Что такое стагнация в обществознании: Общественный прогресс и его критерии – свойства , смысл понятия, основные формы и примеры в обществознании кратко

Содержание

Словарь терминов к разделу «Экономика»

Термины по обществознанию.

→ ekonomika-terminy.pdf
→ Карточки
→ Словарь терминов по обществознанию

АВАНС — денежная сумма, выдаваемая в счет предстоящих платежей за материальные ценности, выполненные работы и оказанные услуги.

АКЦИЗЫ — косвенные налоги, включаемые в цену товара и оплачиваемые покупателем.

АКЦИОНЕР — совладелец предприятия или организации, созданных в виде акционерного общества, владеющий акциями, подтверждающими размер его вклада в уставный капитал акционерного общества и дающими право на получение дивиденда.

АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО — предприятие или организация, уставный капитал которого разделен на определенное число акций, распределенных между акционерами.

АКЦИЯ — ценная бумага, удостоверяющая участие ее владельца в формировании средств акционерного общества и дающая право на получение соответствующей доли его прибыли-дивиденда. Акции продаются и покупаются, в т. ч. на фондовой бирже.

АМОРТИЗАЦИЯ — объективный экономический процесс постепенного переноса стоимости средств труда по мере их износа на производимые с их помощью товары или услуги, использование этой стоимости в виде амортизационных отчислений для простого или расширенного воспроизводства основного капитала.

АУДИТ — контрольная функция правильности составления финансовых документов.

АУКЦИОН — поочередная продажа реальных товаров на основе конкурса покупателей.

БАНК — по законодательству РФ коммерческое учреждение, являющееся юридическим лицом, которому в соответствии с законом и на основании лицензии, выдаваемой Центральным банком РФ предоставлено право привлекать денежные средства от юридических и физических лиц и размещать их от своего имени на условиях возвратности, платности и срочности, а также осуществлять иные банковские операции.

БАНКРОТ — несостоятельный должник.

БАНКРОТСТВО — разорение хозяйствующего субъекта, физического или юридического лица в случае его признания в
установленном законом порядке несостоятельным должником.

БАРТЕР — прямой безденежный обмен товарами или услугами.

БИРЖА — организационная форма оптовой, в т.ч. международной торговли массовыми товарами, имеющими устойчивые и четкие качественные параметры (товарная биржа), или систематических операций по купле-продаже ценных бумаг, золота, валюты (фондовая биржа).

БРОКЕР — отдельное лицо или фирма, занимающиеся посредничеством при заключении сделок на фондовой, товарной и валютной биржах.

ВАЛЮТНЫЙ КУРС — цена денежной единицы одной страны, выраженная в денежной единице другой страны.

ВЕКСЕЛЬ — письменное долговое обязательство строго установленной формы, дающее его владельцу (векселедержателю) бесспорное право по истечении срока обязательства требовать от должника уплаты обозначенной на векселе денежной суммы.

ГАРАНТ — физическое либо юридическое лицо, гарантирующее совместно (солидарно) с должником оплату векселя. Подпись гаранта обязательна на векселе.

ДЕВАЛЬВАЦИЯ — официальное снижение курса национальной валюты по отношению к иностранным валютам.

ДЕМПИНГ — продажа товаров на рынках других стран по ценам ниже уровня, нормального для этих стран.

ДЕНЕЖНАЯ МАССА — общая денежная масса, определяющая национальную экономику и находящаяся в обращении.

ДЕНЬГИ — особый товар, выполняющий роль всеобщего эквивалента при обмене товаров, продукт стихийного обмена и форма стоимости всех других товаров.

ДЕПОЗИТ — денежные средства или ценные бумаги, отданные на хранение в финансово-кредитные, таможенные, судебные или административные учреждения.

ДЕФИЦИТ ТОВАРНЫЙ — несоответствие товарного предложения спросу.

ДИВЕРСИФИКАЦИЯ — увеличение числа производств и номенклатуры товаров (услуг), производимых отдельными
предприятиями в новых для них сферах.

ДИВИДЕНД — часть прибыли акционерного общества, ежегодно распределяемая между акционерами в соответствии с
количеством (суммой) и видом акций, находящихся в их владении.

ДИЛЕР — лицо (или фирма), осуществляющее биржевое или торговое посредничество за свой счет.

ДОТАЦИЯ — ассигнования из бюджета, предназначенные для покрытия запланированных убытков или сбалансирования нижестоящих бюджетов.

ИНФЛЯЦИЯ — переполнение каналов обращения бумажными деньгами, сопровождающееся их обесценением и ростом цен.

КРЕДИТ — ссуда, предоставляемая в денежной или натуральной форме на условиях возвратности и, как правило, с уплатой определенного по соглашению между кредитором и должником процента за пользование кредитом.

ЛИЗИНГ — долгосрочная аренда машин и оборудования, транспортных средств, сооружений производственного назначения и др.

ЛИКВИДНОСТЬ — подвижность активов предприятий, фирм, банков, предполагающая возможность бесперебойной оплаты в срок кредитно-финансовых обязательств и законных денежных требований.

МАКЛЕР — посредник между сторонами при заключении сделок на фондовых и товарных биржах.

МАРКЕТИНГ — анализ и прогнозирование рыночной ситуации в целях ориентации производства и обеспечения лучших экономических условий реализации произведенной продукции.

МЕНЕДЖЕР — управляющий компанией, банком, финансовым учреждением, их структурными подразделениями;
профессионал своего дела, наделенный исполнительной властью.

МОНОПОЛИЯ — исключительное право производства, торговли и т.д., принадлежащее одному лицу, определенной группе лиц или государству; вообще исключительное право на что-либо.

МОНОПСОНИЯ — ситуация на рынке, при которой одному покупателю противостоит большое число продавцов.

НАЛОГИ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ — обязательные платежи, устанавливаемые и взимаемые государством с граждан, а также с юридических лиц.

НЕУСТОЙКА — сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или некачественного исполнения обязательства.

НОМИНАЛ — официально объявленная стоимость денежной купюры, ценной бумаги, как правило, не соответствующая фактической.

ОЛИГОПОЛИЯ — ситуация на рынке, при которой небольшое число достаточно крупных продавцов противостоит массе относительно мелких покупателей и на каждого продавца приходится существенная часть общего предложения на рынке.

ОЛИГОПСОНИЯ — ситуация на рынке, при которой достаточно ограниченному числу покупателей противостоит большое количество продавцов (производителей).

ПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТЬ — способность и возможность физического либо юридического лица оплатить свои долги.

ПРИБЫЛЬ ВАЛОВАЯ — вся сумма прибыли предприятий до вычетов и отчислений.

ПРОЛОНГАЦИЯ — продление срока действия документа.

ПРОТЕКЦИОНИЗМ — экономическая политика государства, заключающаяся в целенаправленном ограждении внутреннего рынка от поступления товаров иностранного производства.

РАНТЬЕ — собственник капитала, живущий на проценты от предоставления его в заем или на доходы от ценных бумаг.

РЕВАЛЬВАЦИЯ — повышение официального курса национальной денежной единицы по отношению к иностранным валютам.

РЕИМПОРТ — покупка и ввоз из-за границы отечественных товаров, которые не подвергались там переработке.

РЫНОК — совокупность социально-экономических отношений в сфере обмена, посредством которого осуществляется реализация товарной продукции и окончательно признается общественный характер заключенного в ней труда.

САНАЦИЯ — система мероприятий по улучшению финансового положения предприятий с целью предотвращения их банкротства или для повышения конкурентоспособности.

СТАГФЛЯЦИЯ — состояние экономики, когда застой или падение производства (стагнация) сочетаются с возрастающей безработицей и с непрерывным ростом цен[/b] — инфляцией.

ТОРГИ — состязательная форма закупки, при которой покупатель объявляет конкурс для продавцов на товар с определенными технико-экономическими характеристиками.

ХОЛДИНГ — вид предпринимательства, суть которого состоит в приобретении контрольных пакетов акций различных компаний в целях установления контроля за их деятельностью и получения доходов в виде дивидендов.

ЦЕННЫЕ БУМАГИ — документы, содержащие имущественные права, дающие право на получение определенной части дохода.

ЭМИССИЯ ЦЕННЫХ БУМАГ — выпуск ценных бумаг в обращение, в т.ч. продажа ценных бумаг их первым владельцам — гражданам или юридическим лицам.

ЭМИТЕНТ — государство или юридическое лицо, осуществляющее эмиссию ценных бумаг.

ЯРМАРКА — периодически устраиваемый съезд представителей торговых и промышленных предприятий, предпринимателей, коммерсантов, как правило, для оптовой продажи и закупки товаров по выставленным на ярмарке образцам.

В Москве прошло Всероссийское совещание учителей истории и обществознания

Информация о материале
Категория: События
Опубликовано: 14 декабря 2018

Поэтапный переход на обновлённые общеобразовательные программы по истории России должен закончиться в 2019 году. Об этом заявила заместитель Министра просвещения Российской Федерации Татьяна Синюгина на Всероссийском совещании учителей истории и обществознания, которое прошло в Центральном Доме учёных при поддержке Российского исторического общества.

«С 2005 года мы перешли на новый учебно-методический комплекс по истории России. В 2019 году завершается его поэтапное внедрение. По результатам Единого государственного экзамена будет ясно, насколько успешно прошло преобразование»,

— сказала Татьяна Синюгина.

Всероссийское совещание учителей истории и обществознания было приурочено к 25-летию Конституции Российской Федерации. Приветствие участникам совещания направил Председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин.

«Юбилей Основного Закона позволяет рассматривать его не только как фундамент современной системы российского права, но и как совокупность идей, за которые почти два столетия ратовала передовая российская общественно-политическая мысль. Убеждён, что сегодня знание конституционных норм является безальтернативным фундаментом гражданско-патриотического воспитания. Своего рода «общественным договором» по наиболее чувствительным вопросам нашего общего прошлого является и Историко-культурный стандарт, разработанный под эгидой Российского исторического общества.

За последние годы был накоплен определённый опыт его внедрения в школах»,

— говорится в обращении Председателя РИО.

 

12.12.2018 — Фоторепортаж — Всероссийское совещание учителей истории и обществознания

Такие предметы, как «История» и «Обществознание», всегда были связаны между собой в школьной программе. И многие собравшиеся на заседании эксперты говорили о необходимости синхронизировать уже разработанную концепцию нового учебно-методического комплекса по отечественной истории с концепцией преподавания обществознания.

«Проект концепции по обществознанию получил положительную оценку в результате экспертного и общественно-профессионального обсуждения и подготовлен к утверждению на коллегии Минпросвещения России»,

— уточнила Татьяна Синюгина.


В совещании приняли участие педагоги из разных регионов страны – в общей сложности более 300 учителей истории и обществознания. Они обсудили также и конкретные практические шаги, которые необходимо предпринять для того, чтобы повысить качество исторического образования и сконцентрировать внимание самих школьников на предмете. Среди прозвучавших предложений, например, сокращение количества контрольных и проверочных работ, которые, по мнению некоторых педагогов, зачастую просто «съедают» урок и не дают возможности преподнести новые знания, организовать дополнительные дискуссии в классе.

«Сейчас существуют две проблемы: вопрос качества и содержания. Во всём мире обсуждают необходимость изменения подхода к преподаванию в средней школе. Во всех странах наблюдается тенденция: школьники выходят с низким качеством знаний. Поэтому профессиональное сообщество продумывает учебники нового образца. Я наблюдаю абитуриентов. Они знают факты, но не умеют ими оперировать. Для многих ребят написать эссе на заданную тему – целая проблема. С этим нужно бороться. Если закрыть глаза и ничего не менять, то это приведёт к стагнации знаний»,

— сказал, в свою очередь, председатель Ассоциации учителей истории и обществознания, сопредседатель Российского исторического общества академик Александр Чубарьян.


Основополагающие шаги в модернизации системы образования уже сделаны. Стоит напомнить, что по поручению президента под эгидой Российского исторического общества несколько лет проводилась работа над созданием единого историко-культурного стандарта. К ней были привлечены ведущие российские эксперты. На основе принятого стандарта также были созданы новые линейки учебников по отечественной истории, которые сейчас активно внедряются в российских школах.

Текст: Анна Хрусталева

Фото: Александр Шалгин

 

Информация о материале
Просмотров: 3480

Эволюция общественного развития. Обществознание, 8 класс: уроки, тесты, задания.

1. Критерии социального прогресса

Сложность: лёгкое

1
2. Реформа как вид социального прогресса

Сложность: лёгкое

1
3. Революция как вид социального прогресса

Сложность: лёгкое

1
4.
Типология обществ

Сложность: лёгкое

1
5. Социальный прогресс

Сложность: лёгкое

1
6. Верно ли суждение

Сложность: лёгкое

1
7. Факторы развития общества

Сложность: среднее

2
8. Реформа как вид прогресса

Сложность: среднее

2
9. Революция как вид прогресса

Сложность: среднее

2
10. Типология обществ

Сложность: среднее

2
11. Законы развития общества

Сложность: среднее

2
12. Распредели правильно

Сложность: среднее

2
13. Противоречивость социального прогресса

Сложность: среднее

2
14. Основные понятия по теме Эволюция общественного развития

Сложность: сложное

1
15. Эволюция общественного развития

Сложность: сложное

3
16. Природа — фактор развития общества

Сложность: сложное

4

Социальный прогресс — урок. Обществознание, 8 класс.

Общество является динамической системой, которая находится в постоянном развитии. Общество эволюционирует.

Эволюция общества — это его функциональное состояние, т. е. существование, изменение и развитие его составных частей.

Одни элементы деградируют, отмирают, другие, наоборот, совершенствуются, появляются новые элементы. Таким образом, речь идёт о таком понятии, как социальное развитие.

Социальное развитие — это изменение общества, которое приводит к появлению новых общественных отношений, институтов, норм и ценностей.

Социальное развитие имеет несколько признаков:

  • необратимость,
  • направленность,
  • закономерность.

Обрати внимание!

Результатом развития общества является новое количественное и качественное состояние социального объекта, изменение его структуры и организации.

В тех случаях, когда речь идёт о позитивных изменениях в развитии общества, о движении вперёд, принято говорить о социальном прогрессе.

Социальный прогресс — это направление развития, характеризующееся переходом от низшего к высшему, к более совершенным формам, от состояния дикости к состоянию цивилизации, что выражается в более высокой организации, адаптации к среде, росте эволюционных возможностей.

Большинство обществ развивается прогрессивно. Об этом свидетельствует история. Поэтому мы можем говорить о глобальном, всемирном, историческом социальном прогрессе.

  

Социальный прогресс имеет три основных направления:

  

1) экономический прогресс, то есть поступательное развитие всей экономической системы, каждого её элемента (производительных сил, технологий производства, хозяйственных механизмов).

Примером экономического прогресса служит переход от собирательства к земледелию, от натурального хозяйства к товарному, от земледелия к промышленности.

Экономический прогресс — это основа социального прогресса, так как от уровня развития экономики зависят все остальные стороны жизни: социальная, духовная, национальная и т. д.

Различают два основных типа экономического развития — экстенсивный и интенсивный.

  • При экстенсивном типе экономический рост достигается путём количественного прироста всех элементов производительных сил, прежде всего факторов производства. Основными факторами экономического развития экстенсивного типа являются рост объёма инвестиций (вложений), увеличение численности работников и объёмов сырья, материалов и др. В этом случае производительность труда и эффективность остаются неизменными. Это медленное экономическое развитие.
  • При интенсивном типе экономического прогресса увеличение масштабов выпуска продукции достигается путём качественного совершенствования всей системы производительных сил, прежде всего личных и вещных факторов производства. К основным факторам экономического развития интенсивного типа относятся внедрение новой техники и технологии и повышение общеобразовательного и профессионального уровня работников и их предпринимательских способностей. Это быстрое качественное развитие.

2) Технический прогресс — это, прежде всего, развитие техники, технологий, например, замена ручного труда машинным, введение нанотехнологий на этапе современного развития общества, информатизация и компьютеризация всех сторон жизни общества. Технический прогресс невозможен без научных открытий и достижений, которые лежат в его основе. Поэтому принято говорить о научно-техническом прогрессе (НТП).

  

3) Культурный прогресс связан с изменениями в области культуры: искусства, образования, религии, морали. Например, на смену первобытным религиозным верованиям приходят национальные и затем мировые религии, от наскальных рисунков люди постепенно перешли к изящным видам искусства.

  

И наконец, в тех случаях, когда речь идёт о негативных изменениях в развитии общества, о движении назад, принято говорить о социальном регрессе.

Регресс — это отступление общества с завоёванных позиций, возвращение к предшествующему уровню жизни общества.

Регресс, в отличие от социального прогресса, который имеет глобальную, всемирную характеристику, является локальным процессом, охватывающим отдельные стороны жизни или отдельные общества.

Факторы развития общества — урок.

Обществознание, 8 класс.

Обрати внимание!

Общество — система динамичная, постоянно развивающаяся.

На развитие общества влияет множество факторов.

Факторы развития общества — это условия, причины, которые способствуют появлению новых или отмиранию старых элементов общества, в результате чего общество эволюционирует (постепенно развивается).

Среди факторов развития общества можно выделить объективные факторы, т. е. те, которые напрямую не зависят от воли и сознательной деятельности людей и социальных групп, и субъективные факторы развития общества, зависящие от воли, интереса и сознательной деятельности человека и различных социальных групп.

Важнейшим объективным фактором в развитии общества является природа. Она может влиять как позитивно, так и негативно на развитие общества.

Пример:

так, древнейшие цивилизации возникли на берегах великих рек (их так и называют — «речные цивилизации»). Это говорит о том, что вся жизнь людей этих цивилизаций была связана с водой, они фактически зависели от воды. Основными занятиями в речных цивилизациях были земледелие, скотоводство. Однако природный фактор может способствовать и гибели. Ярким примером влияния природного фактора на развитие и гибель цивилизаций является критская цивилизация (расцвету которой способствовали благоприятные природные условия, а гибель ускорило извержение вулкана).

Природный фактор даёт толчок фактору технологическому — в благоприятных условиях тропиков охота и собирательство удовлетворяют основные потребности человека, однако изменение условий приводит к необходимости поиска новых технологий производства. Появляются земледелие, скотоводство, ремесло, торговля. Новые формы обеспечения жизнедеятельности требуют усложнения организации общества, совершенствования культуры. Многие учёные связывают появление государств с необходимостью проведения массовых ирригационных работ, например, в долине Нила, в Древнем Египте.

Ирригационные работы — это подвод воды на поля, испытывающие недостаток влаги.

Технологический фактор может способствовать быстрому развитию общества, демографическому росту, благодаря которому появляется больше возможностей проявиться факторам субъективным.

Основными субъективными факторами развития общества являются народные массы, социальные группы и исторические личности. Все они могут своей деятельностью влиять на эволюцию политических, экономических и культурных социальных институтов.

 

Обрати внимание!

Все факторы могут способствовать как прогрессу, так и регрессу общества.

1.16 Понятие общественного прогресса

Видеоурок: 

👉 Подписаться на YouTube канал «Школа обществознания»

Лекция: 


 Понятия прогресс, регресс, стагнация

Отдельному человеку и обществу в целом свойственно стремление к лучшему. Наши отцы и деды трудились, чтобы мы жили лучше их. В свою очередь, мы должны позаботиться о будущем своих детей. Такое стремление людей способствует общественному развитию, но протекать оно может как в прогрессивном, так и в регрессивном направлении. 

  

Общественный прогресс — это направление общественного развития от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному.  

Термин «общественный прогресс» связан с терминами «инновация» и «модернизация». Инновация — это нововведение в какой — либо области, приводящее к его качественному росту. А модернизация — это обновление машин, оборудования, технических процессов для приведения их в соответствие требованиям времени.

Общественный регресс — это обратное прогрессу направление общественного развития от высшего к низшему, менее совершенному. 

К примеру, рост численности населения — прогресс, а противоположное ему сокращение численности населения — регресс. Но в развитии общества может быть и период, когда нет ни сдвигов, ни спадов. Такой период называется стагнацией.  

Стагнация — застойное явление в развитии общества.


 Критерии общественного прогресса

Для того, чтобы оценить наличие общественного прогресса и его эффективность существуют критерии. Наиболее важными из них являются:

  • Образованность и грамотность людей.
  • Степень их нравственности и толерантности.

  • Демократичность общества и качество реализации прав и свобод граждан.

  • Уровень научных и технических инноваций.

  • Уровень производительности труда и благосостояние народа.

  • Уровень продолжительности жизни, состояние здоровья населения.

 Пути общественного прогресса

Какими же путями может осуществляться общественный прогресс? Таких путей три: эволюция, революция, реформа. Слово эволюция в переводе с латинского означает «развертывание», революция – «переворот», а реформа – «преобразование».

  • Эволюционный путь держит курс на постепенные, медленные изменения в сферах жизнедеятельности общества. Это в основном мирный ход развития. 

  • Революционный путь предполагает быстрые коренные изменения общественных и государственных устоев. Это путь насилия, разрушений и жертв.

  • Неотъемлемой частью общественного развития является реформа — законные преобразования в какой — либо сфере жизнедеятельности общества, проводимые по инициативе органов власти без затрагивания существующих основ. Реформы могут носить как эволюционный, так и революционный характер. К примеру, реформы Петра I носили революционный характер (вспомните указ о стрижке бород у бояр). А переход России с 2003 года на болонскую систему образования, например, введение ФГОС в школах, уровней бакалавриата и магистратуры в ВУЗах, является реформой эволюционного характера.  

Противоречивость общественного прогресса

Перечисленные выше направления общественного развития (прогресс, регресс) в истории протекают взаимосвязано. Зачастую прогресс в одной области может сопровождаться регрессом в другой, прогресс в одной стране – регрессом в других. Противоречивость общественного прогресса иллюстрируют следующие примеры:

  • Вторая половина XX века знаменательна бурным прогрессом в науке – автоматизация и компьютеризация производства (прогресс). Для развития этой и других отраслей науки требуются огромные затраты электричества, тепловой и атомной энергии. НТР поставила все современное человечество на грань экологической катастрофы (регресс). 

  • Изобретение технических устройств безусловно облегчает быт человека (прогресс), но отрицательно влияет на его здоровье (регресс). 

  • Могущество Македонии – страны Александра Македонского (прогресс) было основано на разрушениях других стран (регресс). 


👉 Образец плана для решения задания 28 ЕГЭ по теме «Общественный прогресс»

Интеллект-карта по обществознанию №16

ЗАСТОЙ (Социальные науки)

Стагнация — это состояние экономики , при котором уровень общего объема производства или темпы роста производства на душу населения равны или близки к нулю в течение относительно длительного периода времени. (Иногда этот термин применяется к отдельным секторам, но в данном случае он относится ко всей экономике.) Стагнация иногда характеризуется высоким уровнем безработицы. Его можно отличить от других терминов, таких как рецессия или депрессия, которые обычно относятся к периодам низких или даже отрицательных темпов роста, но являются относительно непродолжительными фазами делового цикла.Если стагнация сопровождается высокой инфляцией, это явление называется стагфляцией (хотя иногда это может быть просто фаза делового цикла). Термин «стагнация» используется как для экономически развитых стран, переживших рост в прошлом и имеющих высокий уровень дохода на душу населения, так и для менее развитых стран, которые не смогли добиться роста.

Анализ стагнации в этом экономическом смысле, а также в более широком плане, имеет долгую историю. Арабский ученый четырнадцатого века Ибн Халдун обсуждал тенденцию империй и обществ к застою из-за эрозии солидарности и распространения привычек к роскоши среди правителей. В двадцатом веке этого широкого взгляда на подъем и неизбежный упадок цивилизаций придерживался немецкий философ Освальд Шпенглер (1880-1936), который анализировал застой с точки зрения таких факторов, как господство в политике власти денег и концентрация капитала. населения в «казармах», превращающих людей в толпы, склонные к демагогии. Эту точку зрения также исследовал историк Арнольд Тойнби (1889–1975), который исследовал, как зрелые цивилизации, например, из-за «несговорчивости институтов», неспособны адекватно реагировать на вызовы и поэтому страдают от стагнации.Тяжелое налоговое бремя, коррупция и чрезмерная роскошь правящих классов часто подчеркивались в исторических исследованиях застоя. Адам Смит (1723-1790) приписывал застой в докапиталистических странах неадекватности законов и институтов и пренебрежению внешней торговлей. Широкий анализ проблем менее развитых стран объясняет стагнацию политическими и социальными факторами. Например, утверждается, что те, кто обладает политической властью и преуспевает вне экономики, не желают вносить изменения в институты и политику, которые могут ухудшить их собственное положение.

В более узком экономическом плане стагнация в странах с развитой экономикой объясняется факторами как со стороны предложения, так и со стороны спроса. Факторы со стороны предложения подчеркивались в классической теории стационарного состояния. Согласно Давиду Рикардо (1772-1823) анализу процесса роста, по мере того, как накапливается больше капитала и нанимается больше рабочих, спрос на продукты питания, потребляемые рабочими, увеличивается, что приводит к перемещению сельскохозяйственного производства на все менее плодородные земли, усиливая конкуренцию за землю, повышая земельную ренту и уменьшая прибыль, из которой накапливается капитал, что в конечном итоге приводит к остановке накопления капитала.Хотя Рикардо, возможно, недооценил степень, в которой убывающая отдача от сельского хозяйства может быть компенсирована технологическими улучшениями, основная причина его стационарного состояния — убывающая отдача — продолжает подчеркиваться. В модели Роберта М. Солоу 1956 года, например, по мере накопления капитала возникает убывающая отдача от капитала, чтобы сделать сбережения и инвестиции достаточными только для поддержания постоянного отношения капитала к труду, что подразумевает постоянный уровень дохода на душу населения, если только не будет экзогенного фактора. технологические изменения приводят к росту производства на душу населения.Предположение об уменьшении производительности капитала и других произведенных ресурсов в последнее время впало в немилость, поскольку эмпирические данные свидетельствуют о том, что технологические изменения и внешняя экономия могут нейтрализовать последствия убывающей отдачи, как это обычно предполагается в моделях новой теории роста. Но структурные изменения, увеличивающие вес технологически отстающих секторов услуг, и экологические ограничения остаются возможными причинами стагнации.

Со стороны спроса Джон Мейнард Кейнс (1883-1946) утверждал, что в странах с развитой экономикой сбережения как отношение к выпуску имеют тенденцию к росту с увеличением выпуска и дохода, поскольку потребности потребителей все больше удовлетворяются, в то время как инвестиционные стимулы постепенно снижаются по мере накопления капитала. При более низких темпах инвестиций и потребления совокупный спрос снижается, а темпы роста выпуска замедляются. Эти идеи были использованы Элвином Хансеном (1887–1975) для разработки теории застоя в США в 1930-е годы из-за неадекватного совокупного спроса. Последующие события показали, что государственная политика в отношении совокупного спроса может спасти экономику от дефицита совокупного спроса и что, по-видимому, не существует внутренней тенденции к насыщению в потреблении. Тем не менее, правительства могут быть не в состоянии или не желать по политическим причинам решить проблему дефицита спроса, и структурные изменения, а не какая-либо врожденная тенденция к насыщению потребительского спроса, могут по-прежнему придавать актуальность факторам спроса.Йозеф Штайндль (1912-1993) утверждал, что рост монопольной власти, ставший возможным благодаря увеличению промышленной концентрации, имеет тенденцию к увеличению наценки на прибыль, что ведет к увеличению сбережений в экономике, что приводит к сокращению совокупного спроса, снижению загрузки производственных мощностей и последующий спад инвестиций. Паоло Силос-Лабини (1920-2005) подчеркивал проблемы, созданные ростом олигополии, на характере и последствиях технологических изменений, которые, как правило, увеличивают размер прибыли крупных фирм и снижают совокупный спрос.

Объяснения стагнации в менее развитых странах иногда сосредотачиваются на стороне спроса, например, подчеркивая отсутствие инвестиционных стимулов из-за небольшого размера рынков и высокого уровня неопределенности, вызванной внешними и внутренними потрясениями, а иногда и со стороны предложения, подчеркивая низкие сбережения и производительность. Многие объяснения ссылаются на концепцию порочного круга, согласно которой низкий доход на душу населения по целому ряду каналов подразумевает его сохранение (см. Nurkse 1953; Leibenstein 1957).Множество таких обсуждаемых механизмов, помимо низких стимулов к сбережениям и инвестициям, включают: плохое питание и здоровье и низкую производительность; низкий доход, отсутствие залога и невозможность занимать и финансировать экономические проекты; бедность, детский труд и низкий уровень образования и накопления человеческого капитала. Совсем недавно порочные круги были связаны с плохими институтами, управлением, коррупцией и насилием. Низкий уровень доходов может сделать коррупцию и насилие более привлекательными, что приведет к плохим экономическим показателям.Некоторые подходы исследуют, как увеличение дохода на душу населения может вызвать силы, которые приведут к последующему снижению. Примеры таких механизмов включают рост населения, вызванный улучшением условий жизни, что снижает доход на душу населения; увеличение потребления с очень низкого уровня при увеличении доходов; и неспособность внедрить технологии с возрастающей отдачей, требующие минимального размера рынка (см. Azariadis and Stachurski 2005). Эти механизмы создают ловушки низкого уровня бедности: если доход на душу населения изначально ниже критического минимального уровня, экономика скатится к ловушке бедности, тогда как, если экономика достигнет уровня выше этого критического минимума, она отправится в саморазрушение. устойчивый рост.

Новые подходы предполагают, что стагнация не является неизбежной для стран с развитой экономикой, и бедные страны могут при определенных обстоятельствах вырваться из своих ловушек низкого уровня. Однако эти подходы также предполагают, что более широкие политические, социальные и институциональные факторы, подчеркиваемые в более ранних подходах, сохраняют актуальность, поскольку они взаимодействуют с более узко определенными экономическими факторами при объяснении стагнации.

Застой социологии

Эмиль Дюркгейм — отец современной социологии; он титан.Более века назад великий человек издал указ, который навсегда изменил — или, можно сказать, навсегда разрушил — установленный им курс дисциплины. Его прокламация, перефразированная в общих чертах, заключалась в том, что любое социальное событие было продуктом других социальных событий , которые ему предшествовали. Общество и культура были «перводвигателями», конечной причиной вещей в мире, которые, со своей стороны, не имели причины. Социальные факты вращаются вокруг собственной солнечной системы, не привязанные к психологии и биологии отдельных людей.Это почти как если бы эта идея возникла из горящего куста высоко на какой-то древней горе, поскольку она и по сей день определяет направление многих социальных наук. Открытие Дюркгейма было бы для социологов пропуском в зал, чтобы десятилетиями игнорировать определенные неудобные реалии. Позвольте мне попытаться дать вам представление о том, насколько зловонные воды на самом деле.

В 1990 году (более двух десятилетий назад) социолог Пьер ван ден Берге написал статью под названием Почему большинство социологов не думают (и не будут) эволюционно .Мне пришлось прочитать эту статью, будучи аспирантом в 2007 году. Для контекста это означает, что, когда я впервые просмотрел страницы, эссе было уже 17 лет. Я помню, как меня поразил яд, стекавший со страницы. Автор казался рассерженным, он казался расстроенным. Он протестовал против очень многих вещей, но его гнев был особенно сосредоточен на традиционном социологическом способе ведения бизнеса:

Социологи, с другой стороны, имеют дело в основном с абстрактными категориями, такими как классы и этнические группы; заниматься статистическим массажем агрегированных данных; проводить вторичный анализ опросов общественного мнения; рассуждать о влиянии религиозных верований и политических идеологий; проектировать, манипулировать и интерпретировать статистические тенденции; и вообще разглагольствовать о состоянии общества. Они не смотрят, как людей бьют по голове; они загружают на свои компьютеры унифицированные отчеты ФБР о преступлениях. Они не наблюдают за женщинами, имеющими детей; они размышляют о колебаниях рождаемости, предоставленных Бюро переписи населения. Они не посещают политические съезды и не следуют за людьми на избирательные участки; они читают опросы общественного мнения.

Имейте в виду, я виновен во всех грехах, описанных ван ден Берге. Я продукт системы, которую он выпотрошил. Это не моя попытка сидеть на трибунах и издалека издеваться над игрой тренеров.Скорее, это попытка изменить план игры изнутри раздевалки. Тем не менее, я никогда не считал, что ван ден Берге имел в виду, что мы должны отказаться от статистической строгости. Действительно, он делает довольно интригующее — и часто упускаемое из виду — замечание о том, что большая часть статистических данных, используемых социологами, была изобретена статистиками, склонными к биологии, чтобы понять природу и развитие биологических организмов. На самом деле, он выступал за то, чтобы мы помнили о своем наследии и принимали идею о том, что мы могли бы вести нашу торговлю гораздо эффективнее.

Я из маленького фермерского городка. Услышать какой-либо конкретный разговор на городской площади означало бы наблюдать за предположениями о том, когда снова может пойти дождь, сможет ли футбольная команда обыграть Бейкер Хай (наш соперник) на этой неделе и во сколько начнется местный политический митинг и жаркое. в субботу. Мое раннее знакомство с социологической теорией в колледже было интеллектуальной атакой. Я столкнулся со словами, которых никогда не видел, с идеями, которых никогда не придерживался, и понятиями, которые были чужды и непонятны.Это то, что колледж, во многих отношениях, все о. Тем не менее, натиск сложности может иногда маскировать пустоту за кулисами. Ван ден Берге воспринимал эту проблему как вплетенную в ткань социологии:

Из такого отношения следует, что любая простая, прямолинейная теория воспринимается с большим подозрением. Вещи не могут быть такими простыми, как и теории. Не то чтобы социологические теории (или то, что выдается за таковое) всегда очень сложны, но, по крайней мере, они представлены загадочно, запутанно и напыщенно.То, чего не хватает теории в сложности, с избытком компенсируется непрозрачным жаргоном, неуклюжим синтаксисом и ошибочной логикой. Когда физики сталкиваются с упрощающей, объединяющей концепцией, которая, кажется, работает, они получают психический кайф. Они приравнивают простоту к красоте. С другой стороны, для социолога простота равна простодушию.

Пятидолларовые слова, как мы их называем в моем родном городе, могут замаскировать копеечную проницательность. Сложно ли поведение человека? да. Тем не менее сопоставление этой сложности с многосложными лингвистическими изобретениями может не гарантировать нам успеха в попытке объяснить, почему люди делают то, что они делают, и почему общества такие, какие они есть.Это может быть приятно, и это может сохранить нашу занятость, но много ли это даст в конце концов?

Я помню, как был потрясен, прочитав научную статью, столь же гневную, как статья ван ден Берге. Большинство научных эссе были такими… научными. Не то чтобы ван ден Берге на самом деле нарушал правила академического этикета, но он точно не дергался. Он завершил свое эссе одним из самых запоминающихся абзацев из моей академической подготовки. Пощечина десятилетий социологических прозрений и рога изобилия социальной теории, которой обучают таких студентов, как я:

Такое теоретическое попурри основано на убеждении, что в отсутствие мощной упрощающей идеи все идеи потенциально хороши. , особенно если они представлены напыщенно, логически непрозрачны и эмпирически неопровержимы.Такое плачевное состояние теоретических дел в социологии, вероятно, является самым ярким свидетельством интеллектуального банкротства этой дисциплины. Но пусть мои коллеги будут уверены: интеллектуальное банкротство никогда не означало гибели академической дисциплины. Те, кто внутри него, профессионально деформированы, чтобы не узнавать его, а тем, кто снаружи, все равно. Социология находится в безопасности, по крайней мере, еще несколько десятилетий.

Интеллектуальный банкрот? Это сильные слова. Может ли поле выжить в таком состоянии? Может и имеет.Ежегодно по всей стране чеканятся сотни новых докторов наук по социологии (не говоря уже о присуждаемых степенях бакалавра и магистра). Скольких студентов учили, что люди появились примерно 150 000 лет назад в Африке? Многие ли знают, что такое ген? Сколько можно описать законы Менделя или половой отбор? Ответ очень мало. И, что еще хуже, многие социологи не считают это невежество важным.

По мнению многих социологов, «биологизировать» человеческие дела — великий грех.Как позорно относить сложность и богатство человеческой культуры в грязную корзину биологии. Тем не менее, несколько несправедливо говорить, что у социологов есть «проблема биологии». Если копнуть немного глубже, то суть дела не столько в отвращении к гормонам или физиологии; реальная перспектива, вызывающая тошноту, связана с обсуждением «генов». Богатство человеческого общества изобилует культурными изобретениями; песни, пьесы, религиозные обряды и другие традиции, которые передаются и изменяются культурно. Как кусочки ДНК могли играть большую или какую-либо роль в формировании обществ, их политики, их религий и их традиций? Конечно, общества могут трансформироваться и меняться со временем по причинам, не связанным с генами. И эти колебания в моде, идеях и убеждениях могут влиять на людей, живущих в этих обществах. Я не оспариваю это.

Тем не менее, что было потеряно в море времени — кажется, особенно для социологов — так это то, что общества состоят из индивидуумов, каждый из которых приносит с собой психологические качества и наклонности.Более того, большая часть различий в этих предрасположенностях объясняется различиями в генах. У нас есть десятилетия доказательств наследуемости человеческих черт. Я уже писал об этом ранее, так что не буду заморачиваться. Однако стоит повторить, что предположение о существовании «культуры» или «общества» как беспричинных причин несостоятельно. По сути, это ничем не отличается от религии по своей сути. Вы можете вставить «бог» вместо «культуры», и вы просто замените одну беспричинную причину другой.

Есть старая поговорка, что если единственный инструмент, который у вас есть, это молоток, то все будет выглядеть как гвоздь. Не каждое социальное явление требует чисто биологического/генетического объяснения; но если вы считаете, что практическое знание эволюции, биологии и поведенческой генетики не поможет прояснить каждой темы, изучаемой социологами, то вам нужно вытащить голову из песка. В этом, собственно, и весь смысл сочинения. Нет никакого смысла освобождать специальности социологии (и криминалистики, и экономики, и социальной работы и т. д.).) из практических знаний в области генетики и эволюции, и предполагают, что они могут быть хорошими учеными-бихевиористами без этой информации. К сожалению, во всем этом действует инерция, которая глубоко сопротивляется изменениям. Факультет производит других преподавателей, которые затем обучают студентов, которые либо отправляются в мир, либо поступают в аспирантуру для дальнейшего промывания мозгов и обучения.

Учебные планы факультетов социологии настолько несовершенны, что их придется пересматривать с нуля. Чтобы эта область процветала, она должна найти свое место в пантеоне естественных наук. Ему придется рассматривать себя как продукт биологии; как продолжение психологии. Позвольте мне пояснить, что за последние 40 лет социология внесла большой вклад в науку. Но эта дисциплина могла бы сделать гораздо больше и иметь объединяющую теорию, если бы только она охватывала основные принципы дарвинизма. Через шесть лет после того, как ван ден Берге опубликовал свою статью, криминолог Ли Эллис снова попытался бить тревогу в эссе под названием «: Дисциплина в опасности: будущее социологии зависит от лечения ее биофобии». Улучшилось ли что-то за шесть лет? В какой-то степени да, были. Как заметил Эллис, некоторые социологи тратили все больше времени на интеграцию биологии в свою работу. Тем не менее, из-за их ереси это часто означало публикацию их статей за пределами их области. Это действительно способ изменить дисциплину? Страх перед биологией все еще распространялся, как вирус, хотя, возможно, и медленнее.

Приливы и отливы в научных кругах меняются медленно. Время от времени будут дуновения улучшения. Далтон Конли — хороший пример того, как кто-то пытается изменить поле изнутри.Конли много писал о важности интеграции социологических и биологических знаний и остается очень уважаемой фигурой в этой области. Тем не менее, он исключение, подтверждающее правило. Если предположить, что большинство социологов примут мантию Конли, эта область быстро и неизбежно превратится во что-то неузнаваемое для сегодняшних потребителей традиционной социологии. Границы между социологией, популяционной генетикой, психологией, эпидемиологией и эволюционной биологией будут стираться. Поле должно будет отказаться от части своей автономии, но оно сделает это на свое вечное благо.

Мы должны попытаться понять, почему такие области, как психология, интегрировали биологию гораздо быстрее и полнее, чем другие, такие как социология. В значительной степени социология поддерживает определенные «священные ценности» — убеждения, которые нельзя оспаривать, и границы, которые нельзя пересекать, — которые очень затрудняют интеграцию. История научных исследований — это история насилия над человеческой интуицией. Иногда это означало торговлю нашими священными идеями при получении новой информации.Социология, похоже, не хочет этого делать. Рассмотрим еще раз довольно напористую прозу ван ден Берге:

Оценив, что H omo sapiens является абсолютно уникальным и позитивно излучающим эмерджентные свойства, социологи могут претендовать на территорию, навсегда выходящую за рамки биологии. Утверждая далее, что общество и культура являются реальностями, превосходящими личность, социология и антропология соответственно создали свою особую неприступную территорию по отношению к психологии.Искусственное различие между социологией и антропологией также должно было быть рационализировано лучше, чем признание того, что социология изучает «цивилизованных» белых людей, а антропология — темных «примитивных» колонистов. Общество объявлялось неустранимо отличным от культуры; социологи выбрали первое, антропологи — второе. Эволюционная биология, расширенная до человеческого поведения, представляет собой самый серьезный вызов их интеллектуальной сфере, с которым социологам приходилось сталкиваться со времен бихевиоризма.Неудивительно, что они поднимают свои антиредукционистские гримасы.

Все поля стремятся сохранить границы. Но это иллюзорные стены, а не неприступные крепости. Социология может быть мощной объяснительной наукой. Это может быть наука о «нас» как людях, живущих в больших коллективных группах, государствах, обществах и цивилизациях. Но этого никогда не будет, если курс не изменится. Боюсь, однако, что для этого может быть слишком поздно. Импульс крупных объектов трудно изменить, а социология — неповоротливый зверь.

В 2001 году Дуглас Мэсси, в то время президент Американской социологической ассоциации, в своем президентском обращении к полям высказал ошеломляющую мысль. В размышлениях о том, подходит ли его область для описания важных демографических сдвигов в нашем виде (в частности, массового перехода к городскому проживанию). Он был менее оптимистичен. Причина его пессимизма? Среди прочего, незнание биологии:

Каким-то образом мы позволили тому факту, что мы социальные существа, затмить биологические основы, на которых в конечном счете зиждется наше поведение.Большинство социологов прискорбно невежественны даже в самых элементарных предписаниях биологической науки. Если мы вообще думаем о биологии, то обычно в терминах дискредитировавших себя евгенических аргументов и грубых эволюционных теорий, давно отвергнутых в естественных науках.

В 2014 году Марк Горовиц, Уильям Яворски и Кеннет Кикхэм провели опрос социологов-теоретиков, активно работающих в области социологии. Опрос был предназначен для измерения температуры дисциплины и ее теоретических мыслителей.Рассмотрим следующее из обсуждения их результатов:

Социология — это разделенный дом. Чуть более половины теоретиков в нашей выборке отрицают роль естественного отбора в формировании целого ряда человеческих тенденций. Многие другие не желают признать правдоподобие эволюционных аргументов, применяемых к половым различиям.

Горовиц и его коллеги справедливо отмечают, что в этой области произошли некоторые обнадеживающие сдвиги; конечно, не все респонденты были враждебны биологическому пониманию, и некоторые надеялись, что такое понимание может улучшить состояние их области.Насколько репрезентативны эти выводы всех профессиональных социологов? Это сложно сказать, учитывая, что выборка была относительно небольшой, а количество ответов не было звездным (оба являются техническими проблемами, которые авторы с готовностью признают и обсуждают). В какой степени эти результаты могут измениться при увеличении более крупной и репрезентативной выборки, еще предстоит увидеть (хотя можно утверждать, что картина может выглядеть еще более мрачной).

Теперь я хочу, чтобы вы задумались над одним вопросом, основываясь на опросе Горовица: какова была бы ваша реакция, если бы более половины респондентов на факультетах биологии считали, что естественный отбор не имеет значения или играет лишь незначительную роль в формировании их особого организма? учиться? Мы справедливо задаемся вопросом, кто эти креационисты, заполонившие наши университетские биологические факультеты? Люди — это животные, подверженные и являющиеся продуктами точно таких же природных процессов, как и другие формы жизни. Почему, изучая только людей и животных, мы принижаем важность биологических знаний?

Кто-нибудь может сформулировать вескую причину, по которой этот добровольный вакуум знаний сохраняется так долго?

Аромат социологии устарел, ему не хватает остроты, и он все меньше возбуждает аппетит. Этот может изменить , но это немного похоже на поворот океанского лайнера; быстро не получится. Более того, желание помочь повернуть колесо может иссякнуть, если оно всегда встречает суровый отпор со стороны капитанов поля.Время покажет, что станет с социологией. Однако я предполагаю, что ван ден Берге прав, и поле будет продолжать существовать (оно не собирается исчезать). Но существовать — не то же самое, что процветать. Процветание, кажется, больше не может быть в картах социологии.

8.12: Эриксон — Генерация против стагнации

Согласно Эриксону (1982) генеративность охватывает воспроизводство, продуктивность и креативность. Этот этап включает в себя генерацию новых существ, новых продуктов и новых идей, а также самогенерацию, связанную с дальнейшим развитием личности. Эриксон считал, что стадия генеративности, во время которой человек создает семью и карьеру, была самой продолжительной из всех стадий. Люди среднего возраста в первую очередь озабочены тем, чтобы оставить о себе положительное наследие, и, согласно Эриксону (1950), родительство является основным генеративным типом. Эриксон понимал, что работа и семейные отношения могут противоречить друг другу из-за обязательств и ответственности каждого, но он считал, что в целом это было положительное время для развития. Помимо того, что они были родителями и работали, Эриксон также описал людей, которые на этом этапе участвовали в жизни общества.Чувство застоя возникает, когда человек не активен в созидательных делах, однако застой может побудить человека перенаправить энергию на более значимую деятельность.

Эриксон определил «добродетели» для каждой из своих восьми стадий, и они относятся к тому, чего достигает человек, когда эта стадия успешно согласована. Добродетель, возникающая, когда человек достигает продуктивности, называется «Забота». Эриксон считал, что люди среднего возраста должны «заботиться о людях, продуктах и ​​идеях, о которых они научились заботиться» (Эриксон, 1982, с.67). Кроме того, Эриксон считал, что сильные стороны, приобретенные на шести более ранних стадиях, необходимы для выполнения задачи поколения по развитию силы в следующем поколении. Эриксон также утверждал, что генеративность лучше всего проявляется после того, как человек решил проблемы идентичности и близости (Peterson & Duncan, 2007).

Рисунок 8.28: Генеративность в среднем возрасте. Источник.

Исследования показали, что генеративные взрослые обладают многими положительными характеристиками, включая хорошие культурные знания и здоровую адаптацию к миру (Peterson & Duncan, 2007).Используя личностные черты «большой пятерки», генеративные женщины и мужчины набрали высокие баллы по добросовестности, экстраверсии, доброжелательности, открытости опыту и низкие по невротизму (de St. Aubin & McAdams, 1995; Peterson, Smirles, & Wentworth, 1997). Кроме того, женщины с высокими показателями продуктивности в возрасте 52 лет были отмечены высокими положительными личностными характеристиками, удовлетворенностью браком и материнством и успешным старением в возрасте 90–113–62 лет (Peterson & Duncan, 2007). Точно так же мужчины с более высокой продуктивностью в среднем возрасте были связаны с более сильными глобальными когнитивными функциями (т.например, память, внимание, расчет), более сильное исполнительное функционирование (например, подавление реакции, абстрактное мышление, когнитивная гибкость) и более низкие уровни депрессии в позднем взрослом возрасте (Malone, Liu, Vaillant, Rentz, & Waldinger, 2016).

Эриксон (1982) указал, что в конце этой требовательной стадии индивидуумы могут уйти в себя, поскольку в позднем взрослом возрасте больше не ожидается продуктивности. Это освобождает пожилых людей от необходимости заботиться о них или работать. Однако отсутствие чувства необходимости или вызова может привести к застою, и, следовательно, не следует полностью отказываться от генеративных задач, поскольку они входят в последнюю эриксоновскую стадию в позднем взрослом возрасте.

Застойные зарплаты мешают удовлетворенности карьерой

Иллюстрация Антонио Родригеса

В прошлом месяце Джуселейн Хаас вернулась домой в Бразилию, проработав год в качестве приглашенного ученого в Центре экологических исследований им. Гельмгольца в Лейпциге, Германия. Хаас говорит, что сейчас она работает в Федеральном технологическом университете в Паране, ее штатная должность обеспечивает некоторую безопасность, но у нее мало возможностей для продвижения по службе.«Я профессор университета, — говорит она. «Это такое красивое название».

Хаас сетует на то, что из-за нехватки ресурсов и возможностей в Бразилии ей было трудно получить такие достижения, которые сделали бы ее конкурентоспособной на преподавательских должностях в других странах. «Если вы посмотрите на мое резюме, у меня не так много квалификаций. Я максимально использовала то, что у меня есть», — говорит она.

Мрачный взгляд Хааса не является чем-то необычным. Менее половины респондентов опроса о заработной плате и удовлетворенности Nature в 2021 году сообщили, что положительно относятся к своим карьерным перспективам, что является явным признаком пессимизма во времена повсеместной нехватки финансирования, острой конкуренции за рабочие места и сбоев, вызванных глобальной пандемией (см. « Природа «Обзор заработной платы и работы»).Для сравнения, в 2018 году, когда проводился последний опрос, эта доля составляла почти 60%.

В опросе приняли участие более 3200 работающих ученых со всего мира. Чуть более одной трети прибыли из Северной Америки. Примерно четверть приходится на Европу, еще 14% — на Великобританию и 10% — на Азию. Почти две пятых работают в биомедицинских и клинических науках, больше всего в любой области. Почти две трети из них работают в научных кругах, 15% в промышленности, 9% в правительстве и 5% в некоммерческих организациях.Респонденты охватили весь спектр должностей, включая профессоров и лекторов (32%), исследователей с докторской степенью (22%) и штатных научных сотрудников (19%). Почти 80% имеют ученую степень. Женщины и мужчины-исследователи ответили примерно поровну, но выбор пола не был бинарным, и 2% исследователей назвали себя небинарными или предпочли не говорить.

Обзор зарплат и вакансий Nature

Эта статья является второй из четырех, связанных с глобальным опросом Nature о заработной плате и удовлетворенности работой.Следующие статьи запланированы на следующие недели, исследуя удовлетворенность работой, разнообразие и инклюзивность и другие аспекты научной жизни.

Исследование заработной платы проводится каждые три года и последний раз проводилось в 2018 году. Оно было создано совместно с Shift Learning, лондонской компанией, занимающейся исследованиями рынка, и рекламировалось на сайте nature.com, в цифровых продуктах Springer Nature и в кампаниях по электронной почте. . Он предлагался на английском, китайском, испанском, французском и португальском языках. Полные наборы данных опроса доступны на сайте go.природа. com/3eqcpk9.

Кажется, что оптимизма в отношении перспектив работы становится меньше. Если в 2018 году 59% исследователей положительно относились к своему будущему, то в этом году — только 47%. Ровно половина респондентов заявили, что их перспективы хуже, чем у предыдущих поколений, и это число практически не изменилось по сравнению с 2018 годом. . Например, однажды ей пришлось рассматривать заявки от студентов, которые жаловались на финансовые трудности.Вдобавок ко всем другим своим задачам и обязанностям, она просматривала финансовые документы и брала интервью у студентов, чтобы убедиться, что они так бедны, как заявляли. «Я не понимаю, как это связано с моими исследованиями, — говорит она.

Энди Холл, научный сотрудник Музея естественной истории в Лондоне, не уверена в своих долгосрочных перспективах. Она работает в одном и том же учреждении уже 17 лет, и этого времени достаточно, чтобы создать нишу для секвенирования образцов, включая свежесобранных мшанок и 200-летних златоглазок. «Моя работа сильно отличается от работы всех остальных в музее, — говорит она. «Я частично техник и частично исследователь. Это интересно, но это также и вызов».

Если бы она когда-нибудь захотела двигаться дальше, она знает, что ее возможности были бы ограничены тем фактом, что она не пошла дальше степени магистра. «Я часто вижу рекламу вакансий и даже учебных курсов, на которые я знаю, что могу претендовать, но для них требуется докторская степень», — говорит она. «Если вы технический специалист, решающий проблемы за столом, я не думаю, что степень доктора философии так же важна, как и опыт.”

Более пристальный взгляд на результаты показывает, что оптимизм в карьере распределяется неравномерно. Люди, идентифицировавшие себя как мужчины (49%), несколько чаще, чем те, кто идентифицировал себя как женщины (45%), положительно оценивали перспективы своей работы. Среди 10 стран с наибольшим количеством респондентов особенно мрачными казались перспективы в Бразилии, где позитивно отнеслись только 33%. Люди были немного более позитивны в Австралии (37%) и Испании (38%). Оптимизма было больше в Китае (50%), США (52%) и Индии (57%).Биомедицинский постдок из Австралии поделилась своими мыслями: «Как преданный своему делу ученый с более чем 15-летним опытом, я полностью разочаровалась в исследованиях. Многие из моих друзей оставили исследования, и я тоже собираюсь уйти. Не из-за отсутствия навыков или страсти к исследованиям, а из-за постоянной борьбы за то, чтобы остаться в игре (что стоит мне моего психического здоровья)».

Отрасли, в которых работают ученые, сильно влияют на их взгляды на будущее. Респонденты в промышленности (64%) гораздо чаще, чем в научных кругах (42%), чувствуют себя позитивно.Менеджер проекта в Соединенных Штатах написал: «Теперь я проповедник всем моим друзьям, все еще работающим в академических кругах, чтобы они вышли и присоединились к биотехнологической или любой другой профессиональной отрасли».

Респонденты, работающие в сфере здравоохранения и машиностроения, особенно склонны предвидеть будущее: 59% и 55% соответственно. Напротив, только 38% тех, кто занимается экологией и эволюцией, и 40% тех, кто занимается геологией и наукой об окружающей среде, чувствуют себя позитивно. Пандемия, вероятно, способствовала как оптимизму, так и пессимизму в разных областях.Биомедицинский постдоктор из США заявил: «Я надеюсь, что [пандемия] откроет больше возможностей для финансирования биомедицинских наук, но я также думаю, что она значительно замедлила любые исследования, не связанные с SARS-CoV-2. ».

Позитивное мировоззрение чаще встречалось у исследователей в начале или в середине карьеры (49%), чем у исследователей на более поздних этапах их карьеры (39%). Как и ожидалось, оптимизма также больше у людей, работающих полный рабочий день на постоянной работе (53%), чем у тех, кто работает полный рабочий день по контракту (36%).

Срочные контракты омрачают будущее Эдмонда Санганьядо, химика-эколога из Шаньтоуского университета в Китае. «В Китае нет пути к постоянной работе», — говорит Санганьядо, родом из Зимбабве. «Вы должны продолжать продлевать контракт каждые три года. Иностранцу трудно ставить долгосрочные цели».

Широко распространенный негатив, обнаруженный в ходе опроса, несколько удивителен для людей, которые могут так много предложить, говорит Джим Вигоро, биолог и вице-проректор по работе с преподавателями Университета Вермонта в Берлингтоне.Вигоро стал соавтором июньской статьи, в которой даны советы ученым, ищущим должности преподавателей в научно-исследовательских учреждениях (J. O. Vigoreaux and M. J. Leibowitz BMC Proc. 15 , 4; 2021). Он признает, что вакансий преподавателей не хватает и что шансы на успех для любого конкретного приложения невелики. Но он также отмечает, что у людей с научными навыками появляется все больше возможностей как внутри академических кругов, так и за их пределами. По его словам, сложные вопросы, такие как устойчивость, социальная справедливость и здравоохранение, потребуют большого и преданного своему делу исследовательского персонала. «Впереди нас ждут большие вызовы, действительно интересные вопросы во многих областях науки и техники. Я не совсем понимаю весь этот пессимизм».

Vigoreaux призывает исследователей на рынке труда широко взглянуть на возможности науки, будь то в академических кругах или за их пределами. Но это не означает, что они должны подходить к подаче заявлений о приеме на работу бездумно. «Существующий менталитет — бросить все в стену и посмотреть, что приживется», — говорит он. «Я призываю людей воздержаться от этого.Они должны быть более избирательными. И когда они находят возможность, они должны идти полным ходом».

Основания для сомнений у респондентов были. На вопрос о самых больших препятствиях для карьерного роста более трети назвали конкуренцию за финансирование одной из своих главных проблем, а 31% отметили общую нехватку финансирования (см. «Зарплаты и перспективы»). Дефицит финансирования был особенно распространенной жалобой в Испании (44%), Австралии (53%) и Бразилии (64%). В целом, 9% респондентов заявили, что их сдерживала нехватка навыков.Когда их попросили указать свои недостатки, эти респонденты были особенно обеспокоены отсутствием «жестких» навыков, таких как владение конкретными экспериментальными методами и вычислительными ноу-хау.

Неравенство в оплате труда

Исследование выявило резкое неравенство в оплате труда, обусловленное такими факторами, как область обучения, тип работы и географическое положение. В целом около одной трети респондентов сообщили, что зарабатывают не менее 80 000 долларов США в год, в том числе 7% зарабатывают 150 000 долларов и более. Это больше, чем в 2018 году, когда 23% сообщили, что зарабатывают более 80 000 долларов, а 5% сообщили, что зарабатывают более 150 000 долларов.На другом конце спектра 19% сообщили, что зарабатывают менее 30 000 долларов в опросе 2021 года, в том числе 9 %, которые зарабатывают менее 15 000 долларов.

Высокие зарплаты оказались более распространенными в промышленности, чем в научных кругах. Семнадцать процентов респондентов в промышленности сообщили, что зарабатывают более 150 000 долларов в год, но только 5% ученых достигли этих высот. Биоинформатик из США говорит, что она зарабатывает «около 50% того, что мне предлагали на отраслевых должностях во время поиска работы. Было бы неплохо, если бы научное сообщество могло быть более конкурентоспособным с промышленностью, но мне нравится то, что я делаю и где я живу, поэтому я не могу жаловаться.”

Неудивительно, что зарплаты варьируются в зависимости от страны. Более половины респондентов из США сообщили, что зарабатывают не менее 80 000 долларов. Но эта отметка была достигнута только 19% в Великобритании, 6% в Китае и всего 3% в Бразилии. Хаас говорит, что, будучи профессором в Бразилии, она зарабатывает меньше, чем большинство аспирантов в других странах. В целом 27% респондентов, чья работа в основном связана с преподаванием, сообщили, что зарабатывают менее 15 000 долларов США. Примечательно, что 7% профессоров также сообщили, что зарабатывают менее 15 000 долларов в год, что является тревожной ситуацией для опытных ученых. Профессор биомедицины из Аргентины пожаловалась, что она получает около 300–400 долларов в месяц после ряда сокращений в своем учреждении. «Наука в Аргентине уже много лет находится в ужасном состоянии, — написала она. «Все становится хуже».

Как и в предыдущих опросах Nature , мужчины и женщины-исследователи обычно сообщали об одинаковых доходах, особенно на ранних этапах своей карьеры. Тем не менее, существует гендерный разрыв среди высокооплачиваемых лиц, занимающих руководящие должности. Среди тех, кто идентифицировал себя как ученых с поздней карьерой, 40% мужчин-исследователей и 36% женщин-исследователей сообщили, что зарабатывают не менее 110 000 долларов.Эта тенденция перекликается с результатами опроса 2018 года: 33% мужчин и 23% женщин.

Заработная плата, похоже, не растет. Только 38% респондентов сообщили о повышении заработной платы в прошлом году, по сравнению с 51%, которые сообщили о повышении в 2018 году. Девять процентов сообщили о снижении заработной платы. Когда их попросили указать причину сокращения зарплаты, 40% обвинили в сокращении свои учреждения. Эта конкретная жалоба почти в два раза чаще встречалась в научных кругах (44%), чем в промышленности (23%).

Несмотря на то, что относительно немногие респонденты сообщили о росте по сравнению с предыдущими опросами, чуть более половины заявили, что они довольны общим уровнем оплаты труда.Это по сравнению с 43% в 2018 году. Уровень удовлетворенности был особенно высоким (62%) у респондентов, работающих в промышленности. Среди тех, кто работает в академических кругах, менее половины были удовлетворены.

Очень низкие минимумы

У многих ученых есть причины для недовольства. Штатный научный сотрудник-физик в России отметил, что его годовая зарплата составляет менее 5000 долларов. «В России существует региональная дискриминация», — написал он. «Зарплата ученого в Москве примерно такая же, как в Европе». Он говорит, что зарплаты в Республике Дагестан, где он живет, особенно низкие, и он тому яркий пример.

Высокие зарплаты не всегда приводят к удовлетворению. Менеджер проекта в американской биотехнологической фирме указала, что она «ни довольна, ни недовольна» своей зарплатой, превышающей 200 000 долларов. Она указала на некоторые проблемы в своей компании, которые выходят за рамки заработной платы, включая «отсутствие долгосрочных институциональных целей, текучесть кадров, неэффективный процесс принятия решений и коммуникацию сверху вниз».

Иногда смена обстановки может значительно улучшить финансовое положение ученого.Физик Ана Раконяк говорит, что боролась с относительно низкими зарплатами в течение более чем пяти лет постдокторской работы в Соединенном Королевстве, но ситуация начала улучшаться, когда она устроилась на работу в качестве старшего научного сотрудника в атомно-физический стартап Atomionics. в Сингапуре. «Зарплата была намного выше, что сняло много личного стресса», — говорит она. «Зарплаты постдоков в порядке, но это была сложная ситуация для экономии денег. Я никогда не чувствовал большой финансовой безопасности. Если что-то пойдет не так, мне придется положиться на родителей.

Постдокторская подготовка не всегда хорошо оплачивается в краткосрочной перспективе, но она может стать выгодным вложением в будущее, особенно для тех, кто хочет остаться в академических кругах, говорит Джойс Мейн, исследователь высшего образования в Университете Пердью в Уэст-Лафайет, Индиана. Ранее в этом году Мейн был соавтором статьи, в которой использовалась база данных Национального научного фонда для отслеживания карьерных результатов американских постдоков в области социальных наук и естественных наук, технологий, инженерии и медицины (STEM) (Дж.Wang and JB Main Stud. град. Постдок. Образовательный 12 , 384–402; 2021). Исследование показало, что получение постдока в области социальных наук или STEM увеличивает шансы получить штатную должность преподавателя через семь-девять лет после получения докторской степени. «С точки зрения разработки вашей исследовательской программы постдок может быть полезен, потому что он дает вам возможность сосредоточиться на исследованиях и публикации статей», — говорит она.

Вигоро говорит, что ученые, которые не сосредоточены на поиске работы, имеют меньше шансов получить достойную зарплату.«Суть проблемы в том, что они просто хватаются за первое, что им дают, потому что чувствуют себя неуверенно», — говорит он. «Они не обладают навыками, необходимыми для того, чтобы договориться о хорошей стартовой зарплате». Он объясняет, что ищущие работу, которые сосредоточены на своих поисках, будут иметь более четкие ожидания относительно того, что они могут рассчитывать на заработок.

В целом опрос выявил большое разнообразие научной жизни (см. «Как вы относитесь к своей зарплате и карьерным перспективам»). Очевидная борьба многих контрастирует с успехом других.Социолог из США, которая зарабатывает более 110 000 долларов, работая в правительстве, резюмировала свою точку зрения. «Я доволен и оптимистичен в отношении своей карьеры, но [я] очень хорошо понимаю, что мне повезло по сравнению с большинством докторов наук в моей области».

Как вы относитесь к своей зарплате и карьерным перспективам?

Текстовые комментарии в опросе Nature о заработной плате и удовлетворенности работой освещают некоторые проблемы, с которыми сталкиваются ученые в отношении своей заработной платы и своего будущего. Комментарии были отредактированы по длине и ясности и, при необходимости, переведены на английский язык.

• Я был относительно успешным постдоком в академических кругах, но перспективы моей будущей карьеры невелики. Вакансий выше постдокторского уровня просто не хватает. Отрасли всегда отклоняют мою заявку, потому что мне нужен отраслевой опыт, а я слишком долго работаю постдоком. Постдоктор в области биомедицины, Дания.

• Я работаю в государственной лаборатории в Великобритании.Заработная плата была заморожена с 2010 по 2015 год и не догнала промышленность/академические круги. Введено еще одно замораживание заработной платы. Если бы мне не нужно было работать, чтобы пополнить свою пенсию, я бы вышел на пенсию. Руководитель группы биомедицинской государственной лаборатории, Великобритания.

• Мне повезло, что я нашел работу, за которую платят столько же. Но я чувствую себя застрявшим. Если я получу докторскую степень, у меня будет больше долгов, и я буду зарабатывать столько же. Прогресс кажется невозможным. Я не могу представить себе, что вернусь к учебе полный рабочий день и найду способ заплатить за это.Я хочу провести собственное исследование, но я не думаю, что это когда-либо произойдет. Я должен подумать о том, чтобы заработать достаточно денег, чтобы выжить. Штатный научный сотрудник микробиологической компании, США.

• Улучшите культуру, гарантии занятости и стабилизируйте финансирование, и талантливые люди устремятся в науку. Пока не улучшится основная человечность этой профессии, изменения не произойдут. Нам больше не нужны опросы. Нам нужно действовать на глобальном и коллективном уровне. Государственный ученый-химик, США.

• Исследования в Индии в основном зависят от государственного финансирования, и они не улучшатся, если частное финансирование и исследовательские инициативы не заполнят этот пробел. Социальные исследования и малозатратная разработка технологий для повышения благосостояния должны стать приоритетом индийских исследований. Государственный ученый в области биомедицины, Индия.

• Руководство моего института платит мне за один день в неделю, но требует, чтобы я работал полный рабочий день. Как преданный своему делу ученый с более чем 15-летним опытом, я полностью разочаровался в исследованиях.Многие из моих друзей оставили исследования, и я тоже собираюсь уйти. Подавляющее большинство из нас просто считается дешевой рабочей силой. Исследователям нужны не только деньги, чтобы жить и работать с максимальной отдачей, но и признание их тяжелой работы. Что-то должно измениться. Постдоктор в области биомедицины, Австралия.

• Заработная плата постдоков – позор, учитывая количество и качество работы, которую мы делаем. Ни один университет не может поддерживать себя без постдоков.Постдоки, проживающие в крупных городах, не должны платить налоги. Они не могут позволить себе жить одни в свои 30, поэтому им приходится жить с другими. Академия превращается в мельницу, не обращая внимания на баланс между жизнью и работой и справедливую компенсацию. Постдоктор в области биомедицины, США.

• Как государственный служащий во Франции я не получал повышения более 10 лет. Это делает научную карьеру все менее и менее привлекательной. Я чувствую это по своему уровню жизни, потому что стоимость жилья продолжает расти.Кроме того, это обесценивание заработной платы затрудняет нам набор блестящих молодых коллег. Я прекрасно понимаю, что они будут искать другое место, где им лучше платят и у них больше ресурсов. Директор по исследованиям в области сельского хозяйства и продовольствия, Франция. (Перевод с французского.)

Социальное неравенство в постростовой Японии: трансформация во время экономического роста

Содержание

Введение

1.После банкета: экономический и демографический застой с 1990-х годов, Дэвид Кьяваччи и Карола Хоммерих .

Создание неравенства и его восприятие в Японии

2. Учреждения и действующие лица в создании социального неравенства: подход рационального выбора к социальному неравенству, Yoshimichi Sato .

3. Разрыв как угроза: беспокойство о статусе в «середине», Карола Хоммерих .

Рынок труда и система занятости

4.«Пересегментация» японского рынка труда: исследование влияния промышленной динамики, Себастьен Лешевалье .

5. Приводит ли дуализация занятости к политической поляризации? Оценка влияния неравенства на рынке труда на политический дискурс в Японии, Штеффен Хайнрих .

6. Способны ли профсоюзные движения решить проблемы «общества разрыва»? Джун Имаи.

Социальное государство и семья

7.Экономическое неравенство среди семей с маленькими детьми в Японии: кто обеспечивает благосостояние детей? Савако Сирахасэ .

8. Реакция социальной политики на «общество разрыва»: структурные ограничения японского государства всеобщего благосостояния и соответствующие официальные дискурсы с 1990-х годов, Harald Conrad .

9. Старая и новая политика благосостояния в Японии: постоянные препятствия для реформ, Маргарита Эстевес-Абэ .

Образование и социальная мобильность

10.Понимание структурных изменений неравенства в японском образовании: от выбора к выбору (Такехико Кария, Оксфордский университет)

11. Политический дискурс и реформы образования, касающиеся «Равенства образовательных возможностей», Акито Окада .

12. Попытки уменьшить неравенство в школе: академический дискурс и концепция «эффективных школ», Джулия Канстейн .

Граница между городом и деревней

13. Разделение между городскими и сельскими районами в Японии: вопрос социального неравенства? Ральф Лютцелер .

14. Общественно-политический дискурс о социально-пространственном неравенстве в Японии, Volker Elis.

15. Понимание динамики регионального роста и сокращения в Японии 21-го века: на пути к достижению Азиатско-Тихоокеанского «дивиденда депопуляции», Peter Matanle .

Новая иммиграция и этнические меньшинства

16. Модели миграции и интеграции новых иммигрантов в Японии: различные структуры неравенства (Дэвид Чиаваччи, Цюрихский университет)

17.Дискурс «мультикультурного сосуществования» в условиях кризиса? Публичный дискурс об интеграции иммигрантов в обществе разрыва, Takashi Kibe .

18. Понимание различий между экономическими результатами иммигрантов: стратегические действия и осмысление иммигрантов-новичков в Японии, Грасия Лю-Фаррер .

Заключение

19. Сборка по частям: общая картина неравенства в Японии, Дэвид Кьяваччи и Карола Хоммерих .

Мнение | Давайте встряхнем социальные науки

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ лет назад, когда я был аспирантом, существовали факультеты естественных наук, которых сегодня уже нет.Кафедры анатомии, гистологии, биохимии и физиологии исчезли, их заменили инновационные кафедры биологии стволовых клеток, системной биологии, нейробиологии и молекулярной биофизики. Беря пример с Дарвина, естественные науки развиваются со временем. Совершенство методов клонирования породило биологию стволовых клеток; достижения в области компьютерных наук способствовали развитию системной биологии. Целые новые области исследований, а также факультеты и специальности университетов обязаны своим появлением свежим открытиям и новым инструментам.

Социальные науки, напротив, находятся в стагнации. Они предлагают практически тот же набор академических факультетов и дисциплин, что и на протяжении почти 100 лет: социологию, экономику, антропологию, психологию и политологию. Это не только скучно, но и контрпродуктивно, ограничивая использование передовых научных достижений и подавляя создание новых и полезных знаний. Такая инерция отражает ненужную неуверенность и консерватизм и помогает объяснить, почему социальные науки не пользуются таким же престижем, как естественные науки.

Одной из причин, по которой граждане, политики и спонсоры университетов иногда не доверяют социальным наукам, является то, что социологи слишком часто упускают шанс заявить о своей победе и перейти к новым рубежам. Как и ученые-естествоиспытатели, они должны иметь возможность сказать: «Мы разобрались с этой темой с достаточной степенью уверенности, и теперь мы переключаем наше внимание на более интересные области». Но это не так.

Я не предлагаю, чтобы социологи перестали преподавать и исследовать классические темы, такие как монопольная власть, расовое профилирование и неравенство в отношении здоровья.Но все знают, что монопольная власть вредна для рынков, что люди предвзяты по расовому признаку и что болезни распределяются по социальным классам неравномерно. Отдача от продолжающегося изучения многих таких тем снижается. И многократное наблюдение за этими явлениями не помогает нам их зафиксировать.

Таким образом, социологи должны посвятить небольшую дворцовую стражу устоявшимся предметам и перенаправить большую часть своих сил на новые области, такие как социальная нейробиология, поведенческая экономика, эволюционная психология и социальная эпигенетика, большинство из которых, не случайно, лежат на пересечении естественных и социальные науки. Поведенческая экономика, например, использовала психологию для радикального изменения классической экономики.

Такие междисциплинарные усилия также позволяют получить практическое представление о фундаментальных проблемах, таких как хронические заболевания, энергосбережение, пандемические заболевания, бедность, передаваемая из поколения в поколение, и рыночная паника. Например, лучшее понимание структуры и функций человеческих социальных сетей помогает нам понять, какие люди в социальных системах оказывают огромное влияние, когда речь идет о распространении микробов или распространении идей.В результате теперь в нашем распоряжении есть новые способы ускорить внедрение таких разнообразных желательных практик, как вакцинация в сельских деревнях и использование ремней безопасности среди городских школьников.

Пришло время создавать новые кафедры социальных наук, которые отражают широту и сложность проблем, с которыми мы сталкиваемся, а также новизну науки 21 века. Сюда будут входить отделы биосоциальных наук, сетевых наук, нейроэкономики, поведенческой генетики и вычислительных социальных наук. В конце концов, эти отделы сами будут демонтированы или преобразованы по мере того, как наука продолжает развиваться.

Некоторые недавние примеры дают представление о потенциале. В Йельском университете Джексоновский институт глобальных отношений применяет различные социальные науки к изучению международных проблем и предлагает новую специальность. В Гарварде поддисциплина физической антропологии, которая все больше опирается на современную генетику, была выделена из отдела антропологии в отдел эволюционной биологии человека.Тем не менее, такие усилия, как правило, больше похожи на разделение стад, чем на появление новых видов. Мы еще не изменили базовую ДНК социальных наук. Невыполнение этого требования может даже привести к тому, что естественные науки правильно и выгодно интегрируют темы в сферу социальных наук.

Новые факультеты общественных наук также могли бы помочь лучше обучать студентов, используя новые виды педагогики. Например, в естественных науках даже первокурсники колледжа проводят лабораторные эксперименты. Почему это редкость в социальных науках? Когда студенты узнают о социальных явлениях, почему бы им не пойти в лабораторию, чтобы изучить их — как рынки достигают равновесия, как люди сотрудничают, как формируются социальные связи? Недавно изобретенные инструменты делают это возможным. Теперь можно использовать Интернет, чтобы привлечь тысячи людей к участию в рандомизированных экспериментах. Это кажется радикальным только потому, что наши нынешние факультеты общественных наук не были организованы таким образом.

В прошлом столетии люди обращались к физическим и биологическим наукам для решения важных проблем.Социальные науки также обещают улучшение благосостояния людей; наша жизнь может быть значительно улучшена благодаря более глубокому пониманию индивидуального и коллективного поведения. Но чтобы реализовать это обещание, социальные науки, как и естественные науки, должны привести свои институциональные структуры в соответствие с современными интеллектуальными вызовами.

Американская социологическая ассоциация терпит крах, и ее организация превратилась в машину вечного застоя – Семейное неравенство

Я заканчиваю трехлетний срок избрания членом Комитета по публикациям Американской социологической ассоциации (ASA), за это время, несмотря на некоторые усилия, я не достиг ни одной из целей своей платформы. Я хотел бы сказать, что многому научился или что-то в этом роде, но я этого не сделал. Мне нравилось проводить время с коллегами на встречах (и мы занимались штамповкой и подбором редакторов, что кто-то должен был делать), но помимо этого это была пустая трата времени. Вот некоторые размышления.

Сначала несколько замечаний о социологии как дисциплине, затем об АСА вообще, а затем о ситуации с Комитетом по публикациям.

Социология

В течение двух десятилетий социология занимала быстро сокращающееся место в системе высшего образования США.Процент степеней бакалавра, магистра и доктора наук, присужденных по социологии, достиг своего пика в конце прошлого века:

Глядя только на количество присужденных докторских степеней, можно увидеть, что среди социальных наук после рецессии 2009 г. (отмасштабировано до 0 на этом рисунке) социология является одной из социальных дисциплин, которая скатилась вниз, в то время как психология, экономика, бизнес , и политология выросли (вместе с дисциплинами STEM).

Американская социологическая ассоциация

Итак, социология как академическая дисциплина находится в упадке.Но как поживает ASA — справедливо ли мне сказать «разваливается» в заголовке этого поста? Сокращение дисциплины оказывает структурное давление на ассоциацию. Чтобы сохранить свои организационные размеры, ему потребуется растущая доля социологической среды. Перспективы этого кажутся туманными.

Положительным моментом является то, что ассоциация издает несколько известных журналов, которые якобы были предметом нашей работы в комитете по публикациям. Метрики различаются, но два журнала ASA входят в первую десятку социологических журналов по пятилетнему импакт-фактору цитирования в Web of Science ( American Sociological Review и Sociology of Education [список здесь]).В рейтинге журналов Google Scholar по индексу h5, в котором используются разные предметные критерии, только один (ASR) входит в топ-20 журналов по социологии, занимая 20-е место из объединенных топ-100 по экономике, социальным наукам в целом, социологии, антропологии. и политология  (список здесь). Что касается высокоэффективных исследований, среди 100 самых цитируемых статей по социологии Web of Science, опубликованных в 2017 году (недавний год, выбранный произвольно), семь были опубликованы в журналах ASA (пять — в American Sociological Review [список здесь]).В список 100 лучших статей Almetric за 2020 год, привлекших наибольшее внимание в этом году (из источников, включая средства массовой информации и социальные сети), входят 35 статей по гуманитарным и социальным наукам, ни одна из которых не была опубликована ASA (хотя некоторые из них опубликованы социологами). Таким образом, ASA видна, но не близка к доминированию в социологии, которая также находится в социальных науках. Что касается публикаций, то нельзя сказать, что ASA «терпит крах». (Кроме того, в 2019 году ASA сообщила о доходах от публикаций в размере 3 миллионов долларов, что составляет 43 процента от общего неинвестиционного дохода.)

Но с точки зрения членства ассоциация лидирует в упадке дисциплины. Число членов ассоциации упало на 24% с 2007 по 2019 год, а в прошлом году упало еще на 16%. По отношению к количеству докторов наук, получивших степень, как одному из показателей шкалы, членство сократилось на 42 процента с 2007 года — с 26 платных членов на одного присужденного доктора философии до 15. Вот тенденции:

Ясно, что организация находится в серьезном долгосрочном упадке с точки зрения членства.Как организация социологов, включая организационных социологов, отреагирует на такую ​​организационную проблему? Оперативная группа! Целевая группа по членству действительно была создана в 2017 году и два года спустя опубликовала свой отчет и рекомендации. Начнем с того, что целевая группа сообщила, что сокращение членства в ASA более резкое, чем в 11 других неназванных дисциплинарных обществах:

.

Они также сообщили, что только 36 процентов опрошенных членов считают ценность принадлежности к ASA равной или большей, чем стоимость, в то время как 48 процентов заявили, что цена завышена. Кроме того, согласно их анализу, 69 процентов членов, которые не продлили членство, указали стоимость членства в качестве важной причины, безусловно — очень далеко — самого важного фактора. Примечательно, что, учитывая этот вывод, в отчете буквально не говорится, что такое членские взносы или сборы за регистрацию на собраниях. Годовые взносы, кстати, резко выросли в 2013 году и теперь варьируются от 51 доллара для безработных членов до 368 долларов для тех, у кого доход превышает 150 000 долларов в год, по-видимому, в среднем 176 долларов на члена (исходя из числа членов и доходов от членства, заявленных в аудиторских отчетах). .

Поэтому неудивительно, что, хотя они и рекомендовали «всесторонне пересмотреть наши членские взносы и структуру регистрационных сборов», у них не было конкретных рекомендаций относительно членских расходов. Вместо этого они рекомендовали: создать для социологов новые способы создания подгрупп внутри ассоциации, «переосмыслить ежегодное собрание и разработать различные инициативы, как большие, так и малые», убрать с именных бейджей информацию об институциональной принадлежности и сделать имена крупнее, предоставить бесплатную членство в секциях для новых членов (стоимостью ~ 10 долларов), годовщина — вместо ежегодного ценообразования на основе календаря, проводить встречи в более широком «разнообразии городов», больше профессионального развития (механизм не указан), больше участия общественности, изменение сроков подачи документов пару недель и рассмотрите другие изменения в представлении документов, а также предоставьте больше возможностей для отзывов участников. Каждая рекомендация была единогласно одобрена избранным советом ассоциации. В следующем году членство сократилось еще на 16 процентов, причем какая-то неизвестная часть падения связана с пандемией и отменой ежегодного собрания.

Что касается кризиса членства, моя оценка состоит в том, что ASA представляет собой модель организационного застоя и неспособности адекватно реагировать на ситуацию. Члены-социологи через избранный ими совет, по-видимому, не имеют существенного ответа, поэтому профессиональным сотрудникам остается принять экстренные меры, поскольку доходы в ближайшие годы упадут.Одним из практически неизбежных результатов является то, что ассоциация будет продолжать полагаться на платную публикацию журналов и максимизирующий прибыль контракт с Sage, а также противодействовать усилиям по открытию доступа к исследованиям для общественности.

Комитет по публикациям

Но именно в комитете по публикациям и его взаимодействии с Советом ASA я получил лучшее представление об ассоциации как о машине вечного застоя.

Я не могу сказать, что то, что я пытался сделать в комитете по публикациям, оказало бы положительное влияние на членство в ASA, рейтинги журналов, специальности или любой другой показатель влияния на ассоциацию.Тем не менее, я верю, что то, что я предложил, помогло бы ассоциации сделать несколько небольших шагов в направлении не отставать от сообщества социальных наук в вопросах прозрачности и открытости исследований. В ноябре я сообщил, как более двух лет назад я предложил ассоциации принять Руководство по продвижению прозрачности и открытости от Центра открытой науки и начать использовать свои значки открытой науки, которые признают авторов, предоставляющих открытые данные, открытые материалы, либо воспользоваться предварительной записью на свои занятия.(В ноябрьском посте я обсуждал проблему культурных и институциональных изменений по этому вопросу и почему это важно, поэтому я не буду повторяться здесь.)

Поначалу большая часть комитета не была впечатлена. На заседании в январе 2019 года комитет решил, что «можно создать специальный комитет для оценки более широких вопросов, связанных с открытыми данными для журналов ASA». Восемь месяцев спустя, после отчета специального комитета, комитет по публикациям проголосовал за «создание специального комитета [на этот раз другого] для подготовки заявления об условиях обмена данными и исследовательскими материалами в контексте этического и инклюзивного производства знаний» и «рассмотреть вопрос об обмене данными, который в настоящее время задают всем авторам, подающим рукописи, чтобы учесть некоторые ключевые моменты обсуждения Комитета по публикациям.В январе следующего года (2020 г.) главный комитет был проинформирован о том, что специальный комитет был сформирован, но не успел выполнить свою работу. Восемь месяцев спустя новый специальный комитет предложил политику: просить авторов, которые публикуются в журналах ASA, заявить, являются ли их данные и исследовательские материалы общедоступными, и если нет, то почему нет, с ответами, которые должны быть добавлены в сноске к каждой статье. . И тогда комитет одобрил это предложение.

По глупости прошлой осенью я написал: «Итак, через два года все статьи будут сообщать о наличии материалов. Когда-нибудь. Неплохо для ASA!» Вчера комитет был уведомлен персоналом ASA о том, что «Совет доволен тем, что комитет по публикациям начал это важное обсуждение и попросил продолжить обсуждение в свете отзывов, полученных в ходе обсуждения в Совете». Другими словами, они отвергли это предложение и еще через четыре месяца расскажут нам, почему. Это предложение не может вступить в силу по крайней мере еще через год — или примерно через четыре года после того, как первоначально была предложена менее размытая версия, и после того, как мой срок полномочий истечет.Это вечный застойный механизм.

Тем временем я просмотрел 24 последовательные статьи в ASR и обнаружил, что только четыре предоставили доступ к используемому коду и, по крайней мере, инструкции о том, как найти данные. Многие социологи считают это нормальным, но в мире академических социальных наук это ненормально, это далеко за нормой.

Я не знаю, обращает ли Совет внимание на Целевую группу по членству, но если бы они обращали на это внимание, им могло бы прийти в голову, что вербовка людей для участия в выборах, когда члены избирают их на основе платформы и определенного опыта, заставлять их тратить годы на чрезвычайно скромные, безусловно разумные предложения, а затем отбрасывать их с пренебрежительным «рад, что [вы] начали эту важную дискуссию» — это не то, как вы поднимаете мораль среди членов.

Помните ту петицию?

Пока я этим занимаюсь, я должен проинформировать вас о петиции, которую многие из вас подписали в декабре 2019 года, в ответ на то, что руководство ASA направило письмо президенту Трампу против потенциальной федеральной политики, которая сделает результаты исследований, финансируемых налогоплательщиками. сразу же доступен для публики бесплатно — предположительно за счет доходов ASA от платного доступа. На заседании в январе 2020 года комитет по публикациям принял два предложения:

  1. Комитету по публикациям выразить несогласие с решением ASA подписать письмо от 18 декабря 2019 года.
  2. Поощрить Совет к обсуждению последствий существующего эмбарго и возможных изменений в политике, а также настоятельно призвать лиц, принимающих решения, проконсультироваться с научным сообществом, прежде чем издавать распоряжения.

Мы так и не получили ответа от Совета ASA, а сотрудники, выступившие против петиции, явно не торопились выполнить нашу просьбу, поэтому она исчезла. Но я только что вернулся к протоколу Совета за март 2020 года и нашел совершенно неинформативный лакомый кусочек:

.

Совет обсудил недавнее решение уполномоченного руководства ASA подписать письмо, в котором выражается обеспокоенность исполнительным распоряжением, касающимся научных публикаций, которое, по слухам, выходит практически без уведомления или консультаций с научным сообществом.Келли выступил с предложением подтвердить политику ASA в отношении принятия срочных решений в отношении публичных заявлений и подтвердить, что в данном случае процесс был выполнен должным образом. При поддержке Мишры. Предложение принято 16 голосами «за» при 2 воздержавшихся.

Здесь не упоминается существо спора, то, что комитет по публикациям возражал против заявления руководства, или тот факт, что более 200 человек подписали письмо, в котором, в частности, говорилось: «Мы против решения ASA подписать это письмо, которое противоречит нашим ценностям как членов исследовательского сообщества, и призываем ассоциацию отозвать свое одобрение, чтобы присоединиться к растущему консенсусу в пользу открытого доступа к научным исследованиям, включая наши собственные. Насколько мне известно, ни один член руководства АСА, будь то избранные социологи или административный персонал, публично не ответил на это письмо. Предположительно, ужасное заявление, отправленное руководством ASA, по-прежнему отражает позицию ассоциации — ассоциации, которая говорит от имени быстро сокращающегося числа нас.

Дополнительное примечание: на заседании комитета по публикациям, где мы обсуждали это заявление в январе 2020 года, произошло удивительное и показательное событие. Председатель комитета зачитал подготовленное заявление, предположительно написанное сотрудниками ASA, о начале голосования по моему предложению:

У комитета есть прецедент, о котором многие из вас уже знают, когда просят людей оставить голоса для голосования по представленным ими предложениям….Эта практика предназначена для того, чтобы члены комитета могли провести полную и открытую дискуссию. Итак, Филип, я хотел бы попросить вас сейчас взять самоотвод по двум последним пунктам, что вы можете сделать, просто повесив трубку…

Излишне говорить, что я отказался уйти с собрания для обсуждения моего предложения, так как такой политики у комитета нет.

Похожие записи

Вам будет интересно

Объяснительная воспитателя: 9111.ru — страница не найдена

Стартап проекты примеры: Что такое стартап: как запустить свой проект и примеры успешных стартапов 2021

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко