Зарубежные проекты: ЛУКОЙЛ — Зарубежные проекты

Содержание

ЛУКОЙЛ — Зарубежные проекты

Трайдент

Блок Трайдент (EX-30) расположен в румынском секторе Черного моря на глубинах от 90 до 1200 м. Расстояние до берега – от 60 до 120 км, ближайший крупный порт — Констанца.

Доля ЛУКОЙЛа в концессионном соглашении составляет 87,8% и Societatea Nationale de Gaze Naturale Romgaz S.A. – 12,2%.

В феврале 2011 года консорциум с участием ПАО «ЛУКОЙЛ» по итогам состоявшегося в июле 2010 года тендера подписал с Национальным агентством по минеральным ресурсам Румынии концессионные соглашения на разведку и разработку данного блока. Для управления проектом в Бухаресте в мае 2011 года открыт офис «ЛУКОЙЛ Оверсиз». В октябре 2011 года состоялась ратификация соглашений румынским правительством.

В 2012 году на блоке проведены сейсморазведочные работы 3D объемом 2 тыс. кв. км. C ноября 2014 года по октябрь 2015 года ЛУКОЙЛ совместно с партнерами по проекту реализовал буровую программу, предусматривавшую бурение двух поисковых скважин.

В октябре 2015 года по итогам бурения поисковой скважины Лира-1Х на морской структуре Лира, расположенной на блоке Трайдент, открыто крупное месторождения газа. Скважина была законсервирована, на ней предстоит проведение испытаний для оценки потенциала сделанного открытия. По предварительным результатам анализа данных, полученных в процессе бурения, а также на основе геофизических исследований, скважина Лира-1X вскрыла продуктивную пачку с эффективной газонасыщенной толщиной 46 метров. Согласно сейсмическим данным, площадь месторождения может достигать 39 кв. км.

Успех скважины Лира-1Х позволил снизить риски для дальнейших геологоразведочных работ по целой серии перспективных объектов со значительным ресурсным потенциалом, располагающихся как вблизи структуры Лира, так и на других участках блока. В 2018 году оптимизирована и согласована в установленном порядке стратегия развития проекта, продолжаются работы по получению разрешений на морское глубоководное бурение в Государственных органах Румынии.

«Сила Сибири»

В настоящее время магистральный газопровод «Сила Сибири» («восточный» маршрут) транспортирует газ с Чаяндинского месторождения — базового для Якутского центра газодобычи — российским потребителям на Дальнем Востоке и в Китай. В конце 2022 года подача газа в «Силу Сибири» начнется еще с одного месторождения — Ковыктинского, на основе которого формируется Иркутский центр газодобычи.

«„Газпром“ — путь на Восток», 30 минут

Цифры и факты

Протяженность — около 3000 км.

Диаметр — 1420 мм.

Рабочее давление — 9,8 МПа.

Экспортная производительность — 38 млрд куб. м в год.

Трасса газопровода проходит по территориям трех субъектов РФ: Иркутской области, Республики Саха (Якутия) и Амурской области.

Реализация проекта

В мае 2014 года «Газпром» и Китайская Национальная Нефтегазовая Корпорация (CNPC) подписали Договор купли-продажи российского газа по «восточному» маршруту (газопроводу «Сила Сибири»). Договор заключен сроком на 30 лет и предполагает поставку в КНР 38 млрд куб. м газа в год.

В сентябре 2014 года «Газпром» приступил к строительству первого участка газопровода «Сила Сибири» — от Чаяндинского месторождения в Якутии до Благовещенска (граница с Китаем) — протяженностью около 2200 км. На втором этапе будет построен участок от Ковыктинского месторождения в Иркутской области до Чаяндинского — около 800 км. Планируется, что месторождение будет введено в эксплуатацию в конце 2022 года. Третий этап — расширение газотранспортных мощностей на участке от Чаяндинского месторождения до Благовещенска.

В сентябре 2016 года «Газпром» и CNPC подписали EPC-контракт на строительство подводного перехода трансграничного участка «Силы Сибири» через реку Амур. Сооружение перехода с китайской стороны началось в апреле 2017 года, а в мае был открыт временный двусторонний пункт пропуска через российско-китайскую границу для организации доступа и беспрепятственной работы строительной техники и персонала в пограничной зоне.

2 декабря 2019 года газопровод «Сила Сибири» был запущен в работу. Начались первые в истории трубопроводные поставки российского газа в Китай. 

Технологии

Все трубы, которые используются при строительстве «Силы Сибири», — российского производства.

 

Трасса газопровода проходит в экстремальных природно-климатических условиях, преодолевает заболоченные, горные и сейсмоактивные территории, участки с вечномерзлыми и скальными грунтами. Абсолютные минимальные температуры воздуха на территории прохождения газопровода «Сила Сибири» составляют от минус 41°С на территории Амурской области до минус 62°С в Республике Саха (Якутия).

При строительстве «Силы Сибири» «Газпром» применяет современные, высоконадежные, энергоэффективные технологии и оборудование. В частности, используются стальные трубы российского производства, имеющие внутреннее гладкостное покрытие. Эта технология снижает затраты энергии на транспортировку газа за счет уменьшения шероховатости трубы и, соответственно, трения. Внешняя изоляция труб выполнена из инновационных отечественных нанокомпозиционных материалов и обеспечивает высокую коррозионную стойкость газопровода. Для пересечения активных тектонических разломов используются трубы с повышенной деформационной способностью, а также специальные технические решения по их укладке.

При выборе оборудования особое внимание уделялось надежности и экономичности его эксплуатации. Например, энергонезависимые электроприводы для трубопроводной арматуры, в которых используются энергоаккумуляторы, рассчитаны на работу без обслуживания в течение 20 лет. Их применение позволяет сократить затраты на строительство, а уникальная механика привода — снизить энергопотребление.

Экология

«Газпром» традиционно бережно относится к природе в местах реализации своих проектов. Для минимизации воздействия на окружающую среду маршрут «Силы Сибири» проложен преимущественно по участкам редколесья и старых гарей — лесным территориям с деревьями, погибшими от пожара. Также при строительстве используются быстроразвертываемые самоходные мостовые переходы. В числе их преимуществ — устройство перехода через реку, ручей, овраг без промежуточной опоры, что имеет важное значение для сохранения экосистемы.

Социально-экономическое значение

«Сила Сибири» способствует социально-экономическому развитию Дальнего Востока. Газопровод создает условия для газоснабжения и газификации российских регионов, развития современных газоперерабатывающих и газохимических производств.

Репортажи и фотоальбомы

События

Все события проекта

Ямал

Новый центр газодобычи на полуострове Ямал является ключевым для развития газовой отрасли России в XXI веке. «Газпром» будет вести здесь добычу более 100 лет.

Количество месторождений Группы «Газпром» — 18.

Суммарные запасы и ресурсы всех месторождений Группы «Газпром» на полуострове Ямал и приямальском шельфе Карского моря: 20,4 трлн куб. м газа, 1 млрд тонн газового конденсата и нефти.

Уникальные по запасам месторождения Ямальского центра газодобычи — Бованенковское и Харасавэйское — будут обеспечивать потребителей газом более 100 лет.

Видео о мегапроекте «Ямал», 3 минуты

Добыча на Ямале:

В 2020 году — 99,25 млрд куб. м газа.

Структура мегапроекта

Бованенковская группа

Обладает основным добычным потенциалом и включает ключевые три месторождения — Бованенковское, Харасавэйское, Крузенштернское, а также месторождения-сателлиты — Восточно-Бованенковское, Северо-Бованенковское и Южно-Крузенштернское.

Тамбейская группа

Включает Тамбейское и Малыгинское месторождения, по размеру запасов газа сопоставимы с месторождениями Бованенковской группы.

Южная группа

Состоит из Новопортовского, Каменномысского, Мало-Ямальского, Ближненовопортовского и Хамбатейского месторождений. Зона рассматривается как первоочередной объект для добычи жидких углеводородов.

Приямальская группа

Пять месторождений: Ленинградское и Русановское, а также открытые «Газпромом» Нярмейское, им. В. А. Динкова и «75 лет Победы».

Система транспортировки углеводородов

Для вывода газа с полуострова Ямал в Единую систему газоснабжения России создан газотранспортный коридор нового поколения от Бованенковского месторождения до Ухты. Круглогодичный вывоз нефти осуществляется через морской нефтеналивной терминал «Ворота Арктики».

Инфраструктура

Сформирована полноценная система промышленного и жизнеобеспечения: автомобильные дороги, электростанции, вахтовый поселок, промышленные базы, железная дорога «Обская — Бованенково — Карская» протяженностью 572 км, аэропорт.

Реализация проекта

Самым крупным ямальским месторождением по разведанным запасам газа является Бованенковское. Первоочередной объект освоения — сеноман-аптские залежи. В 2012 году на месторождении был введен в эксплуатацию первый газовый промысел (ГП-2) , в 2014 году — второй (ГП-1), в 2018 году — третий (ГП-3). Суммарная проектная производительность трех промыслов — 115 млрд куб. м газа в год.

В 2012 году введен в эксплуатацию магистральный газопровод «Бованенково — Ухта», в начале 2017 года — газопровод «Бованенково — Ухта — 2».

В 2016 году введено в промышленную эксплуатацию Новопортовское нефтяное месторождение и морской нефтеналивной терминал «Ворота Арктики».

В 2019 году «Газпром» приступил к полномасштабному обустройству Харасавэйского месторождения, где начало добычи газа запланировано на 2023 год.

В 2021 году подписано соглашение с компанией-партнером об условиях реализации совместного проекта по разработке Тамбейского месторождения с началом добычи газа с 2026 года.

 

Передовые технические решения

Преодолевая тяжелые природно-климатические условия Ямала, «Газпром» сделал полуостров плацдармом для применения высокоэффективных, безопасных, инновационных технологий и технических решений.

Мегапроект «Ямал» не имеет аналогов по уровню сложности. Углеводороды сосредоточены в труднодоступном районе с исключительно тяжелыми климатическими условиями. Полуостров характеризуется наличием вечной мерзлоты, продолжительным зимним периодом и низкими температурами (до −50 °C). В летний период 80% территории Ямала покрыто озерами, болотами и реками, что значительно ограничивает участки, где можно надежно располагать промышленные объекты. «Газпром» применил на полуострове высокоэффективные, безопасные, инновационные технологии и технические решения. Многие из них по заказу компании разрабатывались специально для Ямала ведущими российскими научными институтами и отечественными предприятиями.

Технологии добычи

На Бованенковском месторождении впервые в России используется единая производственная инфраструктура для добычи газа из сеноманских (глубина залегания 520–700 м) и апт-альбских (глубина залегания 1200–2000 м) залежей. Такой подход дает значительную экономию средств на обустройство, сокращает время строительства и повышает эффективность эксплуатации месторождения.

Разработка месторождения началась с нижних залежей газа, имеющих более высокое пластовое давление. По мере выравнивания давления вводятся в разработку залежи, расположенные выше. Низконапорная сеноманская залежь запускается в разработку в последнюю очередь для компенсации естественного снижения добычи газа из аптских отложений. Соответственно для разных залежей создаются раздельные группы добывающих скважин, которые поэтапно подключают к единой газосборной сети.

Сложные ландшафтные условия предопределили необходимость актуализации нормативной базы проектирования строительства скважин. Новые нормативы позволили сблизить устья скважин в кусте с 40 м до 15–20 м, минимизировать площади отвода и объемы инженерной подготовки территорий под кусты скважин, подъездные дороги и другие коммуникации и обеспечить при этом необходимый уровень промышленной безопасности.

На промыслах Бованенковского месторождения достигнут высокий уровень автоматизации технологических процессов с применением малолюдных технологий. В частности, впервые в «Газпроме» внедрены в эксплуатацию автоматизированные модули технологической обвязки скважин (МОС-2), предназначенные для контроля и управления фонтанными арматурами и обеспечения надежного режима работы скважин в условиях проявления гидратообразования.

Подготовка добытого газа к транспортировке осуществляется наиболее современным и экологически чистым методом низкотемпературной сепарации с применением отечественных турбодетандеров.

Технологии транспортировки

Ямальский газ транспортируется в Единую систему газоснабжения России по газопроводам нового поколения под давлением 11,8 Мпа (120 атм.). Достичь рекордного для сухопутных газопроводов давления удалось в первую очередь за счет использования разработанных по заказу «Газпрома» отечественных труб диаметром 1420 мм из стали марки К65 (Х80) с внутренним гладкостным покрытием.

Наиболее технически сложным участком при строительстве системы транспортировки газа стал подводный переход через Байдарацкую губу. Она отличается особыми природно-климатическими условиями: при незначительной глубине характеризуется частой штормовой погодой, сложными донными отложениями и промерзанием до дна в зимний период. Здесь использовались обетонированные трубы диаметром 1219 мм, рассчитанные на давление 11,8 Мпа. Прокладка газопровода в столь сложных природных условиях и с такими техническими параметрами стала первым подобным опытом строительства не только в России, но и в мировой практике.

Морской нефтеналивной терминал «Ворота Арктики», расположенный в акватории Обской губы, также является уникальным сооружением. Терминал рассчитан на работу в экстремальных условиях: температура в регионе опускается даже ниже −50 °C, толщина льда может превышать два метра. Он имеет двухуровневую систему защиты и отвечает самым жестким требованиям в области промышленной безопасности и охраны окружающей среды. Оборудование терминала полностью автоматизировано и надежно защищено от гидроударов. Специальная система позволяет мгновенно производить расстыковку терминала и танкера, сохраняя герметичность разъединяемых элементов. Технология «нулевого сброса» исключает попадание любых посторонних веществ в акваторию Обской губы, что крайне важно для сохранения экологии Арктики. Кроме того, подводный трубопровод, соединяющий терминал с прибрежным резервуарным парком, защищен дополнительной бетонной оболочкой.

Технологии при создании инфраструктуры

Надежную всепогодную связь полуострова Ямал с материком и круглогодичные грузопассажирские перевозки обеспечивает специально построенная «Газпромом» железная дорога «Обская — Бованенково — Карская» (572 км). Аналогов этой железной дороге с учетом климатических условий, в которых ей приходится функционировать, в мире нет.

Для сохранения несущей способности вечной мерзлоты строительство основных объектов осуществлялось только при отрицательных температурах. Насыпь железной дороги возводилась из влажного пылеватого песка, который под воздействием низких температур приобретает необходимую прочность. Для обеспечения устойчивости конструкции земляного полотна в летние месяцы разработана и применена послойная уникальная система термоизоляции (поверх замерзшего песка уложен пенополистерол, сооружены обоймы из геотекстиля).

Мостовой переход через пойму реки Юрибей стал самым сложным участком железной дороги. Он не имеет аналогов в практике мостостроения как по особенностям конструкции, так и по климатическим и геокриологическим условиям строительства и эксплуатации, и является самым длинным мостом в мире за Полярным кругом (протяженность 3,9 км).

Мост удалось возвести на грунте, практически не пригодном для строительства — это вечная мерзлота с вкраплениями криопегов (соле-пылевые растворы, находящиеся в толще вечной мерзлоты и не замерзающие даже при отрицательных температурах от −10 до −30 °C). Пролеты и фермы моста смонтированы на опорах из металлических труб диаметром от 1,2 до 2,4 метра, заполненных армированным бетоном. Опоры уходят в вечную мерзлоту на глубину от 20 до 40 метров. Благодаря современным технологиям и специальной заморозке (термостабилизации) опоры в буквальном смысле смерзаются со льдом (вечной мерзлотой), что обеспечивает мосту дополнительную устойчивость.

Забота о природе

При строительстве объектов «Газпром» в первую очередь заботится о сохранении уникальной ямальской природы. Под технологические объекты отведена минимально возможная площадь, а парожидкостные термостабилизаторы и теплоизолированные трубы для скважин значительно снижают воздействие на вечную мерзлоту. Замкнутые системы водоснабжения исключают загрязнение водоемов и почвы. Проводится постоянный экологический мониторинг.

При строительстве газовых скважин реализована технологическая схема переработки отходов бурения методом отверждения с получением строительного материала. В основе технологии лежит способ капсулирования бурового шлама на специализированной установке смешивания. Строительный капсулированный материал применяется при обустройстве объектов Бованенковского месторождения, а именно для отсыпки кустовых площадок, формирования и поддержания обвалования откосов дорог.

Ямальские месторождения расположены на исконной территории проживания оленеводов-кочевников, поэтому «Газпром» ведет производственную деятельность, учитывая интересы жителей тундры. Компания уделяет большое внимание организации и проведению мероприятий, способствующих социально-экономическому развитию и сохранению традиционной культуры коренных малочисленных народов Севера. В частности, определены места стоянок оленеводческих бригад и пути каслания оленей, где сооружены специальные переходы для оленей через инженерные коммуникации.

Реализуется программа по увеличению популяции северных промысловых рыб.

Председатель Правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер: «Ни одна страна в мире не создавала ничего подобного в арктических широтах. Это беспрецедентный проект в истории мировой газовой промышленности. Создав принципиально новый центр газодобычи за Полярным кругом Россия на деле доказала, что в Арктике ей нет равных».

 

Репортажи и фотоальбомы

События

Все события проекта

«Северный поток»

Северный поток — 2

«Северный поток» — экспортный газопровод из России в Европу через Балтийское море. Он напрямую связывает «Газпром» и европейских потребителей, минуя транзитные государства. «Северный поток» обеспечивает высокую надежность поставок российского газа в Европу.

Мощность двух ниток — 55 млрд куб. м газа в год.

Протяженность — 1224 км.

Оператор «Северного потока» — компания Nord Stream AG.

Реализация проекта

«Северный поток» — это высокотехнологичный сверхнадежный маршрут поставки российского газа в ЕС.

2000–2006

В декабре 2000 года решением Европейской комиссии проекту «Северный поток» был присвоен статус TEN (Трансъевропейские сети), который был подтвержден в 2006 году. Это означает, что «Северный поток» имеет ключевое значение для обеспечения устойчивого развития и энергобезопасности Европы.

2010–2012

В апреле 2010 года в Балтийском море началось строительство газопровода «Северный поток». В ноябре 2011 года состоялся ввод в эксплуатацию первой нитки «Северного потока», в октябре 2012 года — второй нитки.

Закачку газа в «Северный поток» осуществляет компрессорная станция (КС) «Портовая». Это уникальный объект мировой газовой отрасли по суммарной мощности (366 МВт).

В «Северном потоке» использованы трубы диаметром 1220 мм, давление в газопроводе на выходе из расположенной на российском берегу компрессорной станции «Портовая» составляет 220 бар (220 кг на 1 кв. см), при выходе трубы на сушу в Германии — 106 бар.

До «Северного потока» никто в мире не строил газопроводов, по которым в бескомпрессорном режиме можно было бы транспортировать газ на расстояние 1224 км.

Еще некоторый запас по давлению создан на немецком берегу, ведь в Грайфсвальде КС тоже нет. Таким образом, энергии хватает не только, чтобы поставлять газ через Балтийское море без дополнительных компрессорных станций, но и чтобы транспортировать его еще на 100 км по суше.

Сталь, которая выбрана в рамках проекта для изготовления труб, — уникальна. Металлургам далеко не сразу удалось создать материал с таким запасом прочности и эластичности. Кроме того, внутреннюю поверхность трубы обработали таким образом, что шероховатость металла стала ниже шести микрон. Один микрон — тысячная часть миллиметра. Чтобы добиться такого показателя, сначала труба полируется механически, а затем на металл наносится специальное полимерное гладкостное покрытие.

Применяемые в проекте материалы, технологии и решения позволяют рассчитывать на безотказную работу газопровода в течение как минимум 50 лет.

Морской газопровод не требует больших затрат на обслуживание. Его состояние контролируется при помощи специальных диагностических устройств, которые запускают по трубе из России в Германию. Это так называемые интеллектуальные поршни — каждый из них представляет собой большой вычислительный комплекс. Конструкция газопровода как раз такова, чтобы по нему мог беспрепятственно проходить диагностический поршень — на всем протяжении трассы внутренний диаметр, исчисляемый с точностью до одного миллиметра, составляет 1153 мм.

В то же время внешний диаметр по ходу удаления от российского берега постепенно уменьшается в соответствии с падением давления газа. Первые 300 км труба должна выдерживать давление 220 бар, следующие почти 500 км — 200 бар, а затем — 170 бар. На каждом из этих участков стенка газопровода имеет различную толщину — от 34 до 27 мм. Такое сегментирование позволило сэкономить расходы на производство труб без ущерба для надежности.

На трубу нанесено специальное внешнее антикоррозийное и бетонное покрытие. Бетонное покрытие производится из высокоплотной железной руды, которая измельчается, смешивается с цементом и наносится на трубу. В результате труба оказывается в армированной спиральной оболочке, залитой бетоном, и затем в течение суток обрабатывается паром в специальных тоннелях. Обетонирование решает сразу несколько задач. Во-первых, удерживает газопровод на морском дне и фиксирует трубу, чтобы ее не сносило течением. Во-вторых, играет роль изоляции, защищающей магистраль от внешних механических повреждений.

Реализация проекта «Северный поток» способствовала развитию российской трубной отрасли. Производством труб большого диаметра для первой нитки газопровода занимался «Выксунский металлургический завод» (25%) и немецкий концерн Europipe (75%). Для второй нитки трубы произвели: ОМК (25%), Europipe (65%) и японская Sumitomo (10%).

«Северный поток» является транснациональным проектом. Процесс его строительства регулировался международными конвенциями и национальным законодательством каждого государства, через территориальные воды и/или исключительную экономическую зону которого проходит газопровод.

Акватория Балтийского моря по маршруту «Северного потока» была тщательно исследована до начала прокладки. Маршрут газопровода был намечен, насколько это возможно, по прямой линии и при этом скорректирован с учетом важных навигационных маршрутов, экологически чувствительных и других особых зон.

Строительство «Северного потока» осуществлялось с соблюдением самых строгих экологических норм и не нарушило экосистему Балтийского моря. В частности, для минимизации воздействия на окружающую среду строительные работы не велись во время нереста сельди, а также во время остановки перелетных птиц в этих местах.

В общей сложности исследовательские суда прошли свыше 40 тыс. км морского дна с целью изучения его рельефа и придонных отложений, поиска боеприпасов и объектов культурного наследия. Эксперты подробно исследовали химический состав воды по маршруту газопровода, морскую флору и фауну. Полученные результаты проанализировали и обобщили в материалах оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), которые были представлены национальным государственным органам всех стран Балтийского моря вместе с заявочной документацией в процессе получения разрешений.

Международные проекты в области нефтепереработки. Перспективные зарубежные проекты

Международные проекты в области нефтепереработки

Мозырский НПЗ

Компания косвенно владеет 21 % акций ОАО «Мозырский НПЗ» (Беларусь) через ПАО «НГК «Славнефть». Объем переработки нефтяного сырья ОАО «Мозырский НПЗ» в доле ПАО «НК «Роснефть» в 2018 году составил 2,1 млн т, в том числе 0,2 млн т в рамках давальческой схемы по договору процессинга. Общий объем поставок нефти Компанией на данный НПЗ в 2018 году составил 5,1 млн т. Продолжается реализация инвестиционного проекта по строительству установки гидрокрекинга тяжелого нефтяного остатка, ввод которой запланирован в 2019 году.

Перспективные зарубежные проекты

В целях расширения присутствия на растущих высокомаржинальных рынках «Роснефть» реализует ряд перспективных проектов в области нефтепереработки и нефтехимии на территории Индонезии и Китая.

Проект строительства НПЗ и НХК в г. Тубане

С целью реализации проекта строительства нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса в г. Тубане в провинции Восточная Ява острова Ява (Индонезия) в мае 2016 года ПАО «НК «Роснефть» и индонезийская компания PT Pertamina (Persero) подписали Рамочное соглашение о сотрудничестве, а в октябре 2016 года – Соглашение о создании СП.

28 ноября 2017 года учреждено СП PT Pertamina Rosneft Pengolahan dan Petrokimia («Роснефть» – 45 %, Pertamina – 55 %).

В 2018 году проводились процедуры выбора лицензиаров для технологических процессов, подрядчиков для базового инженерного проектирования (Basic Engineering Design) и расширенного базового проектирования (Engineering Design), а также консультанта по управлению проектом (Project Management Consultant).

Проектная мощность по первичной переработке нефти НПЗ составит около 15 млн т в год. Сырье – импортируемые средние и тяжелые сернистые сорта нефти. Проектом предусмотрено строительство крупной установки каталитического крекинга мазута, а также нефтехимического комплекса мощностью более 1 млн т в год по этилену. Планируется производство моторных топлив, ароматических углеводородов, различных марок полиэтилена, полипропилена, а также мономеров.

«Китайско-российская Восточная нефтехимическая компания», г. Тяньцзинь (СП «Восток-нефтехимия»)

Участниками СП по строительству и эксплуатации Тяньцзиньского НПЗ/НХК являются:

  • ПАО «НК «Роснефть» – 49 %;
  • Китайская национальная нефтегазовая корпорация (КННК) – 51 %.

Планируемая мощность Тяньцзиньского НПЗ – 16 млн т в год.

В мае 2016 года совет директоров СП «Восток-нефтехимия» утвердил технологическую конфигурацию НПЗ и комплекса ароматических углеводородов. В настоящее время стороны продолжают обсуждение параметров проекта.

Реализация проекта обеспечит выход Компании на оптовый, мелкооптовый и розничный рынки нефтепродуктов Китая, а также на быстрорастущий и дефицитный рынок нефтехимической продукции Китая и стран региона.

Nayara Energy Limited

В августе 2017 года ПАО «НК «Роснефть» закрыло сделку по приобретению 49,13 % акций в индийской компании Essar Oil Limited, 25 мая 2018 года по решению акционеров компания Essar Oil Limited была переименована в Nayara Energy Limited.

ПАО «НК «Роснефть» приобрело долю в одном из самых современных НПЗ Азиатско-Тихоокеанского региона в г. Вадинар, мощностью переработки сырой нефти около 20 млн т в год. По объемам переработки данный НПЗ является вторым в Индии, а по уровню технологической сложности входит в десятку лучших заводов мира (индекс сложности Нельсона – 11,8). Высокая гибкость НПЗ Вадинар по сырью позволяет перерабатывать тяжелые и сверхтяжелые сорта нефти с общей долей более 90 % от годового объема переработки. НПЗ в последние годы достиг высочайшего уровня операционной эффективности активов: 17 из 28 показателей бенчмаркинга компании Solomon находятся в лучшем первом квартиле.

НПЗ Вадинар имеет доступ к собственному глубоководному порту, который может принимать сверхбольшие танкеры класса VLCC, а также покрывает с избытком потребности в электроснабжении за счет собственных электростанций.

В состав бизнеса Nayara Energy Limited входит крупная сеть АЗС в Индии из более 5 тыс. станций, работающих под брендом Essar.

В 2018 году акционерами одобрено начало работ по базовому проектированию в рамках первого этапа программы развития НПЗ Вадинар, предполагающего реконструкцию установки каталитического крекинга, организацию производства нефтехимической продукции, выход на индийский нефтехимический рынок, а также производство высокооктановых компонентов автобензина.

Rosneft Deutschland GmbH (RDG)

Компания вышла на рынок продуктов нефтепереработки Германии в 2011 году с приобретением 50 % СП Ruhr Oel GmbH (ROG). В результате реорганизации ROG, завершившейся в конце 2016 года, «Роснефть» получила прямой контроль над более чем 12 % нефтеперерабатывающих мощностей в Германии с общим объемом переработки около 12,5 млн т в год. «Роснефть» стала акционером и удвоила свои доли участия в НПЗ Bayernoil – до 25 % (с 12,5 %), НПЗ MiRO – до 24 % (с 12 %), НПЗ PCK (Шведт) – до 54,17 % (с 35,42 %). В свою очередь, компания BP Pl c (BP) консолидировала 100 % долей в НПЗ Gelsenkirchen.

«Роснефть» стала третьим по величине нефтепереработчиком на немецком рынке и работает с 2017 года в рамках нового дочернего предприятия – Rosneft Deutschland GmbH. ПАО «НК «Роснефть» ежегодно обеспечивает около четверти немецкого импорта сырой нефти – около 23 млн т в год.

В продолжение Соглашения о реструктуризации СП «Роснефть» и BP договорились о постепенных изменениях в цепочке реализации нефтепродуктов в целях обеспечения своевременного выполнения контрактов с клиентами НПЗ на переходном этапе. Данный период завершен в соответствии с планом.

1 января 2019 года Rosneft Deutschland GmbH приступила к прямым продажам нефтепродуктов. Компания осуществляет реализацию всех нефтепродуктов, которые производятся Rosneft Deutschland GmbH на трех немецких НПЗ с долей участия ПАО «НК «Роснефть», включая бензин, дизель, печное топливо, авиатопливо, СУГ, битум, мазут и продукты нефтехимического производства. Компания выступает ведущим оптовым поставщиком нефтепродуктов на рынке Германии.

Выпуск нефтепродуктов, тыс . т.

>12 %

нефтеперерабатывающих мощностей Германии

Компания поставляет нефтепродукты напрямую с НПЗ, а также с более чем 30 отгрузочных терминалов на территории Германии, используя автомобильный, железнодорожный и речной транспорт. Клиентская база компании насчитывает более 500 предприятий в Германии, Польше, Чехии, Швейцарии, Австрии и Франции.

Успешному старту полномасштабной реализации продукции способствовало также то, что в 2018 году были заключены соответствующие контракты по поставке продукции и аренде топливных терминалов. Компания активно развивала логистическую составляющую самостоятельных поставок нефтепродуктов железнодорожным и речным транспортом по всей Германии. В 2018 году Rosneft Deutschland GmbH начала маркетинг и продажи битума в Германии и соседних странах и наладила производственно-сбытовую сеть для полимерно-модифицированного битума «Альфабит», изготовленного по собственной технологии «Роснефти». За 2018 год продукция была поставлена более чем 130 предприятиям в Германии. 

В рамках стратегии по созданию собственного направления маркетинга Rosneft Deutschland GmbH внедрила информационную систему нового поколения SAP S/4HANA. По объему данных этот проект стал самым крупным в европейской нефтегазовой отрасли и одним из самых масштабных в мире. Данное программное обеспечение представляет собой новейшую разработку для ресурсного планирования предприятий.

Мэрия: Зарубежные проекты «Мосинжпроекта» не повлияют на метро в Москве

https://realty.ria.ru/20210724/metro-1742689517.html

Мэрия: Зарубежные проекты «Мосинжпроекта» не повлияют на метро в Москве

Мэрия: Зарубежные проекты «Мосинжпроекта» не повлияют на метро в Москве — Недвижимость РИА Новости, 24.07.2021

Мэрия: Зарубежные проекты «Мосинжпроекта» не повлияют на метро в Москве

Зарубежные проекты «Мосинжпроекта» не повлияют на объемы строительства метро в Москве, заявил журналистам в субботу заммэра столицы по градостроительной… Недвижимость РИА Новости, 24.07.2021

2021-07-24T13:43

2021-07-24T13:43

2021-07-24T13:43

израиль

измир

москва

андрей бочкарев

мосинжпроект

метро

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/0c/08/1588226539_0:33:3077:1763_1920x0_80_0_0_f61937af36ce860044840bba1c435c80.jpg

МОСКВА, 24 июл — РИА Недвижимость. Зарубежные проекты «Мосинжпроекта» не повлияют на объемы строительства метро в Москве, заявил журналистам в субботу заммэра столицы по градостроительной политике и строительству Андрей Бочкарев.Инжиниринговый холдинг «Мосинжпроект», принадлежащий властям Москвы, примет участие в тендерах на строительство метро в турецком Измире и конкурсе на строительство линии легкого рельсового транспорта в Израиле.»Объемы метростроения в Москве сохранятся. Потребность в обеспечении жителей транспортом будет и после 2025 года», — сказал Бочкарев.АО «Мосинжпроект» — инжиниринговый холдинг, на 100% принадлежащий правительству Москвы. Компания выступает оператором программы развития московского метрополитена, участником программы развития транспортно-пересадочных узлов столицы, управляющей компанией по строительству гражданских проектов, генеральным проектировщиком и техническим заказчиком ключевых дорожных объектов Москвы, управляет девелоперскими проектами.

израиль

измир

москва

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://realty.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/07e4/0c/08/1588226539_168:0:2897:2047_1920x0_80_0_0_ce2c2a5014c948cae0cdb31a7c124ea1.jpg

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

израиль, измир, москва, андрей бочкарев, мосинжпроект, метро

МОСКВА, 24 июл — РИА Недвижимость. Зарубежные проекты «Мосинжпроекта» не повлияют на объемы строительства метро в Москве, заявил журналистам в субботу заммэра столицы по градостроительной политике и строительству Андрей Бочкарев.

Инжиниринговый холдинг «Мосинжпроект», принадлежащий властям Москвы, примет участие в тендерах на строительство метро в турецком Измире и конкурсе на строительство линии легкого рельсового транспорта в Израиле.

«Объемы метростроения в Москве сохранятся. Потребность в обеспечении жителей транспортом будет и после 2025 года», — сказал Бочкарев.

АО «Мосинжпроект» — инжиниринговый холдинг, на 100% принадлежащий правительству Москвы. Компания выступает оператором программы развития московского метрополитена, участником программы развития транспортно-пересадочных узлов столицы, управляющей компанией по строительству гражданских проектов, генеральным проектировщиком и техническим заказчиком ключевых дорожных объектов Москвы, управляет девелоперскими проектами.

Международные проекты

Одним из важных направлений в международной деятельности является вопрос привлечения внешнего финансирования научной и образовательной деятельности, в виде грантовой поддержки, в том числе от международных фондов и программ.
Участие в таких международных проектах и реализация совместных научных исследований и образовательных проектов может осуществляться как в рамках двухсторонних соглашений, так и в составе международных консорциумов.
Финансирование может быть реализовано по нескольким схемам:

  • прямое финансирование из средств фонда и программы
  • софинансирование с привлечением средств университета
  • софинасирование в рамках программ скоординированных и совместных конкурсов, через российские механизмы поддержки (ФЦП, фонды РФФИ, РНФ и др)
  • индивидуальная поддержка физических лиц

Целью реализации подобных проектов является объединение усилий, научного и образовательного потенциала академического сообщества, промышленных компаний и административных структур нескольких стран и регионов для решения актуальных задач, стоящих перед обществом, через оптимальное использование финансовых ресурсов и возможностей участников для реализации прорывных научных идей, продвижению результатов исследований, технологий и опыта на международный уровень, улучшению качества образования и внедрению новых образовательных технологий.
Подразделения Международных служб осуществляют поддержку проектной и грантовой деятельности сотрудников и подразделений СПбПУ, в том числе:

  • установление контактов с международными организациями, финансирующими совместные международные проекты и гранты;
  • взаимодействие с представителями зарубежных компаний, научными и образовательными организациями, представителями муниципальной и административной власти других стран, с целью формирования консорциумов и партнерств для участия в соответствующих программах;
  • информационная поддержка сотрудников СПбПУ в отношении текущих и планируемых конкурсов, программ и фондов;
  • консультирование и помощь в подготовке заявок

Поделиться записью

Финансирование проекта

Project Financing позволяет американским компаниям получать финансирование для крупномасштабных проектов, требующих больших капиталовложений, таких как инфраструктура, телекоммуникации, электроэнергетика, водоснабжение, жилье, аэропорты, отели, высокие технологии, финансовые услуги и отрасли добычи природных ресурсов.

Экспортно-импортный банк США

Экспортно-импортный банк США (EXIM Bank) предлагает проектное и структурированное финансирование США.экспортеры и их международные клиенты. Ограниченное право регресса (проект) и структурированное финансирование — это два варианта, которые обеспечивают максимальную гибкость для спонсоров проекта и помогают экспортерам США конкурировать на мировом уровне в секторах природных ресурсов и инфраструктуры. EXIM предлагает проектное финансирование с ограниченным правом регресса в большинстве стран и не имеет ограничений в долларах страны или проекта.

Преимущества проектного и структурного финансирования EXIM:

  • Оперативность — Письма о заинтересованности получены в течение семи или менее дней или предварительное письмо по проекту в течение 45 дней с момента подачи официальной заявки на финансирование.

  • Прозрачность — Вы можете оценить комиссию за риск, получить подробную информацию о заявке и просмотреть всю опубликованную документацию EXIM Bank (включая экологические директивы, ограничения страны и критерии проекта).

  • Наличие — Нет ограничений по стране или проекту.

Проектное финансирование с ограниченной ответственностью

Проектное финансирование EXIM Bank с ограниченным правом регресса — это договоренность, при которой EXIM предоставляет ссуды вновь созданным проектным компаниям и рассматривает будущие денежные потоки проекта как источник погашения вместо того, чтобы напрямую полагаться на иностранные правительства, финансовые учреждения или существующие корпорации в погашении долга. .

Этот механизм финансирования особенно уместен в тех случаях, когда выручка в твердой валюте может быть получена в офшоре или если долгосрочные контракты на закупку обеспечивают страхование денежных потоков по проекту. EXIM будет работать с разработчиками проекта или участниками капитала, чтобы разработать структуру, которая может поддерживаться на протяжении всей деятельности проекта.

Структурированное финансирование

5″> Посредством «структурированного финансирования» EXIM может рассматривать существующие зарубежные компании в качестве потенциальных заемщиков на основании их кредитоспособности, отраженной в их балансе и других источниках обеспечения или повышения безопасности.

EXIM выполняла структурированные транзакции, такие как оптоволоконный кабель для нескольких стран, нефтегазовые проекты, управление воздушным движением, телекоммуникации и производственные предприятия.

Корпорация зарубежных частных инвестиций

Корпорация зарубежных частных инвестиций (OPIC) — федеральное агентство, которое содействует прямым иностранным инвестициям США в развивающиеся страны и страны с формирующейся рыночной экономикой. Агентство по финансированию малых и средних предприятий обеспечивает средне- и долгосрочное финансирование посредством прямых займов и гарантий по кредитам для приемлемых инвестиционных проектов в развивающихся странах и на развивающихся рынках.

OPIC поощряет инвестиционные проекты США за рубежом, предлагая страхование политических рисков, гарантии от всех рисков и прямые займы. Страхование политических рисков OPIC защищает зарубежные инвестиционные предприятия США от неопределенности, связанной с гражданскими беспорядками и другим насилием, экспроприацией и неконвертируемостью валюты. Кроме того, OPIC может покрыть потерю дохода от бизнеса, вызванную политическим насилием или экспроприацией. OPIC — это независимая финансово самоокупаемая корпорация, полностью принадлежащая США.Правительство С.

Многосторонние банки развития

Многосторонние банки развития (МБР) — это международные финансовые учреждения, которые способствуют экономическому и социальному прогрессу в своих развивающихся странах-членах. Ежегодно МБР (Всемирный банк, Межамериканский, Азиатский и Африканский банки развития, а также Европейский банк реконструкции и развития) предоставляют населению в общей сложности почти 50 миллиардов долларов в виде займов, грантов и инвестиций. и частный сектор.Эти средства используются для экономического и социального развития на развивающихся рынках.

Однако многие американские экспортеры упускают эти чрезвычайно прибыльные возможности, потому что им не хватает необходимой информации о проектах, и они не знакомы с процедурами торгов МБР и иностранными правительствами.

Пять МБР со связями с правительством США могут вам помочь:

Соединенные Штаты играют важную роль в деятельности многосторонних банков развития (МБР) и, как правило, являются крупнейшим акционером и вносят щедрый вклад в проекты развития в странах, где действуют эти банки.В результате Конгресс постановил, чтобы Министерство торговли США имело отделения по коммерческим связям в каждом из МБР. Эти офисы защищают американские коммерческие интересы и консультируют американские фирмы о том, как работать с МБР, продвигают стратегии снижения рисков для деятельности на развивающихся рынках и выступают по вопросам закупок и заключения контрактов. Для получения дополнительной информации о ведении бизнеса с МБР посетите эту страницу.

Агентство США по торговле и развитию

СШААгентство по торговле и развитию (USTDA) финансирует различные формы технической помощи, технико-экономических обоснований, обучения, ознакомительных визитов и бизнес-семинаров, которые поддерживают развитие современной инфраструктуры и справедливой и открытой торговой среды.

Гранты

Корпорация «Вызовы тысячелетия»

The Millennium Challenge Corporation (MCC) — инновационное и независимое агентство США по оказанию иностранной помощи, которое помогает вести борьбу с глобальной бедностью.

Созданный Конгрессом США в январе 2004 года при сильной поддержке обеих партий, MCC изменил дискуссию о том, как лучше всего предоставлять разумную иностранную помощь США, сосредоточив внимание на правильной политике, ответственности страны и результатах. MCC предоставляет ограниченные по времени гранты, способствующие экономическому росту, сокращению бедности и укреплению институтов.Эти инвестиции не только поддерживают стабильность и процветание в странах-партнерах, но и укрепляют интересы Америки. Благодаря рентабельным проектам, скудному персоналу и научно обоснованному подходу MCC является хорошей инвестицией для американского народа.

Работа с MCC может снизить ваши риски, если ваша компания хочет работать над проектом в одной из стран-партнеров. Победители конкурса по проектам, финансируемым MCC, получают оплату непосредственно из Казначейства США (своевременно в долларах США).В процессе закупок MCC также делается упор на «лучшую стоимость» с учетом отзывов, технического качества и прошлых показателей — это означает, что участник с наименьшей стоимостью не побеждает автоматически. MCC сотрудничает со странами, которые являются бедными, но хорошо управляемыми, и стремится работать с более качественными компаниями, добившимися успеха в аналогичных масштабах.

Центров внешней политики, проектов и инициатив

Центры

Проекты и инициативы

Brookings Doha Center Инициатива безопасности в Африке
Центр безопасности и разведки 21 века Инициатива по контролю над вооружениями и нераспространению
Центр исследований политики Восточной Азии Инициатива Кросс-Брукингса по энергии и климату
Центр ближневосточной политики Инициатива по энергетической безопасности и климату
Центр в США и Европе Индийский проект
Джон Л.Китайский центр Торнтон Разведывательный проект
Инициатива Латинской Америки
Проект международного порядка и стратегии
Турция пр.
Отношения США с исламским миром

Инициатива по безопасности в Африке

Инициатива по безопасности в Африке предназначена для освещения ключевых вопросов, касающихся военной, социальной и гуманитарной безопасности в Африке, от кризисов и конфликтов в таких местах, как Африканский Рог, Центральная и Восточная Африка и Нигерия, до сквозных проблем, связанных с незаконным экономика, терроризм и другие опасности.Он призван помочь улучшить государственную политику в отношении Африки со стороны Соединенных Штатов, а также самих региональных правительств путем разработки новых идей и предоставления форума для дискуссий и дебатов.
Подробнее »

Инициатива по контролю над вооружениями и нераспространению

Немногие проблемы создают более серьезные проблемы для национальной безопасности США, чем контроль, сокращение и противодействие распространению ядерного оружия. Инициатива Брукингса по контролю над вооружениями и нераспространению позволяет задействовать многодисциплинарные возможности Института для решения важнейших задач контроля над вооружениями и нераспространения.Размещенная в Центре безопасности и разведки 21 века, эта инициатива направлена ​​на решение глобальных проблем в области контроля над вооружениями и распространения, а также на центральные переговоры между Соединенными Штатами и Россией.
Подробнее »

Инициатива Кросс-Брукингса по энергии и климату

Инициатива Кросс-Брукингса по энергетике и климату мобилизует основную группу ученых со всего Брукингса, обладающих опытом в области энергетической геополитики, управления, экономики климата, устойчивого развития, энергетической бедности, устойчивости городов, глобальных энергетических рынков, управления климатом и регулирования, а также ресурсов. дефицит.Имея зарубежные центры в Китае, Индии и Катаре, Институт Брукингса имеет хорошие возможности для взаимодействия с влиятельными игроками в частях земного шара, на которые приходится две трети человечества, три четверти мирового производства энергии и три четверти мирового производства энергии. глобальные выбросы.
Подробнее »

Инициатива по энергетической безопасности и климату

Отдел внешней политики в Брукингсе курирует проект «Инициатива по энергетической безопасности и климату», проводимый в масштабах всего Брукингса. Этот проект позволяет понять важнейшую роль энергетической безопасности в США.S. Принятие решений в государственном и частном секторе. Исследования и анализ Инициативы по энергетической безопасности и климату внесли свой вклад в свидетельские показания Конгресса и в обсуждения в исполнительных органах власти и агентствах, в средствах массовой информации и на всех уровнях организаций государственного и частного сектора в Вашингтоне, округ Колумбия, и за его пределами.
Подробнее »

Центр безопасности и разведки 21 века

Центр безопасности и разведки 21 века (21CSI) был создан для решения ключевых вопросов, которые будут определять политику безопасности в ближайшие десятилетия.Центр стремится всесторонне ответить на важнейшие вопросы, возникающие в области обороны, кибербезопасности, контроля над вооружениями и разведки, стремясь не только изучить важные новые политические вызовы, но и то, как они пересекают традиционные области и области.
Подробнее »

Индийский проект

Индийский проект в Брукингсе использует многопрофильный опыт Института для изучения важнейших политических проблем и возможностей, связанных с Индией, а также Соединенным Королевством.Южно-индийские отношения. Проект является одним из двух компонентов инициативы Brookings India. Другой компонент — это Brookings India в Нью-Дели, Индия. Инициатива преследует двойную цель: предоставить сообществам разработчиков политики в Соединенных Штатах и ​​Индии независимые политические исследования и повысить авторитет и понимание проблем индийской политики в Вашингтоне.
Подробнее »

Центр исследований политики в Восточной Азии

Основанный в 1998 году, Брукингский центр исследований политики в Восточной Азии (CEAP) проводит исследования, анализ и разъяснительную работу, призванные улучшить разработку политики и понимание насущных политических, экономических проблем и проблем безопасности, с которыми сталкивается регион Восточной Азии во всем мире.CEAP ежегодно спонсирует до шести стипендиатов из региона, которые проводят в Брукингсе до 10 месяцев, проводят исследования, взаимодействуют с политиками США и активно участвуют в обширной программе семинаров, круглых столов и дискуссий, организуемых центром.
Подробнее »

Разведывательный проект

Brookings Intelligence Project исследует взаимосвязь между разработкой политики и разведкой, что делает его уникальным среди других крупных исследовательских программ разведки.Проект, расположенный в Центре безопасности и разведки 21 века, фокусируется на пяти основных темах: роль разведки в разработке политики, установление приоритетов разведки, скрытые действия, взаимодействие разведки и роль разведки в борьбе с терроризмом.
Подробнее »

Центр ближневосточной политики

Центр ближневосточной политики, основанный в 2002 году, объединяет наиболее опытных политиков, работающих в регионе, и предоставляет политикам и общественности объективные, всесторонние и своевременные исследования и анализы.Проекты и инициативы центра сосредоточены на вопросах внешней политики, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты и международные руководители в Израиле, в регионе Персидского залива, а также в арабском и исламском мире. В центре находятся Проект по отношениям США с исламским миром и Центр Брукингс в Дохе в Катаре.
Подробнее »

Инициатива Латинской Америки

Основанная в 2008 году, Латиноамериканская инициатива базируется на программе внешней политики Брукингса и направлена ​​на предоставление высококачественных, глубоких исследований и политических рекомендаций по наиболее важным политическим, экономическим и социальным вопросам политики, стоящим перед регионом.Основываясь на сильных сторонах авторитетных, независимых и беспристрастных исследований Brookings; глубина практической экспертизы; и беспрецедентная объединяющая сила — Инициатива Латинской Америки обеспечивает оригинальное мышление и анализ для политиков и гражданского общества США, стран Латинской Америки и Карибского бассейна.
Подробнее »

Центр США и Европы

Центр США и Европы (CUSE) способствует развитию американо-европейского диалога на высоком уровне об изменениях в Европе и глобальных проблемах, влияющих на трансатлантические отношения.Центр предлагает независимые исследования и рекомендации для официальных лиц и политиков США и Европы, а также проводит семинары и общественные форумы по актуальным для политики вопросам. Программа исследований CUSE фокусируется на трех ключевых областях: трансформация Европейского Союза; стратегии вовлечения стран и регионов за пределами ЕС, включая Балканы, Кавказ, Россию, Турцию и Украину; и вопросы европейской безопасности, такие как будущее НАТО, выработка общих стратегий по энергетической безопасности и трансатлантическая координация борьбы с терроризмом.В центре также находится проект «Турция».
Подробнее »

Проект международного порядка и стратегии

Проект международного порядка и стратегии (IOS) направлен на разгорающиеся в Соединенных Штатах дискуссии о будущем могущества, международного порядка и стратегии США. Это вызвано множеством факторов, включая: рост новых великих держав; распространение военной и политической власти; экономические трудности в западном порядке; вызовы региональному порядку на Ближнем Востоке; и возобновление территориальных споров в Азии.Эти вызовы порядку и угрозы государственной и человеческой безопасности быстро развиваются, в то время как Соединенные Штаты борются с новыми ограничениями, а также с новыми возможностями. IOS изучит эти события в целом, а не только как отдельные проблемы, и оценит их значение для стратегии США.
Подробнее »

Китайский центр им. Джона Л. Торнтона

Китайский центр Джона Л. Торнтона предоставляет передовые исследования, анализ, диалоги и публикации, в которых основное внимание уделяется возникновению Китая и его последствиям для Соединенных Штатов, соседей Китая и остального мира.Ученые Китайского центра рассматривают широкий круг критических вопросов, связанных с модернизацией Китая, включая внешнюю, экономическую и торговую политику Китая, а также его внутренние проблемы. В 2006 году Институт Брукингса также запустил Центр государственной политики Брукингса-Цинхуа, партнерство между Брукингсом и китайским университетом Цинхуа в Пекине, целью которого является проведение высококачественных и высокоэффективных политических исследований в областях, имеющих фундаментальное значение для развития Китая и США. Китайские отношения.
Подробнее »

Проект Турция

Учитывая геополитическое, историческое и культурное значение Турции, а также высокие ставки, связанные с внешнеполитическими и внутренними проблемами, с которыми она сталкивается, Брукингс запустил в 2004 году проект «Турция», чтобы способствовать информированному общественному вниманию, частным дебатам на высоком уровне и политическим рекомендациям с упором на события в Турции. В этом контексте Brookings сотрудничал с Турецкой ассоциацией промышленности и бизнеса (TÜSİAD), чтобы создать U.Южно-Турция Форум в Брукингсе. Проект «Турция», находящийся в Центре по Соединенным Штатам и Европе, также выпускает ряд политически значимых публикаций для поощрения независимого мышления и дискуссий о том, как Соединенным Штатам следует взаимодействовать с этой ключевой страной.
Подробнее »

Отношения США с исламским миром

Проект Центра Ближнего Востока по отношениям США с исламским миром проводит исследования в области политики и проводит мероприятия, посвященные основным проблемам, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты и государства с мусульманским большинством.Совместно с Брукингским центром в Дохе в Катаре Проект созывает общественные форумы, проводит исследования и издает публикации, призванные просвещать, способствовать откровенному диалогу и налаживать позитивные партнерские отношения между американскими и исламскими сообществами. Каждый год в рамках проекта проводится Американо-исламский всемирный форум, крупная международная конференция, на которую собираются лидеры из областей политики, бизнеса, гражданского общества, средств массовой информации и научных кругов для обсуждения и дебатов.
Подробнее »

Brookings Goes Global

В 2006, 2007 и 2013 годах отдел внешней политики в Брукингсе расширил сферу своей деятельности и влияние, открыв три новых международных центра в Пекине, Китай; Доха, Катар; и Нью-Дели, Индия.Центр Брукингса-Цинхуа, Центр Брукингса в Дохе и Центр Брукингса Индии обеспечивают одинаковый высокий уровень исследований, анализа политики и программ в трех важных регионах мира.

Brookings Doha Center

Открытие в октябре 2007 года Брукингского центра в Дохе (BDC) является инициативой Брукингского института в Вашингтоне, округ Колумбия, и спонсируется правительством Катара. BDC проводит независимые, ориентированные на политику исследования социально-экономических и геополитических проблем и переходных периодов, с которыми сегодня сталкиваются государства и общины с мусульманским большинством, включая вопросы, касающиеся U.С.-мусульманские мировые отношения.
Подробнее »

Брукингский центр Индии

В 2013 году Брукингский институт открыл Brookings India — центр исследований государственной политики в Нью-Дели. Брукингс сделал этот шаг из-за растущего значения Индии на мировой арене как крупнейшей демократии в мире и растущей державы с одной из самых быстрорастущих экономик.
Подробнее »

Центр общественной политики Брукингса-Цинхуа

В октябре 2006 г. программа внешней политики Джона Л.Китайский центр Thornton и китайский университет Цинхуа создали совместный центр политического анализа и исследований. Центр Брукингса-Цинхуа (BTC) находится в Школе государственной политики и менеджмента Университета в Пекине. На практике Центр Брукингса-Цинхуа оказывает поддержку в исследованиях на местах ученым, работающим в этом регионе. BTC также предоставляет передовые исследования, анализ и диалоги, в которых основное внимание уделяется возможностям и последствиям быстрого экономического и социального роста Китая.
Подробнее »

Остается ли иностранное инвестирование в инфраструктуру рискованным?

Частные инвестиции в инфраструктуру снова в моде среди иностранных инвесторов и правительств развивающихся стран Азии, Латинской Америки и Африки. Миллиарды долларов вкладываются в акционерный капитал и заемные средства для электростанций, платных дорог, портов и аэропортов, а также средств связи. Число конференций по этой теме увеличивается. Их популярность отражена в Докладе Всемирного банка о мировом развитии за 1994 год: инфраструктура для развития .Кроме того, существует значительный и постоянно растущий ассортимент журналов, посвященных вопросам международного финансирования инфраструктуры, двумя примерами из которых являются Infrastructure Finance и Project Finance International . Поскольку многосторонние учреждения и правительства развивающихся стран охотно ухаживают за инвесторами, есть множество свидетельств того, что инвестиции в инфраструктуру пользуются большим спросом. В годовом отчете Международной финансовой корпорации за 1992 год прогнозировалось, что в 1990-е годы инвестиции в инфраструктуру составят 200 миллиардов долларов в год, половина из которых будет приходиться на электроэнергию.Азиатский банк развития требует до конца века выделить региону 1 триллион долларов.

Менеджеры, однако, не должны поддаваться нынешней ярости. Достаточно вспомнить такие события, как те, что произошли недавно в Бангкоке над платной дорогой, чтобы напомнить, что иностранные инвестиции в инфраструктуру сегодня могут быть такими же проблемными, как и в предыдущие эпохи. (См. Вставку «Истории прошлого и настоящего».) В 1993 году правительство Таиланда в одностороннем порядке распорядилось открыть частную платную дорогу и снизило сумму, которую иностранные владельцы могут взимать за проезд.Это должно напомнить осторожному инвестору о трамваях, железных дорогах, электростанциях и телефонных сетях Латинской Америки и значительной части Азии, почти все из которых, хотя в конце XIX — середине XIX века финансировались в основном американскими, канадскими и европейскими компаниями. — двадцатые века — в конце концов постигла национализация или аналогичная участь. Достаточно ли изменились условия, чтобы оправдать американские и иностранные коммунальные предприятия, производители оборудования, инжиниринговые и строительные компании и других инвесторов, тратящих миллиарды долларов на то, что раньше было таким рискованным бизнесом? Как инвесторам управлять этими рисками?

Однажды в сказке

Довольно печальная история иностранных инвестиций в инфраструктуру Латинской Америки иллюстрируется историей American & Foreign Power (AFP).(См. Вставку «Истории прошлого и настоящего».) Некогда могущественная глобальная энергетическая компания родилась в конце прошлого века, когда General Electric обнаружила, что финансирует, владеет и эксплуатирует коммунальные предприятия в результате своего бизнеса по производству оборудования. В 1905 году GE основала Electric Bond and Share Company, холдинговую компанию, которая впервые начала свою деятельность за пределами США в 1917 году в Панаме. В том году интерес GE к продаже оборудования и интерес правительства США к стабильным источникам энергии для Панамского канала совпали.В 1919 году при поддержке правительства США GE приобрела завод в Гватемале, который правительство Гватемалы конфисковало как собственность Германии, и вскоре у компании появились дополнительные владения на Кубе (также изначально принадлежавшей Германии) и в Бразилии.

American & Foreign Power была основана в 1923 году для хранения обыкновенных акций зарубежных коммунальных предприятий GE, которые к 1925 году GE выделила, чтобы развеять подозрения правительства США в «энергетическом тресте». К 1930 году AFP увеличила свои инвестиции и клиентскую базу в десять раз.В конце концов, он владел недвижимостью в 11 странах Латинской Америки, Китае и Индии. Фаворит спекулятивного рынка, акции AFP достигли 200 долларов в 1929 году. Цена акций упала до 6 долларов в 1931 году, и в 1930-е годы принимающие страны заблокировали выплату дивидендов. После Второй мировой войны спрос на энергию резко вырос, но правительства ограничили повышение ставок в условиях все более инфляционной среды. В результате растущий спрос сопровождался потерей доходов, а капитала для удовлетворения новых потребностей не было.Например, в Мексике расширение остановилось из-за серьезных задержек с повышением ставок. Затем Аргентина национализировала большую часть активов AFP. Принудительные продажи последовали в Колумбии, Шанхае и Индии. В 1949 году стоимость акций компании колебалась от 1 до 3 долларов за акцию.

Но воспоминаний оказалось недолгим, и радужное будущее, предсказанное для электроэнергетического бизнеса в одной глянцевой рекламной брошюре 1953 года, неприятно похоже на будущее, обещанное в сегодняшних брошюрах. Выручка от операционной деятельности выросла; цена акций достигла 18 долларов.И снова бум внезапно остановился: в 1960 году Куба экспроприировала без компенсации 29% зарубежных генерирующих мощностей AFP, а Мексика купила активы AFP примерно по стоимости замещения. Аргентина и Чили предоставили облигации на оставшиеся там активы, доходы от которых должны были быть реинвестированы в некоммунальную деятельность в стране. Исчезли активы в Венесуэле, Колумбии и Бразилии. Поскольку в Центральной Америке оставались лишь незначительные интересы, AFP практически не участвовала в коммунальном хозяйстве.

В течение 1960-х годов активы AFP в странах Латинской Америки практически исчезли в результате экспроприации.

Подобные истории можно было бы рассказать о Brazilian Light & Power, International Telephone and Telegraph (ITT), Stone and Webster, Public Utility Holding Corporation of America, Canadian Mexican Light and Power и десятках других пионеров коммунальных услуг в США, Канаде и Европе. и железные дороги в Латинской Америке. То же самое относится и к интересам Бельгии в каирских трамвайных путях, а также к голландским холдингам в электроэнергетике, железной дороге и коммуникациях в бывшей Нидерландской Ост-Индии (ныне Индонезия).В послевоенный период многие проекты в странах третьего мира со временем перешли в собственность государства.

Что обрекло прошлые инвестиции в инфраструктуру? Есть разные объяснения. Национализм — самый оптимистичный из них. Эта гипотеза объясняет захват инфраструктуры, принадлежащей иностранцам, в результате антиколониальных настроений, охвативших страны третьего мира, когда бывшие колонии обрели независимость в 1950-х и 1960-х годах. Теория состоит в том, что по мере того, как эти страны созревают и идеология, связанная с антиколониализмом, исчезает, иностранные инвесторы снова приветствуются.Условия, которые привели к тяжелым временам, позади; будущее выглядит многообещающим. Об этом взгляде на мир можно сказать немало. Большинство развивающихся стран, которые когда-то выступали против иностранных инвестиций, теперь охотно за ними ухаживают — будь то инвестиции в производство, добычу полезных ископаемых, плантации или инфраструктуру.

Однако это объяснение кажется слишком простым, учитывая, что поглощения, произошедшие в Латинской Америке, произошли, когда латиноамериканские страны были дальше от своего колониального прошлого, чем развивающиеся страны Африки и Азии сегодня.Согласно более продуманному набору идей, 1980-е годы принесли изменения, которые навсегда улучшили отношение к иностранным инвестициям во всем третьем мире.

Во-первых, рвение банков в 1970-х годах предоставлять ссуды нефтедолларам, обильная иностранная помощь и, в некоторых странах, непредвиденные доходы от высоких цен на сырье означали, что развитие дорогостоящей инфраструктуры и шахт можно было финансировать за счет собранных денег. или взяты в долг у государства. Однако в 80-е годы произошло падение цен на нефть, долговой кризис и негативное отношение к иностранной помощи в богатых странах, что привело к резкому сокращению легких источников капитала.Иностранные инвесторы, казалось, оставались единственным вариантом. Как существующим, так и новым инвесторам можно гарантировать благоприятный режим, поскольку развивающиеся страны не могут позволить себе плохо обращаться с ними и рисковать отпугнуть других столь необходимых инвесторов.

Во-вторых, во многих развивающихся странах росла уверенность в себе. Новое поколение более образованных бюрократов считало, что они могут укротить транснациональную корпорацию. Старые проблемы трансфертного ценообразования, высокого отношения долга к собственному капиталу и даже политического вмешательства со стороны иностранных инвесторов казались управляемыми.Новые чиновники были уверены, что смогут заключить выгодные сделки.

Однако новое отношение может оказаться не таким устойчивым, как предполагает утешительная гипотеза; в инфраструктуре также может быть что-то особенное, что увеличивает риск. Следует признать, что проекты инфраструктуры, наряду с горнодобывающей промышленностью и плантациями, в прошлом подвергались поглощениям гораздо чаще, чем другие виды иностранных инвестиций. Эти отрасли кажутся более рискованными для иностранного инвестора независимо от времени и места.Действительно, недавние атаки на инфраструктурные проекты произошли в некоторых странах, которые в остальном были очень дружелюбны к иностранным инвестициям. Индонезия, например, к 1979 году привлекла иностранных инвесторов, когда потребовала, чтобы ITT продала свой телекоммуникационный объект правительству. (См. Вставку «Предостережение: ITT и Indosat».) Точно так же в 1993 году, когда возник конфликт из-за платной дороги в Бангкоке, Таиланд занял бы одно из первых мест в списке стран, благоприятных для иностранных инвестиций.

Опасности устаревшей сделки

Менее оптимистичное объяснение неутешительной истории зарубежных инфраструктурных проектов было выдвинуто Раймондом Верноном в книге Суверенитет в заливе: многонациональное распространение предприятий США (Basic Books, 1971). Вернон назвал это объяснение устаревшей сделкой , , и оно содержит предупреждения, актуальные сегодня. Теория начинается с простого принципа: большинство стран решительно предпочли бы местную собственность иностранной, независимо от отрасли, но особенно в важных, заметных секторах.Иностранцы приемлемы только в том случае, если выгоды в подавляющем большинстве перевешивают экономические и политические издержки.

Теория начинается с простого принципа: большинство стран решительно предпочли бы местную собственность иностранной собственности.

Во многих случаях выгоды от проектов, принадлежащих иностранным владельцам, совершенно очевидны в самом начале инвестирования — когда они приносят капитал, технологии или доступ к иностранным рынкам, которые иначе получить нелегко. В некоторых проектах преимущества, кажется, сохраняются на протяжении многих лет.Высокотехнологичные производственные предприятия могут получать новые технологии из-за рубежа, например, через годы после того, как они начнут свою деятельность. Или, если инвестор пользуется своими связями или хорошей репутацией с иностранными клиентами для экспорта, выгода от продолжающегося присутствия иностранца может быть видна в виде экспорта, который исчезнет, ​​если иностранец больше не будет присутствовать.

Тем не менее, некоторые виды деятельности (например, инвестиции в горнодобывающую промышленность и плантации) и, в частности, инвестиции в инфраструктуру, совершенно разные.Они не получают постоянного притока технологий; они не продают за границу; и капитал не продолжает поступать. Более того, если иностранец уедет, инфраструктурный проект останется. Инфраструктура (например, шахты и деревья) намного менее портативна, чем токарные или швейные машины. В результате присутствие иностранца может перестать рассматриваться как существенное для работы объекта — будь то платная дорога, порт или электростанция.

В то время как преимущества иностранного присутствия со временем становятся менее очевидными, затраты на иностранные инвестиции в инфраструктуру, вероятно, станут все более очевидными.Хотя процентные выплаты по заемным средствам регулярно истощают валюту страны, они заканчиваются, когда наступает срок погашения долга, тогда как дивиденды не только требуют иностранной валюты, но и обычно со временем растут. То, что иностранцы берут в качестве дивидендов, вероятно, будет сравниваться с затратами на банковские заимствования, при этом поток дивидендов редко оказывается удачным для сравнения. В результате то, что когда-то казалось разумной сделкой, начинает выглядеть как иностранная эксплуатация.

Политика скорее будет настроена против иностранного инвестора в инфраструктурных проектах, чем в других проектах.Тарифы на электроэнергию, плату за проезд по дорогам, телефонные счета и другие подобные сборы часто бросаются в глаза широкому кругу пользователей — как розничным, так и промышленным потребителям. Действительно, недавний опыт показал, что инвесторы часто должны повышать ставки на раннем этапе, особенно в бывших государственных коммунальных предприятиях, но повышение цен привлекает к инвестору неблагоприятное внимание. Более того, монопольное положение типичного инфраструктурного проекта делает слишком легким взимание платы за эксплуатацию.

Основания для беспокойства

Последние данные об экспроприации не дают оснований для пессимизма.В последние несколько лет поглощения происходили на удивление редко. Возрождение энтузиазма со стороны как новых, так и старых инвесторов свидетельствует о том, что инвесторы верят в перемены. Сегодняшние известные игроки включают Mission Energy, Enron, Hopewell Holdings, British Gas, National Power (также British), Electricité de France, Siemens, ABB Energy Ventures, Nordic Power Invest, Mitsubishi и Sumitomo, среди других, хотя в списке нет означает исчерпывающий. По иронии судьбы, по крайней мере, один из новых иностранных инвесторов, Telefonica of Spain, ранее был дочерней компанией некогда могущественной многонациональной инфраструктурной компании ITT.В некоторых случаях эта старая дочерняя компания ITT теперь владеет долей в национализированной собственности своей предыдущей материнской компании.

Но стадо может ошибаться. Многие из основных факторов, которые привели к национализации в прошлом, практически не изменились. Во-первых, более высокая степень развития, похоже, не ведет к одновременному уменьшению озабоченности по поводу иностранной собственности. В то самое время, когда Соединенные Штаты призывали развивающиеся страны привлекать иностранных инвесторов, сами Соединенные Штаты вводили контроль над иностранными поглощениями.Более того, Соединенные Штаты по-прежнему ограничивают иностранные инвестиции в прибрежное судоходство, авиалинии и коммуникации. Подозрение к иностранной собственности кажется присущим национальному государству.

Более высокая степень застройки, похоже, не снижает озабоченности по поводу иностранной собственности.

Во-вторых, инфраструктурные проекты остаются очень уязвимыми для атак оппозиционных политиков, которые ищут способы дискредитировать правительство. Инфраструктура по-прежнему ассоциируется с господствующей высотой экономики; многие инвестиции по-прежнему имеют характеристики естественных монополий.Оппозиционной партии легко апеллировать к национализму, заявляя, что правительство продалось иностранцам, позволив им контролировать критически важную инфраструктуру.

В-третьих, сохраняющаяся потребность принимающей страны в других иностранных инвестициях может не обеспечить такой безопасности инвестору, которому угрожает опасность. История стран, национализировавших иностранные компании, показывает, что страх, внушаемый другим инвесторам, действительно очень недолговечен. Иностранные инвесторы быстро вернулись в Перу после того, как акции U.S. инвесторы были национализированы; большинство иностранных инвесторов даже не подозревали о поглощении Индонезией ITT.

В-четвертых, правительства могут почувствовать, что изначально заключенные ими сделки на самом деле не так хороши, как они себя заставляли думать. Стоимость капитала, связанного с иностранной собственностью, была намного выше, чем стоимость государственного долга. Иностранные инвесторы, со своей стороны, были защищены от риска контрактами «бери или плати», по которым государство должно платить, скажем, за электроэнергию, независимо от того, использует ли оно ее или нет, и структурами ставок, которые гарантируют определенную прибыль.

В-пятых, правительства не являются едиными органами. Одна правительственная единица может действовать самостоятельно, иногда вопреки национальным интересам. В случае с платной дорогой в Бангкоке, например, выясняется, что Управление скоростных автомагистралей и скоростных перевозок действовало самостоятельно для защиты своих интересов. Его опасения по поводу беспорядков из-за завершенной, но неоткрытой дороги, вероятно, заставили его игнорировать любые основные национальные проблемы, связанные с иностранными инвестициями.

Наконец, даже несмотря на то, что фактические экспроприации случаются редко, новые подходы, такие как регулирование цен, ограничения разрешений на работу для иностранных менеджеров, пересмотр контрактов и даже выкуп, могут склонить чашу весов в пользу принимающей страны.

Минимизация рисков

Учитывая, что принимающие страны могут по ряду причин рассматривать иностранные инвестиции в инфраструктуру как устаревшую сделку, как инвесторы могут снизить свои риски? Ряд мер может помочь в этом:

Выберите подходящий бизнес.

Не все предприятия или части бизнеса одинаково чувствительны. Те, которые имеют дело непосредственно с общественностью, как правило, гораздо более подвержены политическому давлению, например, чем те, которые продают только «оптом».«Платная дорога, вероятно, будет более рискованным делом, чем оптовая продажа электроэнергии. Оптовая торговля электроэнергией также, вероятно, более безопасный бизнес, чем розничная продажа электроэнергии, по крайней мере, с политической точки зрения.

Инвесторы должны искать исключения из правил, если они собираются инвестировать в инфраструктуру.

Правильный бизнес — это также тот бизнес, в котором необходимо постоянное присутствие иностранного инвестора. В сфере инфраструктуры, однако, общие причины для иностранного присутствия обычно отсутствуют: выполнение большинства инфраструктурных проектов технически несложно.Экспорт задействован редко. Постоянный ввод капитала обычно не рассматривается. Следовательно, инвесторы должны искать исключения из правил, если они собираются вкладывать средства в инфраструктуру.

Позаботьтесь о новых типах проектов.

Практически не существует прецедентов для частных инвестиций в ряде областей, в которых сейчас ведется поиск иностранных инвесторов. Например, автомобильные дороги долгое время были собственностью государства; немного истории, на которую стоит обратить внимание. Точно так же частные иностранные инвестиции в аэропорты и промышленные комплексы — явление недавнее.В таких случаях мудрые инвесторы спросят, насколько важным может быть их дальнейшее присутствие и насколько чувствительной будет иностранная собственность через несколько лет.

Избегайте проблем с емкостью.

В прошлом национализация часто вызывалась неспособностью инвесторов создавать мощности для удовлетворения растущего спроса. В Латинской Америке иностранные компании не решались добавлять капитал, потому что прибыль ограничивалась запаздывающим увеличением ставок, но эти ограничения производственных мощностей затем привели к усилению давления с целью поглощения иностранной компании.В случае с Indosat основным фактором инициативы по национализации, по-видимому, было нежелание ITT участвовать в проекте строительства подводного кабеля Медан-Пенанг.

Минимизируйте собственный капитал, максимизируйте долг.

История национализаций показывает, что в условиях кризиса долговые обязательства с большей вероятностью будут выполнены, чем обязательства по акционерному капиталу. Это кажется правдой, даже если долг принадлежит тем же сторонам, которые владеют капиталом.

Отношение долга к собственному капиталу может быть труднее манипулировать, когда присутствуют местные партнеры, или когда акции продаются на местном фондовом рынке или, в конечном итоге, правительству.Похоже, что некоторые политики видят преимущества утверждений о том, что стране было бы намного лучше с долговыми обязательствами, чем с долевыми обязательствами, или что следовало заключать более выгодные сделки. Заявление становится еще более весомым, когда иностранец рассматривается как участник союза с влиятельными местными элитами, которые разделяют прибыль.

Фаза I частного энергетического проекта Paiton, энергетический проект в Индонезии, предлагает возможности. Индонезия была лидером в привлечении иностранных частных инвестиций в энергетические объекты, и проект Пайтон был создан таким образом, чтобы до 50% базового капитала могло быть в форме субординированных займов от иностранных партнеров по акционерному капиталу.Согласно соглашению, ссуды должны учитываться как капитал для определения цены выкупа. Однако можно быть уверенным, что иностранные инвесторы не хотят, чтобы субординированные займы рассматривались как капитал, когда дело доходит до расчета налога на прибыль или в случае экспроприации.

Конечно, правительства вполне могут ограничить соотношение долга к собственному капиталу, видя отрицательные последствия долга для поступлений от подоходного налога. Даже если это приемлемо, высокие показатели отношения заемного капитала к собственному капиталу несут в себе собственные риски. Они, вероятно, сделают доходность капитала даже более высокой, чем она могла бы казаться в противном случае.Это само по себе может повысить вероятность действий правительства.

Рассмотрите инновационные соглашения.

Непростая история инвестиций в горнодобывающую промышленность предполагает, что соглашения можно структурировать таким образом, чтобы снизить риски. Есть две характеристики, которые смягчают политический риск и повышают стабильность соглашения.

Во-первых, рабочие контракты и контракты на оказание услуг по добыче полезных ископаемых отделяют вопрос собственности от вопроса контроля и доходов, поэтому становится все труднее взимать плату за передачу национальных активов иностранцам.Соглашения о разделе продукции являются еще одним шагом в деле разделения продукции между принимающей страной и иностранными компаниями таким образом, чтобы выплаты иностранцам были менее заметными и более терпимыми. В некоторых соглашениях о добыче полезных ископаемых разногласия относительно того, кто осуществляет контроль со стороны руководства, решаются путем разделения решений на две группы: те, в которых интересы инвестора и правительства принимающей страны могут совпадать, и те, в которых могут возникать разногласия. Затем различные классы решений обрабатываются разными механизмами.Тема многих нововведений заключается в том, что собственность, контроль и финансовые потоки могут быть упакованы нетрадиционными способами для удовлетворения потребностей инвесторов в доходах и контроле над определенными решениями, в то же время решая некоторые политические проблемы, связанные с иностранным участием в критические области экономики. Вероятно, есть много возможностей для подобных инноваций в контрактных соглашениях, регулирующих инфраструктурные сделки.

Во-вторых, рассмотрение других видов иностранных инвестиций показывает, что соглашения с запланированными изменениями в основных компонентах сделки, таких как права собственности или ставки, кажутся более стабильными, чем соглашения, которые не предусматривают никаких упорядоченных изменений.Даже если условия контракта кажутся сомнительными, правительства могут решить не предпринимать никаких действий, если в контракте в ближайшее время потребуются изменения. С другой стороны, если соглашение предусматривает бессрочное сохранение статус-кво, давление с целью немедленных изменений может стать непреодолимым. В энергетическом соглашении Пайтона, в качестве одного примера, делается попытка решить эту проблему, начав с очень высоких тарифов (182 рупии, или 8,3 цента за киловатт-час), которые, как планируется, начнут снижаться через первые шесть лет.

Аналогичным образом, в случае инвестиций в инфраструктуру, соглашение «построить-эксплуатировать-передавать» (BOT) или «построить-эксплуатировать-передавать» (BOOT), которое требует от иностранного инвестора в конечном итоге передать собственность правительству принимающей страны, может обеспечивают большую стабильность, чем контракты на постройку-владение-эксплуатируй (BOO), в которых интерес иностранца действует на неопределенный срок. Дополнительная сложность переговоров может окупиться для инвесторов.

Избегайте необходимости большого увеличения скорости.

Ряд коммунальных предприятий, ищущих частных инвесторов, имеют очень устаревшие тарифы.Если к власти приходит иностранный инвестор, первым шагом должно быть повышение ставок, но быть связанным с повышением ставок особенно опасно. Было бы лучше настаивать на том, чтобы правительство повысило ставки перед приватизацией , чтобы вина лежала на правительстве, а не на иностранном инвесторе. В конце концов, обществу гораздо легче обвинить жадного иностранца, чем государственное учреждение или даже местного частного инвестора, в высоких сборах на платных дорогах, в тарифах на электроэнергию, превышающих таковые в промышленно развитых странах, в том, что они не обеспечивают дешевую электричество для бедных, за то, что оно не обслуживает отдаленные регионы страны, и другие непопулярные шаги.

Решите, выполнять ли фронтальную загрузку.

Очень сложный вопрос при структурировании иностранных инвестиций — это выбор между стремлением получить очень быструю отдачу, которая может обрушить действия правительства на инвестора, или согласиться на более медленную отдачу, которая с меньшей вероятностью спровоцирует враждебные действия.

Снижение тарифа на электроэнергию в соответствии с соглашением Пайтона сильно возвращает в сторону переднего конца. Большой риск, конечно, заключается в том, что высокие начальные цены на электроэнергию в первые годы приведут к действиям против инвесторов.Однако, если проект просуществует достаточно долго, инвесторы вернут большую часть своих инвестиций, и цены на электроэнергию и прибыль иностранцев больше не будут такими высокими.

Ищите местных партнеров.

Ряд экспертов подчеркнули необходимость для иностранных инвесторов делиться акциями с местными инвесторами, чтобы защитить себя от действий правительства. Они утверждают, что правительство с меньшей вероятностью примет меры против проекта, если такие действия причинят вред местным инвесторам, а также иностранным владельцам.Защита, по-видимому, будет сильнее, если эти местные партнеры будут политически влиятельными.

Тем не менее, политически влиятельные партнеры могут превращаться в политические обязательства. Если меняются правительства, особенно легко критиковать условия соглашения с иностранной компанией, если это соглашение тесно связано со старым правительством. Будет ли, например, причастность члена семьи президента Сухарто к Пайтону недостатком при смене режима? Или договоренности Хопуэлла о распределении прибыли с местными правительственными чиновниками в Китае станут помехой, если произойдут политические изменения?

Альтернативный (или дополнительный) подход — продажа акций местному населению.AFP добилась большого успеха с этой стратегией в Бразилии, где кампания «от двери к двери», включающая 4000 отдельных транзакций в штате Сан-Паулу, привела к тому, что многие клиенты стали акционерами Companhia Paulista de Forca e Luz. Компания оставалась в иностранных руках до 1964 года, после того как другие иностранные холдинги в инфраструктуре Бразилии в значительной степени исчезли.

Ищу международных партнеров.

Привлечение инвесторов разных национальностей также может обеспечить некоторую безопасность.Хотя правительства стран происхождения иностранных инвесторов стали довольно робкими в отношении вмешательства от имени своих компаний за рубежом, правительства принимающих стран по-прежнему опасаются гнева стран, которые предоставляют им помощь и торговые льготы. Однако предлагаемая безопасность, вероятно, снижается с уменьшением иностранной помощи и уменьшением значения торговых преференций, не связанных ГАТТ и ВТО. Обобщенная система тарифных преференций (GSP) и Соглашение о многожильном волокне (MFA) используются для предоставления льгот, которые могут быть отменены, если страна-получатель не понравится стране-предложителю.Однако оба соглашения фактически поддерживаются ГАТТ и ВТО; отсюда и уменьшение силы угроз лишением льгот.

Ряд иностранных инвесторов в развивающихся странах стремились привлечь к своим инвестициям международные учреждения. Они считают, что правительство, которое действует против проекта, который включает, скажем, Международную финансовую корпорацию, осознает, что оно рискует быть отрезанным от дальнейшего финансирования группой Всемирного банка. В таких договоренностях действительно может быть некоторая безопасность, пока международные институты остаются влиятельными игроками.

В отношениях с местными и международными партнерами заслуживают внимания следующие три момента:

Во-первых, постарайтесь справедливо разделить подверженность риску между партнерами. Некоторые партнеры, такие как поставщик оборудования или строительных услуг, могут иметь меньше рисков, чем другие инвесторы. В случае поставщика значительная часть его фактических инвестиций может быть возмещена за счет оплаты товаров или услуг, проданных проекту. Пакет соглашений должен попытаться распределить риски в таких различных областях, как загрузка производственных мощностей, затраты на топливо, инфляция и валюта.Учитывая различные интересы и инструменты, распределение рисков между иностранными партнерами может оказаться сложной проблемой. Сложность — прибыльный рай для тех, кого часто уничижительно называют «организаторами сделок». Соглашения, которые заключают участники сделки, могут быть настолько непрозрачными, что у правительства принимающей страны могут возникнуть все более подозрительные отношения.

Во-вторых, не рассчитывайте на секретность. История соглашений об иностранных инвестициях изобилует рассказами о «секретных» соглашениях, которые в конечном итоге стали достоянием общественности.Продолжающиеся политические разногласия по поводу электростанции Enron в Махараштре, Индия, подпитывались разоблачениями частей сделки, которые должны были быть секретными. Неразумно вступать в какие-либо соглашения, которые не выдержат публичного разоблачения.

В-третьих, рассмотрим преимущества проведения торгов. Все чаще соглашения об инфраструктуре подвергаются критике за то, что они заключаются за закрытыми дверями. В некоторых случаях сложность договоренностей означает, что публичные тендеры нецелесообразны, но правительство редко находит только одну сторону, заинтересованную в проекте.При отсутствии процесса торгов или при отсутствии предложений конкурентов оппоненты могут утверждать, что иностранному инвестору были предоставлены необоснованно благоприятные условия. Есть большая вероятность, что соглашения, которые были продуктом какого-то конкурентного процесса, будут более стабильными, чем те, которые не были.

Все чаще соглашения об инфраструктуре подвергаются критике за то, что они заключаются за закрытыми дверями.

Международные инвесторы могут принять ряд защитных мер для защиты от потенциально неблагоприятных обстоятельств в будущем:

Получите прямую страховку.

Различные организации предлагают страхование рисков, связанных с иностранными инвестициями. Американским компаниям Корпорация частных зарубежных инвестиций (OPIC) предлагает страховку от экспроприации, неконвертируемости валют, войн и восстаний. Для американских и многих других инвесторов Многостороннее агентство по инвестиционным гарантиям (MIGA, филиал группы Всемирного банка) предлагает аналогичное страхование. Более того, есть частные страховые компании, которые покроют определенные риски.Несмотря на то, что MIGA предлагает некоторое покрытие на случай нарушения контракта, а OPIC расширила свое определение экспроприации, задача инвесторов заключается в покрытии реальных рисков присвоения, которые выходят за рамки покрытия многих страховых полисов.

Страхование обычно покрывает только фактические инвестиции, а не дисконтированную стоимость будущих денежных потоков. В случае ITT в Индонезии страхование OPIC покрывает не более, чем ее инвестиции в Indosat. В то время как балансовая стоимость проекта составляла всего около 12 миллионов долларов на момент национализации, ITT предложила более 100 миллионов долларов в качестве чистой приведенной стоимости будущей прибыли предприятия.Никакое страховое покрытие не могло покрыть такие предполагаемые убытки.

Обратитесь за государственными гарантиями.

Правительства принимающих стран стали настороженно относиться к гарантиям внешнего долга. Это, по сути, важная причина, по которой в инфраструктурные проекты ищут частных инвесторов. Однако некоторые правительства по-прежнему эффективно гарантируют доходность капитала в инфраструктурных проектах.

Часто заказчиком проекта является государственное предприятие. Например, Paiton продает Perusahaan Umum Listrik Negara (PLN), государственной энергетической компании, которая контролирует распределение.Если PLN не сможет обеспечить адекватное распределение мощности многих запланированных электростанций, она почувствует сильное давление, если не выполнит некоторые из своих контрактов на закупку. Чтобы снизить риск, Paiton получил письмо-подтверждение от Министерства финансов, гарантирующее, что PLN выполнит свой контракт. Получение такой уверенности может снизить некоторые виды риска.

К сожалению, гарантии порождают еще один риск: критики в конечном итоге заявят, что инвестор получает высокую норму прибыли, но не принимает на себя ни одного из рисков, которые обычно связаны с капиталом.Так было в истории с платной дорогой в Бангкоке.

Пресс для сильного регулирующего органа.

Нет смысла желать никакого регулирования в отраслях естественных монополий. (Один из важных вопросов в случае с Indosat заключался в том, что ITT владела нерегулируемой монополией.) Многие развивающиеся страны не имеют независимого регулирующего органа. В Индонезии, например, тарифы на электроэнергию устанавливаются указом президента. Придет регулирование; существующая система, вероятно, безопаснее, чем неопределенность какого-либо будущего агентства.

Включите разумные механизмы разрешения споров.

Еще один урок извлечен из истории споров в горнодобывающей и нефтяной отраслях. Слишком часто соглашения предусматривают только громоздкий международный арбитраж при возникновении споров. Затраты, особенно с точки зрения отношений между инвестором и государством, были настолько высоки, что механизмы использовались редко. Тем не менее, напряженность иногда накапливалась из-за технических вопросов, таких как оплата накладных расходов домашнего офиса, использование железнодорожных линий и доступ к информации для назначенных правительством членов совета директоров.Казалось, что ни один вопрос не стоит высоких затрат на официальный международный арбитраж, но гнев может накапливаться до точки взрыва. К счастью, арбитраж — не единственный способ уладить конфликт. Возможно, лучшим решением является создание ряда механизмов для урегулирования споров, при этом сложность и стоимость спора возрастают с ростом серьезности спора. Недавнее соглашение Индонезии по Пайтону делает шаг в этом направлении, излагая подробные предписания для трех уровней урегулирования: от взаимного обсуждения через обращение к эксперту до арбитража.

Следите за экологическими проблемами.

Инвестиции в инфраструктуру часто серьезно влияют на окружающую среду. Многие страны третьего мира сегодня уделяют мало внимания окружающей среде, но велика вероятность того, что отстающие скоро изменятся. Иностранные инвесторы во вредные объекты, вероятно, станут мишенью, когда растет озабоченность по поводу окружающей среды.

Парадокс инвестиций в инфраструктуру

Частные и институциональные инвесторы поглотили публичные предложения инфраструктурных проектов в странах третьего мира.Крупные компании активно участвовали в торгах на приватизированные объекты и договорились о крупных обязательствах по новым инфраструктурным проектам в Азии и Латинской Америке. Однако коммерческие банки гораздо более неохотно вкладывают большие суммы денег в такие проекты. Как точно выразился президент Enron Global Capital Дэвид Хог, коммерческие банки «ушли в самоволку с международных инфраструктурных рынков». Осторожность банкиров может быть частично результатом их опыта с суверенными займами в 1980-х годах. Тем не менее неоднозначная история иностранных инвестиций в инфраструктуру должна служить дополнительным предупреждением для инвесторов.

В то время как экспроприация, прямое поглощение инвестиций, вероятно, является грубым инструментом прошлого, присвоение, более постепенная эрозия прав и привилегий инвесторов, имеет аналогичные последствия. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что позитивное отношение принимающей страны является недостаточной защитой от риска. Более того, большинство инфраструктурных предприятий не создают барьеров, которые защищают другие иностранные предприятия. Редко происходит постоянный ввод технологий; иностранец не критичен для выхода на экспортные рынки; и, во многих случаях, продолжающееся вложение капитала играет ограниченную роль.Кроме того, инфраструктурные проекты могут оказаться особенно чувствительными с политической точки зрения.

Есть несколько позитивных шагов, которые могут снизить риск присвоения. Но инвесторы не могут рассчитывать на безопасность и не могут ожидать, что политически приемлемая прибыль всегда будет оправдывать принятые договорные риски. Народная мудрость гласит, что высокий риск может принести высокую прибыль, но парадокс инфраструктурных проектов может заключаться в том, что более высокая доходность приводит к более высокому риску.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за сентябрь – октябрь 1995 г.

Как успешно завершить строительный проект за границей

Алекс Эртис, старший менеджер проектов, Alfa Tech

При строительстве в чужой стране важно понимать, что в каждой стране проекты руководствуются уникальными обстоятельствами. Проблемы, с которыми вы сталкиваетесь в Индии, отличаются, например, от Сингапура.
«Однако одна вещь неизменна: отношения — это король», — говорит Алекс Эртис, старший менеджер проекта в Alfa Tech.«Вы должны чувствовать себя комфортно с вашим местным представителем. К контрактам нельзя относиться бесцеремонно. Если вы думаете, что они имеют такой же вес, что и в США, вы ошибаетесь ».
Использование местного директора для реализации проектов помогает заключению контракта и помогает снизить риск через директора проекта до местной команды, говорит он.
Smart Business поговорил с Эртисом о том, что необходимо знать любому американскому бизнесу, осуществляющему строительный проект в другой стране.

Какие важные шаги необходимо предпринять, прежде чем начинать работу?

Как и в любом другом проекте, первым важным шагом является понимание и определение объема.Затем вместе с менеджером проекта создайте команду проекта. Наличие известных игроков, знакомых с зарубежной страной, вполне может диктовать метод реализации проекта — например, проектирование-сборка или разработка-предложение-сборка.
Критические шаги, однако, сильно различаются в зависимости от масштаба проекта. Простые улучшения арендатора требуют тщательной комплексной проверки здания, чтобы убедиться, что в нем есть надлежащая инфраструктура. Что касается наземного строительства, комплексная проверка больше сосредоточена на государственном регулировании и правах.
У любого проекта есть риски, которые можно разбить на бюджет, график, команду и объем. Некоторые специалисты по строительству помещают страновой риск в этот список, но страновой риск меняет динамику риска для всех аспектов работы. Установление надежных протоколов коммуникации и отчетности на раннем этапе планирования и создание сильного защитника в стране, которому доверяет иностранная команда, имеет решающее значение для перевода и снижения этих рисков.

Чем отличается здание в U.С. и другая страна?

В зависимости от страны строительные нормы и правила иногда могут быть на удивление похожими, а иногда и сильно отличаться. Стандарт, по которому определяется качество строительства, тоже может быть самым разным.
Скорость, с которой завершаются проекты в быстрорастущих экономиках, вызывает тревогу. Вам либо нужно чувствовать себя комфортно, позволяя вносить незначительные изменения без формальной проверки и утверждения проекта, либо вам нужен чрезвычайно четкий набор планов и очень сильное и постоянное присутствие, подтверждающее, что на работе команда дизайнеров является источником и конечной точкой для любые изменения дизайна.У обоих подходов есть свои риски, но вы должны принять осознанное решение, иначе он по умолчанию будет вносить изменения на месте с незначительной или отсутствующей официальной документацией.

Какие соображения необходимо учитывать американской компании при строительстве за границей?

Многие клиенты из США выходят на зарубежный рынок и пытаются работать так же, как в США. По юридическим, страховым и другим вопросам это может вызвать небольшую задержку. Многие зарубежные рынки не так развиты с точки зрения правовой базы и, откровенно говоря, гораздо менее спорны, чем U.S. Это немного меняет страховой и правовой аспект договора.
Также необходимо внимательно следить за качеством и заменами. Опять же, ключевым моментом является наличие местного адвоката для поддержания качества. Многие команды борются с процессом подачи заявок и рассматривают строительные спецификации как предложения. Для сборки с высокими техническими характеристиками подрядчик должен предоставить то, что он будет устанавливать, и физически осмотреть поступающий материал, чтобы убедиться, что он подходит.

Стоит ли строить здание местным или американским строителям?

U.Строители S., которые говорят, что могут строить за границей без местного партнера, обманывают себя и своих клиентов. Одни только иммиграционные последствия огромны. Вам обязательно нужна местная команда.
Ключевым моментом с экономической точки зрения является попытка добиться прозрачности фактических затрат. Вам не следует платить профсоюзным ставкам США за поденного рабочего, но многие многонациональные подрядчики выставят счет таким образом, если вы их не подтолкнете.
Еще одна проблема — это «правильный подбор размера» вашего подрядчика. Использование международного имени может быть удобным, но будьте готовы заплатить European или U.Цены на это. Если на рынке есть завершенные аналогичные проекты, будут малые и средние подрядчики, которые могут выполнить поставку за небольшую часть стоимости. Если вы привлечете крупную международную фирму, она просто наймет тех же людей в качестве помощников для выполнения работы.

Как вы обеспечиваете соблюдение законов и постановлений в процессе строительства?

Полезно попросить квалифицированного местного специалиста составить карту всего процесса. Однако, поскольку местная команда знакома с процессом и языком выдачи разрешений, может быть много предположений о различных ролях и обязанностях, выполняемых владельцем, подрядчиком и архитектором.Необходимы предварительные усилия, чтобы четко и ясно определить эти роли и обязанности. Без этого упражнения что-то будет упущено, что, вероятно, отразится на времени, бюджете и качестве.

Какие проблемы могут возникнуть при оплате иностранным подрядчикам?

Работа с иностранными налогами — отличный пример того, почему поддержание хороших отношений с иностранными членами команды невозможно переоценить. Кроме того, что касается обменного курса, менеджеры проектов могут попытаться облегчить U.Клиенты S. занимаются строительством за границей, принимая на себя часть риска обменного курса. Например, в некоторых случаях текущие обменные курсы включаются в контрактную документацию, и допускается некоторый уровень отрицательного изменения этих курсов. Это обеспечивает уровень комфорта, если не уверенность, для некоторых клиентов. Другие клиенты вполне комфортно справляются с взлетами и падениями иностранных валют и с радостью заключают сделки в долларах США.

Алекс Эртис — старший менеджер проектов в Alfa Tech.Свяжитесь с ним по телефону (925) 786-1511 или [адрес электронной почты]

.

Insights Technology & Engineering представляет вам компания Alfa Tech

Польша заняла пятое место в мире по объему иностранных инвестиций в новые проекты в прошлом году

Польша заняла пятое место в мире по стоимости новых проектов, означающих совершенно новые иностранные инвестиции, объявленных в прошлом году, согласно новому отчету Конференции Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД).

Стоимость анонсированных новых проектов в стране достигла 24 долларов.3 миллиарда в 2020 году, что всего на 0,6 миллиарда долларов меньше, чем Германия, лидер Европейского Союза. Единственными странами выше Польши были США, Великобритания и Китай.

Польша заняла третье место в Европе по объему иностранных инвестиций в новые проекты в прошлом году

Приток новых предприятий в Польшу был вызван «размером и состоянием экономики, ее сохраняющейся конкурентоспособностью, несмотря на пандемию, преимуществами членства в ЕС, затратами на рабочую силу и качеством рабочей силы, а также улучшением состояния инфраструктуры», — сказал Марек Вонсиньски из Польши. Об этом Bankier сообщил аналитический центр «Экономический институт» (PIE).пл.

В прошлом году общий объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Польше снизился на 7% по сравнению с 2019 годом, поскольку страна привлекла более 10 миллиардов долларов притока (в отличие от суммы объявленных инвестиций). Это поставило Польшу на 23-е место в мире.

Отток инвестиций из Польши увеличился на 41% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, превысив 1,8 миллиарда долларов. Хотя иностранные предприятия польских инвесторов, таким образом, достигли самого высокого уровня с 2017 года, они отстали в рейтинге от наиболее развитых стран — в эту категорию входит и Польша.

По данным ЮНКТАД, в результате пандемии COVID-19 глобальные ПИИ сократились на 35% до 1 триллиона долларов, что намного ниже самого низкого уровня во время глобального финансового кризиса десять лет назад. Приток прямых иностранных инвестиций в развитые страны упал на 58% до 312 миллиардов долларов, что в последний раз было зафиксировано в 2003 году.

Между тем, стоимость глобальных новых проектов также упала до рекордно низкого уровня — 564 млрд долларов в 2020 году. В развитых странах стоимость таких объявлений упала на 16%, а по международным сделкам по финансированию проектов — на 28%.

Однако пандемия также вызвала глобальный рост спроса на цифровую инфраструктуру и услуги. Запланированное Google строительство облачного региона за 1,8 долл. США в Польше — одно из главных заявлений, упомянутых в новом отчете.

Иностранные инвестиции в Польшу растут, несмотря на глобальный спад во время пандемии

По данным fDi Intelligence, в 2019 году иностранные инвесторы заявили о финансировании 373 новых проектов в Польше на общую сумму 21 доллар.8 миллиардов, что делает его третьим по величине направлением в Европе.

Только Великобритания (32,3 млрд долларов) и Россия (23,6 млрд долларов) привлекли больше нового финансирования, за Польшей следуют Германия (19,2 млрд долларов), Испания (19,1 млрд долларов) и Франция (15,7 млрд долларов).

В то время как Польша привлекает иностранных инвесторов, аналитики также указывают на такие препятствия, как слаборазвитая инфраструктура страны, отсутствие экологически чистой энергии и политизация судебной системы.

В отчете ЮНКТАД также отмечена тенденция к ужесточению нормативных положений и ограничений на инвестиции, связанные с национальной безопасностью.Сообщается, что в Польше от инвесторов из стран, не входящих в Европейскую экономическую зону (ЕЭЗ), теперь требовалось получать разрешение от антимонопольного органа (UOKiK) на некоторые внутренние приобретения.

Почему экономика Польши так быстро выходит из пандемии? Сравнение с Великобританией

Основное изображение предоставлено: Mariusz Cieszewski / Министерство иностранных дел Польши / Flickr (в соответствии с CC BY-NC 2.0)

Мария Вильчек — заместитель редактора «Записок из Польши».Она регулярно пишет для The Times, The Economist и Al Jazeera English , а также фигурирует в Foreign Policy , Politico Europe , The Spectator и Gazeta Wyborcza .

FPR

ПОЛИТИКА РЕГИСТРАЦИИ ВНЕШНЕГО ПРОЕКТА

Политика регистрации иностранных проектов (FPR) была создана для предупреждения и решения потенциальных административных, финансовых и / или юридических вопросов, которые могут возникнуть при разработке и реализации зарубежных проектов.Форма FPR просит исследователей предоставить подробную информацию о характере своего проекта, чтобы соответствующие технические эксперты UMMS могли оценить проекты. Рассмотрение и утверждение FPR координируется Управлением исследований и предполагает обратную связь от нескольких департаментов университетского городка. Вы можете найти полную политику FPR на сайте OOR.

Все преподаватели, сотрудники и стажеры UMMS, инициирующие или возобновляющие проект с международным компонентом, должны заполнить и пройти FPR. Международные компоненты могут включать, но не ограничиваются:

  • Наем иностранных граждан
  • Отправка преподавателей, сотрудников и стажеров UMMS за границу для сотрудничества или работы
  • Исследования с иностранным партнером или исследования в другой стране
  • Финансирование из иностранных организаций или в валюте, отличной от США
  • Открытие счета в иностранном банке, покупка оборудования, аренда или аренда автомобиля в другой стране и т. Д.

Сроки : Форма ДОЛЖНА быть заполнена не менее за 30 дней за до даты начала проекта в случае нефинансируемого проекта. В случае, если проект финансируется и обрабатывается Управлением исследований (OOR), регистрационная форма иностранного проекта должна быть заполнена во время подачи гранта в OOR и как минимум за 60 дней до начала финансирования. Зарубежные проекты, финансируемые любыми институциональными фондами, ДОЛЖНЫ быть зарегистрированы и получить одобрение до выплаты средств.

Утверждение отдела / программы : Главный исследователь должен получить соответствующее одобрение руководства отдела / программы и подписи на бланке регистрации иностранного проекта до подачи в Управление исследований.

Определение инвестиций в зеленые поля

Что такое инвестиции в новое поле?

Инвестиции с нуля (также «с нуля») — это вид прямых иностранных инвестиций (ПИИ), при которых материнская компания создает дочернюю компанию в другой стране, выстраивая свою деятельность с нуля.Помимо строительства новых производственных мощностей, эти проекты могут также включать строительство новых распределительных узлов, офисов и жилых помещений.

Основы инвестиций в новое поле

Термин «инвестиции с нуля» получил свое название от того факта, что компания — обычно многонациональная корпорация (MNC) — запускает предприятие с нуля, вспахивая и подготавливая «зеленое поле». Эти проекты представляют собой прямые иностранные инвестиции, известные просто как прямые инвестиции, которые обеспечивают высшую степень контроля для компании-спонсора.

Другой метод ПИИ включает в себя иностранные приобретения или покупку контрольного пакета акций иностранной компании. Однако, когда бизнес выбирает путь приобретения, он может столкнуться с правилами или трудностями, которые могут помешать процессу.

Инвестиции в «зеленые поля» несут такие же высокие риски и затраты, как и строительство новых фабрик или производственных предприятий.

В проекте с нуля, например, строительство завода компании выполняется в соответствии с ее спецификациями, сотрудники обучаются в соответствии со стандартами компании, а производственные процессы можно строго контролировать.

Этот вид участия противоположен косвенным инвестициям, таким как покупка иностранных ценных бумаг. Компании могут иметь незначительный контроль над операциями, контролем качества, продажами и обучением или вообще не иметь его, если они используют косвенные инвестиции.

Разделение дистанции между новым проектом и косвенными инвестициями — это инвестиции в коричневые месторождения (также называемые «заброшенными»). При инвестировании в коричневые месторождения корпорация сдает в аренду существующие помещения и землю и адаптирует их в соответствии со своими потребностями.Ремонт и настройка обычно приводят к относительно низким затратам и более быстрой окупаемости, чем строительство с нуля.

Ключевые выводы

  • При инвестировании с нуля материнская компания с нуля создает новое предприятие в другой стране.
  • Инвестиции с чистого листа обеспечивают компании-спонсору максимальную степень контроля.
  • Инвестиции с нуля сопряжены с большими рисками и требуют больших затрат времени и капитала, чем другие виды прямых иностранных инвестиций.

Риски и выгоды от инвестиций в «зеленые поля»

Развивающиеся страны, как правило, привлекают перспективные компании с предложениями налоговых льгот, или они могут получать субсидии или другие стимулы для создания новых инвестиций. Хотя эти уступки могут привести к снижению доходов от корпоративного налога для иностранного сообщества в краткосрочной перспективе, экономические выгоды и увеличение местного человеческого капитала могут принести положительную прибыль принимающей стране в долгосрочной перспективе.

Как и в случае с любым новым стартапом, инвестиции с нуля влекут за собой более высокие риски и более высокие затраты, связанные со строительством новых заводов или производственных предприятий. К меньшим рискам относятся перерасход средств при строительстве, проблемы с получением разрешений, трудности с доступом к ресурсам и проблемы с местной рабочей силой.
Компании, планирующие проекты с нуля, обычно вкладывают большие суммы времени и денег в предварительные исследования, чтобы определить осуществимость и рентабельность.

Плюсы
  • Налоговые льготы, финансовые льготы

  • Все по ТУ

  • Полный контроль над предприятием

Минусы
  • Увеличение капитальных вложений

  • Более сложная в планировке

  • Долгосрочные обязательства

Как долгосрочное обязательство, один из самых больших рисков при инвестировании в «зеленые поля» — это отношения с принимающей страной, особенно политически нестабильные.Любые обстоятельства или события, которые приводят к тому, что компании необходимо выйти из проекта в любое время, могут иметь разрушительные финансовые последствия для бизнеса.

Реальные примеры инвестиций в зеленые поля

Бюро экономического анализа США (BEA) отслеживает инвестиции с нуля, то есть инвестиции иностранной организации либо в создание нового бизнеса в США, либо в расширение существующего бизнеса, принадлежащего иностранным владельцам. Согласно данным, опубликованным BEA в июле 2018 года, расходы на строительство новых участков в США составили 259 долларов США.6 миллиардов долларов в 2017 году. Также 4,1 миллиарда долларов пошли на создание новых предприятий. Затраты на производство составили 40% от общей суммы. Еда и информация были самыми популярными отраслями промышленности.

В апреле 2015 года Toyota объявила о своем первом за три года проекте строительства нового завода в Мексике стоимостью 1,5 миллиарда долларов США для нового производственного предприятия в Гуанахуато. Завод планируется открыть в декабре 2019 года с конечной целью нанять 3000 сотрудников и производить 300000 пикапов в год — первоначальная мощность и рабочая сила составят треть от этого числа.Наряду с заводом автопроизводитель планирует построить или улучшить городскую застройку, чтобы обеспечить жильем рабочих, под названием Toyota City.

Исторически Мексика считалась привлекательной страной для инвестиций в новые отрасли, во многом благодаря низкой стоимости рабочей силы и производства, а также близости к рынкам в Соединенных Штатах.

.

Похожие записи

Вам будет интересно

Схема построения бизнеса – Схема бизнес процесса — краткий алгоритм создания

Сколько дней оплачивается больничный – Сколько дней больничного оплачивается в год

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко