Инфляция это в экономике: Высокая инфляция: почему растут цены и каким этот рост может быть в 2022 году

Содержание

Инфляция всерьез и надолго: что делать с деньгами

Рекордная инфляция, оказавшаяся расплатой за быстрое восстановление мирового ВВП после пандемии и настигшая такие разные страны, как Россия и США, становится главным фактором в мировой экономике. Все больше экономистов склоняются к тому, что это не временный эффект пандемии, а высокая инфляция с нами как минимум на два-три года. Это означает не только рост цен, но и изменение инвестиционных стратегий.

Сжатие мировой экономики во время локдаунов 2020 года оказалось таким резким, а выход из него — таким стремительным, что к середине 2021-го и развивающиеся, и развитые страны захлестнула волна инфляции.

  • В России инфляция растет уже 15 месяцев подряд, маленькая коррекция случилась только в апреле 2021-го. В июне инфляция составила 6,5%, это рекорд с лета 2021 года, но пик еще не достигнут, предупредили на этой неделе в ЦБ. Июльский опрос аналитиков и экономистов, проведенный регулятором, дал медианный прогноз итоговой инфляции по 2021 году в 5,6%. В последний раз этот показатель был выше в 2015 году.
  • В США, гораздо меньше, чем Россия, привыкших к высокой инфляции, сейчас цены растут почти на российском уровне. В июне инфляция скакнула до 5,4% год к году, это максимум с кризисного августа 2008 года, когда ФРС печатала деньги триллионами.
  • В среднем в странах ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития, объединяет 38 развитых стран) инфляция в мае 2021-го выросла до 3,8%, это рекорд с сентября 2008 года. Еще в декабре 2020-го было 1,2%, а в мае 2020-го — 0,7%.
  • В Европе цифры выглядят не так страшно, но суть остается той же: впервые с 2018 года в еврозоне по итогам мая инфляция превысила 2%, в Британии — 2,5%. На этой неделе Европейский центробанк впервые с 2003 года утвердил новую стратегию, повысив таргет по инфляции до 2% и допустив ее выход за пределы этой границы.

Главный сегодняшний спор между экономистами — является скачок инфляции разовым явлением, связанным с быстрым перезапуском экономики (так считает, например, глава ФРС Джером Пауэлл и главы большинства других центробанков) или это начало нового проинфляционного тренда. И сторонников у второй версии едва ли не меньше, чем у первой.

Большинство экономистов американских банков, которых в начале июля опросила The Wall Street Journal, спрогнозировали, что высокая (хотя и постепенно сокращающаяся) инфляция сохранится в США как минимум до конца 2023 года. В среднем опрос дал на эти три года 2,58% ежегодной инфляции — и для США это самый высокий уровень с 1993 года, напоминает WSJ.

Главной причиной для долгосрочного роста инфляции (часть респондентов WSJ не боится назвать его «поколенческим сдвигом») экономисты называют редкую комбинацию факторов: триллионные вливания мировых центробанков в экономику, беспрецедентный за всю историю наблюдений уровень сбережений, накопленных гражданами за время локдаунов, и успех массовой вакцинации в западных странах, открывающий для них все новые возможности тратить деньги каждый месяц. «Если и домохозяйства, и бизнес начнут ожидать роста цен, эта динамика может стать самоподдерживающейся», — делает вывод издание.

Инфляционные ожидания сами по себе действительно могут толкнуть инфляцию вверх — как описывает это российский ЦБ, они «создают риски вторичных эффектов». И в США, и в России этот показатель сейчас находится на максимуме за несколько лет. Индекс инфляционных ожиданий в США, который рассчитывает Университет Мичигана, в июне 2021 года составил 4,6%, это рекорд с весны 2011 года. Инфляционные ожидания российских потребителей, по данным ЦБ, — 11,9% (максимум с февраля 2017-го), ценовые ожидания предприятий — на уровне 27% (максимум с момента обвала рубля в декабре 2014 года).

Есть и другие причины для долгосрочного роста инфляции, отмечает WSJ. Например, демографический сдвиг в развитых странах — рост доли людей пенсионного возраста, которые тратят больше, чем производят, и мало сберегают. Или переход цифровой экономики и онлайн-ритейла в стадию зрелого рынка: до сих пор маркетплейсы и цифровые сервисы боролись за долю рынка, выставляя низкие цены и жертвуя прибылью. Одна только ценовая конкуренция в онлайн-ритейле в 2017 году снижала годовую инфляцию в США на 0,1 п.п. — теперь этот эффект исчерпан.

Долгосрочная высокая инфляция — это не только рост цен, но и повышение ставок центробанков (российский ЦБ уже повысил свою на 1,25 пункта и не собирается на этом останавливаться) и другие перемены в экономике, которые внесут неизбежные изменения в любую инвестиционную стратегию. Мы спросили аналитиков, как себя вести в этих условиях частному инвестору.

Вячеслав Смольянинов

главный инвестиционный стратег BCS Global Markets

Если вы верите в проинфляционный тренд, то самый очевидный инструмент, о котором можно говорить в связи с инфляцией, это TIPS (treasury inflation protected securities). Их стоимость увеличивается по мере роста инфляции. В России есть их аналог, бумаги ОФЗ ИН. Их номинал индексируется в зависимости от уровня инфляции. В таких инструментах есть смысл не только если вы ожидаете резкого роста инфляции, но и если ситуация слишком неопределенная. Вариант еще проще — купить etf, ориентированные на эти инструменты.

Также в условиях роста инфляции традиционно покупают акции, потому что растет стоимость продукции компании и, как следствие, ее выручка.

Также при росте инфляции дорожает сырье (хотя здесь есть нюансы, и нужно смотреть на конъюнктуру на конкретном сырьевом рынке). Помимо акций конкретных компаний имеет смысл присмотреться к фондам, ориентированным на конкретные сырьевые индексы.

Если вы верите, что тренд будет скорее дефляционным, то стратегия прямо противоположная. В условиях замедления инфляции медленнее растет выручка компаний и, соответственно, теряют привлекательность их акции и корпоративные облигации. Дефляционный тренд свидетельствует о замедлении и стагнации в экономике, в таких условиях, когда нет бума и все не растет, разумно вкладываться в защитные активы: золото, казначейские облигации.

Наталия Орлова

главный экономист Альфа-банка

Верить в то, что инфляция окажется временной и, соответственно, в то, что экономики будут переходить на новые технологии, — значит делать ставку на рынок акций и на точки реального роста. Если же предположить, что инфляция отражает временный перегрев экономики, то у рынка акций худшие перспективы, а лучшая — у доллара как валюты, долларового кэша.

Но важнее то, что в мировой экономике в целом идет структурная перестройка. Это означает, что очень сильно будет увеличиваться неравенство и расти сегментация между странами и внутри стран. Условно, бедные будут становиться беднее, а совсем богатые — богаче. То комфортное экономическое положение, которое у нас в России было с 2000 по 2010 год, когда можно было не предпринимать сверхусилий, а зарплаты росли, не вернется. Процессы этого роста будут гораздо более селективными, и если люди не будут ничего делать, уровень жизни будет снижаться.

Станет ли инфляция долгосрочным фактором, который будет влиять на стратегии частных инвесторов, мы, вероятно, поймем до конца года. Но идеи для долгосрочных инвестиций можно найти и сейчас. Для этого выпуска рассылки мы попросили аналитиков «Тинькофф инвестиций» рассказать, какие рекомендации они дают своим клиентам.

ОБОСНОВАНИЕ ЦЕЛИ ПО ИНФЛЯЦИИ — ВБЛИЗИ 4% / КонсультантПлюс

Приложение 4

Общепризнано, что высокая и волатильная инфляция несет издержки для экономики. Прежде всего она затрудняет реализацию долгосрочных проектов и инвестиций. Финансируя инвестиционные проекты, кредиторы вынуждены учитывать высокую инфляцию в ставках по кредитам, поскольку они хотят получить доход от вложений. Производителям сложно планировать свою деятельность и оценить, окупятся ли их вложения. Кроме того, высокий темп прироста цен требует постоянного пересмотра контрактных цен и заработных плат, что также сопряжено с издержками. Высокая инфляция без компенсирующего повышения заработной платы ведет к снижению реальных доходов населения. При сохранении высоких темпов роста цен продолжительное время и постоянном снижении покупательной способности денег возможен рост социального недовольства и политической нестабильности. Поэтому низкая и стабильная инфляция — необходимое условие стабильного роста и развития экономики.

В то же время экономическая теория не дает однозначного ответа относительно оптимального уровня инфляции в экономике. В ряде исследований приводятся оценки взаимосвязи экономического роста и инфляции. В частности, оценивается некоторый пороговый уровень инфляции, по достижении которого она начинает оказывать негативное влияние на экономический рост. Пороговое значение инфляции в данных работах сильно варьируется. Для стран с формирующимися рынками оно оценивается от 9 до 17%, для развитых стран — от 1 до 3% <1>. Вместе с тем остается открытым вопрос методики разбиения стран на группы в данных исследованиях и однородности стран внутри группы. Это особенно актуально для стран с формирующимися рынками, которые отличаются наибольшей разнородностью в уровне развития экономик. Также в данных работах рассматриваются данные за достаточно длительный период, в течение которого могли происходить структурные сдвиги в экономиках стран. Кроме того, оценки порогового уровня не учитывают вопрос устойчивости роста экономики, роста без накопления дисбалансов в экономике.

———————————

<1> Например, работы Ghosh, Phillips (1998), Barro (1997), Khan, Ssnhadji (2001), Sepehri, Moshiri (2004), Lopez-Villavicencio, Mignon (2011), Kremer, Bick, Nautz (2013).

Учитывая сложности оценки оптимального уровня инфляции, большинство центральных банков выбирают уровень цели по инфляции без строго эконометрического обоснования, исходя из особенностей экономики страны, структуры инфляции, необходимости страховки от дефляции.

Выбор цели по инфляции в России также обусловлен особенностями экономики и структурой инфляции. Среди основных аргументов можно выделить следующие.

— Страховка от дефляции. Цель по инфляции не должна быть слишком низкой или близкой к нулю, поскольку это может создавать риски дефляции. Дефляция — это снижение общего уровня цен в течение продолжительного времени. При дефляции население склонно откладывать потребление в ожидании снижения цен, производители откладывают инвестиции и сокращают производство. Экономика прекращает расти, благосостояние населения снижается. Возникает угроза затяжного кризиса. Бороться с дефляцией не менее сложно, чем с инфляцией, особенно в условиях, когда ключевая ставка центрального банка близка к нулевому уровню и уровень процентных ставок в стране в целом очень низкий. В современном мире многие развитые страны столкнулись с данной проблемой. По оценкам Банка России, надежная «страховка» от дефляции в российских условиях — это установление цели по инфляции — вблизи 4%. В потребительской корзине россиян высока доля товаров и услуг, цены на которые могут довольно сильно колебаться. При этом центральный банк не может воздействовать на цены отдельных товаров. Соответственно, если установить слишком низкую цель по инфляции, при ее достижении по общей корзине на рынках отдельных товаров может наблюдаться дефляция, что негативно скажется на их производстве. Чтобы этого не допустить, цель по инфляции должна быть установлена с «запасом».

— Характер инфляционных ожиданий. Для России характерны высокий уровень инфляционных ожиданий. Россияне привыкли жить в условиях высокой инфляции. Ориентируясь на свой опыт, они ожидают повышенных темпов роста цен в будущем. Для снижения инфляционных ожиданий и изменения их характера требуется время. Учитывая повышенные инфляционные ожидания и их вклад в инфляцию, снижение темпов роста потребительских цен до более низкого уровня, например 2%, может быть связано с издержками для экономики (подробнее о динамике инфляционных ожиданий см. приложение 6).

— Влияние темпов роста цен импортных товаров. Импортные товары также входят в потребительскую корзину россиян, и темпы роста цен на них влияют на общий уровень цен в стране. Средний уровень инфляции по странам — торговым партнерам России (взвешенный по доле стран в торговом обороте) за последние 10 лет составляет около 3%. При этом в условиях открытой экономики чем более высокая цель по инфляции в России по сравнению со странами — торговыми партнерами, тем большая компенсация данной разницы потребуется со стороны изменения курса. Если инфляция в странах — торговых партнерах значимо ниже, чем инфляция в России, то со временем иностранные товары становится выгоднее покупать, поскольку они дорожают более медленными темпами. В результате спрос на иностранную валюту для покупки иностранных товаров увеличивается, что приводит к ослаблению рубля. Устойчивое ослабление рубля из-за сохранения постоянной положительной разницы между инфляцией в России и в странах — торговых партнерах может неблагоприятно отражаться на ожиданиях и настроениях экономических агентов.

Открыть полный текст документа

Опасения по поводу инфляции на фоне неизученного восстановления

Опасения по поводу инфляции на фоне неизученного восстановления

Ключевой вопрос — какое сочетание условий может спровоцировать неуклонное ускорение роста цен. Франческа Каселли и Прачи Мишра

6 октября 2021 г.

В этом году восстановление экономики повлекло за собой быстрое ускорение инфляции в развитых странах и странах с формирующимся рынком, вызванное укреплением спроса, дефицитом предложения и быстрым ростом цен на биржевые товары.

В нашей новой публикации «Перспективы развития мировой экономики» прогнозируется вероятное сохранение повышенного уровня инфляции в течение ближайших месяцев, после чего к середине 2022 года ее динамика вернется на уровень до пандемии, при том что риски ее ускорения сохранятся.

Обнадеживающей новостью для разработчиков политики является то, что долгосрочные инфляционные ожидания надежно закреплены, хотя экономисты все еще спорят о том, насколько продолжительным окажется в конечном счете повышательное давление на цены.

Некоторые утверждают, что в результате государственных стимулирующих мер уровень безработицы может снизиться настолько, что это спровоцирует скачок зарплат, перегрев экономики и возможное ослабление фиксации инфляционных ожиданий, а это приведет к самореализующейся инфляционной спирали. По оценке других экспертов, такое давление в конце концов окажется временным по мере затухания однократного всплеска расходов.

Динамика инфляции и восстановление спроса

Мы анализируем, изменился ли общий показатель инфляции в виде индекса потребительских цен в соответствии с безработицей. Несмотря на то что в течение пандемии эту взаимосвязь оценить сложно, по-видимому, беспрецедентные потрясения серьезно не нарушили ее.

Страны с развитой экономикой, скорее всего, столкнутся с умеренным инфляционным давлением в ближайшей перспективе, а его воздействие со временем будет ослабевать. Оценки взаимосвязи между незадействованными мощностями — объемом ресурсов в экономике, которые в настоящее время не используются, — и инфляцией в странах с формирующимся рынком, напротив, по-видимому, более чувствительны, если в выборку для оценки включить период пандемии.

Закрепление ожиданий

В период пандемии инфляция надежно закреплена в соответствии с эталонами долгосрочных ожиданий, известными как уровни безубыточности инфляции, которые оцениваются на основании доходности государственных облигаций в 14 государствах. Эти эталоны, которые являются предметом пристальных наблюдений, до настоящего времени демонстрировали стабильность как в течение кризиса, так и во время восстановления, хотя неопределенность по поводу прогноза сохраняется.

Основной вопрос — какой набор условий может привести к неуклонному росту инфляции, в том числе к возможному ослаблению фиксации инфляционных ожиданий, которое приведет к самореализующейся инфляционной спирали повышения цен.

Подобные эпизоды в прошлом были обусловлены резким снижением валютных курсов в странах с формирующимся рынком и нередко происходили вследствие резкого роста дефицита бюджета и счета текущих операций. Более долгосрочные расходные обязательства государства и внешние потрясения также могут способствовать ослаблению фиксации инфляционных ожиданий— особенно в экономиках, где центральные банки, как представляется, не способны или не желают сдерживать инфляцию.

Более того, даже если инфляционные ожидания надежно закреплены, продолжительное превышение уровня инфляции сверх установленного разработчиками политики целевого ориентира может привести к ослаблению фиксации инфляционных ожиданий.

Отраслевые потрясения 

Пандемия привела к серьезным колебаниям цен в некоторых отраслях, в частности в пищевой промышленности, транспорте, производстве предметов одежды и связи. Поразительно, но дисперсия или изменчивость цен в отраслях до настоящего времени оставалась относительно слабой по меркам недавних событий — особенно по сравнению с глобальным финансовым кризисом. Причина кроется в меньших по масштабу и более краткосрочных колебаниях цен на топливо, продовольствие и жилье в период после пандемии, которые являются тремя крупнейшими компонентами в корзине потребительских расходов в среднем.

Согласно нашему прогнозу, в последние месяцы текущего года годовой уровень инфляции в странах с развитой экономикой в среднем достигнет максимального значения в 3,6 процента, после чего в первом полугодии 2022года вернется на уровень 2 процента в соответствии с целевыми ориентирами центральных банков. В странах с формирующимся рынком инфляция будет расти быстрее и достигнет 6,8 процента в среднем, после чего ослабнет до 4 процентов.

Вместе с тем прогнозы связаны со значительной неопределенностью, а инфляция может сохраняться на повышенном уровне дольше. Среди возможных факторов, способствующих такой динамике, следует отметить резкий рост цен на жилье и продолжительную дестабилизацию в цепочках поставок в странах с развитой и развивающейся экономикой либо повышение цен на продовольствие и ослабление валют в странах с формирующимся рынком.

В течение пандемии во всем мире цены на продовольствие взлетели примерно на 40 процентов, что представляет особенно острую проблему для стран снизкими доходами, где на такие статьи приходится значительная доля потребительских расходов.

Как показывают имитационные модели расчетов ряда сценариев экстремальных рисков, цены могут повышаться намного быстрее в условиях продолжительной дестабилизации цепочек поставок, серьезных колебаний цен на сырьевые товары и ослабления фиксации закрепления инфляции.

Значение для экономической политики

Когда происходит ослабление фиксации инфляционных ожиданий, это может обернуться стремительным ростом инфляции, сдержать который будет очень затратно. В конечном счете доверие к проводимой центральным банком политике и прогнозирование цен не поддаются точному определению, а оценить закрепление инфляции не всегда возможно, полагаясь исключительно на взаимосвязи данных за прошлые периоды.

Поэтому разработчикам политики приходится удерживать непростое равновесие, проявляя терпение и оказывая поддержку восстановлению экономики, с одной стороны, и демонстрируя готовность к немедленным действиям, с другой стороны. Еще важнее то, что им необходимо установить надежную основу для проведения денежно-кредитной политики, которая бы предусматривала сигналы для ослабления поддержки экономики или сдерживания нежелательной инфляции.

Такими пороговыми значениями, которые служат сигналом к действиям, могут быть ранние признаки ослабления фиксации инфляционных ожиданий, в том числе прогнозные обследования, неустойчивые значения сальдо бюджета и счета текущих операций или резкие колебания валютного курса.

Как показывают тематические исследования, решительные меры государственной политики нередко помогали справиться с инфляцией и инфляционными ожиданиями, однако устойчивые и заслуживающие доверия сведения, поступающие от центрального банка, также играют особенно решающую роль в закреплении мнений. Официальным органам следует проявлять бдительность к сигналам, указывающим на «идеальный шторм», обусловленный ценовыми рисками. Каждый из них в отдельности может быть благоприятным, однако в совокупности они могут повлечь за собой более стремительный рост, чем прогнозирует МВФ.

Наконец, ключевой особенностью прогноза является то, что между странами имеются существенные различия. Так, например, прогнозируется, что более быстрый рост инфляции в США поможет ускорить ее динамику в странах с развитой экономикой, хотя давление в еврозоне и Японии, согласно оценкам, будет сохраняться относительно слабым.

*****

Франческа Каселли — экономист Отдела исследований мировой экономики в Исследовательском департаменте МВФ. Ранее она работала в Европейском департаменте МВФ. Ее исследования в основном посвящены прикладной эконометрике, международной экономике и торговле. Она имеет докторскую степень по международной экономике Женевского института международных отношений.

Прачи Мишра — советник в Исследовательском департаменте МВФ. До работы в Фонде она была управляющим директором в Goldman Sachs, где отвечала за глобальные макроэкономические исследования и была главным экономистом по Индии. Ранее Прачи работала в ряде департаментов МВФ в Вашингтоне, в том числе в аппарате первого заместителя директора-распорядителя. С 2014 по 2017 годы она была специальным советником и руководителем отдела стратегических исследованный Резервного банка Индии. До этого она была старшим экономистом в аппарате старшего советника по экономике в Министерстве финансов Индии, а также работала в Консультативном совете по экономике в аппарате премьер-министра.

Как инфляция в США разгоняет цены в России

Власти США опасаются, что инфляция выходит из-под контроля. Министр финансов США Джанет Йеллен в интервью телеканалу CNN, показанному в понедельник, признала, что страна «не видела такой инфляции уже очень давно».

Но она надеется, что инфляция снизится до «нормального уровня» во второй половине 2022 года.

«Это произойдет в середине-второй половине 2022 года», — добавила министр.

Йеллен также ответила на упрек бывшего министра финансов Ларри Саммерса, а ныне профессора Гарвардского университета, предупреждавшего ранее о недопустимости масштабных госрасходов, предполагающихся по плану президента Джо Байдена. Экс-министр считает, что итогом плана Байдена станет перегрев экономики и неуправляемая инфляция. А за этим последует рецессия. Нынешний министр финансов Йеллен заявила, что Саммерс не прав в своих прогнозах.

Инфляция в США стала заметно ускоряться в марте и апреле — до 4,2%. Летом рост цен достиг 5,4% и после небольшого спада в августе вернулся к 5,4% в сентябре. Это максимум за последние 13 лет. При этом цель по инфляции для США, то есть тот самый нормальный уровень, — 2%.

Гудит и крутится станок печатный

Американские ценовые рекорды являются логичным итогом застарелой проблемы экономики США — безудержное печатанье денег ради поддержания потребительского и государственного спроса, отмечает доцент экономического факультета РУДН Сергей Черников.

Только по официальным данным, за последние полтора года власти США напечатали и вбросили в экономику более $8 трлн.

«Это больше, чем все подобные «количественные смягчения» за последние 10 лет», — говорит Черников. При этом «печатают» доллары в таких количествах не от хорошей жизни, а в силу глубокого экономического кризиса, «заливаемого» деньгами уже не первый год. «Влить в экономику более трети собственного ВВП за полтора года и получить экономический рост в пару процентов — яркий признак серьезных проблем», — считает Черников.

Он скептически оценивает завление Йеллен о том, что экономика США быстро восстановится и инфляция вернется к допандемийным значениям. «Это возможно только в одном случае: если власти остановят эмиссию, а вся накопленная денежная масса испарится (например, в случае резкого падения фондовых рынков).

Внезапное же прекращение эмиссии без внятной внешней причины означает политическое самоубийство для руководства страны, чего ждать не приходится», — рассуждает Черников.

Вернется ли инфляция в США к уровню до пандемии и если «да», то когда — это сейчас главный фактор неопределенности и головная боль для всей правящей элиты США, отмечает руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая. В минувшую пятницу, например, глава ФРС Дж. Пауэлл признал, что факторы повышенной инфляции могут продлиться весь будущий год. «Постепенно Пауэлл и главы других центробанков признают, что инфляция оказалась сильнее ожиданий, не исключено раскручивание инфляционной спирали. Это когда дополнительные финансовые стимулы будут раскручивать маховик цен», — говорит Беленькая.

По прогнозу эксперта, инфляция в США если и замедлится в будущем году, то лишь по отношению к текущим значениям, но все равно останется выше цели ФРС.

Аналитик «Фридом Финанс» Александр Осин также считает, что снижение индекса потребительских цен в США возможно во второй половине следующего года, но не к уровню официального таргета в 2%. «Скорее, к отметкам вблизи верхней границы своих значений до 2020 года, это порядка 3% годовых», — говорит Осин.

Переход инфляции в диапазон 2,5-3% был бы относительно оптимистичным вариантом, добавляет Беленькая.

Приходит к нам вместе с долларом

Сейчас едва ли не весь мир следит, как американские власти будут решить проблему инфляции. Потому что проблема инфляции в США — это проблема не только США, считают эксперты. Поскольку Вашингтон «печатает» валюту, через которую торгуются и работают почти все мировые рынки, то инфляция неизбежно выходит за пределы американских границ. А дальше все страны мира, включая членов ЕС и Китай, так или иначе эту инфляцию «импортируют» вместе с выросшими долларовыми ценами в цепочках поставок.

«Россия тут не исключение — наша инфляция носит во многом импортный характер, и локдауны и перебои с отдельными видами комплектующих и недопоставки сырья этот механизм только усиливают», — указывает эксперт РУДН Черников.

По данным за октябрь, инфляция в России достигла 7,8% в годовом выражении.

Банк России на заседании 22 октября резко повысил прогноз по инфляции по итогам года — до 7,4-7,9%. (Июльский прогноз — 5,7-6,2%).

Инфляционные ожидания россиян в октябре вернулись к максимальным значениям за последние пять лет, до уровня 13,6%.

Риски роста цен в России признают не только финансовые власти. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отметил в понедельник, что «к сожалению, имеют место, неблагоприятная международная конъюнктура, которая тоже давит на цены в плане повышения».

Кроме «печатного станка» и кризиса поставок, глобальная инфляция непосредственно влияет на экономическую ситуацию в России через цены на импортируемую промышленную продукцию, комплектующие, лекарства, продукты питания, сельхозкорма, уточняет Беленькая из «Финама». Глобальная инфляция вызвана также изменением структуры спроса (стали потреблять меньше услуг и больше товаров) и масштабными планами многих стран по энергопереходу к «зеленой» энергетике. «Дополнительным фактором ускорения инфляции стало ослабление курса рубля в прошлом году», — обращает внимание Беленькая.

Цены будут расти вдвое быстрее

По ее словам, в России рост инфляции провоцируется также высоким уровнем монополизированности экономики, недостаточно развитой инфраструктурой, существенной зависимостью от импорта оборудования и комплектующих, дефицитом дешевой рабочей силы, а также высокими инфляционными ожиданиями бизнеса и граждан.

«Намерение ЦБ вернуть инфляцию к цели в 4% к концу будущего года, несмотря на объективно сложные внешние и внутренние условия, может потребовать слишком жесткой денежно-кредитной политики, которая грозит замедлением экономического роста», — отмечает эксперт «Финам».

В российской экономике цены растут, потому что сохраняется немало встроенных традиционных дисбалансов, которые быстро преодолеть не получается, несмотря на титанические усилия нового премьера, подчеркивает Черников из РУДН. «Это и во многом монополизированная розничная торговля, и неудачная налоговая политика, и коррупционные проблемы», — перечисляет Черников.

Он считает, что российские власти сейчас находятся на перепутье. «Отсюда и явно разнонаправленные движения, которые мы наблюдаем. Решение пустить средства Фонда нацблагосостояния на важные для страны инфраструктурные проекты — это явно плюс. А вот решение ЦБ при импортированной инфляции поднять стоимость кредита — это откровенно неверный шаг», — говорит Черников.

Аналитик «Фридом Финанс» Осин указывает на «спасительные» для российской экономики нюансы. Дело в том, что в «корзине» российского индекса потребительских цен доля импортных товаров составляет порядка одной трети, так что волна инфляции, которая идет от США, будет действовать на Россию слабее, чем на другие страны. Кроме того, завозная инфляция менее страшна в России, потому что отечественная инфляция «кратно превосходит по темпам прироста аналогичные индикаторы в развитых странах и в КНР».

Осин считает, что в ближайшие кварталы инфляция в России будет расти темпами 8%-10% год к году.

Побили рекорд: инфляцию в США объявили угрозой мировой экономике

https://ria.ru/20210621/inflyatsiya-1737620521.html

Побили рекорд: инфляцию в США объявили угрозой мировой экономике

Побили рекорд: инфляцию в США объявили угрозой мировой экономике — РИА Новости, 21.06.2021

Побили рекорд: инфляцию в США объявили угрозой мировой экономике

Такой инфляции в США не было со времен глобального финансового кризиса 2008-го. Но регулятор отказывается ужесточать монетарную политику. В Deutsche Bank уже… РИА Новости, 21.06.2021

2021-06-21T08:00

2021-06-21T08:00

2021-06-21T08:00

экономика

инфляция

доллар

сша

всемирный банк

deutsche bank

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/06/09/1572664483_249:223:2896:1712_1920x0_80_0_0_52c7ef54d40ae896c16a8209579ad2b7.jpg

МОСКВА, 21 июн — РИА Новости, Наталья Дембинская. Такой инфляции в США не было со времен глобального финансового кризиса 2008-го. Но регулятор отказывается ужесточать монетарную политику. В Deutsche Bank уже предупредили: бездействие ничем хорошим не закончится. Эта бомба замедленного действия угрожает всей мировой экономике.Разгон инфляцииВ мае инфляция в США взлетела до пяти процентов в годовом выражении. А базовый индекс потребительских цен, не включающий волатильных товаров, таких как энергоносители и продукты питания, прибавил 3,8 процента по сравнению с прошлым годом — максимум с июня 1992-го. Подорожало все — автомобили, техника, мебель, авиабилеты, одежда, продукты.Экономисты Всемирного банка уверяют, что большинству стран, применяющих таргетирование инфляции, (в том числе России) беспокоиться не о чем: показатель удастся вернуть в границы целевого диапазона.Однако в США ситуация иная. Федеральная резервная система бездействует. Еще в марте глава ФРС Джером Пауэлл заявил, что не видит проблемы во временном превышении таргета в два процента.Огромный долг и слабый долларДенежное наводнение увеличило госдолг примерно на четверть. Теперь это больше 28 триллионов долларов (почти 130 процентов годового валового внутреннего продукта).Экономисты предупредили, что новые вливания в экономику уже не пойдут во благо. Усилится нагрузка на бюджет, поднимутся цены — из-за переизбытка купюр без соответствующего увеличения объема производства. Инфляционный риск усиливает и отложенный потребительский спрос при высоком уровне избыточных сбережений. В пандемию американские потребители накопили 1,6 триллиона долларов, которые теперь начинают тратить.Другой фактор — беспрецедентное давление на бюджет. В 2020-м финансовом году его дефицит достиг 16,1 процента (3,1 триллиона долларов) — это максимум с 1945-го, когда правительство выделяло колоссальные средства на масштабные военные операции.Раздули пузырьИ все же Федрезерв не намерен повышать процентные ставки или сокращать программу скупки активов до тех пор, пока не увидит «существенного прогресса» в достижении экономических целей, в частности восстановления рынка труда.Самоуверенность и бездействие регулятора вызывают вопросы.Экономисты обращают внимание также на то, что Федрезерв полностью отрицает и более тревожную тенденцию — формирование глобального пузыря на фондовом рынке. Поддерживая сверхнизкие процентные ставки и продолжая увеличивать баланс на 120 миллиардов долларов в месяц, когда стоимость акций — почти на исторических максимумах, ФРС рискует еще больше перегреть рынок.»Регулятор лишь увеличивает шансы на жесткую экономическую посадку и в конечном итоге будет вынужден ужесточить денежно-кредитную политику, чтобы достичь целевого уровня инфляции», — отмечает Десмонд Лахман, аналитик Американского института предпринимательства.Пострадают слабыеВпрочем, это создаст проблемы не только американцам — всему миру, предупреждают аналитики Deutsche Bank. «Пренебрежение инфляцией в США держит глобальную экономику на бомбе замедленного действия. Последствия могут быть разрушительными, особенно для самых уязвимых слоев общества», — поясняет главный экономист банка Дэвид Фолкертс-Ландау.В Германии полагают, что инфляция сохранится и в ближайшие годы приведет к кризису, возможно — уже в 2023-м. Как уточняют эксперты, пострадают в первую очередь развивающиеся страны. Обесценивание денег в ведущих экономиках усиливает ожидания инвесторов относительно повышения ставок. Это увеличивает доходность гособлигаций, в результате чего заимствования обходятся все дороже.»Этим странам есть смысл больше беспокоиться об инфляции в США, чем о своей собственной», — указывают специалисты S&amp;P Global Ratings.Богатые государства во время пандемии занимали по очень низким ставкам — в отличие от многих развивающихся.Так, Египет должен в этом году рефинансировать долг, равный 38% ВВП, и стоимость обслуживания кредита — 12,1%. Для Ганы процент еще выше — 15. Те же проблемы у Бразилии, где ЦБ уже дважды с января повышал ставки, чтобы ослабить ценовое давление.По словам Уильяма Джексона из Capital Economics, Бразилия — яркий пример того, как инфляция и рост доходности угрожают экономической стабильности. «Это привело к сокращению государственных финансов и повышению процентных ставок Центральным банком, подпитывающим расходы на обслуживание долга», — подчеркивает аналитик.Положение спасает то, что, например, Бразилия, Южная Африка и Индия больше полагаются на внутренних кредиторов, чем на иностранных. Это снижает уязвимость при оттоке капитала.Россия в этом смысле более чем устойчива: доля нерезидентов в облигациях федерального займа очень мала. По данным ЦБ, в мае — десять процентов (в апреле — 19,7). Среди держателей ОФЗ более 80% — отечественные инвесторы, прежде всего банки и пенсионные фонды. А нерезиденты — это зарубежные «дочки» крупных отечественных банков. Это страхует и от санкционных, и от инфляционных рисков.

https://ria.ru/20210524/dollar-1732949775.html

https://ria.ru/20210207/dolg-1596035469.html

https://ria.ru/20210612/stavka-1736713721.html

https://ria.ru/20210605/dollar-1735707973.html

сша

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/06/09/1572664483_400:176:2896:2048_1920x0_80_0_0_fb4144f5c83c8cab21052dc6b1130c85.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

экономика, инфляция, доллар, сша, всемирный банк, deutsche bank

МОСКВА, 21 июн — РИА Новости, Наталья Дембинская. Такой инфляции в США не было со времен глобального финансового кризиса 2008-го. Но регулятор отказывается ужесточать монетарную политику. В Deutsche Bank уже предупредили: бездействие ничем хорошим не закончится. Эта бомба замедленного действия угрожает всей мировой экономике.

Разгон инфляции

В мае инфляция в США взлетела до пяти процентов в годовом выражении. А базовый индекс потребительских цен, не включающий волатильных товаров, таких как энергоносители и продукты питания, прибавил 3,8 процента по сравнению с прошлым годом — максимум с июня 1992-го. Подорожало все — автомобили, техника, мебель, авиабилеты, одежда, продукты.

Экономисты Всемирного банка уверяют, что большинству стран, применяющих таргетирование инфляции, (в том числе России) беспокоиться не о чем: показатель удастся вернуть в границы целевого диапазона.

Однако в США ситуация иная. Федеральная резервная система бездействует. Еще в марте глава ФРС Джером Пауэлл заявил, что не видит проблемы во временном превышении таргета в два процента.

Причины разгона потребительских цен очевидны. На антикризисные меры с начала пандемии американские власти уже потратили от шести до девяти триллионов долларов, запустив печатный станок на полную мощность. А с приходом Джо Байдена экономика страны получила еще почти два триллиона. Это гигантский пакет стимулов, главным образом социальных.

24 мая, 08:00

Байден разогнал инфляцию и готов обвалить доллар

Огромный долг и слабый доллар

Денежное наводнение увеличило госдолг примерно на четверть. Теперь это больше 28 триллионов долларов (почти 130 процентов годового валового внутреннего продукта).

Экономисты предупредили, что новые вливания в экономику уже не пойдут во благо. Усилится нагрузка на бюджет, поднимутся цены — из-за переизбытка купюр без соответствующего увеличения объема производства. Инфляционный риск усиливает и отложенный потребительский спрос при высоком уровне избыточных сбережений. В пандемию американские потребители накопили 1,6 триллиона долларов, которые теперь начинают тратить.

Мощный приток свеженапечатанных купюр ударил по американской валюте. Доллар дешевеет, теряя привлекательность для инвесторов. За 2020 год относительно евро он упал с 0,8934 до 0,8149 — почти на девять процентов. В 2021-м может просесть еще на пять-семь.

Другой фактор — беспрецедентное давление на бюджет. В 2020-м финансовом году его дефицит достиг 16,1 процента (3,1 триллиона долларов) — это максимум с 1945-го, когда правительство выделяло колоссальные средства на масштабные военные операции.

7 февраля, 08:00

Пороховая бочка: долговая бомба может рвануть после пандемии

Раздули пузырь

И все же Федрезерв не намерен повышать процентные ставки или сокращать программу скупки активов до тех пор, пока не увидит «существенного прогресса» в достижении экономических целей, в частности восстановления рынка труда.

Самоуверенность и бездействие регулятора вызывают вопросы.

«Нужен четкий план борьбы. Лица, определяющие налогово-бюджетную политику, должны понимать, кому их решения могут навредить. Восемьдесят семь процентов американцев уже обеспокоены ростом цен. Мистер Пауэлл обязан признать резкий скачок инфляции и перестать отмахиваться от этой серьезной проблемы как от временной помехи», — заявил сенатор Рик Скотт.

Экономисты обращают внимание также на то, что Федрезерв полностью отрицает и более тревожную тенденцию — формирование глобального пузыря на фондовом рынке. Поддерживая сверхнизкие процентные ставки и продолжая увеличивать баланс на 120 миллиардов долларов в месяц, когда стоимость акций — почти на исторических максимумах, ФРС рискует еще больше перегреть рынок.

«Регулятор лишь увеличивает шансы на жесткую экономическую посадку и в конечном итоге будет вынужден ужесточить денежно-кредитную политику, чтобы достичь целевого уровня инфляции», — отмечает Десмонд Лахман, аналитик Американского института предпринимательства.

12 июня, 01:57

ЦБ повысил ключевую ставку на 0,5 процентного пункта

Пострадают слабые

Впрочем, это создаст проблемы не только американцам — всему миру, предупреждают аналитики Deutsche Bank. «Пренебрежение инфляцией в США держит глобальную экономику на бомбе замедленного действия. Последствия могут быть разрушительными, особенно для самых уязвимых слоев общества», — поясняет главный экономист банка Дэвид Фолкертс-Ландау.

В Германии полагают, что инфляция сохранится и в ближайшие годы приведет к кризису, возможно — уже в 2023-м. Как уточняют эксперты, пострадают в первую очередь развивающиеся страны. Обесценивание денег в ведущих экономиках усиливает ожидания инвесторов относительно повышения ставок. Это увеличивает доходность гособлигаций, в результате чего заимствования обходятся все дороже.

Таким образом, констатируют экономисты, начало глобального восстановления для развивающихся рынков из позитивного фактора превратилось в угрозу: так, в Южной Африке и Бразилии стоимость заимствований близка к опасному уровню. А там государственные финансы и без того не отличаются устойчивостью.

«Этим странам есть смысл больше беспокоиться об инфляции в США, чем о своей собственной», — указывают специалисты S&P Global Ratings.

5 июня, 08:00

Жесткое решение: Россия исключает доллар из ФНБ

Богатые государства во время пандемии занимали по очень низким ставкам — в отличие от многих развивающихся.

Так, Египет должен в этом году рефинансировать долг, равный 38% ВВП, и стоимость обслуживания кредита — 12,1%. Для Ганы процент еще выше — 15. Те же проблемы у Бразилии, где ЦБ уже дважды с января повышал ставки, чтобы ослабить ценовое давление.

По словам Уильяма Джексона из Capital Economics, Бразилия — яркий пример того, как инфляция и рост доходности угрожают экономической стабильности. «Это привело к сокращению государственных финансов и повышению процентных ставок Центральным банком, подпитывающим расходы на обслуживание долга», — подчеркивает аналитик.

Положение спасает то, что, например, Бразилия, Южная Африка и Индия больше полагаются на внутренних кредиторов, чем на иностранных. Это снижает уязвимость при оттоке капитала.

Россия в этом смысле более чем устойчива: доля нерезидентов в облигациях федерального займа очень мала. По данным ЦБ, в мае — десять процентов (в апреле — 19,7). Среди держателей ОФЗ более 80% — отечественные инвесторы, прежде всего банки и пенсионные фонды. А нерезиденты — это зарубежные «дочки» крупных отечественных банков. Это страхует и от санкционных, и от инфляционных рисков.

«Инфляция низкая, все классно. А чего экономика тогда не растет?»

14.01.2021 16:10     

 

Все статьи автора

Почему ЦБ ошибается, борясь с низкой инфляцией, льготная ипотека бессмысленна в России и нам, скорее всего, не избежать третьей волны COVID-19, в интервью Банки.ру рассказывает финансовый эксперт Александр Григорьев.

О пандемии и войне. Начиная с февраля мы начали втягиваться в пандемию, как машины в тоннель. Двигаемся, и далеко вроде забрезжил свет в виде вакцины. Но мы еще в тоннеле, в пробке и выберемся не скоро. Такой год лучше всего сравнивать с военными годами по уровню потрясений. Даже послевоенное время, 1950-е, кризисы арабских войн не идут в сравнение с тем, что мы сейчас переживаем, в плане влияния на экономику. Тогда была понятна и кратковременность, и то, как мировая экономика будет выходить из кризиса. А сейчас мы можем только гадать.

Об испанке, чуме и COVID-19. Испанка была в трех волнах. Европейская чума была в трех волнах. Сейчас многие медики призывают нас не заблуждаться: будет третья волна COVID-19. Но мы будем знать, как с ней бороться.

О первом карантине. Мы расслабились и оказались не готовы к новой пандемии. Пришлось выбирать наименее худшее решение, и карантин в этом смысле был справедливым решением. Единственная задача карантина — избежать одновременной госпитализации большого количества людей. Власти принимали решения в зависимости от коечного фонда.

О прививках, картах и Сократе. Человечество развивается от кризиса к кризису, согласно Сократу. Впитывает новый набор знаний и учится переживать это. В XVII—XIX веках медицина развилась, пытаясь противостоять эпидемиям. Развилась прививочная технология, мы стали дольше жить, больше изобретать, больше потреблять, возник капитализм. Кризис привел к качественному изменению человечества. А вот свежий пример из банковской сферы. Еще до COVID началось развитие виртуальных карт. За что раньше конкурировали банки? Как удобнее и быстрее доставить пластиковую карту клиенту. Кто быстрее, тот и взял клиента. Но уже за 2019 год количество пластиковых карт в мире начало серьезно сокращаться, у некоторых банков — на десятки процентов. Банки начали выпускать виртуальные карты. Не надо к клиенту посылать курьера, не надо просить прийти в офис. А теперь, в эпоху всеобщей изоляции, эта технология непластиковой карты становится решающей.

О бесполезности снижения ключевой ставки. ЦБ считает, что инфляция — это враг экономики. В мероприятиях ЦБ все посвящено только одному фактору — низкой инфляции. Низкая инфляция способствует развитию экономики, так гласит монетарная теория. Приходят инвесторы, у них маржа высокая, они не боятся вкладывать деньги в экономику. Все классно, вот у нас сейчас низкая инфляция. А чего экономика-то не развивается? У нас низкая инфляция — следствие неразвивающейся экономики. Со времен Кейнса доказано, что инфляция — это, с одной стороны, следствие экономического развития, а с другой — стимул экономики. Чтобы переломить стагнацию, нужно запустить механизм увеличения денежной массы. Это не универсальный рецепт, это не всегда хорошо. Но когда у вас стагфляция, то нужно запустить это, как двигатель. Это значит, что нужно было решительнее снижать ставку. Правда, тут другая проблема. Если вы под эту ставку не рефинансируете банки, у вас ничего не изменится. В России нет механизма стимулирования экономики со стороны ЦБ. Вы можете дать в долг государству, купив ОФЗ, и рефинансировать этот долг. А рефинансировать кредит металлургическому заводу не можете.

О смысле льготной ипотеки. Когда говорят об ипотечном пузыре, вспоминают ипотечный кризис 2008 года в Америке. Но у нас проблема с ипотекой ровно обратная. Льготная ипотека вызвала рост стоимости объектов недвижимости. Причина очень простая: в Америке экономика рыночная, а у нас — олигополическая. ЦБ справедливо обратил внимание, что способность населения долгосрочно оплачивать свои обязательства по ипотеке снижается, и предложил банкам сокращать выдачу этих кредитов. Это точно не вызовет экономический подъем в стране. ЦБ смотрит на проблему не с той стороны. Но когда мы пытаемся зайти на ту сторону, с которой надо смотреть, упираемся в монополистическую организацию структуры экономики. Ипотека является одним из главных рычагов развития экономики и способствует повышению уровня жизни населения. Но для этого нужно, чтобы ипотека была доступной, а для этого необходимо разрушить монополизм в строительной отрасли. Когда по всей стране условно десять застройщиков и два цементных холдинга, вкачивание денег приводит не к росту доступности жилья, а к росту цен у этих застройщиков.

Экономика развивается, когда растет потребление. Потребление увеличивается, если растут доходы. Доходы растут, если появляются новые рабочие места. Рабочие места в условиях монополизма и кризиса не могут появиться. Только когда у людей будет возможность выбирать, где им работать, компании, конкурируя, будут создавать больше рабочих мест и платить больше денег.

О росте активов, которого не было. За 11 месяцев 2020 года активы банков выросли на рекордные за шесть лет 17%. Давайте разбираться. Есть четыре вида банковских активов: кредиты юрлицам, кредиты физлицам, ценные бумаги, денежные активы. Сравните вложения в ценные бумаги и прирост корпоративных кредитов. Вас ждет разочарование. Кредиты особо не выросли. А те, что выросли, — инвестиционные. То есть инфраструктурные проекты. Вы рефинансировали деньги, вложенные в строительство условного моста, накрутили по этому кредиту 10% годовых — вот вам и рост активов. А в экономике что-нибудь появилось? Нет, мост как был, так и стоит один. А нам важно, чтобы росли розничные и корпоративные кредиты. Когда вы кредитуете грузы, производство, оборот. С начала года доллар вырос на 25%. Валютные активы банков составляют примерно треть от общей суммы активов. Значит, из того роста активов, о котором говорит ЦБ, 7 процентных пунктов — валютная переоценка.

Об ипотечном кризисе. Он нам не грозит. У нас не тот объем ипотечной задолженности на единицу населения. В Америке это половина населения, то есть огромный объем денежного рынка был связан с ипотекой, а у нас — процента четыре. Поэтому беспокойство может быть, но те же автокредиты распространены гораздо шире. Просто сами суммы автокредитования меньше.

Об экосистемах и диалектике. Проблема глобальных игроков заключается в том, что основной их доход был трансакционным. Развитие технологий ведет к тому, что часть традиционно банковских технологий начинает уходить из банков, лишая владельцев доходов. У банков начинают забирать платежные технологии торговые сети, соцсети, технологические компании. Банковские структуры должны расширить функционал. Сейчас маятник пошел в сторону экосистемы, то есть глобальный игрок Сбербанк считает, что может заниматься всем. К счастью, человечество еще не придумало ничего, что могло бы заменить диалектику. Она подсказывает нам, что всё вы хорошо делать не сможете. Потом маятник пойдет в обратную сторону, снова начнется деление. Просто это может занимать 20 лет.

О главном уроке пандемии. Все-таки человечество и его цивилизационность, в частности способность производить вакцины и способность преодолевать трудности, ждет светлое будущее. Главный урок пандемии: есть риски, и мы должны к ним тщательнее готовиться. Например, готовиться к пандемиям новых вирусов. И в целом к рискам — в экономике, в политике, в социальной сфере, в личной жизни. К сожалению, это уже реальность, а не какая-то фантастическая книга.

ИНФЛЯЦИЯ И ДЕФЛЯЦИЯ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

ИНФЛЯЦИЯ И ДЕФЛЯЦИЯ (англ. Inflation, deflation) – изменения, соответственно повышение и понижение, общего уровня цен в экономике.

Наиболее типичным изменением уровня цен является инфляция – обесценивание денег в результате роста цен на все товары. Дефляция, повышение ценности денег в результате снижения уровня цен, наблюдается реже и охватывает, как правило, не все виды товаров, а лишь отдельные их группы.

Измерение изменения цен.

Инфляция может принимать различные формы (Рис. 1).

В экономике командного типа она обычно имеет подавленную форму: правительство контролирует уровень цен и не дает им повышаться, однако обесценение денег проявляется в росте товарного дефицита и времени, которое покупатели тратят на поиск товара. В рыночном хозяйстве инфляция проявляется в открытой форме – как прямой рост оптовых и розничных цен. Если цены растут со скоростью примерно 3–5% в год, такую инфляцию называют ползучей, это нормальное для современной экономики явление. Опасным считается, когда инфляция становится галопирующей (до 100% годового прироста) или даже перерастает в гиперинфляцию (свыше 100%).

Для измерения изменения уровня цен используются такие экономико-статистические показатели как дефлятор валового внутреннего продукта (ВВП), индекс потребительских цен и индекс цен производителя.

Дефлятор ВВП рассчитывается как отношение номинального ВВП к реальному:

В этой формуле номинальный ВВП выражается в текущих ценах (в рыночных ценах данного года), а реальный ВНП рассчитывается в сопоставимых ценах (в ценах периода, который принимается за базовый).

Индекс потребительских цен (индекс Ласпериса) определяется как отношение потребительской корзины в текущих ценах данного года к набору товаров и услуг этой же потребительской корзины, выраженной в сопоставимых ценах года, принятого за базовый:

где q0i – потребительская корзина с фиксированным набором товаров и услуг;

Sp1 i – сумма текущих цен на товары и услуги, составляющих потребительскую корзину в текущем периоде;

Sp0 i — сумма сопоставимых цен на товары и услуги, составляющих потребительскую корзину в базовом периоде.

Индекс цен производителя (индекс Пааше) определяется по этой же формуле, только вместо потребительской корзины с фиксированным набором потребительских товаров и услуг берется фиксированный набор инвестиционных товаров (сталь, бензин, строительные материалы и др.).

Инфляция и дефляция в истории рыночного хозяйства.

Экономическая история демонстрирует, что инфляционное обесценение денег является частым фактором развития товарно-денежных отношений.

Пока в качестве денег использовались монеты из драгоценных металлов, цены на товары, как правило, оставались достаточно стабильными. Главной причиной обесценения денег были тогда действия правительств, стремящихся решать свои финансовые проблемы путем тайного уменьшения содержания золота или серебра в монетах. Единственный пример сильного и общего обесценения денег в эпоху обращения золотых и серебряных монет – это «революция цен» в Западной Европе 16–17 вв., вызванная огромным притоком драгоценных металлов из Нового Света.

Когда в 18–19 вв. на смену полноценным деньгам пришли бумажные деньги, не имеющие собственной стоимости, инфляция стала наблюдаться гораздо чаще. В периоды политических и экономических катаклизмов правительства искали выход из финансовых трудностей, вбрасывая в оборот новые бумажные деньги, не обеспеченные товарами.

Примером наиболее катастрофической инфляции называют послевоенную Германию 1920-х. В 1922 уровень цен в Германии за год составил 5470%, в 1923 положение еще более ухудшилось – цены увеличились в 1300 000 000 000 (1300 млрд) раз. Цены росли так быстро, что официанты меняли их в меню несколько раз за время обеда посетителя.

Во 2-й половине 20 в. в развитых странах мирного времени инфляция стала превращаться в постоянное явление. Это связано во многом с реализацией в их экономической политике идей кейнсианства: последователи Дж.М.Кейнса полагали, что в борьбе с безработицей государство должно сознательно использовать меры, порождающие невысокую инфляцию. Наряду с постоянной относительно невысокой инфляцией наблюдались и «вспышки» роста цен, связанные с какими-либо кризисными процессами (например, стагфляция 1970-х – сочетание спада производства с сильным ростом цен).

Различия инфляции в разных странах современного мира (Табл. 1) отражают во многом различия их общего экономического развития. Так, в 1990–2000-х инфляция в Японии была одной из наименьших – около 0,5%, в то время как в Румынии она составляла около 300%, а в Анголе – 4145%. Быстро росли цены в постсоциалистических странах: переход от командной экономики к рыночному хозяйству вызывал «скачок» цен в связи со сменой подавленной инфляции открытой.

Таблица 1. Индексы потребительских цен в развитых странах
Таблица 1. ИНДЕКСЫ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЦЕН В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ (1990 = 100)
Страны Годы
1991 1995 1999 2003
Великобритания 106 118 131 144
Венгрия 135 310 570 753
Германия1 100 115 120 128
Румыния 270 93500 76700 212300
США 104 117 128 141
Франция 103 112 117 125
Швеция 109 123 124 134
Япония 103 107 109 107
11991 = 100
Составлено по: Российский статистический ежегодник. 2004. Стат. сборник. М., 2004

Дефляция в эпоху классического капитализма, в 19 – первой половине 20 вв., обычно наблюдалась в периоды экономических кризисов: когда товары не находили спроса из-за перепроизводства, продавцы снижали цены. Например, во время Великой Депрессии в США 1929–1933 цены упали почти на 30%. Однако во второй половине 20 в. циклическое перепроизводство научились предотвращать, поэтому в развитых странах даже в периоды депрессии цены обычно не снижаются, а лишь замедляют свой рост. В постсоциалистических странах, переживавших сильный спад производства, также в течение отдельных месяцев наблюдалась дефляция, хотя по итогам года неизменно фиксировалась инфляция.

Причины изменения уровня цен.

Обесценение денег можно объяснить либо изменениями платежеспособного спроса (инфляция спроса), либо изменениями производственных затрат (инфляция издержек). Раз возникнув, инфляция затем развивается в самоподдерживающемся режиме, по инерции (инфляция, порождаемая инфляционными ожиданиями).

Инфляция спроса возникает, когда рост платежеспособного спроса обгоняет рост предложения товаров. Это происходит, если денежные доходы населения растут, например, в результате щедрой раздачи социальных пособий, в процессе разбухания военных расходов и при иных ситуациях, когда расходы из госбюджета не связаны с реальным увеличением товаров потребительского назначения. Этот тип инфляции преобладал в последние годы существования СССР, когда рост номинальной зарплаты (в денежном выражении) не подкреплялся возможностями ее отоварить.

Если ответственность за раздувание инфляции спроса лежит в основном на правительстве, то инфляция издержек рождается чаще всего в самом производстве. Производственные затраты могут возрасти, например, в результате увеличения цен на сырье. Именно так в 1973, когда нефтедобывающие страны ОПЕК согласованно и резко (в 4 раза) подняли цены на сырую нефть, во всех развитых странах взлетели цены практически на все товары. Другой причиной инфляции издержек может быть рост зарплаты, обгоняющий рост производства. Это может быть вызвано действиями профсоюзов или популистского правительства.

Когда инфляция наблюдается в течение более или менее долгого времени, люди привыкают к ней, в результате чего инфляция начинает развиваться в самоподдерживающемся режиме. Ожидая в будущем роста цен, продавцы заранее назначают более высокие цены за свой товар, банки повышают процент для заемщиков, а рабочие «сегодня» требуют «завтрашней» зарплаты. Уверенность в росте цен – инфляционные ожидания – сама по себе рождает этот рост, даже если другие факторы и перестают действовать.

Дефляцию порождают те же самые факторы, только действующие в обратном направлении: снижение цен может быть вызвано падением платежеспособного спроса (скажем, во время кризиса перепроизводства) и уменьшением издержек (например, в результате понижения пошлин на иностранные товары).

Последствия изменения цен.

Высокую инфляцию считают злейшим заболеванием рыночного хозяйства.

Когда национальная денежная единица теряет свою покупательную силу, это ведет, прежде всего, к сокращению капитальных вложений. При высокой инфляции банки свертывают долгосрочные кредитные операции, ограничиваясь лишь краткосрочным кредитованием (например, кредитованием торговых фирм), причем ссудный процент устанавливается таким образом, чтобы он не только обеспечивал банку нормальную прибыль, но и компенсировал обесценение денег. Возросшая плата за кредит не позволяет предпринимателям обновлять производство, поскольку новое оборудование окупает себя лишь спустя определенное время.

Другой негативный результат обесценения денег – это антисоциальное перераспределение доходов. От инфляции менее всего страдают предприниматели сферы торговли, которые и при инфляции спроса, и при инфляции издержек всегда могут повысить продажные цены на свои товары. Хуже приходится наемным работникам: хотя заработную плату принято индексировать (повышать на примерно ту же долю, на которую выросли цены), на деле повышение зарплаты обычно отстает от роста цен, поэтому реальные доходы рабочих при инфляции обычно понижаются. Наибольший урон от инфляции терпят люди, получающие фиксированные доходы (пенсии или стипендии). Наконец, инфляция обесценивает сбережения, если их держат в денежной форме. Так, в 1990-е практически все коммерческие банки в Российской Федерации (в особенности Сбербанк России) устанавливали процентную ставку по вкладам ниже уровня инфляции, так что деньги обесценивались даже в банке.

При затяжной инфляции денежная система деградирует – возрождаются примитивные формы товарообмена, когда фирмы меняют непосредственно товар на товар, а зарплату рабочим выдают «натурой».

Некоторые экономисты полагают, что у небольшой (ползучей) и стабильной инфляции есть и положительные черты. Предприниматели, бравшие кредит до повышения цен, легко оплачивают свои долги и берут новые займы, ожидая, что рост цен облегчит расплату. Люди, которые хранят свои сбережения «в чулке», решают хранить их в банках, чтобы хоть в какой-то степени уберечь их от обесценивания. Это приводит к стимулированию капитальных вложений в производство. Однако эти позитивные эффекты быстро исчезают, если инфляция становится высокой и к тому же трудно предсказуемой.

Дефляция имеет свои негативные последствия – понижение уровня цен и рост ценности национальной валюты уменьшают стимулы к производственному инвестированию и усложняют выплату внешних долгов. Поэтому идеальными условиями для развития рынка считают стабильность цен, когда нет ни инфляции, ни дефляции.

Антиинфляционная политика.

Борьбу с инфляцией считают одной из основных задач современной государственной экономической политики. У нее есть два аспекта: правительство должно выбрать, какими методами надо бороться с инфляцией и в какой мере вообще надо с ней бороться.

Выбор методов борьбы с инфляцией.

Поскольку есть два фактора, «запускающих» механизм инфляции, то есть и два основных метода борьбы с нею:

– для сдерживания инфляции спроса стремятся минимизировать дефицит государственного бюджета, сокращая тем самым спрос;

– для противодействия инфляции издержек осуществляют модернизацию производства, уменьшая средний уровень издержек на единицу выпускаемой продукции.

Эти два метода в известной степени противоречат друг другу. Чтобы стимулировать модернизацию производства, правительство может усилить финансовые «инъекции» (льготные кредиты, целевые субсидии, налоговые льготы и т.д.), однако при этом оно рискует свести госбюджет с крупным дефицитом. Наоборот, сокращая дефицит госбюджета, правительство может поставить производителей в такие тяжелые условия («налоговый пресс», высокая плата за кредит), что какое-либо совершенствование производства станет невозможным. Поэтому так необходимо не только точно определить, какова же в данной стране в данное время главная причина роста цен, но и найти ту «золотую середину», когда сдерживание инфляции спроса не ведет к сильному нагнетанию инфляции издержек (или наоборот).

Кроме самого правительства в борьбе с инфляцией участвует и Центральный банк, который стремится при росте цен из-за инфляции спроса уменьшать предложение ссуд коммерческими банками. Для этого ЦБ увеличивает норму обязательных резервов коммерческих банков, повышает учетные ставки и предлагает им для покупки высокодоходные государственные облигации. Все эти мероприятия – политика «дорогих» денег – также не только уменьшают денежный спрос, но и затрудняют рост производства.

Выбор между борьбой с инфляцией и борьбой с безработицей.

Другая проблема антиинфляционной политики, обратная зависимость между инфляцией и безработицей, иллюстрируется моделью, которую называют кривой Филлипса.

Эта кривая была эмпирически открыта в конце 1950-х, когда английский экономист А.Филлипс, изучая экономическую статистику цен и занятости в Великобритании, предложил модель взаимосвязи этих показателей в виде нисходящей кривой (Рис. 2а). Согласно первоначальной модели кривой Филлипса, политика снижения безработицы неизбежно вызывает рост цен, а гашение инфляции, наоборот, – увеличение безработицы. Эту модель можно было рассматривать как оправдание кейнсианской модели государственного регулирования, в которой сознательно использовался вызывающий инфляцию дефицит госбюджета как метод снижения безработицы.

К 1970–1980-м стало очевидно, что если откладывать в координатах кривой Филлипса траекторию экономического развития за длительные отрезки времени, то эта траектория выглядит как зигзагообразная спираль, не сводящаяся к первоначальной кривой Филлипса (Рис. 2б). Стремясь объяснить эти зигзаги, исследователи стали предлагать новые модели взаимосвязи инфляции и безработицы. Экономисты кейнсианского направления предположили, что существует не одна кривая Филлипса, а целое их «семейство» (Рис. 2в): в своем развитии национальная экономика может «перепрыгивать» с одних кривых Филлипса на другие. Экономисты-неоклассики вообще усомнились, что между безработицей и инфляцией есть существенная взаимосвязь. В долгосрочном периоде, по их мнению, кривая Филлипса принимает форму вертикальной прямой (Рис. 2г): при одном и том же уровне безработицы инфляция может быть сколь угодно высокой.

Синтез кейнсианских и неоклассических подходов к модели кривой Филлипса осуществил американский экономист Роберт Лукас, обративший внимание на роль инфляционных ожиданий (Рис. 3а).

По мнению Лукаса, когда для хозяйствующих субъектов постоянный рост цен кажется чем-то новым, то их реакции описываются первоначальной кривой Филлипса. Если правительство и Центральный банк, стремясь увеличить занятость, стимулируют совокупный спрос (увеличиваются государственные расходы и предложение денег в банках, снижаются налоги), то фирмы расширяют производство и увеличивают найм работников. Но вскоре работники замечают, что их реальная зарплата из-за инфляции снизилась, профсоюзы добиваются роста зарплаты, что сокращает занятость практически до исходного уровня. Повторные действия правительства и ЦБ по стимулированию спроса будут вновь и вновь запускать весь этот цикл изменений. На этом этапе экономика развивается «елочкой» – происходит переход на все более и более высокие кривые Филлипса.

Однако постепенно, как указывает Лукас, люди привыкают к росту цен и начинают заранее учитывать ожидаемую инфляцию. Когда зарплата жестко «привязана» к росту цен, то никакого расширения производства вообще не будет, стимулирующие действия правительства и ЦБ приведут только к росту цен без снижения безработицы. В результате при высоких темпах роста цен кривая Филлипса приближается к вертикальной прямой.

Из модели Лукаса следует, что использовать инфляцию в борьбе с безработицей можно лишь в качестве кратковременной тактики, но не как постоянную стратегию. Эта же модель позволяет выбрать наиболее эффективную методику борьбы с инфляцией (Рис. 3б): чтобы погасить рост цен, следует смириться с временным повышением безработицы – происходит движение по нисходящей траектории «елочки». Если правительство пользуется доверием, то уже начальные мероприятия по борьбе с инфляцией изменят инфляционные ожидания граждан, которые перестанут закладывать в свои долговременные планы рост цен. В результате инфляцию удастся уменьшить почти без снижения занятости.

Особенности инфляции в СССР и в России.

Подавленная инфляция была постоянным спутником советской плановой экономики с административно-установленными ценами на товары. Главной ее формой являлось обострение дефицита, когда покупательная способность денег падала из-за невозможности приобрести требуемые товары или услуги. Другой формой подавленной инфляции было скрытое повышение цен, выражающееся в ухудшении качества товаров при неизменной цене, «вымывании» товаров дешёвого ассортимента, продажа прежних товаров под новой маркировкой и по более высокой цене. Подавленная инфляция проявлялась также в неудовлетворённом спросе – вынужденными сбережениями, образовавшимися из-за того, что покупатели не могли найти необходимые товары.

В плановой экономике была также и открытая инфляция, особенно заметная в 1980-е. Особенность ее заключалась в том, что общий уровень цен повышался не постепенно, а скачками (рывками).

Монетаристские рецепты, на которые ориентировались российские реформаторы начала 1990-х, требовали быстрой перестройки ценовой системы. Поэтому когда в январе 1992 начались реформы Е.Т.Гайдара, то немедленно было «отпущено» 80% оптовых и 90% розничных цен, параллельно в 2–3 раза возросли контролируемые цены на товары первой необходимости. Возникшая гиперинфляция превзошла самые мрачные прогнозы. Этот стартовый «скачок» был инфляционным потенциалом, накопленным в форме дефицита в предшествующие годы. Поскольку разбалансированность рынка накануне реформы приобрела чудовищные масштабы, уровень цен только за первый месяц после их либерализации (январь 1992) вырос на 253%. За 1992 цены выросли примерно в 26 раз, а сбережения советских времен обесценились почти до нуля. Именно этот инфляционный вал стал основной причиной быстрого падения популярности рыночных реформ в России 1990-х.

После либерализации цен борьба с инфляцией оставалась в центре внимания российского правительства. Главным инструментом антиинфляционной политики первоначально стало ограничение спроса посредством жесткой бюджетно-финансовой политики. При осуществлении этого курса правительство использовало меры, невозможные в демократическом обществе: многомесячные задержки выплаты зарплат государственным служащим, отказ от обещанной компенсации обесцененных вкладов. Главным методом сдерживания излишка предложения денег стала продажа высокодоходных ГКО (государственных краткосрочных обязательств). При всех социальных издержках подобных мероприятий они дали положительный результат: если в 1993 цены выросли примерно в 8,5 раз, то в 1997 по официальным данным инфляция составила лишь примерно 10%.

Таблица 2. Изменение потребительских цен в России
Таблица 2. ИЗМЕНЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЦЕН В РОССИИ (1990–2000-х)
Годы 1992 1995 1998 1999 2000 2001 2002 2003
Индексы потребительских цен, в % 2610 230 184 137 120 119 115 112
Источник: Россия в цифрах. 2004. Крат. стат. сб. / Федеральная служба государственной статистики. М., 2004

Кризис 1998, связанный с правительственным дефолтом по ГКО, дал инфляционным процессам в России новый и резкий импульс – за год цены почти удвоились. На какое-то время даже возникло ощущение, будто полностью обесценились все успехи предшествующих лет в борьбе с инфляцией. Однако в последующие годы началось общее улучшение экономической ситуации в стране, и инфляция снова снизилась почти до ползучего уровня – ежегодного прироста на 10–20% (Табл. 2).

В 2000-е рост цен в России постепенно перестает восприниматься как острая экономическая проблема. Ежегодные темпы инфляции приблизились к тому уровню, который считается нормальным для современных развитых стран. Поскольку, однако, экономика страны остается не вполне устойчивой (в частности, сохраняется ее сильная зависимость от цен на экспортируемые энергоресурсы – нефть и газ), то сохраняется возможность возобновления высокого роста цен.

Юрий Латов, Дмитрий Преображенский

американцев обеспечены деньгами и работой. Они также считают, что экономика ужасна.

Американцы по многим параметрам находятся в лучшем финансовом положении, чем за многие годы. Они также считают, что экономика находится в ужасном состоянии.

Это большое противоречие, лежащее в основе низких рейтингов одобрения президента Байдена, недавних побед республиканцев на выборах штатов и постоянных переговоров по законодательной повестке дня Байдена. Это представляет собой фундаментальную проблему для экономической политики, которая преуспела в улучшении благосостояния, доходов и перспектив трудоустройства миллионов людей, но не улучшила положение американцев в их собственном самовосприятии.

Рабочие взяли верх на рынке труда, добившись наибольшего роста за последние десятилетия и рекордных темпов увольнения с работы. Уровень безработицы составляет 4,6 процента и быстро снижается. В совокупности американцы сидят на кучах наличных денег; за последние 19 месяцев они накопили на 2,3 триллиона долларов больше сбережений, чем можно было бы ожидать на докандемическом пути. По данным JPMorgan Chase Institute, средний баланс текущего счета домашнего хозяйства в июле этого года был на 50 процентов выше, чем в 2019 году.

Тем не менее, рабочие оценивают экономику резко.

В октябрьском опросе Gallup 68 процентов респондентов заявили, что, по их мнению, экономические условия ухудшаются. Доля тех, кто считал, что дела идут лучше, была ниже, чем в апреле 2009 года, когда мировой финансовый кризис еще продолжался. И это не просто партийный ответ президентству Байдена. В опросе потребительских настроений Мичиганского университета республиканцы оценивают текущие экономические условия хуже, чем демократы, но обе группы дают оценки примерно так же низко, как и в начале 2010-х годов, когда безработица была намного выше, а финансы американцев были в упадке.

Причины, похоже, связаны с психологией инфляции и способами оценки людьми своего экономического благосостояния, а также с неравномерным воздействием роста цен и дефицита на разные семьи. Это вполне может быть сформировано психологическими шрамами пандемии, одним из проявлений которых является эпоха истощения.

Независимо от точных причин, по прошествии десятилетий, когда наличие рабочих мест (или их отсутствие) определяло экономические настроения, инфляция теперь, похоже, стала более мощной силой.

«Основная проблема — это рост инфляции и падение доверия к экономической политике», — сказал Ричард Кертин, который руководил исследованием Мичиганского университета на протяжении десятилетий. «Потребители видят рост цен и не видят политики, которая могла бы это исправить».

Нет сомнений в том, что цены растут быстро — индекс потребительских цен вырос на 5,4 процента за последний год, и есть дефицит и другие неудобства, которые не отражаются в данных по инфляции, но отражают то же основное явление.

Но это следует за годами относительно низкой инфляции; индекс составлял в среднем всего 2,8 процента в год за последние три года. И одновременно с этим — возможно, не случайно — повышение цен произошло по мере того, как резкий рост федеральных расходов привел к раздуванию банковских счетов американцев. Это включает в себя стимулирующие выплаты в размере 2000 долларов на человека в начале года и налоговую скидку на ребенка в размере до 300 долларов в месяц на ребенка с лета.

Американцы выглядят относительно оптимистично, когда их спрашивают более узко о перспективах их доходов или рынка труда.

«Они говорят нам, заглядывая в будущее, что ожидают улучшения условий ведения бизнеса, увеличения числа рабочих мест и роста доходов», — сказала Линн Франко, старший директор по экономическим показателям Conference Board, исследовательской группы по бизнесу. . Индекс потребительского доверия немного снизился в конце лета, но восстановился в октябре.

Для экономистов более высокая заработная плата и более высокие цены на потребительские товары — это две стороны одной медали, а всплеск инфляции создает как победителей, так и проигравших.По крайней мере, в последние несколько месяцев общественность, похоже, не считала это так, а инфляция и связанный с ней дефицит, кажется, имеют особенно большое значение в их общем восприятии экономики.

Любая группа людей может оказаться в лучшем или худшем положении во время повышенной инфляции, в зависимости от того, являются ли они должниками или кредиторами, и будет ли их заработная плата расти быстрее или медленнее, чем конкретные товары, которые они покупают.

Работник ресторана, зарплата которого выросла на 11 процентов за последний год — средний показатель для сектора досуга и гостеприимства, согласно правительственным данным, — вероятно, имеет более высокую покупательную способность, несмотря на высокую инфляцию.

Но многие люди проигрывают во времена роста цен — и даже те, кто в конечном итоге может оказаться чистым победителем, могут в конечном итоге почувствовать боль от более высоких цен сильнее, чем выгода от более высокой заработной платы или более управляемых долгов.

Около 13 процентов рабочих имеют зарплату, которая не изменилась за последний год, согласно данным Федерального резерва Атланты. Многие пенсионеры получают пенсии без поправки на инфляцию.

И это люди со средним и высоким доходом, чьи приросты заработной платы меньше всего могли поспевать за инфляцией.За 12 месяцев, закончившихся в сентябре, почасовая оплата у лиц с самым высоким уровнем дохода выросла на 2,7% по сравнению с 4,8% в квартале с самым низким уровнем доходов. Для людей с более низким доходом это следует за годами, предшествовавшими пандемии, когда прирост заработной платы превышал темпы инфляции.

Понимание кризиса цепочки поставок


Карточка 1 из 5

Практически все производимое находится в дефиците. Это включает в себя все, от туалетной бумаги до новых автомобилей. Сбои связаны с началом пандемии, когда заводы в Азии и Европе были вынуждены закрыться, а судоходные компании сократили свои графики.

Теперь порты изо всех сил стараются не отставать. В Северной Америке и Европе, куда прибывают контейнеры, большой поток судов превышает порты. Склады полны, контейнеры накапливаются. Хаос в мировом судоходстве, вероятно, сохранится в результате огромных пробок на дорогах.

Детали того, что человек покупает, могут иметь огромное влияние на то, насколько остро он или она чувствует боль от инфляции. Для человека, у которого в этом году не было необходимости покупать автомобиль, резкая инфляция в легковых и грузовых автомобилях не проблема.

А теперь представьте человека, у которого сломалась машина и кому нужна другая, чтобы добраться до работы. Повышение цен на подержанные легковые и грузовые автомобили на 40 процентов с начала пандемии является дорогостоящим бременем. То же самое относится ко многим другим физическим товарам, которых не хватало, например, к бытовой технике.

Рост цен на товары первой необходимости, как правило, влияет на восприятие людьми инфляции. Например, цены на бензин видны на больших знаках на каждом углу и выросли на 74 процента по сравнению с пандемическими минимумами в мае 2020 года.

Но они ниже своих уровней в течение большей части 2011–2014 годов, и с этого периода средний заработок резко вырос. Если посмотреть на это с одной стороны, в октябре потребовалось около шести минут работы при средней заработной плате в частном секторе, чтобы заработать достаточно, чтобы купить один галлон обычного неэтилированного бензина. В октябре 2013 года потребовалось почти девять минут работы.

Чтобы лучше понять, почему повышенная инфляция может способствовать столь негативным оценкам экономики, стоит выйти за рамки деталей динамики заработной платы и цен в 2021 году и обратиться к экономическому исследованию 1990-х годов, проведенному Робертом. Дж.Шиллер, экономист из Йельского университета.

Он провел опросы, чтобы попытаться выяснить, почему инфляция, даже на умеренном уровне, разочаровывает простых граждан в гораздо большей степени, чем предполагала экономическая теория. Он обнаружил, что люди не верят, что они получат адекватное повышение заработной платы, чтобы не отставать от роста цен. Он также обнаружил, что люди считали , что это будет препятствовать общему экономическому росту; что это нанесет вред национальной морали; и что это может разжечь политический хаос или нанести ущерб национальному престижу.

«Отвечая на вопросы о том, что действительно важно и на что действительно следует обратить внимание нашим национальным лидерам, люди могут склоняться к некоторой глубокой интуиции, полученной из жизненного опыта», — писал профессор Шиллер в 1997 году. продолжает, вызывает «произвольную несправедливость, произвольное перераспределение и социальную горечь» и «воспоминания о социальных ситуациях, в которых моральный дух и чувство сотрудничества были утрачены».

Это может быть причиной того, что инфляция становится такой сложной политической проблемой: это может быть о чем-то более глубоком, чем доллары в карманах людей и цена галлона газа.

Что означает рост инфляции для экономики и цен на продукты и товары повседневного спроса

Рост цен определенно актуален прямо сейчас, и трудно не допустить, чтобы вкрасться немного беспокойства. В Соединенных Штатах нет нарастающей инфляции уровня 1970-х годов, но для людей, выходящих из продуктового магазина или ресторана, квитанция часто немного выше, чем было раньше.

Индекс потребительских цен, который измеряет, сколько потребители платят за товары и услуги, вырос на 6.По данным Бюро статистики труда, на 2 процента по сравнению с октябрем прошлого года, это самый быстрый годовой прирост с 1990 года. В течение месяца цены выросли на 0,9 процента. Данные показывают, что цены растут почти повсюду, включая бензин, энергию, жилье, продукты питания, а также новые и подержанные автомобили и грузовики. Среди немногих индексов цен, которые снизились, были авиабилеты и алкогольные напитки.

Показатели инфляции за октябрь превзошли ожидания экономистов, и для политиков, СМИ и других наблюдателей они немного раздражают — особенно тех, кто утверждает, что большая часть нынешней инфляции в экономике носит временный характер.

В пандемической экономике существует множество открытых вопросов, в том числе о том, что происходит с цепочками поставок и рабочей силой, а инфляция остается проблемой, которую никто не знает, как решить. Независимо от того, что говорят эксперты, для обычных людей экономический ландшафт может немного нервировать, особенно когда речь идет о ценах. Инфляция заставляет людей плохо относиться к экономике, даже когда им есть чем хорошо себя чувствовать.

Я обратился к Клаудии Сам, старшему научному сотруднику Института семьи джайнов и бывшему экономисту Федеральной резервной системы, чтобы спросить, как анализировать последние цифры инфляции.Сама не является ястребом, борющимся с инфляцией, и в течение некоторого времени сопротивлялась разжиганию страха по этому поводу, но она признала, что ситуация в октябре плохая.

Заработная плата в целом не поспевает за инфляцией по всем профессиям, хотя она наблюдается в некоторых секторах, таких как гостиничный бизнес. Однако, отмечает Сам, экономическая ситуация — и ситуация с пандемией — для многих людей в этом году намного лучше, чем в прошлом. Она не нажимает кнопку паники по ценам, но ее беспокоят последствия для законопроекта о примирении в Конгрессе, и подчеркивает, что ФРС обращает внимание на то, что происходит.

Далее следует наш разговор, отредактированный для продолжительности и ясности.

Итак, октябрьские показатели инфляции были не очень хорошими.

По праву, октябрь был не лучшим месяцем. Цены действительно повсюду — за некоторыми исключениями — выросли в октябре. Увеличение общих совокупных цен было таким же большим, как и рост, который мы наблюдали в начале лета.

Что произошло, скажем, между июнем и октябрем, так это то, что уровень цен остался высоким.Мы не наблюдали явного снижения цен, но инфляция снижалась, что было прогнозом, ожиданиями официальных лиц ФРС, Белого дома, меня лично, многих других профессиональных прогнозистов. Он не снижается так быстро — пик в начале этого года был намного выше, чем я ожидал. Но это шаг назад. Инфляция снова пошла вверх, а это значит, что из-за высокого уровня цен мы снова поднялись довольно заметно.

ИПЦ превышает 6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.Это не хорошие новости.

Есть ли более широкий контекст, на который, по вашему мнению, люди должны обращать внимание здесь?

Инфляция бывает хорошей, плохой и уродливой. Есть веские причины, по которым инфляция снижается, например, мы начинаем прорабатывать цепочки поставок и нехватку рабочей силы. И есть плохие причины, и мой плохой случай — Covid-19 возвращается, мы пугаемся и отступаем. Цены — это спрос и предложение. Мы смотрим на более низкую инфляцию и говорим: «Ура, это хорошо». Но более низкие рабочие места — это плохо.

Ковид был корнем всего зла на протяжении всей этой пандемии. Он приходит, немного замедляется, затем возвращается с всплеском, затем замедляется, затем возвращается с всплеском. Точно так же, как вы не можете провести прямую линию через случаи заболевания Covid и его смерти, вы не можете провести прямую линию через восстановление экономики. Нас указывают в правильном направлении, особенно после выпуска вакцин, но не каждый месяц.

Как это связано с тем, что еще происходит в экономике?

Люди устали.Рабочие, предприятия истощены. Мы движемся в правильном направлении, но это болезненно. Одна из болевых точек — более высокие цены. Еще одна большая проблема — отсутствие работы. Инфляция ощущается более широко, потому что уровень безработицы снова снижается. Он все еще выше, чем был раньше, но мы действительно движемся к этому.

В этом отчаянном положении находится гораздо меньше людей, чем было раньше, во время пандемии, но все сталкиваются с некоторым повышением цен. Но подавляющее большинство американцев заправляют свои машины бензином, и они замечают, что он намного выше.Это гораздо более рассеянная боль, она не такая сильная, но люди ненавидят инфляцию. У инфляции есть и реальность, и своя собственная жизнь. Это похоже на налоги: налоги — это то, что вы платите, но мы все их ненавидим.

Как из-за того, что рабочие места возвращаются, так и из-за того, что федеральное правительство оказало серьезную экономическую помощь, люди — особенно те, кто находится на самом верху кучи, — в среднем имеют достаточно денег, чтобы платить эти дополнительные цены в в большинстве случаев.

Когда вы смотрите на цену на насосе, вы думаете: «Аааа», и смотрите на нее. Но если вы на него смотрите, значит, вы заправили машину. И если вы посмотрите на показатели потребления с поправкой на инфляцию, эти показатели выросли, и это потому, что у людей больше денег. Цены растут, но их банковские счета росли быстрее.

Трудности есть, но когда вы оглядываетесь на Великую рецессию, когда облегчения было гораздо меньше, реальные потребительские расходы не выросли, как мы наблюдаем в этом году, а инфляция, честно говоря, росла быстрее.Это было хуже. Инфляция была не такой высокой, как сейчас, но, в конце концов, это вопрос: «Ты можешь есть?» не просто: «Сколько вы заплатили за еду?»

Как в этом играет вся государственная поддержка во время пандемии?

Люди с низкими доходами тратят большую часть своего бюджета на предметы первой необходимости, еду, жилье, медицинское обслуживание. Если вы сохраните постоянный доход, это окажет на них давление. Если у вас в кармане больше денег, это действительно поможет. Стимулом для семьи из четырех человек было почти 20 процентов среднего дохода семьи во всех трех раундах.У людей с низкими доходами больше ликвидных активов, больше богатства, чем они имели за очень, очень долгое время.

Это потрясающе, потому что мы выходим из худшей рецессии на памяти живущих на памяти людей — масштабной глобальной пандемии.

Инфляция, это нехорошо, я не приукрашиваю, но много хорошего сделано. Американский план спасения [законопроект о стимулировании экономики, подписанный президентом Джо Байденом в начале этого года] был абсолютно лучшей политикой, особенно в условиях высокой инфляции.Посмотрите на мир в развитых странах, у них у всех инфляция. А знаете, какая разница в США? Мы кладем в карманы людей тысячи и тысячи долларов в начале года.

Это действительно сильно изменило жизнь людей. Я не сочувствую тому факту, что более высокая инфляция разъедает богатых, кредиторов, участников рынка облигаций. Мне понравился упаковочный завод, который жаловался в новостях, потому что не мог нанять достаточно рабочих.Может быть, если бы вы не убили столько своих рабочих, верно?

Инфляция слишком высока, это создает проблемы, но сейчас это не наша самая большая проблема. Ковид есть.

Существует стереотип об инфляции, которая скрывается за кривой ФРС; ястребы инфляции повторяют одно и то же снова и снова. Мы не живем в те времена, когда были 70-е и 50-е годы. Глобальной пандемии не было. Если вы собираетесь подходить именно так, то в модели чего-то не хватает, и, честно говоря, это просто напрасная трата времени.Есть реальные проблемы, есть реальные решения, и они собираются опровергнуть это законодательство в Конгрессе.

Дебаты об инфляции уже явно сократили размер законодательства о детях, уходе и климате, как я люблю называть [Build Back Better Reciliation Bill]. Приближаются промежуточные экзамены. У нас не будет единого правительства; они не пройдут ничего подобного еще долгие годы. И инфляция вернется к минимуму. Даже если он останется выше 2 процентов, вы скажете, что изменение климата, дети, образование и жилье менее важны?

Дело не в инфляции, а в размере правительства.Дело не в налогах, не в долге, а в том, насколько правительство должно быть активным в жизни людей. Мне кажется, что экономисты — соучастники убийства хорошей долгосрочной политики, и это разочаровывает.

Это сложная очередь, потому что я не хочу делать вид, будто цены не сильно выросли. Я верю в факт.

Итак, я слышу вас, что в экономике происходит много других вещей, но люди действительно чувствуют инфляцию. Люди видят цифры — моя мама жалуется, что ее рождественская выпечка в этом году стала дороже.Насколько должны быть обеспокоены нормальные люди? Потому что многие из них начинают немного паниковать.

Вы многому научитесь как политический эксперт, если общаетесь с людьми, а я слушаю, потому что не могу сказать кому-то, как себя чувствовать. Я не могу сказать кому-то, чего вам следует ожидать в будущем. Я не могу не задать вопрос: «Эй, а как насчет тех чеков? И это пандемия, и цепочка поставок, и цены давно упали, мы к этому вернемся. Цены на газ упадут ». Вы можете привнести в это факты, но я не могу сказать им, как себя чувствовать.

И, честно говоря, то, что мы наблюдаем, меня не удивляет. Если бы вы сказали мне, что сейчас инфляция составит 6% по сравнению с прошлым годом, и спросили бы меня, как будет выглядеть исследование потребительских настроений Мичиганского университета, я бы вам ответил. Людям очень не нравится инфляция. Многие люди, особенно пожилые, пережили периоды высокой инфляции, когда она вышла из-под контроля, а политики спали за рулем. Они не видели, что собирается делать ФРС Джея Пауэлла.

Большинство людей вообще не доверяют правительству, и многие люди также не доверяют фактам; у нас тут много проблем. Если политик, на которого вы смотрите с уважением, или говорящая голова в новостях, скажет вам, что вам следует беспокоиться об инфляции, ситуация станет еще хуже.

Меня действительно беспокоит спираль инфляции, но в исследовании, проведенном в Мичигане, они спрашивают об условиях покупки крупных товаров длительного пользования для дома, крупных покупок для домашних хозяйств. Он находится на самом низком уровне, по крайней мере, на десятилетия и десятилетия назад.

Это вызвало у меня такое облегчение, потому что, когда я думаю об этой инфляционной спирали в странах с высокой и растущей инфляцией, что питает эту спираль, люди смотрят на высокие и растущие цены, и вы спрашиваете их, должны ли они покупать вот и говорят да, потому что цены будут выше. Если я спрашиваю вас, хорошее ли время для покупки, и вы отвечаете «нет», это означает, что вы не собираетесь копить вещи и создавать еще большее ценовое давление.

Люди слышат «ястребов инфляции», и именно здесь возникает страх — в экономике, в доверии к правительству, в вопросах о том, куда мы движемся.Но для меня это несоответствие, потому что да, цены плохие, но мы помогли многим семьям.

Сейчас тяжелые времена. «Неустойчивый» — это слишком сильное слово, потому что я не вижу создания спирали инфляции — вакцины выходят, Covid снижается. Но иногда это хороший день, а иногда плохой. И иногда это действительно хорошо — полмиллиона действительно хороших рабочих мест. В других случаях инфляция растет почти на процент по сравнению с предыдущим месяцем — очень плохо.

Когда люди отправляются в отпуск и начинают смотреть на цены, многие из них просто подумают, что в мире происходит? Что бы вы сказали нормальным людям о том, как думать об инфляции прямо сейчас, когда они идут в магазин, на заправку или за подарками? Для людей, которые беспокоятся, что Рождество будет намного дороже?

Есть семьи, которые смогут купить рождественские подарки и которые смогли заправить свои бензобаки и приступить к работе в этом году, но в 2019 году не смогли.Мы получили много денег для многих людей, у которых их очень мало. Честно говоря, мы получили деньги 80% домохозяйств. Это хорошо; универсальность делает его более популярным.

У нас миллионы семей, которых поддерживают люди, которые не работают за прожиточный минимум, у которых нет финансового обеспечения, у них ничего не было в банке. У многих из них сейчас что-то есть в банке. У их детей будет Рождество.

Другое дело, что в этом году мы увидим нашу семью на Рождество.В прошлом году я бы заплатил много денег, чтобы поехать с семьей на Рождество, и денег, которые я мог бы заплатить, не было, потому что мои родители старше, и им не делали прививок.

Если мне придется купить своему сыну одну игру Gameboy вместо двух в этом году, что ж, бабушка сможет посмотреть, как он ее откроет, а это дорогого стоит. У многих людей Рождество будет лучше, чем в прошлом году, и будет много семей, у которых Рождество в 2021 году будет лучше, чем в 2019 году.

Вы не можете смотреть на эти номера банковских счетов, которые сейчас стали выше, и говорить: «О, это будет худшее Рождество в истории». Для людей, потерявших близких из-за смерти от коронавируса в 2021 году, это будет действительно плохое Рождество. Но это не имеет ничего общего с игрушками в магазине и прикрепленными к ним ценниками.

Почему инфляция в США настолько высока и когда она может снизиться

ВАШИНГТОН (AP). Инфляция начинает выглядеть как неожиданный — и нежелательный — гость, который просто не хочет уезжать.

В течение нескольких месяцев многие экономисты звучали обнадеживающими сообщениями о том, что скачок потребительских цен, чего не хватало в США в течение целого поколения, не продлится долго. По успокаивающим словам председателя Федеральной резервной системы Джерома Пауэлла и официальных лиц Белого дома это окажется «временным», поскольку экономика перейдет от хаоса, связанного с вирусами, к чему-то более близкому к нормальному.

И все же, как может сказать вам любой американец, купивший пакет молока, галлон бензина или подержанную машину, инфляция улеглась.И теперь экономисты озвучивают более обескураживающее сообщение: более высокие цены, вероятно, сохранятся и в следующем году, если не позже.

В среду правительство заявило, что его индекс потребительских цен вырос на 6,2% по сравнению с прошлым годом — это самый большой 12-месячный скачок с 1990 года.

«Это большой удар по преходящему нарративу», — сказал Джейсон Фурман, который главный экономический советник в администрации Обамы. «Инфляция не замедляется. Он поддерживает стремительный темп ».

И шок от наклеек бьет по тем местам, где семьи склонны чувствовать его больше всего.Например, за столом для завтрака: цены на бекон за последний год выросли на 20%, на яйца — почти на 12%. Бензин подорожал на 50%. Покупка стиральной машины или сушилки обойдется вам на 15% больше, чем год назад. Подержанные автомобили? На 26% больше.

Хотя зарплата многих работников резко выросла, этого недостаточно, чтобы идти в ногу с ценами. В прошлом месяце средняя почасовая заработная плата в Соединенных Штатах с учетом инфляции фактически упала на 1,2% по сравнению с октябрем 2020 года.

Экономисты Wells Fargo мрачно шутят, что ИПЦ Министерства труда — индекс потребительских цен — должен означать «боль потребителя». Показатель.«К сожалению, для потребителей, особенно для домохозяйств с более низкой заработной платой, все это совпадает с их более высокими потребностями в расходах прямо перед праздничным сезоном.

Снижение цен усиливает давление на ФРС с целью более быстрого отхода от многолетней политики легких денег. И это представляет угрозу для президента Джо Байдена, демократов в Конгрессе и их амбициозных планов расходов.

___

ЧТО ВЫЗЫВАЕТ ПОВЫШЕНИЕ ЦЕН?

По большей части это оборотная сторона очень хороших новостей.Экономика США, охваченная COVID-19, рухнула весной 2020 года, когда вступили в силу ограничения, предприятия закрылись или сократили часы работы, а потребители остались дома в качестве меры предосторожности для здоровья. Работодатели сократили 22 миллиона рабочих мест. Объем производства упал на рекордные 31% в годовом исчислении в апреле-июне прошлого года.

Все готовились к новым страданиям. Компании сокращают инвестиции. Пополнение запасов было отложено. Последовала жестокая рецессия.

Тем не менее, вместо того, чтобы погрузиться в затяжной спад, экономика неожиданно быстро восстановилась, чему способствовали огромные государственные расходы и ряд чрезвычайных мер со стороны ФРС.К весне распространение вакцин побудило потребителей вернуться в рестораны, бары и магазины.

Внезапно предприятиям пришлось изо всех сил пытаться удовлетворить спрос. Они не могли нанять достаточно быстро, чтобы заполнить вакансии — почти рекордные 10,4 миллиона в августе — или купить достаточно расходных материалов для выполнения заказов клиентов. Когда бизнес вернулся в норму, порты и грузовые станции не могли справиться с трафиком. Глобальные цепочки поставок оказались в затруднительном положении.

Затраты выросли. И компании обнаружили, что они могут переложить эти более высокие затраты в виде более высоких цен на потребителей, многим из которых удалось скинуть тонну экономии во время пандемии.

«Значительная часть наблюдаемой нами инфляции является неизбежным результатом выхода из пандемии», — сказал Фурман, ныне экономист Гарвардской школы Кеннеди.

Фурман предположил, что ошибочная политика тоже сыграла свою роль. По его словам, политики были настолько полны решимости предотвратить экономический коллапс, что «систематически недооценивали инфляцию».

«Керосином подлили огонь».

Поток государственных расходов, включая 1 доллар президента Джо Байдена.По словам Фурмана, пакет помощи от коронавируса на 9 триллионов долларов с чеками на 1400 долларов для большинства домохозяйств в марте чрезмерно стимулировал экономику.

«Инфляция в США намного выше, чем в Европе», — отметил он. «Европа переживает те же шоки поставок, что и Соединенные Штаты, те же проблемы с цепочкой поставок. Но они не сделали такого большого стимула ».

В заявлении в среду Байден признал, что« инфляция вредит кошелькам американцев, и обращение вспять этой тенденции является для меня главным приоритетом.Но он сказал, что его пакет инфраструктуры стоимостью 1 триллион долларов, включая расходы на дороги, мосты и порты, поможет облегчить проблемы с поставками.

___

КАК ДОЛГО ПРОДОЛЖИТСЯ ЭТО?

Инфляция потребительских цен, скорее всего, будет продолжаться до тех пор, пока компании будут стараться не отставать от колоссального спроса потребителей на товары и услуги. Возрождение рынка труда — работодатели добавили в этом году 5,8 миллиона рабочих мест — означает, что американцы могут продолжать тратить деньги на все, от мебели для газонов до новых автомобилей.И узкие места в цепочке поставок не исчезнут.

«Спрос в экономике США по-прежнему будет чем-то интересным, — говорит Рик Ридер, главный инвестиционный директор по глобальным фиксированным доходам в Blackrock, — и компании по-прежнему будут иметь возможность пользоваться ценами».

Меган Грин, главный экономист Института Кролла, предположила, что инфляция и экономика в целом в конечном итоге вернутся к чему-то более близкому к норме.

«Я думаю, что это будет временное явление», — сказала она об инфляции.«Но экономисты должны быть очень честными в определении переходного периода, и я думаю, что это может легко продлиться еще один год».

«Нам нужно с большим смирением говорить о том, как долго это продлится, — сказал Фурман. «Я думаю, это с нами какое-то время. Уровень инфляции будет снижаться по сравнению с стремительными темпами этого года, но он все равно будет очень и очень высоким по сравнению с историческими нормами, к которым мы привыкли ».

___

СМОЖЕМ ЛИ МЫ ВОЗВРАЩАТЬСЯ «СТАГФЛЯЦИЯ» В СТИЛЕ 1970-х?

Повышение потребительских цен создало призрак возврата к «стагфляции» 1970-х годов.Это было тогда, когда более высокие цены совпали с высоким уровнем безработицы, вопреки тому, что традиционные экономисты считали возможным.

Но сегодня ситуация выглядит совсем иначе. Безработица относительно низкая, и в целом домохозяйства находятся в хорошем финансовом состоянии. Conference Board, исследовательская группа по бизнесу, обнаружила, что инфляционные ожидания потребителей в прошлом месяце были самыми высокими с июля 2008 года. Но потребители, похоже, не сильно беспокоились: индекс доверия совета директоров все равно вырос на фоне оптимизма в отношении работы. рынок.

«По крайней мере, в настоящее время они чувствуют, что преимущества перевешивают недостатки», — сказала Линн Франко, старший директор по экономическим показателям Conference Board.

Экономический рост после замедления с июля по сентябрь в ответ на очень заразный вариант дельты, как предполагается, вернется в норму в последнем квартале 2021 года.

«Большинство экономистов ожидают ускорения роста в четвертом квартале», — Грин сказал. «Таким образом, это не означает, что мы сталкиваемся как с замедлением роста, так и с более высокой инфляцией.Мы просто столкнулись с более высокой инфляцией ».

___

ЧТО ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ ПОЛИТИКИ?

Давление находится на ФРС, которая обязана сдерживать инфляцию, чтобы контролировать цены.

«Им нужно перестать говорить нам, что инфляция носит временный характер, начать больше беспокоиться об инфляции, а затем действовать в соответствии с принципами беспокойства», — сказал Фурман. «Мы видели немного этого, но совсем немного».

Пауэлл объявил, что ФРС начнет сокращать ежемесячные покупки облигаций, начатые в прошлом году, в качестве чрезвычайной меры, чтобы попытаться поднять экономику.В сентябре представители ФРС также прогнозировали, что они поднимут базовую процентную ставку ФРС с рекордно низкого уровня, близкого к нулю, к концу 2022 года — намного раньше, чем они предсказывали несколькими месяцами ранее.

Но резкое повышение инфляции, если она сохранится, может вынудить ФРС ускорить выполнение этого графика; инвесторы ожидают как минимум двух повышений ставок ФРС в следующем году.

«Мы боролись с несуществующей инфляцией с 1990-х годов, — сказала Дайан Суонк, главный экономист бухгалтерской и консалтинговой фирмы Grant Thornton, — а теперь мы говорим о борьбе с реальной инфляцией.’’

___

Экономический писатель AP Кристофер Ругабер внес свой вклад в этот отчет.

Западное крыло вне досягаемости? Руководители корпораций призывают Белый дом бороться с инфляцией.

Многие руководители сами летят вслепую и все больше беспокоятся о политике Вашингтона, в которой демократы хотят потратить еще сотни миллиардов на повестку дня президента Джо Байдена, а председатель ФРС Джером Пауэлл хочет не повлиять на рынок труда, в то время как Байден взвешивает его кандидатуру на секунду. срок — заблокирует любые реальные шаги по борьбе с инфляцией до того, как она ухудшится.

Руководители хотели бы видеть меньше сногсшибательных предложений по расходам, более решительные шаги по развитию цепочек поставок и большее давление на Пауэлла, чтобы он ускорил его усилия по сдерживанию роста цен. Но все они делают это, имея ограниченный реальный опыт.

«Инфляция — это действительно то, с чем нашим родителям приходилось иметь дело, и для многих из нас, даже несмотря на то, что мы стареем, мы на самом деле знали об этом только теоретически», — сказал Джек Маккалоу, президент Совета руководителей финансовых директоров, который утверждает, что 2000 членов в различных отраслях.

«Я не чувствую большого оптимизма среди наших членов по поводу инфляции или реакции правительства на нее, и они не думают, что это временный переход от трех месяцев к году», — сказал Маккалоу. «Не похоже, что на двухпартийном уровне наше правительство действительно заинтересовано в каких-либо действиях по этому поводу».

Руководство

жалуется, что, хотя министр финансов Джанет Йеллен и министр торговли Джина Раймондо откликнулись на их предупреждения об инфляции, западное крыло Белого дома, похоже, слишком уверено в том, что проблема исчезнет, ​​как только исчезнут перебои в цепочке поставок.

Экономические чиновники Белого дома, вторя Пауэллу и ФРС, продолжают в значительной степени отвергать цифры как временный побочный продукт экономики, остановленной Covid. Администрация заявляет, что прилагает все усилия для решения проблем цепочки поставок и что по мере того, как в ближайшие месяцы все больше американцев вернется к работе, давление на заработную плату на работодателей ослабнет, а инфляция снова снизится.

В заявлении перед выступлением в Балтиморе в среду Байден сказал, что инфляция «вредит кошелькам американцев, и изменение этой тенденции является для меня главным приоритетом.Он добавил, что «большая часть роста цен в этом отчете связана с ростом стоимости энергии — и за несколько дней после сбора данных для этого отчета цена на природный газ упала». И он предположил, что его программа больших расходов на самом деле поможет обуздать инфляцию.

«Я еду в Балтимор сегодня, чтобы подчеркнуть, как мой закон об инфраструктуре снизит эти расходы, уменьшит эти узкие места и сделает товары более доступными и менее дорогостоящими», — сказал Байден.«И я хочу еще раз подчеркнуть свою приверженность независимости Федеральной резервной системы для мониторинга инфляции и принятия необходимых мер для борьбы с ней».

Но каждый месяц, когда цифры становятся горячими, оказывает давление как на Белый дом, так и на Пауэлла. На прошлой неделе центральный банк объявил, что он постепенно откажется от оказания экстренной помощи экономике, сделав небольшие сокращения в казначейских обязательствах и облигациях с ипотечным покрытием, которые он покупает каждый месяц, чтобы удерживать процентные ставки на низком уровне. Это был намек на опасения по поводу инфляции, но Пауэлл не указал, когда центральный банк воспользуется своим гораздо более мощным инструментом: фактическим повышением ставок.

В среду министерство труда сообщило, что индекс потребительских цен в октябре вырос на 0,9 процента по сравнению с сентябрем, что намного превышает ожидания, до годового уровня, который в настоящее время составляет более 6 процентов, что является самым высоким уровнем с 1990 года. Эти данные последовали за отчетом о производителях. Цены во вторник показали, что цены производителей выросли на 8,6 процента в годовом исчислении, что является самым высоким показателем за всю историю, и на 0,6 процента за месяц.

«Инфляция реальна», — сказал Марк Марасчулло, партнер нью-йоркского разработчика.«Мы разработчики, и мы видим это в каждой сделке, над которой работаем, и эта волна волатильности вряд ли утихнет в ближайшее время».

Крейг Дошер, консультант из Мичигана, который работает в должности финансового директора в нескольких компаниях, сказал, что инфляция подрывает почти каждый сектор, и что нет уверенности в том, что у кого-то в Вашингтоне есть краткосрочный план, чтобы справиться с этим.

«Чтобы полностью разрушить экономику в 2020 году, потребовалось совсем немного времени, но чтобы собрать все воедино, потребуется много времени», — сказал Дошер.«У меня есть клиенты, которые десятилетиями не повышали зарплату неквалифицированным рабочим, а теперь они повышают зарплату на 50 процентов и по-прежнему испытывают проблемы с поиском людей. Здесь есть, что пережить».

По всей стране компании борются с нехваткой цепочки поставок, резко увеличивая спрос со стороны богатых потребителей и стремительно растущих затрат на рабочую силу на запутанном рынке рабочих мест, на котором по-прежнему не хватает миллионов рабочих, которые уехали во время пандемии. Потребители сталкиваются с более высокими ценами на газ, жилье, продукты питания и многие другие товары.Инфляция все еще далека от огромных высот 1970-х годов. Но это выше, чем в США за последние десятилетия, и обеспокоенность отрасли по этому поводу широко распространена и растет.

Согласно опросу CNBC, опубликованному летом, «финансовые директора рассматривают инфляцию как самый большой внешний фактор риска, с которым сталкиваются их предприятия… превосходящий Covid-19, кибербезопасность и потребительский спрос». Практически ни один финансовый директор не назвал инфляцию серьезной проблемой в том же опросе в первом квартале года.

Но сейчас рост цен для предприятий и потребителей нельзя игнорировать как риск для продолжения экономического роста.

«Уровень инфляции, который у нас есть сейчас, совершенно не соответствует стабильности цен», — заявил на прошлой неделе представитель ФРС Пауэлл. «Мы будем использовать наши инструменты по мере необходимости, чтобы взять под контроль инфляцию. Мы не думаем, что сейчас хорошее время. чтобы поднять процентные ставки, потому что мы хотим видеть дальнейшее оздоровление рынка труда ».

Пауэлл и Белый дом также находятся в деликатной политической ситуации, поскольку этой осенью председателю грозит переназначение.Уолл-стрит любит Пауэлла, и нет очевидных причин отказываться от него в пользу кандидата, более склонного к демократизации, такого как Лаэль Брейнард, нынешний губернатор ФРС и бывший чиновник казначейства, который широко рассматривается как наиболее вероятная замена, если Байден решит свергнуть Пауэлла.

Председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл дает показания во время слушаний Комитета по финансовым услугам Палаты представителей на Капитолийском холме 30 сентября. Сара Сильбигер / AP Photo

Рост инфляции уже стал политической головной болью для Белого дома, поскольку рейтинги Байдена по экономике падают.И хотя многие экономические меры сильны, американцы выражают недовольство тем, сколько они платят за товары и услуги и как это влияет на их ежемесячный бюджет. Экономисты также снова обсуждают рост «Индекса нищеты», который добавляет уровень безработицы к общей инфляции. Индекс был отложен после 1980-х годов, когда инфляция практически прекратилась.

И некоторые экономисты опасаются, что Пауэлл уже слишком поздно, чтобы остановить дальнейшее значительное увеличение инфляции, которое может потребовать многократного повышения ставок в ближайшие месяцы, что приведет к увеличению стоимости займов для потребителей и предприятий и, возможно, значительному замедлению экономики.

«В какой-то момент ФРС придется стать более агрессивным; вопрос в том, насколько агрессивнее», — сказала Дайан Свонк, главный экономист Grant Thornton. «Пауэлл и ФРС прямо сейчас идут по канату. И когда вы это делаете, очень легко упасть».

Инфляция — скунс в экономике | Экономика

Джо Байдену есть что отметить на этой неделе.

В октябре в экономике было создано 531 000 рабочих мест, сообщило в пятницу Министерство труда, что значительно выше оценок, в то время как предыдущие месяцы были пересмотрены в сторону повышения.

Фондовый рынок, который его предшественник в Белом доме часто объявлял об экономическом достижении, открылся в понедельник с нового максимума, когда промышленный индекс Доу-Джонса превысил 36 000.

Законодательное достижение Байдена, предложение на 1 триллион долларов по восстановлению улучшенной инфраструктуры, было принято Конгрессом в конце прошлой недели, поскольку достаточное количество демократов временно отложили в сторону свои разногласия, и даже несколько республиканцев проголосовали за то, чтобы помочь ему.

Но вместо того, чтобы задуть свечи на праздничном торте, американцы, похоже, недовольны состоянием экономики.Различные опросы показывают, что они недовольны экономическими программами Байдена и особенно растущими ценами на ряд обычных товаров. Например, недавний опрос AP-NORC показал, что 58% не одобряют экономические показатели президента. В марте 60% заявили, что одобряют.

Политические карикатуры на экономику

Цены росли невиданными за последние 30 лет темпами, что по иронии судьбы является результатом отложенного спроса, поскольку экономика значительно оправилась от глубин спада, вызванного коронавирусом в 2020 году.Те же силы нарушили глобальные цепочки поставок, что усугубило ценовое давление.

В среду правительство опубликует свои ежемесячные данные по инфляции потребительских цен со всеми ожиданиями еще одного уродливого показателя после годового роста в 5,4% в сентябре.

«Наш прогноз предусматривает увеличение на 0,6% (в месяц) основного индекса и на 0,4% в месяц для основного индекса», который исключает продукты питания и энергоносители, по словам экономистов Wells Fargo. «Если это произойдет, общий индекс инфляции составит 5.9% (в годовом исчислении), а инфляция базового ИПЦ немного ниже и составила 4,4% ».

Сочетание роста цен и нехватки товаров в настоящее время является наиболее острой проблемой, стоящей перед экономикой, несмотря на протесты председателя совета директоров Федеральной резервной системы Джерома Пауэлла. и многие экономисты считают, что нынешний всплеск инфляции утихнет в ближайшие месяцы и в 2022 году.

«Люди сделали то, что их просили сделать» в борьбе с пандемией, — говорит Синди Болье, управляющий директор и портфельный менеджер компании Conning, которая обслуживает страховая отрасль.«Но в конце концов, люди устали, и вы видите это разочарование, гнев и желание двигаться дальше».

Добавляет Джон Лир, главный экономист аналитической компании Morning Consult: «Мы очень четко видим эту напряженность в наших данных. В октябре потребители стали менее уверенными в экономике».

Настроение отразилось на прошлой неделе на выборах в Вирджинии, где республиканцы заняли особняк губернатора, и в Нью-Джерси, надежно демократическом штате, где действующий губернатор.Фил Мерфи выиграл переизбрание в очень жестком соревновании. И это также отразилось на том, как обе стороны отреагировали на результаты: демократы продвигали свою обширную повестку дня, а республиканцы призывали к сокращению расходов и прекращению массивных стимулов, которые помогли смягчить последствия пандемии для экономики.

Мрачное настроение в экономике наступило из-за того, что Пауэлл и его коллеги из ФРС отводили бразды правления над чрезвычайно гибкой денежно-кредитной политикой, которую они использовали для борьбы с пандемией.Центральный банк объявил о планах начать сокращение ежемесячных покупок казначейских облигаций и ценных бумаг с ипотечным покрытием на 120 миллиардов долларов, что помогло удержать процентные ставки на рекордно низком уровне.

ФРС и экономика в целом вовлечены в массовую «рефляцию» экономики с оборотом в 20 триллионов долларов, которая жила в эпоху низкой инфляции или даже в условиях дезинфляции, которые существовали, по крайней мере, со времен Великой Отечественной войны. Спад 2007-2009 гг. Это стало причиной роста цен на жилье и фондового рынка.

«Более двух десятилетий мы находились в дезинфляционном цикле, — говорит Дэн Вантробски, технический аналитик и заместитель директора по исследованиям Janney Montgomery Scott.

Даже если ФРС добьется успеха и официальные лица окажутся правы в отношении снижения инфляции с текущего уровня, цены вряд ли вернутся к прежнему уровню. Большинство экономистов прогнозируют скачок темпов экономического роста в четвертом квартале и в последующий период.

«Инфляция расширяется, и на потребности в еде и жилье вместе приходится более половины прироста в сентябре», — сказал главный финансовый аналитик по банковским ставкам Грег Макбрайд.«Потребители ощущают это в кошельке в продуктовом магазине, а арендаторы во многих частях страны могут получить шок от наклеек при следующем продлении срока аренды».

Интересно, что те, кто кладет деньги туда, где их рот, кажутся менее обеспокоенными, чем избиратели и другие лица, опрошенные социологами. После объявления ФРС о «сужении» на прошлой неделе рынки немного выросли, а доходность 10-летних казначейских облигаций, которая часто используется в качестве индикатора инфляционных ожиданий, практически не изменилась.

А еженедельный показатель настроений потребителей, опубликованный в пятницу, Ipsos-Forbes Advisor Consumer Confidence Tracker, вырос на 2 процентных пункта до 55,4%. «Кроме того, больше американцев (58%) ожидают, что восстановление экономики после пандемии будет быстрым, что на 5 процентных пунктов больше, чем две недели назад», — отмечается в отчете. С другой стороны, менее половины респондентов сообщили, что совершают неосновные покупки с большим комфортом.

Почему инфляция растет прямо сейчас? — Советник Forbes

От редакции: мы получаем комиссию с партнерских ссылок на советнике Forbes.Комиссии не влияют на мнения или оценки наших редакторов.

Инфляция здесь. Последний отчет по индексу потребительских цен (ИПЦ) по инфляции показал, что в октябре цены повсеместно росли. По большому счету.

В целом цены выросли на 6,2% в годовом исчислении, что является самым большим ростом с ноября 1990 года, и выросли на 0,9% за последний месяц. Согласно Бюро статистики труда (BLS), более высокие цены были «общедоступными», со значительным увеличением индексов энергии, жилья, продуктов питания, новых и подержанных транспортных средств.Только бензиновый индекс в октябре вырос на 6,1%. Конечно, эти предметы играют ключевую роль в основной финансовой жизни нормальных американцев, что еще больше увеличивает их чистую прибыль.

Если исключить неустойчивые цены на продукты питания и энергоносители — так называемую инфляцию базового ИПЦ, — картина становится несколько ярче. В октябре цены выросли всего на 0,6%, что выше, чем в сентябре, и выросли на 4,6% за последние 12 месяцев, что стало наибольшим приростом с августа 1991 года. Это намного выше целевого показателя Федеральной резервной системы в 2%, хотя ФРС предпочитает иную инфляцию. датчик, инфляция PCE.

Определенные предметы во многом способствовали этим историческим достижениям, что может подтвердить любой водитель. Новые автомобили подскочили на 1,4% за последний месяц и теперь на 9,8% выше по сравнению с 12 месяцами ранее. Цены на продукты питания в октябре были на 1% дороже, чем в сентябре, продолжая тенденцию к росту. За последний год продуктов питания на 5,4% больше. Стоимость жилья за тот же период выросла на 3,5%.

Инфляция не выглядит преходящей

Одна из ключевых задач ФРС — поддерживать стабильный рост цен, и официальные лица ФРС говорили всем, кто их слушал, ожидать повышения инфляции в ближайшем будущем, когда экономика вернется в норму.Они также говорят, что нынешнее инфляционное давление должно уступить место более здоровому росту цен в долгосрочной перспективе.

Но эти призывы к «преходящей» высокой инфляции были подорваны устойчиво высокими ценами. На недавней пресс-конференции после заседания Федерального комитета по открытым рынкам (FOMC) председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл сказал, что понятие «переходный» сложно определить.

«Итак, преходящее — это слово, которое люди понимали по-разному», — сказал он.«На самом деле для нас преходящее означает то, что если что-то преходяще, оно не оставит после себя постоянно или очень устойчиво более высокую инфляцию».

Тем не менее, официальные лица ФРС признали, что инфляция сохраняется дольше, чем ожидалось, независимо от вашего определения термина «временный».

Рабочие особенно чувствуют укус. Сказать, что рост цен снизится, когда экономика вернется в норму, легче, чем на самом деле пережить это повышение, тем более что в октябре зарплаты выросли только на 4.9% по сравнению с предыдущим годом.

Рост инфляции и рецессия Covid-19

Поскольку высокая инфляция впервые стала проблемой весной 2021 года, ФРС изложила несколько причин для объяснения происходящего, включая базовый эффект, проблемы с цепочкой поставок и сложный рынок труда.

Базовые эффекты , пожалуй, самая интуитивная причина высокого роста цен. То есть цены значительно упали в течение 2020 года, поскольку правительства штатов ввели блокировку в попытке замедлить распространение Covid, и поэтому любое сравнение за год не могло не выглядеть диковинным, когда люди начали тратить больше, когда жизнь вернулась к норме

.

Наиболее отчетливо это проявилось в стоимости авиабилетов на раннем этапе.

С началом пандемии Covid-19 спрос на путешествия резко упал, что привело к падению цен. Например, в апреле 2020 года цены на авиабилеты упали на 24% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, и большую часть оставшейся части 2020 года они будут проводить на этих низких уровнях.

Но раз в год эти сравнения меняются по сравнению с прошлым годом: например, в июньском отчете ИПЦ сравниваются цены на авиалинии эпохи вакцин с ценами после заражения Covid-19. Поэтому неудивительно, что в июне 2021 года цены на авиабилеты были почти на 25% выше, чем годом ранее, хотя бы потому, что тогда так мало людей покупали билеты.

Это был один из ключевых моментов, над которым стремилась ФРС: с широко доступными вакцинами, больше людей должно было летать. Да, цены на авиабилеты намного выше, чем год назад, но они остаются дешевле, чем там, где они были до пандемии.

Фактически, цены на авиабилеты упали после пика в июне и сейчас на 5% дешевле, чем в октябре 2020 года.

Тем не менее, общая инфляция стремительно растет, значит, должно происходить еще кое-что.

Цепочка поставок проблемы продолжают мешать ценам.Возьмите подержанные автомобили и грузовики: хотя цены снизились по мере того, как экономика вошла в рецессию, это не тот случай, когда подержанные автомобили и грузовики стали дешевле, чем они были в феврале 2020 года. На самом деле, они никогда не были дороже.

Причины этого роста, безусловно, связаны с пандемией. Предложение ограничено из-за того, что производство новых автомобилей тормозится продолжающейся нехваткой микросхем, люди дольше держат свои договоры аренды, а компаниям по аренде автомобилей — основным источником подержанных автомобилей — приходится разгружать меньше машин после ограничения своих запасов, когда разразилась пандемия.К тому же люди, которые откладывали покупку автомобилей в прошлом году, внезапно начинают соревноваться за автомобили сегодня.

ФРС предупредила общественность об этих и других проблемах цепочки поставок, заявив, что потребуется время, чтобы секторы экономики вернулись в нормальное состояние. Как утверждает ФРС, как только эти изгибы будут устранены, инфляция перестанет так быстро расти. Проблема в том, что эти перегибы, скорее всего, будут длиться больше года, а не несколько месяцев.

Вопросы рабочей силы — еще один источник беспокойства.Десятки миллионов американцев потеряли работу (или бросили ее добровольно) во время рецессии Covid, в результате чего производилось намного меньше продукции. Счета в американских банках подкреплялись расширенным страхованием от безработицы и прямым стимулом, но эти доллары в конечном итоге преследовали меньше товаров и услуг, поскольку работало меньше людей.

Между тем предприятиям на протяжении 2021 года было трудно нанять достаточное количество работников для удовлетворения спроса, а коэффициент участия рабочей силы составляет 1.На 7 процентных пунктов ниже, чем до пандемии.

Стоит ли беспокоиться о высокой инфляции?

Согласно ФРС, это должен был быть только переходный период высокой инфляции. Цепочкам поставок и предприятиям просто нужно было немного времени, чтобы разобраться в узлах, участвующих в открытии мировой экономики. Хотя конкретное определение «временного» не было окончательно установлено, речь шла о месяцах; все вернется в норму к концу лета или, возможно, к зиме.

Теперь мы знаем, что «преходящее» намного дольше этого. Более того, высокие цены характерны не только для автомобилей или авиаперелетов. Цены на продукты питания, жилье и энергию резко выросли.

Это одна из причин, по которой индекс потребительских настроений Мичиганского университета упал до минимума, наблюдавшегося сразу после того, как Covid-19 начал распространяться по стране.

ФРС недавно объявила, что со временем будет покупать меньше облигаций, что должно сократить часть ракетного топлива для экономики.Но поскольку рынок труда еще не оправился от потерь, связанных с пандемией, пройдет некоторое время, прежде чем ФРС повысит процентные ставки, что является типичным маневром, используемым в условиях сильной инфляции.

Но неясно, есть ли денежно-кредитное решение в этот инфляционный момент.

«Федеральная резервная система начинает сокращать свои стимулы и может быть вынуждена поднять процентные ставки раньше из-за роста инфляции, но повышения ставок может быть недостаточно для обращения вспять инфляции, потому что источники инфляции включают узкие места в цепочке поставок и бюджетные расходы, которые две области, которые Федеральная резервная система не контролирует », — сказала Нэнси Дэвис, основатель Quadratic Capital Management.

Таким образом, потребителям, вероятно, придется столкнуться с более высокими ценами дольше, чем предполагалось, и инвесторам придется надеяться, что ФРС не повысит процентные ставки быстрее, чем ожидалось, тем самым напугав рынки.

Теперь все задаются вопросом, насколько преходящи этот преходящий всплеск инфляции и как долго средние американцы будут его терпеть.

Вырастет ли инфляция в 2021 году и нанесет ли ущерб рынкам? Отслеживайте эти точки данных

Данные по инфляции за

октября, опубликованные на прошлой неделе, разрешили споры, которые велись весь год.Резкий рост цен в этом году нельзя считать временным. Показатель заголовков сейчас является самым высоким за три десятилетия и превысил 6%, но детали отчета хуже. Инфляционное давление не исчезло в течение года, а распространилось на гораздо более широкую часть экономики. Теперь вопрос в том, насколько серьезной может стать инфляция и какие действия необходимо предпринять, чтобы взять ее под контроль.

Это является драматическим моментом для выбора следующего председателя Федеральной резервной системы, который президент Байден пообещал сделать до Дня Благодарения.Действующий президент Джером Пауэлл и нынешний губернатор Лаэль Брейнард являются двумя кандидатами и всегда голосовали согласно друг другу в течение семи лет, пока они оба работали в ФРС. Но рост инфляции вызвал бурные спекуляции на рынках о том, как каждый из них отреагирует на это явление в следующем году. Решение было принято в тяжелое время.

Индикаторы инфляции Bloomberg помогают оценить ставки. Всего их 35, каждый из которых представлен одним прямоугольником на тепловой карте.Чем выше или более инфляционный индикатор по сравнению с его нормой за последнее десятилетие, тем более темно-синим он будет выглядеть. Они предлагают нашу лучшую попытку обобщить свидетельства обеих сторон дебатов, и, несмотря на недавнюю тревогу на рынках, эти дебаты остаются хорошо сбалансированными.

Многие темно-синие прямоугольники, отображаемые в настоящее время, показывают общее инфляционное давление в целом. Однако это не доказывает, что инфляция сохранится или значительно возрастет отсюда. Сохраняющиеся бледные области на тепловой карте показывают, что давление могло быть гораздо более серьезным.Но это говорит о том, что необходимо противодействовать расширяющимся источникам давления.

Также важно четко указать здесь параметры. Ничто в этих индикаторах не говорит о «гиперинфляции», как это наблюдается в Зимбабве или Веймарской Германии. А рынки никогда не предсказывали ничего такого плохого, как инфляция 1970-х годов. Эти индикаторы предназначены для анализа последнего десятилетия, когда инфляция была стабильно низкой и допускала исторически низкие процентные ставки.Судя по октябрьским данным, трудно отрицать, что эта эпоха закончилась.

Проще всего посмотреть на прямоугольники, которые не являются темно-синими, чтобы увидеть, где инфляционное давление не очевидно. Инфляция на медицину и обучение в колледжах ниже среднего за последнее десятилетие; то же самое и с ценами на сельскохозяйственную продукцию. Цены на топливо, несмотря на резкий рост в последнее время, едва опережают средний показатель за 10 лет. Заработная плата высококвалифицированных специалистов не растет какими-либо необычными темпами, и прирост заработной платы в целом, хотя и растет, все же не растет такими темпами, которые могли бы оправдать разговоры о «спирали заработной платы и цен».Прогнозы экспертов по инфляции остаются ниже среднего для большей части мира.

Октябрьские действительно шокирующие данные показали, что десятилетняя посткризисная эра минимальной инфляции закончилась. По-прежнему неясно, что ждет впереди, равно как и неясно, кто будет руководить попыткой ФРС разобраться с этим.

Подпишитесь на мой еженедельный информационный бюллетень по рынкам

Данные актуальны на момент закрытия в понедельник, 15 ноября. Мы продолжим обновлять их еженедельно до конца этого года.

Отличную и обширную тепловую карту экономических факторов, лежащих в основе инфляции, составленную Bloomberg Economics, читайте здесь

Показатели авторов

* Расстояние от среднего за 10 лет, с одним стандартным отклонением, обеспечивающим верхний и нижний пределы диапазона для «нормального» балла. Z-оценка, равная 0, представляет собой среднее значение.

.

Похожие записи

Вам будет интересно

Генеральный директор с большой буквы: «Генеральный директор» как пишется правильно слово?

Работник отдела кадров обязанности: Должностные обязанности Ведущего специалиста отдела кадров

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко