Торгуемые товары: Торгуемые и неторгуемые товары | Международная экономика. Основы международной и мировой экономики

Содержание

Торгуемые и неторгуемые товары | Международная экономика. Основы международной и мировой экономики

Предметом приложения сил совокупного спроса и совокупного предложения в международной экономике является товар, который трактуется широко, как вся совокупность материальных и нематериальных предметов, предлагаемых для продажи. В более узком смысле, как известно из общей экономической теории, товар является исходной категорией товарного производства, которое пришло на смену натуральному хозяйству и характеризуется производством товара не только и не столько для собственного потребления, сколько на продажу.

Товар (commodity good) — предмет, удовлетворяющий какую-либо общественную потребность и произведенный для обмена, то есть обладающий ценностью, которая устанавливается в процессе его обмена на другие товары.

В теории международной экономики товар важен не как продукт производства, а как объект спроса и предложения. Поскольку основным предметом изучения являются сфера международного общения и ее обратное влияние на процесс производства, товар рассматривается прежде всего с точки зрения обращения и частично потребления.

Товар является таковым только тогда, когда он кому-то нужен и когда на него направлены две основные силы рыночной экономики — спрос и предложение, то есть его хотят обменять на другой товар, более того, хотя бы одна из этих сил действует из-за рубежа. Если хотя бы один из этих компонентов отсутствует, то товар становится простой вещью и не является предметом теории международной экономики.

Международная экономика наряду с общей теорией макроэкономики изучает закономерности формирования совокупного и индивидуального спроса и предложения на товары, образования их равновесной цены, отклонения от нее и возникающие рациональные ожидания. Разница в подходах заключается прежде всего в предложении о степени мобильности факторов производства (труда, капитала, земли и технологии), с помощью которых эти товары были произведены. Макроэкономическая теория обычно предполагает как данность абсолютную мобильность факторов производства, их полную свободу передвижения между регионами и отраслями деятельности.

Теория международной экономики исходит из более реальной предпосылки, что такая мобильность сильно ограничена межстрановыми барьерами. Разумеется, различия нельзя воспринимать прямолинейно. Например, такой важнейший для России фактор производства, как рабочая сила, даже внутри страны, несмотря на отсутствие межстрановых барьеров, обладает очень низкой мобильностью в силу многочисленных административных (прописка) и экономических (отсутствие работы по специальности) преград. Семье шахтера из Воркуты очень непросто перебраться в Москву. С другой стороны, свобода перелива капитала между большинством западноевропейских стран, стимулируемая интеграционными процессами, придает   этому   фактору   производства большую межстрановую мобильность.

Правильное для национальной экономики предположение о том, что все товары продаются и покупаются на рынке, оказывается неверным для международной экономики. Способность произвести продукт еще не означает, что он станет товаром, то есть что его кто-то купит.

Способность произвести товар для внутреннего рынка не означает, что он будет признан товаром на мировом рынке, то есть что его купят за рубежом. Товары могут не продаваться за рубежом либо по причине их неконкурентоспособности, что в принципе поправимо, либо по причине изначальной невозможности поставить их на внешний рынок, их принципиальной «неторгуемости». Поэтому с точки зрения международной мобильности все товары делятся на торгуемые и неторгуемые.

Торгуемые товары

(tradable goods) — товары, которые могут передвигаться между различными странами.

Неторгуемые товары (nontradab-le goods) — товары, которые потребляются в той же стране, где и произведены, и не перемещаются между странами.

Допустим, что некоторая страна несколько лет подряд брала зарубежные займы, срок оплаты которых наступил. Чтобы платить по долгам, правительство увеличивает налоги, в результате чего падает потребление. Но если производитель выпускает торгуемый товар, то, уловив падение внутреннего спроса, он может переориентировать часть своего производства для продажи за рубеж. Однако если производится неторгуемый товар, то такой альтернативы у производителя нет. Он несет убытки, разоряется и в итоге переходит в другую отрасль, спрос на продукцию которой выше. Наличие в экономике неторгуемых товаров приводит к тому, что любое изменение экономической политики, любая сколь-нибудь существенная реформа приводят к серьезным социальным проблемам и значительно осложняют процесс развития.

Тем самым главные различия между торгуемыми и неторгуемыми товарами заключаются в следующем:

  • Цены на торгуемые товары определяются соотношением спроса и предложения на мировом рынке и находятся под влиянием спроса и предложения на них и внутри страны, и за рубежом. Цены на неторгуемые товары определяются соотношением спроса и предложения на национальном рынке. Колебания цен на такие товары в других странах значения не имеют.
  • Поддержание баланса внутреннего спроса и предложения на торгуемые товары не так важно, как для неторгуе-мых товаров, поскольку недостаток внутреннего спроса может быть всегда компенсирован увеличением спроса из-за рубежа, а недостаток внутреннего предложения — увеличением поставок иностранных товаров. Для неторгуе-мых товаров поддержание внутреннего баланса спроса и предложения критически важно. При его нарушении возникают серьезные социально-экономические диспропорции.
  • Динамика и зачастую уровень внутренних цен на торгуемые товары следуют за динамикой и уровнем цен в других странах. Внутренние цены на неторгуемые товары могут существенно отличаться от цен других стран, а изменение может не приводить к изменению зарубежных цен на такие же товары.
Наиболее типичным примером не-торгуемых товаров являются услуги. Клиентура таких заведений, как парикмахерская, химчистка, прачечная, как правило, живет неподалеку, а приезжать из-за рубежа, чтобы почистить костюм, смысла не имеет. Услуги по аренде жилья — тоже обычно неторгуемый товар. Японец, живущий в Токио, городе с очень высокой арендной платой за жилье, практически никак не может использовать тот факт, что буквально в нескольких сотнях километров от него находится российский город Владивосток, где цены на жилье на порядок или даже на порядки ниже, ибо аренда жилья — товар неторгуемый.
Врачи, учителя, адвокаты также обычно предоставляют услуги, которые с точки зрения мировой экономики являются неторгуемым товаром.

Торгуемые и неторгуемые товары


Группа товаров

Тип товаров

1. Сельское хозяйство, охота, лесное хозяйство и рыболовство
2. Добывающая промышленность
3. Обрабатывающая промышленность

Торгуемые

4. Коммунальные услуги и строительство
5. Оптовая и розничная торговля, рестораны и гостиницы
6. Транспортировка, хранение и связь и финансовое посредничество
7. Оборона и обязательные социальные услуги
8. Образование, здравоохранение и общественные работы
9. Прочие коммунальные, социальные и личные услуги

Неторгуемые

Разделение между торгуемыми и неторгуемыми товарами проводили еще представители классического направления экономической мысли, полагая, что все готовые продукты являются торгуемыми товарами, тогда как то, что использовано для их производства, — неторгуемым товаром.

Однако в современные классические модели концепция торгуемых/неторгуемых товаров была привнесена лишь в конце 50-х годов.

Является ли товар торгуемым или неторгуемым, зависит также от транспортных издержек на его перемещение за рубеж и торговых барьеров, существующих на этом пути. Если цена товара на единицу веса высока, то практически всегда этот товар является торгуемым. Наиболее яркий пример — золото. Вне зависимости от транспортных издержек цена на золото практически одинакова во всех мировых центрах торговли им.

Однако транспортные издержки становятся непреодолимой преградой для парикмахера, несмотря на то что стоимость стрижки в Москве гораздо ниже, чем в Вашингтоне, цена билета Москва — Вашингтон — на два порядка выше цены стрижки. Поэтому московский парикмахер не бросает все и не едет в Вашингтон, а продолжает работать в Москве. Если на пути рыбопродуктов из России в Японию, где они в два раза дороже, возникнет таможенный тариф в 100% стоимости, то никакого смысла везти рыбу в Японию нет, те же деньги можно выручить и дома. Сокращение транспортных издержек в связи с развитием технологии ведет к увеличению количества торгуемых товаров, а рост межгосударственного протекционизма — напротив, к их сокращению.

Разумеется, любые границы между торгуемыми и неторгуемыми товарами будут весьма условны. Чаще всего используется деление, основанное на Стандартизированной промышленной классификации, принятой Организацией Объединенных Наций и признаваемой в большинстве стран мира. В соответствии с ней все существующие товары и услуги (которые тоже считаются товаром) делятся на девять больших групп (табл. 1.1).
Очевидно, что из приведенной классификации существуют многочисленные и весьма существенные исключения. Несмотря на то что строительство в основной своей массе считается неторгуемой услугой, достаточно взглянуть на здания, отремонтированные и построенные турецкими, югославскими и иными иностранными фирмами в России, чтобы убедиться в обратном. Транспорт также сильно вовлечен в международную торговлю, и неторгуе-мыми являются только те услуги, которые оказываются транспортом внутри страны — городскими автобусами, такси и пр. В главе будет рассмотрена торговля услугами, включающая те услуги, которые предоставляются иностранцам.

Торгуемые товары делятся на экспортируемые (exportables) и импортируемые (importables) товары. Экспортируемые товары, в свою очередь, состоят из товаров реального экспорта и субститутов экспорта — тех отечественных товаров, которые в данный момент продаются только на внутреннем рынке, но при желании могут быть проданы и за рубеж. Импортируемые товары состоят из товаров реального импорта и субститутов импорта — тех национальных товаров, которыми при желании можно заменить иностранные товары.

Итак, теории международной экономики свойствен прагматический  подход, в соответствии с которым, исходя и  из   наивысших   достижений   ведущих и       школ экономической мысли, она изучает те теории, модели  и инструменты экономической политики, которые позволяют наиболее быстро, точно и полно ответить на практические вопросы, возникающие в сложнейшей сфере международного   экономического   общения. Товар как предмет, удовлетворяющий а       какую-либо общественную потребность и произведенный для обмена, представляется    предметом    изучения    теории международной экономики не как продукт производства, а как объект процесса обращения, на который направлены векторы совокупного спроса и совокупного предложения. Спрос и предложение при этом предъявляются как в национальных рамках, так и из-за рубежа. С позиций международной экономики все товары делятся на торгуемые (в их  числе экспортируемые и импортируемые),  цена  на  которые   определяется соотношением спроса и предложения  как внутри страны, так и за рубежом, и неторгуемые, цена которых устанавливается балансом спроса и предложения в отечественных рамках.

Торгуемые и неторгуемые товары и услуги

Что такое торгуемые и неторгуемые товары и услуги  [c.710]

Торгуемые и неторгуемые товары и услуги  [c.728]

Последствия участия во внешней торговле для национальной экономики были конкретизированы экономистами на основе использования концепции торгуемых и неторгуемых товаров и услуг.  [c.728]

Модель торгуемых и неторгуемых товаров и услуг — в теории международной торговли разделение всех товаров и услуг, создаваемых в стране,, на торгуемые, т.е. являющиеся объектом международной торговли и потребляемые как внутри страны, так и за рубежом, и неторгуемые, которые не являются объектом международной торговли и потребляются только в той стране, где они были произведены  [c.880]

Чаще всего используется деление на торгуемые и неторгуемые товары (основанное на Стандартизированной промышленной классификации), принятое Организацией Объединенных Наций и признаваемое в большинстве стран мира. В соответствии с классификаторами все существующие товары и услуги (которые тоже считаются товаром) делятся на девять больших групп  [c.159]

Разумеется, что границы между торгуемыми и неторгуемыми товарами весьма условны. Существуют многочисленные и существенные исключения в делении товаров по названным типам исходя из приведенной классификации. Например, несмотря на то что строительство в основной своей массе является неторгуемой услугой, достаточно взглянуть на здания, построенные и отремонтированные турецкими, югославскими и иными фирмами в России, чтобы убедиться в обратном.  [c.159]

В результате к концу XIX в. сложился мировой (всемирный) рынок товаров и услуг, т.е. совокупность национальных рынков товаров и услуг (если использовать широкое определение). По узкому определению, это совокупность только тех товаров и услуг, которые продаются и покупаются на внешнем рынке. К ним часто применяется термин торгуемые товары и услуги , т.е. участвующие в международной торговле. Остальные обозначаются термином неторгуемые товары и услуги .  [c.694]

В соответствии с этой концепцией все товары и услуги подразделяются на торгуемые, т.е. участвующие в международном обмене (вывозимые и ввозимые), и неторгуемые, т.е. потребляемые только там, где они производятся, и не являющиеся объектом международной торговли. Уровень цен на неторгуемые товары складывается на внутреннем рынке и не зависит от цен на мировом рынке.  [c.728]

Отмеченное деление товаров и услуг влияет на структурные сдвиги в экономике, происходящие под воздействием участия страны в международной торговле. Это обусловлено тем, что спрос на неторгуемые товары и услуги может быть удовлетворен только за счет внутреннего производства, а спрос на торгуемые товары и услуги — также и за счет импорта.  [c.729]

При установлении обменного курса национальной валюты берется соотношение спроса и предложения на эту валюту, которое преобразуется вследствие внешнеторговых операций, т.е. на базе торгуемых товаров и услуг. Однако в большинстве стран мира они представляют меньшую часть их ВВП. При определении ППС берется как можно более широкий круг товаров и услуг, чтобы в него попали как торгуемые, так и неторгуемые товары и услуги. Так. В рамках Программы международных сопоставлений ООН, нацеленной на определение объема ВВП разных стран по ППС их национальных валют,  [c.12]

Теория международной торговли на основе эффекта масштаба Торгуемые и неторгуемые товары и услуги Теорема Рыбчинского Национальный ромб в теории международной конкуренции М. Портера  [c.737]

Фиани (Fiani, 1984) предлагает модель экономики двух регионов (Север и Юг), в которой существование возрастающей отдачи в производстве неторгуемого промежуточного фактора (услуг) приводит к увеличению различий в темпах роста между регионами. В модели предполагается, что первоначально регионы идентичны, т.е. имеют доступ к одинаковым технологиям. Для торгуемых товаров производство описывается функцией F[ ]  [c.14]

Динамическое решение модели показало, что возрастающая отдача от масштаба приводит к расхождению темпов роста в разных регионах экономики. Расширение модели до трехре-гиональной позволило показать, что каждый регион будет стремиться специализироваться на производстве только одного торгуемого товара. Автор показал, что даже в предположениях беззатратного производства и мгновенных межрегиональных потоков капитала будет наблюдаться специализация производства товара, более интенсивного по неторгуемому фактору (услугам), на Севере, в то время как на Юге, наобо-  [c.15]

Различия в ценообразовании на торгуемые и неторгуемые товары, и при чем тут недвижимость: monstrt_amadey — LiveJournal

Уже из описания выше становится ясно, что на неторгуемые товары цены будут двигаться в  куда более широких диапазонах, чем на торгуемые. (Валютные шоки, которые имели место в 2014-2015 в России – скорее забавное исключение. Тогда, действительно, цены на торгуемые товары выросли сильнее, но это было вызвано пересчетом импорта в рубли по новому курсу, а вот цены на внешних рынках не изменились).

Из этих принципиальных различий между торгуемыми и неторгуемыми благами вытекает множество важных экономических следствий. Например, природа известнейшей «голландской болезни» в российском варианте как раз и состоит в том, что под воздействием притока нефтедолларов цены на услуги рванули вверх, а на промышленные товары – остались на месте. Из-за этого производственный комплекс быстро захирел и его объем был вытеснен импортом, в то время как рост в секторе услуг, наоборот, принял гипертрофированные масштабы.

Теперь, как все это относится к недвижимости?
Хотя строительство формально может и не включаться в сектор услуг, благодаря свойству неторгуемости (очевидно, недвижимость не может быть транспортирована, что даже отражено в названии) основные ценовые закономерности очень схожи. Причем, неэластичность предложения в недвижимости даже более выражена. В коротком периоде предложение любой недвижимости совершенно неэластично по цене, т.к. невозможно оперативно запустить новые проекты. Но и в долгосрочном периоде предложение недвижимости может остаться совершенно неэластичным (хотя и значительно реже) – это происходит в локациях, где новая недвижимость физически не может быть построена (подробнее об этом я расскажу в специальной статье).

Вот мы и раскрыли нехитрый секрет фантастических взлетов цен на недвижимость в определенные моменты, которые обычно и будоражат сердца инвесторов по всему миру. Если на торгуемые блага любой добавочный спрос практически сразу компенсируется добавочным предложением, то на неторгуемые блага – для этого требуется значительное время.

В ситуации, когда предложение в краткосрочном периоде неэластично, ценовую динамику определяет исключительно спрос. Достаточно небольшого подъема спроса, чтобы цена начала расти как на дрожжах, и так будет продолжаться либо пока спрос не выдохнется, либо пока предложение наконец не подстроится – не начнется массовое строительство. Обычно ждать приходится достаточно долго для того, чтобы у обывателей возникло ощущение, что «недвижимость дорожает всегда».

////

Все сказанное выше можно проиллюстрировать с помощью графиков. Используем стандартную модель спроса-предложения для двух случаев – «А» для торгуемых товаров (с совершенной эластичностью предложения) – например мобильных  телефонов и «Б» для неторгуемых товаров (с совершенной неэластичностью предложения) – например, квартир.

Кривые спроса имеют одинаковый наклон и для А и для Б, а вот кривые предложения отличаются. Для случая А (торгуемое благо) кривая предложения горизонтальна и находится на уровне мировой цены P1 (логистические и налоговые различия по регионам считаем несущественными). Это означает, что предложение может неограниченно расширяться без увеличения цены P1.

Для случая Б (неторгуемое благо) – кривая предложения вертикальна и находится на уровне количества Q1 – что означает отсутствие каких-то вариантов увеличения (или сокращения) предложения в коротком периоде.

Под воздействием неких внешних факторов (например, притока нефтедолларов в страну) кривая спроса сдвигается из положения D1 в положение D2 (см. рисунок).

В случае А (торгуемое благо) это приведет к росту товарооборота (с Q1 до Q2) при этом цена P1 не изменится.

В случае Б (неторгуемое благо) результат будет иным:  товарооборот в натуральном выражении не изменится (останется Q1), в то время как цена вырастет с P1 до P2

////

Из графиков выше становится понятно, почему во время экономического бума цены на услуги растут быстрее, чем на материальные блага, а во время экономической депрессии – наоборот.

Из этих же графиков понятно, почему цены на товары в Москве и в регионах – примерно одинаковые, а цены почти на все услуги в столице выше, а больше всего разница именно в ценах на недвижимость.

В действительности, не так уж много услуг с совершенной неэластичным предложением. Тут работает такое правило: чем сложнее запустить услугу на новом месте или чем больше барьер входа на рынок услуг, тем предложение более неэластично.   Поэтому для большинства услуг кривая предложения будет не вертикальной, а имеющей положительный наклон.

Недвижимость в силу того, что процесс запуска очень усложнен и барьеров для входа тоже достаточно – один из лучших примеров неэластичного предложения в коротком периоде.

Торгуемые и неторгуемые товары » Интересные факты


Торгуемые и неторгуемые товарыДля мировой экономики, понятие товара используется не в качестве обозначения его как продукта производства, а как предмета спроса и предложения. В отличие от макроэкономики, международная экономика исходит из того аргумента, что передвижение определенного товара между государствами ограничено рядом барьеров, которые установлены в силу ряда причин между странами.

Такой посыл позволяет разделить все товары на две группы – торгуемые и неторгуемые. То есть первые могут спокойно перемещаться между странами, например, товары повседневного спроса, а вторые используют только в той стране, в которой их выпустили, к этой группе можно отнести системы вооружений, товары с низким уровнем конкуренции, например, российские автомобили. На основании такого разделения можно определить следующее – цена на торгуемую продукцию определяется уровнем спроса и предложения как стране-производителе, так и за ее пределами. В свою очередь, уровень цен на не торгуемые товары определяет спрос на них внутри страны и колебания стоимости на аналогичную продукцию за рубежом не оказывает на них никакого влияния.

Надо сразу отметить, что для неторгуемых товаров очень важно поддержание равновесия спроса и предложения, в противном случае его отсутствие может привести к серьезным последствиям как в экономической, так и политической жизни страны. А вот для торгуемых товаров, это равновесие, наоборот, не критично, поскольку их недостаток всегда можно пополнить за счет увеличения импорта. Кстати, на самом деле разница между названными типами товаров условна, она определяется уровнем производства, наличием протекционистских мер на таможне и пр.

Для систематизации торгуемых и неторгуемых товаров и услуг, международная экономика приравняла их к товару, в ООН принята система промышленной классификации продукции, которая состоит из девяти групп.

 


Похожие статьи:

Горькое лекарство от «голландской болезни»: как падение сырьевых доходов изменит экономику России

В начале 2020 года за считанные недели страны — экспортеры нефти неожиданно стали намного беднее, чем всего несколько месяцев назад. Крах мирового рынка черного золота, вызванный ценовой войной между Россией и Саудовской Аравией, и сокращение спроса на сырье вследствие мер, направленных на предотвращение распространения пандемии COVID-19, привели к падению котировок сначала до многолетних минимумов, а в какой-то момент впервые в истории они опустились даже ниже нуля. В итоге доходы компаний и правительств стран — экспортеров нефти резко снизились, что привело к падению реальных доходов граждан этих стран. Рисунок 1 демонстрирует, как падение цен на нефть повлияло на стоимость экспорта трех крупных экспортеров сырья в период с января по апрель 2020 года.

Рисунок 1. Потери стран-экспортеров нефти за I квартал 2020 года 

Примечание: Экспорт рассчитан как разница между производством и потреблением, стоимость рассчитана по среднемесячной цене на нефть. Данные о производстве и потреблении взяты за 2018 год (самые свежие из доступных в статистическом обзоре BP), данные по номинальному ВВП 2018 года взяты из базы Всемирного банка.

Реклама на Forbes

Позитивная сторона этих событий заключается в том, что снижение доходов от экспорта нефти может принести пользу производителям торгуемых товаров (тех, что могут перемещаться между странами) в странах — экспортерах сырья. Сокращение экспортной выручки приводит к относительно более высоким ценам на такие товары, что служит рыночным сигналом, стимулирующим перераспределение рабочей силы и капитала из неторгуемого (товары потребляются в той же стране, где производятся) в торгуемый сектор экономики. Таким образом, падение цены на нефть можно рассматривать как признак грядущих хороших времен для сферы торгуемых товаров.

В совместном с Торфинном Хардингом и Радославом Стефански исследовании «Boom goes the price: Giant resource discoveries and real exchange rate appreciation», которое было принято к публикации в The Economic Journal, мы выявляем и определяем количественные изменения в относительной цене торгуемых и неторгуемых товаров, а также объем перераспределения рабочей силы по секторам после открытия в стране значительных месторождений нефти и газа. Стимулирующий рост торгуемого сектора механизм, по сути, является зеркальным отражением так называемой голландской болезни. Журнал The Economist впервые использовал этот термин для описания сокращения занятости в обрабатывающей промышленности в Нидерландах после открытий крупных месторождений природного газа в 1970-х годах. Он стал классическим экономическим жаргоном для описания основной теории макроэкономических последствий открытия больших запасов природных ресурсов и изменения цен на сырье.

В основе теории «голландской болезни» лежит идея о том, что люди заботятся о потреблении и торгуемых товаров (таких как автомобили), и неторгуемых товаров (таких как услуги парикмахера). Увеличение сырьевой экспортной выручки в результате открытия новых месторождений нефти или повышения цен на нее делает потребителей богаче и, следовательно, увеличивает их спрос на все товары. Более высокий спрос на торгуемые товары может быть удовлетворен за счет увеличения импорта, но для удовлетворения спроса на неторгуемые товары странам необходимо производить больше таких товаров на местном рынке. В ответ на этот более высокий внутренний спрос на неторгуемые товары цены на них растут, что приводит к перетоку труда и капитала в становящийся более прибыльным внутренний сектор их производства. В периоды снижения цен на нефть, как в последние недели, происходит прямо противоположное.

Можно легко представить себе множество отдельных примеров того, как связаны между собой цена неторгуемых товаров и ресурсное богатство, влияние на которое могут оказывать либо циклы динамики цен на сырьевые товары, либо открытия новых месторождений. Например, Луанда, столица богатой нефтью Анголы, часто упоминается как один из самых дорогих африканских городов, в то время как жизнь в Осло — столице богатой нефтью Норвегии — как известно, дороже, чем в Стокгольме, столице Швеции, которая не имеет больших запасов черного золота. Однако, несмотря на почти канонический статус этой теории и многочисленные разрозненные данные, до сих пор было довольно сложно эмпирически отделить эффект открытия новых месторождений природных ресурсов от других факторов, влияющих на цены и перераспределение рабочей силы и капитала.

Основываясь на новом наборе данных и более сложной эмпирической стратегии, мы обнаружили подтверждение этих механизмов: открытие в стране крупного месторождения с объемом ресурсов, оцениваемым в 10% ВВП страны, приводит к росту реального обменного курса валюты этой страны на 1,5% в течение 10 лет после открытия. Такое укрепление валюты является довольно существенным на фоне других последствий подобных открытий. Мы находим также подтверждение того, что этот рост обусловлен повышением цен на неторгуемые товары, в то время как цены на торгуемые товары, судя по всему, оказываются зависимыми от международных рынков. Результаты нашего исследования на примере некоторых стран ОЭСР также подтверждают сокращение обрабатывающей промышленности: доля занятых в производстве торгуемых товаров снижается на 0,5 п. п. в течение 10 лет после открытия месторождения.

Принимая в расчет результаты исследования и допуская, что глобальная экономика ведет себя симметрично в периоды бума и спада, мы можем сделать обоснованное предположение о перспективах развития событий в богатых нефтью странах вследствие нынешнего шока нефтяных цен. В случае потери 10% своего ВВП из-за падения доходов от продажи нефти, как, например, это происходит в России в 2020 году (см. рис. 1), в стране будет наблюдаться падение цен на неторгуемые товары на 1,5% и рост занятости в торгуемом (производственном) секторе на 0,5 п.п.

По нашим оценкам, на достижение этих значений может уйти до 10 лет, поскольку для перетока рабочей силы и капитала между секторами — и, возможно, даже регионами — потребуется какое-то время. Подготовка к этим трансформациям и управление этими переменами в экономике могут иметь важное значение для политиков, особенно если снижение цен на нефть будет иметь долгосрочный характер.

Эксперт: Россия смогла частично ограничить влияние общемирового всплеска инфляции — Экономика и бизнес

МОСКВА, 29 декабря. /ТАСС/. Россия смогла частично ограничить влияние общемирового всплеска инфляции за счет введения экспортных квот и запуска демпферных механизмов, считают опрошенные ТАСС эксперты.

«В России были предприняты шаги по ограничению роста внутренних цен на ряд товаров (зерно, черные металлы и прочее) через экспортные квоты и демпферные механизмы. Это позволило отчасти ограничить перенос скачка мировых цен во внутренние», — отметил директор Института международной экономики и финансов ВАВТ Минэкономразвития Александр Кнобель. Вместе с тем, по мнению экономиста, такие меры могут сказаться на отечественных производителях и привести к снижению их доли на мировом рынке.

Старший научный сотрудник ВАВТ Александр Фиранчук отмечает, что текущая инфляционная динамика представляет собой глобальный тренд, затронувший как страны с формирующимися рынками, так и развитые экономики. «Сложившаяся [мировая инфляционная] ситуация во многом связана с выбранным методом борьбы с экономическими последствиями пандемии коронавируса. Меры монетарного поддержания спроса, принятые крупнейшими развитыми экономиками, привели к прогнозируемому росту глобальной инфляции. Однако это воспринималось как менее негативное последствие в сравнении с возможным охлаждением спроса из-за пандемии и последующим снижением благосостояния», — указывает Фиранчук.

Он также обращает внимание на то, что сегодня крупнейшие мировые центробанки приступают или готовятся к ужесточению денежно-кредитной политики (ДКП), что в полной мере согласуется с логикой действий Банка России. «Не переходя к чрезмерно жесткой политике, которая может охладить экономическую активность, российский регулятор продолжает бороться с ускорением темпов роста цен», — резюмирует Фиранчук.

В свою очередь Кнобель указывает, что изменение ДКП регуляторами развитых стран позволяет рассчитывать на скорое снижение темпов инфляции и в других странах, поскольку «меры поддержания спроса затронули большинство торгуемых товаров, что привело к глобальному скачку инфляции». «При этом следует понимать, что страны ограничены в возможности управлять инфляцией на отдельные торгуемые товары», — добавил он.

В среду Росстат сообщил, что годовая инфляция в России в 2021 году составила 8,39%, что является с 2015 года максимальным значением по итогам года.

Биржевые товары | Торговля коммодитиз онлайн

Предупреждение о риске при работе с сырьевыми товарами

CFD, фьючерсы и опционы на сырьевые товары, а также споты по металлам относятся к красной категории продуктов, так как считаются сложными инвестиционными инструментами, торговля которыми сопряжена с высокой степенью риска. Законодательство обязывает датские банки классифицировать инвестиционные продукты, предлагаемые частным клиентам, в зависимости от сложности и сопряженных с ними рисков. Таким образом, существует три категории продуктов: зеленая, желтая и красная. Для дополнительной информации нажмите здесь .

Товарные ETC относятся к продуктам желтой или красной категории в зависимости от конкретного инструмента.
Опционы подразумевают риски и подходят не для всех инвесторов. Особые риски, характерные для торговли опционами, могут повлечь быстрые и значительные убытки. Привилегии по торговле опционами подлежат проверке и утверждению Saxo Bank A/S. Перед покупкой или продажей опциона инвесторы должны ознакомиться с документом «Характеристики и риски стандартных опционов», также известным как документ, раскрывающий сущность опционов (ODD). В этом документе разъясняются характеристики и риски торгуемых на биржах опционов.

Другие риски. Спреды, стрэддлы и иные многоэтапные стратегии торговли опционами могут подразумевать значительные операционные издержки, в том числе многочисленные комиссии. Это может повлиять на потенциальную доходность. Существуют продвинутые стратегии торговли опционами, которые зачастую подразумевают повышенные и более сложные риски по сравнению с базовыми сделками.

Исполнение и уступка опционов, особенно американских, может привести к значительным убыткам, особенно если продавец опциона «непокрыт». Опционы, которые на момент экспирации имеют положительную внутреннюю стоимость, исполняются автоматически, а по неприбыльным опционам («вне денег») происходит экспирация. В некоторых случаях держатели длинных неприбыльных опционов могут решить исполнить опцион в том случае, если его цена подойдет очень близко к дневной базовой цене расчетов (например в случае «булавочного риска»).

Tradeables — обзор | ScienceDirect Topics

21.6 Будущие исследования

Карты Старого Света мало помогают в terra nova , а отклонение Филиппин от проторенного восточноазиатского пути индустриализации 18 означает, что прошлое может дать мало подсказок для определения будущей политики . Тем не менее филиппинское правительство несколько бесхитростно определило возрождение производства как одну из своих основных целей роста (обновленный план развития Филиппин на 2014 год), создав надежду на то, что история азиатского тигра первого поколения все еще может быть в картах. Будет ли это подтверждено, еще неизвестно.

Важный вопрос, который следует задать, заключается в том, сохранятся ли условия, которые привели к текущему положению экономики, или в конечном итоге изменятся сами собой. В какой степени, например, текущие тенденции можно рассматривать просто как филиппинскую версию «голландской болезни», когда бурно развивающиеся отрасли (в данном случае работа за границей и аутсорсинг бизнес-процессов) наносят ущерб рыночному производственному сектору? Если проблема по существу преходящая и саморазрешающаяся, то одним из приемлемых ответов является простое доброкачественное пренебрежение, 19 , а единственным рецептом будет благоразумное распоряжение непредвиденными валютными поступлениями, пока они есть (скажем, за счет инвестиций в инфраструктуру или создания суверенные фонды благосостояния).В противовес доброкачественному пренебрежению можно возразить — через обращение к зависимости от пути — что явление денежных переводов действительно носит долгосрочный характер. (В конце концов, он сохраняется уже более десяти лет.) Если это так, длительный период реального укрепления валюты может навсегда подорвать шансы на любое будущее расширение производства. Это подразумевало бы необходимость корректирующей позитивной налогово-бюджетной или денежно-кредитной политики в сочетании с соответствующим режимом обменного курса, чтобы смягчить или даже обратить вспять эту тенденцию (см., например, Corden, 2004: 102–104).

Предположим, что выбран последний путь и реализована некоторая упреждающая политика? Независимо от того, как преднамеренная занижение валюты исторически работало на высокие темпы роста в Восточной Азии (как предполагает Родрик), все же следует задаться вопросом, в какой степени эта стратегия остается осуществимой для стимулирования экспорта промышленных товаров и промышленности в целом. Существует несколько усложняющих факторов, таких как более низкая глобальная терпимость к «манипулированию валютой» в двадцать первом веке и тот факт, что такие действия предлагаются для страны, которая уже имеет постоянный профицит счета текущих операций. Недооценка также ставит перед монетарными властями дополнительную цель политики, порождая некую форму хорошо известной «невозможной троицы». Более ощутимыми и незамедлительными являются финансовые потери центральных банков, которые должны компенсировать «негативную переносимость» накопления низкодоходных активов, деноминированных в иностранной валюте, чтобы подавить реальное повышение курса. Как насчет фискальной экспансии? Фискальная экспансия, особенно если она финансируется за счет внутренних займов, могла бы в принципе помочь переломить эту тенденцию, сократив текущий профицит за счет большего поглощения и стимулируя реальное обесценивание.Эффект обменного курса может быть частично устранен, если фискальная экспансия повысит внутренние процентные ставки и привлечет приток капитала. Последнее усугубляется для Филиппин сужением премий за суверенный риск и улучшением кредитных рейтингов.

Таким образом, даже если преднамеренная занижение стоимости является желаемой целью, инструменты для ее разработки далеко не очевидны. Таким образом, хотя основные направления многих вариантов политики могут быть изложены теоретически, их применимость или даже уместность в конкретных условиях Филиппин в решающей степени зависят от реальных исторических обстоятельств и величины эмпирических параметров.

Помимо вопроса обменного курса, более крупный исследовательский вопрос для Филиппин заключается в том, насколько экспортный стимул все еще может обеспечить производителей в текущий исторический период. «Перебалансировка» китайской экономики от экспорта и инвестиций к внутреннему потреблению — наряду с ростом заработной платы и других расходов — открывает возможности для стран с более низкой заработной платой занять брешь в качестве нового источника промышленного экспорта и назначения для производства. иностранные инвестиции по уже знакомой схеме «летящих гусей». 20 Но хотя сам феномен перемещения промышленных предприятий хорошо изучен, до сих пор неизвестно, в какой степени Филиппины действительно выиграют от него, учитывая их статус с высокой заработной платой по сравнению со странами, расположенными дальше по цепочке летающих гусей. Также следует учитывать обратную тенденцию «оншоринга» в ответ как на налоговые льготы (или штрафы) со стороны правительств богатых стран-инвесторов, так и на снижение стоимости цифровой и машинной замены труда в некоторых отраслях (например, робототехника и 3D-печать). ).Такие тенденции подрывают границы массового производства, основанного на дешевой рабочей силе, но существует мало исследований, если таковые вообще существуют, которые определяют долгосрочный горизонт для Филиппин в этих терминах.

Помимо макроэкономических инструментов, было бы полезно спросить, существуют ли другие политические рычаги для поздних индустриализаторов, таких как Филиппины, для расширения производства. Иными словами, существуют ли какие-то особые внутренние препятствия или наказания, которые мешают обрабатывающей промышленности реализовать свой потенциал? Полезно знать, например, до какой степени формальная охрана труда на Филиппинах действительно «переразвита», т.е.g., посредством законодательства о заработной плате и правил найма и увольнения (см. Esguerra, 2010). К другим «структурным» препятствиям, фигурирующим в политических взглядах, но малоизученным, относятся низкая производительность и доходы в сельском хозяйстве, которые предположительно могли иметь косвенные последствия через каналы предложения (например, через воздействие высоких цен на продукты питания на заработную плату и предложение факторов производства). ) или по запросу. Мнение организованного частного сектора также предполагает, что конституционные ограничения собственности были важны (хотя они явно не охватывают производство), а также узкие места в физической инфраструктуре, энергии и самой производительности труда.Прямое влияние зарубежной миграции на истощение резерва квалифицированной рабочей силы, которую можно использовать для производства, также необходимо определить.

Большинство авторов, пишущих о вялости филиппинского роста, особенно роста промышленности, до сих пор были сосредоточены на стимулировании внешнего спроса или общих ограничениях предложения (отсюда акцент делается на обменных курсах, тарифах и налоговых льготах, законах о заработной плате, инфраструктуре и энергетике). Это также имело тенденцию направлять разработку политики. Для сравнения, на Филиппинах было проведено несколько исследований для оценки различных уровней производительности самих фирм 21 и их реального экспортного потенциала в соответствии с принципами, предложенными в «Новой теории торговли» (Mélitz, 2008).

По крайней мере, все это должно помочь сформировать более реалистичные представления о текущих шагах правительства. Например, в то время как увеличение расходов на инфраструктуру вполне может быть указано в целом, это не устранит препятствия, характерные для производства. Вместо этого выгоду могут принести такие услуги, как туризм, и даже более заметную. Таким образом, влияние таких политических ударов на цели программы может сильно отличаться от ожидаемого.

Наконец, было бы полезно изучить не только то, что не удалось (например,г., производство), но и что удалось и почему. В частности, рост высококонкурентного современного сектора услуг — начиная с простых услуг колл-центра, но теперь перейдя к вспомогательным операциям для иностранных фирм, бухгалтерскому учету и анализу больших данных — был основан на большом труде. компонент сил с уровнем образования выше среднего и знанием английского языка, а также с технологическими достижениями, которые позволили «торговать задачами» (Grossman and Rossi-Hansberg, 2008; Baldwin and Robert-Nicoud, 2010).Конкурентоспособный новый сектор услуг в стране мало изучен, и это любопытная ситуация, учитывая значение этого сектора в накоплении иностранной валюты, его влияние на предложение рабочей силы (особенно квалифицированной рабочей силы) в других отраслях, а также рост будущего среднего класса и моделей внутренний спрос в более общем плане.

Там, где история является плохим ориентиром, исследования будут менее авторитетными, хотя принятие решений, несомненно, поможет, если ответить на частичные вопросы, тесно связанные с выбором политики, такие как перечисленные выше.В остальном можно полагаться только на внимательный прагматизм, творческое использование первых принципов и готовность приспосабливаться по мере развития событий.

Товарные и неторгуемые товары | SpringerLink

Живая справочная работа, запись

Последняя версия Посмотреть историю входа

Первый онлайн:

DOI: https://doi.org/10.1057/978-1-349-95121-5_1773-2

  • 1 Цитаты
  • 477 Загрузки

Abstract

Различие между внешнеторговыми и неторгуемыми товарами лежит в основе развития теории международной торговли как области экономики, отличной от общей теории стоимости.Существование неторгуемых товаров, а также торгуемых товаров подразумевает, что одни рынки являются внутренними, а другие — международными. Связи между ценами на эти два набора товаров были предметом знаменитого уравнения цен на факторы производства и теорем Стоплера-Самуэслона. Неторгуемые товары играют заметную роль в анализе многих проблем, таких как тарифная реформа, обменные курсы и международные переводы.

Ключевые слова.S. Оценка проекта Паритет покупательной способности Реальные обменные курсы Анализ сокращенной формы Теорема Рикардо Д.

Рыбчинского Теневое ценообразование Жесткие цены Теорема Столпера–Самуэльсона Заменители и дополнения Тарифы Условия торговли Торренс Р. Ходовые и неторгуемые товары

Первоначально эта глава была написана опубликовано в The New Palgrave Dictionary of Economics , 2-е издание, 2008 г. Под редакцией Стивена Н. Дурлоуфа и Лоуренса Э. Блюма

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в систему

, чтобы проверить доступ.

Библиография

  1. Anderson, J.E., G.I. Баннистер и Дж. П. Нири. 1995. Внутренние искажения и международная торговля.

    International Economic Review

    36: 139–157.

    CrossRefGoogle Scholar
  2. Бэкус Д.К. и Г.В. Смит. 1993. Потребление и реальные обменные курсы в странах с динамично развивающейся экономикой, где товары не торгуются.

    Журнал международной экономики

    35: 297–316.

    CrossRefGoogle Scholar
  3. Бакстер, М., Ю.Дж. Джерманн и Р.Г. Король. 1998. Неторгуемые товары, неторгуемые факторы и международная недиверсификация.

    Журнал международной экономики

    44: 211–229.

    CrossRefGoogle Scholar
  4. Блэкорби К., В. Шворм и А. Венейблс. 1993. Необходимые и достаточные условия выравнивания цен на факторы производства.

    Обзор экономических исследований

    60: 413–434.

    CrossRefGoogle Scholar
  5. Чакрабарти, А. 2006. Фактор выравнивания цен за пределами «кубического» мира.

    Экономическая теория

    27: 483–491.

    CrossRefGoogle Scholar
  6. Corden, WM, and JP Neary. 1982. Быстро развивающийся сектор и деиндустриализация в небольшой открытой экономике.

    Экономический журнал

    92: 825–848.

    CrossRefGoogle Scholar
  7. Davis, D.R., and D.E. Вайнштейн. 2001. Отчет о глобальной торговле факторами.

    American Economic Review

    91: 1423–1453.

    CrossRefGoogle Scholar
  8. Дирдорф, А.В., П.Н. Курант. 1990. О вероятности выравнивания цен факторов с неторгуемыми товарами.

    International Economic Review

    31: 589–596.

    CrossRefGoogle Scholar
  9. Диверт В.Е., А.Х. Турунен-Ред и А.Д. Вудленд. 1989. Изменения в налогах и тарифах, улучшающие производительность и Парето.

    Обзор экономических исследований

    56: 199–215.

    CrossRefGoogle Scholar
  10. Диверт В.Е., А.Х. Турунен-Ред и А.Д. Вудленд.1991. Тарифная реформа в небольшой открытой экономике с несколькими домохозяйствами с внутренними перекосами и неторгуемыми товарами.

    International Economic Review

    32: 937–957.

    CrossRefGoogle Scholar
  11. Динвидди С. и Ф. Тил. 1987. Скрытые цены на неторгуемые товары в экономике, искаженной налогами: формулы и ценности.

    Журнал общественной экономики

    33: 207–221.

    CrossRefGoogle Scholar
  12. Диксит А.К. и В. Норман. 1980.

    Теория международной торговли

    .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    CrossRefGoogle Scholar
  13. Дорнбуш, Р. 1973. Девальвация, деньги и неторгуемые товары.

    American Economic Review

    63: 871–880.

    Google Scholar
  14. Дорнбуш, Р. 1974. Тарифы и неторгуемые товары.

    Журнал международной экономики

    4: 177–185.

    CrossRefGoogle Scholar
  15. Ethier, W. 1972. Неторгуемые товары и модель Хекшера-Олина.

    International Economic Review

    13: 132–147.

    CrossRefGoogle Scholar
  16. Фукусима, Т. 1979. Тарифная структура, неторгуемые товары и теория рекомендаций по поэтапной политике.

    International Economic Review

    20: 427–435.

    CrossRefGoogle Scholar
  17. Хаберлер, Г. 1936.

    Теория международной торговли с ее приложениями к торговой политике.

    Пер. из немецкого издания 1933 г. А. Стонира и Ф. Бенхама. Лондон: Уильям Ходж.

    Google Scholar
  18. Хэдли, Г.и М.К. Кемп. 1966. Равновесие и эффективность в международной торговле.

    Метроэкономика

    18 (2): 125–141.

    CrossRefGoogle Scholar
  19. Hatta, T. 1977. Рекомендации по улучшению структуры тарифов.

    Эконометрика

    45: 1859–1869.

    CrossRefGoogle Scholar
  20. Джонс, Р. В. 1974. Торговля неторгуемыми товарами: анатомия взаимосвязанных рынков.

    Экономика

    41: 121–138.

    CrossRefGoogle Scholar
  21. Джонс, Р.В. 2006. Защита и реальная заработная плата: история одной идеи.

    Японское экономическое обозрение

    57: 457–466.

    CrossRefGoogle Scholar
  22. Комия, Р. 1967. Неторгуемые товары и чистая теория международной торговли.

    International Economic Review

    8 (2): 132–152.

    CrossRefGoogle Scholar
  23. Mainwaring, L. 1978. Теорема об уравнении процентных ставок с неторгуемыми товарами.

    Журнал международной экономики

    8: 11–19.

    CrossRefGoogle Scholar
  24. Марион Н.П. 1984. Неторгуемые товары, рост цен на нефть и текущий счет.

    Журнал международной экономики

    16: 29–44.

    CrossRefGoogle Scholar
  25. McDougall, I.A. 1970. Неторгуемые товары и чистая теория международной торговли. В

    Исследования по международной экономике

    , изд. Я. Макдугал и Р. Х. Снейп. Амстердам: Северная Голландия.

    Google Scholar
  26. Маккензи, Л.У. 1955. Равенство цен факторов производства в мировой торговле.

    Эконометрика

    23: 239–257.

    CrossRefGoogle Scholar
  27. Мелитц, М. Дж. 2003. Влияние торговли на внутриотраслевое перераспределение и совокупную производительность отрасли.

    Эконометрика

    71: 1695–1725.

    CrossRefGoogle Scholar
  28. Mosak, JL 1944.

    Теория общего равновесия в международной торговле

    . Блумингтон: Principia Press.

    Google Scholar
  29. Мерфи, Р.Г. 1986. Шоки производительности, неторгуемые товары и оптимальное накопление капитала.

    European Economic Review

    30: 1081–1095.

    CrossRefGoogle Scholar
  30. Нири, Дж. П. 1980. Неторгуемые товары и торговый баланс в неокейнсианском временном равновесии.

    Ежеквартальный экономический журнал

    95: 403–429.

    CrossRefGoogle Scholar
  31. Олин Б. 1933.

    Межрегиональная и международная торговля

    .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Переиздано в 1952 году.

    Google Scholar
  32. Samuelson, P.A. 1953. Цены факторов и товаров в общем равновесии.

    Обзор экономических исследований

    21: 1–20.

    CrossRefGoogle Scholar
  33. Schweinberger, AG 2002. Иностранная помощь, тарифы и неторгуемые частные или общественные блага.

    Журнал экономики развития

    69: 255–275.

    CrossRefGoogle Scholar
  34. Столпер В.и П.А. Самуэльсон. 1941. Защита и реальная заработная плата.

    Обзор экономических исследований

    9: 58–73.

    CrossRefGoogle Scholar
  35. Taussig, FW 1927.

    Международная торговля

    , 1966. Нью-Йорк: Келли.

    Google Scholar
  36. Tesar, LL 1993. Международное распределение рисков и неторгуемые товары.

    Журнал международной экономики

    35: 69–89.

    CrossRefGoogle Scholar
  37. Warr, P.Г. 1982. Правила теневого ценообразования для неторгуемых товаров.

    Oxford Economic Papers

    34: 305–325.

    CrossRefGoogle Scholar
  38. Вудленд, 1968 г. н.э. Транспорт в международной торговле.

    Метроэкономика

    20 (2): 130–135.

    CrossRefGoogle Scholar
  39. Woodland, AD 1982.

    Международная торговля и распределение ресурсов

    . Амстердам: Северная Голландия.

    Google Scholar
  40. Сюй Б.2003. Либерализация торговли, неравенство в оплате труда и эндогенно детерминированные неторгуемые товары.

    Журнал международной экономики

    60: 417–431.

    CrossRefGoogle Scholar
  41. Яно М. и Дж. Б. Ньюджент. 1999. Помощь, неторгуемые товары и парадокс трансфертов в малых странах.

    American Economic Review

    89: 431–449.

    CrossRefGoogle Scholar
  42. Yntema, T.O. 1932.

    Математическая переформулировка общей теории международной торговли

    .Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

Авторы и филиалы

  1. Учитывая все дискуссии о начале тарифной войны между Соединенными Штатами и Китаем, я подумал, что было бы полезно рассмотреть некоторые важные вопросы. Подводя итог, я хочу отметить следующие основные моменты:

    • Торговый дефицит и активное сальдо обычно вызывают валютные и другие экономические изменения в затронутых странах, которые, как правило, устраняют дисбалансы.Тот факт, что многие крупные экономики из года в год, а иногда и в течение десятилетий, имеют значительное активное сальдо или дефицит торгового баланса, нарушает торговую и экономическую логику; эта закономерность свидетельствует о том, что искажения меркантилистской политики, как в странах с профицитом, так и в странах с дефицитом, мешают корректировке торговли.
    • Мысль о том, что все страны проигрывают в торговой войне, непонятна. Это никак не может быть правдой не только потому, что есть неопровержимые исторические свидетельства того, что страны извлекали выгоду из торговых интервенций, но и потому, что это утверждение логически невозможно.Выиграют или проиграют страны от вмешательства в торговлю, зависит от основополагающих институтов, которые опосредуют торговлю и потоки капитала, степени существующего дисбаланса в торговле и потоках капитала, а также от используемых видов вмешательства.
    • Хотя тарифы и другие формы вмешательства в торговлю действительно могут повышать цены для потребителей, это только один и часто второстепенный способ воздействия этих инструментов политики на домохозяйства. В зависимости от основных условий они могут также снизить безработицу, вызвать рост заработной платы и замедлить рост долга.
    • Тарифы и девальвация валюты — не единственные формы торгового вмешательства и не единственные способы внесения искажений в глобальную торговлю и потоки капитала. Любая политика, которая меняет соотношение между сбережениями страны и ее инвестициями, влияет на торговый баланс этой страны. Тарифы и девальвация валюты влияют на торговые балансы не за счет изменения относительных цен на торгуемые товары, а скорее за счет перемещения доходов от домашних хозяйств к предприятиям, что приводит к увеличению нормы сбережений.Из-за этого любая политика, направленная на то, чтобы сделать экономику более конкурентоспособной на международном уровне путем подавления заработной платы, фактически является политикой разорения соседа. Любая такая политика работает точно так же, как тарифы и девальвация валюты.
    • Поскольку взаимосвязь между инвестициями США и сбережениями США определяется извне, роль страны в поглощении избыточных глобальных сбережений, тарифы и другие меры политики «разорения соседа» не сократят дефицит торгового баланса США.
    • В условиях глобализированной экономики любой стране может быть крайне сложно проводить политику, защищающую переговорные позиции работников, устраняющую неравенство в доходах, повышающую минимальную заработную плату, улучшающую систему социальной защиты или иным образом повышающую относительное благосостояние домохозяйств. для бизнеса и правительств.Реализация любой из этих политик приводит к ухудшению международной конкурентоспособности страны. Следовательно, вместо того, чтобы достичь желаемого результата, эта политика приводит к тому, что торговый баланс становится дефицитным, и либо безработица будет расти, либо долг должен расти.
    • Говоря более резко, глобализированная экономика должна выбрать защиту своей силы в производственном и торговом секторах за счет снижения относительной заработной платы (прямо или косвенно в форме тарифов, субсидий или девальвации валюты) или она должна выбрать стимулировать сектор услуг и неторгуемых товаров за счет быстрого роста долга.

    Как тарифы влияют на цены?

    По-видимому, существует основное предположение о том, что существует прямая связь между тарифами и стоимостью товаров для потребителей. Например, ожидается, что 10-процентный тариф на импортные китайские товары повысит стоимость товаров для потребителей на 10 процентов.

    Так почти никогда не бывает. Теоретически предполагается, что тариф вызовет сдвиг кривой предложения вверх, поскольку по любой заданной цене может быть произведено меньшее количество изделий.Новая кривая предложения пересекает кривую спроса при более высокой цене, но почти никогда при цене, превышающей ее на 10 %. На рисунке 1 ниже показано, как это происходит.

    Обратите внимание, что тарифы имеют два побочных эффекта. Во-первых, цена виджетов выше. Во-вторых, потребители виджетов покупают и используют меньше виджетов, чем в противном случае. Другими словами, потребители виджетов находятся в худшем положении по двум причинам: они используют меньше виджетов и должны платить больше за каждый из них.

    Но ясно, что ухудшение положения потребителей должно зависеть от наклона кривых спроса и предложения.Многие из этих рассуждений достаточно очевидны и широко обсуждаются в учебниках по экономике для начинающих, поэтому я не буду много писать на эту тему, за исключением одного важного момента: каждый отдельный товар, против которого вводятся тарифы, будет иметь свое собственное предложение и кривых спроса, что делает невозможным какое-либо общее утверждение о том, как тарифы влияют на цены для потребителей. В некоторых случаях они могут вызвать рост цен почти на 10 процентов. В других случаях они почти не повлияют на цены или объемы закупок.

    Все приведенные выше рассуждения предполагают, что цены производителей фиксированы, но это маловероятно. Во многих случаях производители реагируют на введение тарифа снижением цен и сокращением своей прибыли. В таких случаях тариф фактически оплачивается производителями в виде более низкой прибыли, а потребители могут покупать столько товаров, сколько когда-либо, по той же цене, что и раньше. Обычно это происходит в основном в отношении импорта с высокой добавленной стоимостью, и в этом случае прибыль достаточна для того, чтобы производитель мог снизить цены; или в отраслях с большим эффектом масштаба или низкими предельными издержками, в которых производители хотят защитить объем продаж; или в продуктах, которые считаются стратегически важными и получают значительные прямые или скрытые государственные субсидии.

    Как тарифы и другие формы торгового вмешательства в целом влияют на домохозяйства?

    Большинство экономистов ограничивают свои рассуждения о воздействии тарифов и торговых интервенций их влиянием на потребителей. Это нечестно или, в лучшем случае, сбивает с толку, потому что основное воздействие тарифов (и торговых интервенций в целом) не обязательно сказывается на потреблении. Страны успешно вмешивались в торговлю на протяжении веков; тем не менее ведущие экономисты часто утверждают, вопреки фактам, что торговое вмешательство всегда вредно для страны, вмешивающейся в него, потому что оно повышает потребительские цены.

    Но повышение потребительских цен — это лишь один из многих способов воздействия торговых интервенций на домохозяйства. Вмешательство в торговлю также может снизить безработицу, как это произошло в случае с Германией после трудовой реформы Гарца, о которой я расскажу ниже. (Подавление заработной платы, как я покажу, оказывает такое же воздействие на торговлю, как разорение соседа, как девальвация валюты или введение тарифов.) По тем же причинам торговое вмешательство может повлиять на домохозяйства, допуская повышение заработной платы внутри страны, как я объясняю в своей статье. самая последняя запись в блоге.

    Торговая интервенция также может быть использована для реализации стратегий роста высокой заработной платы. В записи в блоге за февраль 2017 года я обсуждаю, как так называемая Американская система девятнадцатого века, которая включала существенную торговую защиту, была разработана частично с учетом того факта, что в Соединенных Штатах была самая высокая заработная плата в мире, и что эти высокая заработная плата сама по себе была двигателем роста производительности.

    Торговое вмешательство также может прямо или косвенно воздействовать на домохозяйства, замедляя рост долга, будь то потребительский, государственный или корпоративный долг.Напротив, это было продемонстрировано периферийной Европой до финансового кризиса 2008–2009 годов и продемонстрировано Соединенными Штатами в течение последних нескольких десятилетий; в обоих случаях потребность этих стран поглотить торговое вмешательство между своими торговыми партнерами требовала быстрого роста долга. Я много раз объяснял, как это работает (например, здесь и здесь). Основным аргументом в случае Соединенных Штатов является то, что из-за их роли поглотителя избыточных глобальных сбережений страна имеет постоянный профицит счета операций с капиталом с 1970-х годов, и поэтому она также имеет постоянный дефицит счета текущих операций. с тех пор.

    По определению, положительное сальдо счета операций с капиталом — или наоборот, дефицит счета текущих операций — означает, что инвестиции страны должны превышать сбережения, поэтому чистый приток иностранного капитала должен либо увеличивать инвестиции, либо сокращать сбережения. Сто пятьдесят лет назад, когда инвестиции в США сдерживались недостатком внутренних сбережений, они увеличили бы инвестиции, тогда как сегодня инвестиции в страны с развитой экономикой вовсе не сдерживаются недостатком сбережений, поэтому они должны снижать U.С. сбережения. Это происходит по-разному, но их можно резюмировать следующим образом: либо рост безработицы, либо рост долга. По понятным причинам Соединенные Штаты почти всегда выбирали последнее.

    Ограничение обсуждения влияния тарифов США на потребителей США обычно является результатом либо очень плохого понимания торговли, либо тенденции относиться к торговле идеологически. Я часто утверждал, что тарифы, предложенные президентом США Дональдом Трампом на китайские и другие иностранные товары, не приведут к сокращению США.S. торговые дисбалансы и вряд ли окажут положительное влияние на экономику США. Но выступать против этих тарифов на том основании, что они повысят стоимость потребления, глупо. Не поэтому они окажутся неэффективными.

    На самом деле, именно потому, что тарифы будут иметь столь незначительное чистое влияние на стоимость потребления, они не принесут пользы экономике США. Если тарифы смогут успешно сократить дефицит торгового баланса США, только тогда они повысят потребительские расходы. Но в этом случае, даже при более высоких потребительских ценах, американские домохозяйства в целом все равно будут в лучшем положении, потому что они более чем компенсируют более высокие потребительские цены более низкой безработицей, более высокой заработной платой, меньшим неравенством доходов и/или меньшим долгом.

    Почему страны вмешиваются в торговлю?

    Я много раз утверждал, что одной из главных слабостей господствующей экономической теории является склонность академических экономистов подменять математические рассуждения идеологией. Они делают это почти каждый раз, когда утверждают, что конкретная политика или условие (торговое вмешательство, политика со стороны предложения, управление спросом или свободные потоки капитала, среди прочего) абстрактно «хорошо» для экономики или «плохо» для экономики.

    Как это бывает, эта политика может быть положительной для роста при определенных условиях и отрицательной при других, и есть несколько условий, при которых торговое вмешательство может быть оправдано.Чтобы оценить тарифы Трампа и другие формы интервенций, важно понять условия, при которых каждая из них будет или не будет успешной. Эти потенциальные обоснования включают:

    • Аргумент зарождающейся промышленности : Это оправдание защитного вмешательства, основанное на блестящем Докладе Александра Гамильтона Конгрессу от 1791 года, утверждает, что некоторые отрасли, хотя и неконкурентоспособные на международном уровне в своей начальной стадии, могут в долгосрочной перспективе обеспечить такой быстрый рост производительности. что они в конечном итоге смогут конкурировать на международном уровне.В таких случаях вмешательство в торговлю является стратегией, позволяющей им выжить на ранних стадиях, когда они еще не конкурентоспособны.
    • Промышленная стратегия : Этот подход является более общей версией стратегии зарождающейся промышленности и используется правительствами, такими как Соединенные Штаты в девятнадцатом веке и Китай сегодня, которые хотят изменить экономическую структуру страны в одном направлении. или другой, обычно в направлении производства, высокотехнологичных секторов или транспорта.Промышленная стратегия часто включает в себя политику, очень похожую на стратегию зарождающейся промышленности, и в той мере, в какой инвестиции финансируются из внутренних источников, она может включать политику, направленную на увеличение внутренних сбережений, о чем я расскажу ниже. По этим причинам промышленная стратегия, как правило, оказывает значительное влияние на создание торговых дисбалансов, обычно в форме излишков; Тем не менее, когда промышленная стратегия частично финансируется за счет иностранного капитала, как это было в Соединенных Штатах в девятнадцатом веке, это приводит к дефициту торгового баланса.
    • Увеличение внутренних сбережений : Страны, которые хотят увеличить внутренние сбережения или следуют тому, что я в другом месте назвал стратегией роста с высоким уровнем сбережений, проводят политику, которая увеличивает норму сбережений таким образом, что это неизбежно приводит к положительному сальдо торгового баланса. Существует много политик, которые стимулируют внутренние сбережения, но в основном все они работают одинаково: они переводят доход от обычных домохозяйств, которые потребляют большую часть своего дохода, в секторы экономики, которые потребляют мало или совсем не потребляют их доход.Я подробнее расскажу об этих политиках позже в сообщении блога.
    • Противодействие внешнеторговому вмешательству : Часто бывают случаи, когда меркантилистская или интервенционистская политика в одной стране создает дисбаланс в торговле и потоках капитала, который должен быть поглощен другой страной, обычно в форме нежелательного торгового дефицита. Согласно как экономической, так и торговой логике, большие дефициты или профициты не могут сохраняться в течение многих лет, если только значительные перекосы в политике не удерживают их на месте.Это связано с тем, что торговые дисбалансы изменяют экономические условия, особенно денежно-кредитные условия, таким образом, что они автоматически становятся противоположными.

      Другими словами, в той мере, в какой дисбаланс сохраняется в течение многих лет или даже десятилетий, он должен поддерживаться искажениями политики либо в стране с профицитом, либо в стране с дефицитом. В таких случаях, если страна вынуждена поглощать искажения, порожденные другой страной, и проводит политику торгового вмешательства, направленную на устранение последствий этих искажений, эта политика приносит пользу как первой стране, так и мировой экономике, хотя обычно за счет страны, в которой возникли искажения.

      Это стало особенно важным аргументом в последние годы. Перекосы в распределении внутренних доходов в ряде стран (прежде всего, в Китае, Германии и Японии) привели к огромным диспропорциям сбережений, которые автоматически поглощаются странами, имеющими глубокие, гибкие и полностью открытые рынки капитала с сильными правовыми и институты управления (в основном США и, в меньшей степени, Великобритания и другие так называемые англо-саксонские экономики). В результате первые десятилетия имели большие постоянные профициты, в то время как вторые имели большие постоянные дефициты.Политика стран с дефицитом торгового баланса, направленная на устранение этих диспропорций, может быть оправдана как экономически эффективная и приносящая пользу странам с дефицитом.

    • Повышение международной конкурентоспособности : Существует два основных пути, по которым государственные реформы могут сделать экономику более конкурентоспособной на международном уровне. Главный путь заключается в проведении реформ, повышающих производительность труда. В зависимости от того, как выгоды от более высокой производительности распределяются между работниками (обычно в форме более высокой заработной платы), реформирующаяся экономика может иметь положительное сальдо торгового баланса или дефицит торгового баланса.В любом случае мировое производство товаров и услуг увеличивается, как и мировой спрос.

      Низкий путь заключается в сокращении доли домохозяйств в ВВП в пользу производителей, обычно путем прямого или косвенного снижения заработной платы. Если страна снижает удельные затраты на рабочую силу за счет снижения заработной платы, ее экспортеры могут получить большую долю мирового рынка. К сожалению, эта стратегия снижает рост потребления внутри страны, и этот эффект часто усугубляется соответствующим сокращением роста инвестиций частного сектора (как это произошло в Германии после реформ Харца).Тем не менее, страна, проводящая реформы, более чем компенсирует это снижение внутреннего спроса, хотя и за счет своих торговых партнеров, увеличивая долю мирового спроса. Это классическая форма политики разорения ближнего.

    • Повышение внутренней заработной платы или сокращение неравенства доходов : Верно также и обратное для описанного выше сценария. Точно так же, как политика, направленная на сокращение доли доходов домохозяйств в ВВП, также повышает международную конкурентоспособность, политика, направленная на противоположное, снижает международную конкурентоспособность.По этой причине в действительно глобализированной экономике любой стране может быть крайне сложно проводить политику, защищающую переговорные позиции работников, направленную на устранение неравенства в доходах, повышение минимальной заработной платы, улучшение системы социальной защиты или иным образом домохозяйства находятся в лучшем положении по сравнению с предприятиями и правительствами. Другими словами, реализация любой из этих политик приведет к снижению международной конкурентоспособности страны. (Кроме того, глобализированная экономика также имеет больше проблем с приемом иммигрантов из-за понижательного давления на заработную плату.)

      Это означает, что вместо того, чтобы иметь желаемый эффект, политика, направленная на улучшение относительного положения обычных домохозяйств, может привести лишь к увеличению торгового дефицита, поскольку воздействие на спрос более высоких доходов домохозяйства перетекает за границу. В таких случаях страна должна либо столкнуться с более высокой безработицей, либо она должна позволить долгу расти достаточно быстро, чтобы финансировать рост занятости в сфере услуг и неторгуемых секторах экономики, чтобы компенсировать потерю рабочих мест в обрабатывающей промышленности и секторах товаров.Говоря более категорично, глобализированная экономика должна сделать выбор: либо защитить свою силу в секторах производства и товаров для торговли за счет снижения относительной заработной платы (прямо или косвенно, как я объясню ниже), либо нарастить секторы услуг и неторгуемых товаров, в то время как допуская быстрый рост долга.

    Как тарифы влияют на дисбаланс двусторонней торговли?

    Тарифы могут оказать существенное влияние на дисбаланс двусторонней торговли между двумя пострадавшими странами, если они вызовут сокращение импорта из одной из них.Например, если Китай является основным производителем виджетов, а 10-процентный тариф на китайские виджеты вызывает рост цен на них в Соединенных Штатах настолько, что американцы резко сокращают потребление виджетов, тогда произойдет сокращение общий объем импорта США из Китая.

    Тариф также может уменьшить двусторонний торговый дисбаланс, если он вызывает смещение импорта. Например, 10-процентный тариф на китайские гаджеты может привести к падению продаж китайских гаджетов, сменившись всплеском продаж корейских гаджетов.Если бы произошел любой из этих двух случаев, Вашингтон почти наверняка заявил бы, что его тарифная политика была успешной, поскольку она привела к значительному улучшению торгового дефицита США, а сторонники этой политики указали бы на более низкий торговый дефицит США с Китаем в качестве доказательства.

    Но эти два способа сокращения дефицита США по отношению к Китаю не совпадают. В первом случае общий объем импорта США сократится в соответствии со снижением импорта США из Китая, а общий объем импорта США сократится.Дефицит торгового баланса Южной Кореи также сократится. Во втором случае общий объем импорта США не пострадал, поскольку более низкий импорт из Китая соответствовал более высокому импорту из Кореи. В этом случае произойдет просто сдвиг в структуре дефицита торгового баланса США, но не изменится сам дефицит.

    Иными словами, не имеет значения, как тарифы влияют на дисбаланс в двусторонней торговле, даже несмотря на то, что большинство экономистов, журналистов и политиков будут судить об успехе или провале тарифов на этом основании.Что имеет значение, как я объясню ниже, так это то, влияют ли тарифы на взаимосвязь между внутренними сбережениями и внутренними инвестициями. В случае Соединенных Штатов они почти наверняка не повлияют на это соотношение, поскольку оно устанавливается извне и определяется чистыми потоками капитала в Соединенные Штаты.

    Имеют ли страны положительное сальдо торгового баланса, потому что они производят более дешевые или более качественные товары, чем их торговые партнеры?

    Нет, они не поэтому имеют положительное сальдо торгового баланса.Несмотря на убеждение многих людей, особенно политиков в странах с избытком торговли, положительное сальдо торгового баланса не имеет ничего общего с тем, насколько трудолюбивы или эффективны работники в стране с избытком. Статья Financial Times за апрель 2018 года демонстрирует, насколько абсурдным может стать это убеждение:

    Гюнтер Эттингер, комиссар ЕС по бюджету, утверждал, что настоящая причина постоянного положительного сальдо торгового баланса ЕС с США кроется просто в американских потребителях и их аппетите к европейским продуктам.«Тот факт, что Porsche, Audi, BMW и Mercedes-Benz, эти автомобили премиум-класса продаются в США как сумасшедшие. . . имеет отношение к дизайну и двигателям, к качеству. Напротив, нет никакой реальной причины привозить американский автомобиль из США в Германию.

    В начале двадцать первого века Германия уже более десяти лет страдала от торгового дефицита. В период с 2003 по 2005 год в Берлине было проведено то, что он назвал (немного эвфемистически) «трудовой реформой» Харца, которая была направлена ​​в основном на ослабление немецких рабочих и снижение заработной платы.Только после того, как эти реформы были проведены, Германия снова начала иметь положительное сальдо торгового баланса, и оно быстро раздулось до одного из самых больших положительного сальдо торгового баланса в истории.

    Эттингер предположил, что положительное сальдо торгового баланса Германии вызвано любовью американцев к импорту дорогих автомобилей, но если это правда, то трудно объяснить, что происходило до реформ Харца, когда Германия имела торговый дефицит. Судя по всему, Эттингер считает, что американцы никогда не слышали о немецких автомобилях до 2005 года.Это, конечно, просто глупо. Фактически положительное сальдо торгового баланса и дефицит торгового баланса не являются следствием того, насколько эффективно и дешево страны могут производить ходовые товары. Все наоборот. Относительная цена и эффективность, с которой страны могут производить ходовые товары, определяются их торговыми дисбалансами, которые в свою очередь определяются их относительными нормами сбережений.

    Это связано с тем, что положительное сальдо торгового баланса (более точно называемое положительным сальдо счета текущих операций, но разница не имеет значения для целей данного обсуждения) по определению равно превышению сбережений над инвестициями.По этой причине любая политика, которая ведет к увеличению сбережений по сравнению с инвестициями, должна также привести к увеличению положительного сальдо торгового баланса страны (или уменьшению ее дефицита). Если и только если страна сберегает больше, чем инвестирует, она будет иметь положительное сальдо торгового баланса.

    Это означает, что даже если рабочие начнут работать усерднее и эффективнее, это не приведет к положительному сальдо торгового баланса этой страны. Только в том случае, если рабочим не будут платить достаточно за их тяжелую работу, страна начнет иметь положительное сальдо торгового баланса.

    Но тот же результат в любом случае получается всякий раз, когда работникам платят меньшую долю того, что они производят, независимо от того, работают они усерднее или нет. Положительное сальдо торгового баланса страны является просто следствием того, что домохозяйства получают недостаточно высокий доход, чтобы потреблять достаточно товаров и услуг, которые они производят (сверх суммы внутренних инвестиций). Это не имеет ничего общего с тем, насколько эффективно эти работники производят товары.

    Являются ли положительное сальдо торгового баланса результатом благоразумия и бережливости домашних хозяйств?

    Нет, это не так.Наряду с верой в то, что положительное сальдо торгового баланса является наградой за тяжелую работу, это одно из самых распространенных заблуждений о торговле, и его труднее всего объяснить, потому что ошибочные убеждения так хорошо согласуются с распространенными предрассудками.

    Размер сбережений страны очень мало зависит от культурных склонностей к сбережениям. В основном это связано с распределением доходов внутри страны. Весь доход со стороны предложения по определению либо сберегается, либо потребляется (поскольку сбережение просто означает отсутствие потребления), точно так же по определению весь доход со стороны спроса либо инвестируется, либо потребляется.Вот почему в закрытой системе сбережения по определению равны инвестициям.

    Потребляется ли доход или сберегается, во многом зависит от того, кто его получает. Стоит подумать о стране, состоящей в широком смысле из четырех групп: обычные домохозяйства, богатые домохозяйства, предприятия и правительства. Обычные домохозяйства потребляют большую часть своего дохода и сберегают небольшую его часть. Богатые домохозяйства сберегают большую часть своего дохода и потребляют небольшую его часть. Предприятия сберегают весь свой доход (который затем либо инвестируют, либо выплачивают в виде дивидендов).Наконец, правительства потребляют небольшую часть своих доходов (например, от имени домохозяйств, обеспечивая здравоохранение или обучение) и сберегают большую их часть.

    Как только становится ясно, что домохозяйства не являются единственным и даже не главным источником сбережений страны, легко понять, что определяет общий уровень сбережений страны. Чем больше доля дохода, достающегося обычным домохозяйствам, тем больше доля потребления, а поскольку весь доход, который не потребляется, по определению сберегается, тем ниже доля сбережений.Страны с большим положительным сальдо торгового баланса, обусловленным их высокими сбережениями, — это в основном страны, в которых обычные домохозяйства получают меньшую долю ВВП, чем в сопоставимых странах. Эта более низкая доля ВВП определяет размер их положительного сальдо торгового баланса.

    Вовсе не случайно, что Германия начала создавать излишки как раз тогда, когда домохозяйства стали оставлять себе меньшую долю того, что они произвели. Вопреки утверждениям Эттингера, у Европы нет профицита с США, потому что американцы впервые открыли для себя немецкие автомобили.У него профицит в Соединенных Штатах, потому что в период с 2003 по 2005 год, чтобы сократить внутреннюю безработицу, Германия проводила политику, которая сокращала долю дохода, получаемого немецкими рабочими, и вызывала резкий рост прибыли бизнеса. Это фактически представляло собой передачу богатства от обычных домохозяйств, которые потребляют большую часть своего дохода, к немецким предприятиям и их богатым владельцам, которые потребляют очень мало своего дохода. Следовательно, доля потребления Германии в ВВП снизилась. Резкое снижение доли потребления, конечно же, противоположно резкому росту доли сбережений.

    Реформы Харца можно рассматривать как классическую политику «разоряй соседа», которая работала именно так, как и должна работать. Вместо того, чтобы стать более конкурентоспособной за счет инвестиций в рост производительности, Германия стала более конкурентоспособной за счет подавления роста заработной платы. В результате вклад Германии в мировой спрос сократился (за счет снижения доли потребления в ВВП, резко усугубленного снижением доли инвестиций частного сектора в ВВП), но Берлин с лихвой компенсировал это, взяв на себя большую долю мирового спроса.Стремительно растущие излишки в Германии не имеют ничего общего с превосходными автомобилями, которые производит Германия, ценность которых была хорошо известна американцам на протяжении десятилетий.

    Для тех, кому интересно, некоторые из моих предыдущих дискуссий об источнике торговых дисбалансов и дисбалансов потоков капитала можно найти здесь, здесь, здесь и здесь.

    Разве положительное сальдо торгового баланса не является наградой за упорный труд и бережливость?

    Очевидно, это не так. Помимо того факта, что излишек носит структурный характер и является результатом перекосов в распределении доходов, нет никаких доказательств того, что рабочие в странах с избытком работают больше и ведут себя более бережливо, чем рабочие в странах с дефицитом, что было бы легко доказать, если бы это было так. истинный.

    Рассуждения, лежащие в основе этого мышления, имеют тенденцию к замкнутому кругу. Когда в 1990-х годах в Германии был дефицит, немецких рабочих широко критиковали за их плохие рабочие привычки. Когда были проведены реформы Гарца и более низкий рост заработной платы вынудил Германию получить излишки, те самые немецкие рабочие, чьи плохие рабочие привычки широко критиковались, внезапно были предложены в качестве трудолюбивых и благоразумных образцов для подражания для остальной Европы. Этот сдвиг произошел, хотя оказывается, что немецкие рабочие работают каждый год значительно меньше часов, чем, например, испанские рабочие.

    В той мере, в какой домохозяйства в некоторых странах действительно трудолюбивее и бережливее, чем домохозяйства в других, а не просто воспринимаются как усердно работающие всякий раз, когда из-за структурных искажений возможность импортировать все более дешевые товары. Иными словами, выигрыш в торговле — это возможность импортировать иностранные товары и платить за них меньшим экспортом. Большое постоянное положительное сальдо торгового баланса просто означает, что работникам платят очень небольшую долю от того, что они производят.

    Если разница в издержках производства не имеет значения для торгового баланса, как действуют тарифы?

    Тарифы перемещают доход между различными секторами экономики и, таким образом, изменяют норму сбережений в стране. На первый взгляд это может показаться нелогичным, но оказывается, что этот процесс достаточно ясен и даже очевиден.

    Если бы Вашингтон ввел, например, эффективный 10-процентный тариф на китайские товары, американские домохозяйства заплатили бы за них больше.Оказывается, это повлияет на относительное распределение доходов в США. Предположим, что многие домохозяйства США, а может быть, и все, будут прямо или косвенно затронуты ценами на безделушки; (если данная группа людей не покупала гаджеты напрямую, возможно, их местной кофейне потребуются гаджеты для их обслуживания, и в этом случае более высокие цены на гаджеты отразятся на цене их следующей чашки кофе). Если цена на товары вырастет, реальная стоимость U.Доход S. домохозяйства снизится — другими словами, американцы смогут покупать меньше товаров и услуг при любом заданном уровне дохода.

    С другой стороны, в других секторах экономики — например, в домашнем производстве безделушек — реальная стоимость их доходов возрастет. В чистом выражении тарифы на безделушки фактически представляют собой передачу богатства от обычных американских домохозяйств (потребителей) другим секторам экономики (в основном предприятиям и, посредством выплаты дивидендов, их обычно богатым владельцам). Этот перенос богатства из сектора экономики с высоким потреблением в сектор с низким потреблением автоматически увеличивает норму сбережений, и, как обсуждалось выше, если сбережения увеличиваются по сравнению с инвестициями, положительное сальдо торгового баланса страны увеличивается или ее дефицит сокращается.

    Почему тарифы и субсидии похожи на девальвацию валюты и подавление заработной платы?

    Как я показал выше, тарифы изменяют торговый баланс страны не за счет изменения относительных цен, как это обычно предполагается, а скорее за счет смещения дохода.Любая политика, которая эффективно перемещает доход домохозяйства в другой сектор экономики или иным образом приводит к уменьшению доли дохода домохозяйства в ВВП, в конечном итоге оказывает аналогичное влияние на торговый баланс страны, повышая норму сбережений и изменяя соотношение между сбережениями и инвестициями. .

    Что может удивить многих, так это то, что эта динамика точно отражает то, как более низкая заработная плата, обесценивание валюты и производственные субсидии (в той мере, в какой они в конечном итоге оплачиваются за счет трансфертов из сектора домохозяйств) влияют на торговлю. Все эти меры фактически делают одно и то же: они повышают так называемую конкурентоспособность страны, снижая реальную стоимость заработной платы, что, в свою очередь, снижает долю доходов домохозяйств в ВВП. По мере того как доля ВВП, удерживаемая обычными домохозяйствами, снижается, автоматически падает и доля потребления, что, разумеется, означает рост доли сбережений в ВВП. Если он повышается по отношению к инвестициям, это немедленно вызывает улучшение торгового баланса.

    На самом деле, это одно из самых неожиданных следствий анализа торговли: в конце концов, введение тарифов ничем не отличается от девальвации валюты или принудительного снижения заработной платы.А в странах, где инвестиции не сдерживаются низкими сбережениями, все три метода представляют собой торговую политику «разоряй соседа», которая применяется по одним и тем же причинам — для увеличения прибыли бизнеса и сокращения безработицы. Эта политика также оказывает такое же влияние на торговых партнеров: она ослабляет общий спрос в мировой экономике за счет сокращения доли потребления в ВВП страны, которая реализует эту политику. Следовательно, эта страна получает выгоду за счет своих торговых партнеров, потому что выбор политики этой страны позволяет ей, благодаря большему положительному сальдо торгового баланса, получить большую долю оставшегося мирового спроса.

    Не означает ли это, что тарифы всегда «работают» на улучшение торгового дисбаланса?

    Нет, не влияет, и именно поэтому важно понять, как тарифы (или заниженная заработная плата, или девальвированная валюта) на самом деле влияют на торговые балансы. Если предположить, что они работают за счет изменения относительных затрат — делая импорт более дорогим по сравнению с товарами, произведенными внутри страны, — то довольно легко понять, почему они могут быть успешными. 10-процентный тариф на импортные товары приведет к росту цен на иностранные товары по сравнению с товарами отечественного производства, в результате чего американцы будут импортировать меньше товаров и сократится американское потребление.С. торговый дефицит.

    Но поскольку тарифы влияют на торговый баланс только в той мере, в какой они изменяют соотношение между внутренними сбережениями и внутренними инвестициями, они работают в одних случаях, но не работают в других. В Соединенных Штатах тарифы вряд ли повлияют на дефицит торгового баланса, поскольку соотношение между внутренними сбережениями и внутренними инвестициями определяется не предпочтениями внутренних сбережений, а скорее притоком иностранного капитала. Эти притоки иностранного капитала сами по себе определяются потребностью иностранцев хранить свои избыточные сбережения в надежном убежище.Я обсуждал причины этого в записях блога, процитированных выше.

    Почему эта торговая политика «нищего соседа» применяется только в странах, в которых инвестиции не сдерживаются низкими сбережениями?

    Помните, что введение тарифов, девальвация валюты и принуждение к снижению заработной платы имеют одинаковый эффект: все эти методы переводят доходы от обычных домохозяйств, будь то предприятиям в защищенном секторе и их богатым владельцам (если тарифы введены), в сектору ходовых товаров (если валюта девальвирована) или трудоемким предприятиям и богатым (если заработная плата репрессирована). В каждом случае доход переносится из сектора экономики, который потребляет наибольшую долю своего дохода и сберегает наименьшую долю, в сектора, которые потребляют мало или совсем не потребляют свой доход и сберегают большую его часть или все. Чистым эффектом является увеличение желаемой нормы сбережений.

    Но сбережения не обязательно растут в каждом случае. Поскольку сбережения должны равняться инвестициям в закрытой экономике, сбережения могут расти только в том случае, если растут инвестиции; в противном случае должно произойти какое-то другое событие, которое нейтрализует влияние на сбережения, вызванное перемещением доходов от домохозяйств к предприятиям и богатым.

    В развивающихся странах, где желаемый уровень инвестиций намного выше, чем фактический уровень инвестиций, но сдерживается высокими капитальными затратами и низкой доступностью сбережений (большинство развивающихся стран, за исключением, в основном, Китая), инвестиции действительно растут. Перемещая доход от потребителей к вкладчикам, все эти меры приводят к увеличению инвестиций, а экономика выигрывает от более быстрого роста. Несмотря на то, что домохозяйства страдают, их страдания носят временный характер, поскольку последующее увеличение экономического роста означает, что в конечном итоге они будут зарабатывать больше, чем могли бы иметь в противном случае.По сути, именно так и должна работать экономика просачивания вниз.

    Но в странах, где желаемые уровни инвестиций не превышают фактических уровней инвестиций, где стоимость капитала низка, а сбережений более чем достаточно для удовлетворения инвестиционных потребностей бизнеса, экономика просачивания не может работать: перераспределение доходов от потребителей к сбережения не приводят к увеличению инвестиций. На самом деле, это может привести к уменьшению инвестиций в той мере, в какой предприятия реагируют на снижение потребления, вкладывая меньше средств в производство потребительских товаров.(Это то, что, кажется, произошло в Германии, например, после реформ Гарца.)

    Вот в чем заключается проблема: если потребление снижается без соответствующего увеличения инвестиций, то должно произойти что-то еще, чтобы противодействовать увеличению желаемых сбережений (поскольку сбережения могут увеличиться только при увеличении инвестиций). Есть три способа сбалансировать полученное увеличение желаемой экономии:

    • Падение спроса должно вызвать рост безработицы, что приводит к уменьшению сбережений (поскольку безработные имеют отрицательные сбережения) настолько, чтобы нейтрализовать увеличение сбережений, вызванное изменением дохода.
    • Падение спроса должно быть обращено вспять увеличением долга, что повышает спрос и приводит к уменьшению сбережений (поскольку долг является отрицательным сбережением) настолько, чтобы нейтрализовать увеличение сбережений, вызванное изменением дохода.
    • Избыточные сбережения должны быть экспортированы, что означает положительное сальдо торгового баланса страны.

    Третий вариант, кстати, недоступен для США или других экономик с очень глубокими, открытыми и ликвидными рынками капитала и сильными правовыми и управленческими институтами (такими как Великобритания и другие англо-саксонские экономики).Это потому, что эти экономики не контролируют свои счета операций с капиталом, и по этой причине они фактически работают как закрытые экономики. С 1970-х годов, когда избыточные глобальные сбережения впервые стали проблемой, примерно 40–50 % мировых избыточных сбережений хранились в Соединенных Штатах. В результате Соединенные Штаты всегда имели профицит счета операций с капиталом, который они не могли контролировать, и соответствующий дефицит счета текущих операций. Это означает, что инвестиции США всегда должны превышать сбережения США на сумму чистого притока капитала в любой момент времени.

    Один важный и, возможно, удивительный вывод состоит в том, что Соединенные Штаты не могут проводить политику «разорения соседа», потому что они не могут иметь положительное сальдо торгового баланса. На самом деле, пока ее рынки капитала остаются полностью открытыми, она не может даже предпринять шаги по сокращению своего торгового дефицита, кроме как затруднить или сделать менее привлекательным для инвесторов привлечение денег в Соединенные Штаты. Поскольку торговый дефицит США полностью определяется чистой суммой избыточных иностранных сбережений, которые он должен поглотить, он не может изменить общую норму сбережений.

    Помимо этого блога, я пишу ежемесячный информационный бюллетень, в котором освещаются некоторые темы, затронутые в этом блоге. Те, кто заинтересован в получении информационного бюллетеня, должны написать мне по адресу chinfinpettis @ yahoo.com, указав свою принадлежность.

    Данные о международной торговле и тарифах

    Годовая торговля данные

    Данные о годовой торговле товарами доступны на Статистическом портале ВТО и в интерактивном инструменте «Данные о международной торговле и доступе к рынкам».Данные включают экспорт и импорт в разбивке по товарным группам и по отдельным странам/регионам.

    Данные получены из UN Comtrade, Международного валютного фонда, Евростата, национальных источников и т. д. При необходимости отчетные данные дополняются оценками, произведенными ВТО.

    Годовые данные обновляются в апреле и октябре каждого года. Сюда входят общие значения и данные с разбивкой по странам и отдельным региональным и экономическим группам. Октябрьское обновление также включает данные с разбивкой по товарным группам/регионам.

    Стоимость (млн долларов США)

    Общий объем экспорта и импорта с 1948 г. по миру, географическим регионам и примерно по 200 странам. Ежегодные данные о торговле товарами готовятся совместно с ЮНКТАД.

    Для извлечения в статистике ВТО выберите «Статистика международной торговли» → «Стоимость торговли товарами», затем выберите все годовые наборы данных, нажмите «Применить», затем на Значок CSV.Смотрите изображение здесь. (обновляется в апреле и октябре каждого года)

    Торговые индексы — стоимость, объем и стоимость единицы продукции
    (база за предыдущий год = 100) и (база 2015 = 100)

    Общий объем экспорта и импорта с 1981 г. по миру, географическим регионам и отдельным странам.

    Для извлечения в статистике ВТО выберите «Статистика международной торговли» → «Торговля товарами — индексы и цены», затем выберите все годовые наборы данных, нажмите «Применить», затем на значок CSV. Смотрите изображение здесь. (обновляется в апреле и октябре каждого года)

    Торговля товарами по товарным группам (млн долл. США)

    Общий объем экспорта и импорта с 1980 г. примерно по 170 странам и 17 товарным группам.

    Для извлечения в статистике ВТО выберите «Статистика международной торговли» → «Стоимость торговли товарами», затем выберите «Экспорт товаров по группам продуктов» и/или «Импорт товаров по группам продуктов», нажмите «Применить», затем на значок CSV.Смотрите изображение здесь. (обновляется в октябре каждого года)

    Краткосрочные торговые данные

    Данные включают информацию об экспорте и импорте по всему миру, географическим регионам и примерно 100 странам в стоимостном выражении и по отдельным странам в натуральном выражении. Данные об объеме торговли товарами готовятся совместно с ЮНКТАД. Данные обновляются каждый квартал, в апреле, июне, сентябре и декабре.

    Вся краткосрочная торговая статистика теперь доступна на портале статистики ВТО.

     

    Квартальные данные

    • Ежеквартальная стоимость торговли товарами
      Чтобы извлечь статистику ВТО, выберите «Статистика международной торговли» → «Стоимость торговли товарами» → выберите «Общий объем торговли товарами». экспорт или импорт — ежеквартально (млн долларов США)», нажмите «Применить», затем выберите формат Excel или CSV в правом верхнем углу. Смотрите изображение здесь.
    • Ежеквартальный объем торговли товарами
      Чтобы получить в статистике ВТО, выберите «Статистика международной торговли» → «Торговля товарами — индексы и цены» → «Товары экспорта или импорта индексы объема, без сезонной корректировки — ежеквартально (Индекс — (2005Q1 = 100))» и «Товары экспорт или импорт индексов объемов, с учетом сезонных колебаний — ежеквартально (индекс — (2005Q1=100)), нажмите «Применить», затем выберите формат Excel или CSV в правом верхнем углу. Смотрите изображение здесь.

    Ежемесячные данные

    • Ежемесячная стоимость торговли товарами
      Чтобы извлечь данные из статистики ВТО, выберите «Статистика международной торговли» → «Стоимость торговли товарами» → «Общий объем экспорта или импорта товаров — ежемесячно (млн долларов США)», нажмите «Применить», затем экспортируйте в Excel или CSV. Смотрите изображение здесь.
    • Ежемесячные изменения экспортных и импортных цен на промышленные товары
      Для извлечения в статистике ВТО выберите «Статистика международной торговли» → «Торговля товарами — индексы и цены» → «Цена экспорта или импорта». изменения цен на промышленные товары — ежемесячно (Индекс — (январь 2005 г. = 100))» и «Изменения экспортных или импортных цен на промышленные товары — ежемесячно (ежемесячное процентное изменение)», нажмите «Применить», затем экспортируйте в Excel или CSV.Смотрите изображение здесь.

    На пути к согласованной международной торговой классификации для развития устойчивой экономики, основанной на океане

    Жизненно важное значение океанов для жизни человека и развития средств к существованию признано в Цели устойчивого развития 14 (жизнь под водой) и связанных с ней торговых целей, а также в последующих национальных и международных декларациях.

    Для достижения этих амбициозных целей и задач потребуется согласованная политика на отраслевом, национальном и международном уровнях в отношении производства, торговли и окружающей среды.До сих пор большинство инициатив по достижению Цели 14 были сосредоточены на устойчивости океанских экосистем и рациональном использовании океана. Была проделана ограниченная работа по выявлению связанных с океаном секторов и оценке их экономической значимости: лишь несколько стран разработали классификацию, определяющую ключевые секторы и подсекторы, входящие в компетенцию экономики океана. Лишь несколько региональных и международных инициатив пытались составить карту и измерить экономику океана, и скромные международные средства были выделены на развитие экономики океана и торговых стратегий.Для оценки и картирования секторов, связанных с океаном, требуются технические знания и ресурсы, задача, выполнение которой затруднено из-за отсутствия международной классификации товаров и/или услуг, которые можно было бы непосредственно применять для картирования секторов экономики океана.

    Эта публикация призвана заложить основу для заполнения пробелов в информации и данных в торговле в секторах, связанных с океаном, для содействия ее устойчивому развитию внутри и за пределами границ.

    В публикации предлагается классификация устойчивой экономики океана для торгуемых товаров и услуг, которую могут использовать все страны в любое время.Он был концептуализирован с учетом его применения для разработки согласованной политики, оценки основных элементов устойчивого развития океана и всестороннего анализа цепочек добавленной стоимости в рамках секторов, связанных с океаном (товары и услуги).

    Основные принципы, на которых основана классификация, аналогичны принципам любых других международных классификаций товаров и услуг – применимость, стандартизация, полнота и гибкость.

    Предлагаемая классификация основана на работе региональных и международных организаций по оценке океанических секторов.В нем также учитываются национальные классификации экономики океана, структура существующих международных классификаций товаров и услуг, уроки, извлеченные из реализации торговых стратегий экономики океана Отдела Организации Объединенных Наций по вопросам океана и морскому праву и ЮНКТАД, ЮНКТАД. Программа «Океаны и рыболовство», а также подход и проекты ЮНКТАД в области «голубой биоторговли».

    Представленная здесь классификация основана на рекомендациях и вкладе экспертов из международных организаций, частного сектора, правительств, научных кругов и гражданского общества.

    В классификации представлены три категории: товары, услуги и энергия. Каждая категория разделена на главы (AM), и каждая глава подразделяется на трехзначный уровень детализации, охватывающий 52 подсектора.

    Сектора классификации следующие:

    1. Морское рыболовство
    2. Аквакультура и инкубаторы
    3. Переработка морепродуктов
    4. Морские минералы
    5. Суда, портовое оборудование и их части
    6. Высокие технологии и другие производства, не включенные в другие категории (NEC)
    7. Морской и прибрежный туризм
    8. Торговля услугами рыболовства
    9. Морской транспорт и сопутствующие услуги
    10. Портовые услуги, соответствующие инфраструктурные услуги и логистические услуги
    11. Прибрежные и морские экологические службы
    12. Морские исследования и разработки и сопутствующие услуги
    13. Энергия океана и возобновляемые источники энергии

    Детерминанты инфляции неторгуемых товаров | Бюллетень – Сентябрь квартал 2014

    В бюллетене за сентябрь 2014 кв.

    Дэвид Джейкобс и Томас Уильямс

    В данной статье рассматриваются факторы, объясняющие инфляцию цен на неторгуемые элементы в ИПЦ.Неторгуемые товары и услуги по определению имеют относительно небольшая подверженность международной конкуренции. Следовательно, их цены более вероятно, будет зависеть от развития внутренней экономики, особенно степень свободных мощностей как в производстве, так и на рынке труда. Еще детальная разбивка цен подчеркивает важность условий в отдельных рынки, такие как жилье, а также нерыночные факторы, влияющие на цены.

    Введение

    Целевой показатель инфляции Резервного банка определяется с точки зрения инфляции ИПЦ. Однако, в понимании и прогнозировании динамики общей инфляции, он может быть полезным для изучения отдельных компонентов корзины ИПЦ. В маленьком открытом экономики, такой как Австралия, корзина товаров и услуг, потребляемых домохозяйствами можно разделить на «неторгуемые» предметы и «торгуемые» Предметы. Неторгуемые товары подвергаются низкой международной конкуренции. Это включает в себя множество услуг, которые могут (в большинстве случаев) предоставляться только на месте, таких как парикмахерские услуги, лечение или электричество. Цены на эти элементы должны быть ориентированы в основном на отечественные разработки. Таким образом, инфляция для неторгуемых предметов должно давать относительно хорошее представление о степени на которые спрос превышает (или не дотягивает) предложение в отечественной экономике.Напротив, торгуемые товары гораздо более подвержены международной конкуренции. Это включает в себя многие импортные промышленные товары, такие как телевизоры и компьютеры, а также некоторые продукты питания и услуги, такие как международные поездки. Цены из этих статей должны в меньшей степени зависеть от условий в экономике Австралии, и в большей степени зависит от цен, установленных на мировых рынках, и колебаний валютных курсов. показатель.

    Действительно, были большие различия в результатах инфляции для неторгуемых и торгуемые товары за последние два десятилетия (График 1). Неторгуемые инфляция была выше и стабильнее, чем инфляция по торгуемым товарам, хотя обе серии вращались вокруг своих средних значений.

    График 1

    Относительно мало опубликовано анализа факторов, влияющих на неторгуемые товары. инфляции в Австралии, при этом больше работы было сосредоточено на детерминантах торгуемые товары инфляция. В этой статье изложены основные характеристики неторгуемых предметов в ИПЦ.Затем он исследует факторы, которые имеют отношение к инфляции в ценах. неторгуемых предметов с двух взаимодополняющих точек зрения: «сверху вниз», или макроэкономическая перспектива, и «снизу вверх», или дезагрегированные перспектива.

    Какие предметы не подлежат обмену?

    На практике, проводя четкое различие между торгуемым и неторгуемым предмет сложный. Выставление предмета на международный конкурс как сложно измерить, так и вопрос степени.Австралийское бюро Статистика (ABS) классифицирует предмет как товарный, если доля окончательного импорт или экспорт этого товара превышает заданный порог общего внутреннего поставка. Любой предмет, не соответствующий этому определению, классифицируется как неторгуемый. В основном, многие товары классифицируются как торгуемые, в то время как почти все услуги классифицируются как неторгуемый.

    В настоящее время неторгуемые товары составляют около 60 процентов расходов домохозяйств и торгуемые товары составляют около 40 процентов (График 2).Доля расходов на неторгуемые товары заметно выросла за последние пару десятилетий. Это отражает больший рост цен на неторгуемые товары и сдвиг в потребительские предпочтения в отношении неторгуемых товаров (более подробно обсуждается ниже).

    Важность внутреннего влияния на цены неторгуемых товаров очевидна. глядя на их структуру затрат. В частности, около 90 проц. окончательная цена, уплаченная за эти предметы, отражает внутреннюю затраты (График 3).Это включает в себя как заработную плату, выплачиваемую местным рабочим который используется для производства и распространения товара, а также выплачиваемая маржа владельцам местного капитала, используемого в цепочке поставок. Напротив, внутренняя доля производственных затрат меньше для торгуемых Предметы.

    График 2

    График 3

    Импортные ресурсы составляют лишь небольшую долю цен на неторгуемые товары. – около 10 процентов по сравнению с 30 процентами для торгуемых Предметы.Это означает, что мировые цены и обменный курс, как правило, имеют относительно небольшое прямое влияние на цены неторгуемых товаров. Тем не менее, обмен ставка оказывает косвенное влияние на цены неторгуемых товаров. Например, снижение курса, вероятно, побудит потребителей тратить меньше на торгуемые товары (например, книги) и многое другое о предметах, не предназначенных для продажи (например, рестораны вне дома), предоставляя возможности чтобы продавцы подняли цены.

    Макроэкономическая перспектива («сверху вниз»)

    Взгляд сверху вниз фокусируется на двух общих характеристиках инфляции неторгуемых товаров: его более высокая средняя ставка в долгосрочной перспективе по сравнению с торгуемыми предметами; и колебания, наблюдаемые в течение делового цикла.

    Долгосрочные разработки

    С момента введения таргетирования инфляции в Австралии в 1993 г. составлял в среднем около 2½ процента, что соответствует среднему показателю Резервного банка. инфляция цель. Однако за этот период средний уровень инфляции по неторгуемым товарам был значительно выше, чем инфляция торгуемых товаров, что приводит к значительному росту в относительной цене неторгуемых товаров (График 4).Это увеличение относительных цены не уникальны для Австралии; это видно по целому ряду стран (Стинкамп, 2013).

    График 4

    Силы спроса и предложения объясняют относительный рост цен на неторгуемые товары. Предметы. Со стороны предложения действует эффект Балассы-Самуэльсона, согласно которому производительность в торгуемом секторе имеет тенденцию расти быстрее, чем в неторгуемом сектора (Баласса, 1964; Самуэльсон, 1964).Этот рост производительности подталкивает спрос для труда в торгуемом секторе, который имеет тенденцию к повышению заработной платы по всей экономике (при условии, что рабочая сила мобильна между секторами). Высокая заработная плата приводит к росту цен неторгуемых товаров, а цены на ходовые товары, которые определяются на международных рынках не поднимаются выше. За последние 20 лет это эффект, по-видимому, присутствовал в данных, хотя и не в достаточной степени. чтобы полностью объяснить изменение относительных цен (График 5).Вдобавок Фактором предложения, влияющим на относительные цены, была интеграция Китай в мировой торговой системе, что, как правило, приводит к снижению цен широкого спектра товарных товаров.

    График 5

    Изменение потребительского спроса, по-видимому, также способствовало росту относительной стоимость неторгуемых предметов. Это связано с тем, что рост благосостояния обычно связан со сдвигом спроса в сторону услуг (которые, как правило, не являются товарными) из товаров (которые, как правило, продаются).

    За последнее десятилетие рост относительных цен на неторгуемые товары в Австралия ускорилась, как видно на диаграмме 4. Это, вероятно, отражает структурная перестройка экономики Австралии за этот период, связанная бумом условий торговли (Пламб, Кент и Бишоп, 2013 г. ). Выше условия торговли стимулировали спрос на рабочую силу, в то время как увеличение доходов повышенный спрос на неторгуемые товары и услуги.

    Кроме того, связанное с этим повышение номинального обменного курса привело к сокращению спроса. на некоторые товары отечественного производства, а также снижение цен на импорт и инфляция торгуемых товаров. Однако за последний год эти силы частично изменился, поскольку условия торговли ухудшились, а обменный курс обесценился. в некотором роде.

    Развитие делового цикла

    На уровень инфляции неторгуемых товаров также влияет деловой цикл.Когда в экономике есть резервные мощности, наблюдается тенденция к более медленному росту заработная плата и фирмы ограничены в своей способности увеличивать прибыль. Например, на протяжении большей части 1990-х годов медленный рост цен на неторгуемые товары совпадал с высоким уровнем безработицы и медленным ростом затрат на рабочую силу (табл. 1). И наоборот, в периоды дефицита свободных мощностей в экономике повышательное давление на заработную плату и маржу, и фирмы сталкиваются с ограничениями в расширении производство. В результате рост спроса ведет к росту цен. а не более высокая производительность. Так было на протяжении большей части 2000-х гг. более низкий уровень безработицы и более быстрый рост стоимости рабочей силы и неторгуемых товаров цены в среднем.

    Можно оценить эконометрическую модель инфляции неторгуемых товаров, чтобы лучше понять эти отношения. Два фреймворка, которые часто используются для изучения агрегатов инфляции – это кривая Филлипса и модели наценок (Norman and Richards 2010).Модель кривой Филлипса рассматривает инфляцию как функцию использования производственных мощностей. измеряется уровнем безработицы. Метод наценки основан на теория о том, что цены устанавливаются как надбавка к издержкам, поэтому она включает рост удельные затраты на рабочую силу и показатель давления на прибыль, часто в форме расчетный разрыв выпуска. Оба подхода также включают измерение инфляции. ожидания и инфляция цен на импорт (как обсуждалось выше, колебания в обменном курсе может иметь прямое и косвенное влияние на неторгуемые товары инфляция). Более подробная информация представлена ​​в Приложении B.

    Модели делают разумную работу по объяснению динамики инфляции неторгуемых товаров. за последние два десятилетия, при этом подогнанная модель объясняет около двух третей изменения фактических данных (График 6). И снова три разных периода. очевидны:

    • На протяжении большей части 1990-х годов свободные мощности в отечественной экономике давили на неторгуемые товары. инфляция; повышенный уровень безработицы, отрицательный разрыв производства и медленный рост в удельных затратах на рабочую силу все это способствовало относительно низкой инфляции неторгуемых товаров.В значительной степени эти условия были наследием рецессии начала 1990-х годов. Относительно быстрый рост многофакторной производительности также помог сдержать затраты на оплату труда. В то же время, однако, инфляционные ожидания оставались относительно высоким до середины 1990-х годов, оказывая повышающее влияние на результаты инфляции.
    • В 2000-х годах произошел заметный скачок темпов инфляции неторгуемых товаров. Это согласовывалось с доказательствами того, что экономика работала ближе к полную мощность, в то время как многофакторный рост производительности также замедлился.Период завершился резким ростом инфляции неторгуемых товаров в 2007 и 2008 годах. Однако модели лишь частично объясняют этот скачок инфляции в отношении неторгуемых товаров. и их подобранные значения предполагают, что нарастание инфляции должно было произойти ранее (Лоу, 2011).
    Таблица 1: Неторгуемые товары, инфляция, безработица и удельные затраты на рабочую силу

    Среднее за период, %

    1993–1999 2000–2008 2009-настоящее время Период таргетирования инфляции
    Инфляция неторгуемых товаров (a) 2.8 3,7 3,4 3,3
    Уровень безработицы 8,6 5,5 5,4 6,5
    Рост удельных затрат на оплату труда (б) 1,4 3,5 1,7 2,4
    (a) в годовом исчислении; не включает процентные платежи и скорректирован с учетом налоговых изменений 1999–2000 гг. и депозитно-кредитные линии до июньского квартала 2011 г.
    (б) в годовом исчислении; несельскохозяйственные источники: ABS; РБА

    График 6

    • После мирового финансового кризиса произошло снижение неторгуемых товаров. инфляция.Это было связано с ослаблением давления на мощности, с безработицей, затратами на рабочую силу и разрывом выпуска, которые оказывают меньшее влияние на рост давление на инфляцию, особенно за последний год. Соответственно, неторгуемые инфляция на конец года снизилась примерно до самого низкого уровня за последние десятилетие.

    За последние несколько десятилетий инфляция неторгуемых товаров стала менее чувствительной. к потрясениям.В частности, инфляция неторгуемых товаров стала менее чувствительной к динамике уровня безработицы (График 7). Это хорошо задокументированный «сглаживание кривой Филлипса», которое также наблюдалось для совокупной инфляции в Австралии (Kuttner and Robinson 2010; Norman and Ричардс 2010; Гиллитцер и Саймон (готовится к публикации). Многие из этих изменений считаются Это связано с введением в начале 1990-х годов инфляционного таргетирования. связанное с этим закрепление инфляционных ожиданий, хотя другие факторы может тоже сыграло роль.

    График 7

    Дезагрегированная («снизу вверх») перспектива

    Макроэкономическая перспектива сверху вниз помогает объяснить инфляцию неторгуемых товаров, используя относительно мало переменных. Однако на практике существует множество других факторы, которые могут повлиять на цены на уровне отрасли, которые могут быть более очевидными при просмотре цен на определенные товары или рынки.Тем не менее, дезагрегированный Взгляд снизу вверх также имеет недостатки. В частности, может быть трудно выявить влияние факторов, влияющих на экономику в целом, таких как как заработная плата или инфляционные ожидания, среди многих других факторов, влияющих на цены из квартала в квартал.

    Помня об этих предостережениях, полезно рассмотреть разбивку неторгуемых элементы на три компонента, каждый из которых представляет от одной четверти до треть совокупного неторгуемого корзина:

    • Жилищные услуги: стоимость нового жилья и арендная плата (но исключая цены на коммунальные услуги, которые относятся к административным статьям).
    • Рыночные услуги: прочие услуги, ценообразование на которые, как правило, определяется рынком, например, бытовые услуги (такие как парикмахерские услуги), финансовые услуги, питание вне дома и на вынос и внутренние поездки.
    • Администрируемые товары : те, для которых цены (хотя бы частично) регулируется или для которых государственный сектор является важным поставщиком.Это включает в себя управляемые услуги, такие как здравоохранение, образование и уход за детьми, а также коммунальные услуги.

    Результаты инфляции существенно различались по этим компонентам (График 8). Эти различия частично отражают различия в структуре затрат, при этом некоторые статьи более интенсивно использовать труд и другие столица (График 9). Наиболее трудоемкими являются административные услуги, для которых труд затраты составляют до трех четвертей конечной цены.Рыночные услуги следующая по трудоемкости категория, в то время как на другом конце спектра, цены на такие статьи, как услуги по аренде и коммунальные услуги, в основном отражают капитал расходы. Инфляция также может различаться, поскольку эти статьи подвержены различным секторов экономики, и поэтому могут быть подвержены различному спросу и предложению потрясения. И, наконец, у них также могут быть разные ценовые схемы, с одни цены в большей степени определяются рыночными силами, в то время как другие подлежат определенной степени регулирования.Оставшаяся часть этого раздела исследует эти вопросы более подробно.

    График 8

    График 9

    Рыночные услуги

    В рыночных услугах затраты на оплату труда составляют 40–50% конечной цены. В результате инфляция в этом компоненте особенно чувствительна к изменениям на рынке труда. Модель наценки, использующая удельные затраты на оплату труда, может объяснить значительная часть циклов инфляции рыночных услуг в течение за последние два десятилетия (график 10).Действительно, изменения на рынке труда обеспечивают лучшее объяснение событий в этом компоненте, чем в целом инфляция неторгуемых товаров, особенно при рассмотрении наращивания производственных мощностей давление и инфляция в 2007–2008 гг.

    График 10

    Корпус

    Изменения в инфляции стоимости нового жилья происходили в соответствии с изменениями уровня разрешений на строительство частных домов, показатель спроса на новое жилье (График 11).Периоды роста количества разрешений на строительство сопровождались более высокой инфляцией, отчасти из-за роста стоимости материалов и маржи застройщиков, а также более сильного рост заработной платы в строительстве рабочие. Инфляция арендной платы (измеряемая в реальном выражении) имеет тенденцию к увеличению, когда уровень вакантных площадей для сдаваемой в аренду недвижимости был низким. Инфляция в обоих новостройках расходы и арендная плата увеличились в период 2007–2008 годов, в течение которого, как обсуждалось, инфляцию неторгуемых товаров нельзя полностью объяснить развитием рынка труда. рынок.Инфляционное давление на обоих этих рынках впоследствии снизилось. в течение следующих нескольких лет, когда давление на мощности уменьшилось, и, несмотря на общее ускорение роста затрат на оплату труда. В последнее время инфляция стоимости нового жилья набрал обороты в соответствии с адаптивной денежно-кредитной политикой и изменением государственные стимулы в отношении новых домов, и, несмотря на исторически медленный рост в затратах на оплату труда.

    График 11

    Администрируемые элементы

    Несмотря на то, что это одна из самых трудоемких позиций во всем ИПЦ, администрируемая цены на услуги имеют слабую связь с конъюнктурой рынка труда.Немного из этого отражает случайный, большой эффект на цены от разовой политики изменения. Но даже с поправкой на них администрируемая инфляция в сфере услуг мало связано с ростом удельных затрат на рабочую силу (График 12). Наоборот, инфляция в сфере администрируемых услуг была на удивление стабильной с течением времени. на относительно высоком уровне, в среднем на 5% превышающем целевой уровень инфляции. период. Соответственно, регулируемые цены являются важной причиной относительно высокий и стабильный характер общей неторгуемой инфляции. Несколько связанных этому могли способствовать факторы:

    • Большой спрос . Спрос на управляемые предметы особенно вырос сильно с течением времени и относительно нечувствителен к деловому циклу. Сильный рост спроса на медицинские услуги отчасти отражает рост домохозяйств. склонность тратить на здравоохранение по мере того, как они становятся более состоятельными и возраста (последние эффекты, как ожидается, будут более значительными в ближайшие годы; см. RBA (2013)).Точно так же сильный рост реальных доходов домохозяйств за последние десятилетия могли также способствовать сохранению высокого спроса на такие услуги, как как частное обучение.

    График 12

    • Проблемы измерения . Существует несколько факторов, которые могут повлиять на смещение в сторону повышения к измеренной инфляции цен с течением времени, и которые особенно произносится для администрируемых услуг (Джейкобс, Перера и Уильямс, 2014 г.).В в частности, трудно оценить и скорректировать изменения качества таких услуг, как лечение и образование в течение время. Кроме того, увеличение измеряемых страховых взносов на медицинское страхование могло отражать большее использование услуг (т. е. более высокие объемы), а не более высокие цены (Бигс 2012).
    • Более быстрый рост стоимости рабочей силы . Рост удельных затрат на оплату труда был немного выше в администрируемых услугах, чем в других отраслях.Это отразилось более слабый рост производительности, что может быть связано с трудностями измерения производительность в этом секторе, но, возможно, также потому, что некоторые фирмы в этих отрасли могут быть менее подвержены конкурентным рыночным силам.

    Цены на коммунальные услуги также внесли большой вклад в общую инфляцию, особенно с 2007 г. (График 13). Это было вызвано целым рядом факторов, не тесно связана с общими экономическими условиями, в том числе: переход к ценообразование; увеличение инвестиций для замены устаревшей инфраструктуры и улучшения емкость; и более высокие оптовые цены (Пламб и Дэвис, 2010 г. ).Кроме того, стимулы в нормативно-правовой базе, возможно, способствовали высокому уровню капитальных расходов, а введение цены на углерод добавило к электроэнергии и цены на газ в 2012 г. (РБА, 2012 г.).

    График 13

    Заключение

    Цены на неторгуемые товары в значительной степени определяются внутренним влиянием, в соответствии с их меньшей подверженностью международной конкуренции.сверху вниз перспектива, свободные мощности на рынке труда и в экономике в целом представляется ключевым определяющим фактором. Соответственно, инфляция по неторгуемым товарам также может интерпретироваться как предоставление информации о степени свободных мощностей во внутренней экономике и, возможно, в большей степени, чем для совокупного ИПЦ, который также включает цены на торгуемые предметы. Однако на более детальном уровне очевидно, что существует широкий спектр факторов, влияющих на неторгуемые товары. инфляции, в том числе степень свободных мощностей на конкретных рынках, таких как как жилищные, так и нерыночные факторы.

    Приложение A Расчет структур входных затрат

    В этом приложении показано, как таблицы «затраты-выпуск» (IO) из ABS используются для расчета относительная важность различных факторов производства как доля конечного потребителя Цены. В частности, цены на различные классы расходов ИПЦ (ECs) разбиваются на капитал (валовой операционный излишек плюс валовой смешанный доход), труда (оплата труда работников) и импортных входы.В некоторых предыдущих работах изучались затраты и маржа по поставкам. цепь. Однако, похоже, мало работы связало эти затраты напрямую с конечным потребителем. цены, либо в Австралии или в другом месте.

    Расчеты объединяют информацию из двух источников: «стандартный» Таблицы «затраты-выпуск» и «уровень продукта» Таблицы ввода-вывода (рис. А1). Стандартные таблицы ввода-вывода можно использовать для просмотра входной структуры различных отрасли и, в свою очередь, группы товаров, которые производятся этими отраслями.Однако этой информации недостаточно для определения входной структуры. различных классов расходов в ИПЦ: он недостаточно детализирован, и цены соответствуют ценам, полученным производителями. В отличие от цен производителей, потребительские цены также включают транспортные расходы, наценки и расходы розничных и оптовых продавцов, а также налоги и субсидии. Таблицы ввода-вывода на уровне продукта предоставляют дополнительные информация, необходимая для привязки информации в стандартных таблицах ввода-вывода к Корзина ИПЦ.В частности, они обеспечивают отображение отдельных продуктов к классам расходов в ИПЦ, а также информацию о производителях и потребительские цены. При расчетах требуются различные допущения, это означает, что цифры следует рассматривать только как ориентировочные. Расчеты производятся в несколько этапов:

    1. Расчет доли затрат в бытовом потреблении домохозяйств на отраслевом уровне .Доля факторов производства для отрасли общий выпуск всех отраслей (т. е. конечных и промежуточных) в виде доли базовых цен получены из стандартных таблиц «затраты-выпуск». Это включает влияние первого круга на производство промежуточных отраслей от увеличение выпуска продукции в конечной отрасли, а также вторичной и последующее воздействие на производство. Расходы домашних хозяйств на выпуск Затем предполагается, что каждая отрасль имеет ту же структуру затрат, что и общая продукции этой отрасли.
    2. Разделение потребления домохозяйств на внутреннее и импортное компоненты . Стандартный выпуск IO содержит разбивку конечного использования для товарных групп. Поставка товарных групп в этой таблице включает как внутреннее производство, так и импорт. Импорт, который ушел в конечное использование без какой-либо трансформации отечественной промышленностью используются для получения доля импорта в потреблении домохозяйств по каждой группе продуктов.
    3. Сопоставление долей отраслевых ресурсов с группами продуктов . Вес каждой отрасли отечественного производства по каждой товарной группе рассчитывается используя стандартную версию IO. Эти веса используются для преобразования входных доли отраслевой продукции, потребляемой домохозяйствами, рассчитанные пошагово 1 во входные доли товарных групп. Затем входные доли масштабируются на долю внутреннего потребления в общем потреблении домохозяйств (шаг 2).Доля импорта в потреблении домохозяйств, рассчитанная на шаге 2 составляет остаток.
    4. Сопоставление входных долей группы продуктов с CPI EC . Предоставленное отображение на уровне продукта выпуск ввода-вывода используется для преобразования входных долей группы продуктов в более подробные доли ввода уровня продукта. Эти входные доли продукта сопоставляются с ИПЦ EC, взвешенными по объему потребления домохозяйств на каждый продукт.Если продукт соответствует нескольким EC, предполагается, что домохозяйство потребление этого конкретного продукта распределяется равномерно по множеству ЭК.
    5. Перевод входных паев из базовых в цены покупателя . ЕС доли затрат, рассчитанные на шаге 4, уменьшаются в соответствии с отношением домохозяйства потребления в основных ценах к потреблению домохозяйств в ценах покупателей (из выпуска уровня продукта). Входные доли маржи компоненты (например, маржа розничных продавцов) затем получаются из соответствующих доли вводимых ресурсов отрасли из шага 1 и добавляются к уменьшенным долям вводимых ресурсов из других отраслей, чтобы получить общий вклад каждого факторного входа к конечным потребительским ценам.

    Рисунок А1

    Приложение B. Оценки модели инфляции для неторгуемых товаров

    Уточнены эконометрические модели неторгуемой инфляции, оцениваемые в данной статье. так же, как и для совокупной инфляции в Norman and Richards (2010).Расчетные коэффициенты кривой Филлипса и модели наценки представлены в таблице B1.

    Таблица B1: Результаты регрессии для моделей инфляции неторгуемых товаров

    Март квартал 1990 г. – март квартал 2014 г.

    Спецификация наценки Спецификация кривой Филлипса
    Переменная Коэффициент (а) Переменная Коэффициент (а)
    Константа 0. 016*** Константа −0,01*
    Инфляционные ожидания 0,38*** Инфляционные ожидания 0,48***
    Удельные затраты на оплату труда (б) 0,83** Уровень безработицы (обратный) (c) 0,16***
    Выходной разрыв 0.28*** Изменение уровня безработицы (d) −0,003***
    Инфляция импортных цен (b) 0,13 Инфляция цен на импорт (b) 0,12
    Скорректированный R-квадрат 0,64 Скорректированный R-квадрат 0.63

    (a) Изменение в процентных пунктах инфляции неторгуемых товаров на 1 процент точечное увеличение переменной регрессора; ***, ** и * обозначают статистические значимость на уровне 1, 5 и 10 процентов соответственно; коэффициенты умножить на 4, чтобы представить годовой эффект
    (b) Сумма лаговых коэффициентов
    (c) Отставание на два квартала
    (d) Отставание на три четверти

    Источники: АБС; РБА

    Ссылки

    ABS (Австралийское бюро статистики) (2011 г. ), «Индекс потребительских цен: концепции, Источники и методы», АБС № по каталогу 6461.0.

    Баласса Б. (1964), «Доктрина паритета покупательной способности: переоценка», Журнал политической экономии , 72, стр. 584–596 .

    Биггс А. (2012 г.), «Увеличение взносов по частному медицинскому страхованию – обзор и Обновить», Справочная записка Парламентской библиотеки, Канберра, 1 марта.

    Чанг Э., М. Колер и К. Льюис (2011), «Биржа Тарифы и потребительские цены», РБА Бюллетень , сентябрь, стр. 9–16.

    Д’Арси П., Д. Норман и С. Шан (2012), «Стоимость и маржи в розничной цепочке поставок», RBA Bulletin , Июнь, стр. 13–22.

    Двайер Дж. (1992), «Дихотомия торгуемого и неторгуемого: практический подход», Australian Economic Papers , декабрь, стр. 443–458.

    Двайер Дж. и Р. Лам (1994 г.), «Объяснение цены импорта». Инфляция: недавняя история переноса второй стадии», RBA Документ для обсуждения исследования № 9407.

    Гиллитцер С. и Дж. Саймон (готовится к печати), «Таргетинг на инфляцию: жертва Собственный успех», доклад, представленный на конференции Резервного банка Новой Зеландии, «Размышления о 25-летнем таргетировании инфляции», Веллингтон, 1–3 декабря.

    Джейкобс Д., Перера Д. и Уильямс Т. (2014), «Инфляция и стоимость жизни», RBA Bulletin , март, стр. 33–46.

    Каттнер К. и Т. Робинсон (2010 г.), «Понимание уплощающейся кривой Филлипса», Североамериканский журнал экономики и финансов , 21 (2), стр. 110–125.

    Лоу П. (2011 г.), «Изменение моделей сбережений и расходов домохозяйств», Адрес к Австралийский экономический форум, Сидней, 22 сентября.

    Мартин Х. (2005 г.), «Медицинское страхование: новости отрасли», APRA Insight , 1-й квартал.

    Норман Д. и Ричардс (2010), «Моделирование инфляции». в Австралии», исследовательский дискуссионный документ RBA № 2010-03.

    Пламб М. и К. Дэвис (2010 г.), «Развитие коммунальных Цены», Бюллетень RBA , декабрь, стр. 9–18.

    Пламб М., Кент С. и Бишоп Дж. (2013), «Последствия для австралийской экономики сильного роста в Азии», Документ для обсуждения исследования RBA № 2013-03.

    РБА (Резервный банк Австралии) (2012 г.), «Врезка D: Последние изменения цен на коммунальные услуги», Заявление о денежно-кредитной политике , Ноябрь, стр. 62–63.

    РБА (2013 г.), «Вставка C: Сектор бытовых услуг», Заявление о денежно-кредитной политике , ноябрь, стр. 42–43.

    Самуэльсон П. (1964), «Теоретические заметки по проблемам торговли», Обзор экономики и статистики , 23, стр. 1–60.

    Стенкамп Д. (2013), «Производительность и новозеландский доллар: Баласса-Самуэльсон Тесты на отраслевых данных», Аналитическая записка Резервного банка Новой Зеландии. Серия АН 2013/01.

    Оптимальная денежно-кредитная политика в условиях малой открытой экономики с неходовыми товарами

    Ссылки:

    Адольфсон, М. , Ласин, С., Линде, Дж., Свенссон, Л., 2011. Оптимальная денежно-кредитная политика в операционной модели DSGE среднего размера.Журнал «Деньги, кредит и банковское дело» 43, 1287–1331.

    Benigno, G., Thoenissen, C., 2003. Равновесные обменные курсы и производительность со стороны предложения. Экономический журнал 113, C103—C124.

    Benigno, G., Thoenissen, C., 2008. Потребление и реальные обменные курсы при неполных рынках и неторгуемых товарах. Журнал международных денег и финансов 27, 926–948.

    Бернанке, Б., Мишкин, Ф., 1997. Таргетирование инфляции: новая основа денежно-кредитной политики.Журнал экономических перспектив 11, 97–116.

    Беттс, К., Деверо, М., 2000. Динамика обменного курса в модели ценообразования на рынке. Журнал международной экономики 50, 215–244.

    Беттс, К., Кехо, Т., 2006 г. Колебания реального обменного курса США и колебания относительных цен. Журнал монетарной экономики 53, 1297–1326.

    Бурштейн, А., Эйхенбаум, М. , Ребело, С., 2006. Значение цен на неторгуемые товары при циклических колебаниях реального обменного курса.Япония и мировая экономика 18, 247–253.

    Calvo, G., 1983. Смещенные цены в модели максимизации полезности. Журнал денежно-кредитной экономики 12, 383–398.

    Камполми, А., 2014 г. На какую инфляцию ориентироваться? Маленькая открытая экономика с липкой заработной платой. Макроэкономическая динамика 18, 145—174.

    Чари, В. В., Кехо, П., МакГраттан, Э., 2002. Могут ли модели липких цен генерировать неустойчивые и устойчивые реальные обменные курсы? Обзор экономических исследований 69, 533–563.

    Кларида, Р., Гали, Дж., Гертлер, М., 2001. Оптимальная денежно-кредитная политика в открытой и закрытой экономиках: комплексный подход. Американское экономическое обозрение 91, 248–252.

    Корсетти, Г., Дедола, Л., Ледук, С., 2008 г. Международное распределение рисков и распространение шоков производительности. Обзор экономических исследований 75, 443–473.

    Корсетти, Г., Песенти, П., 2001. Благосостояние и макроэкономическая взаимозависимость. Ежеквартальный журнал экономики 116, 421–446.

    Де Паоли, Б., 2009а. Монетарная политика и благосостояние в малой открытой экономике. Журнал международной экономики 77, 11–22.

    Де Паоли, Б., 2009b. Монетарная политика при альтернативных структурах рынка активов: случай малой открытой экономики. Журнал «Деньги, кредит и банковское дело» 41, 1301–1330.

    Дотси, М., Дуарте, М., 2008 г. Неторгуемые товары, сегментация рынка и обменные курсы. Журнал монетарной экономики 55, 1129–1142.

    Дуарте, М., Obstfeld, M., 2008. Денежно-кредитная политика в открытой экономике: новый взгляд на гибкость обменного курса. Журнал международных денег и финансов 27, 949–957.

    Engle, C., 2011. Валютные перекосы и оптимальная денежно-кредитная политика: повторное рассмотрение. Американское экономическое обозрение 101, 2796–2822.

    Faia, E., Monacelli, T., 2007. Правило оптимальной процентной ставки, цены на активы и кредитные трения. Журнал экономической динамики и управления 31, 3228—3254.

    Файя, Э., Моначелли, Т., 2008. Оптимальная денежно-кредитная политика в небольшой открытой экономике с уклоном на дом. Журнал «Деньги, кредит и банковское дело» 40, 721–750.

    Гали, Дж., 2015 г. Денежно-кредитная политика, инфляция и деловой цикл. 2-е изд., Издательство Принстонского университета, Принстон.

    Гали, Дж., Моначелли, Т., 2005. Денежно-кредитная политика и волатильность обменного курса в небольшой открытой экономике. Обзор экономических исследований 72, 707–734.

    Гали, Дж., Моначелли, Т., 2016. Понимание выгод от гибкости заработной платы: связь обменного курса.Американское экономическое обозрение 106, 3829–3868.

    Гертлер М., Каради П., 2011. Модель нетрадиционной денежно-кредитной политики. Журнал монетарной экономики 58, 17–34.

    Цзя, П., 2020. Макроэкономические последствия денежно-кредитной политики в мире «фискального доминирования». Макроэкономическая динамика 24, 670—707.

    Кирсанова Т., Лейт К., Рен-Льюис С., 2006 г. Должны ли центральные банки ориентироваться на потребительские цены или обменный курс? Экономический журнал 116, 208–231.

    Кирсанова Т., Рен-Льюис, С., 2012. Оптимальная фискальная обратная связь по долгу в экономике с номинальной жесткостью. Экономический журнал 122, 238–264.

    Коллманн, Р., 2001. Обменный курс в динамической оптимизации модели счета текущих операций с номинальной жесткостью: количественное исследование. Журнал международной экономики 55, 243–262.

    Лестер, Р., Прис, М., Симс, Э., 2014. Волатильность и благосостояние. Журнал экономической динамики и управления 38, 17–36.

    Ломбардо, Г., Равенна, Ф., 2014. Открытость и оптимальная денежно-кредитная политика. Журнал международной экономики 93, 153—172.

    Мендоса, Э., 1995. Условия торговли, реальный обменный курс и экономические колебания. Международное экономическое обозрение 36, 101–137.

    Monacelli, T., 2004. В головоломке Муссы: режимы денежно-кредитной политики и реальный обменный курс в небольшой открытой экономике. Журнал международной экономики 62, 191–217.

    Моначелли, Т., 2005 г. Денежно-кредитная политика в условиях низкой передачи.Журнал «Деньги, кредит и банковское дело» 37, 1048–1066.

    Обстфельд, М., Рогофф, К., 1995. Динамика обменного курса. Журнал политической экономии 103, 624–660.

    Обстфельд, М., Рогофф, К., 2000. Новые направления для стохастических моделей открытой экономики. Журнал международной экономики 50, 117–153.

    Rabanal, P., 2009. Дифференциал инфляции между Испанией и ЕВС: точка зрения DSGE. Журнал «Деньги, кредит и банковское дело» 41, 1141–1166.

    Рабанал, П., Туэста, В., 2013. Неторгуемые товары и реальный обменный курс. Обзор открытых экономик 24, 495–535.

    Шмитт-Гроэ, С., Урибе, М., 2004. Решение динамических моделей общего равновесия с использованием второго порядка приближения к функции политики. Журнал экономической динамики и управления 28, 755—775.

    Стокман, А., Тесар, Л., 1995. Вкусы и технологии в двухстрановой модели делового цикла: объяснение международных взаимодействий.

    Похожие записи

    Вам будет интересно

    Удаленная работа это как – что это такое? Её плюсы и минусы

    Государственные гранты 2018: Софинансирование региональных конкурсов

    Добавить комментарий

    Комментарий добавить легко