Производство креветок: Гигантских креветок в промышленных масштабах начал выращивать житель Волгограда

Содержание

АКВАКУЛЬТУРА КРЕВЕТОК | АзНИИРХ

По данным ФАО (2017а) в 2014 году мировая продукция креветок составила 8,17 млн тонн, в т.ч. вылов составил около 3,59 млн тонн, производство креветок в аквакультуре достигло 4,58 млн тонн. Общая мировая стоимость продукции креветок в 2014 году составила 37,589 млрд $, в том числе произведенной в аквакультуре 23,583 млрд $.В последние годы аквакультура креветок динамично, в период с 2008 по 2014 производство креветок увеличилось на 34,7 %, вылов в естественных водоемах увеличился на 11,5 %, динамика мировой продукции креветок по годам представлена на рисунке 1.

Рисунок 1. Динамика мировой продукции креветок, тыс. тонн

По данным ФАО основными производителями креветок являются Китай и страны Юго-Восточной Азии (рис. 2)

Рисунок 2. Динамика мировой продукции креветок, выращенных в условиях аквакультуры (рисунок ФАО, 2017).

Самыми популярными для выращивания в условиях аквакультуры являются морские виды креветок

Penaeus vannamei (белоногая тихоокеанская, королевская, ваннамей) и Penaeus monodon (тигровая).

В 2014 году по объему выращивания белоногая креветка заняла шестое место в мире среди объектов аквакультуры (3289317 тыс. тонн), а по стоимости продукции — первое (18459842 тыс. $). Объемы производства тигровой креветки значительно ниже, соответственно 634522 и 3891505 тыс. тонн. На долю этих двух видов креветок приходиться более 90 % от общего мирового производства креветок, выращиваемых в аквакультуре.

Эти морские креветки выращивают преимущественно в прудах, бассейнах, установках с замкнутым циклом водоснабжения, рисовых чеках, в последние годы широко распространяется модель интенсивного разведения ценных морских креветок в теплицах, которая дает высокую урожайность в 20–40 тонн с гектара.

Во внутренний водах выращиваются и другие виды креветок: Macrobrachium rosenbergii (гигантская пресноводная), M. nipponense (восточная или японская), Penaeus indicus (индийская), P. merguiensis (банановая), P. stylirostris (восточная голубая), Metapenaeus monoceros (коричневая).

По данным ФАО (2017) в странах Юго-Восточной Азии в среднем ежегодно в период 2008-2012 гг. выращивалось 84,4 % «континентальных» креветок от общего объема мирового производства креветок, выращенных в аквакультуре. Основные объекты выращивания в этих странах ваннамей, тигровая, гигантская пресноводная, восточная креветки (рисунок 3)

Рисунок 3. Соотношение объемов производства отдельных видов креветок в Юго-Восточной Азии

На долю пресноводных креветок Macrobrachium rosenbergii и M. nipponense приходится 14 % от общего производства.

На юге Россия возможно выращивание в прудах тропической гигантской пресноводной креветки

Macrobrachium rosenbergii (рисунок 4), являющейся одним из наиболее изученных видов рода и имеющей важнейшее значение для аквакультуры. Самцы достигают длины 326 мм и массы 250 грамм и больше, самки – длины 283 мм. Ареал вида охватывает многие страны Индо-Вест Пацифики от Северо-западной Индии до Вьетнама, Малайзию, Индонезию, Северную Австралию, Филиппины, Новую Гвинею. В возрасте 4-5 месяцев креветки достигают половозрелости, причем самки раньше, чем самцы. При этом длина самок около 150 мм, масса около 25 г, длина самцов около 150 мм, масса около 35 г.  Особенностью культивирования гигантской пресноводной креветки является прохождение первых этапов развития (до стадии постличинки) в солоноватой воде (начальная соленость около 14 ‰, в конце – 1-2 ‰). Дальнейшее развитие происходит в пресной воде. 

1                                                                                                      2
Рисунок 4. Взрослые особи гигантской креветки, 1 — самец, 2 — самка (фото Статкевич)

В России технология выращивания гигантской пресноводной креветки в бассейнах и прудах (в монокультуре и поликультуре с карповыми или осетровыми) в целом разработана. Оптимальная масса креветок в наших климатических условиях при высадке в пруды или чеки 1,5–3,0 г.

Для своевременного получения посадочного материала такой массы требуется подращивание молоди в контролируемых условиях в течение 2,5–3 месяцев. 

В настоящее время массовое производство посадочного материала креветки в России нет. Для выращивания гигантской пресноводной креветки в условиях юга России в промышленных масштабах необходимо создание индустриального комплекса с замкнутым циклом водоснабжения и регулируемыми условиями среды.

Перспективна для выращивания в условиях юга России и тепловодных хозяйствах и японская креветка Macrobrachium nipponense (рисунок 5 ), которая менее требовательна к температурному режиму по сравнению с гигантской пресноводной креветкой. Естественный ареал обитания – пресноводные и солоноватоводные водоемы Японии, Китая, Кореи, Вьетнама, России (оз. Ханка). Длина взрослых особей не превышает 7-8 см. Креветка

Macrobrachium nipponense в нативном ареале обитает в температурном диапазоне от 10 до 30 °С, оптимальный показатель жесткости составляет dH – 5-10°, pH – 6,4-7,4, содержание кислорода не менее 75 % насыщения.

Рисунок 5. Macrobrachium nipponense (восточная или японская креветка) (Фото aquaforum.ua)

В 60-е годы она была завезена с целью акклиматизации в водоемах охладителях европейской части СССР. В настоящее время креветка успешно натурализировалась в водоемах Молдавии. В бассейне Днестра японская креветка приспособилась к обитанию в диапазоне температур от 2 до 30 °С, солености – от 0 до14 ‰ и pH – 7,4-8,2 .

В заключение стоит отметить, что в последнее время все больше российских предпринимателей проявляют интерес к выращиванию креветок в установках с замкнутым циклом водоснабжения, в том числе к наиболее рентабельному виду – морской креветке ваннамей (королевской). В 2016 году построено первое хозяйство по выращиванию ваннамей в Калужской области. За первые полгода выращивания на хозяйстве получено первых 16 тонн креветок, строится вторая очередь УЗВ мощностью 200 тонн.

Начато строительство УЗВ для выращивания креветок и в Курганской области.

Производство креветок угрожает экологии и рисоводству Вьетнама — Социальная ответственность

Экологи и защитники окружающей среды указали на то, что развившееся во Вьетнаме производство креветок несет риски для людей и природы. Кризисную ситуацию создает уничтожение мангровых лесов и дальнейшее повышение уровня моря. Об этом сообщает AFP.

Дельта реки Меконг, которую называют вьетнамской «рисовой чашей» из-за больших рисовых плантаций, за несколько последних лет стала местом активного разведения креветок. Фермеры Вьетнама значительно увеличили свою прибыль благодаря новому производству. Однако экологи указали, что выгода от интенсивного разведения креветок не может быть бесконечной.

Менеджер программы Mekong Delta Международного союза охраны природы Эндрю Уайт пояснил, что благоприятная ситуация для фермеров продлится недолго. Международный союз призывает предпринимателей сохранять мангровые леса, которые вырубаются для строительства на их месте хозяйств по выращиванию креветок. Также специалисты настоятельно рекомендуют не использовать вредные химикаты на производстве.

Одновременно со строительством ферм на местах вырубленных мангровых лесов в дельте Меконга из-за климатических изменений повышается уровень соленой воды. Именно этот фактор с 1990-х годов способствовал развитию производства креветок: земли рисовых плантаций с пресной водой затапливала морская вода, и условия для создания креветочных ферм становились идеальными.

Некоторым фермерам удалось повысить свой заработок с $1200 в год, которые они получали в то время, когда выращивали рис, до $40 000 в год.

Финансовая выгода и продовольственные риски

Привлекательность производства креветок повышалась по мере роста спроса на них со стороны Европы и США. Финансовую выгоду научились извлекать не только фермеры, но и страна: доход от экспорта креветок стал важной частью бюджета. В этом году премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук призвал повысить прибыль от экспорта креветок с $3 млрд в 2016 году до $10 млрд к 2025 году.

Параллельно с этим доход от экспорта риса снижается с 2011 года.

Правительство страны продолжает вкладывать миллионы долларов в затапливаемые пресноводные земли дельты Меконга. В некоторых провинциях правительство предлагает разделять производство: полгода выращивать рис, а остальные полгода — креветок. Но многие фермеры уже готовы полностью отказаться от производства риса из-за прибыльности креветочных ферм.

«Правительство пытается найти баланс — извлечь выгоду от экспорта и одновременно развивать экономику. Но оно жертвует безопасностью в обеспеченности продовольствием на будущее время», — отметил профессор Корнеллского университета Тим Горман.

Материал предоставлен проектом «+1».

Королевские креветки, выращенные недалеко от Обнинска, скоро попадут в столичные рестораны

Губернатор Калужской области Анатолий Артамонов заявил, что ферма по разведению морских деликатесов покроет потребности рынка

Центральная пресса обратила внимание на уникальный факт: Калужская область становится центром рыбоводства. В свое время наш регион вырвался в инвестиционные лидеры страны, несмотря на отсутствие каких-либо полезных ископаемых. А сегодня, несмотря на отсутствие морей, Калужский край занимает серьезные позиции в сфере производства рыбы и морепродуктов.

«Русская креветка»
Компания по разведению королевских креветок не так давно получила калужскую прописку в Малоярославецком районе. Ее организовал американец Роберт Харви Стабблбайн. По сути, запустил в нашем крае совершенно уникальную технологию. На ферму привозят мальков белой тихоокеанской креветки из Бразилии, Индонезии и США, а потом их «расселяют» в специальные бассейны. Причем в них вода не простая, а морская. Более того, для разных видов креветок — своя собственная. В одних бассейнах — вода точь-в-точь, как около Майами, в других — как у берегов Индонезии. Всего же во владениях фермы 5 ангаров, в которых размещены довольно большие бассейны — 5 на 10 метров. Конструкции простые. А вот технологии для России — уникальные. Калужская область первая в стране решилась попробовать выращивать креветок вне моря. Пока эксперимент удается. По словам представителей компании «Русская креветка», первая пробная партия морского деликатеса поступит в рестораны Москвы буквально через месяц-полтора. Как прокомментировали в правительстве Калужской области, пока речь идет об одной тонне охлажденных креветок. Но планируется выпускать столько, сколько «съест» рынок.

Калужская форель
На недавно прошедшем международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге глава Калужского региона Анатолий Артамонов рассказывал об активной работе над созданием аквакультуры в области. Речь идет о разведении рыбы в промышленных масштабах. «У нас существует несколько производств уже товарной рыбы, но главным образом это форель, — уточнил Артамонов. — Есть производство малька, и мы его поставляем в разные места нашей страны, в том числе и в Астрахань».
Три года назад недалеко от Обнинска, в Боровском районе, открыли крупнейший на территории области комплекс «Ф-Траут» по производству радужной форели и лосося в закрытых помещениях. В прошлом году предприятие произвело 542 тонны продукции. Ее поставляют в Калужскую и Московскую области, а также в Москву и Крым. Сейчас возводится вторая очередь комплекса по производству лососевых рыб.
Также в 2014 году в деревне Гамзюки Износковского района заработал индустриальный комплекс «Селекционный центр аквакультуры» — там запустили производство по выращиванию мальков осетровых, сиговых и лососевых рыб для рыбоводческих хозяйств России. К слову, раньше большая часть молоди поставлялась из стран Евросоюза. Запуск подобного центра на полную мощность должен решить проблему импортозамещения и обеспечить рыбоводов России качественным и выносливым мальком. В прошлом году на предприятии выращено 7 миллионов мальков форели. Их поставили в основном в Санкт-Петербург и Карелию для последующего выращивания рыбы.
Редкое для России рыбное производство расположено в Перемышльском районе. Бассейновое хозяйство по индустриальному выращиванию форели «Калужская форель» работает в регионе уже 5 лет. Редкое потому, что оно представляет собой полный цикл — сначала из оплодотворенной икры выращивают мальков, затем переводят их в специальный бассейн, где молодь доходит до «товарной» стадии взрослой рыбы. Там же, в Перемышльском районе, расположен круглосуточный магазин, где всегда можно купить свежую рыбу. Работает и служба доставки по области. А весной и осенью предприятие предлагает любителям морепродуктов икру.
С таким обширным рыбным хозяйством власти региона надеются, что уже через 4-5 лет Калужская область станет лидером страны по производству рыбы.

Возможность начать новую жизнь для производителей креветок после экстремальных погодных явлений в Доминике

Повышение уровня моря, изменение режима выпадения осадков и температурного режима, а также более частые бури и ураганы и впредь будут оказывать влияние на жизни и источники средств к существованию, особенно в таких малых островных развивающихся государствах, как Доминика.

В настоящее время это островное государство импортирует значительную часть потребляемой рыбы и рыбопродуктов, и ожидается, что изменение климата негативно скажется на вылове морской рыбы.

Действия ФАО в Доминике – это одна из составляющих более широкой инициативы проекта CC4FISH, которая направлена на снижение уязвимости рыболовства и аквакультуры и повышение устойчивости к внешним воздействиям.

«CC4FISH способствует развитию знаний и повышению осведомленности», – говорит Моннеро. «Он также поддерживает развитие потенциала рыбаков, рыболовных организаций и специалистов по аквакультуре. Проект направлен на восстановление и развитие сектора аквакультуры посредством создания показательных ферм, восстановления инкубаторов и проведения мероприятий по наращиванию потенциала».

Разведение креветок: неосвоенный рынок

Разведение пресноводных креветок потенциально может обеспечить местные рынки, а также другие острова Карибского бассейна ценным продуктом. Помимо этого, их производство не является таким технически сложным или капиталоемким, как культивирование морских креветок, что делает его более доступным для маломасштабных операторов.

Основная проблема заключается в обеспечении наличия поставок личинок или «икры» креветок для засадки коммерческих прудов, поскольку раньше среди импортированных личинок наблюдался высокий уровень смертности. Первая партия местных личинок была произведена в инкубаторе в августе прошлого года, и с тех пор личинки распределяются между несколькими фермами. 

Марвин получил 80 000 личинок для своих прудов и может похвастаться 98-процентной выживаемостью посадочного материала. Теперь он предлагает другим фермерам попробовать разведение креветок. 

«Ряд фермеров вложили средства в создание ферм для выращивания ценных видов креветок для удовлетворения местного спроса, и это дает им новые средства к существованию и возможности для роста», – говорит Юллан Дефо, старший сотрудник по рыбному хозяйству Доминики и координатор программы CC4FISH.

Миа Аврил, консультант ФАО по развитию аквакультуры в Доминике, воодушевлена​​первыми результатами. «Пока что мы обеспечили материалами шесть фермеров», – говорит она. «Ожидается, что с настоящего момента и до конца проекта мы сможем обеспечить материалами более 20 фермеров».

«Русская креветка» сообщила о закрытии производства в Калуге | Новости | Известия

Первый производитель аквакультурной креветки в РФ — компания «Русская креветка» остановила производство в Калужской области из-за COVID-19. Об этом сообщается на сайте креветочной фермы.

В пресс-релизе говорится, что компания вынуждена остановить продажи креветок из-за пандемии, нарушения производственного цикла и закрытия авиасообщения.

Как рассказал исполнительный директор компании Евгений Хозиков корпоративному изданию Россельхознадзора «Ветеринария и жизнь», «цеха уже разобраны».

Как пояснил Хозиков, из-за закрытия границ и других проблем, вызванных пандемией, предприятие пока не может завозить посадочный материал — личинок креветки. Ранее их поставляли из Бразилии, Индонезии, США и уже в Калужской области растили до товарного размера.

«Пока неизвестно, когда прояснится ситуация с открытием границ, поэтому взяли паузу. Но восстанавливать производство будем уже не здесь, перенесем его в Крым», — сказал исполнительный директор.

В Крыму у компании развивается проект по выращиванию мидий и устриц. «Русская креветка» в регионе планирует выращивать собственный посадочный материал королевской креветки.

Компания выращивала 20–30 т продукции в год и поставляла ее в основном в рестораны. Как озвучивало руководство, при выходе на полную проектную мощность объем производства должен был достигнуть 200 т креветок в год.

В настоящее время российский креветочный рынок состоит из импортной продукции. Часть российского улова дикой креветки экспортируется. Объем отечественной добычи этого вида морепродуктов после введения Россией в 2014 году продэмбарго ежегодно растет.

Российская креветка добывается на Дальнем Востоке, в Баренцевом, а также в Черном морях. Ведется промысел нескольких видов: гребенчатой, северной, углохвостой, черноморской, шипастого шримс-медвежонка и др.

Эмбарго на импорт продуктов из Евросоюза, США, Канады, Австралии и других стран было введено Россией в августе 2014 года. В список запрещенных к ввозу товаров попали несколько видов мяса, рыба, морепродукты, сыры, фрукты, овощи и ряд других пищевых товаров.

В июле сообщалось о задержании браконьера, выловившего 12,5 т креветки в Азовском море. Добыча креветок в Азовском море и Керченском проливе была запрещена с 1 по 31 июля. В Черном море запрет действует до 31 августа.

Как производят легендарные белорусские креветки » BigPicture.ru

Тема белорусских креветок как объекта для шуток всплыла на волне реэкспорта в Россию запрещенных товаров из ЕС. Хотя сам Лукашенко утверждает, что этот продукт поставлялся в Россию со времен СССР.

Сегодня в свободной экономической зоне «Брест» работает большое частное предприятие, которое занимается переработкой морепродуктов. Журналисты Onliner.by побывали на производстве, чтобы показать, как проходит чудо рождения белорусской креветки.

Реэкспорт — это прежде всего вывоз из страны ранее ввезенных в нее товаров для перепродажи в другие страны. При этом товары могут реэкспортироваться как в неизменном виде, так и после незначительной обработки, например переупаковки и сортировки, исключающей переработку, — и на этом мы заостряем внимание. Белорусское предприятие производит, а не перепродает. В случае с креветками процесс выглядит так: из них делают готовый продукт — это либо вареная замороженная IQF-креветка, то есть вареная и замороженная поштучно, либо пресервы из морепродуктов. Все начинается с поставки обычных на первый взгляд коробок, внутри которых находится прямоугольный блок замороженных сырых креветок в плотном пакете.

90% перерабатываемых креветок выловлено тралами в открытой воде, остальные выращиваются на фермах. В маркировке креветки, которая поступает в продажу, должно быть указано «дикая креветка» или «аквакультура».

Дикая креветка ценится выше и имеет более сбалансированный состав. А мидии преимущественно являются продуктом аквакультурных хозяйств. В коробках на фото выше — королевская креветка из Китая, «аквакультура» (морепродукты сразу после вылова подверглись шоковой заморозке).

Несмотря на наличие Минского моря, креветка в Беларуси едва ли перспективна с точки зрения промысла. Ей нужны особые условия: тепло, соленая вода и так далее. В мире есть креветки из северных морей (производства Норвегии, Дании, Канады и других стран) и южных. Учитывая адресность взаимных санкций, и российские, и белорусские производители (даже несмотря на глубину переработки) переориентировались в сторону последних.

«Мы работаем только с креветкой из южных морей, и санкции никак не затрагивают страны — поставщики этой креветки (Индию, Китай), а также других импортируемых морепродуктов (Чили, Перу, Вьетнам). Поэтому наше предприятие могло бы продавать креветки в Россию даже без переработки. Более того, российские предприятия работают с этими же поставщиками. Так что проблем в работе с российским рынком, куда мы поставляем морепродукты на протяжении десяти лет, а тем более отказов от сотрудничества, у нас не было».

Импортированные креветки до переработки находятся в специальных камерах хранения при температуре –20 °C.

Далее сырье направляется в отделение распаковки, где замороженные блоки в полиэтиленовой упаковке раскладываются на стеллажи и направляются в камеры размораживания. В зависимости от размера блока здесь им предстоит провести 5-6 часов, пока температура в блоке не достигнет −1…0 °С. При такой щадящей разморозке мясо креветки сохраняет все свои ценные параметры.

Кроме стандартов вкуса и полезности, креветки должны соответствовать четким требованиям по внешнему виду. Согласно мировым правилам, размерный ряд морепродуктов определяется как количество штук в единице веса. Размерный ряд креветки имеет обозначение формата x/y, где x — минимальное, а y — максимальное количество креветок в одном фунте (менее полукилограмма). Размер, например, королевской креветки калибруется от 41/50 до 61/70.

«Осьминоги и кальмар вкуснее, когда маленькие, молодые, а креветки и крабы приобретают вкусовые и полезные свойства с возрастом», — рассказывает главный технолог компании Елена Горошко.

После размораживания морепродукт направляют на сортировку, где осуществляется инспекция по качеству. Сотрудники визуально проверяют несоответствие по размеру и наличие посторонних включений. В нашем случае проверяли мидии. В отличие от креветок, они замораживаются на месте вылова и продаются уже подваренными (бланшированными) — таковы особенности поставки мидий. После инспекции креветка направляется на технологическую обработку. Это происходит в больших пластиковых емкостях с раствором, содержащим соль, фруктовые кислоты и другие рецептурные компоненты. Здесь креветка находится определенное время, в течение которого мясо теряет специфический запах сырья и слегка уплотняется. Условно этот процесс можно назвать созреванием. «Созревшая» креветка готова к варке. Для этого емкость подают на автоматизированную линию. Процесс четко и строго контролируется по температуре, скорости, продолжительности и другим параметрам. Двигаясь по транспортеру, креветка проходит зону тепловой обработки за считаные минуты: варится при 96-98 °C (для охлажденных продуктов) или бланшируется при 65-70 °C (если будет в дальнейшем замораживаться).

После тепловой обработки креветка быстро охлаждается в ледяной воде. Процесс термообработки прекращается — креветка уже съедобна. В зависимости от цикла производства она идет дальше: или на заморозку, или на фасовку.

Вообще, о варке на производстве, похоже, знают не все покупатели. Поэтому варят креветки дома (как и сосиски, к слову) — это совсем лишнее. Достаточно на пару минут опустить их в кипящую подсоленную воду, чтобы просто нагреть. После варки и охлаждения креветка выгружается в передвижные тележки и поступает на участок упаковки. Вот один из видов продукции. Лотки делаются на термоформовке. В лоток укладывается порция продукта, затем он наполняется заранее подготовленным маслом или заливкой. Упаковка накрывается пленкой и спаивается с одновременным вытеснением воздуха (вакуумируется). Продукт маркируется и укладывается в коробки. Иным путем поступает на фасовку замороженная креветка, которой сперва нужно пройти холодный участок большого тоннеля. Шоковая заморозка является исключительно важным этапом в технологическом цикле. Креветки обрабатываются воздушным потоком с температурой –30 °С. Таким образом каждая креветка замораживается поштучно, что, кроме сохранения всех полезных качеств, обеспечивает удобство при дальнейшем использовании готового продукта. Креветка, только вышедшая из морозильника, становится чуть матовой — до того момента, как попадает под струи ледяной воды. Наступает время того самого глазурования, на которое так часто жалуются покупатели. На самом деле глазурь для креветки необходима: она защитит продукт от окисления и обезвоживания.

«Глазурование — это натуральный безопасный способ сохранения потребительских качеств морепродуктов, который предотвращает их окисление, обезвоживание и порчу. Поэтому данный процесс является обязательным и необходимым. По правилам российского рынка глазурь должна составлять не более 7% от веса продукта. По нынешним белорусским правилам этот процент пока не ограничен, — уточняет главный технолог. — На белорусском рынке большинство замороженных морепродуктов имеют глазурь 30%. Также мы делаем замороженные морепродукты в уникальной упаковке skin, где процент глазури составляет 10% — это самый низкий показатель в Беларуси».

Главный технолог признает, что многие жалобы обоснованны, если рассматривать рынок морепродуктов в целом и учитывать всех производителей.

«Ледяное покрытие — больной вопрос. Во-первых, часто лед нарастает или крошится, переставая служить главной цели, из-за неправильного хранения в объектах торговли. Но и отрицать, что есть недобросовестные производители, которые пользуются отсутствием в национальном законодательстве жестких норм, нельзя. Мы сами были в шоке, когда обнаружили в продукции некоторых коллег до 60% льда. Это вопрос совести».

Елена Горошко напоминает, что процент глазури должен быть указан в маркировке, а также рассказывает, как правильно измерить объем глазури в домашних условиях.

«Возьмите замороженную креветку, взвесьте и поместите в дуршлаг. Затем смойте глазурь холодной проточной водой. Важно полностью смыть лед, но не допустить размораживания креветки, так как в ней самой содержится около 80% воды. Самая распространенная ошибка — когда частично размораживается поверхность креветки и теряется тканевый сок. Снова положите креветку на весы и посчитайте разницу».

После глазурования замороженное мясо креветки по транспортеру подается на участок упаковки. Дозирование и фасование осуществляются автоматически. Упакованная в пакеты креветка укладывается в транспортную тару и направляется на склад готовой продукции. Перед упаковкой продукты проходят через металлодетектор. Специалисты затруднились вспомнить, когда он срабатывал, но на всякий случай аппарат настроен на три вида металла и неметалл. Две трети объема производства продается в Россию, второй рынок — белорусский (26%), затем идут Украина, СНГ и другие страны. Несмотря на то, что в целом доля морепродуктов в белорусском производстве небольшая, в последние пять лет она растет.

Смотрите также: Как делают рыбные шарики, крабовые палочки и тому подобное
Как пищевая промышленность подделывает продукты

Источник

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

В Николаевской области открыли креветочную ферму с солнечной электростанцией в виде QR-кода

На берегу Тилигульского лимана около села Прогрессовка Николаевской области (Украина) открыли акваферму по производству тихоокеанской белоногой креветки Penaeus Vannamei.

ООО «Акваферма Тилигул» самое большое в Европе и единственное в Украине, передают nikvesti.com.

По заявлениям производителя, срок от вылова креветки до момента попадания её потребителю — не более 12 часов

На крыше аквафермы смонтирована солнечная электростанция, которая способна обеспечить производство электроэнергией. Солнечные панели установлены в виде QR-кода, передаёт news.liga.net. 

Солнечные панели на крыше аквафермы образуют QR-код

Общая площадь помещений фермы составляет 6 тысяч квадратных метров. На акваферме размещены инкубатории, цех для содержания маточного стада, контейнеры для выращивания поголовья, «холодный» цех переработки, а также система очистки воды и мощности для переработки отходов.

Маточное стадо

Маточное стадо, или рыбы-производители, представляют собой группу половозрелых особей, используемых в аквакультуре для целей искусственного разведения.

Маточным стадом может быть популяция животных, содержащихся в неволе в качестве источника для пополнения, или повышения численности икры и мальков. Как правило, они содержатся в прудах или резервуарах, в которых экологические условия, такие как фотопериод, температура и рН, находятся под контролем.

В помещениях инкубатория воссоздан тихоокеанский климат экваториального региона и использована специальная фильтрация воды. Так, имея идеальные условия и отсутствие природных врагов – креветки будут выращиваться в больших объёмах при минимуме затрат. Часть электроэнергии будет поступать от солнечной электростанции

Мощность солнечной электростанции — коммерческая тайна

Я попытался уточнить у владельца фирмы «Merman’s» Всеволода Ковальчука и в официальном аккаунте фермы мощность солнечной электростанции, тип панелей и другого оборудования, но это оказалось «коммерческой тайной».

Со слов представителей «Merman’s», мой контакт был передан ответственному лицу, но никаких действий для того, чтоб ответить на мои вопросы это лицо не предприняло.

Первые два года 75% продукции будут распродаваться внутри страны. Но за счёт ежегодного расширения, процент экспорта будет увеличиваться. На момент старта предприятие обеспечило новыми рабочими местами несколько десятков украинцев (на конец октября 2021 года – 20 человек – прим.переводчика), а в течение 2021 года планировалось расширить штат до 200 человек.

В первый год после открытия акваферма планирует вырастить до 10 тонн креветок (а до конца 2022 года производственные мощности должны вырасти до 500 тонн продукции в год – прим.переводчика).

На 2022 год акваферма «Merman’s» планирует увеличить мощности до 500 тонн креветок в год

Вода для бассейнов будет собираться с Тилигульского лимана. Она тут максимально солёная и приближенная по составу к океанической.

Как будет использоваться вода?

Большинство ферм выращивают креветку в искусственных водоемах под открытым небом, или используют часть природного водоема и кормят кормовыми добавками и антибиотиками.

Выращивание креветок Merman`s не происходит в открытой воде. Вместо этого мы создали замкнутый цикл полной очистки воды с минимальным воздействием на окружающую среду.

Сначала бассейны питомников заполняются природной водой, но после этого ферма работает в восстановленной обратной воде, которая проходит механическую и биологическую очистку без применения химпрепаратов.

(информация с сайта https://mermans.com.ua)

Вид на акваферму и Тилигульский лиман

Проект стоимостью 180 миллионов гривен (на момент открытия – 6 331 340 долларов США – прим.переводчика) рассчитан на 4 года. До конца 2022 года планируется провести ещё четыре очереди строительства.

По проекту, кроме креветочной фермы планируют также запустить выращивание океанской рыбы, открыть образовательный центр по подготовке специалистов для акваферм и международный научно-исследовательский центр.

На производстве создадут 200 рабочих мест, 180 из которых будут занимать местные жители. Для обучения новых сотрудников пригласят специалистов из США.


От переводчика

Так как я интересуюсь солнечной энергетикой (и даже веду первый в России подкаст о солнечной энергетике «Солар-Ньюс»), я честно пытался связаться с представителями «Merman’s House» и выяснить про электростанцию на крыше фермы побольше. Но единственное, что мне удалось выяснить за две недели — это то, что QR-код, который невозможно найти в приемлемом для распознавании качестве на фотках, ведёт на сайт компании https://mermans.com.ua.

Компания заявляет, что это самый большой стационарный QR-код и это похоже на правду. Есть и бо́льшие, например, от беларусских айтишников на 9 гектар или зарегистрированный официально в «Книге рекордов Гиннеса» китайский на 3 гектара. Но они временные. Так что солнечная электростанция имеет право на то, чтоб называться одним из интересных объектов солнечной электроэнергетики.

Но есть не менее интересные объекты. Например, китайская солнечная электростанция в виде панды или «слово из трёх букв», которое вынуждена была написать солнечными панелями компания «Good Wood» в 2016 году в ответ на отсутствие правок в закон «Об электроэнергетике» (принятых только в конце 2019 года)

Если у вас тоже есть интересные примеры солнечных электростанций — предлагаю вам публиковать их в комментариях.

Аквакультура креветок: проблемы и потенциал

Быстрый рост производства продукции аквакультуры «является неоднозначным благом. . . для устойчивости океанского рыболовства», — пишет группа ученых и экономистов. В целом производство аквакультуры увеличивает мировые запасы рыбы, говорят авторы. Но аквакультурные операции по разведению этих видов косвенно угрожают биологически важным популяциям диких рыб.

Для быстрого выращивания видов и улучшения их вкуса фермеры используют переработанные продукты — рыбную муку и масло — из мелких пелагических видов, выловленных в океане, включая менхаден из Мексиканского залива, перуанские анчоусы, исландскую сельдь, норвежскую мойву и песчанку. угрей из Северного моря.

По данным авторов Nature, для выращивания одного фунта лосося или морских креветок требуется около трех фунтов обработанной дикой рыбы, хотя другие исследователи утверждают, что эти цифры устарели. В 1999 году для выращивания одного фунта лосося требовалось 2,73 фунта пелагической рыбы, а для выращивания одного фунта креветок требовалось около 2,08 фунта пелагической рыбы, по словам Альберта Такона, специалиста по аквакультуре с Гавайев. В любом случае, вылов огромного количества мелкой кормовой рыбы для кормления культивируемых видов нарушает морские пищевые цепи, говорится в статье в Nature.Около одной трети ежегодного мирового улова дикой рыбы используется в качестве корма для различных видов домашнего скота, включая домашнюю птицу, культивируемую рыбу и моллюсков.

Но споры о кормах для рыб преувеличены, говорят некоторые эксперты по аквакультуре. Четыре страны производят большую часть рыбы, используемой в рыбной муке и масле во всем мире: Перу, Чили, Исландия и Дания. Запасы кормовой рыбы резко растут и падают из года в год. В годы Эль-Ниньо уловы резко колеблются, что приводит к нарушению популяций рыб у берегов Перу и северной части Чили.Но в этих странах действуют строгие правила, гарантирующие, что популяции рыб не будут чрезмерно выловлены, по словам Рональда Харди, директора Экспериментальной станции Хагермана по выращиванию рыбы в Университете Айдахо.

Птицеводы мира используют наибольшую долю рыбной муки, хотя за последнее десятилетие они сократили ее потребление из-за ее высокой стоимости. Тем временем производители аквакультуры взяли на себя слабину. По словам Харди, если бы рыбоводы не покупали рыбную муку, то производители птицы покупали бы ее больше.

Подавляющее большинство животных, выращиваемых на рыбных фермах, — карпы, сомы, тилапии и молочные рыбы — живут на рационе, состоящем в основном из растительной пищи и минимального количества рыбной муки. Фильтраторы, такие как моллюски, морские гребешки, устрицы и некоторые виды карпа, не потребляют напрямую рыбную муку в своем рационе. Но хищные рыбы и моллюски нуждаются в высококачественном белке в своем рационе, который обеспечивается высококачественной рыбной мукой.

Обе стороны согласны с тем, что снижение зависимости от рыбных продуктов при выращивании плотоядных животных является хорошей идеей.Запасы пелагической рыбы ограничены, поэтому исследователи ищут заменители высококачественного белка в овощных и зерновых продуктах. «Если вы хотите, чтобы этот (аквакультурный) сектор (морских креветок и лососевых) продолжал расти, вы должны основывать этот рост на ингредиентах, которые могут идти в ногу», таких как овощи и зерновые, — говорит Такон.

Что мы должны думать о креветках?

Мы, американцы, можем наслаждаться нашим тунцом и смаковать лосося, но ничто так не подтачивает наши колени, как переполненный буфет из креветок в неограниченном количестве.

Будь то креветки в кляре и жареные, приготовленные на пару и в коктейльном соусе или сваренные до мягкости в пряном рассоле, креветки являются национальной навязчивой идеей. Наше потребление растет, примерно до 4,4 фунтов на человека в год, заметное увеличение с 4 фунтов на человека всего пять лет назад. Похоже, мы будем есть столько креветок, сколько сможем добыть — более 1,5 миллиарда фунтов в год.

Снижение цен и увеличение предложения разожгли наш аппетит. По словам Джона Сэктона, основателя интернет-издания Seafood News, в 2018 году 49% американских семей положили креветки в свои тележки для покупок, что является рекордным показателем.

«Поскольку цены на креветки всегда были низкими и стабильными, — сказал г-н Сактон, — супермаркетам и ресторанам разрешается проводить рекламные акции, что еще больше стимулирует потребление».

Креветки больше не являются деликатесом, который красуется на свадьбах рядом с икрой, теперь они рассматриваются как ценный ингредиент, который можно вытащить из морозилки и бросить в сковороду с маслянистым чесноком, когда вам нужен быстрый и удобный ужин.

Однако на фоне бума потребления креветок над отраслью нависли вопросы.Является ли наша привычка к креветкам экологически устойчивой? Изменились ли методы разведения креветок после прошлых сообщений о рабском труде (особенно в Таиланде), вспышках болезней, широком использовании антибиотиков, загрязнении жидкими отходами и уничтожении мангровых зарослей? Уничтожает ли ловля диких креветок популяцию черепах? И почему одни креветки продаются по 5,97 доллара за фунт, а другие стоят в три раза дороже?

Тем не менее, американцы, скорее всего, продолжат готовить и есть креветки.Поэтому, пожалуй, самый важный вопрос для потребителей заключается в следующем: когда возникает тяга к чесночным креветкам с чесночным соусом, какие креветки лучше всего покупать, как с точки зрения устойчивости, так и вкуса?

Чтобы выяснить это, я внимательно изучил любимые американцами морепродукты, которые можно разделить на две большие категории: креветки, выловленные в дикой природе, и креветки, выращенные на ферме.

Дикие креветки

Если вы не живете рядом с побережьем и не занимаетесь поисками, шансы найти свежих, а не замороженных, выловленных в дикой природе креветок довольно малы.Это редкие сезонные морепродукты, которые вам нужно искать. Однако награды огромны.

Я впервые попробовал свежие креветки из Мексиканского залива недавно в Галвестоне, штат Техас, вместе с Бадди Гиндоном, рыбаком с более чем 40-летним стажем. Вместе со своими двумя сыновьями мистер Гиндон владеет небольшим флотом рыбацких лодок; розничный магазин Katie’s Seafood Market; и ресторан Katie’s Seafood House, прямо на пирсе, где его лодки разгружают свой скользкий улов. Когда я приезжал, это включало в себя мешки с извивающимися бледными креветками, которые в течение часа становились нашим обедом.

Мы ели их вареными, отрывая головы и панцири перед тем, как сожрать сладкое, сочное мясо. С пухлой, твердой текстурой и соленым вкусом, который был ближе к омару, чем к креветкам, к которым я привык, я окунала хвост за хвостом в растопленное масло, пряный креветочный бульон текла между моими пальцами. Я никогда не ел столько креветок за один присест, наверное, потому, что никогда не ел креветок, которые были бы такими вкусными.

Хотя когда-то береговая линия Соединенных Штатов была густо заселена дикими креветками во многих частях страны, включая Калифорнию, Мэн, Орегон и Вашингтон, экологические факторы и чрезмерный вылов рыбы привели к чрезвычайному сокращению рыболовства.(Есть несколько исключений, таких как дикие креветки с Аляски, которые в настоящее время развлекаются с поварами Западного побережья.) В наши дни почти все выловленные в дикой природе креветки на рынке здесь, как свежие, так и Мексиканский залив и Атлантический океан у берегов Каролины и Джорджии.

Тем не менее, домашние, выловленные в дикой природе креветки составляют менее 10 процентов всех креветок, которые мы едим в этой стране. Это число вряд ли увеличится, потому что, несмотря на то, что наша жажда креветок растет, количество диких креветок в океане ограничено и хрупко.

Не то чтобы сами креветки были хрупкими. Как сказал мне Пол Гринберг, автор книг «Четыре рыбы», «Американский улов» и, совсем недавно, «Принципа Омеги», «креветки размножаются как сумасшедшие и растут, как жуки, везде, где есть болота».

Вместо этого их среда обитания ненадежна. «Креветки — это огромный парадокс, потому что по своей биологии они должны быть устойчивыми», — сказал г-н Гринберг.

Но деградация их окружающей среды — из-за изменений климата, цветения водорослей из-за стока удобрений, коррозии прибрежных болот из-за разливов нефти и ураганов, а также изменения солености прибрежных вод из-за наводнений — берет свое.

Еще одна проблема с ловлей диких креветок – это прилов, который может варьироваться от двух до 10 фунтов на каждый фунт пойманной креветки. За последние несколько лет показатели прилова в Соединенных Штатах снижались в результате согласованных усилий отрасли, а также расширенного законодательства, требующего, чтобы сети для креветок были оснащены такими устройствами, как ловушки для черепах. Но, тем не менее, прилов является одной из причин, по которой Seafood Watch из Аквариума залива Монтерей оценивает большинство промыслов диких креветок в Персидском заливе только как желтую «хорошую альтернативу», а не как зеленую «лучший выбор».

«Каждый вид в Персидском заливе в какой-то момент попадает в сеть для ловли креветок, — сказал мне мистер Гиндон в Галвестоне. «Я работал с поварами, пытаясь заставить их брать малоиспользуемые виды. Горбыль — самая распространенная рыба в Персидском заливе, и для нее нет рынка, но у нее хороший вкус. Все креветочники, которых я знаю, ловят как минимум 2000 фунтов горбыля на 500 фунтов креветок. В основном мы отбрасываем все обратно».

Когда дело доходит до покупки диких креветок, удачливые жители, живущие недалеко от Персидского залива и Атлантического побережья на юге, могут найти свежих в местных супермаркетах и ​​рыбных магазинах.Некоторые крупные сети, такие как Wegmans и некоторые региональные Whole Foods Markets, а также высококлассные рынки, такие как Eataly и Lobster Place в Нью-Йорке, также продают их, хотя и по премиальной цене от 14,99 до 18,99 долларов за фунт.

Но большинство диких креветок замораживают и отправляют по стране, где вы найдете их либо в пакетах в морозильных камерах супермаркетов, либо размороженными и сложенными на льду. Качество сильно различается в зависимости от того, как обрабатываются креветки после вылова.

В нижней части списка находятся дикие креветки, обработанные химическими добавками (бисульфит натрия и триполифосфат).Эти креветки, как правило, были заморожены и повторно заморожены несколько раз, что может сделать их мягкими и пресными. Если вы видите пакеты с дикими креветками по выгодным ценам в крупных магазинах, скорее всего, это то, что вы получаете.

[ Подробнее о химических добавках и креветках. ]

Дикие креветки гораздо лучшего качества были заморожены без химикатов либо на берегу вскоре после вылова, либо в пластинчатых морозильных камерах еще на борту. Модернизация лодки для выращивания креветок пластинчатыми морозильными камерами является дорогостоящей инвестицией, но может производить креветки с превосходным вкусом и текстурой, которые оправдывают дополнительные затраты для потребителей.

Вы можете найти эту креветку в высококлассных супермаркетах и ​​рыбных магазинах; попросите диких креветок без химикатов. Если торговец рыбой не знает, были ли креветки на складе обработаны химикатами, вы можете найти другой магазин.

Эти креветки более высокого качества являются продуктом, который, как надеются некоторые рыболовы, отличит их от выращиваемых на фермах креветок, импортируемых из Азии и Южной Америки.

«Мы не можем поставлять миру все креветки, — сказал Джим Госсен, президент Gulf Seafood Foundation, — но более качественный продукт приносит больше денег.Всегда найдутся люди, готовые платить за лучшее, будь то говядина вагью или наши собственные креветки из Персидского залива».

Лэнс Насио, владелец яхты Anna Marie Shrimp в Монтегуте, штат Луизиана, был первым рыбаком из Персидского залива, который установил на свою лодку пластинчатые морозильные камеры — технология, которая ранее использовалась на больших коммерческих рыболовных судах на Аляске и в Канаде. Это позволяет ему продавать высококачественные креветки напрямую покупателям без необходимости платить переработчику за заморозку креветок, что приносит дополнительные деньги в его карманы.

Он также работал с шеф-поварами в Новом Орлеане и Батон-Руж, чтобы создать рынок для своего прилова.

«Здесь, на побережье Мексиканского залива, люди понимают, что они не могут конкурировать с потоком дешевых азиатских креветок, — сказал он, — поэтому мы сосредоточены на качестве, устойчивости и диверсификации. Всегда мыслить нестандартно — вот как должны быть креветочники».

Выращенные креветки

Большинство экспертов сходятся во мнении, что без аквакультуры через 10 лет морепродуктов не хватит.Океан уже находится под слишком сильным давлением, чтобы быть единственным ресурсом, в результате десятилетий перелова и факторов окружающей среды, которые оказывают негативное влияние на многие популяции морепродуктов.

Но, в частности, аквакультура креветок имеет очень мрачную репутацию, изобилующую сообщениями о рабах, собирающих больных ракообразных из болот, заполненных антибиотиками, посреди мертвых мангровых зарослей. (Все еще хотите эти креветки?)

Из-за постоянного спроса на недорогих креветок, большая часть которых выращивается в странах без особого государственного надзора или вмешательства в отрасль, все эти проблемы по-прежнему являются реальностью для большинства фермерских хозяйств. креветок на рынке, несмотря на международный призыв к переменам.

«Это серьезная ситуация с любым плохим поведением», — сказал мистер Гринберг. «Когда решают вопросы в одной стране, они всплывают где-то еще. Пока людям нужны дешевые креветки, всегда будет рынок для плохо выращенных животных».

В настоящее время почти все выращиваемые креветки на рынке поступают из Юго-Восточной Азии (особенно Вьетнама), Индии и Южной Америки. Фермы в этих местах варьируются от хорошо управляемых предприятий, которые работают прозрачно, имеют справедливую практику труда, не злоупотребляют антибиотиками, не переполняют свои пруды и экологически устойчивы, до мутных операций без какой-либо прозрачности.

Что касается креветок, выращенных в домашних условиях, эта отрасль крошечная, на ее долю приходится менее 1 процента креветок, которые мы покупаем. Затраты на рабочую силу и другие эксплуатационные расходы не позволяют креветочным фермам в США конкурировать с зарубежной продукцией.

Но с появлением новых технологий ситуация может измениться. Такие компании, как Tru Shrimp Company в Балатоне, штат Миннесота, работают над улучшением наземных систем рециркуляции воды, чтобы выращивать креветок в резервуарах более устойчивым образом, без использования антибиотиков и без углеродного следа, связанного с доставкой замороженных скоропортящихся креветок из Азии и Южной Америки. .

Однако в обозримом будущем креветки, выращиваемые за границей, будут по-прежнему доминировать на рынке. Но по мере того, как все больше потребителей будут требовать экологически чистых креветок, выращенных с соблюдением этических норм, количество зарубежных ферм с передовой практикой, скорее всего, будет увеличиваться.

«Когда говорит рынок США, цепочка поставок прислушивается», — сказала Дженнифер Дианто Кеммерли, вице-президент по глобальным инициативам в Аквариуме Монтерей-Бей. «Поэтому мы полагаемся на то, что рынок подаст четкий сигнал о том, что мы будем покупать самые экологичные морепродукты.

Поскольку креветочные фермы, как правило, небольшие и семейные, особенно в Юго-Восточной Азии, импортеры морепродуктов и покупатели из супермаркетов не могут уследить за ними всеми. По словам г-жи Кеммерли, только во Вьетнаме насчитывается более 100 000 креветочных ферм.

Вместо этого эти покупатели либо полагаются на партнерство с такой организацией, как Seafood Watch, чтобы определить более эффективные фермы по выращиванию креветок, либо они могут искать сертификат от независимого некоммерческого оценочного агентства.(Только от 3 до 6 процентов креветочных ферм проходят оценку, что является добровольным процессом, за который фермы платят.) которая разработала стандарты, называемые передовыми методами аквакультуры (BAP). Существует также Попечительский совет по аквакультуре (A.S.C.), который более авторитетен и широко распространен в Европе.

Если вы видите любую из этих аббревиатур на этикетке замороженных креветок или на рыбном рынке, смело покупайте. (Ищите как минимум две звезды рейтинга B.A.P. из четырех.)

Хотя все эти одобрения касаются экологической устойчивости ферм, только B.A.P. и А.С.С. учитывать справедливую трудовую практику. (Seafood Watch разрабатывает инструменты для этого в ближайшем будущем.) И ни один из них не может ничего сказать вам о качестве вкуса и текстуры креветок — например, были ли креветки обработаны химикатами после вылова, были ли они с ними неправильно обращались во время обработки или их несколько раз размораживали и замораживали, и все это может сделать их мягкими и водянистыми.

Вот здесь-то и приходит на помощь доверие к вашему розничному продавцу. Лучшие торговцы рыбой используют такие организации, как Seafood Watch и агентства по сертификации, в качестве отправной точки для поиска своих креветок, а затем многие добавляют свои собственные наборы критериев, касающихся использования химикатов, скорости и качества обработки. Некоторые из крупнейших ритейлеров даже сами посещают фермы и переработчики.

В рыбном магазине Hapuku Fish Shop в Rockridge Market Hall в Окленде, штат Калифорния, менеджер Тиа Нгуен говорит, что, когда ее клиенты видят выращенные на ферме креветки среди экологически чистых предложений, которыми известен магазин, они иногда удивляются.

«Мы сообщаем нашим клиентам, что у нас есть собственный список стандартов очень высокого качества», — сказала она. «Я всегда говорю им: «Не все выращенные на ферме плохие, не все дикие — хорошие».

В конце концов, если потребители хотят самые лучшие, самые экологичные и самые этичные креветки, они сами должны их искать. вне. И это может потребовать изменения ожиданий, особенно когда речь идет о цене.

«Я радикально сократил количество креветок, которые покупаю, — сказал мистер Гринберг. «Люди должны думать о креветках как о стейке: о еде, которую можно купить раз в то время, за которую стоит платить больше.”

Рецепты: Креветки с чесночным соусом на противне | Варка пряных креветок с лимонным маслом | Кокосово-лаймовые креветки

Подталкивание вьетнамской креветочной промышленности к устойчивому развитию

  • Разведение креветок — одна из крупнейших отраслей во Вьетнаме, и правительство стремится расширить ее, объявив в прошлом году о планах по увеличению экспорта с 3 миллиардов долларов в 2016 г. до 10 млрд. долл. США к 2025 г.
  • Однако существуют серьезные экологические проблемы, связанные с современными методами ведения сельского хозяйства, которые способствуют обезлесению, эрозии, оседанию земель и повышению уровня засоления, которые угрожают стабильности всего региона Меконга.
  • Правительство Вьетнама и ряд международных партнеров по развитию работают над улучшением методов выращивания креветок в стране, уделяя особое внимание мелким операторам.
  • Однако реальность такова, что большинство фермеров не хотят меняться.

ДЕЛЬТА МЕКОНГА, Вьетнам. Фермер, занимающийся выращиванием креветок, Нгуен Мань Хунг потерял всю свою ферму из-за эрозии почвы в 2016 году после серии разрушительных засух и наводнений. Он и его семья полагались на свою землю более 27 лет, и с тремя детьми, которых нужно было кормить, потеря стала огромным ударом.

«[Во-первых], земля испортилась. У нас была засуха. Вы могли бы заглянуть в почву и увидеть комья белого», — сказал Хунг Монгабаю. «Ничто не могло бы жить за пределами этой земли и в воде».

Как и многие мелкие производители креветок в этой части Вьетнама, Хунг использовал интенсивный метод выращивания, ориентированный на получение высоких урожаев. В этих моделях фермеры очищают как можно большую часть своей собственности, чтобы освободить место для земляных прудов для креветок, часто выстланных брезентом.

«Тогда мы выращивали креветок в прудах, выкапывали их вручную, а когда получали деньги, использовали машины», — вспоминал Хунг. «Чтобы сделать пруды, нужно было… срубить деревья: один большой основной пруд, один пруд для обработки и три небольших пруда по бокам».

Но из-за отсутствия деревьев, способных удерживать питательные вещества в почве или снижать уровень соленой воды, ферма Хунга была полностью открыта для непогоды. Помимо засухи, серия разрушительных наводнений в 2002, 2008 и 2016 годах вымыла еще больше наносов с берегов его прудов, и его земля в конечном итоге настолько сильно деградировала, что он больше не мог ее использовать. По его словам, после долгих лет заимствования денег, неурожая и потери всей его фермы семья задолжала банку более 1 миллиона долларов.

Молодой фермер осматривает своих креветок на интенсивной креветочной ферме в провинции Лонг Ан, Вьетнам. Изображение Зои Осборн для Mongabay.

Ситуация с Хунгом слишком распространена во Вьетнаме. Тем не менее, разведение креветок остается популярным, потому что, хотя риски очень высоки, потенциальные доходы еще выше. Это верно и на национальном уровне. Производство креветок является одной из крупнейших отраслей промышленности Вьетнама, и правительство стремится к его расширению, объявив в прошлом году о планах по увеличению экспорта с 3 миллиардов долларов в 2016 году до 10 миллиардов долларов к 2025 году.

Но существуют серьезные экологические проблемы, связанные с нынешними методами ведения сельского хозяйства. Вырубка лесов, эрозия, быстрое оседание почвы и повышение уровня засоления угрожают стабильности всего региона Меконга, и хотя разведение креветок не берет на себя вину за эти проблемы, оно является существенной частью проблемы.

В результате вьетнамское правительство и ряд международных партнеров по развитию работают вместе, чтобы улучшить методы выращивания креветок в стране, уделяя особое внимание мелким операторам, таким как Hung.Они устанавливают новые цели для устойчивой аквакультуры, а также стимулируют фермеров к их достижению, но реальность такова, что наиболее интенсивные фермеры, выращивающие креветок, не хотят меняться.

Дуонг Ле, интенсивный фермер, выращивающий креветок в провинции Лонг Ан, Вьетнам, с некоторыми кормами и медицинскими добавками, которые он использует для поддержания здоровья своих креветок. Изображение Зои Осборн для Mongabay.

Фермеры находятся под давлением, так как дельта Меконга страдает

Хотя интенсивные креветочные фермы занимают менее 10 процентов из 620 000 га (1.5 миллионов акров), предназначенных для производства креветок, они производят примерно 80 процентов всего производства креветок во Вьетнаме. Так называемые улучшенные экстенсивные креветочные фермы, которыми также управляют домохозяйства, но с меньшими накладными расходами и меньшей урожайностью, занимают гораздо больше площади: около половины земель, выращиваемых в стране для выращивания креветок (337 000 га, или 833 000 акров). Оба метода требуют массовой вырубки мангровых зарослей, полной реконструкции земель и большого количества искусственных кормов и химикатов, поэтому усилия по улучшению разведения креветок нацелены на оба.

Прежде всего, эти фермы являются основной причиной обезлесения. На типичной мелкомасштабной креветочной ферме каждый квадратный дюйм земли очищается от мангровых зарослей и другой растительности для производства, что в совокупности оставляет обширные участки береговой линии открытыми для эрозии. Это огромная проблема в регионе мира, который уже находится очень близко к уровню моря, угрожая как будущему разведения креветок в этом районе, так и более широкой экосистеме, по словам Эндрю Вятта, менеджера программы по дельте Меконга в Университете США.К. на базе НПО Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП).

«Многие береговые линии [Вьетнама] очень уязвимы, потому что на них нет деревьев, — сказал Вятт Монгабею. «[Прибрежные] мангровые заросли в конечном итоге исчезнут… и тогда все земли, где выращивают креветок, будут полностью подвержены штормовым нагонам и ветрам, тайфунам и т. д.».

Еще одна большая проблема с этими методами выращивания креветок заключается в их роли в оседании почвы. По словам Вятта, чтобы поддерживать качество воды и уровень солености в своих прудах, фермеры откачивают достаточно грунтовых вод, чтобы способствовать снижению уровня Меконга.В результате морская вода проникает дальше в дельту, угрожая продовольственному снабжению и экономике Вьетнама. Дельта Меконга отвечает за половину основных продовольственных культур страны и 70 процентов экспорта риса, и является одним из самых продуктивных и густонаселенных районов Вьетнама. Но по мере того, как уровень соли повышается, урожаи риса падают, и даже выходы креветок снижаются.

«Креветки максимально терпимы к солености», — сказал Вятт. «В экстремальных погодных условиях … уровни солености в реках, где находятся основные районы интенсивного выращивания креветок, могут превышать эти допустимые нормы.

Дуонг Ле кормит креветок на своей интенсивной креветочной ферме в провинции Лонг Ан, Вьетнам. Изображение Зои Осборн для Mongabay.

Duong Le интенсивно выращивает белоногих креветок в провинции Лонг Ан, в верхней части дельты Меконга. Он сказал Монгабаю, что, хотя он не потерял ни одной земли в результате эрозии, за последние несколько лет уровень засоления на его ферме увеличился. Чтобы противодействовать повышению уровня солености, теперь ему приходится закачивать в свои пруды еще больше грунтовых вод, чем когда-то.

В сентябре прошлого года на двухдневной конференции высших должностных лиц Вьетнама Тран Тхук, заместитель председателя правительственной консультативной группы по изменению климата, назвал оседание воды самой непосредственной угрозой для дельты Меконга.Официальные лица заявили, что Меконг опустился на 5-10 сантиметров (2-4 дюйма) в период с 2010 по 2015 год и продолжает неуклонно опускаться. Добавьте к этому эрозию, которая ежегодно с 2005 года занимает около 300 гектаров (741 акр) земли, и правительство предупредило, что дельта Меконга может полностью исчезнуть в течение следующих 100 лет, если сейчас не будут приняты решительные меры.

Еще одна проблема креветочных ферм – загрязнение окружающей среды. Большинство фермеров, выращивающих креветок во Вьетнаме, полагаются на ряд химикатов, лекарств и добавок, чтобы сохранить здоровье своих креветок, большая часть которых выбрасывается в общественные водоемы вместе со старой водой из пруда.

«Когда я начинаю новый урожай, я сначала очищаю воду, затем сажаю туда новых креветок и кормлю их питательными веществами и лекарствами каждые несколько дней, — сказал Ле. — Когда они подрастут, мне придется лечить их чаще — каждый день, даже днем ​​и ночью, если нужно».

Ле добавляет химические растворители в свои пруды два раза за выход, чтобы очистить воду и защитить креветок от болезней. «От погоды зависит, чем могут заболеть креветки», — сказал он. «У них может быть белая пятнистость, а иногда и инфекция печени, когда голова не растет, а тело растет.Это останавливает их рост, голова становится меньше, и они умирают».

Le никогда не отводила землю под очистные пруды, чтобы снизить химическую и питательную нагрузку используемой воды перед ее выпуском обратно в общественные водоемы. Это просто невыгодно. «Когда я вылавливаю креветок, я выпускаю всю старую воду в реку и набираю новую. Затем я лечу ее и начинаю снова», — сказал он.

Ряд исследований связывают интенсивное разведение креветок с органическим загрязнением близлежащих водоемов. В новостях VietnamNet сообщается, что, поскольку наиболее интенсивные фермеры сбрасывают сточные воды из прудов, не очищая их, вода, которую другие фермеры затем перекачивают в свои фермы, не является чистой.Это привело к увеличению использования химических веществ для избавления воды от органических веществ, дальнейшего ее загрязнения и продолжения цикла.

Многие фермеры просто не подозревают, какой ущерб могут нанести их фермы. Когда его спросили, думает ли он о своем влиянии на окружающую среду, Ле ответил, что ущерб наносят фабрики выше по течению от его фермы, а не он.

Аэраторы для воды на интенсивной креветочной ферме в провинции Лонг Ан, Вьетнам. Изображение Зои Осборн для Mongabay.

Мелкие землевладельцы медленно переходят к интегрированному сельскому хозяйству

Столкнувшись с быстро ухудшающимся состоянием региона Меконг и необходимостью работать с тысячами мелких фермеров, таких как Хунг и Ле, вьетнамские власти и внешние партнеры, включая МСОП и Всемирный банк, все еще пытаются понять, как продвигать индустрию креветок вперед.

По словам Вятта, в октябре прошлого года премьер-министр Нгуен Суан Фук подписал ключевое обязательство под названием Резолюция 120, направленное на устойчивое развитие дельты Меконга, в котором устанавливаются четкие экологические цели для сектора аквакультуры региона. И уже реализуется ряд проектов, чтобы реализовать это на практике.

Одним из таких проектов является «Мангровые заросли и рынки» (MAM), начатый в 2013 г. МСОП под руководством Вятта. Программа переводит мелких интенсивных и улучшенных экстенсивных фермеров, выращивающих креветок, на более экологически ориентированный метод производства, известный как комплексное выращивание креветок, в котором сосуществуют креветочные и мангровые леса.

MAM предоставляет фермерам стимулы для увеличения площади деревьев на своих фермах и сохранения существующего покрытия. В рамках MAM фермеры держат креветок в заросших мангровыми зарослями водотоках, отрезанных от основной речной системы Меконга. Креветки растут так же, как и в естественной среде, без химических добавок и часто с другими природными видами, пригодными для добычи, такими как моллюски, моллюски и устрицы. Фермеры проходят обучение, чтобы поддерживать свои фермы и соответствовать стандартам программы, а их креветки в конечном итоге сертифицированы как органические через Naturland, немецкий стандарт для органических продуктов, широко используемый в ЕС.К концу первого этапа MAM в 2016 году более 2000 фермеров прошли сертификацию Naturland. Целью проекта является обучение и сертификация еще 3000 фермеров к концу 2019 года.

Эти интегрированные системы мангровых зарослей и креветок не требуют использования грунтовых вод, поскольку деревья, выстилающие каждый пруд, поддерживают уровень соли. Они также помогают удерживать наносы, защищая фермы от эрозии и скрепляя невероятно хрупкую береговую линию.

«Эта береговая линия через 50 лет исчезнет. Все это будет разрушено», — сказал Вятт.«Поэтому [у мелких фермеров] нет выбора. Либо они будут продолжать в том же духе и потеряют эту землю, потому что она оседает и из-за повышения уровня моря, либо они обратятся к интегрированным системам разведения мангровых креветок».

Не имея ничего, кроме семьи, которую нужно кормить, Хунг присоединился к проекту MAM после наводнения 2016 года. Правительство выделило ему новый участок земли в рамках программы сохранения, которая требует, чтобы любое сельское хозяйство соответствовало экологическим стандартам и запрещала вырубку деревьев.

Но, по словам Уайатта, мелкие землевладельцы редко вносят такие большие изменения, если только они не достигли дна.Подталкиваемые экономическими трудностями, многие мелкие фермеры, занимающиеся выращиванием креветок, по-прежнему предпочитают интенсивное выращивание креветок из-за более высокой урожайности. На сегодняшний день в стране насчитывается около 50 000 гектаров (124 000 акров) интегрированных ферм по разведению мангровых креветок.

Тем не менее, МСОП утверждает, что интегрированное разведение креветок является наиболее реалистичным решением как для окружающей среды дельты Меконга, так и для долгосрочной финансовой стабильности мелких фермеров региона.

Хотя урожай намного ниже, чем у обычных креветок, органические креветки можно продавать по более высоким ценам.Кроме того, в рамках MAM не требуется никакой работы или обслуживания по мере роста креветок, а риск заболеваний минимален, что позволяет избежать дорогостоящих инвестиций в очистку воды, лекарства, пробиотики и витамины. «Большая часть того, что мы зарабатываем, — это прибыль, поскольку у нас больше нет первоначальных затрат», — сказал Хунг.

После потери всего одной этой стабильности достаточно, чтобы Хунг продолжал работать с MAM. «Я знаю, что нам больше никогда не придется превращаться из богатых в ничто за одну ночь», — сказал он. «Раньше урожай был хорошим, но все было ненадежно.В один год вы будете загребать деньги, а в следующем потеряете все из-за нескольких степеней соли или случайного ветра».

Интегрированная ферма по выращиванию мангровых креветок в провинции Травинь, Вьетнам. Изображение Джейкоба Вегера.

Сверхинтенсивное земледелие для крупных операторов

Несмотря на то, что МСОП продвигает комплексное разведение креветок как идеальное решение для мелких фермеров, это не обязательно имеет практический смысл для всех предприятий, занимающихся выращиванием креветок во Вьетнаме. По данным организации, у интенсивного разведения креветок в этой стране есть будущее, но только в очень больших промышленных масштабах, в хорошо охраняемых помещениях и в регионах Меконга, которые не нуждаются в срочном покрытии мангровыми зарослями.

Vietnam-Australia JSC, предприятие по выращиванию креветок с иностранными инвестициями, реализующее инициативы по всему Вьетнаму, является пионером в этом так называемом сверхинтенсивном подходе, перемещая пруды с креветками из естественной среды в теплицы в строго контролируемых условиях. «По нашему мнению, это единственный способ интенсивного выращивания креветок», — сказал Вятт.

По данным VietnamNet, производительность этих ферм на гектар может быть в 10-15 раз выше, чем у традиционных мелких интенсивных ферм, что является важным фактором, учитывая правительственные цели по развитию индустрии креветок и увеличению экспорта.Но барьеры для их развития остаются. Хотя большинство креветочных ферм в дельте принадлежат мелким владельцам, вдоль побережья Меконга есть несколько крупных государственных и частных корпораций, которые имеют долгосрочные 15- или 20-летние инвестиционные лицензии. Вятт сказал, что хотел бы выяснить, как убедить эти предприятия перейти на производство креветок в теплицах.

Поскольку интересы государства и его частных партнеров совпадают, креветочная промышленность Вьетнама движется к более стабильному и устойчивому методу производства, хотя и медленно.По словам Вятта, перемены неизбежны: либо Вьетнам должен изменить подход к разведению креветок, либо столкнуться с потерей сотен гектаров земли.

Ростки мангровых зарослей прорастают на берегу интегрированной фермы по выращиванию мангровых креветок в провинции Травинь, Вьетнам. Изображение Джейкоба Вегера.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ: Используйте эту форму, чтобы отправить сообщение редактору этого сообщения. Если вы хотите опубликовать публичный комментарий, вы можете сделать это внизу страницы.

Сельское хозяйство, Животные, Аквакультура, Сохранение, Развивающиеся страны, Окружающая среда, Избранные, Рыба, Рыбоводство, Еда, Управление, Зеленый, Промышленное сельское хозяйство, Морские животные, Охрана морской среды, Морские экосистемы, Океаны, Реки Распечатать

Оценка экологической эффективности аквакультуры креветок в Мексике

https://doi. org/10.1016/j.aquaculture.2021.737145Get rights and content

Highlights

Совместная оценка жизненного цикла и анализ данных 38 креветочных ферм

горячие точки».

Глобальное значение эффективности составило 0,79, и 5 из 38 ферм были признаны полностью эффективными (Φ = 1).

Действия по улучшению позволяют значительно снизить нагрузку на окружающую среду.

Abstract

В глобальном масштабе человеческое общество сталкивается с проблемой обеспечения продовольствием растущего населения, в то же время необходимо бороться с последствиями изменения климата и истощения ресурсов. Аквакультура позволяет обеспечить безопасную поставку различных морских видов и является важным технологическим и биологическим мероприятием. Принимая во внимание, что в Соноре (Мексика) насчитывается более 200 предприятий аквакультуры, анализ этого сектора предполагает совместную и согласованную оценку с учетом не только оценки жизненного цикла (LCA), но и анализа охвата данных (DEA). Это исследование посвящено применению методологии LCA + DEA для оценки экологической эффективности 38 полуинтенсивных креветочных ферм, расположенных в штате Сонора. Результаты ОЖЦ показали, что управление кормлением и потребление электроэнергии являются основными критическими моментами почти во всех категориях воздействия. Были оценены дальнейшие действия по улучшению, замена пшеничной муки на высушенное бардовое зерно растворимыми (DDGS) привело к снижению воздействия на окружающую среду в диапазоне от 2% до 57%, в зависимости от категории воздействия.С другой стороны, установка фотоэлектрических панелей в этом районе была оценена в поисках перехода к менее углеродоемкому производству энергии. В целом реализация этих мер по улучшению будет способствовать повышению эффективности охраны окружающей среды и эффективности использования ресурсов.

Ключевые слова

Эко-эффективность

Оценка жизненного цикла

Анализ среды

Креветка

Аквакультура

Опубликовано Elsevier B. V.

Рекомендуемые статьи

Со ссылками на статьи

Устойчивая цепочка производства креветок на Среднем Западе США

С ростом населения планеты, Обеспечение достаточного количества продовольствия для удовлетворения растущего спроса стало большой вызов пищевой промышленности. Аквакультура является одним из источников пищи который производит различные морепродукты. Креветки – самый популярный морепродукт в США, и его производство играет важную роль в индустрии аквакультуры.Однако, разведение креветок вызывает различные виды загрязнения, наносящие ущерб окружающей среде и водное биоразнообразие, связанные с этим воздействия должны быть смягчены для обеспечения устойчивость производства креветок. Это исследование выполнило жизненный цикл оценка (LCA) различных цепочек производства креветок от колыбели до рынка на Среднем Западе США, охватывая три системы выращивания и восемь формул кормления креветок. Среднее воздействие на окружающую среду, включая потенциал подкисления (AP), потенциал эвтрофикации (EP) и потенциал глобального потепления (GWP). определенный.Производство кормов было определено как основной источник AP и ПГП как для интенсивных, так и для полуинтенсивных производственных систем (SPS), независимо от формулы корма. В то время как экологические характеристики корма производство сильно зависело от коэффициента конверсии корма, кормовой ингредиент был еще один определяющий фактор, в котором источники животного белка, включая птицу, побочная мука и рыбная мука показали высокий вклад в AP и GWP. Однако растительные белки, такие как соевые бобы, пшеница и кукурузная глютеновая мука, производятся более высокий EP, поэтому, заменяя ингредиенты животного происхождения растительными не все из них в кормах для креветок привели к положительным экологическим последствиям.Разведение креветок было главной точкой всех трех воздействий, особенно бухгалтерского учета. за высший ЕР. Среди трех изученных здесь систем земледелия СФС вызвал наибольшая нагрузка на окружающую среду из-за интенсивного использования химикатов и удобрения. Наоборот, экстенсивное земледелие оказалось наиболее устойчивая система, потому что нет затрат на кормление и дополнительные материалы и для его работы требуется энергия. Модель LCA, разработанная в этом исследовании, ожидается, что они послужат руководством для принятия решений американскими фермерами, занимающимися выращиванием креветок, для адаптации методы ведения сельского хозяйства с меньшим воздействием на окружающую среду.

Градус Тип

Магистр науки

Еда Наука

Кампус

Кампус

5 West Lafayette

Советник / руководитель / Coit Centre

Dr. Jen-Yi Huang

Дополнительный комитет Участник 2

DR Пол Браун

Член дополнительного комитета 3

Д-р Яохуа Фэн

Как канадская технологическая компания преобразовала мировую индустрию выращивания креветок

Валери Робитайл, генеральный директор XpertSea.МАТЬЕ БЕЛАНЖЕ/The Globe and Mail

Валери Робитай была аспиранткой Университета Квебека, проводившей исследования по использованию лазеров для наблюдения за рыбой под водой, когда компания по разведению креветок во Вьетнаме связалась с ней более десяти лет назад.

Г-жа Робитайл вспоминает, как представитель компании по выращиванию креветок сказал: «Мы думаем, что могли бы использовать эту [технологию] для подсчета личинок креветок». в мире — только индустрия выращивания креветок стоит 37 миллиардов долларов.

Это было раннее начало XpertSea, процветающей канадской компании, которая изменила индустрию разведения креветок. ExpertSea заняла 63-е место в рейтинге Globe and Mail «Лучшие растущие компании 2021 года» с ростом выручки за три года на 963%.

Приложение для смартфонов XpertSea, запущенное в 2020 году во время пандемии, позволяет производителям креветок отслеживать и выращивать больше креветок, используя только камеру своего телефона. Это новый онлайн-рынок, основанный на данных, который связывает фермеров и покупателей, обеспечивая более быструю оплату труда фермеров.

«Это действительно изменило динамику, когда фермеры теперь имеют больше власти на рынке», — говорит г-жа Робитайл.

Почти десять лет назад, узнав от вьетнамского фермера, выращивающего креветок, г-жа Робитайл, главный исполнительный директор XpertSea, и инженер Коди Эндрюс, соучредитель XpertSea (а теперь муж г-жи Робитайл), поняли, что могут разработать технологию, которая поможет креветочные фермеры понимают, как их урожай рос под мутными солоноватыми водами, будь то искусственные пруды или прибрежные морские районы.

В 2018 году XpertSea привлекла 10 миллионов долларов в качестве стартового капитала. В прошлом году, после 1000-процентного роста выручки в Латинской Америке, компания привлекла 25 миллионов долларов под руководством QED Investors и Atlantico.

Компания собрала более четырех миллиардов изображений креветок и разработала модели машинного обучения, которые измеряют, просто фотографируя образец на смартфон, скорость роста и количество креветок в пруду. «Каждый фермер на планете может это сделать, — говорит г-жа.Робитайл рассказывает об этом предприятии. Раньше производство креветок отслеживалось и управлялось вручную на белых досках.

Они искали доллары венчурного капитала по совету брата г-жи Робитай, Франсуа Робитай, бухгалтера, соучредителя XpertSea, а ныне финансового директора компании. В 2015 году компания завершила раунд начального финансирования на сумму 1,25 миллиона долларов. Мать г-жи Робитайл, Сильви Лавин, инженер и соучредитель, сейчас является вице-президентом компании.

«Мы никогда не считали это семейным бизнесом.Случилось так, что у всех людей, которым я доверяла, были навыки, и они были готовы пойти на значительное сокращение зарплаты, чтобы присоединиться к этому», — говорит г-жа Робитайл.

В 2018 году XpertSea привлекла 10 миллионов долларов в качестве стартового финансирования. В прошлом году, после 1000-процентного роста выручки в Латинской Америке, компания привлекла 25 миллионов долларов под руководством QED Investors и Atlantico.

В настоящее время 1000 ферм в более чем 50 странах используют приложение для смартфонов, большинство из которых находится в Юго-Восточной Азии и Южной Америке. «Поскольку денежные средства поступают к фермерам быстрее, они могут выращивать на 25% больше креветок в год», — говорит г-жа Уилсон.Робиталь.

Компания зарабатывает деньги, беря комиссионные за каждую транзакцию — комиссию, которую, по словам г-жи Робитайл, часто субсидируют покупатели.

Покупатели экспортируют креветки в Канаду, США, Европу и Китай.

«Когда вы идете в продуктовый магазин, все коктейли из креветок, которые вы покупаете, — это все выращенные креветки», — говорит г-жа Робитайл. «Большая часть креветок, которые мы потребляем здесь, в Северной Америке, которые вы найдете в ресторане или розничном магазине, поступает из аквакультуры креветок.”

В настоящее время XpertSea сосредоточена на расширении масштабов деятельности в Эквадоре, рынке стоимостью 3,74 миллиарда долларов, и расширении своей бизнес-модели на новые рынки. В январе компания наняла президента и главного операционного директора Кэти Сокальски, обладающую опытом в области финансов и технологий. Шестьдесят сотрудников работают в расположенной в Квебеке компании XpertSea, примерно половина из них работает в Азии и Латинской Америке.

Следующие шаги XpertSea включают изучение того, как можно использовать технологии для большей прозрачности в отношении устойчивости при разведении креветок.

Г-жа Робитайл говорит, что потребители все больше хотят знать, откуда берутся их продукты питания и используются ли для их производства устойчивые методы.

Органические отходы, химикаты и антибиотики с ферм по разведению креветок могут загрязнять подземные воды или прибрежные лиманы, согласно Всемирному фонду дикой природы, международной природоохранной организации. Соль из прудов также может просачиваться в грунтовые воды.

Г-жа Робитайл говорит, что XpertSea имеет хорошие возможности для обеспечения большей прозрачности и отслеживаемости в индустрии морепродуктов, используя свои знания и связи с фермерами, выращивающими креветок, и международными покупателями.Компания использует модели машинного обучения для разработки способов измерения углеродного следа креветочных ферм, сравнительного анализа объемов сточных вод и обеспечения того, чтобы корм для креветок поступал из устойчивого источника.

«Морепродукты печально известны мошенничеством и непрозрачностью в цепочке поставок, а также не всегда знанием того, откуда берутся морепродукты и является ли это реальным типом или видом рыбы, которую вы едите», — говорит г-жа Робитайл. «Миссия XpertSea состоит в том, чтобы вывести на рынок больше экологически чистых морепродуктов, и мы начинаем с креветок, где мы чувствуем, что можем добиться очень больших результатов.

В этой серии мы просим некоторые из крупнейших компаний Канады поделиться советами по поиску новых и инновационных путей к успеху в непредсказуемой деловой среде.

Стартап планирует развивать производство креветок на основе УЗВ в Шотландии

Разочарованные непостоянным качеством и высокой стоимостью покупки морепродуктов со всего мира, два ресторатора из Челтнема, Литу Мохиуддин и Расель Махмуд, создают внутреннюю рециркуляционную систему (УЗВ) для производить надежный и доступный источник креветок, первоначально для британских ресторанов и розничных продавцов.

Стартап, получивший название Land Ocean Farm​ ​, стремится решить проблему качества и воздействия производства креветок на окружающую среду с помощью местной системы на основе УЗВ.

Мохиуддин утверждает, что качество импортируемых продуктов из креветок непостоянно, часто низкое, и они могут быть дорогими.

«Создавая технологию и сеть для производства креветок в наземной и биобезопасной среде в Великобритании, мы можем поставлять здоровые, богатые питательными веществами и экологически чистые морепродукты по привлекательной цене — с финансовой и экологической точки зрения — для рестораторов, розничных продавцов и потребителей.”

Инкубатор сельскохозяйственных технологий

Farm491 поддерживает предпринимателей и новаторов, помогая развивать экосистему сельскохозяйственных технологий Великобритании и продвигать внедрение новых технологий в будущем производства продуктов питания.

Инкубатор, а не акселератор, помогает предпринимателям глубже погрузиться в свой бизнес-потенциал благодаря доступу к экспертным беседам, исследованиям и разработкам, коммерческим инициативам, наставничеству и налаживанию связей.

Использование опыта аквакультуры

По словам Раселя, стартап взаимодействует с консультантами по аквакультуре, в том числе с доктором Малкомом Диксоном, директором WorldFish в стране, ученым и редактором ФАО, а также с Франсуа Брента, опытный специалист по аквакультуре, среди прочих.

«Мы также являемся членом Шотландского инновационного центра аквакультуры (SAIC)».

Land Ocean Farm построит свой первый завод в 2022 году. Технология RAS, которую она использует, разрабатывалась в течение пяти лет на полукоммерческой ферме, сказал Расел FeedNavigator.

«Первая площадка будет в Шотландии с годовой производственной мощностью 100 тонн».

Система biosecure будет работать с использованием зеленой энергии от установки анаэробного сбраживания для производства тепла и электроэнергии, в то время как вода многократно рециркулируется, а любые органические остатки возвращаются на установку AD, создавая еще больше зеленой энергии.

Команда заявила, что пока не может раскрыть никакой информации о поставках кормов для их фермы УЗВ, но она будет зависеть от вида. Однако они открыты для обсуждения этого аспекта с ключевыми игроками в Великобритании и за ее пределами.

Land Ocean Farm также планирует сотрудничать с фермерами, ищущими диверсифицированный доход, для создания дополнительных производственных единиц и улучшения экономики замкнутого цикла.

Основатели вложили первоначальные инвестиции, необходимые на сегодняшний день для управления проектом, но сейчас стартап ищет возможность привлечь 3 миллиона фунтов стерлингов (3 доллара США.95 м), при этом Расель подтвердил, что команда активно ведет переговоры с инвесторами.

Познакомьтесь с основателями: Литу Мохиуддин и Расель Махмуд

Ресторатор и предприниматель гида Мишлен Литу Мохиуддин стоит за рестораном изысканной кухни East India Café в Челтенхэме, который он продал в начале 2020 года, и Memsahib Gin and Tea Бар. Он имеет более чем 20-летний опыт работы в различных областях питания и гостеприимства, сбора средств, аквакультуры, маркетинга и журналистики, а также является соучредителем и управляющим директором One More One Group.

Получив степень в области международного бизнеса, Расель Махмуд приступил к работе в компании Marks & Spencer в качестве коммерческого менеджера по продуктам питания, после чего несколько лет проработал в сфере питания и гостиничного бизнеса.

Похожие записи

Вам будет интересно

Как стать производителем: Как открыть свое производство в 2021 году

Мотивация и: Мотивация и стимулирование: в чем главные отличия?

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко