинство штатов и населенных пунктов взимают три вида налогов:

  • Налоги с продаж являются наиболее важным источником доходов штатов. Он наносится на различные продукты, и покупатели платят налог при их покупке. Сегодня в 45 штатах действует общий налог с продаж, который применяется к большинству товаров, хотя еда обычно исключается, а иногда одежда освобождается. В некоторых городах также взимается налог с продаж.
  • Подоходные налоги взимаются всеми штатами, кроме небольшого числа штатов, с личных и корпоративных доходов.Подоходный налог с населения, как правило, прогрессивный; то есть они градуированы таким образом, что ставка увеличивается вместе с размером дохода. Штаты обычно не разрешают местным органам власти взимать подоходный налог, но некоторые муниципалитеты взимают налог с заработной платы с людей, которые работают в пределах их границ.
  • Налоги на имущество сегодня являются основным источником доходов местных органов власти. Налоги взимаются с земли, зданий и личных жилищ. Недвижимость необходимо оценивать по ее стоимости, и в большинстве городов для этой работы работают налоговые инспекторы.Налоги на имущество вызывают споры, поскольку другие виды собственности, такие как акции, облигации и банковские счета, как правило, не облагаются налогом. Те, кто владеет «недвижимым» имуществом, платят непропорционально большую долю налогов.
    Вы слышали о «смерти и налогах», но это двойной удар: если человек умирает «без завещания» — без создания завещания или доверия для своих наследников — федеральное правительство и правительства штатов готовы принять изрядную сумму. часть имущества этого человека путем наложения налогов на наследство и наследство.

Прочие налоги включают налоги на наследство и наследство, взимаемые, когда человек умирает и завещает имущество наследникам. В некоторых штатах есть налог на добычу полезных ископаемых, взимаемый с тех, кто добывает природные ресурсы, такие как уголь, нефть, древесина и газ из земли. Почти все штаты устанавливают специальные акцизы на бензин, спиртные напитки, автомобили и сигареты.

Большинство штатов получают более четверти своего дохода за счет федеральных грантов, которые обычно имеют ограничения на использование денег.Федеральные гранты часто идут на строительные проекты, такие как дороги, мосты и плотины, а также на образование, здравоохранение и социальное обеспечение.


В 1964 году Законодательное собрание Нью-Гэмпшира учредило первую легальную государственную лотерею 20-го века. Здесь первый билет продан губернатору Джону У. Кингу.

В последние годы все больше и больше штатов обращаются к лотереям для оплаты своих расходов. Миллиарды долларов сейчас поступают от лотерей, и штаты оставляют около трети денег в качестве выручки. В некоторых штатах предусматривается, что деньги должны быть потрачены на что-то особенное, например, на образование, искусство или строительные проекты.Лотереи вызывают споры, потому что некоторые люди считают, что лотереи причиняют вред людям с низкими доходами, которые покупают большую часть билетов.

Налоги, федеральные гранты, сборы, лицензии и лотереи поддерживают государственный и местный бюджеты. Большинство людей больше знают о том, куда идут их государственные и местные налоги и сборы, чем о федеральных расходах. Возможно, это связано с тем, что государственные и местные службы, как правило, более напрямую влияют на их личную жизнь. Тем не менее, многие жалуются, что не окупают свои деньги.Всегда легче понять беду, которую приносят налоги, чем услуги, которые большинство людей считает само собой разумеющимися.

Государственные и местные органы власти | Белый дом

Навигация по этому разделу

Выбирать Законодательная власть Исполнительная власть Судебная власть Выборы и голосование Государственное и местное самоуправление Конституция

Полномочия, не предоставленные федеральному правительству, зарезервированы за штатами и людьми, которые разделены между правительствами штата и местными органами власти.

Большинство американцев чаще контактируют со своими властями штата и местными властями, чем с федеральным правительством. Полицейские управления, библиотеки и школы, не говоря уже о водительских правах и парковочных талонах, обычно подпадают под надзор властей штата и местных властей. У каждого штата есть своя письменная конституция, и эти документы часто намного сложнее, чем их федеральные аналоги. Конституция Алабамы, например, содержит 310 296 слов — более чем в 40 раз больше, чем в U.С. Конституция.

Все правительства штатов построены по образцу федерального правительства и состоят из трех ветвей: исполнительной, законодательной и судебной. Конституция США требует, чтобы все штаты придерживались «республиканской формы» правления, хотя трехуровневая структура не требуется.

Исполнительная власть

В каждом штате исполнительную власть возглавляет губернатор, который избирается непосредственно народом. В большинстве штатов другие руководители исполнительной власти также избираются прямым голосованием, включая вице-губернатора, генерального прокурора, государственного секретаря, а также аудиторов и комиссаров.Государства оставляют за собой право организовываться любым способом, поэтому они часто сильно различаются в отношении исполнительной структуры.

Законодательная власть

Во всех 50 штатах есть законодательные органы, состоящие из выборных представителей, которые рассматривают вопросы, выдвинутые губернатором или внесенные его членами, для создания законодательства, которое становится законом. Законодательный орган также утверждает бюджет штата и инициирует налоговое законодательство и статьи об импичменте. Последний является частью системы сдержек и противовесов между тремя ветвями власти, которая отражает федеральную систему и не позволяет любой ветви злоупотреблять своей властью.

За исключением одного штата, Небраски, все штаты имеют двухпалатный законодательный орган, состоящий из двух палат: верхней палаты меньшего размера и нижней палаты большего размера. Вместе две палаты принимают законы штата и выполняют другие руководящие обязанности. (Небраска — единственный штат, в законодательном органе которого всего одна палата.) Меньшая верхняя палата всегда называется Сенатом, и ее члены обычно служат более длительные сроки, обычно четыре года. Большую нижнюю палату чаще всего называют Палатой представителей, но в некоторых штатах ее называют Ассамблеей или Палатой делегатов.Его члены обычно служат более короткие сроки, часто два года.

Судебная власть

Судебные органы штатов обычно возглавляются верховным судом штата, который рассматривает апелляции от судов штатов более низкого уровня. Судебные структуры и назначение / выборы судей определяются законодательством или конституцией штата. Верховный суд занимается исправлением ошибок, допущенных в судах низшей инстанции, и поэтому не проводит судебных разбирательств. Постановления, вынесенные в верховных судах штатов, обычно имеют обязательную силу; однако, когда возникают вопросы относительно соответствия U.S. Конституция, вопросы могут быть обжалованы непосредственно в Верховном суде США.

Местное самоуправление

Местные органы власти обычно включают два уровня: округа, также известные как районы на Аляске и округа в Луизиане, и муниципалитеты или города / поселки. В некоторых штатах округа делятся на городки. Муниципалитеты могут быть структурированы по-разному, как определено конституциями штатов, и по-разному называются поселками, деревнями, районами, городами или поселками.Различные виды округов также выполняют функции в органах местного самоуправления за пределами округов или муниципалитетов, например, школьные округа или округа пожарной охраны.

Муниципальные органы власти — те, которые определены как города, поселки, районы (за исключением Аляски), деревни и поселки — обычно организованы вокруг населенного пункта и в большинстве случаев соответствуют географическим обозначениям, используемым Бюро переписи населения США для отчетности о жилищном строительстве. и статистика народонаселения. Муниципалитеты сильно различаются по размеру: от миллионов жителей Нью-Йорка и Лос-Анджелеса до нескольких сотен человек, которые живут в Дженкинсе, штат Миннесота.

Муниципалитеты обычно несут ответственность за парки и службы отдыха, полицию и пожарные департаменты, жилищные службы, службы экстренной медицинской помощи, муниципальные суды, транспортные услуги (включая общественный транспорт) и общественные работы (улицы, канализация, уборка снега, указатели и т. Д. ).

В то время как федеральное правительство и правительства штатов делят власть бесчисленным множеством способов, местное правительство должно быть наделено властью государством. Как правило, мэры, городские советы и другие руководящие органы избираются непосредственно населением.

Федеральная роль в образовании

В Соединенных Штатах ответственность за образование в первую очередь входит в ведение штата и местного самоуправления. Государства и сообщества, а также всевозможные государственные и частные организации создают школы и колледжи, разрабатывают учебные программы и определяют требования для зачисления и окончания учебы. Структура финансирования образования в Америке отражает эту преобладающую роль штата и местного населения. Из примерно 1,15 триллиона долларов, потраченных в масштабах страны на образование на всех уровнях в 2012-2013 учебном году, значительная часть поступит из государственных, местных и частных источников.Это особенно верно на начальном и среднем уровне, где около 92 процентов средств будет поступать из нефедеральных источников.

Это означает, что федеральный вклад в начальное и среднее образование составляет около 8 процентов, включая средства не только Министерства образования (ED), но и других федеральных агентств, таких как программа Head Start Министерства здравоохранения и социальных служб и программа школьных обедов Министерства сельского хозяйства.

Хотя доля ED в общем финансировании образования в СШАS. относительно невелик, ED упорно трудится, чтобы получить большую прибыль от своих денег, предоставляемых налогоплательщиками, направляя свои средства туда, где они могут принести наибольшую пользу. Такая адресность отражает историческое развитие роли федерального правительства в образовании как своего рода «системы реагирования на чрезвычайные ситуации», средства восполнения пробелов в государственной и местной поддержке образования при возникновении критических национальных потребностей.

Первоначальный Департамент образования был создан в 1867 году для сбора информации о школах и преподавании, которые помогли бы штатам создать эффективные школьные системы.Хотя название агентства и его местонахождение в исполнительной ветви власти изменились за последние 130 лет, этот ранний упор на предоставление информации о том, что работает в сфере образования, учителям и политикам в области образования сохраняется и по сей день.

Принятие Второго закона Моррилла в 1890 году возложило на тогдашнее название Управления образования ответственность за управление поддержкой первоначальной системы колледжей и университетов, предоставляющих земельные участки. Следующим крупным направлением федеральной помощи школам стало профессиональное образование с Актом Смита-Хьюза 1917 года и Законом Джорджа-Бардена 1946 года, в котором основное внимание уделялось обучению учащихся старших классов в области сельского хозяйства, промышленности и домоводства.

Вторая мировая война привела к значительному расширению федеральной поддержки образования. Закон Лэнхэма 1941 г. и законы 1950 г. об оказании медицинской помощи облегчили бремя общин, пострадавших от присутствия военных и других федеральных объектов, путем внесения платежей школьным округам. А в 1944 году «законопроект о военнослужащих» санкционировал помощь в получении высшего образования, в результате чего в колледжи было отправлено почти 8 миллионов ветеранов Второй мировой войны.

Холодная война стала первым примером всеобъемлющего федерального законодательства в области образования, когда в 1958 году Конгресс принял Закон об образовании в области национальной обороны (NDEA) в ответ на запуск советского спутника.Чтобы обеспечить наличие высококвалифицированных специалистов, которые помогли бы Америке конкурировать с Советским Союзом в научных и технических областях, NDEA включал поддержку ссуд студентам колледжей, улучшение естественных наук, математики и преподавания иностранных языков в начальных и средних школах. , стипендии для аспирантов, изучение иностранных языков и регионов, профессионально-техническая подготовка.

Законы о борьбе с бедностью и гражданских правах 1960-х и 1970-х годов привели к резкому проявлению миссии Департамента по обеспечению равного доступа.Принятие таких законов, как Раздел VI Закона о гражданских правах 1964 года, Раздел IX Поправок об образовании 1972 года и Раздел 504 Закона о реабилитации 1973 года, которые запрещают дискриминацию по признаку расы, пола и инвалидности, соответственно сделали гражданские права обеспечение соблюдения является фундаментальным и долгосрочным направлением деятельности Департамента образования. В 1965 году Закон о начальном и среднем образовании ввел в действие комплексный набор программ, в том числе программу Раздела I о федеральной помощи детям из неблагополучных семей для решения проблем бедных городских и сельских районов.И в том же году Закон о высшем образовании санкционировал оказание помощи для послесреднего образования, включая программы финансовой помощи нуждающимся студентам колледжей.

В 1980 году Конгресс учредил Департамент образования на уровне Кабинета министров. Сегодня ED управляет программами, которые затрагивают все области и уровни образования. Программы начального и среднего образования Департамента ежегодно обслуживают около 18 200 школьных округов и более 50 миллионов учащихся, посещающих примерно 98 000 государственных школ и 32 000 частных школ.Программы факультета также предоставляют гранты, ссуды и помощь в учебе более чем 12 миллионам студентов высших учебных заведений.

Несмотря на рост роли федерального правительства в образовании, Департамент никогда не отклонялся далеко от того, что стало его официальной миссией: способствовать успеваемости учащихся и готовиться к глобальной конкурентоспособности путем повышения уровня образования и обеспечения равного доступа.

Департамент выполняет свою миссию по двум основным направлениям. Во-первых, Секретарь и Департамент играют ведущую роль в продолжающемся национальном диалоге о том, как улучшить результаты нашей системы образования для всех учащихся.Это включает в себя такие мероприятия, как повышение осведомленности на национальном и общественном уровне о проблемах образования, с которыми сталкивается нация, распространение последних открытий о том, что работает в преподавании и обучении, и помощь общинам в выработке решений сложных образовательных проблем.

Во-вторых, Департамент преследует свою двойную цель: доступ и превосходство через управление программами, которые охватывают все области образования и варьируются от дошкольного образования до постдокторских исследований.Для получения дополнительной информации о программах Департамента см. Президентский запрос бюджета на образование на 2022 финансовый год.

И последнее замечание: хотя программы и обязанности ED существенно выросли за эти годы, сам Департамент — нет. Фактически, у Департамента самый маленький штат из 15 агентств кабинета министров, хотя только его дискреционный бюджет является третьим по величине, уступая только Министерству обороны и Министерству здравоохранения и социальных служб. Кроме того, Департамент ежегодно предоставляет более 150 миллиардов долларов в виде новых и консолидированных займов.

Девять фактов о государственной и местной политике

Политические дискуссии часто сосредоточены только на основных решениях, принятых в Вашингтоне, округ Колумбия. Но для многих американцев решения, принятые гораздо ближе к дому, имеют такое же, если не большее, влияние на повседневную жизнь. В важных отношениях Соединенные Штаты остаются верными своей первоначальной системе федерализма: штаты и населенные пункты играют заметную роль в разработке политики, влияющей на экономику в более широком смысле.

Общие расходы правительства штата и местного самоуправления составляют 2 доллара США.9 трлн в США. Хотя это меньше расходов федерального правительства в размере 4,3 триллиона долларов, почти две трети общих расходов федерального бюджета составляют трансферты (отдельным лицам или правительствам штатов и местным властям). Это означает, что органы власти штата и местные органы власти в некоторых отношениях играют более заметную роль в принятии решений, чем федеральное правительство. Действительно, правительства штатов и местные органы власти принимают ключевые инвестиционные решения — в отношении инфраструктуры, образования и многих других областей, — которые помогают определить долгосрочные возможности всей экономики.

Государственные и местные органы власти также принимают законы и постановления, определяющие, как осуществляется экономическая деятельность. Они варьируются от правил рынка труда и налоговой политики до экологических норм и правил зонирования. Кроме того, решения политиков о том, как распределять ресурсы — на образование, транспорт или другие общественные блага — имеют решающее значение для экономики США. Хотя федеральное правительство, по закону или в соответствии с общепринятой практикой, обязано проводить всесторонний анализ принимаемых им правил и положений, это не всегда верно на уровне штата и на местном уровне.Выбор, сделанный в разных штатах, а иногда и в местных юрисдикциях в одном и том же штате, часто сильно различается.

В частности, что касается жилищной и транспортной политики, решения, принятые на местном уровне, могут иметь драматические последствия для того, как и где люди предпочитают жить и работать. Мобильность между штатами резко снизилась в Соединенных Штатах, и одна из причин, по всей видимости, заключается в том, что ограничения на землепользование в экономически успешных регионах затрудняют перемещение многих рабочих в эти места. Точно так же транспортные ресурсы не всегда распределяются эффективно, что затрудняет доступ рабочих к высококачественным рабочим местам.

Для роста экономики и повышения уровня жизни крайне важно иметь успешную политику на всех уровнях государственного управления. Набор предложений государственной и местной политики, выпущенный в январе 2019 года, является последним из серии усилий проекта Гамильтон по поддержке широко разделяемого экономического прогресса посредством тщательного анализа местной, государственной и федеральной политики. Этот документ предоставляет контекст для этих политических предложений в форме девяти экономических фактов о том, какое значение имеет политика штата и местная политика для роста.Эти факты подчеркивают, как тщательный анализ затрат и выгод, оптимальная транспортная политика и правила землепользования могут повлиять на доступ к возможностям.

Глава 1. Экономическое значение государственной и местной политики

Факт 1: Бюджеты государства и местных органов власти велики и составляют значительную часть экономики.

Федеральному правительству часто уделяется непропорционально много внимания при обсуждении государственных бюджетов на национальном уровне. В 2017 году он собрал 3 доллара.8 трлн и потрачено 4,3 трлн долларов, что составляет 19,7 процента и 22,3 процента ВВП соответственно (Bureau of Economic Analysis [BEA] 2017; расчеты авторов). Напротив, правительства штатов и местные органы власти собрали и потратили суммы, равные 13,1 процента и 14,7 процента ВВП, соответственно, что составляет значительную часть общих доходов и расходов правительства [1].

На рис. 1 показаны доходы и расходы штатов и местных властей в виде доли ВВП, при этом федеральные субсидии выделены отдельно.Большая часть федеральных расходов — около 61% в 2017 году — фактически состоит из трансфертов физическим лицам или правительствам штатов и местным властям (BEA 2017; расчеты авторов). Федеральные трансферты правительствам штатов и местным органам власти увеличивались с 1960-х годов, как показано на диаграмме 1. Разрыв между доходами и доходами за вычетом федеральных грантов. Общие поступления на уровне штата и на местном уровне на 28 процентов выше с учетом межбюджетных трансфертов (BEA 2017 ; расчеты авторов). [2] Следовательно, местные и государственные политики и политики часто несут ответственность за эффективное и действенное использование государственных средств.С другой стороны, правительства штата и местные органы власти иногда могут иметь ограниченный контроль над своими расходами, как в случае с программой Medicaid (которая составляет почти 30 процентов расходов штата).

Федерализм также допускает широкий спектр моделей увеличения и расходования доходов. В частности, штаты и населенные пункты используют разнообразные методы сбора доходов, включая налоги на имущество (в основном на местном уровне), индивидуальные налоги и налоги с продаж (как на уровне штата, так и на местном уровне).В среднем 16 процентов доходов штата и местного самоуправления (не включая федеральные трансферты) поступают от подоходного налога с физических лиц, а 46 процентов — от налогов на имущество и с продаж (включая акцизы) [3]. Но некоторые штаты (например, Флорида и Аляска) не взимают подоходный налог с физических лиц, а некоторые штаты (например, Нью-Гэмпшир и Орегон) не взимают налоги с продаж (Census 2016b) [4]. Это приводит к относительно низкому общему налоговому бремени штата и местного налога в некоторых штатах — например, 5,7 процента ВВП штата на Аляске — и относительно высокому бремени в других штатах, как в Нью-Йорке, 11.5 процентов. Расходы на уровне штатов и на местном уровне также сильно различаются: от 15,3 процента ВВП штата в Грузии до 32,1 процента на Аляске (перепись 2016b; расчеты авторов).

В разных штатах доля доходов, поступающих от местного уровня по сравнению с уровнем штата, также широко варьируется: от минимума в 19 процентов на местном уровне в Вермонте до высокого уровня в 55 процентов во Флориде (перепись 2016b; расчеты авторов). Во Флориде, где не взимаются подоходные налоги, местные жители собирают относительно большие суммы денег для предоставления государственных услуг, таких как образование.

Факт 2: Государственный бюджет направлен на социальное обеспечение и высшее образование; в местных бюджетах преобладает образование до 12 лет.

Государственные и местные органы власти имеют в среднем аналогичные уровни прямых общих расходов в 2016 году, 1,4 трлн долларов и 1,6 трлн долларов соответственно (перепись 2016b) [5]. По сравнению с федеральными расходами, большая часть которых представляет собой трансферты частным лицам или местным органам власти или правительствам штата, расходы штатов и местных органов власти с большей вероятностью будут прямыми, а не трансферными расходами.Это отражается в том факте, что совокупная занятость на уровне штата и местного населения (18,7 миллиона человек в 2017 году) значительно выше, чем в федеральном правительстве (2,8 миллиона человек) (Bureau of Labor Statistics [BLS] 2017b).

Прямые общие расходы органов государственного управления и местного самоуправления распределяются по множеству видов деятельности, как показано на рисунке 2. Самая большая категория — это общественное благосостояние, которое включает расходы на программы проверки нуждаемости, такие как временная помощь нуждающимся семьям, Medicaid и другие. и является преимущественно проблемой на государственном уровне.[6] Лишь немногим меньше денег выделяется на образование до 12 лет, где в течение 2017 учебного года местные органы власти наняли 7,5 миллионов человек по всей стране. [7] Правительства штатов предоставили основную часть финансирования высшего образования, что составляет почти 85 процентов от общих расходов штата и местных властей (BLS 2017b).

штатов в последнее время столкнулись с бюджетным давлением, в значительной степени из-за роста расходов на Medicaid и расходов на здравоохранение и пенсию государственных служащих (Podkul and Gillers 2018).Эти расходы — которые относятся к сфере общественного благосостояния, прочего, здравоохранения и больниц на рисунке 2 — могут вытеснить государственные расходы на другие важные приоритеты, такие как высшее образование (Seltzer 2017).

Деятельность, которую финансирует штат, в некотором смысле очень похожа по всей стране; большинство штатов выделяют примерно пятую часть своих расходов на начальное и среднее образование (Census 2016b; расчеты авторов). При этом государственные услуги в разной степени предоставляются в разных штатах и ​​населенных пунктах; Расходы на начальное и среднее образование в расчете на одного ученика варьируются от 7000 долларов в Юте до 22 400 долларов в Нью-Йорке (перепись 2016a).Государства имеют разные возможности инвестировать в такие услуги и принимать разные решения о распределении своих финансовых ресурсов.

Глава 2. Реализация государственной и местной политики

Факт 3: Государства по-разному используют анализ затрат и выгод.

Широкий спектр действий правительства штата и местного самоуправления, обсуждаемый в фактах 1 и 2, служит напоминанием об экономической важности разработки разумной политики на уровне штата и на местном уровне.Анализ затрат и выгод — аналитический метод, позволяющий рассчитать чистое воздействие предложения в денежном выражении — является важным фактором в разработке политики, основанной на фактах. Тем не менее, этот метод используется лишь эпизодически на государственном и местном уровнях.

На рис. 3 показана проведенная в рамках инициативы Pew-MacArthur Results First Initiative оценка выполнения штатами анализа затрат и выгод в различных областях политики: поведенческое здоровье, благополучие детей, уголовное правосудие и ювенальная юстиция.Примечательно, что Вашингтон, Нью-Мексико и Колорадо — это штаты, которые используют анализ затрат и выгод как минимум в трех областях политики, тогда как Калифорния и Джорджия относятся к большой группе штатов, которые его вообще не используют.

Одним из примеров того, как штаты проводят анализ затрат и выгод, является инициатива Флориды по мерам подотчетности, законодательно требуемая программа оценки, которая оценивает затраты и выгоды программ ювенальной юстиции и помогает определить, какие программы работают и требуют дополнительного финансирования (результаты Pew-MacArthur Первая инициатива 2017).Другой пример — Департамент регулирующих агентств штата Колорадо, который отвечает за проведение анализа затрат и выгод существующих и предлагаемых нормативных актов (Департамент регулирующих агентств штата Колорадо, нет данных) [8].

Анализ затрат и выгод применяется неравномерно по областям политики: с 2008 по 2011 годы 30 штатов проанализировали вопросы, связанные с экономическим развитием, и 28 штатов сделали это для экологической политики, но только 7 провели анализ затрат и выгод на жилье (Pew-MacArthur Results First Инициатива 2013).Причины отсутствия анализа затрат и выгод на уровне штата и на местном уровне включают нехватку кадровых ресурсов, сложность его интеграции в законодательные календари и низкий спрос со стороны политиков (Pew-MacArthur Results First Initiative 2013). Однако в предложении по проекту Гамильтона, которое могло бы помочь преодолеть некоторые из этих проблем, Жюстин Хастингс (2019) объясняет, как штаты могут использовать свои административные данные для принятия более эффективных политических решений.

В фактах 4 и 5 мы представляем две области политики, которые иллюстрируют необходимость разработки политики на основе фактов на уровне штата и на местном уровне.

Факт 4: В некоторых штатах правила защиты от конкуренции особенно благоприятны для работодателей.

В федеральной системе США многие регулирующие политики, имеющие большое экономическое значение, принимаются на уровне штата (например, лицензирование занятий) и на местном уровне (например, правила землепользования). Эти юрисдикции косвенно дали очень разные оценки проблем, с которыми они сталкиваются, что привело к политике, которая работает по-разному в разных странах.

Одним из важных примеров является обеспечение соблюдения соглашений об отказе от конкуренции между работниками и фирмами.Эти соглашения не позволяют сотрудникам устраиваться на новую работу у конкурирующих работодателей, тем самым ограничивая возможности трудоустройства и мобильность работников за пределами страны. Как показано на рисунке 4, подавляющее большинство штатов обеспечивают соблюдение этих соглашений (Калифорния является заметным исключением), хотя и в очень разной степени. Это привело к появлению неоднородных политик по всей стране: в штатах, таких как Флорида (показано оранжевым), неконкурентные правила применяются относительно благоприятно для работодателей, в то время как в других штатах (показаны синим цветом) они вообще не применяются.В некоторых штатах, например в Вирджинии, запрещается участие в соревнованиях, но делают это относительно дружественным к работникам способом.

Рисунок 4 основан на индексе, созданном Эваном Старром (2018), который служит сводкой по различным параметрам неконкурентной правоприменения. [9] Одним из важных аспектов является готовность государств разрешить постфактум модификации неконкурентных контрактов во время судебных разбирательств. В некоторых штатах, например во Флориде и Нью-Йорке, разрешается благоприятная для работодателей практика внесения изменений в суд и обеспечения соблюдения неконкурентных контрактов во время судебного разбирательства, если контракт не соответствует законодательству штата (обычно в силу того, что он написан слишком широко).Поскольку угроза неконкурентного правоприменения — а не фактическое судебное разбирательство — является центральным для его воздействия на работников, этот выбор политики важен (Marx and Nunn, 2018; Министерство финансов США, 2016). В других штатах, таких как Висконсин, положение контракта, несовместимое с законодательством штата, делает все соглашение не имеющим исковой силы.

Вторым важным аспектом обеспечения исковой защиты от конкуренции является требование, чтобы фирмы предоставляли своим существующим работникам юридическое рассмотрение (т.д., такое преимущество, как денежный бонус, обучение, повышение или повышение по службе) в обмен на согласие на договор о недопущении конкуренции. Закон в большинстве штатов гласит, что простое продолжение найма работника является юридическим соображением, что также является благоприятной для работодателя практикой.

Факт 5: Стоимость строительства новой железнодорожной инфраструктуры в Соединенных Штатах высока и непостоянна.

Правительства штатов и местные органы власти несут более трех четвертей государственных расходов на инфраструктуру (Бюджетное управление Конгресса, 2018 г.), что делает их деятельность решающей для этих важных инвестиций.Поразительно, что Соединенные Штаты несут значительно более высокие инвестиционные затраты на инфраструктуру, чем другие страны с развитой экономикой (Gordon and Schleicher 2015; Rosenthal 2017). Например, легкорельсовый транспорт во Франции обычно стоит от 40 до 100 миллионов долларов за милю, по сравнению с более чем 100 миллионами долларов за милю в Соединенных Штатах; Затраты на метро в Европейском Союзе колеблются от 200 до 500 миллионов долларов за милю, по сравнению с 2,1 миллиардами долларов за милю для расширения метро Нью-Йорка на Второй авеню (на основе обследований затрат, проведенных Levy 2018).

На рис. 5 показано, насколько дорогими и разнообразными могут быть эти строительные проекты в Соединенных Штатах, где средние затраты на милю в Бостоне более чем в 12 раз превышают затраты на милю в Сакраменто. Даже в пределах городов существует большая разница в стоимости за милю по проектам; в Лос-Анджелесе затраты варьируются от 59 до 566 миллионов долларов за милю. Затраты в значительной степени зависят от того, находится ли железнодорожная система под землей или над землей, но также варьируются в зависимости от города в зависимости от затрат на заключение договоров и нормативных требований.

Инфраструктурные проекты часто охватывают юрисдикции и населенные пункты с различными процессами регулирования, создавая перекрывающуюся чащу нормативных актов, через которые должны проходить инфраструктурные проекты. Это может создать проблемы для целей финансирования, регулирования и координации (Gillette 2001), одновременно увеличивая общие затраты (Long 2017). Примеров этих проблем предостаточно. При ремонте водной инфраструктуры правила иногда ограничивают виды материалов, которые могут использоваться, ограничивая конкуренцию в сфере закупок и повышая затраты (Anderson 2018).Частично из-за государственных и федеральных правил закупки общественных автобусов обходятся дороже, а их экономия топлива не зависит от изменений цен (Li, Kahn, and Nickelsburg, 2015). В отчете New York Times о метро Second Avenue (Rosenthal, 2017) отмечалось, как правила работы повышают затраты на рабочую силу, а правила заключения контрактов повышают затраты намного выше типичных ставок.

Важно отметить, что, хотя эти нормативные и бюрократические барьеры могут увеличить стоимость инфраструктурных проектов, многие из них по-прежнему играют решающую роль в обеспечении защиты населения от потенциально небезопасных методов строительства или от ущерба окружающей среде (DeGood 2018).Тем не менее, более оптимизированный процесс, включающий некоторые элементы разработки политики на основе фактов, включая анализ затрат и выгод, может помочь снизить затраты, а также защитить работников и общественность, особенно когда различные нормативные акты, направленные на аналогичные цели, могут налагать накладывающиеся друг на друга нагрузки.

Глава 3. Географический доступ к занятости

Факт 6: Работники с низкими доходами чаще пользуются автобусным транспортом и реже — железнодорожным транспортом.

Транспортная инфраструктура по-разному используется работниками с низким и высоким доходом, как показано на рисунке 6. Подавляющее большинство работников — 84 процента — добираются до работы на машине. Однако, учитывая высокую стоимость покупки и владения автомобилем, домохозяйства с низкими доходами должны тратить гораздо большую часть своих доходов на транспортные средства; в среднем верхний дециль тратит менее одной пятой (в виде доли дохода), чем нижний дециль домашних хозяйств (Bureau of Labor Statistics 2017a; расчеты авторов).

Традиционно люди со средним и высоким доходом использовали более дорогие и быстрые транспортные технологии, чтобы жить дальше от городских центров (Glaeser, Kahn, and Rappaport, 2008; LeRoy and Sonstelie, 1983). С поправкой на другие факторы, люди с высоким доходом чаще ездят на работу, чем работники с низким доходом (Census 2017; расчеты авторов). Они также чаще используют рельсы (светло-зеленые полосы на рисунке 6).

Работники с низкими доходами чаще, чем другие, будут (1) ходить пешком или ездить на велосипеде или (2) ездить на автобусе на работу (соответственно фиолетовые и темно-зеленые полосы на рисунке 6).Тем не менее, поездки на автомобиле по-прежнему являются доминирующим видом транспорта, даже для работников с нижним квинтилем заработка (77 процентов из которых добираются на автомобиле).

Несмотря на более высокую скорость передвижения на автобусе, пешком и на велосипеде, что может быть медленнее, чем поездом, среднее время в пути для работников с низким доходом ниже (20 минут), чем для работников с высоким доходом (29 минут) ( Перепись 2017; расчеты авторов). [10] Однако это не обязательно означает, что работники с низкими доходами имеют легкий доступ к местам с лучшими для них возможностями трудоустройства; скорее, он может отражать качество, цену и доступность жилья и транспортных средств, а также меньшую отдачу рынка низкоквалифицированной рабочей силы от путешествий на большие расстояния.Государственная политика может помочь работникам с низкими доходами получить доступ к экономическим возможностям за счет улучшения функционирования автобусной системы, как описано в программной записке проекта Гамильтон Мэтью Тернер (2019).

Факт 7: Транспортная инфраструктура лежит в основе роста крупных мегаполисов.

Транспортная инфраструктура всегда была в центре меняющегося экономического ландшафта Соединенных Штатов. Такие инновации, как каналы, железные дороги и система автомагистралей между штатами, постоянно снижали затраты на перемещение людей и товаров между местами (Baum-Snow 2007; Donaldson and Hornbeck 2016).Транспортная инфраструктура лежит в основе развития крупных и плотных центров экономической деятельности, таких как Чикаго, плотность населения которого в 1950 и 2010 годах показана на левой и правой панелях рисунка 7. В 1950 году, до начала строительства системы автомагистралей между штатами, Население Чикаго и окрестностей было сосредоточено ближе к центру города. [11] (Более густонаселенные районы за пределами центрального города соответствуют железнодорожным линиям.) Однако с введением семи основных межгосударственных автомагистралей в последующие десятилетия, которые также соответствуют существовавшим ранее железным дорогам, население смогло рассредоточиться в пригороды и окрестности Чикаго.

Помимо населения, транспортная инфраструктура перемещает экономическую активность из одного места в другое; Межгосударственная автомагистраль, расположенная в графстве, увеличивает объем производства там, но снижает его на аналогичную величину в соседних округах (Chandra and Thompson 2000). Автомобильные сообщения также способствуют усилению специализации за счет повышения спроса на низкоквалифицированную или высококвалифицированную рабочую силу, в зависимости от первоначального набора навыков в округе (Michaels 2008).

Строительство системы автомагистралей между штатами, начавшееся в конце 1950-х годов, имело серьезные последствия для общего распределения работы и населения в Соединенных Штатах.Позволяя перемещаться на большие расстояния, система вызвала рассредоточение населения и пригороды, при этом каждая новая автомагистраль сокращала население центрального города на 18 процентов (Baum-Snow 2007), а также вызывала дисперсию занятости (Baum-Snow 2010). [12]

Несмотря на экономические выгоды, которые принесло расширение системы автомагистралей между штатами, выбор маршрутов автомагистралей также имел пагубные последствия для общин с низкими доходами и меньшинств. Например, строительство межгосударственных автомагистралей в Чикаго способствовало бегству и сегрегации белых, а также захвату жилой собственности, что привело к социально и экономически изолированным общинам (Connerly 2002; Hardy, Logan and Parman 2018; Semuels 2016).

Факт 8: В местах, где сложно построить жилье, как правило, цены на него выше.

На большей части территории США цены на жилье следуют эмпирическому правилу, которое часто предлагается покупателям жилья: дома в типичном районе оцениваются менее чем в три раза выше семейного дохода (Murray and Schuetz 2018). Но в ряде мест — например, в Нью-Йорке и Сан-Франциско — жилье намного дороже. Особенно дорога земля в центрах этих городов; Цены в центре города в 21 раз превышают цены всего в 10 милях от отеля.Напротив, для всех городов США цены в центре всего в 4 раза выше, чем на периферии (Albouy, Ehrlich, and Shin, 2018).

Местные рынки жилья сильно различаются по стране, с большими различиями в ценах на жилье, а также в количестве имеющихся единиц жилья. На большей части территории страны предложение жилья эластично по отношению к изменениям цен; небольшой рост цен на жилье приводит к увеличению жилищного фонда (Saiz 2010). Но во многих дорогих городах предложение жилья относительно неэластично, а это означает, что даже значительное подорожание не приводит к значительному увеличению жилищного фонда.

На рисунке 8 показана эта взаимосвязь, где цены на жилье показаны на вертикальной оси, а оценочная эластичность предложения жилья — на горизонтальной оси. Такие места, как Нью-Йорк, Окленд и Сан-Франциско, имеют как высокие цены, так и низкую эластичность предложения жилья, что указывает на то, что предложение жилья медленно приспосабливается и, вероятно, ограничивается некоторым сочетанием физических, экономических и нормативных факторов (Paciorek 2013; Saiz 2010 ). Хотя в некоторых местах эластичность и низкие цены низкие, во всех городах с высокими ценами эластичность низкая.В этих местах рост спроса на жилье не удовлетворяется достаточным увеличением предложения, что приводит к росту цен.

Ограниченный рост предложения жилья, наряду с повышением цен, может затруднить переезд людей в высокопроизводительные районы в поисках новой и более высокооплачиваемой работы. Недавние исследования показывают, что миграции внутри Соединенных Штатов, и особенно из неблагополучных районов в процветающие районы, препятствуют ограничения на рынке жилья, о чем говорится далее в факте 9 (Ganong and Shoag, 2017; Nunn, Parsons, and Shambaugh, 2018).Географическая мобильность по всей территории Соединенных Штатов снизилась за последние 40 лет (Molloy et al., 2016). [13] Эти спады сделали экономику Соединенных Штатов более разобщенной, и, таким образом, стало труднее проводить антициклическую денежно-кредитную и фискальную политику (Schleicher 2017).

Факт 9: Ограничения на землепользование делают жилье более дорогим.

На конкурентных рынках цены на бывшие в употреблении товары обычно ограничиваются стоимостью производства нового эквивалента.В случае жилья можно ожидать, что цены будут точно соответствовать стоимости приобретения земли и строительства нового дома. Действительно, для большей части страны цены на жилье исторически были тесно связаны с ценами на строительство (Glaeser and Gyourko 2003). Поэтому поразительно, что цена на жилье с поправкой на инфляцию в Соединенных Штатах с 1980 года росла намного быстрее, чем затраты на строительство, как это продемонстрировали Gyourko и Molloy (2015) и показано на рисунке 9. Хотя затраты на строительство оставались примерно стабильными, цена на землю резко выросла (Nichols, Oliner, and Mullhall, 2013). [14]

Рост цен на землю не полностью связан с географическими и пространственными ограничениями, такими как крутые склоны или береговые линии, которые затрудняют строительство, хотя это действительно играет важную роль (Saiz 2010). Как отмечают Гюрко и Моллой (2015), в целом возможно — в физическом смысле — построить жилье с более высокой плотностью застройки, что позволяет разместить больше единиц жилья на данном участке земли. Вместо этого правовые ограничения на использование земли и строительство нового жилья привели к росту цен на жилье, особенно в таких местах, как Нью-Йорк и Сан-Франциско, и к снижению эластичности предложения жилья, как это обсуждалось в факте 8 (Glaeser, Gyourko , и Сакс 2005, 2006).

Когда в определенном месте растет спрос на рабочую силу, повышается занятость, в значительной степени подпитываемая иммиграцией из остальной части страны. Некоторые места лучше переносят шоки спроса на рабочую силу, чем другие. В долгосрочной перспективе реакция занятости примерно на 10 процентов выше в местах с неограниченными правилами землепользования, чем в местах с ограничительными правилами (Saks 2008). Большинство исследований показывает, что более строгие правила землепользования в жилищном секторе ограничивают эластичность предложения жилья, что приводит к повышению цен на жилье и сокращению объемов строительства (Gyourko and Molloy 2015).Более высокие цены в быстро развивающихся городах могут затруднить переезд новых рабочих в эти города, тем самым снижая экономический рост и возможности для страны в целом. Чрезмерно строгие правила землепользования являются существенными препятствиями для доступа к высокооплачиваемой занятости, как это обсуждалось в предложении проекта Гамильтона Дэниела Шоага (2019). Эти ограничения предложения возникают отчасти потому, что у домовладельцев есть стимулы ограничивать строительство новых домов, что может снизить их стоимость жилья (Fischel 2001; Gyourko and Molloy 2015).

[1] На государственные и местные органы власти приходится значительно более высокая доля экономического производства, чем на федеральное правительство. Государственные взносы в ВВП 2017 года — в отличие от общих расходов, которые включают трансферты, — составили 6,5 процента на федеральном уровне и 10,8 процента на уровне штатов и на местном уровне.
[2] Межбюджетные трансферты составляют около 39 и 33 процентов доходов местного правительства и правительства штата соответственно (BEA 2017; расчеты авторов).Для органов местного самоуправления эта оценка включает трансферты из штатов.

[3] Для более детального анализа доходов и расходов в штатах и ​​на местном уровне и на рисунке 2 мы полагаемся на оценки прямых общих расходов (расходы, которые не включают государственные магазины спиртных напитков, коммунальные услуги и фонды социального страхования) из переписи населения США. Ежегодный обзор финансов штата и местного самоуправления Бюро (перепись 2016b).

[4] Хотя Нью-Гэмпшир и Орегон не взимают налоги с продаж, они собирают акцизы.

[5] Прямые общие расходы нельзя напрямую сравнивать с цифрами общих расходов, представленными на фактах 1 и на диаграмме 1, поскольку они взяты из различных обследований. См. Сноску 3 для получения более подробной информации.

[6] Медикейд, на который приходится почти 30 процентов государственного бюджета, подпадает как под государственное благосостояние, так и на больницы и здравоохранение (MACPAC n.d.).

[7] 2017 учебный год определяется с сентября 2016 года по июнь 2017 года, и данные идентифицируются с использованием кода NAICS 6111 (занятость в начальных и средних школах).Средний показатель за эти месяцы — 7,5 миллиона. Обратите внимание, что это число включает весь персонал, нанятый местными органами власти в начальных и средних школах; для учителей, в частности, занятость в государственном секторе составляет около 3,2 миллиона человек (Национальный центр статистики образования, 2017 г.).

[8] Департамент регулирующих органов штата Колорадо играет особенно важную роль в оценке политики профессионального лицензирования (Kleiner 2015).

[9] Этот индекс основан на правилах, действующих в 2009 году.В частности, он не включает в себя последующие реформы, проведенные в штатах, таких как Иллинойс и Массачусетс, которые ограничили использование соглашений об отказе от конкуренции, или те, которые в Джорджии сделали правоприменение более удобным для работодателей. См. Предложения по проекту Гамильтона Маркса (2018 г.) и Крюгера и Познера (2018 г.) для получения подробной информации об этих соглашениях и предложениях о том, как реформировать их использование.

[10] Эта закономерность сохраняется даже при корректировке различий между мегаполисами, а также при ограничении выборки обследований пассажирами, путешествующими на автомобиле.

[11] Данные переписи 1950 г. доступны только для определенных округов и переписных участков. Однако при сравнении участков переписи, недоступных в 1950 г., с участками, по которым имеются данные в 1960 г., мы по-прежнему видим низкую плотность населения в отдаленных переписных участках.

[12] Введение систем метро привело к аналогичной дисперсии населения (Gonzalez-Navarro and Turner 2018). В то же время рост плотности населения вокруг несуществующей инфраструктуры трамвая был чрезвычайно постоянным (Brooks and Lutz, 2016).

[13] Мобильность снизилась в Соединенных Штатах по разным причинам, начиная от старения населения и заканчивая снижением темпов открытия новых предприятий, которые сокращают переход от одной работы к другой, и снижением доходности рынка труда до смены рабочих мест (Molloy et al., 2016 ), а также возможные смещения рабочих мест для низкоквалифицированных рабочих в больших дорогих городах (Автор 2019).

[14] Однако с середины 2000-х годов затраты на строительство, похоже, выросли (Romem 2018).

Что могут сделать государственные и местные органы власти? Как государство поддерживает домовладение? • HousingForward Virginia

Благодаря усилиям новаторских штатов и населенных пунктов мы узнали довольно много о том, что можно сделать и что работает, когда речь идет об увеличении предложения доступных домов для работающих семей.

Государственные и местные органы власти могут сыграть шесть основных ролей, чтобы сделать жилье более доступным. Поскольку жилищные проблемы носят комплексный характер, большинство сообществ, испытывающих жилищные проблемы, захотят рассмотреть комплексный подход, включающий политику в рамках всех или почти всех этих категорий.

1.

Расширение возможностей застройки

Это включает предоставление государственной земли и собственности, не подлежащей уплате налогов, для строительства доступного жилья и изменение правил зонирования, позволяющих строить более доступные дома.Сообщества, столкнувшиеся с лишением инвестиций из-за роста числа случаев потери права выкупа закладных, могут извлечь выгоду из этой политики, чтобы гарантировать, что дома, лишенные права выкупа, будут восстановлены в качестве доступной, производительной собственности, чтобы помочь стабилизировать районы.

2.

Reduce Red Tape

Ускорение процесса утверждения и переосмысление чрезмерно ограничительных сборов и правил может создать более доступные дома.

3.

Зарабатывайте на рыночной активности

За счет увеличения налоговых поступлений, связанных с ростом стоимости собственности, или предоставления стимулов или требований для включения небольшого количества доступных домов в новые застройки, сообщества могут оседлать сильную рыночную конъюнктуру. расширить предложение доступного жилья.

4.

Генерируйте капитал

Перспективные подходы включают: привлечение федеральных средств через 4% и 9% программы налоговых льгот на жилье для малоимущих, выпуск облигаций с общими обязательствами для жилищного строительства и получение поддержки от местных работодателей. Инструменты для создания капитала могут не использоваться регулярно во время экономического спада, но, вероятно, останутся ценными для стимулирования или предоставления финансирования, чтобы помочь стимулировать производство доступного жилья, когда экономика улучшится.

5.

Сохранение и переработка ресурсов

Реализуя помощь в виде первоначального взноса в виде возвратных ссуд (вместо предоставления грантов) и используя стратегии долевого владения недвижимостью, общины могут помочь сохранить доступное жилье, занимаемое владельцами — ключевую политику, которая помогает гарантировать, что домовладение остается доступным для работающих семьи.

6.

Помогите жителям добиться успеха

Инвестирование в образование и консультирование домовладельцев может помочь семьям управлять своими кредитами, ориентироваться на рынке частных ипотечных кредитов и сохранять свои дома при изменении экономических обстоятельств.Могут быть приняты законы о защите арендаторов, чтобы защитить арендаторов в случае потери права выкупа и помочь им оставаться в своих домах. Расширяющийся набор налоговых льгот и строительных стандартов принимается на уровне штата и на местном уровне, чтобы способствовать экономии энергии в домашних условиях за счет строительных технологий и изменений в землепользовании. Это способствует повышению энергоэффективности и эффективности размещения, снижая, таким образом, коммунальные услуги и затраты на электроэнергию.

Как государство поддерживает домовладение?

Ряд различных государственных субсидий предназначен для снижения затрат на владение домом.Самым большим из них является вычет из федерального подоходного налога на проценты по ипотеке. Чтобы получить выгоду от вычета процентов по ипотеке, семьи должны заработать достаточно денег, чтобы обосновать включение своих вычетов в налоговые декларации (в отличие от стандартных вычетов). По этой причине многие работающие домовладельцы не получают скидки.

Тем не менее, эти семьи могут иметь право на другие формы государственной поддержки домовладения. Государственная или местная политика по снижению стоимости домовладения включает: процентные ставки ниже рыночных по ипотечным кредитам от государственного или местного агентства жилищного финансирования; помощь с первоначальным взносом, чтобы помочь семьям оплачивать стоимость домов на частном рынке или программы по финансированию строительства домов, которые продаются по сниженной цене.Работающие семьи также могут извлечь пользу из обучения и консультирования по вопросам домовладения, которые могут быть полезны в процессе покупки жилья. Используя стратегии долевого участия, сообщества могут гарантировать, что одно вложение в доступное домовладение может помочь одному поколению домовладельцев за другим.

ВЫПУСК

: Меры, которые Конгресс должен предпринять для поддержки государственных и местных органов власти во время кризиса с коронавирусом

Вашингтон, округ Колумбия — В новой колонке Центра американского прогресса описываются шаги, которые Конгресс должен предпринять для поддержки правительств штатов и местных властей в период кризиса с коронавирусом.Правительства штатов, муниципалитетов, территорий и племен сталкиваются с беспрецедентными проблемами, поскольку они вынуждены как покрывать дополнительные расходы на общественное здравоохранение, так и поглощать резкое сокращение своих доходов из-за экономического шока, вызванного COVID-19.

После Великой рецессии меры жесткой экономии со стороны властей штатов и местных органов власти были движущей силой, задерживавшей восстановление экономики на долгие годы. Фактически, количество рабочих мест в государственных и местных органах власти восстановилось до уровня, существовавшего до рецессии, только шесть месяцев назад.Чтобы избежать повторения ошибок прошлого и помочь властям штата и местным властям преодолеть нынешний кризис, CAP призывает Конгресс принять меры по оказанию помощи, по крайней мере в три раза превышающей размер 250 миллиардов долларов, выделенных в первых трех пакетах Конгресса, вместе с автоматическими продлениями. на время кризиса.

CAP также рекомендует выделять финансирование по трем основным направлениям:

  • Увеличение федерального финансирования Medicaid. Это компенсирует более высокие расходы на здравоохранение, которые несут штаты, при одновременном увеличении государственных бюджетов.Увеличение доли федеральных расходов обеспечивает столь необходимый прирост ресурсов для обеспечения того, чтобы штаты и их системы здравоохранения могли адекватно оказывать помощь тем, кто в ней нуждается в результате COVID-19.
  • Гибкое финансирование штатов и населенных пунктов. Это позволит использовать средства для покрытия дефицита бюджета, выделения помощи местам, переживающим наиболее серьезный кризис, и надлежащего оказания поддержки Вашингтону, округ Колумбия. Поскольку восстановление экономики, вероятно, будет неравномерным, помощь также должна автоматически расширяться на основе местные экономические условия.
  • Финансирование для поддержки жизненно важных программ, включая образование, уход за детьми, инфраструктуру, жилье и человеческие потребности.

«Отсутствие президентского руководства ложится дополнительным бременем на правительства штатов и местные органы власти, которые вынуждены одновременно справляться с кризисом общественного здравоохранения и экономическим кризисом. Но так же, как мы просим государства делать больше, они сталкиваются с разрушительным выбором, поскольку их бюджеты сталкиваются с немедленным стрессом », — сказал Джейкоб Лейбенлуфт, старший научный сотрудник CAP и соавтор колонки.«В отсутствие федеральных мер штаты и населенные пункты будут изо всех сил пытаться принять меры общественного здравоохранения, необходимые для обеспечения безопасности людей, и будут вынуждены уволить тысячи учителей, служб экстренного реагирования и других сотрудников, что усугубит экономический спад. Чтобы избежать еще более катастрофической рецессии, Конгрессу необходимо извлечь уроки из ошибок прошлого и немедленно предоставить надежную и долговременную помощь правительствам штатов и местным властям ».

Прочтите: «Восстановление коронавируса требует существенной и долговременной помощи для государственных и местных органов власти» Майкла Мадовица и Якоба Лейбенлуфта

Чтобы получить дополнительную информацию по этой теме или поговорить с экспертом, свяжитесь с Джулией Кьюсик в g r o.S s e r g o r p n a c i r e m a & commat; k c i s u c j .

Чтобы найти последние ресурсы CAP по коронавирусу, посетите нашу страницу ресурсов по коронавирусу .

Финансирование Medicaid: как это работает и каковы последствия?

Medicaid представляет 1 доллар из каждых 6 долларов, потраченных на здравоохранение в США, и является основным источником финансирования для штатов, обеспечивающих страховое покрытие для удовлетворения медицинских и долгосрочных потребностей жителей с низкими доходами.Программа Medicaid совместно финансируется штатами и федеральным правительством. Возобновился интерес к тому, как финансируется Medicaid, в свете дополнительного федерального финансирования расширения Medicaid в соответствии с Законом о доступном медицинском обслуживании (ACA), а также текущих обсуждений бюджета на федеральном уровне. В этом кратком обзоре рассматривается, как финансируется программа Medicaid, а также ее последствия для бюджетов, реагирование на выбор и потребности государственной политики, связи между расходами Medicaid и экономикой штата.Основные выводы:

Как финансируется Medicaid
  • Процент федеральной медицинской помощи (FMAP). Федеральное правительство гарантирует соответствующие фонды штатам для покрытия расходов, соответствующих требованиям Medicaid; штатам гарантируется не менее 1 доллара из федеральных фондов на каждый доллар расходов штата на программу. Эта открытая структура финансирования позволяет федеральным фондам поступать в штаты в зависимости от фактических затрат и потребностей по мере изменения экономических обстоятельств.
  • Улучшенные ставки соответствия. В некоторых случаях Medicaid обеспечивает более высокий коэффициент соответствия для избранных услуг или групп населения, наиболее заметным из которых является расширенный коэффициент соответствия ACA Medicaid. В тех штатах, которые расширяются, федеральное правительство будет оплачивать 100 процентов затрат на Medicaid для тех, кто вновь получил право на участие в период с 2014 по 2016 год. Доля федерального бюджета постепенно снижается до 90 процентов в 2020 году и остается на этом уровне. Крайнего срока для принятия расширения нет; однако ставки федеральных выплат привязаны к конкретным годам.
  • Несоразмерная доля больничных платежей (DSH). DSH или «непропорциональная доля» больничных платежей — еще один источник финансирования, доступный для больниц, которые обслуживают большое количество пациентов, не имеющих страховки Medicaid, и пациентов с низким доходом; во многих штатах эти выплаты DSH имели решающее значение для финансовой стабильности больниц «сети безопасности». Исходя из предположения об увеличении охвата и, следовательно, сокращении некомпенсированных расходов на лечение в соответствии с ACA, закон призывает к совокупному сокращению федеральных ассигнований на DSH во всех штатах, независимо от того, расширился штат или нет.Эти сокращения были отложены с 2014 финансового года до 2018 финансового года и будут продолжаться до 2025 года.
  • Государственное финансирование нефедеральной доли. штатов могут гибко определять источники финансирования нефедеральной доли расходов по программе Medicaid. Основным источником финансирования нефедеральной доли являются ассигнования из общего фонда штата. За последнее десятилетие использование штатами других фондов немного, но неуклонно росло. Это, вероятно, частично связано с тем, что штаты все чаще полагаются на налоги и сборы поставщиков для финансирования государственной доли в программе Medicaid.
Последствия структуры финансирования Medicaid
  • Роль в бюджетах. Medicaid играет важную роль в бюджете штата и федеральном бюджете. Хотя Medicaid является третьей по величине внутренней программой в федеральном бюджете после Medicare и Social Security, программа играет уникальную роль в государственных бюджетах. В результате структуры совместного финансирования Medicaid действует как расходная часть и как крупнейший источник федеральных доходов в государственных бюджетах. В отличие от федерального уровня, штаты должны регулярно сбалансировать свои бюджеты, принимая решения о расходах по программам, а также о том, какой доход собирать.Уравновешивание этих конкурирующих приоритетов создает постоянное напряжение. В отличие от других программ, расходы штата на Medicaid приносят федеральные доходы благодаря своей структуре финансирования. Осуществление значительного расширения охвата ACA в 2014 году привело к увеличению числа участников и общего роста расходов в Medicaid; однако при полном федеральном финансировании расширения расходы штата на Medicaid росли более медленными темпами. Первые данные из штатов, которые приняли расширение Medicaid, также указывают на экономию средств государственного бюджета как в рамках бюджета Medicaid, так и вне его.
  • Отзывчивость к выбору государства и меняющимся потребностям. Структура финансирования гарантирует федеральным штатам соответствующие доллары для соответствующих расходов, позволяя федеральным фондам поступать в штаты в соответствии с фактическими затратами и потребностями. Если медицинские расходы растут, больше людей регистрируются из-за экономического спада, эпидемии (например, ВИЧ / СПИДа) или стихийного бедствия (например, урагана Катрина), Medicaid может отреагировать, и федеральные платежи автоматически скорректируются с учетом дополнительных затрат на программа.
  • Влияние экономики на расходы по программе Medicaid. Medicaid — это антициклическая программа. Во время экономического спада люди теряют работу, доходы снижаются, и все больше людей получают право на участие в программе Medicaid, что увеличивает расходы на программы одновременно с сокращением доходов штата, что затрудняет соблюдение штатами растущих расходов. По мере улучшения экономических условий рост расходов по программам замедляется. Конгресс дважды принимал меры для временного увеличения федеральной поддержки во время острых экономических спадов, последний раз во время Великой рецессии.
  • Влияние расходов по программе Medicaid на экономику штата. Приток федеральных долларов в результате финансирования программы Medicaid имеет положительные последствия для экономики штатов. Вливание федеральных долларов в экономику штата приводит к мультипликативному эффекту, напрямую влияя не только на поставщиков, которые получали платежи по программе Medicaid за услуги, которые они предоставляют бенефициарам, но и косвенно влияя на другие предприятия и отрасли. Ожидается, что мультипликативный эффект расходов Medicaid на экономику штатов будет расти в штатах, которые принимают расширение Medicaid.В связи с постепенным снижением коэффициента 100% -ного соответствия при расширении до 90% в 2020 году и сохранением его после этого новый всплеск федеральных средств, которые иначе недоступны, будет поступать в штаты со сравнительно небольшими дополнительными расходами на общие фонды штатов. Ранний опыт работы в Кентукки показал как чистую финансовую выгоду для штата, обусловленную увеличением налоговых поступлений штата и местных налогов, так и рост рабочих мест в результате расширения.
Как финансируется Medicaid?
Федеральные ставки медицинской помощи (FMAP)

Стандартный коэффициент совпадения .Основа партнерства штата и федерального правительства регулируется процентной долей федеральной медицинской помощи (FMAP). В соответствии с этим соглашением о финансировании федеральное правительство гарантирует штатам федеральные фонды для покрытия соответствующих расходов по программе Medicaid (платежи, производимые штатами за покрываемые услуги Medicaid, предоставляемые квалифицированными поставщиками). участникам, имеющим право на участие в программе Medicaid.) FMAP рассчитывается ежегодно с использованием формулы, изложенной в Законе о социальном обеспечении, которая основывается на среднем личном доходе штата по отношению к среднему по стране; В штатах с более низкими средними доходами населения FMAP выше.

Данные о личных доходах запаздывают, поэтому данные, используемые для FMAP на федеральный финансовый год (FFY) 2015, относятся к 2010, 2011 и 2012 гг. Согласно установленной формуле, для FFY 2015 FMAP варьируется в разных штатах от 50 процентов до минимума. высокий 73,58 процента. (Рисунок 1) Это означает, что каждый доллар расходов штата на программу соответствует как минимум 1 доллару федеральных средств; Миссисипи с самым низким уровнем дохода на душу населения получает 2,79 доллара из федеральных фондов на каждый доллар, потраченный на Medicaid.

Рис. 1: Расходы по программе Medicaid распределяются между штатами и федеральным правительством.

Увеличенные коэффициенты совпадения. Хотя стандартный FMAP по-прежнему применяется к подавляющему большинству расходов на Medicaid, есть несколько исключений, которые обеспечивают более высокие коэффициенты соответствия для определенных групп населения и услуг (они приведены в Таблице 1 приложения). Некоторые из этих более высоких коэффициентов соответствия существуют давно. , например, 90-процентный федеральный коэффициент соответствия для услуг и материалов по планированию семьи, который действует с 1973 года. Другие были приняты в ACA, наиболее заметным из них является повышенный коэффициент соответствия для тех, кто только что получил право в рамках расширения ACA Medicaid.В соответствии с принятым постановлением, ACA расширило роль Medicaid, сделав ее базой для покрытия почти всех малообеспеченных американцев с доходами до 138 процентов бедности (16 242 доллара США в год на человека в 2015 году). Однако постановление Верховного суда по ACA фактически сделало расширение Medicaid необязательным для штатов. Для тех, кто расширяется, федеральное правительство будет оплачивать 100 процентов затрат на Medicaid для тех, кто вновь получил право на участие в период с 2014 по 2016 год. Доля федерального бюджета постепенно снижается до 90 процентов в 2020 году и в дальнейшем остается на этом уровне.Стандартный FMAP штата применяется к услугам для тех, кто ранее имел право на участие в программе Medicaid. По состоянию на апрель 2015 года 30 штатов (включая округ Колумбия) приняли расширение Medicaid, хотя дебаты продолжаются в других штатах. (Рисунок 2) Нет крайнего срока для расширения штатов; однако ставки федеральных выплат привязаны к конкретным календарным годам.

Рисунок 2: Более половины штатов приняли расширение Medicaid.

Скорость административного соответствия. Административные расходы Medicaid в целом составляют относительно небольшую часть общих расходов Medicaid (5 процентов или меньше.) В целом, расходы, понесенные штатами при администрировании программы Medicaid, покрываются федеральным правительством по 50-процентной ставке. Однако есть некоторые типы административных функций, которые выполняются с более высокой скоростью. Например, в рамках ACA штаты должны упростить и модернизировать свои процессы регистрации, координируя системы отбора и участия в Medicaid, Программе страхования здоровья детей (CHIP) и Marketplace, чтобы облегчить регистрацию и обеспечить непрерывность покрытия.Чтобы помочь штатам с этими инвестициями и модернизацией системы, федеральные нормативные акты предусматривали повышение уровня административного соответствия — 90% федерального финансирования для необходимых инвестиций в информационные технологии наряду с 75% федерального финансирования операционных расходов. 90-процентный коэффициент соответствия для первоначальных инвестиций в ИТ, связанных с правом на участие, изначально истекал в конце 2015 года, но недавно CMS выпустила предложение о постоянном продлении более высокого федерального коэффициента соответствия.

Выплаты больниц с непропорциональной долей (DSH)

Еще одним источником финансирования Medicaid, ориентированным на отдельные больницы, являются выплаты DSH.DSH, или больницы с «непропорциональной долей», — это больницы, которые обслуживают большое количество незастрахованных пациентов с низкими доходами и Medicaid. Во многих штатах выплаты DSH имеют решающее значение для финансовой стабильности больниц «системы социальной защиты». В 2013 финансовом году федеральные выплаты DSH составили 16,4 миллиарда долларов. Хотя штаты обладают значительной свободой усмотрения в определении суммы выплат DSH каждой больнице DSH, их право усмотрения ограничено двумя лимитами — одним на уровне штата, а другим на уровне учреждения. На уровне штата общая сумма федеральных средств, которые каждый штат может потратить на DSH, указывается в ежегодном распределении DSH для каждого штата.Несмотря на то, что были внесены некоторые специальные корректировки, выплаты DSH обычно рассчитываются на основе ассигнований в предыдущем году, увеличенных на инфляцию, но с учетом ограничения в 12 процентов от общей суммы расходов Medicaid в рамках государственного плана на этот финансовый год. Когда пределы DSH были первоначально установлены, они фиксировали различия в расходах DSH в разных штатах. На уровне учреждения выплаты Medicaid DSH ограничиваются 100 процентами затрат, понесенных для обслуживания Medicaid и незастрахованных пациентов, которые не были компенсированы Medicaid (дефицит Medicaid).

Исходя из предположения об увеличении охвата и, следовательно, сокращении некомпенсированных расходов на уход в соответствии с ACA, закон требует сокращения федеральных ассигнований на DSH. Закон требовал ежегодных совокупных сокращений федерального финансирования DSH с 2014 финансового года по 2020 финансовый год. Однако недавнее федеральное законодательство откладывает эти сокращения, так что они начнутся с 2018 финансового года и продолжатся до 2025 года. Закон предусматривает совокупное сокращение на 2 миллиарда долларов в 2018 финансовом году. , 3 млрд долларов на 2019 финансовый год, 4 млрд долларов на 2020 финансовый год, 5 млрд долларов на 2021 финансовый год, 6 млрд долларов на 2022 финансовый год, 7 млрд долларов на 2023 финансовый год и 8 млрд долларов на 2024 и 2025 финансовый год.Методология распределения этих совокупных сокращений по штатам не определена; ACA требует, чтобы секретарь HHS принял во внимание следующее при разработке такой методологии:

  • Установите меньшее процентное снижение для низких состояний DSH;
  • Ввести большее процентное снижение для государств, которые:
      • имеют самый низкий процент незастрахованных за последний год, по которому имеются данные;
      • не нацелены на выплаты DSH больницам с большим количеством стационарных пациентов Medicaid;
      • не нацелены на выплаты DSH больницам с высоким уровнем некомпенсированной помощи;
  • Примите во внимание степень, в которой выделение DSH для штата было включено в расчет бюджетной нейтральности для расширения охвата, утвержденного в соответствии с разделом 1115 по состоянию на 31 июля 2009 г.

Хотя в настоящее время методология распределения этих сокращений не разработана, ожидается, что сокращения будут происходить во всех штатах, независимо от решений штата о расширении программы Medicaid.

Государственное финансирование нефедеральной доли

Хотя федеральные фонды всегда составляли самую большую долю финансирования Medicaid (около 6 долларов из каждых 10 долларов, потраченных на программу), фонды штата и местные фонды также играют важную роль в финансировании расходов программы.Штаты могут гибко определять источники финансирования нефедеральной доли расходов на Medicaid — хотя федеральный закон требует, чтобы не менее 40 процентов нефедеральной доли приходилось на средства штата. Основным источником финансирования нефедеральной доли являются ассигнования из общего фонда штата. Штаты также финансируют нефедеральную долю Medicaid из «других фондов штата», которые могут включать финансирование от местных органов власти или доходы, полученные от налогов и сборов поставщиков. За последнее десятилетие использование штатами других фондов немного, но неуклонно росло.(Рисунок 3) Это, вероятно, связано с увеличением зависимости штатов от налогов и сборов поставщиков для финансирования государственной доли в программе Medicaid. Начиная с 2003 финансового года штата (SFY), количество штатов с хотя бы одним налогом на поставщиков увеличилось с 21 до каждого штата, кроме Аляски, в 2014 SFY.

Рисунок 3: Федеральные фонды составляют самую большую долю финансирования Medicaid.

Хотя структура финансирования Medicaid предоставляет штатам гибкость в разработке программ и удовлетворении меняющихся потребностей, эта структура также создает напряженность между федеральным правительством и штатами по поводу того, как следует распределять финансирование.На протяжении всей истории реализации программы штаты использовали юридические лазейки, чтобы максимизировать объем федеральных средств, иногда с помощью финансовых механизмов, которые могут искусственно раздувать FMAP. Например, в 1990-х годах и снова десятилетие спустя штаты использовали DSH, налоги на поставщиков, а затем верхние пределы оплаты (UPL — правила, касающиеся того, сколько институциональных поставщиков может быть заплачено), чтобы максимизировать федеральные доходы. В ответ федеральное правительство приняло ряд законов и правил, ограничивающих эти расходы и пресекающих ненадлежащее использование федеральных средств.Эта практика также побудила некоторых выступить за фиксированное выделение федеральных средств вместо нынешней открытой структуры финансирования.

Как финансируется нефедеральная часть расходов Medicaid, продолжает оставаться в центре внимания федеральных законодателей. Недавнее исследование, проведенное Счетной палатой правительства (GAO), показало, что, хотя большая часть финансирования нефедеральной доли расходов на Medicaid поступает из общих фондов штата (более 6 долларов из каждых 10 долларов, что намного превышает установленные законом требования) в последние годы увеличилось использование средств местных органов власти (обычно в виде подтвержденных государственных расходов и межбюджетных трансфертов), а также налогов и сборов поставщиков.Учитывая увеличение использования этих источников финансирования, GAO призвало к увеличению сбора данных на уровне поставщиков, чтобы обеспечить соблюдение действующих федеральных нормативных актов.

Последствия структуры финансирования Medicaid
Влияние на бюджеты

Благодаря совместной структуре финансирования Medicaid, программа играет важную роль в бюджетах штата и федерального бюджета. Медикейд играет уникальную роль в бюджетах штатов, выступая одновременно в качестве расходов и крупнейшим источником федеральных доходов штатов.

Medicaid — третья по величине национальная программа в федеральном бюджете после Medicare и Social Security. В 2014 финансовом году расходы на Medicaid составили 9 процентов федеральных расходов. (Рисунок 4) Бюджетное управление Конгресса прогнозирует, что федеральные расходы и количество участников программы Medicaid будут продолжать расти в течение ближайшего десятилетия, в основном из-за последствий изменений ACA, таких как расширение Medicaid. Прогнозируемый рост числа учащихся и расходов в значительной степени обусловлен увеличением в первые годы этого периода по мере того, как штаты внедряют изменения ACA, такие как расширение Medicaid.

Диаграмма 4: Medicaid — третья по величине внутренняя программа в федеральном бюджете.

Medicaid — это статья расходов и доходов государственного бюджета. Роль Medicaid в государственных бюджетах уникальна. Благодаря структуре совместного финансирования штаты гарантированно получат не менее 1 доллара федеральных средств на каждый доллар средств штата, потраченных на программу. В результате Medicaid выступает как расходная часть и как самый крупный источник федеральных доходов в государственных бюджетах. Medicaid — самый крупный источник федеральных средств, расходуемых штатами; 48 процентов всех федеральных средств, расходуемых штатами, поступает из программы Medicaid.Если посмотреть на то, какие штаты тратят свои собственные средства в сочетании с этими федеральными фондами, Medicaid была самой большой категорией общих расходов по штатам в 2013 финансовом году штата (SFY). Доля расходов Medicaid из источников штата, таких как общий фонд штата , меньше; в финансовом году 2013 года на Медикейд приходилось менее 18 процентов расходов общего фонда штата, что намного меньше расходов общего фонда на образование K-12 (35,4%). (Рисунок 5) Доли общих расходов фонда на образование Medicaid и K-12. оставались довольно постоянными в течение последнего десятилетия, хотя доля общих расходов фонда на Medicaid действительно немного увеличилась, поскольку временное федеральное повышение ставок выплат, введенное в соответствии с Законом о восстановлении и реинвестировании Америки (ARRA), истекло в 2011 году.

Рисунок 5: Medicaid — это статья расходов и источник федеральных доходов в государственных бюджетах.

Государства обычно обязаны сбалансировать бюджеты, создавая противоречия между программами. В отличие от федерального уровня, штаты обязаны сбалансировать свои бюджеты. Поэтому законодатели штата должны сбалансировать конкурирующие приоритеты в расходах (образование до 12 лет, Medicaid, транспорт и т. Д.), А также принимать решения о размере собираемых доходов. Уравновешивание этих конкурирующих приоритетов создает постоянное напряжение.Увеличение расходов на Medicaid в значительной степени обусловлено ростом числа учащихся, но также отражает необходимость реагирования штатов на рост расходов на здравоохранение. Постоянно существующее напряжение, связанное с балансированием расходов между программами, особенно остро ощущается во время экономических спадов, когда доходы государства снижаются, а число участников программы Medicaid увеличивается, поскольку люди теряют работу и доходы одновременно с ростом спроса на другие программы. Хотя гарантированное федеральное соответствие снижает потребность в увеличении расходов на Medicaid из источников штата, штаты по-прежнему должны увеличивать сумму нефедеральных долларов, потраченных на программу, чтобы получить доступ к этим федеральным фондам.Иногда штаты обращаются к налоговым поступлениям поставщиков, межправительственным трансфертам и другим нефедеральным источникам доходов, чтобы помочь финансировать долю штата в расходах Medicaid в такие периоды.

Осуществление значительного расширения охвата ACA в 2014 году привело к увеличению числа участников и общего роста расходов в Medicaid; однако при полном федеральном финансировании расширения расходы штата на Medicaid росли более медленными темпами. Внедрение основных расширений охвата ACA в 2014 году привело к увеличению числа участников программы Medicaid среди тех, кто ранее имел право участвовать в программе, но был покрыт по обычному уровню соответствия штата, а также среди тех, кто недавно имел право участвовать в программе по расширенной программе соответствия в штатах, которые приняли расширение Medicaid.В то время как общие расходы на программу увеличивались в среднем по всем штатам со скоростью, аналогичной увеличению числа учащихся, расходы штата на программу росли медленнее. Это произошло из-за увеличения федеральных средств от штатов, ведущих расширение, чтобы увидеть гораздо более медленные темпы роста расходов штата в среднем по сравнению с темпами роста общих расходов (штата и федерального бюджета вместе взятых) или набора учащихся. Это контрастировало с историческими закономерностями и опытом в государствах, не расширяющих возможности в течение этого периода, где темпы роста государственных расходов, общих расходов и приема в учебные заведения схожи.

Первые данные из штатов, которые приняли расширение Medicaid, указывают на экономию средств государственного бюджета как в рамках бюджетов Medicaid, так и за пределами Medicaid. Экономия в рамках программ Medicaid включает в себя переход групп населения, обслуживаемых по дополнительным критериям отбора, таким как отказ от ограниченных льгот, нуждающиеся по медицинским показаниям группы населения с ограниченными расходами, участники программы лечения рака груди и шейки матки среди других групп, ранее сопоставленных со стандартным коэффициентом соответствия.После принятия расширения эти участники Medicaid могут претендовать на страховое покрытие в рамках новой группы взрослых, имеющих право на участие, где их расходы на Medicaid совпадают с более высоким коэффициентом соответствия ACA расширению. Ранние данные, полученные в некоторых штатах расширения, также указывают на экономию бюджета за счет либо уменьшения потребности, либо замены государственных расходов на программы по охране психического здоровья, исправлений, общественного здравоохранения и некомпенсируемого ухода из-за федеральных средств для увеличения охвата в расширении; некоторые из этих сбережений были зафиксированы как сокращение расходов государственного общего фонда, в то время как другие были реинвестированы, часто для компенсации предыдущих сокращений финансирования.

Отзывчивость к выбору государства и меняющимся потребностям

Расходы по программе Medicaid соответствуют меняющимся потребностям. Модель финансирования Medicaid, которая практически не изменилась с момента введения в действие Medicaid, уникальна для государственных и федеральных программ. Структура финансирования Medicaid гарантирует федеральным штатам соответствующие доллары на соответствующие расходы, позволяя федеральным фондам поступать в штаты в зависимости от фактических затрат и потребностей. Если медицинские расходы растут, больше людей регистрируются из-за экономического спада, эпидемии (например, ВИЧ / СПИДа) или стихийного бедствия (например, урагана Катрина), Medicaid может отреагировать, и федеральные платежи автоматически скорректируются, чтобы отразить дополнительные расходы на программа.Во время острых экономических спадов структура позволяет увеличенным федеральным фондам быстро перетекать в штаты за счет увеличения федерального финансирования, чтобы стимулировать восстановление экономики и помочь штатам, борющимся с сокращением доходов и увеличением числа учащихся и спросом на помощь из-за экономического спада.

Финансирование Medicaid поддерживает выбор штата. Эта структура также лежит в основе выбора государственной политики в отношении того, как структурировать свои программы Medicaid. Федеральный закон определяет основные требования, такие как обязательные льготы и обязательные группы, которые должны быть охвачены в качестве условия получения федерального финансирования Medicaid.Однако, помимо основных требований, штаты имеют широкую свободу действий в отношении дополнительных групп правомочности, дополнительных льгот, оплаты поставщикам услуг, систем доставки и других аспектов своих программ. Это позволяет штатам предоставлять услуги и страховое покрытие, подходящие для их штата, но также означает, что страховое покрытие Medicaid варьируется в зависимости от страны.

Эта открытая структура финансирования обеспечивает гибкость расходов, но делает федеральные расходы менее предсказуемыми и обусловленными решениями штата. Чтобы контролировать федеральные расходы, на протяжении многих лет некоторые политики призывали к реструктуризации механизма финансирования, чтобы ограничить федеральные расходы, заблокировав предоставление федеральных расходов или установив другие ограничения. Блочные гранты обычно предоставляют штатам фиксированные федеральные ассигнования, основанные на текущих расходах, рассчитанных на перспективу с использованием заранее определенных темпов роста. Последствия любого блочного гранта или ограничения будут зависеть от уровней финансирования, корректировок на инфляцию и многих других деталей. Однако анализ прошлых предложений показал, что эти изменения могут привести к существенному сдвигу в расходах штатов, бенефициаров или поставщиков или сокращению охвата или льгот, если для сокращения федеральных расходов финансирование Medicaid будет ниже ожидаемого уровня.Заранее определенные уровни финансирования сделают программу менее восприимчивой к меняющимся потребностям программы, например, когда спрос возрастает во время экономических спадов, эпидемий или чрезвычайных ситуаций природного характера. Опыт других федеральных программ, таких как Временная помощь нуждающимся семьям (TANF) и Программа помощи лекарствами от СПИДа (ADAP), которые действуют в рамках структуры блочных грантов, показал проблемы с установлением и поддержанием уровней финансирования для удовлетворения потребностей программы в разных штатах и ​​во времени.

Влияние экономики на расходы по программе Medicaid

Экономика оказывает сильное влияние на участие в программе Medicaid и, следовательно, на расходы. На расходы и участие в программе Medicaid влияет ряд факторов — инфляция в сфере здравоохранения, изменения политики и т. Д. Тем не менее, одним из основных факторов, влияющих на расходы и участие в программе Medicaid, являются изменения экономических условий. Medicaid — это антициклическая программа. Во время экономического спада люди теряют работу, доходы снижаются, и все больше людей получают право на участие в программе Medicaid, что увеличивает расходы по программе. По мере улучшения экономических условий число участников программы Medicaid и рост расходов замедляются.

За последние 15 лет количество участников программы Medicaid существенно увеличилось во время двух крупных рецессий, при этом годовой рост достиг пика в 2001 финансовом году и составил более 9 процентов, а в 2009 году — почти 8 процентов. (Рисунок 6) В то время как экономические спады увеличивают спрос на эти программы , они также негативно сказываются на доходах государства от налогов. Это создает дополнительную нагрузку на государственный бюджет, поскольку возрастает спрос на другие формы помощи (например, на продовольственные талоны и пособия по безработице). Во время экономических спадов штаты сталкиваются с трудностями, чтобы уравновесить это давление и увеличить свою долю расходов на Medicaid.В ответ Конгресс дважды принимал временное повышение ставок FMAP, чтобы помочь штатам во время особенно острых экономических спадов, последний раз в 2009 году в рамках Закона о восстановлении и реинвестировании Америки (ARRA). Самый значительный источник налоговых льгот для штатов в ARRA было временным увеличением федеральной доли расходов по программе Medicaid. Повышенные ставки ARRA предоставили штатам дополнительные федеральные средства на сумму более 100 миллиардов долларов в течение 11 кварталов, заканчивающихся в июне 2011 года.

По мере того, как экономика продолжает улучшаться, рост числа участников программы Medicaid по всей стране значительно замедлился в финансовых годах 2012 и 2013.За эти два года средние расходы также замедлились, но в конце финансового года ARRA увеличила коэффициенты соответствия в конце 2011 финансового года, что изменило структуру расходов штатов, поскольку штаты пытались уменьшить потерю федеральных долларов в 2012 финансовом году, что привело к сокращению расходов в SFY. 2012. По мере улучшения экономических условий основной движущей силой роста числа участников программы Medicaid и роста расходов в течение финансовых финансовых периодов 2014 и 2015 годов было внедрение ACA. (Рисунок 6)

Рисунок 6: На расходы и участие в программе Medicaid влияют изменения экономических условий и политики.

Влияние расходов Medicaid на экономику штата

Приток федеральных долларов за счет расходов по программе Medicaid положительно сказывается на экономике штатов. Расходы по программе Medicaid проходят через экономику штата и могут оказывать большее влияние, чем только первоначальные расходы. Вливание федеральных долларов в экономику штата приводит к мультипликативному эффекту, напрямую влияя не только на поставщиков, которые получали платежи по программе Medicaid за услуги, которые они предоставляют бенефициарам, но и косвенно влияя на другие предприятия и отрасли.Например, на фирму-поставщик медицинских услуг могут повлиять ее деловые отношения с поставщиками Medicaid — увеличение финансирования Medicaid может повлиять на заказ на поставку поставщиков Medicaid, что затем может повлиять на закупки поставщика медицинских услуг у своих поставщиков и так далее. Как прямые, так и косвенные эффекты вызывают изменения в потреблении домашних хозяйств и собираемости налогов, в первую очередь из-за колебаний доходов домашних хозяйств. Сотрудники поставщиков медицинских услуг, которые непосредственно затронуты, или сотрудники предприятий, на которые это воздействие оказывает косвенное воздействие, могут изменить структуру своих расходов в соответствии с увеличением или уменьшением дохода — изменение дохода побуждает семью увеличивать или уменьшать расходы на потребительские товары.Из-за изменений в личном доходе и последующих расходах источники доходов правительства штата, включая подоходный налог и налоги с продаж, также будут затронуты.

Как и предыдущие результаты, обзор экономического анализа расширения Medicaid показывает, что ожидается, что новые фонды в результате расширения Medicaid будут иметь заметный и устойчивый рост экономической активности штата. Поскольку федеральное правительство полностью оплачивает стоимость страхового покрытия для новых правомочных бенефициаров в течение первых трех лет, новый всплеск федеральных средств, недоступных иным образом, будет поступать в штаты с относительно небольшими дополнительными расходами штатов.Исследование, проведенное в декабре 2013 года, показало, что сумма федеральных средств, которые, по оценкам, поступят в штаты к 2022 году, если они решат расширить, будет значительно выше (в среднем в 1,35 раза), чем сумма федеральных средств, которые, по оценкам, поступят в штаты через федеральную программу развития автомобильных дорог. . Обзор исследований, оценивающих влияние расширения Medicaid на экономику штатов, показал, что, независимо от используемой модели экономического воздействия, все исследования предполагали положительное увеличение объема производства штата и валового государственного продукта (GSP).Величина воздействия зависит от уровня текущего и ожидаемого нового финансирования Medicaid и экономических условий в штате. Ранний опыт работы в Кентукки показал как чистую финансовую выгоду для штата, обусловленную увеличением налоговых поступлений штата и местных налогов, так и ростом рабочих мест в результате расширения.

Заключение

Программа Medicaid совместно финансируется федеральным правительством и правительствами штатов за счет взносов, регулируемых формулой FMAP, которая практически не изменилась за 50 лет существования программы.

Похожие записи

Вам будет интересно

Акт приемки товара образец – Унифицированная форма ТОРГ-1 — Акт о приемке товаров

Бизнес домен: Домен для бизнеса

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко