С миру по нитке краудфандинг: Российская площадка краудфандинга — С миру по нитке

Содержание

как использовать краудфандинг и реализовать творческий проект своей мечты

Для творческих личностей и изобретателей одна из самых больших ценностей – наши инновационные идеи и проекты. Но зачастую их воплощение в жизнь кажется непростым. А самое главное препятствие – нехватка финансов, необходимых, чтобы проект тронулся с мёртвой точки.

К счастью, с появлением краудфандинга за последние 15 лет сбор средств стал куда демократичнее. Этот способ в первую очередь использовали для финансирования малого бизнеса, но и художники всё чаще прибегают к краудфандинговым платформам, чтобы претворить свои проекты в реальность. Причём не только молодые и никому неизвестные креативщики обращаются к народу за сбором средств, но и такие знаменитости, как Борис Гребенщиков и Нил Янг.

По мере развития краудфандинга стали появляться различные специализированные крауд-сайты, обслуживающие проекты определённой тематики с различными условиями вывода средств. Остаётся лишь присмотреться к ним и выбрать тот, который подходит для конкретного случая.

На одних платформах показатель успешных кампаний выше, чем у других, но некоторые с большей вероятностью смогут продвинуть именно вашу идею.

Давайте рассмотрим несколько лучших площадок, которые помогут воплотить мечту в реальность, и узнаем, что способствует успеху кампании.

Какую краудфандинговую платформу выбрать?

Это решение исключительной важности. Выходя на рынок со своим предложением, выберем ли мы одну из крупнейших крауд-платформ и затеряемся в потоке идей? Или остановимся на нишевой платформе, которая обслуживает только наш сектор, но может не иметь достаточной аудитории? Ещё один вопрос, который нужно себе задать: рискнём ли мы кампанией и выберем крауд-платформу, работающую по принципу «всё или ничего», когда автор проекта получает деньги только в том случае, если сборы достигают заявленной целевой суммы? Или предпочтём платформу, которая позволит вывести любые собранные на проект средства, даже если они не полностью покрывают стоимость его реализации?

Вот несколько краудфандинговых платформ, подходящих для крупных творческих идей. У каждой есть свои плюсы и минусы, в том числе сумма комиссии, облагаемость (необлагаемость) пожертвований налогами. Поэтому внимательно читаем всё, что написано мелким шрифтом, прежде чем принять окончательное решение.

Kickstarter: Говоря о краудфандинге, большинство людей подразумевают Kickstarter. Это крупнейшая платформа, привлекшая за время своего существования более 2,8 миллиардов долларов. Она располагает 15 категориями для разных кампаний, то есть можно не сомневаться в том, что здесь мы найдём свою нишу. Каковы недостатки? Все проекты проходят по схеме «всё или ничего», поэтому запуск и планирование следует проводить с особой тщательностью, особенно если учесть, что чуть более 60% кампаний на Kickstarter не достигают поставленной цели. Но с небольшими маркетинговыми ноу-хау можно попытаться привлечь внимание к своей кампании со стороны СМИ, что поможет продвижению.

IndieGoGo: Ресурс предоставляет больше гибкости. Можно выбрать схемы проведения кампании: «всё или ничего» или «оставлять все собранные средства», что для многих выглядит привлекательной альтернативой. IndieGoGo входит в число популярнейших веб-сайтов общественного финансирования, здесь нет долгих процессов рассмотрения заявки и её утверждения, так что идею можно продвигать оперативно.

Planeta.ru
Хотите издать книгу, записать музыкальный альбом, снять фильм, запустить мегакрутой продукт или, возможно, вы на пути к величайшему изобретению, которое осчастливит человечество? Тогда вы пришли по адресу: мы расскажем, как донести свои идеи до масс, поможем найти единомышленников, которые готовы вложить свои деньги в ваш проект, и вместе мы сделаем этот мир прекраснее во всех смыслах! Дерзайте — предлагайте идеи, обсуждайте, выбирайте, поддерживайте, короче, активно вливайтесь в творческий процесс!

Patreon: Хотите создать поток дохода пока сами будете сосредоточены на своём творчестве? Тогда Patreon – то, что нужно. Платформа позволяет собирать ежемесячные платежи со своей базы подписчиков-«покровителей», которые подписываются на разные уровни поддержки. Будучи творцом, вы можете предоставлять своим клиентам специальный контент (особые произведения) или другие награды, чтобы они чувствовали себя причастными к творческому процессу. В этом видео Кристин Дональдсон из Patreon объясняет, как использовать сервис для монетизации своего творчества.

В январе 2017 Patreon сообщил, что подписчики выплачивают их создателям более ста миллионов долларов в месяц. Платформа популярна среди создателей каналов YouTube, писателей, музыкантов, авторов веб-комиксов и других креативщиков, постоянно размещающих своё творчество в сети.

GoFundMe: Эта платформа ориентирована не только на финансирование личных нужд, например, для медицинской помощи или оказания поддержки в случае стихийных бедствий. Всё больше людей обращаются к творческой категории GoFundMe за всевозможной помощью – от публикации книг по фотографии до постановки театральных спектаклей. Не выдвигая ограничений по времени и возможности выведения собранных средств, эта платформа может стать идеальным решением в зависимости от характера проекта.

FotoFund: Эта платформа обслуживает фотографов и находится под управлением Lucie Foundation. 4% от всех собранных средств оседают в фонде и идут на реализацию его программ, в том числе на художественные гранты. Эта платформа работает по схеме «всё или ничего», поэтому в случае неудачи автор ничего не получает.

Seed&Spark: Краудфандинговая площадка для кинематографистов, запущенная в 2012 году, уже собрала более 7 миллионов долларов. Показатель успешности проектов, продвигаемых на Seed&Spark, составляет 75%. К тому же этот сервис позволяет смотреть независимые фильмы и телесериалы.

Artist Share

: Это первый краудфандинговый сервис в интернете. Основан в 2001 году и ориентирован на музыкантов. Из проектов, которые обратились за «народным финансированием» на Artist Share, 10 получили премию «Грэмми» и 29 номинировались на «Грэмми».

Как организовать и провести успешную краудфандинговую кампанию?

Одно дело – придумать отличную идею, другое – создать успешную кампанию и эффективно ею управлять. Рассмотрим несколько советов о том, как привести себя к успеху.

Сполна проработать свою идею. Чтобы создать цепляющее предложение, необходимо ясно сформулировать свою конечную цель, определить ресурсы, необходимые для её реализации, и свою целевую аудиторию.

Установить сроки.

Важно реалистично оценить объём работ и соответственно спланировать график. Люди, которые решаются поддержать проект, ожидают, что его реализация пройдёт в указанные сроки, поэтому нужно заранее продумать и предусмотреть возникновение всевозможных проволочек.

Разобраться в цифрах. Сколько это будет стоить? Крайне важно чётко изложить, на что пойдут взносы людей. Это повышает прозрачность и придаёт потенциальным вкладчикам веру в проект. Учитываем материалы, ресурсы и расходы, включая непредвиденные, и делаем реалистичную оценку. При работе на платформе со схемой «всё или ничего» установка неправильного бюджета может навредить кампании, даже прежде чем она стартует.

Подготовить соцсети. При запуске кампании важное значение имеет наше собственное умение продавать и привлекать потенциальных спонсоров. Так что с самого начала нужно позаботиться об обновлённом веб-сайте и присутствии в социальных сетях. Чем выше активность до начала кампании, тем лучше. Например, анонс предстоящей кампании через рассылку новостей и сообщения в ленте поможет разжечь интерес аудитории ещё до запуска проекта.

Использовать свою сеть. Если проект не станет вирусным, то большая часть спонсоров неизбежно появится из нашей собственной сети. Следует использовать потенциал своей базы подписчиков и не упускать возможность заявить о себе через социальные сети или прессу. Важно продвигать свою идею всегда – среди друзей, родственников, в очереди в продуктовом магазине – мы никогда не знаем, откуда появится очередной крупный бэкер (спонсор).

Создать привлекательное видео. Продуманный видеоролик, поясняющий смысл проекта или продукта, может стать лучшим инструментом в привлечении спонсоров. Это единственный способ показать им нашу идею и хорошо сделанное видео способно повысить профессионализм всей кампании. Если ресурсы ограничены, лучше отдать все силы на создание качественного ролика. До его съёмки стоит посмотреть видеоролики самых успешных кампаний, чтобы иметь представление о том, каким он должен быть.

Подготовка к участию прессы. Самые успешные проекты получали широкое освещение в СМИ, поэтому подготовиться к этому нужно заранее. Если у себя на сайте выложить изображения и пресс-релиз, то журналистам легче будет написать о нашем проекте и донести сведения о нём широкой аудитории.

Делать частые обновления. Слишком многие авторы совершают ошибку, никогда не обновляя свою кампанию, как только она переходит в стадию реализации. Важно поддерживать активное общение и во время, и после кампании, чтобы уведомлять своих спонсоров о состоянии дел и этапе производственного (творческого) процесса. Это сохранит у них интерес и уверенность в том, что инвестиции сделаны правильно.

Источник: mymodernmet.com.

Смотрите также:

Нужны деньги на проект? С миру по нитке – краудфандинг

Силу коллективного разума используют давно. Даже NASA открыло проект Clickworkers — обычные люди со своих компьютеров исследовали кратеры на Марсе и помогали составить марсианскую карту. А сайт Marblar предлагает придумать коммерческое использование для пока не использующихся открытий и изобретений – за приличное вознаграждение самым лучшим идеям.

Быстро развивается и краудфандинг — совместное финансирование разнообразных проектов. Самый известный сайт, помогающий это делать — Kickstarter. Пока мой любимый их проект – вилка, которая начинает вибрировать во рту наподобие электрической зубной щетки, если ты слишком быстро ешь. А потом ее можно подсоединить к компьютеру или смартфону и посмотреть статистику – сколько кусков, как быстро, а заодно сравнить с предыдущим приемом пищи. Очень способствует к переходу к slow eating и вообще slow life.

Финансируют обычные люди и дают самые разные суммы — буквально от стоимости одного обеда. При этом проекты Kickstartera набирают весьма приличный капитал. 127 миллионов долларов за 4 года собрали на съемки фильмов. А вот создатель ремешка для закрепления iPod Nano просил 15 000 долларов, а собрал… больше 940 тысяч.

У нас уже тоже можно. Под катом два проекта, которые симпатичны лично мне, и опыт их авторов, которые пошли по разному пути сбора денег – через сайт Boomstarter и самостоятельно.

ПЛАТЬЕ СВЯТОЙ СЕСИЛИИ

Ольга Кухтенкова — хозяйка ателье авторского и исторического костюма, с детства увлекалась шитьём, историей костюма и театром, но основным направлением стало фэнтези: костюмы с оттенком фантазии и волшебства. К десятилетию ателье она решила создать коллекцию, в которой будут костюмы с картин любимых художников. Деньги на одно из платьев – платье Святой Сесилии с картины Уотерхауса, Ольга решила собрать с помощью краудфандинга:

«Основные затраты данного проекта – это разработка дизайна тканей, повторяющего те, что мы видим на картине. Важно, что дополнительное финансирование позволяет исполнить платье на более высоком уровне – мы можем сделать и ручную вышивку, и разработать машинную для повторов, и не ограничивать себя в выборе тканей, и сделать копию для того спонсора, который пожелает внести значительную сумму. Кроме того я сразу задумалась о том, чтобы сделать сайт и небольшой фильм о создании платья, не говоря уже о фотосессиях — расширить границы проекта».

«Платье св. Сесилии — действительно платье с историей. Героиня картины, покровительница музыки, римская аристократка и мученица – весьма значимый и распространённый в истории живописи образ. Само платье по замыслу художника состоит из элементов нескольких эпох в истории костюма, и это призвано передать характер Сесилии».

«Представляя проект в социальных сетях, я рассказываю о св. Сесилии, о нюансах стиля её платья, о самой картине, о прерафаэлизме. В остальном, в продвижении я следую рекомендациям менеджеров платформы Boomstarter – обращаюсь к друзьям, пишу лично тем, кому это может быть интересно, общаюсь с хозяевами групп и сообществ со сходной тематикой, размещаю баннеры. Впервые в жизни я записывала видео-обращение».

Вот как выглядит страница проекта:
http://boomstarter.ru/projects/17231/platie_v_stile_prerafaelitov

От себя добавлю: за финансирование проекта полагается вознаграждение – в зависимости от суммы, от вышитого кошелька до фотосессии в платье. Однако увидеть это можно не во всех браузерах, например, в IE на моем рабочем компьютере — только если прокрутить страницу сильно вниз. А вот в способах платежа неожиданно встречается слово «Мегофон». 🙂

БОЛЬШОЙ ПОРТРЕТ НАШЕЙ СТРАНЫ

У 35-летней Елены Черепицкой, мамы двоих детей — другая мечта.

«Давно понятно – я не хочу быть тем, кем являюсь – рекламным журналистом-фрилансером. Хочу быть фотографом и путешественником. И вопрос «Как» — как совершить эту перемену – стоял давно. С замиранием сердца читала истории из «Взлета к мечте», выискивала подсказки в фильмах о фотографах. Но преграды – финансы, время, отсутствие профессиональной техники – казались непреодолимыми.

А потом случился момент, показавший, что жизнь довольно короткая. И если долго думать, может оказаться, что уже нет времени на реализацию мечт. Тогда я взяла интервью – у себя 10 лет спустя. Собственно, из этого интервью и узнала об этом, уже завершившимся в 2023 году проекте.

Проект «83» — назван так по количеству субъектов РФ, которые я хочу объехать, опираясь на помощь людей из интернета. Основная цель – составить большой портрет нашей страны. Мне всегда было интересно понять, какие мы, как народ, как государство, на самом деле. Не официальная этикетка, которая есть в учебниках и в телевизоре, а простая сумма – человек + еще человек + еще один, еще и еще. Насколько мы одинаковые и разные в зависимости от того, где живем. Как строим и как относимся к своим домам, к своим городам. На эти вопросы я хочу ответить при помощи фотографий самых разных людей из самых больших и самых маленьких городов России.

А вторая часть проекта – чистый эксперимент. Как далеко можно дойти, заехать, полагаясь только на помощь незнакомцев. В некотором плане это тренинг, развитие в себе способности доверять людям, принимать помощь, быть частью потока приема и передачи.

Проект не является в чистом виде краудфандингом, который требует сбора определенной суммы. Я прошу людей взять меня попутчиком до определенного города, принять у себя дома на пару дней, показать свой город, рассказать свою историю, стать героями проекта, лицами в большом портрете.

Конечно, чем дальше «точка съемки», чем удалённее регион, тем сложнее будет добраться. И тогда я буду просить о финансовой помощи на покупку билетов.

Также дорогостоящая часть проекта – фототехника, сейчас у меня самый базовый набор, и чисто технически – это проблема. Вероятно, буду просить о помощи с приобретением фототехники, хотя было бы приятнее получить в дар ту технику, которой люди не пользуются – например, купили, но решили, что это не их сфера интересов. Или переросли уже свою старую технику. Вещи не должны лежать в пыли без дела, им от этого грустно.

На данный момент как основную платформу использую ЖЖ — http://4e-83.livejournal.com. Это наиболее комфортная для меня площадка, с нее можно делать ретрансляции в твиттер, фейсбук, ленту Яндекса. Чуть позже, когда будет фотоматериал, создам страницу Вконтакте. Старший сын занимается сейчас разработкой сайта.

Пока же я ищу людей, которые могут принять проект в Южном Федеральном округе (ближе к телу) через городские форумы и сообщества в соцсетях, размещая объявление со ссылкой на страницу в ЖЖ. 1 мая запланирован старт на Краснодар».

Насколько реально у нас финансировать проекты с помощью краудфандинга? Во многом, я думаю, зависит от проекта. Но попробовать — не мешает. 🙂

С миру по нитке, или Краудфандинг вам в помощь! | Писатель Анна Вислоух

Ежегодно 7 июня, начиная с 2015 года, в России отмечается День краудфандинга. Именно 7 июня в 2012 году официально начал работу один из первых российских краудфандинговых сервисов – сайт Planeta.ru.

Краудфандинг (от англ. сrowd funding, сrowd – «толпа», funding – «финансирование») – это народное финансирование, или коллективное сотрудничество людей, которые добровольно жертвуют / вкладывают свои деньги, как правило через Интернет, чтобы оказать финансовую поддержку какому-либо проекту или организации. Короче, если по-русски – «с миру по нитке». А на Украине говорили «толока», когда все дружно собирались и шли, к примеру, помогать крыть крышу в новый дом соседа. Помощь и не чисто финансовая, но вполне материальная.

Цели, для которых средства могут собираться по схеме краудфандинга, в современном обществе бывают совершенно разные – реализация какого-либо продукта (создание книги, диска, фильма…), помощь пострадавшим от стихийных бедствий, любая благотворительная акция, поддержка со стороны болельщиков, финансирование стартап-компаний, малого предпринимательства, частного бизнеса, политических кампаний и многое другое.

Можно сказать, что краудфандинг – это один из современных способов привлечения финансовых средств, и сегодня это действительно работающая модель, успех которой уже подтвержден конкретными примерами. Моим, скажем. В 2018 году я при поддержке Ridero собрала всю заявленную сумму на издание своей книги Помните что все это было. Да, она была небольшой, но ее хватило для печати тиража, который был потом разослан в библиотеки России. И конечно же книга отправилась к тем, кто заказал такой лот.

Вообще по своей сути краудфандинг – явление очень древнее. Когда у человека есть какая-то интересная идея или проект, и он может заинтересовать им других людей, то они «скидываются» на реализацию этого задуманного. Но с изобретением интернета краудфандинг весьма расширился и позволяет получить финансирование на грандиозные проекты без участия банков и прочих финансовых институтов. Процесс стал намного проще и демократичнее.

Важно только помнить, что у краудфандинга есть несколько правил. Прежде всего – это чётко заявленная цель и обозначенная сумма денег. Люди должны сразу видеть и понимать, куда они вкладывают свои деньги. Информация по ходу сбора средств также должна быть открыта для всех. Можно сказать, что краудфандинг требует доверия и креативности. Про доверие понятно, но и ваш проект должен быть оформлен так, чтобы люди заинтересовались им, захотели принять участие. Это непросто. но вполне осуществимо.

В западных странах такая практика существует уже более 20 лет, и там успешных примеров краудфандинга много. Еще в 1997 году поклонники британской рок-группы «Marillion» организовали и провели интернет-кампанию по сбору средств для финансирования музыкального тура группы по США. Сама же группа позже применила этот метод для записи и продвижения нескольких своих альбомов. В новом тысячелетии краудфандинг на Западе стал применяться буквально повсеместно.

В России краудфандинг также стремительно набирает популярность, им уже активно пользуются как каналом сбора средств на свои проекты некоммерческие и коммерческие организации, творческие люди, в том числе известные писатели и режиссеры, политики.

Planeta.ru как раз пример самого успешного сервиса коллективного финансирования проектов. По словам основателей, «Планета» стала виртуальным пространством, меняющим реальность и дающим новые возможности для творчества и социальной активности.

И сегодня на этой платформе продолжается сбор средств на издание графической повести для подростков Хранить вечно, написанной впервые. Только здесь вы сможете приобрести цветной вариант нашей книги в твердой обложке с автографами автора. Присоединяйтесь!

Краудфандинг: «с миру по нитке»

Привлеките к финансированию вашего проекта сотни инвесторов, объединенных Интернетом. Краудфандинг, технология сбора средств под бизнес-идеи, переживает в Европе настоящий расцвет.

Знакомьтесь: компания “SELLANAPP” специализируется на приложениях для смартфонов, а финансируется по принципу краудфандинга. Схема проста: компания предлагает ту или иную идею, рекламируя ее в Интернете. Если она нравится пользователям, они подключаются к финансированию, а фирма доводит проект до “ума” и обеспечивает ему рыночную жизнь.

В этом конкретном случае за несколько месяцев предложения компании получили добро, а значит, и деньги, от 300 инвесторов из разных уголков мира. Основатель компании Эрнуд Деккер :“Сегодня, в век интернета, проще найти 100 человек, которые дадут по пять евро, чем одного инвестора, который вложит 500”.

Четыре сотрудника работают в штаб-квартире в Амстердаме, шесть разработчиков программного обеспечения трудятся дистанционно, из Франции и Украины.

Деккер уточняет: “Если хотите, это такой способ голосования кошельком. Вместо того, чтобы просто сказать: мне нравится ваша идея, вы вкладываетесь в ее финансирование. Сложность этой схемы – в том, что вы заставляете рисковать сразу большую группу людей.”
Краудфандинг сегодня – в моде. Почему? Слово – соучредителю европейской сети краудфандинга Оливье Гаджа: “Краудфандинг позволяет быстро найти деньги и при этом минимизирует риски и для предприятия, и для инвесторов,, Поскольку речь идет о меньших вложениях со стороны большего числа людей”.

Сегодня в Старом Свете работают около 200 площадок краудфандинга. Вы тоже ходите попробовать привлечь на свою сторону инвесторов? Пробуйте, но учтите эти советы Оливье: “Все, что вам нужно для подачи идеи – это соблюдение простого формата – небольшой комментарий плюс видеоролик. Сделайте эту работу хорошо, качественно. В ней – ключ к успеху и к интересу со стороны инвесторов”.

Эрнду Деккер добавляет: “Ваша рекламный старт должен быть простым. Предложите понятный бизнес-сценарий. Чем больше у вас аудитория, тем потенциально больше будет денег. Так что прорабатывайте все доступные вам каналы. И еще: обязательно надо найти серьезных партнеров! Они будут промоутерами вашей идеи и в будущем”.

«Без лишних слов»: краудфандинг

С миру по нитке – голому рубаха. Эта старая русская пословица – не только пример народной мудрости, но и очень доходчивое объяснение сути такого явления, как краудфандинг. В последнее время это слово все чаще попадается на глаза и тревожит слух, но для многих так и остается непонятным. Давайте исправим ситуацию.

Слово «краудфандинг» появилось благодаря сложению английских слов crowd – «толпа» и funding – «финансирование». Получается «народное финансирование» – современный способ собрать деньги с определенной целью, не прилагая особых усилий.

Главное условие – ваш проект должен быть полезен для общества. Согласитесь, мало кто захочет добровольно перечислять вам средства на покупку новой машины или смартфона, а вот желающие вложиться в реализацию важного и нужного начинания, например, построить детскую площадку, наверняка найдутся. Поначалу краудфандинг был распространен лишь в социальной и творческой сферах: кто-то собирал деньги на помощь больным или пострадавшим, кто-то – на запись и выпуск музыкального альбома. Сейчас все чаще финансируются бизнес-планы.

На самом деле, идея краудфандинга стара как мир и пользовались ею задолго до того, как появился сам термин. Далеко ходить не надо: символ Москвы, знаменитый памятник Минину и Пожарскому, был возведен на народные средства. Сбор указом Александра I проводился по всей стране, а имена спонсоров публиковались в газетах.

Чтобы открыть краудфандинговую кампанию, существуют специальные сайты: planeta.ru, boomstarter.ru, на которых можно рассказать о своей идее, ее пользе и количестве денег, требуемом для реализации. Если предложение интересное, финансирование не заставит себя долго ждать, и добровольные взносы, которые еще называют донатами (англ. to donate – «жертвовать», «дарить»), посыпятся как из рога изобилия. Но важно успеть собрать нужную сумму за отведенный срок, иначе все деньги вернутся назад спонсорам (они же доноры или бекеры (англ. back – «сзади»).

Мы уже разбирались, что нужно для успешного краудфандинга и какие проекты наиболее популярны среди потенциальных инвесторов. Практические советы о том, как собрать деньги на свой проект, смотрите в программе «Прикладная экономика».

Несмотря на то, что слово «краудфандинг» иностранное, сложное, длинное и неблагозвучное, искать для него равнозначные русские синонимы, пожалуй, не стоит. Спонсорство? Финансирование? Инвестирование? Справедливости ради эти существительные тоже далеко не исконно русские, да и смысла полностью не передают. Та же ситуация с однокоренными родственниками краудфандинга – краудсорсингом (англ. crowd – «толпа» + source – «источник») и краудинвестингом (англ. crowd – «толпа» + toinvest – «вкладывать»), которые по значению также связаны с привлечением общественности, народа, толпы к решению каких-то вопросов.

С миру по нитке: в Азербайджане собираются развивать краудфандинг

В последние годы в нашем лексиконе появилось немало новых слов, в том числе «краудфандинг». Краудфандинг –коллективное финансирование различных проектов. Речь может идти о благотворительных, экологических, культурологических и о коммерческих проектах. В частности, сбор средств может осуществляться для поддержки малого предпринимательства и  стартап-компаний. При этом важно заявить цель, обозначить необходимую денежную сумму, калькулировать все расходы

Недавно именно с целью содействия развития краудфандинга в стране Международным Банком Азербайджана совместно с Центром анализа экономических реформ и коммуникаций был проведен конкурс стартап проектов.

На портале EnterpriseAzerbaijan Центра анализа экономических реформ и коммуникаций будут размещены проекты победителей на международной краудфандинговой платформе Kickstarter. Таким образом, будет запущена краудфандинговая кампания для коллективного финансирования этих стартапов.

Председатель центра исследований устойчивого развития Нариман Агаев заявил #, что если брать мировую статистику, то только 10% стартапов воплощаются в жизнь. Потому те, кто собираются в них вложиться, сначала хотят оценить то, насколько вложения себя оправдают.

«То, что у нас растет интерес к стартапам, объяснимо, эта тенденция имеет место во всем мире. Среди множества идей можно найти действительно перспективные, способные принести немалую прибыль. И эту прибыль при коллективном финансировании можно поделить. Финансирование стартапов на основе краудфандинга применяется во многих странах, и у нас надо его, наконец, начать развивать. Спрос будет в первую очередь на стартапы, связанные с информационными технологиями, так как за ними будущее», –отметил он.

Стартапами, не требующими больших вложений, заинтересуются молодые люди, которые пока не могут вложить солидные средства. Но, по словам Агаева, сложность в том, что нет организаций, которые бы работали над продвижением идей. Надо продвигать их через интернет, в частности через социальные сети.

Экономист Натиг Джафарли отметил, что правительство иногда принимает правильные решения, но их исполнение, к сожалению, зачастую оставляет желать лучшего.

«Стартапам нужна поддержка и государства, и бизнеса. Это улучшает их финансирование, способствует дальнейшей разработке идей, а также их продаже. Но в нашей стране частный сектор в подобном практически не участвует. А все потому, что у него нет стимула, он не видит перспектив. Большие холдинги находятся под патронажем чиновников, им такие проекты не интересны. Если же говорить о Западе, то там крупные компании покупают интересные им стартапы порой за огромные деньги», – говорит он.

Наше правительство, по словам Джафарли, предпринимает определенные шаги в направлении развития стартапов. За счет бюджетных средств были стимулированы некоторые стартапы, проводились конкурсы в рамках грантовой поддержки инновационных проектов.

Но, как отмечает эксперт, пока не видно какой-то отдачи, опять-таки из-за того, что реализация хромает.

«Не надо изобретать велосипед. Стоит изучить опыт других стран в этом вопросе, и речь не только о дальнем, но и о ближнем зарубежье. В частности, стоит обратить внимание на российский, белорусский, украинский опыт. Если говорить о краудфандинге, то он применяется во многих странах. Что касается Азербайджана, то необходимо, чтобы рынок страны был готов к коллективному финансированию. Однако пока отечественный рынок не готов к инновациям, интересным решениям. В стране только сейчас начинают применять некоторые технологии, которые на Западе используют уже много лет» – говорит он.

По его словам,  в нашей стране интерес для коллективного финансирования могут представлять идеи в сфере IT, в сфере услуг, торговли, производстве.

«Кстати, в мире именно стартапы по производству товаров занимают лидирующие позиции. На соответствующих онлайн платформах, создатели стартапов выставляют свои идеи и собирают под них деньги. А потом, – говорит экономист, – в зависимости от договора, отправляют инвесторам либо товар, либо часть от прибыли. У нас же таких механизмов пока нет».

 

С миру по нитке, или Что такое краудфандинг

Не секрет, что с появлением интернета бизнесу открылись небывалые возможности для развития. В этом посте речь пойдет о явлении краудфандинга – быстром способе привлечь инвестиции тысяч людей, поверивших в вашу идею. Итак, поехали.



Этимология понятия

Термин краудфандинг образован от английского словосочетания crowd funding, что дословно означает «народное финансирование». В эпоху всеобщей глобализации, как оказалось, при помощи интернета можно не только обустраивать свою личную жизнь и ломать чужие; сеть, ко всему прочему, оказалась также идеальным инструментом для сбора общественных средств. Благодаря краудфандингу, люди смогли услышать новые песни любимых артистов, увидеть новые фильмы, поиграть в продолжения любимых игр и т.д. 

Впервые опыт сбора средств при помощи интернета был зафиксирован в 1997 году, когда поклонники английского рок-коллектива Marillion, без малейшего участия в этом самих музыкантов, собрали 60000 долларов на организацию турне любимой группы. После этого, откатав турне, музыканты уже сами запустили сбор средств, в результате чего смогли записать несколько новых пластинок. Такой успешный опыт заставил обратить внимание на краудфандинг многих других людей творческих профессий (и не только)

Возможно всё

За те пятнадцать лет, которые прошли с момента первого сбора средств, краудфандинг прочно вошёл в современную жизнь, и сегодня им занимаются практически все. Нужно собирать деньги на строительство моста? Пожалуйста. Мечтаете создать исторический музей? Почему бы и не попробовать. Хотите выпустить собственную книгу? Киньте клич, может, кто и поможет… Нынче «попрошайничать» не зазорно никому. Этим занимаются учёные и создатели компьютерных игр, музыканты и поэты, архитекторы и стартаперы, кинорежиссёры и программисты, а также многие-многие другие… Появились даже специальные площадки, которые были созданы для сборов средств на различные проекты, и с каждым годом их становится всё больше. Такие площадки существуют на процент от собранной нуждающимися суммы, и поскольку сам краудфандинг переживает в настоящее время бум, желающих обогатиться за счёт него немало, а, соответственно, и сайтов, на котором можно организовать сбор средств, предостаточно.

Перевоплощение



Изначально сама идея краудфандинга заключалась в том, чтобы оградить собирающих деньги от поборов, а также от влияния внешних сил, будь то давление государственных органов или продюсерский диктат. Влияние капитала, ощутимое практически во всех сферах человеческой жизни, изживалось общественными средствами. Но, как это часто бывает, в конце концов, любая идея вырождается в бизнес. Стал бизнесом и краудфандинг.

Наши пенаты

К нам почти всё приходит уже после того, как было опробовано на западе. Вот и краудфандинг появился в нашей стране гораздо позже, чем за рубежом, но также вполне успешно используется в различных областях – от скандально известного проекта «РосПил», созданного Алексеем Навальным, до вполне себе прогосударственного интернет-журнала Сиб.фм, рассказывающего о буднях и праздниках жителей Сибири. Из ярких творческих проектов можно отметить выпуск двухтомной энциклопедии кинорецензий известного критика Сергея Кудрявцева «3500», запись музыкального альбома Spirit группой «Би-2», создание музыкального видеокомикса «Монголоид» командой Zorge и т.д.

Заинтересуй меня

Сегодня воспользоваться площадками краудфандинга может любой желающий, другое дело, что не всем дано собрать необходимое для старта его проекта количество денег. Это и понятно – любого инвестора нужно заинтересовать, чтобы он оплатил ваше начинание, особенно, если эти инвесторы – простые люди, не заинтересованные в распиле, в откатах или отмывании средств. Поэтому обычно успешными являются проекты уже знаменитых личностей, деятельность которых поддерживают верные фанаты или сторонники


Но история краудфандинга знает примеры и того, как никому не известные энтузиасты собирали нужные суммы и создавали по-настоящему интересные произведения. Из последних примеров: фильм «Железное небо» о нацисткой военной базе на Луне. Этот фильм хоть и был снят непрофессионалами, но стал заметным и знаковым событием в мире кинофантастики.

Поэтому всё зависит только от того, насколько интересный проект вы собираетесь запускать, и как хорошо вы его представите будущим инвесторам. Если люди поверят вам, то они заплатят, а насколько качественную работу вы сделаете, зависит только от вас. Главное, не бояться сделать первый шаг. Сидя внизу лестницы, невозможно совершить подъём – вставайте на первую ступеньку и поднимайтесь!

Удачи вам и успеха!

«Не в мои часы!» Памятный военный туризм борется за жизнь

ПОПЕРИНГ, Бельгия (AP) — Саймон Луаги боялся потерять Talbot House, солдатский клуб времен Первой мировой войны, который стал учреждением памятного туризма на Западном фронте, где сражались солдаты со всех уголков земного шара. посреди неописуемой бойни чуть более века назад.

В прошлом году из-за карантина COVID-19 был закрыт клуб, который всегда был открытым. Когда-то это были солдаты Содружества, которые на мгновение избавились от страха перед битвой на полях Фландрии, которые были в пределах слышимости.На протяжении поколений с тех пор люди находили в Talbot House историю, утешение, мудрость и понимание того, почему девиз этого региона на западе Бельгии — «Никогда больше не воевать».

После окончания Первой мировой войны в 1918 году миллионы посетителей — даже из США, Новой Зеландии и Южной Африки — стекались к мемориалам на севере Франции и Бельгии, чтобы воздать должное павшим.

Сейчас, когда истекает двухлетний период пандемии коронавируса и ограничений на поездки, туристическая индустрия, принимающая их, оказывается парализованной.Блокировки и ограничения на поездки, многие из которых остаются в силе, удерживают иностранных гостей подальше.

11 ноября приближается еще один День перемирия, и перспективы остаются мрачными.

Менеджер Talbot House Луаджи вспоминает, что, когда средства были на исходе и двери были закрыты, только одна мысль промелькнула в его голове: «Не сейчас». Из 500 гостей в день он иногда останавливался один.

Дом, по его словам, «нуждается в шуме. Нужна фортепианная музыка. Ему нужны гости, школьники, люди, играющие в шахматы.Чашки чая, грохот на кухне, чтобы он ожил. Мне нужно услышать свист чайника, — сказал он.

«Мы не можем разочаровать все предыдущие поколения, позволив ему закрыть», — сказал он. Эта мысль эхом разнеслась по региону, где сотни тысяч человек погибли за четыре года боевых действий, которые в конечном итоге привели к победе союзных войск над Германией.

Ник Бенут, руководитель небольшого музея кратера Хоуге недалеко от Поперинге, не мог поверить в это, когда в конце 2019 года школы начали отменять поездки из-за сообщений о вирусе в Ухане, Китай.

Как и Луаджи, он вложил деньги в бизнес и нуждался в любом доходе, который мог получить. «Серьезно, вы это имеете в виду? Это в Китае. Это далеко-далеко от нас », — вспоминает он. Но реальность пандемии, которая с тех пор унесла жизни по меньшей мере 5 миллионов человек по всему миру, вскоре утонула, и ему пришлось закрыть ее 13 марта 2020 года — мрачный день, который он хорошо помнит.

С 65 000 платных посетителей в 2017 году до всего 3 000 в прошлом году цифры продемонстрировали резкий спад памятного туризма во всем регионе.

«Мы как будто обанкротились. Пришлось все закрыть », — сказал он.

Но каждый человек справлялся с этим по-своему и до сих пор готов рассказать свою историю.

Краудфандинг стал ответом для Луаджи. В прошлом году 98-летний ветеран Второй мировой войны собрал деньги, пройдя путь от кладбища военных могил до Дома Талбота, подбадривая местных жителей, которые вытаскивали деньги из своего кошелька, когда они не аплодировали. Когда один из местных умер, семья попросила, чтобы скорбящие вместо цветов жертвовали деньги в Talbot House.

«Это стало очень эмоциональным, когда я увидел, как много людей так заботятся», — сказал Луаджи.

Поскольку меры по борьбе с вирусом в последнее время были ослаблены благодаря кампании по вакцинации в Бельгии, некоторые посетители позавтракали в доме Талбота. И, как в старые добрые времена, английскую волонтерку Либби Мэдден хвалили за ее бисквитный торт «Виктория». «Вы знаете, мы очень хотим сохранить дух этого чудесного места», — сказала она.

Поля Фландрии когда-то были настолько изуродованы войной, что церкви и замки просто исчезли, как щебень под грязью.Многое вокруг Ипра было восстановлено в своем былом великолепии и вселило в местных жителей непоколебимое чувство оптимизма.

Бенут в прошлом году смотрел на пустую автостоянку и пропустил грохот разговорного английского от кучи британских туристов, который разносился в музее и кафе. Однако на этой неделе «у нас был первый британский (автобус) за два года».

Даже когда его доход снизился в разгар пандемии, Бенут понимал, что послание «войны, чтобы положить конец всем войнам», по-прежнему необходимо передавать молодым поколениям.

В свои 37 лет он считал себя слишком старым, чтобы донести эту мысль до детей, поэтому оставил это своим сыновьям Луи и Артуру, 10 и 8 лет, которые теперь являются мастерами YouTube и учат детей работе с противогазами, шлемами и аптечками. Теперь «Hooge Boys» стали хитом.

«Мы не делаем того, что делают все остальные. Так что я думаю, что у нас есть способ выжить », — сказал Бенут.

Даже церемония «Последней почты» в соседнем Ипре — ежедневный скорбный гудок, восходящий к 1928 году, который лишь ненадолго прекратился во время Второй мировой войны — рисковала быть замолчать.По традиции, игра в горн под Менинскими воротами, где выгравированы имена около 55 000 солдат, останки которых так и не были найдены.

И все же это выдержало. Добровольцы отказались останавливаться и дергали за ниточки вплоть до высших политических постов, чтобы обеспечить его продолжение, даже если его придется сократить.

«Во время COVID был только один горнист и имена 55 000 солдат», — сказал Бенуа Моттри, глава ассоциации Last Post.

В четверг снова должен быть полный состав из шести горнистов, которых будут сопровождать волынщик, хор, оркестр и несколько сотен приглашенных и гуляющих по маковой прогулке.Придет даже премьер-министр Бельгии.

«Не в мои часы!» Туризм Памяти войны Борьба за жизнь | Мировые новости

RAF CASERT, Associated Press

ПОПЕРИНГ, Бельгия (AP) — Саймон Луаги боялся потерять Talbot House, солдатский клуб времен Первой мировой войны, который стал учреждением памятного туризма на Западном фронте, где солдаты со всех сторон всего мира сражались в неописуемой бойне чуть более века назад.

В прошлом году из-за карантина COVID-19 был закрыт клуб, который всегда был открытым.Когда-то это были солдаты Содружества, которые на мгновение избавились от страха перед битвой на полях Фландрии, которые были в пределах слышимости. На протяжении поколений с тех пор люди находили в Talbot House историю, утешение, мудрость и понимание того, почему девиз этого региона на западе Бельгии — «Никогда больше не воевать».

После окончания Первой мировой войны в 1918 году миллионы посетителей — даже из США, Новой Зеландии и Южной Африки — стекались к мемориалам на севере Франции и Бельгии, чтобы воздать должное павшим.

Сейчас, когда истекает двухлетний период пандемии коронавируса и ограничений на поездки, туристическая индустрия, принимающая их, оказывается парализованной. Блокировки и ограничения на поездки, многие из которых остаются в силе, удерживают иностранных гостей подальше.

Политические карикатуры на мировых лидеров

Политические карикатуры

11 ноября приближается еще один День перемирия, и перспективы остаются мрачными.

Менеджер Talbot House Луаджи вспоминает, что, когда средства были на исходе и двери были закрыты, только одна мысль промелькнула в его голове: «Не в мои часы.«Из 500 гостей в день он иногда останавливался в одиночестве.

Дому, сказал он, «нужен шум. Ему нужна фортепианная музыка. Ему нужны посетители, школьники, люди, играющие в шахматы. Чашки чая, грохот на кухне, чтобы оживить. Мне нужно услышать свист чайника», — сказал он.

«Мы не можем разочаровать все те поколения, которые были до нас, позволив ему прекратить свое существование», — сказал он. Эта мысль эхом разнеслась по региону, где сотни тысяч людей погибли за четыре года борьбы, которая, в конце концов, привела к победе. союзных войск над Германией.

Ник Бенут, руководитель небольшого музея кратера Хоуге недалеко от Поперинге, не мог поверить в это, когда в конце 2019 года школы начали отменять поездки из-за сообщений о вирусе в Ухане, Китай.

Как и Луаджи, он вложил деньги в бизнес и нуждался в любом доходе, который мог получить. «Серьезно, вы это имеете в виду? Это в Китае. Это далеко-далеко от нас », — вспоминает он. Но реальность пандемии, которая с тех пор унесла жизни по меньшей мере 5 миллионов человек по всему миру, вскоре утонула, и ему пришлось закрыть ее 13 марта 2020 года — мрачный день, который он хорошо помнит.

С 65 000 платных посетителей в 2017 году до всего 3 000 в прошлом году цифры продемонстрировали резкий спад памятного туризма во всем регионе.

«Мы как будто обанкротились. Пришлось все закрыть », — сказал он.

Но каждый человек справлялся с этим по-своему и до сих пор готов рассказать свою историю.

Краудфандинг стал ответом для Луаджи. В прошлом году 98-летний ветеран Второй мировой войны собрал деньги, пройдя путь от кладбища военных могил до Дома Талбота, подбадривая местных жителей, которые вытаскивали деньги из своего кошелька, когда они не аплодировали.Когда один из местных умер, семья попросила, чтобы скорбящие вместо цветов жертвовали деньги в Talbot House.

«Это стало очень эмоциональным, когда я увидел, как много людей так заботятся», — сказал Луаджи.

Поскольку меры по борьбе с вирусом в последнее время снизились благодаря кампании по вакцинации в Бельгии, некоторые посетители позавтракали в доме Талбота. И, как в старые добрые времена, английскую волонтерку Либби Мэдден хвалили за ее бисквитный торт «Виктория». «Вы знаете, мы очень хотим сохранить дух этого чудесного места», — сказала она.

Поля Фландрии когда-то были настолько изуродованы войной, что церкви и замки просто исчезли, как щебень под грязью. Многое вокруг Ипра было восстановлено в своем былом великолепии и вселило в местных жителей непоколебимое чувство оптимизма.

Бенут в прошлом году смотрел на пустую автостоянку и пропустил грохот разговорного английского от кучи британских туристов, который разносился в музее и кафе. Однако на этой неделе «у нас был первый британский (автобус) за два года».

Даже когда его доход снизился в разгар пандемии, Бенут понимал, что послание «война, чтобы положить конец всем войнам», по-прежнему необходимо передаваться молодому поколению.

В свои 37 лет он считал себя слишком старым, чтобы донести эту мысль до детей, поэтому оставил это своим сыновьям Луи и Артуру, 10 и 8 лет, которые теперь являются мастерами YouTube и учат детей работе с противогазами, шлемами и аптечками. Теперь «Hooge Boys» стали хитом.

«Мы не делаем того, что делают все остальные. Так что я думаю, что у нас есть способ выжить », — сказал Бенут.

Даже церемония «Последней почты» в соседнем Ипре — ежедневный скорбный гудок, восходящий к 1928 году, который лишь ненадолго прекратился во время Второй мировой войны — рисковала быть замолчать.По традиции, игра в горн под Менинскими воротами, где выгравированы имена около 55 000 солдат, останки которых так и не были найдены.

И все же это выдержало. Добровольцы отказались останавливаться и дергали за ниточки вплоть до высших политических постов, чтобы обеспечить его продолжение, даже если его придется сократить.

«Во время COVID был только один горнист и имена 55 000 солдат», — сказал Бенуа Моттри, глава ассоциации Last Post.

В четверг снова должен быть полный состав из шести горнистов, которых будут сопровождать волынщик, хор, оркестр и несколько сотен приглашенных и гуляющих по маковой прогулке.Придет даже премьер-министр Бельгии.

Авторские права 2021 Ассошиэйтед Пресс. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, переписывать или распространять.

Женщина подала в суд на звезд «Акулы Танк», утверждая, что они были участниками краудфандинговой аферы

Автор: Под редакцией Шона Ноуна, Nexstar Media Wire

Размещено: / Обновлено:

ЧИКАГО (NewsNation Now) — Женщина, участвующая в судебном процессе с участием 20 человек против звезд «Shark Tank» Кевина О’Лири и Кевина Харрингтона, говорит, что дуэт участвовал в краудфандинговой афере.

Дженнифер Муди сказала, что это началось в 2019 году, когда у нее появилась идея для бизнеса.

«Я действительно провел небольшое исследование и обнаружил, что существуют маркетинговые компании, которые помогут вам привлечь средства для вашего бизнеса», — сказал Муди.

Она сказала, что в конце концов обнаружила компанию InventureX, с которой Харрингтон якобы сотрудничал и которую О’Лири якобы поддерживал.

«Я решил, что подпишу контракт с этой компанией и посмотрю, смогу ли я получить краудфандинг и, надеюсь, начать свой бизнес», — сказал Муди.«Спустя некоторое время я заметил, что они не так отзывчивы или сговорчивы».

Отец Бритни Спирс подает заявление о прекращении опекунства над ее поместьем

Moody сказал, что компания продолжала откладывать, «и в конечном итоге просто продолжала откладывать меня все больше и больше до такой степени, что я должен был понять, что на самом деле происходит».

Она сказала, что примерно через год ожидания она решила опубликовать обзор бизнеса в Интернете, и именно тогда она нашла других людей, у которых был такой же опыт.

И О’Лири, и Харрингтон отвергли обвинения.

«Похоже, что кто-то использовал мое имя и изображение без моего ведома, разрешения или согласия», — говорится в заявлении О’Лири. «Я никогда не слышал ни об одной из этих предполагаемых компаний и никогда не вел дела ни с одним из истцов, подавших этот иск».

Адвокат

Харрингтон также опубликовал заявление, в котором отвергает обвинения.

«Мы обратили внимание на то, что Кевина Харрингтона обвиняли в различных ложных обвинениях в отношении недавнего судебного процесса.Кевин был сторонником предпринимателей во всем мире. У Кевина никогда не было деловых соглашений или контрактов ни с одним из истцов. Это должен быть спор между истцами и InventureX, Кевин просто снял видео для этой компании ».

Что пошло не так на uBiome, часть 1 — Журнал.

Эта стенограмма подготовлена ​​службой транскрипции. Эта версия может быть не в окончательной форме и может быть обновлена.

Кейт Лайнбо: Привет, это твоя ведущая, Кейт Лайнбо.Сегодня мы делаем что-то немного другое. Это первый эпизод двухсерийного рассказа. Речь идет о биотехнологической компании uBiome. У него были идеалистические лидеры, многообещающая идея и много венчурного финансирования. Но в конце концов компания потерпела крах.

Кейт Линебо: Это настоящая история. И чтобы сказать это, мы пригласили нашего коллегу, Эми Доксер Маркус. Она — репортер, удостоенный Пулитцеровской премии. И в течение последних нескольких лет она и ее коллеги сообщали о взлете и падении uBiome.Эми возьмет это отсюда.

Эми Доксер Маркус: Как репортер, я трачу много времени на размышления о том, почему здравоохранение не работает для стольких людей. Почему лекарства по-прежнему кажутся недоступными для многих. Кажется, что медицина больше сосредотачивается на лечении болезней, чем на их предотвращении. Итак, еще в 2014 году я заинтересовался этой компанией под названием uBiome. В то время это был небольшой стартап, но его основатели, Джессика Ричман и Зак Апте, имели большие амбиции. Их продукт представлял собой домашний тестовый набор, вроде 23andMe.Но этот набор проверит состав вашего микробиома, триллионы микробов, которые живут в каждом из нас и на нем.

Эми Доксер Маркус: Главной идеей компании было нечто, называемое гражданской наукой, вовлечение обычных людей в сбор данных, понимание своего собственного тела и контроль над своим здоровьем. Но однажды, несколько лет назад, этот парень обратился ко мне. Кого-то, с кем я никогда раньше не встречался, и у него были вопросы о деловой практике uBiome. Он думал, что компания может совершать мошенничество.Я начал изучать это, и в апреле 2019 года …

Спикер 3: Сегодня федералы совершили налет на стартап в области здравоохранения из Сан-Франциско. Агенты ФБР появились в uBiome, они взломали входную дверь и попросили сотрудников передать свои компьютеры. Расследование ФБР …

Эми Доксер Маркус: В марте этого года двум лидерам uBiome было предъявлено обвинение в мошенничестве с инвесторами и страховщиками по многомиллионной схеме. И правительство говорит, что они беглецы.

Эми Доксер Маркус: Добро пожаловать в Журнал.Наше шоу о деньгах, бизнесе и власти. Я Эми Доксер Маркус. Пятница, 5 ноября. В начале шоу, что пошло не так в uBiome, часть первая.

Эми Доксер Маркус: История начинается, как и многие истории Кремниевой долины. С выступлением на TED Talk.

Джессика Ричман: Большое спасибо за то, что позволили мне выступить здесь. Это действительно потрясающе.

Эми Доксер Маркус: Это Джессика Ричман. В то время она была новоиспеченным предпринимателем из Кремниевой долины. Ее компанией была uBiome.Стартап был основан на людях, которые присылали свои какашки.

Джессика Ричман: По сути, вы присылаете нам свои какашки. Да, твоя какашка. Нам нужны все твои фекалии.

Эми Доксер Маркус: Это потому, что микроорганизмы в кишечнике попадают туда. Таким образом, образец фекалий был запутанным, но относительно простым способом получить информацию о микробиоме.

Джессика Ричман: Возможно, вы слышали о микробиоме человека. Микробиом — это экосистема организмов, которые живут внутри и внутри нас.Они вроде наших микробных повелителей.

Эми Доксер Маркус: И это было хорошее время для создания компании, которая сосредоточилась на микробиоме. Когда-то малоизученный микробиом привлекал все больше внимания ученых. Некоторые из новых исследований показали, что эти крошечные микробы и клетки могут иметь серьезные последствия для здоровья. Джессика воспользовалась этим моментом.

Джессика Ричман: Итак, мы используем эти данные о микробиоме, чтобы задавать вопросы о здоровье и отвечать на них. И начните лечить сложные заболевания, такие как аутизм, который, кажется, имеет связь с микробиомом.Синдром хронической усталости, раздраженный кишечник, болезнь Крона, язвенный колит. Аутоиммунные нарушения зависят от микробиома.

Эми Доксер Маркус: Джессика произнесла эту речь в 2013 году, за год до того, как она основала uBiome вместе со своим соучредителем Заком Апте. Был третий соучредитель, но он покинул компанию менее чем через год после ее запуска. Надо сказать, мы несколько раз обращались к Джессике и Заку через их адвокатов для интервью и комментариев, но никогда не получали ответа. Но благодаря нашим репортажам, основанным на документах и ​​интервью, мы смогли составить представление о том, кем были Джессика и Зак.

Эми Доксер Маркус: Зак получил докторскую степень в области биофизики и клеточной биологии Калифорнийского университета в Сан-Франциско. А Джессика получила по крайней мере часть докторской степени в бизнес-школе Оксфорда. Ни у одного из них не было медицинского образования. Они были харизматичными и немного занудными. Вообще говоря, Джессика была публичным лицом компании, а Зак работал больше за кулисами. И они страстно говорили о более крупных целях uBiome, предлагая исследования микробиома всем, кто этого хотел.

Эми Доксер Маркус: Итак, они провели краудфандинговую кампанию.Это был необычный шаг для биотехнологической компании, но в итоге он сработал. Джессика даже была представлена ​​в сегменте NPR о краудфандинге и науке.

Спикер 5: UBiome — это понимание человеческого микробиома, скопления микробов в вашем теле. Зайдя внутрь, Ричман сказала, что она и ее коллеги понятия не имели, будет ли их презентация успешной.

Джессика Ричман: Здесь много неуверенности. Вы не знаете, собираетесь ли вы собрать 10 долларов или миллион долларов. И вы должны быть готовы или держать свой разум открытым, чтобы что-то из этого произошло.

Спикер 5: Оказывается, они добились успеха. Один из немногих, кто собрал более четверти миллиона долларов от своей интернет-кампании. Похоже, они поймали недавнюю волну интереса к тому, что живет у нас в кишечнике. И люди …

Эми Доксер Маркус: После этой успешной кампании uBiome разослала наборы людям, которые внесли свой вклад. В комплект входил небольшой ватный тампон. Если вы хотите проверить микробиом кишечника, вы можете нанести его на какую-то недавно использованную туалетную бумагу, вложить в тюбик и отправить по почте.Джессике и Заку нужно было нанять кого-нибудь, чтобы помочь изменить результаты. Кто-то, кто сможет построить новую лабораторию.

Гейб Фостер: Итак, я был в Сан-Франциско в поисках работы.

Эми Доксер Маркус: Это Гейб Фостер. Он имел образование в области биохимии.

Гейб Фостер: А теперь бывшая жена моего брата слышала о мероприятии по запуску стартапа, который только что собрал немного денег. Он спросил, хочу ли я пойти с ним, и я согласился, и это была вечеринка, посвященная запуску uBiome. И это было в классе в UCSF.Была пицца, газировка и несколько сортов пива. А несколько недель спустя я начал бомбить Интернет в поисках работы, и объявление на Craigslist было очень похоже на людей, с которыми я только что разговаривал. И поэтому я снял ему записку, в которой говорилось: «Я знаю вас, ребята, давайте поговорим».

Эми Доксер Маркус: Джессика и Зак в конечном итоге наняли Гейба.

Гейб Фостер: Моя работа в uBiome заключалась в создании лаборатории. Мы обещали вернуть клиентам несколько тысяч образцов в довольно сжатые сроки, и кто-то действительно должен был их запустить.

Эми Доксер Маркус: И какова была рабочая среда?

Гейб Фостер: Итак, там была общая комната с диваном, а также несколько комнат с лабораторным оборудованием и парой дешевых роботов, которых мы купили на eBay, чтобы собрать их вместе. Я имею в виду, на самом деле это была просто группа молодых людей, которые слонялись вокруг. Я имею в виду, доводить дело до конца, но это было совсем не формально.

Эми Доксер Маркус: Каковы были ваши первые впечатления от Зака ​​и Джессики?

Гейб Фостер: Зак, Зак интересный человек.Когда вы впервые встречаетесь с Заком, он кричит Беркли. Он очень неформальный. Он любит много говорить о чувствах. Он обнимает. Он крупный, мягкий, много улыбается и очень старается общаться с людьми. И все это позволяет очень легко начать работать с Заком. Но довольно быстро становится очевидно, что Зак ходит в каждую комнату, предполагая, что он может выполнять работу всех в этой комнате лучше, чем они. У него действительно есть это чувство сообразительности, когда он думает, что он настолько умен, что ему все сойдет с рук.

Гейб Фостер: Джессика больше всего в этом мире хотела, чтобы ее считали успешным предпринимателем. Вот чего она хотела. Она так и сказала. И uBiome был ее самым многообещающим средством для этого.

Эми Доксер Маркус: Джессика и Зак пытались добиться успеха как стартап из Кремниевой долины. И, судя по тому, что увидел Гейб, им это удалось.

Гейб Фостер: Они только что собрали кучу денег. А так настроение было довольно приподнятым. И я думал, что основная идея компании в то время была невероятно здравой и имела большой смысл.Я имею в виду, они объявили себя 23andMe какашки.

Эми Доксер Маркус: 23andMe какашки. Они действительно использовали эту фразу или это ваша фраза?

Гейб Фостер: Они использовали эту фразу несколько раз. И он был мертв. Это именно то, чем мы пытались быть в то время.

Эми Доксер Маркус: И что это значит?

Гейб Фостер: Что ж, когда мы думаем о 23andMe, это информативный, развлекательный продукт.

Эми Доксер Маркус: 23andMe наиболее известен благодаря генетическому тестированию, которое позволяет людям узнать об их происхождении и потенциальном риске определенных заболеваний.Информация не предназначена для диагностики заболеваний или использования для принятия медицинских решений без указания врача. Тест uBiome также не был предназначен для принятия медицинских решений. Он назывался Explorer, и он был предназначен для того, чтобы помочь вам исследовать то, что живет у вас в кишечнике. Они также проверили такие участки вашего тела, как рот или кожу.

Эми Доксер Маркус: Отчеты Исследователя читались легко. Клиентам предлагалось цитировать «Знай свои бактерии». И рассказали, изменились ли их бактерии в пользу того типа, который коррелирует с потерей веса.Они также получили оценку разнообразия микробиома, нанесенную на гистограмму, вместе с тем, как она сравнивалась с оценками других людей. В отчете говорится, что большее разнообразие микробиома связано с хорошим здоровьем. Что касается практических советов, в нем были предложены предложения, которые могут улучшить чей-то показатель разнообразия, например, регулярные упражнения и употребление большего количества клетчатки.

Гейб Фостер: Сама технология очень проста. Сделать это несложно.

Эми Доксер Маркус: Но тогда ты должен сказать мне, что это значит, верно?

Гейб Фостер: И это проблема.Теперь ваш микробиом состоит из сотен тысяч и миллионов различных видов в разных пропорциях. И все они взаимодействуют со своими хозяевами. И это все время меняется в зависимости от того, что вы едите, что делаете и когда спите. Более того, во всей пищеварительной системе все по-разному. И поэтому пытаться понять влияние чего-то, что трудно измерить и что сложно, — это устрашающе. Непонятно, насколько это сложно.

Эми Доксер Маркус: Джессика утверждала, что понимание микробиома может быть ключом к пониманию нашего здоровья и таких болезней, как аутизм и депрессия, но наука не была близка к окончательной.Сложность микробиома означает, что мы действительно не знаем, что означают чьи-то результаты. Вот почему тест uBiome был больше интересен людям. Фактически, Гейб был твердо убежден в том, что тестирование микробиома не должно использоваться для принятия медицинских решений.

Гейб Фостер: По моему профессиональному мнению, у такого теста нет клинического применения, о котором я мог бы подумать. Никто. Я не знаю, что, черт возьми, можно сказать кому-то по количеству бактерий, по тому, что мы знаем о микробиоме, что имеет клиническое значение.Я имею ввиду, это рыбалка, да? Все нормально. Если вы ловите рыбу в развлекательном продукте, а продукты для клинической диагностики — это не рыбалка.

Эми Доксер Маркус: Итак, когда у вас были первые разговоры между собой о тесте, вы все обсуждали отсутствие клинической пользы?

Гейб Фостер: Я имею в виду, это было очевидно. Сейчас вы ничего не можете сказать о микробиоме, имеющем глубокую клиническую ценность. Для ученого это захватывающее место, правда? Это новый рубеж исследований, и это дикое место, а сложность анализа действительно увлекательна.Но это действительно означает, что мы по большей части еще недостаточно знаем, чтобы дать людям твердые клинические ответы на этот вопрос.

Эми Доксер Маркус: И, кстати, это различие с разницей, потому что клинические тесты часто могут быть покрыты медицинской страховкой. Как тест на холестерин, фарингит, ЗППП. И такое покрытие обычно требует от компаний преодолеть некоторые ограничения.

Гейб Фостер: На самом деле, когда-то мы смеялись над тем, что никогда этого не сделаем.Держитесь подальше от клинической работы, это регулируется. Хорошо выполнять клиническую работу и делать ее легально — это невероятно дорогое и утомительное занятие. Открыть лабораторию, подать все документы и отрегулировать — просто хлопотно. А когда у вас есть что-то, что еще не имеет клинического значения, зачем беспокоиться? Так я думал. Так мы думали рано. Есть просто … выставлять счета страховым компаниям за что-то, это просто такая проблема с правилами, что вам лучше иметь хороший, простой продукт с ответом, который вы предоставите врачу.

Эми Доксер Маркус: Несмотря на то, что наука о микробиоме все еще развивается, испытанием uBiome было много людей, особенно в Кремниевой долине в начале 2010-х годов. Это было время, когда люди оценивали каждую часть своего тела. Движение носило несколько названий: гражданская наука, количественная оценка себя, но идея была примерно той же. У повседневных людей должны быть инструменты, позволяющие получить представление о своем теле без участия медицинского учреждения. И люди должны иметь возможность владеть этими данными, анализировать и делиться ими.

Гейб Фостер: Люди, которые были наиболее взволнованы с самого начала, наши первые последователи были количественно оцененными людьми, работающими со здоровьем в районе залива. Существует довольно обширное сообщество людей, которые действительно пытаются свести все, что они делают и все, что могут, в измерения и пытаются оптимизировать себя. Оптимизируйте то, что они едят, когда тренируются, и … все. Все. Они будут измерять свое кровяное давление. Они будут сдавать анализы крови как можно чаще. Все, что можно представить, пытаются измерить.И они были так взволнованы, потому что это была еще одна вещь, которую они могли измерить в себе.

Эми Доксер Маркус: uBiome также собрала много денег на этом волнении. Они перешли из скромного мира краудфандинга в мир венчурного капитала. В 2014 году Джессика и Зак привлекли около 5 миллионов долларов от самых известных инвесторов Кремниевой долины. Позже они собрали в общей сложности около 81 миллиона долларов.

Эми Доксер Маркус: Итак, у uBiome были свои поклонники, но были и критики.Джонатан Эйзен считал себя и тем, и другим.

Джонатан Эйзен: Я профессор Калифорнийского университета в Дэвисе и микробиолог. И я изучаю эволюцию и экологию микробов.

Эми Доксер Маркус: Джонатан Эйзен — один из самых влиятельных микробиологов в стране. У него есть выступление на TED Talk и более 60 000 подписчиков в Твиттере, что для ученого — много. У него также есть популярный блог по микробиологии, где он приводит цитату: «Перепродажа премии Microbiome».

Джонатан Эйзен: Я действительно считаю, что микробы и микробиом действительно важны для здоровья различных растений и животных, включая человека.Но я также провожу много времени, критикуя людей за то, что они переоценивают преимущества микробиома. Где говорят, что микробиомы спасут мир. А на самом деле мы еще не достигли цели.

Эми Доксер Маркус: Еще в 2013 году Джонатан посетил конференцию под названием Science Online. Во время дискуссии об этике и гражданской науке всплыл uBiome. Некоторым в аудитории было неудобно, что uBiome изначально не получил так называемый IRB для одобрения их работы. IRB или Institutional Review Board — это независимая группа, которая обеспечивает этичное отношение к людям, являющимся объектами научных исследований.И то, что делала uBiome, во многом напоминало исследования на людях. IRB — неотъемлемая часть современной науки. Государственные агентства без них обычно даже не финансируют учебу.

Джонатан Эйзен: Итак, они задавали много вопросов о людях, об их истории здоровья, об их диете, о других частях их биологии. И тогда они теоретически получат информацию о том, какие микробы присутствуют. И вы можете представить, что во многих случаях вы могли бы сказать, что это может быть весело, но что, если бы вы обнаружили в чьем-то образце, что он был переполнен хламидиозом? Есть вещи, которые вы можете узнать, выполняя те типы диагностических тестов, которые вам обычно следует выполнять в рамках более тщательного процесса проверки.

Джонатан Эйзен: Я думаю, там был специалист по медицинской этике, и было еще несколько человек, которые думали, что это не имеет никакого смысла. Как вы могли собирать личную информацию о людях, делиться ею с ними и не иметь IRB? Что-то казалось неправильным.

Джонатан Эйзен: На ​​конференции было несколько человек, с которыми я поговорил после выступления. И я подумал, что кто-то должен убедить их в том, что IRB действительно важны и им нужно относиться к ним серьезно.

Эми Доксер Маркус: uBiome в конечном итоге получила одобрение своего протокола исследования от независимой компании IRB, но это не помешало Джессике и Заку выступить с критикой. В сообщении в блоге Scientific American они написали, что IRB структурированы для цитаты: «Старый мир научных исследований, а не для гражданских ученых, которые изучают самих себя».

Эми Доксер Маркус: Как вы перешли от той встречи к членству в Научно-консультативном совете?

Джонатан Эйзен: По сути, они пришли ко мне и сказали: слушайте, мы принимаем вашу критику.Нам нужна помощь. Хотелось бы сделать лучше. В частности, в моих беседах с ними речь шла о перепродаже микробиома. И они сказали: «Послушайте, мы знаем, что вы одержимы этим, не позволяя людям чрезмерно продавать микробиом». И мы действительно хотели бы сделать что-то лучше. Не могли бы вы дать нам совет и присоединиться к нашему Научно-консультативному совету? Думаю, я сказал, хорошо. Если вы просите совета, я подойду и буду готов это сделать. На самом деле, как сказали двое моих коллег, это должен делать кто-то.Нам нужно, чтобы они услышали эту информацию.

Эми Доксер Маркус: А в 2013 году Джонатан присоединился к Научно-консультативному совету uBiome. Ему платили опционами на акции. В конечном итоге совет вырос до более чем дюжины членов и включал в себя некоторые известные имена, такие как Джордж Черч Гарвардского университета. В своей роли Джонатан согласился помочь проверить сообщения компании, такие как пресс-релизы и сообщения в блогах, чтобы убедиться, что они точны с научной точки зрения. Но он говорит, что не проверял саму науку.

Эми Доксер Маркус: И хотя он, возможно, чувствовал, что делает это на благо микробиологии, в конечном итоге это принесло пользу и маркетингу uBiome. Джессика и Зак помещают имя Джонатана во многие пресс-релизы и маркетинговые материалы uBiome. Позже Джонатан появится в одном из самых популярных подкастов в мире.

Тим Феррис: Это Тим Феррис, и добро пожаловать на шоу Тима Ферриса.

Эми Доксер Маркус: Рядом с Джессикой.

Тим Феррис: В этом конкретном эпизоде ​​у нас есть Джессика Ричман, соучредитель и генеральный директор uBiome.А еще есть Джонатан Эйзен, профессор Калифорнийского университета в Дэвисе. Джессика и Джонатан, большое спасибо за то, что нашли время на шоу.

Джессика Ричман: Спасибо.

Джонатан Эйзен: Рад быть здесь.

Джессика Ричман: Для меня большая честь быть здесь.

Эми Доксер Маркус: Вернувшись в uBiome, Гейб руководил лабораторией, но он не знал, в каком направлении будет двигаться компания. А в 2014 году его работа резко ухудшилась.

Гейб Фостер: Так что я знаю, когда все действительно становится странным. Итак, когда я закончил прогон первоначального набора образцов, когда мы получили назад некоторые из наших ранних данных секвенирования, конвейер заработал. Я мог взять образцы стула и превратить их в библиотеку секвенирования, чтобы пойти на секвенирование. И я спросил Зака, хорошо, что мы собираемся делать с контролем? Откуда мы знаем, что это вообще работает?

Эми Доксер Маркус: Это все еще было на ранней стадии развития uBiome. Гейб искал контрольные образцы, исходные образцы, с которыми он мог сравнить свои результаты.Контроль имеет решающее значение для исследователей, которые хотят быть уверенными, что их результаты не ошибочны. Но Гейб говорит, что в то время для микробиома не существовало больших средств контроля. Так что ему было трудно понять, имели ли его результаты хоть какой-то смысл.

Гейб Фостер: Итак, я спрашивал об этом. И Зак прямо сказал, что клиенты все равно не узнают, что это значит. Так кого волнует, что мы им даем? И для меня это было сногсшибательно. И поэтому я много настаивал на стандартизации, и он сказал: «Хорошо, давай, сделай это».Иди разберись. Ну, в то время у меня не было опыта или квалификации, чтобы разобраться. И я, конечно, пытался, но я просто не знал, что, черт возьми, делаю, чтобы перейти от лаборатории к изучению вычислительной работы и данных. И он никогда не делал так легко.

Гейб Фостер: Вот тогда все стало по-настоящему расстраивать. И я был довольно сильно не согласен с Заком там, и Зак действительно не хотел, чтобы с ним не соглашались. Несогласие с Заком было непросто и редко заканчивалось хорошо.

Эми Доксер Маркус: И для Гейба это не закончилось хорошо. Его уволили в 2014 году. И, кстати, uBiome в конечном итоге добавила элементы управления. Об этой истории мы спросили адвокатов Зака. Мы не получили ответа.

Эми Доксер Маркус: Так как же тогда вы ушли из компании?

Гейб Фостер: Они подождали сразу после того, как я вернулся со свадьбы. И мы сели в пятницу днем, и они сказали, что пора расторгнуть это контрактное соглашение. Вышли. И попросил меня подписать кучу документов, и я сказал, что нет.И это был конец.

Эми Доксер Маркус: Вам давали какие-либо объяснения, почему контракт подходил к концу?

Гейб Фостер: Ну, это просто не работает.

Эми Доксер Маркус: У вас была теория о том, что не сработало?

Гейб Фостер: Да, мне кажется, я слишком много раз не соглашался с Заком. У меня больше не было таких целей в отношении компании. Они действительно пытались стать большими, и стать большими, быстро. Они действительно пытались вырасти.И, опять же, на мой взгляд, модель 23andMe должна была замедлить процесс горения и работать как можно дольше на минимальной высоте.

Гейб Фостер: Но если ваша цель состояла в том, чтобы стать успешным предпринимателем и продать все, что не соответствует вашей модели, не так ли? И если вы собираете кучу денег венчурного капитала, и они настойчиво хотят получить еще немного денег обратно за короткий промежуток времени, это также не подходит для этой модели.

Эми Доксер Маркус: Инвесторы уже вложили миллионы в uBiome, но Джессика и Зак хотели расти и собирать еще больше денег.Итак, они попробовали что-то новое. Это после перерыва.

Эми Доксер Маркус: Первый тест uBiome, Explorer, стоил 89 долларов. Компания надеялась, что это будет относительно доступная цена, которая привлечет потребителей, но uBiome могла бы взимать гораздо больше за продукт, который страховщики возместили бы. Поэтому был создан второй тест под названием SmartGut. В отличие от Explorer, SmartGut задумывался как клинический тест, от которого uBiome изначально не подходила. Веб-сайт uBiome назвал это тестом на здоровье кишечника, заказанным врачом, и сказал, что этот тест может предоставить ценную информацию: «Чтобы помочь вам и вашему врачу управлять заболеваниями кишечника».

Эми Доксер Маркус: Некоторые из этих состояний включали синдром раздраженного кишечника и болезнь Крона. Кроме того, ожирение и диабет. В пресс-релизе, объявляющем о SmartGut, содержалась еще одна деталь. Тест будет покрыт медицинской страховкой США для большинства пациентов. Джессика читает лекцию в Гарвардской медицинской школе

Джессика Ричман: У нас все еще есть потребительский и исследовательский продукт, который теперь называется Explorer.И теперь у нас есть этот клинический тест, который действительно является медицинским продуктом. Вот настоящий медицинский тест, который назначают настоящие врачи и обрабатывают в настоящей клинической лаборатории. И возмещаются реальными страховыми компаниями.

Эми Доксер Маркус: Эта деталь страховки была важна, потому что SmartGut был дорогим. uBiome выставила счет до 3000 долларов за тест. И хотя для большинства потребителей это была бы высокая цена, для медицинских страховых компаний это было бы слишком дорого. Если uBiome сможет продавать много этих более дорогих тестов SmartGut, его прибыль может взлететь до небес.

Эми Доксер Маркус: uBiome также продолжит продавать еще один клинический тест. Это называлось SmartJane, и оно не предназначалось для кишечного микробиома. Вместо этого он секвенировал микробиом влагалища, чтобы проверить наличие заболеваний, передающихся половым путем, таких как хламидиоз или ВПЧ. Типы лабораторных тестов, продаваемых uBiome, не требуют проверки FDA, если они созданы и используются в одной лаборатории. И эта лаборатория сертифицирована по государственной программе. uBiome сказал, что SmartGut и SmartJane подпадают под эту категорию.

Эми Доксер Маркус: Некоторым ученым не нравился поворот uBiome к клиническим испытаниям.Одним из них был Джонатан Эйзен, микробиолог, входивший в научный консультативный совет компании.

Джонатан Эйзен: Я имею в виду, что, в конце концов, из всего, что я видел, они могли получить результаты микробиома, но это не означает, что эти результаты микробиома являются информативными с медицинской точки зрения или лично информативными. Это могло быть просто, давайте узнаем о вашем микробиомном пространстве. И это было бы менее проблематично, чем когда они бросились к реальной клинической диагностике и заявили, что то, что они делают, имеет медицинское значение.

Джонатан Эйзен: Я считаю, что это абсолютный ключ, от которого нужно перейти, давайте просто поможем людям обнаружить закономерности в микробиоме, что кажется очень интересным. Так они говорили вначале. Мы собираемся сказать вам, заболеете вы или нет, что есть или что-то еще. И у них просто не было … насколько я могу судить, у них не было доказательств того, что они могли делать это для людей.

Эми Доксер Маркус: Вы лично пошли к Заку и Джессике и сказали им, что уезжаете? И каковы были причины вашего ухода, когда вы их проинформировали?

Джонатан Эйзен: Да, я имею в виду, поэтому, когда я впервые вышел из Научного консультативного совета, я просто хотел уйти и не хотел даже обсуждать это.Я просто написал им и сказал, что у меня просто другие … у меня конфликты. У меня есть другие дела. Я хочу двигаться дальше. И я даже не хотел заниматься обсуждением.

Эми Доксер Маркус: Но после того, как Джонатан ушел в отставку в 2016 году, uBiome сохранил его имя в своих материалах. И он все еще числился на сайте компании.

Джонатан Эйзен: Когда они не удалили мое имя из Научно-консультативного совета, у меня был телефонный разговор с ними, я сказал, слушайте, я был там вежлив.Я не хочу числиться советником, потому что не думаю, что вы все делаете правильно. И я не собираюсь навязывать это широкой публике, потому что часть этой информации является частной, и я сказал, что не собираюсь разглашать ее. Но вам нужно удалить мое имя из них, потому что я не поддерживаю то, что вы делаете. Фактически, я против того, что вы делаете. И они сказали, о да, да, да. Просто мы медленно исправляем эти вещи.

Эми Доксер Маркус: Но за год ничего не изменилось.Наконец, Джонатан отправился в Twitter, чтобы выразить свое разочарование и сказать, что он не входит в состав Научного консультативного совета uBiome, несмотря на то, что было сказано на сайте. Позже в тот же день Зак ответил на твит, извинившись, что uBiome не удалось обновить веб-сайт, и они исправят это сейчас. Он также добавил, что замечательный ученый внес огромный вклад в uBiome. Мы скучаем по тебе. Мы снова спросили об этой истории у адвокатов Джессики и Зака. Они не ответили.

Эми Доксер Маркус: Некоторые ученые, работавшие внутри компании, также сомневались в том, что uBiome может делать с помощью своих тестов, например Элизабет Бик.

Элизабет Бик: Я действительно думаю, что техническая часть набора, все наборы, которые мы продавали, были действительно хороши. У нас действительно был продукт. У нас был хороший продукт. Но да, проблема была в интерпретации этого.

Эми Доксер Маркус: Первоначально Элизабет была нанята для написания научных статей для uBiome. Но в конце концов ее попросили поработать над SmartJane, тестом на вагинальный микробиом.

Элизабет Бик: Через некоторое время я осознала, что разработка теста на микробиом кишечника для анализа клинического заболевания будет очень сложной задачей.И данных для этого пока недостаточно. Но я чувствовал, что вагинальный микробиом был бы намного лучшей идеей для клинических испытаний, потому что вагинальный микробиом немного проще, чем микробиом кишечника. В нем меньше бактерий.

Элизабет Бик: То, что на самом деле не анализируется в обычной медицине. И многие женщины борются с проблемами с вагинальной флорой. И поэтому я подумал, что это будет гораздо более ценный вклад в медицинские исследования, чем микробиом кишечника в то время.

Эми Доксер Маркус: Элизабет считает, что у SmartJane был реальный потенциал. Но в целом она не согласилась с тем, как руководство компании говорило о клинических испытаниях.

Элизабет Бик: Компания слишком много продавала. У руководства был термин, называемый прецизионным секвенированием. Они сказали, что мы делаем прецизионное секвенирование. И наш тест намного лучше, чем у конкурентов, потому что мы выполняем точное секвенирование. И всякий раз … Я был ученым. И я спрашиваю: вы можете мне объяснить, что такое точное секвенирование? И я получил очень расплывчатый ответ.Я такой, ну, это не очень научно. И они попросили меня написать в блоге сообщение о точном секвенировании, и я даже не сказал, что это такое.

Элизабет Бик: Но я просто начинала смеяться, когда слышала этот термин. Внутри мы все думаем, что такое прецизионное секвенирование? Мы этого даже не знаем и работаем в лаборатории, мы ученые. И это была внутренняя шутка, что даже мы не знали, что это было, только Джессика и Зак знали, что это было.

Эми Доксер Маркус: Элизабет была не единственной сотрудницей, которая считала, что в uBiome дела обстоят не так хорошо.Другой был Ричард Спрэг. Ричард — инженер по образованию, и он очень популярен в количественном выражении самооценки. Люди, которые любят постоянно отслеживать данные о своем здоровье. Со временем сдал более 600 тестов uBiome.

Эми Доксер Маркус: Ричард писал в блоге сообщения о своих экспериментах над собой. Как в тот раз, когда он очистил кишечник и отслеживал изменения в своем микробиоме. Компания обратила на это внимание и создала для него новую должность, ученого-гражданина по месту жительства. Он думал, что это означает, что он может получить доступ к огромной базе данных uBiome и провести еще несколько исследований.Но возникла проблема.

Ричард Спрэг: Одна из самых первых вещей, которую я, конечно же, хотел сделать, это получить доступ к этой базе данных. И поэтому, конечно, я сказал, что теперь, когда я работаю, не могли бы вы разрешить мне доступ к этой базе данных? Но Зак очень не хотел давать мне доступ. Итак, несмотря на то, что меня наняли и я работал там в компании … моя должность была гражданским ученым по месту жительства. Я должен был быть там, чтобы получить доступ ко всем этим интересным данным и, возможно, придумывать интересные отчеты, делать интересные открытия и вовлекать клиентов в этот процесс.Но, к сожалению, мне это не удалось.

Эми Доксер Маркус: Ну, а какая тогда была культура?

Ричард Спрэг: Ну, культура была очень секретной. Меня это просто разочаровало. Потому что я думал, что такое место будет … особенно после разговора о гражданской науке. А Джессика регулярно проводила презентации и выступления о чудесных, удивительных вещах, которые происходят, когда к исследованиям привлекаются нормальные люди.

Ричард Спрэг: И все же, спрашивая информацию о том, какие новые продукты мы думаем создавать? Или кто является одним из наших крупных потенциальных клиентов? Или какие вопросы мы получаем от клиентов? Никто не хотел мне говорить.И я обнаружил, что это общая тенденция внутри компании. Что этого было много … ты чувствовал, что тебе действительно не разрешают задавать вопросы.

Эми Доксер Маркус: Ричард также не мог понять, как компания зарабатывала деньги. Он заметил, что пациентов не просят платить за умный кишечник, если они предоставляют информацию о своей страховке.

Ричард Спрэг: Они не цитировали, не цитировали, не платили за это. Кто-то за это платил. Итак, чтобы иметь возможность бесплатно получить SmartGut с расценками, отменить цитату, вам нужно было предоставить им информацию о своей страховке.Теперь большинство из нас не думают дважды, чтобы сообщить свою страховую информацию, потому что кажется, что все, что оплачивается страховкой, кажется бесплатным. И документация uBiome была непонятна. Но одна вещь, которая была очень ясна, по крайней мере, вначале, заключалась в том, что это вам ничего не будет стоить.

Эми Доксер Маркус: И что-нибудь из этого вызывало для вас тревогу в то время?

Ричард Спрэг: Что ж, это вызвало у меня много тревог только потому, что я проработал в компании достаточно долго, чтобы понять, что у нас нет инфраструктуры, чтобы справиться с подобными вещами.И поэтому моя первая мысль обо всех этих вещах заключается в том, как мы собираемся и сможем обеспечить, чтобы эти люди, которые предоставляют информацию о своей страховке … она была точной? Это будет то, что будет возмещать страховая компания и так далее.

Ричард Спрэг: И снова дело доходит до секретности. Я спрашивал людей, которые могли знать, и не получал удовлетворительных ответов. И мне сказали бы, что это не ваша проблема. Замолчи. Иди беспокойся о своих вещах.Не задавайте нам этих вопросов.

Эми Доксер Маркус: Итак, Ричард продолжал делать свою работу в uBiome, писать сообщения в блогах, разговаривать с клиентами. Но за пределами своей области он не мог точно сказать, что происходило в компании.

Ричард Спрэг: Всегда сложно отличить некомпетентность от обмана. И особенно в стартапе, и особенно в быстрорастущем стартапе. Очень сложно заметить разницу. Я имею в виду, откровенно говоря, очень много компаний идут по тонкой грани между очень здоровым оптимизмом в отношении того, что происходит, и тем, насколько вероятно, что они выполнят свои задачи.И, возможно, какой-то обман, чтобы попытаться убедить инвесторов и клиентов в том, что дела идут лучше, чем они есть. uBiome действительно пошел по этой линии. И для многих из нас было просто трудно сказать, перешли мы эту черту или нет.

Эми Доксер Маркус: Во второй части нашего сериала выйдет в следующую пятницу …

Спикер 11: Мой опыт общения с Заком и Джессикой, эта победа стоит всех …

Спикер 12: И я был зол, когда Я начал понимать, что этот домик сделан из карт.

Докладчик 11: Находим лазейки, срезаем углы. Просто безжалостная жадность, безжалостность, даже права.

Спикер 13: Мой коллега звонит мне и буквально шепчет по телефону, не входи. Я такой, что ты имеешь в виду, не входи? Она такая, что ФБР здесь. Я такой, ты серьезно?

Кейт Линебо: На сегодня все, пятница, 5 ноября. Журнал является совместным продуктом Gimlet и Wall Street Journal. Ваши ведущие — Райан Кнутсон и я, Кейт Линебо.Особая благодарность Эми Доксер Маркус за ведущую сегодняшнего выпуска и Анне Уайлд Мэтьюз за ее репортаж. Этот эпизод был спродюсирован Рикки Новецки с помощью Уиллы Рубин. Его редактировали Кэтрин Брюэр, Блайт Террелл и Энни-Роуз Штрассер с помощью Стефани Ильгенфриц, Дэвида Фримена и Роба Росси.

Кейт Линебо: Продюсерами шоу являются Энни Бакстер, Пиа Гадкари, Рэйчел Хамфрис, Джерард Коул, Энни Минофф, Лора Моррис, Афиф Нессули, Энрике Перес де ла Роса, Сара Платт и Кайла Стоукс.Наши инженеры — Гриффин Таннер и Натан Сингхапок. Наша музыкальная тема — So Wiley. Ремикс сегодняшней версии сделал Натан Сингхапок. Дополнительная музыка на этой неделе от Кэтрин Андерсон, Питера Леонарда, Бобби Лорда, Билли Либби, Blue Dot Sessions и So Wiley. Проверка фактов Николь Пезулка.

Кейт Линебо: Спасибо за внимание. Увидимся в понедельник.

Почему инвесторам не хватает финтеха и что будет дальше — TechCrunch

Рынок финансовых технологий набирает обороты.Благодаря череде успешных выходов и рекордно высокому финансированию финтех является образцом для стартап-сообщества. В этом году уже были зафиксированы рекордные инвестиции в сектор, при этом второй квартал стал самым крупным кварталом финансирования на сегодняшний день. Так что же движет этим всплеском активности инвесторов и является ли оно устойчивым?

По данным CB Insights, во втором квартале было инвестировано 30,8 млрд долларов венчурного капитала в 657 финансовых сделок по всему миру, что почти на треть побило рекорд предыдущего квартала.

Это было вызвано всплеском «мега-раундов» сделок на сумму более 100 миллионов долларов, что составило 70% от общего объема финансирования в секторе.Бум укрепляет позиции финансовых технологий как доминирующей категории единорогов и в некоторой степени объясняет пик интереса инвесторов.

Хотя мы, скорее всего, увидим продолжение инвестирования в новые банки и банки-претенденты, лишь немногие из них будут успешными. В конце концов, Revoluts мира — скорее исключение, чем правило. В данном конкретном случае инвестиционный кейс выходит за рамки чисто игровых финансовых услуг и превращается в стратегию суперприложений, которая может доказать, что Европа является ответом Европы подобным Alibaba и WeChat.

Тем не менее, возможности роста остаются значительными. Мы лишь поверхностно оцениваем то, что возможно, и в финтехе есть две ключевые области, которые продолжают быстро расти.

Первая — это зарождающаяся категория «финтех как услуга». В авангарде этого стоят Mambu, Solarisbank и Marqueta, помогая любому войти в сферу финансовых услуг. Этот развивающийся рынок получил значительный импульс во время пандемии, поскольку потребители привыкли ожидать доступа к финансовым услугам в любое время и в любом месте, в которых они нуждаются.

Второй — это само предоставление цифровых финансовых услуг. Истории успеха новых банков, такие как Monzo, N26 и Chime, доказали потенциал роста в этой сфере. Тем не менее, в настоящее время этими услугами пользуется лишь небольшая часть населения мира. Те, кто сможет пойти по стопам Revolut, станут теми, кто выйдет на эти недостаточно обслуживаемые рынки.

Таким образом, траектория роста финансовых технологий сравнима с Google в 2004 году и с Google сегодня.

Но банковское дело, как известно, быстро меняется.Итак, что заставляет инвесторов удвоить усилия в погоне за следующей историей успеха в сфере финансовых технологий?

Воздействие Covid-19 нельзя недооценивать. Пандемия стала непревзойденным форс-мажором для финансовых услуг, оказав широкомасштабное воздействие как на банки, так и на их клиентов.

Меры по охране здоровья и безопасности ускорили переход к безналичному расчету, увеличив объем предоставляемых онлайн- и цифровых банковских услуг. Поскольку банки вынуждены предоставлять услуги бесконтактной связи, цифровые злоумышленники получили значительное преимущество — они могли лучше сбалансировать бизнес-решения и при этом быстро реагировать на потребности клиентов.

Между тем, отсутствие гарантий занятости и перспектива неопределенного экономического кризиса привели к резкому падению потребительского доверия. Из-за этих невзгод произошли финансовые изменения. В связи с тем, что пандемия продолжает влиять на покупательную способность, спрос на личное кредитование и гибкие варианты оплаты, такие как кредитование в точках продаж (POS) и услуги «Купите сейчас, заплатите позже» (BNPL), резко вырос.

Недавнее приобретение компанией

Square Afterpay за 29 миллиардов долларов в августе свидетельствует о том, насколько прибыльным стал рынок.По состоянию на конец 2020 года у Afterpay было более 11 миллионов пользователей в США, из которых 7,5 миллиона совершили покупки в предыдущем году.

Спрос на финансовые продукты за пределами традиционных экосистем ускорил рост встроенного финансирования. С учетом того, что к 2030 году этот рынок будет оцениваться в 7 миллиардов долларов во всем мире, нефинансовые компании начинают осознавать потенциал роста своего бизнеса.

Более чем когда-либо банковское дело становится связано с финансовой инфраструктурой. То, что отражается в увеличении раундов финансирования и успешных выходов из инвестиционного пространства.В то время как традиционные банки давно обращаются к сторонним поставщикам и техническим лидерам в вопросах цифровой трансформации, всегда оставался вопрос, является ли финтех другом или врагом отрасли.

Пандемия открыла будущее вместе с признанием роли финансовых технологий в нем. Это значительно повысило аппетит к партнерству среди действующих игроков, и рынок B2B становится все более привлекательным для сообщества инвесторов.

Этот сдвиг в мышлении может также отражать угрозу надвигающегося игрока в банковской сфере.В частности, big tech. Поскольку Apple собирается запустить собственное предложение BNPL с Goldman Sachs и Facebook, готовым представить свой долгожданный цифровой кошелек, спекуляции на аппетитах технологических гигантов к посягательству на финансовые услуги распространены.

Тем не менее, угроза для действующих игроков должна быть определена. Потенциал для крупных технологий по приобретению большей части рынка, безусловно, есть, и эта возможность огромна. Если Facebook заставит 10% своих пользователей перейти на финансовые продукты, это будет 300 миллионов клиентов — в десять раз больше, чем у крупнейших банков мира.Но в нынешней нормативно-правовой среде это сложно представить.

Во всем мире растет консенсус в отношении того, что большие технологии уже обладают слишком большой властью. В Европе и США эти фирмы ведут расчетливую игру балансирования с законодателями и политиками в тени регулирования. Трудно представить, что им позволят консолидировать свою монополию на новых рынках, особенно на таких жестко контролируемых, как финансовые услуги.

Затем, конечно, возникает вопрос, хотят ли технологические гиганты стать банками.Да, Apple может встроить BNPL в свой пользовательский интерфейс. И, да, это может серьезно подорвать ссудно-кредитную отрасль. Но Apple, предлагающая POS-кредиты, сильно отличается от того, чтобы стать банком. Неясно, хотят ли технические руководители пойти на такой уровень риска и отвлекает ли это от их основного бизнеса.

В конце концов, это не имеет значения. Что отличает большие технологии, так это их лазерная ориентация на качество обслуживания клиентов и то, насколько хорошо эти фирмы используют данные для предоставления индивидуальных услуг.Пока их услуги являются наиболее удобными и доступными на рынке, клиенты будут ими пользоваться — независимо от того, пришли они из банка или нет.

По мере того, как финансовые услуги все чаще становятся неотъемлемой частью пользовательского опыта, финтех-сообществу необходимо задуматься о том, как выглядит будущее и как изменится банковское дело в следующие два, пять и десять лет.

Это означает, что необходимо думать о конкуренции, с которой сталкиваются действующие игроки на уровне бизнеса, а не на уровне оптовой торговли. Проблема в том, что эти бизнес-направления редко работают независимо, работая на монолитных системах и устаревших технологиях, что создает узкие места в предоставлении новых услуг.

Как отрасль, банковское дело должно перестать искать следующую большую операционную систему, когда то, что лучше всего сейчас, может измениться через шесть месяцев. Единственное, в чем могут быть уверены банки и рынок, — это в изменениях.

Вот почему дальновидные игроки создают легко адаптируемые составные архитектуры. Сотрудничая с поставщиками программного обеспечения как услуги (SaaS), банки могут вносить постепенные изменения в масштабе, а также быстро выводить продукты на рынок в соответствии с потребительским спросом.

Индустрия SaaS оценивается в 123 миллиарда долларов во всем мире и предлагает предприятиям желаемую альтернативу крупным внутренним проектам «разорвать и заменить», которые обречены на провал.

В основе этого лежит клиентоориентированный подход. То, что слишком хорошо знают технологические гиганты, но концепция, которая менее понятна в банковском мире. Банки говорят о хорошей игре, когда дело касается клиентского опыта, но только 1-2% фактически меняют ставки.

Изменились каналы, которые люди используют для управления своими деньгами. Цифровые конкуренты предоставили онлайн-альтернативы традиционному банковскому делу. Но основной опыт слишком часто остается одним и тем же. Универсальная модель, которая отстает от персонализации, наблюдаемой в других секторах, и не оправдывает ожиданий клиентов.

Только встраивая гибкость в базовые системы, банки могут по-настоящему реагировать со скоростью и гибкостью, необходимой для удовлетворения меняющихся потребностей пользователей, при этом обеспечивая соответствие своих операций требованиям завтрашнего дня.

С SaaS, настроенным на стирание границ между финансовыми технологиями и банковским делом, умные деньги сосредоточены на тех предприятиях, которые используют его потенциал для решения четких и идентифицируемых потребностей пользователей, а не на усиление ориентированных на банки моделей или мечты о следующем большом событии.

Несмотря на то, что в последние годы в балансе сил между банками и клиентами произошел сдвиг, этого не произошло достаточно резко и быстро.Вместо того чтобы опасаться влияния технологических гигантов, банки должны принять собственное мышление, ориентированное на клиента. Тот, который приносит пользу конечным пользователям за счет гиперперсонализированных услуг, которых они больше нигде не найти.

Но рынок раскаленный не зря. Будь то новая волна банков-претендентов или растущее сообщество B2B, внедряющее инновации из-за кулис, финтех укрепляет свою привлекательность для современных инвестиционных портфелей.

Поскольку пандемия ускоряет свое распространение среди более широкого банковского сообщества, рекордные вложения за последние несколько месяцев — это лишь верхушка айсберга.

Обязательно посетите сеанс Эллиотта Лимба (Мамбу) и Томаса Маззаферро (Western Union).

Вы заполните мне в Disrupt 21 сентября, 10:00 PDT / 19:00 CEST.

EXPLAINER: Как краудфандинг помогает реальным жертвам Astroworld

Стейси Сармьенто возлагает цветы к мемориалу в Хьюстоне в воскресенье, ноябрь.7 февраля 2021 года в память о ее друге Руди Пене, погибшем в толпе людей на музыкальном фестивале Astroworld в пятницу. (AP Photo / Роберт Бамстед) Роберт Бамстед AP

Через несколько часов после столпотворения на фестивале Astroworld, в результате которого восемь человек погибли и десятки получили ранения, просьбы о пожертвованиях в социальных сетях начали расти.

Некоторые сразу показались подлинными.Семья 16-летней Брианны Родригес, ученицы средней школы Хайтс в Хьюстоне, искала помощь с оплатой похорон. Сестра Родольфо Пена искала то же самое. Семья Акселя Акосты пыталась собрать деньги на поездку из Вашингтона в Техас, чтобы привезти его тело домой и оплатить его похороны.

Остальные сразу же попали под подозрение. Был парень, который хотел денег, чтобы заменить его новые кроссовки, потому что на них была кровь. Были люди, разместившие свои ручки Cash App и свои имена Venmo, утверждая, что им нужна помощь с медицинскими счетами.Были люди, которые называли себя родителями, чьи дети умерли во время концерта Трэвиса Скотта в Хьюстонском парке NRG и просили денег.

Краудфандинг становится все более популярным методом получения финансовой помощи напрямую тем, кто в ней нуждается. По оценкам исследовательской компании Technavio, краудфандинг вырастет примерно на 15%, или 196 миллиардов долларов, к 2025 году.

Этот рост также вызывает больше внимания со стороны правительства. В прошлом месяце Комиссия по ценным бумагам и биржам возбудила первое дело о мошенничестве при краудфандинге.

Кевин Скалли, директор по связям с общественностью Charity Navigator, крупнейшего в мире оценщика некоммерческих организаций, сказал, что успех, который получают некоторые сборщики личных средств, побуждает мошенников пытаться создавать фальшивые истории для сбора пожертвований.

«Мы всегда поощряем людей отдавать от всего сердца», — сказал Скалли. «Но мы также хотим, чтобы они использовали свою голову».

___

КАК ПОДАТЬ АУТЕНТИЧНЫЕ КАМПАНИИ?

Scally рекомендует делать пожертвования зарегистрированным некоммерческим организациям, поскольку налоговая служба требует от них декларировать, сколько денег они собрали и потратили в данном году и куда эти деньги пошли.«На самом деле организация проходит аудит или финансовую проверку третьей стороной», — сказал он. «Вы можете быть более уверены, зная, что деньги на самом деле будут использоваться организацией эффективно и результативно».

___

ЧТО, ЕСЛИ Я ХОЧУ ПОЖЕРТВОВАТЬ НАПРЯМУЮ ЧЕЛОВЕК?

Краудфандинговые платформы становятся все более активными в работе со сборщиками средств для проверки их личности и их намерений в отношении денег, которые они получают.

На прошлой неделе GoFundMe и Indiegogo, две крупнейшие благотворительные платформы, стали соучредителями Crowdfunding Trust Alliance, чтобы делать пожертвования на своих платформах еще безопаснее.

В минувшие выходные, когда на его платформе начали появляться кампании для жертв Astroworld, GoFundMe работал над проверкой личности этих сборщиков денег. Затем была создана специальная страница для кампаний Акосты, Пены и Родригеса, чтобы доноры знали, что любые собранные средства пойдут именно этим семьям.

«Краудфандинг — это не покупки — сейчас люди в целом это понимают — но это также не должно быть прыжком в темноту, и уж точно не может быть мошенничеством», — написал Уилл Хейнс, вице-президент Indiegogo по продуктам и доверию клиентов. в сообщении в блоге на прошлой неделе.Он добавил, что пользователи хотят, чтобы платформа была «безопасным и надежным местом для внедрения инноваций».

___

ЧТО ПРОИСХОДИТ, ЕСЛИ Я УЗНАЮ, ЧТО Я УДАЛСЯ НА ФАЛЬШИВНУЮ КАМПАНИЮ?

Многие платформы усиленно работают, чтобы поддержать доноров. GoFundMe создал гарантию, которая, по его словам, является «первой и единственной в своем роде в индустрии сбора средств». Если кампания представляет собой ложную информацию или средства не доходят до предполагаемых получателей, доноры могут иметь право на полное возмещение.

Indiegogo принимает канадские доллары и предлагает французскую краудфандинговую платформу

Breadcrumb Trail Links

  1. FP Tech Desk
  2. FP Startups

Предприниматели с ограниченными деньгами все чаще обращаются к Indiegogo, чтобы реализовать проекты, и это число может расти как компания заявила в среду, она будет предлагать транзакции в канадских долларах

Автор статьи:

Кристин Добби

Дата публикации:

5 декабря 2012 г. • 5 декабря 2012 г. • 3 минуты чтения • Присоединяйтесь к разговору Getty Images

Обзоры и рекомендации беспристрастны, а продукты выбираются независимо.Postmedia может получать партнерскую комиссию за покупки, сделанные по ссылкам на этой странице.

Содержание статьи

Канадцы могут знать Indiegogo как веб-сайт, который мужчина из Торонто использовал для того, чтобы собрать более 700 000 долларов США, чтобы отправить в отпуск Карен Кляйн, запугивающую автобусную инспекцию штата Нью-Йорк.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Сайт краудфандинга, который работает за счет сбора процента средств, собранных кампаниями на платформе, был популярным способом запуска художественных проектов и сбора денег на благотворительность.

Но нуждающиеся в денежных средствах предприниматели в технологическом и игровом сообществе этой страны также все чаще обращаются к Indiegogo, чтобы запустить проекты, и это число может вырасти, поскольку в среду компания заявила, что будет предлагать транзакции в канадских долларах.

Две текущие канадские технологические кампании включают в себя Interaxon из Торонто, которая собрала более 235 000 долларов США для вывода на рынок своей головной повязки с функцией распознавания мозга под названием Muse, и Moj.io из Ванкувера, которая ищет 100 000 долларов США за свое устройство, которое позволяет приложениям подключаться к вашему автомобилю.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

В отличие от конкурирующей платформы Kickstarter — сайта, на котором уроженец Канады Эрик Мигиковски собрал более 10 миллионов долларов США для своего проекта часов Pebble — Indiegogo не требует, чтобы пользователи были постоянными резидентами США (или Великобритании).

Канада — второй по величине рынок Indiegogo за пределами США, и, помимо приема канадских денег, компания заявила в среду, что платформа будет доступна на французском языке в конце этого месяца.

«Канада была одной из первых стран, которые нас приняли, а не США. Канадские кампании на Indiegogo проводились практически с самого начала», — сказала соучредитель Даная Рингельманн в интервью.

Семьдесят процентов бизнеса Indiegogo приходится на кампании в США, а Канада составляет «значительную долю» международного бизнеса, сказала она.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

До сих пор сайт собирал и распределял средства только в U.S. долларов (у тех, кто начинает кампании, должен быть банковский счет в США).

«Хотя в большинстве кампаний деньги собираются из более чем одной страны, большая часть средств поступает из страны происхождения, в которой проводится кампания», — сказала она. «Таким образом, мы хотим иметь возможность предоставить знакомый опыт финансирования».

«Было небольшое трение, учитывая тот факт, что мы были доступны только в долларах США, поэтому мы хотели полностью удалить это», — добавила она.

Indiegogo также добавляет евро и британский фунт стерлингов в качестве доступных валют, а позднее в этом месяце будет предлагать платформу на немецком языке.В следующем году он предложит локализованные версии своей домашней страницы, чтобы выделить популярные кампании в Канаде, Великобритании, Франции и Германии.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Г-жа Рингельманн была на технической конференции LeWeb в Париже, Франция, утром в среду, чтобы объявить об изменениях.

Как и другие краудфандинговые веб-платформы, Indiegogo зарабатывает деньги, забирая часть собранных средств.

Компания из Сан-Франциско, основанная в 2008 году и получившая венчурное финансирование в размере 16,5 миллионов долларов США, получает 4% собранных средств, если кампания достигает своей цели финансирования.

Раздаточный материал / Indiegogo

Для кампаний с фиксированной целью, если проект не достигает цели, он не получает никаких обещанных средств, и Indiegogo не взимает комиссию.

Для гибких кампаний сборщики средств получают то, что было обещано, даже если оно не достигло цели, но сайт берет комиссию в размере 9%.

Деньги, которые сторонники вносят в кампании на таких сайтах, как Indiegogo и Kickstarter, не дают им права на долю в компаниях, которых они поддерживают.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

(Эта концепция известна как краудфандинг на основе акционерного капитала, и с момента принятия закона США о вакансиях она привлекает все большее внимание в Канаде в кругах стартапов.)

Другие известные канадские кампании Indiegogo, связанные с технологиями, включают стартап / технологический центр Notman House в Монреале, который собрал 120 000 долларов США на покупку и ремонт здания, и Pure Pwnage, который привлек 211 ​​000 долларов США в качестве поддержки для создания фильма о геймерах и Интернете. культура (расширение концепции в более ранних веб- и телепрограммах).

С другой стороны, создатели фильма «Дневная работа», документального фильма, рассказывающего о жизни предпринимателей из акселератора стартапов в Торонто Extreme Startups, изо всех сил пытались достичь своей цели по финансированию на платформе.Кампания собрала около 3000 долларов США для достижения своей цели — 25000 долларов США к крайнему сроку — 25 ноября.

Поделитесь этой статьей в своей социальной сети

Реклама

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Программные решения и услуги, помогающие организациям ориентироваться в тысячах грантов и поощрений по всей Северной Америке.

    Главные новости Financial Post

    Подпишитесь, чтобы получать ежедневные главные новости от Financial Post, подразделения Postmedia Network Inc.

    Нажимая кнопку подписки, вы соглашаетесь на получение вышеуказанного информационного бюллетеня от Postmedia Network Inc. Вы можете отказаться от подписки в любое время, щелкнув ссылку для отказа от подписки внизу наших электронных писем. Postmedia Network Inc. | 365 Bloor Street East, Торонто, Онтарио, M4W 3L4 | 416-383-2300

    Спасибо за регистрацию!

    Приветственное письмо уже готово. Если вы его не видите, проверьте папку нежелательной почты.

    Следующий выпуск главных новостей Financial Post скоро будет в вашем почтовом ящике.

    Комментарии

    Postmedia стремится поддерживать живой, но гражданский форум для обсуждения и поощрять всех читателей делиться своим мнением о наших статьях. На модерацию комментариев может потребоваться до часа, прежде чем они появятся на сайте. Мы просим вас, чтобы ваши комментарии были актуальными и уважительными.

Похожие записи

Вам будет интересно

Как написать о своем хобби пример: пример 50 увлечений и интересов

Сколько можно заработать на фотостоках: Сколько можно заработать на фотостоках — Fotobanki2.com — Богатый микростокер

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко