Из за чего появляется инфляция: ИНФЛЯЦИЯ: СУТЬ, ПРИЧИНЫ, ФОРМЫ ПРОЯВЛЕНИЯ

Содержание

Чемпионы по ценам: как ведущие экономики мира страдают от инфляции | Статьи

В 2021 году инфляция стала общемировой проблемой, а в 2022 году рост цен только ускорился. Однако разные страны оказались затронуты происходящим по-разному: кого-то проблема не коснулась вообще (например, страны Восточной Азии), а кто-то уже близко подошел к черте, когда к инфляции добавляется приставка «гипер». О том, насколько выросли цены в крупных экономиках мира в январе и как они борются с всеобщим подорожанием — в материале «Известий».

Япония — 0,2%

В последние 30 лет Япония демонстрировала крайне низкий уровень инфляции. Среднегодовой рост цен составлял с 1991 года 0,3% — многократно меньше, чем в любой другой стране мира. Казалось бы, повод для радости, однако такой низкий показатель свидетельствует и о стагнации в экономике. Правительство страны пыталось неоднократно разогнать инфляцию искусственно, но успеха в этом не имело.

По итогам января цены в Японии выросли на 0,3% в годовом исчислении, по сути, в рамках статистической погрешности. Этому не помешало даже взрывное повышение стоимости энергоносителей на 18%, самое большое за 41 год. На фоне происходящего Банк Японии продолжит свою политику количественного смягчения как минимум до момента, когда инфляция приблизится к таргету в 2%. Но такого, возможно, придется ждать очень долго.

Фото: REUTERS/Kim Kyung-Hoon

Низкая инфляция даже в эпоху ковида — следствие демографической структуры Японии (старение населения плюс низкий уровень иммиграции). Кроме того, корпорации неохотно повышают зарплаты сотрудникам, а требования профсоюзов весьма скромны. В 2014 году тогдашний премьер-министр Синдзо Абэ даже смог убедить компании увеличить заработки на большую сумму, чем просили союзы трудящихся — но даже это не слишком подняло цены.

Китай — 0,9%

Одной из стран, которой удалось избежать инфляционного всплеска в последние месяцы, стал Китай.

В январе потребительские цены поднялись всего на 0,9%. Китайские потребители в меньшей степени страдают от разрыва производственных и логистических цепочек. Большая часть товаров производится внутри страны (хотя КНР и зависит от импортного сырья). Проблема с нехваткой контейнеров и стоимостью фрахта, подорожавшего в разы, для китайцев не стоит. Не стоит забывать и о том, что в течение 2020–2021 годов китайское правительство и корпорации агрессивно формировали запасы практически всех товаров, включая сырьевые — что, к слову, и стало одним из факторов разгона глобальной инфляции.

Контейнеровозы в терминале в порту Тайцан, Восточный Китай

Фото: Global Look Press/Finn/Costfoto

И всё же совсем уж безмятежной китайскую инфляционную обстановку не назовешь. Хотя потребительские цены действительно довольно стабильны, этого никак не скажешь о ценах производителей. В январе они выросли на 9,1% год к году — чуть меньше, чем в декабре (10,3%), но всё равно значительно. Поэтому вопрос лишь в том, когда издержки производителей будут переброшены на покупателей. Возможно, ситуация смягчится в случае падения цен на энергоносители, но пока ожидать этого не стоит. Между тем низкая инфляция дает Народному банку Китая определенные козыри в плане монетарной политики. Ему не нужно, в отличие от коллег из других стран мира, агрессивно повышать ставку. Тем самым появляется возможность поддерживать «зеленые ростки» в национальной экономике.

Еврозона — 5,1%

Инфляция в европейском валютном союзе разогналась чуть позже, чем в США, но почти столь же резво. В январе инфляция в среднем по еврозоне составляла 5,1%. При этом различия между отдельными странами были достаточно серьезными. В Германии она была на том же уровне, что в среднем по союзу, в Испании достигла 6%, а во Франции остановилась на довольно скромных 3%. Но всё это в любом случае выше целевого показателя, установленного Европейским центробанком.

Не в последнюю очередь разгон инфляции в Европе был вызван очень слабыми показателями производства — во всяком случае, недостаточными для удовлетворения растущего спроса. Различные ограничительные меры, введенные из-за распространения «Омикрона», сократили, согласно оценке МВФ, объемы промпроизводства на 6% от возможного. А в Чехии, например, это снижение составило 14%. Не стоит забывать и взлет цен на газ этой зимой, так или иначе коснувшийся всей Европы. Учитывая приостановку работы предприятий сразу нескольких отраслей, включая производство удобрений, рост стоимости газа выше $1000 за кубометр еще будет какое-то время сказываться на общем положении дел с ценами в еврозоне.

Фото: REUTERS/Laszlo Balogh

В отличие от США европейские регуляторы пока не форсируют повышение ставки. Предполагается, что ЕЦБ поднимет ее не раньше, чем в декабре, и всего на 0,25 процентного пункта. И даже против этого есть возражения. Более половины опрошенных Bloomberg экономистов считают, что к концу года инфляция опустится до 1,7–1,8%, а в следующем году может упасть и вовсе в два раза ниже таргета в 2%. Ну а если цены перестанут расти, то и ставку повышать незачем.

Несмотря на то что после целого года неуместных заверений о временности роста цен, таким прогнозам уже мало кто доверяет, определенный резон в случае с Европой здесь может быть. Европейская экономика куда менее динамична в сравнении с американской, рост населения практически отсутствует. Всё это снижает вероятность перегрева, так что вполне может оказаться, что в США цены продолжат расти, а в еврозоне этот процесс приостановится.

США — 7,5%

В начале февраля индекс потребительских цен в США составил 7,5% в годовом исчислении. По американским меркам это невероятно высокий показатель. Последний раз он наблюдался ровно 40 лет назад, в феврале 1982 года.

Отметим, что даже за вычетом волатильных составляющих — цен на еду и топливо — инфляция всё равно составила 6% за последние 12 месяцев. Не последнюю роль тут сыграл резкий взлет стоимости автомобилей (на 40%).

Фото: REUTERS/Elizabeth Frantz

ФРС США начиная с конца 2020 года отстаивала мнение, что инфляция в стране является временной и вызвана одноразовым событием. Но практика показала, что эксперты заблуждались.

С осени 2021 года риторика финансовых властей меняется: сначала говорили о сворачивании стимулирующих программ («тейперинге»), а вскоре и о повышении базовой ставки. Первоначально предполагалось повысить ее трижды (с традиционным шагом в 0,25 процентного пункта), но сейчас речь идет уже о пяти или шести-семи повышениях, причем ставка может повышаться разом на 0,5 процентного пункта или даже больше. Сложно сказать, есть ли гарантия, что монетарное ужесточение непременно приведет к остановке инфляции, но вот статистика показывает, что во все предыдущие разы сильное и планомерное повышение ставки гарантировало последующую рецессию.

Россия — 8,7%

В 2021 году цены в российской экономике выросли на 8,4%, что стало самым высоким показателем за пять лет. В январе инфляция продолжила ускоряться, достигнув 8,7%. Сильнее всего — на 15–20% — подорожали продукты питания. Всё это время Банк России (чуть ли не первым из всех мировых регуляторов) последовательно ужесточал денежно-кредитную политику. С марта прошлого года произошло восемь повышений ставки в общей сложности на 5,25 процентного пункта. Но эффекта все эти действия пока не возымели. Помимо ЦБ, с ростом цен пытается бороться и правительство — методами ограничения цен или экспорта тех или иных товаров (например, зерна).

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Причины инфляции в России комплексные, и не последнюю роль тут играет валютный курс. Последний год рубль был слабым, сначала из-за политики Минфина по скупке всех излишков экспортной выручки по бюджетному правилу. Затем свою лепту внесла и геополитическая напряженность. Влияют на ситуацию и монополизация некоторых отраслей экономики, а также высокие инфляционные ожидания граждан. Скорее всего, инфляцию удастся до определенного уровня погасить за счет сверхжесткой монетарной политики, но долгосрочно всё будет куда больше зависеть от курса и мировой конъюнктуры.

Турция — 48,7%

Сомнительным «чемпионом» среди крупных экономик мира по инфляции (и с огромным отрывом) в 2022 году ожидаемо оказалась Турция. Цены разгоняются в стране уже не первый год, но в период пандемии ситуация стала намного хуже. В январе индекс потребительских цен составил 11,1% месяц к месяцу, а в годовом исчислении достиг показателей, более приличествующих Веймарской республике начала 1920-х годов, — почти 50%.

Женщина демонстрирует счет за электроэнергию во время акции протеста против высоких цен на энергоносители в Анкаре, Турция, 9 февраля 2022 года

Фото: REUTERS/Cagla Gurdogan

Такой показатель не должен удивлять: на рост цен турецкий ЦБ под давлением президента Реджепа Тайипа Эрдогана ответил не повышением, а снижением ставок рефинансирования. Такие действия нанесли сильнейший удар по лире, которая обесценилась за прошлый год на 44%. Определенные надежды сейчас можно возлагать только на возрождение в прежних масштабах туристических потоков после отмены ковидных ограничений. Это позволит обеспечить приток валюты в страну и стабилизировать лиру. С другой стороны, крайне слабая финансовая позиция государства, имеющего минимум чистых валютных резервов, продолжает довлеть над национальной валютой. Самые оптимистичные прогнозы от турецких финансистов на сегодняшний день предполагают, что к концу года инфляция удержится ниже 50%.

В ЦБ предложили бороться с ростом цен с помощью выплат россиянам

Аналитики ЦБ считают, что сдерживание цен создает риск появления дефицита товаров Фото: Денис Моргунов © URA.RU

Целевая поддержка населения превосходит искусственное сдерживание цен в борьбе с инфляцией. Об этом заявили в аналитической записке эксперты Центробанка.

«Такая форма поддержки [в виде адресных выплат] вносит значительно меньше искажений в динамику экономической активности, инфляции и инфляционных ожиданий. Это имеет важное значение для поддержания устойчивого роста экономики темпами, отвечающими ее потенциалу», — считают авторы аналитической записки, опубликованной на сайте регулятора.

По мнению аналитиков Банка России, из-за искусственного регулирования цен производители теряют стимулы для развития, из-за чего появляется риск появления дефицита или черного рынка товаров. Если рост цен стабильный, то регулирование затрудняет подстройку спроса и предложения под возросший уровень цен, считают эксперты. В такой ситуации эффективнее поддержать уязвимые группы потребителей, потому что это компенсирует «провалы рынка» и не отменяет действие рыночных механизмов, отмечается в записке.

Целевую поддержку населения в августе поддержал глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Он заявлял, что искусственное сдерживание цен разумно только в том случае, когда такая мера действует менее трех-четырех месяцев. По его словам, адресные субсидии или скидки на определенные товары для особо нуждающихся категорий граждан могли бы стать хорошей альтернативой.

Ранее сообщалось, что регионы России нашли способы борьбы с инфляцией. Годовая инфляция в РФ обновила рекорд пятилетней давности. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что правительство РФ работает над снижением уровня инфляции.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Урала в telegram-канале URA.RU и получайте все самые важные известия с доставкой в вашу почту в нашей ежедневной рассылке.

Целевая поддержка населения превосходит искусственное сдерживание цен в борьбе с инфляцией. Об этом заявили в аналитической записке эксперты Центробанка. «Такая форма поддержки [в виде адресных выплат] вносит значительно меньше искажений в динамику экономической активности, инфляции и инфляционных ожиданий. Это имеет важное значение для поддержания устойчивого роста экономики темпами, отвечающими ее потенциалу», — считают авторы аналитической записки, опубликованной на сайте регулятора. По мнению аналитиков Банка России, из-за искусственного регулирования цен производители теряют стимулы для развития, из-за чего появляется риск появления дефицита или черного рынка товаров. Если рост цен стабильный, то регулирование затрудняет подстройку спроса и предложения под возросший уровень цен, считают эксперты. В такой ситуации эффективнее поддержать уязвимые группы потребителей, потому что это компенсирует «провалы рынка» и не отменяет действие рыночных механизмов, отмечается в записке. Целевую поддержку населения в августе поддержал глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Он заявлял, что искусственное сдерживание цен разумно только в том случае, когда такая мера действует менее трех-четырех месяцев. По его словам, адресные субсидии или скидки на определенные товары для особо нуждающихся категорий граждан могли бы стать хорошей альтернативой. Ранее сообщалось, что регионы России нашли способы борьбы с инфляцией. Годовая инфляция в РФ обновила рекорд пятилетней давности. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что правительство РФ работает над снижением уровня инфляции.

три вызова для центральных банков — ECONS.ONLINE

Центральные банки столкнулись с тремя вызовами, которые могут определить их будущее как института на годы вперед, считает Клаудио Борио, глава денежно-кредитного и экономического департамента Банка международных расчетов. Первый вызов заключается в том, что экономические условия для принятия решений чрезвычайно усложнились из-за беспрецедентного сжатия «пространства для маневра» монетарной политики. Интеллектуальный вызов в том, что реальные факты все чаще тестируют на прочность устоявшиеся аналитические парадигмы, служащие опорой для принятия центральными банками решений. Институциональный вызов в том, что в будущем независимость центробанков может оказаться под угрозой.

Способам ответа на эти вызовы Борио посвятил свою лекцию на David Finch Lecture 2021 Мельбурнского университета. «То, что я расскажу, является моим очень личным мнением. Это позволит мне быть более провокационным и стимулировать дискуссию», – уточнил Борио. «Эконс» публикует выдержки из лекции.

David Finch Lecture

Серия публичных лекций Мельбурнского университета названа именем его выпускника Дэвида Финча, в 1950 г. начавшего работу в учрежденном незадолго до этого (в 1945 г.) МВФ и до 1987 г. возглавлявшего в нем ключевой департамент валютных и торговых отношений. В рамках этой серии лекций ежегодно (пандемический 2020-й стал исключением) университет приглашает выступить одного из известных и влиятельных мировых экономистов: среди спикеров были нобелевские лауреаты Джозеф Стиглиц и Роберт Шиллер, бывший глава Резервного банка Индии и бывший главный экономист МВФ Рагурам Раджан, главный экономист (до 2021 г.) Банка Англии Энди Холдейн.


Потеря пространства

– Основная проблема, с которой сталкиваются центральные банки, – это ограниченное пространство для монетарной политики: ставки во всем мире исключительно низки, особенно в развитых странах, где они близки к нулю, а в некоторых случаях даже ниже, что исторически беспрецедентно. Отчасти из-за этого реальные ставки никогда не были отрицательными так долго, как в последние годы. Балансы центральных банков выросли до уровней, которые наблюдались только во время войн, – 40–60% ВВП у основных мировых центробанков, у некоторых еще выше.

Эта потеря «пространства для маневра» по своей природе – вовсе не техническая: технически центральные банки могут дальше двигать процентные ставки все ниже нуля, и нет или почти нет никаких ограничений в том, сколько ликвидности они могли бы влить или сколько активов выкупить. Ограничения носят экономический и политический характер. Даже если будет преодолена нулевая нижняя граница – мы не знаем, как на это отреагируют экономические агенты. Кроме того, выкупая все больше активов, центральные банки рискуют выглядеть «подрывателями» основ рыночной экономики.

Почему произошла потеря этого пространства? Безусловно, повлияли два крупных кризиса – глобальный финансовый и пандемический, когда центральным банкам пришлось приложить все усилия, чтобы стабилизировать финансовую систему и экономику в лучших традициях кредитора последней инстанции. Однако это еще не все, кризисы – это просто эпизоды, хотя их последствия и бывают долгосрочными.

Сыграли роль еще два экономических фактора, один из которых хорошо известен, а роль второго недооценена, но они связаны между собой.

Первый фактор – то, что инфляция оказалась довольно нечувствительной к смягчению денежно-кредитной политики, тем самым помешав центральным банкам подтолкнуть ее вверх к целевому уровню после завершения глобального финансового кризиса. При этом усиливаются опасения, что инфляционные ожидания могут быть довольно ретроспективными (backward-looking), то есть основанными на прошлой инфляции, и не реагировать на заявления центробанков. Тогда, несмотря на все усилия центробанков, инфляция останется крайне низкой.

Второй, привлекающий меньшее внимание фактор – это усиление значимости финансового цикла как экономического феномена (под финансовым циклом имеется в виду экспансия и последующее сжатие финансовых рынков в силу самоусиливающегося взаимодействия финансовых условий, цен на активы и аппетита к риску). До начала 1980-х гг. рецессии были спровоцированы ростом инфляции, который вызывал раунды ужесточения денежно-кредитной политики, замедлявшие экономику. Однако с начала 1980-х рецессии часто были вызваны разворотом финансового цикла (косвенным показателем тут может служить отклонение соотношения кредита с ВВП от долгосрочного тренда), и экспансия сменялась последующим сокращением без существенного изменения инфляции и, соответственно, денежно-кредитной политики (естественно, коронакризис тут является исключением, вызванным неэкономическими факторами).

Почему эти два фактора – «невосприимчивость» инфляции и усиление роли финансового цикла – связаны?

Нет никаких сомнений, что причиной последнего стала либерализация финансового рынка. Глобализация, вероятно, оказала стойкое понижательное давление на инфляцию: трудно поверить, что инфляционные процессы останутся невосприимчивы к присоединению к глобальной экономике 1,6 млрд низкооплачиваемых рабочих из Китая, стран бывшего советского блока и других открывших свою экономику развивающихся стран. Возможно, глобализация снизила возможность влиять на ценообразование для труда и фирм, тем самым подорвав инфляционный механизм «рост зарплат – рост цен» и сделав его реализацию менее вероятной. В то же время, когда инфляция оставалась низкой в период экономического роста, не было причин для ужесточения денежно-кредитной политики, которая в силу этого не была противовесом финансовому буму.

Когда бум превратился в спад, центральные банки, естественно, значительно смягчили политику и – поскольку инфляция так и не появлялась – продолжали придерживаться этого курса, тем самым подталкивая процентные ставки еще сильнее вниз. Пространство для маневра постепенно сокращалось.

Это создает риск долговой ловушки. По мере падения процентных ставок – номинальных и реальных – отношение долга к ВВП растет, и экономика становится все более уязвимой к повышению ставок, что, в свою очередь, затрудняет их повышение. Другими словами, низкие ставки порождают еще более низкие ставки.

Что может быть решением проблемы? Частично решение могло бы быть в том, чтобы следовать более антициклической политике в периоды экономического роста. Отсюда вытекает значимость аналитических парадигм, которые могли бы помочь в выработке мер политики.

Три убеждения

– Укоренившиеся экономические убеждения, лежащие в основе доминирующих аналитических парадигм, также могли способствовать потере «запаса» для монетарного маневра и могут усложнить поиски его восстановления. Если мой анализ в целом верен, стоит пересмотреть эти интеллектуальные макроэкономические парадигмы, чтобы взглянуть на мир по-другому.

Первое убеждение состоит в том, что экономические колебания отражают экзогенные шоки, а не внутренне нестабильную динамику. Возможны мириады потрясений, после которых экономика плавно возвращается к своему обычному состоянию. Финансовые факторы играют роль, но влияют только на устойчивость воздействия потрясений, а не на плавный возврат к устойчивому состоянию.

Такая точка зрения в буквальном смысле исключает бизнес-циклы, в которых периоды роста сеют семена последующего спада. В более широком смысле она также исключает, что мягкая монетарная политика в периоды роста может создавать условия для последующего спада: она при таком подходе может вызвать рецессию только тогда, когда позволяет инфляции расти, а затем резко жмет на тормоза, либо если ей не удается адекватно отреагировать на шок. Например, если, опять же, понимать буквально, то стабильность цен является достаточным условием макроэкономической стабильности – это широко известный результат «божественного совпадения» (divine coincidence – когда политика по стабилизации инфляции одновременно является политикой по поддержке занятости. Традиционно считалось, что центробанки должны делать выбор между инфляцией и поддержкой занятости (или выпуска), – так, задача снижения инфляции требует повышения ставок, но такая политика увеличит безработицу. Но, например, в период глобального финансового кризиса инфляция замедлилась, а безработица выросла, – для возврата и того и другого к своим долгосрочным устойчивым уровням требовалось смягчение монетарной политики.Прим. «Эконс»).

Второе убеждение заключается в том, что денежно-кредитная политика оказывает лишь краткосрочное влияние на реальную экономику – в долгосрочной перспективе деньги нейтральны. Этот взгляд имеет гораздо более долгую историю и так же, как первое убеждение, встроен в новокейнсианские экономические модели. Его следствием является вывод, что в долгосрочной перспективе так называемая естественная, или нейтральная, ставка складывается за счет равновесия на рынке независимо от денежно-кредитной политики.

В свою очередь, эта концепция тесно связана с вопросом о «пространстве для маневра»: она подразумевает, что единственный способ для монетарной политики увеличить этот запас прочности – поднять инфляцию, чтобы номинальные ставки повысились наряду с ней. Центральные банки должны снизить ставки сегодня, чтобы завтра повысить инфляцию – то есть, парадоксальным образом, чтобы завтра увеличить «пространство для маневра», сегодня его надо еще больше уменьшить. Однако если действовать таким образом, это само по себе не лишено рисков, к тому же, учитывая отсутствие реакции инфляции на монетарную политику, запас прочности можно истощить еще больше и еще быстрее.

Третье убеждение заключается в том, что постоянное снижение уровня цен – дефляция – обходится очень дорого. Это повышает актуальность мягкой монетарной политики. Но когда спрос сжимается, а ставки на нуле, то центробанки мало что могут сделать (если оставить за скобками политику по выкупу активов). Тогда дефляция приводит к росту реальных ставок, и спрос сжимается еще больше, что и отражают новокейнсианские модели: при достижении нулевой нижней границы экономика может застрять в дефляционном равновесии с низким объемом выпуска. Риск так называемой «японизации» (сочетание крайне низких темпов роста, низкой инфляции и низких ставок в Японии на протяжении десятилетий после краха пузыря на рынке недвижимости в начале 1990-х. – Прим. «Эконс») воплощает этот страх – хотя на самом деле в расчете на душу населения рост ВВП Японии выглядит привлекательнее, чем во многих других развитых странах.

Убеждения основаны на доказательствах. Это верно и в отношении трех перечисленных выше убеждений: их поддерживает огромное количество научных работ.

В то же время взгляды на экономику менялись. А интерпретация доказательств требует большой дозы суждений. Кроме того, экономика – это не стационарная система, она меняется, и иногда радикально, в том числе в ответ на политику. Возможно, это объясняет, почему новокейнсианская парадигма столкнулась со сложностями ее согласования с событиями глобального финансового кризиса. И он несколько поколебал эти три убеждения.

Раскачивание опор

– Так, в отношении первого из убеждений – взгляда на бизнес-цикл как на шок и последующий возврат к устойчивому состоянию – все чаще признается, что эндогенный компонент экономических колебаний существенен и его нельзя игнорировать. Растет и признание важности финансовых факторов – о чем упомянул глава ФРС Джей Пауэлл в своей речи в Джексон-Хоуле в 2020 г. В более общем плане концепция финансового цикла находится в самом сердце макропруденциальной реформы, реализованной после глобального финансового кризиса и направленной на устранение процикличности финансовой системы, то есть ее тенденции усиливать экономические колебания.

Тем не менее между центральными банками и исследователями все еще существует определенный разрыв. С одной стороны, у вас есть макроэкономисты, консультирующие по вопросам денежно-кредитной политики, для которых парадигма «шок – возврат к устойчивому состоянию» является эталонной. С другой стороны, у вас есть экономисты, консультирующие по вопросам политики финансовой стабильности, для которых финансовый цикл играет аналогичную роль. Согласование этих точек зрения остается на усмотрение высокопоставленных лиц, принимающих решения, и это согласование проводится на основе суждений.

Преодоление разрыва во взглядах неизбежно потребует времени. Кроме того, еще нет адекватных операционных моделей, которые могли бы согласовать эти точки зрения, в результате анализ часто по-прежнему проводится по отдельным, а иногда и полностью параллельным маршрутам. И даже несмотря на то, что роли финансовой уязвимости в колебаниях деловой активности теперь уделяется гораздо больше внимания, существует значительный скептицизм относительно того, применима ли тут денежно-кредитная политика: пруденциальные инструменты обычно считаются гораздо более подходящими.

Если первое убеждение начало подвергаться сомнению, то нельзя сказать то же самое в отношении второго и третьего – то есть что монетарная политика в долгосрочной перспективе нейтральна и естественная процентная ставка для нее экзогенна и что издержки дефляции высоки. Точнее, некоторые передовые экономисты уже построили модели, в которых нейтралитет монетарной политики не соблюдается (например, вот и вот). Точно так же некоторые экономисты выразили сомнения относительно издержек дефляции: Мартин Фельдштейн (президент Национального бюро экономических исследований с 1978 по 2008 г., главный экономический советник президента Рональда Рейгана, член Консультативного совета по восстановлению экономики при президенте Бараке Обаме.Прим. «Эконс») и Рагурам Раджан (бывший глава Резервного банка Индии и бывший главный экономист МВФ. – Прим. «Эконс») дошли даже до того, что назвали дефляцию «пугалом» и «призраком» (.pdf).

Однако это исключения. Большинство официальных позиций, а также эмпирических и теоретических работ все еще воплощают эти убеждения. Более того, опасения по поводу дефляции стали причиной длительного поддержания мягкой монетарной политики.

Альтернативный взгляд на мир

– Почему эти два убеждения остаются столь устойчивы? Возможно, взгляд на нейтральность денежно-кредитной политики слишком глубоко укоренился в экономическом мышлении, а Великая депрессия с ее очередями безработных и падающими ценами оставила глубокий след в умах людей. Но давайте рассмотрим эти два убеждения более критически.

Изменение денежно-кредитной политики означает не изменение количества денег, а изменение процентных ставок. Эластичность различных видов расходов, не в последнюю очередь расходов на капитальные товары, которые оказывают постоянное влияние на экономику, сильно различается. После признания того, что денежно-кредитная политика влияет на финансовый цикл, трудно поверить, что она может быть нейтральной на любом горизонте. Имеются веские доказательства, что финансовые бумы и спады оставляют «шрамы» на «теле» экономики, особенно если сопровождаются банковскими кризисами. Это свойство финансовых кризисов сохранять свое влияние, даже когда они устранены, отличается (хотя и дополняет) от стандартного объяснения зависимости уровней ВВП от прошлых потрясений, в котором дефицит совокупного спроса подрывает трудовые навыки или препятствует инвестициям и инновациям.

В концептуальном плане странно утверждать – как это делают многие, – что равновесная процентная ставка может нанести серьезный макроэкономический ущерб в какой-то момент в будущем, способствуя финансовой нестабильности. Выпуск должен быть в равновесии и сегодня, и завтра. Более качественное моделирование финансовой системы наверняка привело бы к другой оценке равновесной ставки.

В недавней работе мы с коллегами взялись за эту проблему. Наша теоретическая модель имеет три ключевые, взятые из реальной жизни особенности. Во-первых, центробанки устанавливают реальную ставку в каждый момент времени. Во-вторых, банки создают деньги за счет кредитования, а не просто распределяют ресурсы и сбережения, как в стандартных моделях. Дополнительная покупательная способность позволяет уравновесить рынок товаров, и реальная ставка процента больше не скована сбережениями и инвестициями – не существует единственной ставки. Экономика адаптируется к ставке центробанка. В-третьих, банки берут на себя больше риска в моменты финансового расширения по сравнению с периодами сжатия. Это порождает эндогенные финансовые бумы и спады. Таким образом, рост выпуска в краткосрочной перспективе происходит за счет более масштабных рецессий в будущем. Более того, если в модели ограничить центробанк лишь постепенным изменением ставки (как это в реальности обычно и бывает), то она имеет тенденцию снижаться со временем, поскольку рецессии становятся глубже и продолжительнее. Это одна из возможных формализаций упомянутой выше «долговой ловушки».

Все исследования, которые позволяли данным «говорить более открыто» и рассматривали взаимосвязь между драйверами сбережений, инвестиций и реальными ставками на больших отрезках времени, с трудом эту взаимосвязь обнаруживали. Исследование, которое мы с соавторами провели на основе данных с 1870-х гг. для нескольких стран, привело нас к тому же выводу. Более того, мы обнаружили доказательство связи между реальной ставкой и режимом монетарной политики ( исследование коллег дополняет наши результаты).

Это подводит меня к третьему распространенному убеждению: издержкам дефляции. Насколько обоснованна связь между дефляцией и ослаблением выпуска экономики? Ответ – «меньше, чем можно было бы подумать».

Концептуально, и это признанный факт, связь между дефляцией и слабостью выпуска не так сильна. Проще говоря, ответ зависит от того, объясняется ли снижение уровня цен факторами предложения или факторами спроса, даже если зарплаты и цены негибкие. Глобализация, технологии и демография – факторы предложения. Рост, например, рабочей силы или улучшение технологий сдвигают совокупное предложение – цены падают, а выпуск растет.

Более того, если мы выходим за рамки моделей одного продукта (или их эквивалента), различие между фундаментальными изменениями относительных цен и инфляции становится важным: дефляция может быть оптимальной, причем даже в новокейнсианских моделях.

Почему? Цены на товары, в производстве которых производительность растет медленнее, должны снижаться по отношению к остальным. В новокейнсианской модели, чтобы минимизировать эти адаптационные издержки, необходимо стабилизировать более жесткие цены. Но более жесткие цены характерны для товаров, в производстве которых относительно медленнее растет производительность (подумайте, например, о ценах на услуги в сравнении со многими промышленными товарами). В результате поддержание этих цен стабильными означает снижение всех остальных цен. То есть дефляцию. Это перекликается с поведением инфляции на фоне глобализации, сдерживающей изменение цен на торгуемые товары.

Эмпирически трудно найти систематическую связь между дефляцией и слабостью производства – Великая депрессия является тут скорее исключением, чем правилом. Несколько исследований, в том числе наше с соавторами, подтверждают эту точку зрения. Более того, не нужно углубляться в историю, чтобы найти эпизоды «безобидной» дефляции: в последние годы Китай, Норвегия и Швейцария, наряду со многими другими, являются яркими примерами.

Это поднимает более общий вопрос – о поведении инфляции на очень низких уровнях. Я бы предположил, что могут быть причины, по которым, при прочих равных, инфляция может иметь сильную склонность удерживаться в пределах диапазона тогда, когда центробанк ее снизил благодаря пользующемуся доверием режиму денежно-кредитной политики. И тогда инфляционные ожидания могут не очень зависеть от заявлений центрального банка и быть менее чувствительны к инфляции, потому что агенты, вероятно, будут уделять ей меньше внимания, поскольку она мало влияет на их решения (это то, что некоторые экономисты называют «рациональным невниманием»). [Бывший глава ФРС] Алан Гринспен очень точно определил стабильность цен как «состояние, при котором ожидаемые изменения общего уровня цен не влияют на решения бизнеса и домашних хозяйств». Многие страны недалеки от этого состояния.

Инфляционные ожидания могут иметь более слабое влияние на инфляцию также в том случае, если ослаблена переговорная и ценовая власть: например, независимо от того, что рабочие ожидают роста инфляции, они могут неохотно требовать повышения заработной платы из-за опасений потерять работу. Структурные силы будут играть более значимую роль.

Другой взгляд – другая политика

– Подчеркну, что ключевой вызов денежно-кредитной политики – восстановить пространство для маневра и буферы. Экономика, которая работает с небольшим запасом прочности, подвержена риску и уязвима. Создание буферов особенно важно после кризиса COVID-19, который также резко сократил и резервы для бюджетной политики.

Если вышеизложенный анализ является лучшим приближением к реальности, чем доминирующие взгляды, то появляется дополнительная гибкость для постепенного наращивания таких буферов. Издержки нормализации [монетарной политики] окажутся ниже, потому что ниже риск снижения инфляции. При этом выгоды будут выше, так как более высокие ставки сократят потенциальные побочные эффекты продолжительного сохранения ставок на низком уровне («low for long»), которые возникают в финансовой системе. Дополнительная гибкость означает, что можно будет допустить более значительные и более продолжительные отклонения инфляции от узко заданных таргетов. Ключевой вопрос здесь – горизонт политики.

В то же время очевидно, что денежно-кредитная политика не может эффективно решать межвременные компромиссы, связанные с финансовым циклом и тенденцией к увеличению задолженности. Поддержка микро- и макропруденциальной политики, налогово-бюджетной политики и даже структурной политики имеет решающее значение – как часть того, что можно назвать целостной «системой макрофинансовой стабильности». Это очень большая работа.

Центральные банки переживают особенно тяжелые времена, и именно в такие периоды необходимо задавать вопросы об аналитических парадигмах и пересматривать убеждения. Обзоры центральных банков своих основ денежно-кредитной политики свидетельствуют о важности этой задачи. Как однажды сказал физик Ричард Фейнман о науке, «чтобы добиться прогресса, нужно оставить дверь в неизвестность приоткрытой». Это касается всех нас – и особенно сферы экономической науки.

Причины возникновения инфляции

Основа инфляции

Инфляция представляет собой рост общего уровня цен на продукцию и услуги, который сопровождается определённым снижением покупательской способности денег или их обесцениванием. Инфляция приводит к перераспределению национального дохода секторов экономики, коммерческих структур, государства и хозяйствующих субъектов.

Инфляция является непрерывным ростом среднего уровня цен в экономике, обесцениванием денежной массы. Это происходит из-за того, что в экономике денежных средств становится больше, чем необходимо. Более точное определение инфляции, которое учитывает причины возникновения инфляции, представляет собой инфляцию в виде дисбаланса спроса и предложения, которое проявляется в увеличении цен или в обесценивании денег. Инфляция является серьезной макроэкономической проблемой, которая появляется при возникновении денег, с функционированием которых она связана напрямую.

Основные причины инфляции

В соответствии с определением инфляции можно выделить несколько основных причин инфляции:

  1. Дефицитный бюджет, государство для того чтобы покрыть расходы выпускает дополнительные денежные средства.
  2. высокая степень непроизводственных государственных расходов, которая приводит к затратам труда человека. Данный выпуск не оборачивается ростом выпуска потребительских товаров.
  3. Товарный дефицит, который способен привести к отрыву предложения и спроса.
  4. Монопольное положение определенных предприятий, которое позволяет наращивать цены на товар.
  5. Отставание роста зарплаты от роста производительности труда. Также к этому пункту можно отнести причины: необоснованная денежная эмиссия, неадекватная налоговая политика и инфляционные ожидания.

Причины возникновения инфляции в России

В России, прежде всего, причиной инфляции является несбалансированные государственные расходы и доходы, которые выражаются в дефиците государственного бюджета. Данный дефицит финансирования происходит через займы в Центральном эмиссионном банке государства, через использование роста массы денег в обращении.

Особенно опасными являются для возникновения инфляции инвестиции, которые связаны с милитаризацией экономики. Происходит непроизводственное потребление национального дохода на военные цели, что ведет к потере единого богатства. Также причиной инфляции в России является рост цен, связанный с изменениями структуры рынка. Причина также заключается в открытости экономики определённого государства и всё большее втягивание в мирохозяйственные связи. Здесь появляется опасность импортируемой инфляции, которая происходит через импортное сырье и потоки спекулятивного капитала.

Монетарные причины инфляции

Причины возникновения инфляции могут быть монетарными, внешними и структурными. Монетаристы считали, что инфляция вызывается денежными факторами, включающими финансовую политику государства. Среди монетарных причин инфляции можно выделить:

  1. не соответствующий денежный спрос, при котором спрос на продукцию растет и превышает размер оборота продукции.
  2. рост дохода над потребительскими расходами,
  3. дефицит бюджета государства,
  4. милитаризация экономики и увеличение военных доходов
  5. большой объем инвестирования,
  6. увеличение скорости обращения денежной массы,
  7. рост заработной платы, который опережает рост производства и рост производительности труда.

Структурные и внешние причины возникновения инфляции

Среди структурных причин можно назвать деформацию народнохозяйственной структуры, которая отражается в отставании в развитии отраслей в потребительском секторе. Также структурными причинами может быть снижение эффективности капитала, вызывающее увеличение потребления, монополия страны на внешнюю торговлю и несовершенство управленческой системы.

Внешними причинами могут быть мировые кризисы, включая сырьевые, энергетические, экологические. Любой мировой кризис сопровождается большим ростом цен на нефть, сырье и др. Также внешними причинами является уменьшение поступлений от внешней торговли, отрицательное сальдо внешнеторгового баланса, обмен банками национальной валюты на иностранную, вызывающий потребность в дополнительной денежной эмиссии.

Примеры решения задач

Как защитить свои деньги от инфляции в 2022 году

По мнению экспертов, в 2022 году уже не будет продолжения безудержного роста рынков, на котором зарабатывали биржевые игроки по всему миру. Инфляция, как наконец стало понятно  мировым центральным банкам, носит не временный, а постоянный характер. Отсюда — ожидаемое ужесточение политики ведущих регуляторов.

Неопределенности на рынках добавляет ряд тревожных фактов.

Во-первых, поступает противоречивая информация о новом штамме «Омикрон». Во-вторых, продолжаются проблемы у девелоперов и IT-компаний в Китае. В-третьих, сохраняется геополитическая напряжённость в отношениях России и «западных партнеров».

— На этом тревожном фоне, можно обратить внимание на существенно просевшие в цене российские активы, а также на ОФЗ со сроком 1,5-2 года, доходности по которым достигают 8,8%, что на 0,5% выше инфляции. Неплохо защитят денежные сбережения от обесценивания облигации крупных российских компаний – они сегодня дают заработать на 1-1,5% больше, чем ОФЗ. Российские дивидендные акции, например, «Норникеля» или «Лукойла», у которых отсечка в январе 2022 г., также достаточно привлекательны, — комментирует финансовый эксперт-аналитик компании “Винвестор” Андрей Тарасов.

— Куда инвестировать в 2022 году? Я рекомендую такие защитные инструменты, как акции, облигации, а также драгоценные металлы и недвижимость. Самостоятельно сформировать портфель, исходя из конкретных финансовых целей и риск-профиля, сегодня активно помогают профессионалы – инвестиционные советники, реестр которых ведет Центробанк РФ, — предлагает партнер сервиса «Советники Винвестора» Виталий Шевелев.

Главная опасность в 2022 году поджидает владельцев накоплений, не вложивших свои сбережения в защитные активы. Если вы хотите инвестировать деньги в акции и облигации, лучше всего воспользоваться таким инструментом как ИИС (индивидуальный инвестиционный счет), который дает серьезные налоговые льготы и, следовательно, возможность заработать на налоговом вычете.

— Для того, чтобы средства не съела инфляция, нужно не только искать выгодные с точки зрения доходности финансовые инструменты, но и сокращать расходы при инвестировании. Например, можно подобрать брокера с выгодным тарифом или инвестиционный фонд с оптимальной комиссией. Вкладывать деньги на фондовом рынке лучше через ИИС, чтобы воспользоваться льготой от государства. Если покупать ценные бумаги и возвращать налоговый вычет каждый год в течение минимум трех лет, это будет неплохим сочетанием надёжности и выгоды. Для наиболее консервативных инвесторов сегодня я бы посоветовал облигации надежных эмитентов, купленные на ИИС тип А, — прокомментировал финансовый эксперт-аналитик компании “Винвестор” Андрей Тарасов. 

— Самый простой и надежный способ, который я рекомендую уже который год, чтобы защитить деньги от инфляции — это покупка ОФЗ 52001 ИН. Номинал этих государственных облигаций привязан к динамике ИПЦ (индекса потребительских цен) + 3% купон. Это даст на горизонте до августа 2023 года (дата погашения) доходность ~ = инфляция +2.5%, — прокомментировал Виталий Шевелев, инвестиционный советник (№48 в реестре ЦБ РФ), партнер сервиса «Советники Винвестора».

После того как ЦБ повысил ставку рефинансирования, стали выгодны и банковские вклады. Какие сейчас есть предложения по депозитам? Как выбрать наиболее привлекательное предложение?

По итогам первой декады декабря, средняя максимальная ставка по вкладам десяти банков страны, привлекающих наибольший объём депозитов в рублях, достигла 7,38% — максимума с мая 2019 года. Судя по динамике ключевой ставки – это не последний рекорд в ближайшей перспективе.

— Появляются специальные предложения, вклады с повышенными ставками. Здесь совет может быть следующим. Прежде всего, определите «шорт-лист» банков, которым вы доверяете. Для этого можно воспользоваться текущими рейтингами – они находятся в открытом доступе. Затем убедитесь, что у банка действительно есть специальное предложение, и оно не является маркетинговым трюком. Следом предельно внимательно ознакомьтесь с условиями: где-то вы можете получить повышенную ставку, если будете пользоваться картой банка и тратить определенную сумму, а где-то могут быть и другие нюансы. И только затем выберите «свой» вклад», — советует финансовый эксперт-аналитик компании “Винвестор” Андрей Тарасов.

Белоусов: инфляция в РФ в 2021 году ожидается в интервале 4,5-5,0% — Россия |

2 июня. Interfax-Russia.ru — Ожидания правительства по инфляции в РФ в 2021 году немного подросли — до 4,5-5,0% — и приблизились к прогнозу ЦБ (4,7-5,2%).

«Моя оценка сейчас — от 4,5% до 5%, она примерно сейчас соответствует ожиданиям Минэкономразвития, у Центрального банка оценки чуть выше», — заявил первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов журналистам в среду в кулуарах Петербургского международного экономического форума.

Официальный прогноз правительства по инфляции (сделанный в апреле) равняется 4,3%, прогноз ЦБ — 4,7-5,2%. Сам Белоусов еще в мае заявлял, что ожидает инфляцию по итогам года в интервале 4-4,5%, но теперь ожидания немного выросли.

«Но мы видим, что сейчас происходит на мировых рынках, и это, конечно, некоторую тревогу внушает всем», — сказал Белоусов о новых ожиданиях по инфляции.

Как сообщалось, инфляция в РФ с начала года к 24 мая, по данным Росстата, составила 3,2%.

Комментируя вопрос, что означает его поручение ведомствам «сформировать целевые значения цен на социально значимые товары, исходя из оценки колебаний мировых цен», Белоусов отметил, что протокольное слово «целевые» не в полной мере отражает смысл — и речи о таргетировании цен, конечно, не идет.

«Нет, боже упаси», — ответил он на вопрос, можно ли эту поручение воспринимать в качестве планов таргетирования цен на товары.

«Речь идет вот о чем: у нас есть соответствующее поручение председателя правительства — нам нужно создать механизм оценки рисков переноса инфляции», — сказал он.

«То, что мы сейчас видим — это не уникальная ситуация. Она уникальна в масштабах происхождения этой постковидной волны, но в принципе волатильность на рынках и по зерну, и по металлам — дело абсолютно не новое. Мы видим, что в отсутствие экспортных пошлин есть прямой перенос мировой инфляции на внутренние рынки по каналам экспорта», — пояснил Белоусов суть проблемы.

«Чтобы оценивать последствия, предлагается сделать следующий механизм, и он сейчас разработан. Строятся индикаторы мировых цен, мы выделили порядка десяти позиций, по которым будем отслеживать: это основные продукты питания — зерно, растительное масло, это черные металлы, цветные металлы — медь, алюминий, это лес, фрахт и бензин. Будет выстроен следующий алгоритм: по этим товарам созданы рабочие группы, они определяют строение мирового индикатора, который нам говорит о росте цен. Выстраиваются модели влияния мировых цен на внутренние цены — и вот здесь появляется индикативная цена. Это просто расчетные цены — какие будут цены, если ничего не делать — и мы смотрим на отклонение. У нас есть дефляторы, которые ежегодно считает Минэкономразвития для гособоронзаказа и так далее. Смотрим насколько отклоняемся/не отклоняемся, насколько возникают угрозы. Выстраиваются профили риска и тогда соответствующие министерства и правительство в целом получают информацию о том, где возникают риски и какие меры нужно предпринимать дополнительно, чтобы здесь сработать», — объяснил первый вице-премьер механизм построения индикативной цены на тот или иной товар.

Инфляция в Казахстане: что это такое, и как на неё влияет ожидание роста цен?

Недавнее высказывание Данияра Акишева о том, что инфляция происходит, потому что население само ждёт роста цен, вызвало неоднозначную реакцию со стороны общества. Его расценили как перенос ответственности с Нацбанка на население страны. Informburo.kz рассказывает, что такое инфляция, из каких факторов складывается эта цифра и правда ли на неё влияют ожидания населения и бизнеса.

№1. Что такое инфляция?

Инфляция – повышение общего уровня цен на товары и услуги. Для населения она выражается в том, что у денег снижается покупательная способность: сейчас на 500 тенге вы можете купить меньше товаров, чем год назад. Получается, что из-за инфляции деньги обесценились.

Бывает и обратная ситуация, когда общий уровень цен снижается. Этот процесс называется дефляцией. Она может носить сезонный характер: например, цены на овощи снижаются после сбора урожая. Длительная дефляция плохо сказывается на экономике, потому что в обращении становится меньше денег, падает спрос на товары и услуги. В такой ситуации приходится сокращать издержки: уменьшать объёмы производства, расходы на материалы, зарплаты и штат.

Поэтому высокий уровень как инфляции, так и дефляции может привести к экономическому кризису.

№2. Как вычисляется уровень инфляции?

Уровень инфляции рассчитывается с помощью индекса потребительских цен (ИПЦ). Этот показатель отражает средний уровень цен на продукты и услуги, которые входят в потребительскую корзину (перечень типичных товаров и услуг, которые требуются человеку для поддержания жизнедеятельности).

ИПЦ показывает, на сколько процентов изменились цены на такой набор. Например, рассчитали ИПЦ за сентябрь 2017 года в соответствии с сентябрём 2016 года. Индекс получился – 107,1. Это означает, что по сравнению с сентябрем прошлого года товары в потребительской корзине подорожали на 7,1%. Это и есть уровень инфляции.

№3. Кто рассчитывает индекс потребительских цен в Казахстане?

ИПЦ рассчитывается Комитетом по статистике Министерства национальной экономики Республики Казахстан. Данные обрабатываются ежемесячно и публикуются в открытом доступе на сайте Национального банка Казахстана.

№4. Что влияет на уровень инфляции?

На уровень инфляции влияет множество факторов. Среди них: доходы населения, уровень его занятости, уровень производства в стране, уровень конкуренции, цены на мировом рынке и инфляционные ожидания.

№5. Что такое инфляционные ожидания? Как они влияют на рост цен?

Инфляционные ожидания – это предположения населения и предпринимателей о том, насколько изменится уровень инфляции. Если участники рынка считают, что уровень инфляции будет высоким, то падает объём инвестиций в производство, бизнес и проекты. Производится меньше продуктов и услуг, становится меньше конкуренции, а цены поднимаются.

На бытовом уровне наши инфляционные ожидания тоже влияют на поднятие цен. Например, когда население считает, что какой-то товар подорожает, то начинает активно его покупать. Тогда товар становится редким, это подкрепляет ажиотаж и позволяет производителям поднять на него цены.

С января 2016 года в Казахстане ежемесячно проводится опрос, с помощью которого измеряют уровень инфляционных ожиданий. В опросе участвует 1500 взрослых респондентов. Данные опроса публикуются в открытом доступе на сайте НБК.

№6. Почему государство не сдерживает рост цен? Это же поможет избежать инфляции

Таким образом не получится избежать инфляции. Просто она будет «скрытой». Скрытая инфляция имеет свои последствия: на рынке возникает дефицит товаров. Например, государство говорит: «Продавайте литр молока не дороже 100 тенге». Для многих это оказывается нерентабельно, и они перестают производить молоко. На рынке появляется дефицит молока. Когда так регулируется цена, то получается, что внешне цены не растут, деньги у людей есть, но и купить на них мало что можно. Люди, которые жили в СССР, хорошо помнят, что такое дефицит и огромные очереди за товарами.

№7. Я заметил, что цены на продукты поднялись выше, чем официальный уровень инфляции. Почему?

Важно понимать, что для расчёта уровня инфляции берут средние цены на определённый набор продуктов. Поэтому в итоге получается тоже усредненный показатель. Но мы покупаем разные продукты по разным ценам, и дорожают они тоже по-разному. Поэтому для каждого существует своя индивидуальная инфляция, которая зависит от того, что он покупает. Отследить такую индивидуальную инфляцию можно, если вы записываете свои расходы.

№8. С инфляцией надо бороться? Как это делается?

Инфляция в рыночной экономике – нормальное явление. Небольшой уровень инфляции в 3-5% стимулирует развитие и модернизацию производства и бизнеса. С инфляцией не нужно бороться как с явлением. Ведь ваши расходы – это чьи-то доходы, и наоборот. Поэтому если цены будут падать, то в конечном итоге упадут и ваши доходы.

Другой вопрос, что в Казахстане уровень инфляции выше. Часто инфляция превышает заданный коридор в 6-8%. Из-за этого получается, что если рост доходов населения не поспевает за уровнем инфляции, то качество жизни снижается. Особенно страдают в этом случае социально уязвимые слои: пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи.

Что вызывает инфляцию? Экономисты указывают пальцем на разных виновников

Американцы продолжают сталкиваться с инфляционными бедами страны и слышать о них: они довольно ясно видят это в ценах на газ и продукты, а также в своих новостных лентах.

Уровень инфляции превысил 40-летний максимум, ранее установленный в декабре, но многим остается неясным, что на самом деле вызывает эту инфляцию и когда она прекратится. Для многих очевидно, что пандемия повлияла на экономические масштабы, но что именно вызывает падение покупательной способности доллара, остается неясным.

Однако это проблема не только обычного человека. В то время как большинство экономистов склонны признавать одни и те же причины инфляции, многие расходятся во мнениях относительно того, какие факторы больше всего способствуют росту цен, который продолжает раздражать американских потребителей.

Проблемы с цепочками поставок, растущий спрос, производственные затраты и большие фонды помощи — все это может сыграть свою роль, говорят они, но политика, как правило, заставляет указывать пальцем на цепочку поставок или Закон об американском спасательном плане стоимостью 1,9 триллиона долларов США. 2021 в качестве главных виновников.

Более аполитичная точка зрения может предполагать, что все должны сыграть свою роль в сокращении расстояния, которое может пройти доллар.

«Происходит стечение нескольких факторов — и то, и другое», — сказал Дэвид Вессель, директор Центра фискальной и денежно-кредитной политики Хатчинса в Институте Брукингса. «Есть много вещей, которые подстегивали спрос, и многое, что мешало предложению реагировать соответствующим образом, в результате у нас есть инфляция».

Он сказал, что бесспорно, что спрос в условиях пандемии экономики вырос из-за очень агрессивной фискальной и денежно-кредитной политики в ответ на Covid-19.Пакет стимулирующих мер администрации Обамы в ответ на рецессию 2008 года составил 787 миллиардов долларов; Пакеты мер по стимулированию пандемии между администрациями Трампа и Байдена достигают примерно 5 триллионов долларов.

Эта огромная сумма помогла восстановить спрос, но, к сожалению, цепочка поставок по-прежнему затруднена. Оглядываясь назад, Вессель сказал, что это 20/20, но он считает, что политика была необходима для равномерного восстановления.

Дин Бейкер, соучредитель левого Центра экономических и политических исследований, соглашается.Чтобы обеспечить равномерное восстановление по всей стране, эта помощь была необходима.

Тем не менее, по его словам, хотя стимул оказал положительное влияние на экономику, он появился из-за того, что пандемия заставила людей покупать товары, а не услуги. Эти покупки кушеток, автомобилей, холодильников и других предметов происходили, поскольку цепочка поставок в стране оставалась осажденной, что привело к росту спроса.

«Я считаю это второстепенным, — сказал он, — но, несомненно, это было фактором, стимулировавшим инфляцию».

Осталось около 300 миллиардов долларов от акта, которому суждено уйти в штаты.Эксперты утверждают, что администрация Байдена перегрела экономику и проигнорировала признаки ее восстановления.

«Фискальная политика была чрезвычайно агрессивной, и главным примером был американский план спасения, принятый в марте прошлого года, который выстрелил базукой на 1,9 триллиона долларов в дефицит производства на 420 миллиардов долларов», — сказал Брайан Ридл, старший научный сотрудник Манхэттенского института. и бывший главный экономист сенатора Роба Портмана, штат Огайо.

Администрация Байдена, однако, непреклонна в том, что Закон об американском спасательном плане не привел к инфляции.Вместо этого он указывает на борьбу в цепочке поставок и корпорации, самостоятельно повышающие цены.

Белый дом также отметил инфляционные проблемы, с которыми сталкиваются другие страны, утверждая, что это не вопрос политики, а сложный период, вызванный пандемией, с которой сталкиваются многие страны.

«За последние шесть месяцев рост цен в Соединенных Штатах и ​​Европе в основном шел ноздря в ноздрю», — заявила в прошлом месяце пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки, когда были опубликованы данные по инфляции за январь. «В декабре ЕС наблюдалась самая высокая зарегистрированная инфляция за всю историю наблюдений. В Германии в декабре наблюдалась самая высокая инфляция с момента воссоединения. Таким образом, несмотря на различия между странами, это глобальное явление, вызванное этими глобальными проблемами».

Что остается бесспорным, так это то, что этот период инфляции мучает политические амбиции Белого дома.

После поражения в битве за «Восстановить лучше, чем было» сенатору Джо Мэнчину, D-WV, администрация Байдена стремилась проработать части пакета мер политики, который состоит из сокращения расходов и налогов на сумму около 2 триллионов долларов.

Похоже, что февральские цифры инфляции в 7,5 процента изменили масштабы этого разговора, особенно после того, как Манчин — решающий голос в Сенате для принятия любого демократического пакета — сказал, что так называемые «инфляционные налоги» «истощают с трудом заработанные зарплаты». каждого американца.

«Федеральной резервной системе уже пора заняться этим вопросом, и Конгресс и администрация должны действовать с осторожностью, прежде чем подливать масла в и без того горящую экономику», — сказал Манчин после того, как были опубликованы самые последние данные по инфляции. «Поскольку инфляция и наш государственный долг в размере 30 триллионов долларов продолжают расти, только в Вашингтоне, округ Колумбия, люди, кажется, думают, что дополнительные триллионы денег налогоплательщиков решат наши проблемы, не говоря уже об инфляции».

Некоторые утверждают, что корпорации могли бы играть более важную роль в снижении цен или в оказании помощи своим сотрудникам в их соблюдении без дальнейшего повышения цен.

Однако больше всего Бейкер и другие экономисты боятся спирали заработной платы и цен, когда рабочие требуют более высокой заработной платы для оплаты растущих цен, а в ответ предприятия повышают потребительские цены, чтобы равномерно компенсировать эти затраты.

Бейкер сказал, что не демонизирует корпорации, но ясно, что за последние два года они получили огромную прибыль.

«Я думаю, из данных ясно видно, что за последние два года произошел большой сдвиг в сторону прибыли», — сказал он. «Происходит то, что компании в ответ на дефицит поднимают цены, и это непропорционально идет на их прибыль. Мой вывод заключается в том, что у них есть возможность платить более высокую заработную плату, не наблюдая сокращения своей прибыли.”

Тем временем Федеральная резервная система заявила о своем намерении поднять процентные ставки для борьбы с инфляцией. Это, вероятно, поможет снизить потребительские расходы на крупные покупки и еще больше поможет охладить экономическую ситуацию.

Просто заявив о своем намерении, сказал Ридл, вы начнете помогать. Однако еще предстоит увидеть, насколько высоко центральный банк поднимет процентные ставки.

«Они должны быть осторожны, потому что мы все еще довольно слабы после рецессии, и экономика может довольно легко вернуться вниз», сказал он.

«Кроме того, повышение процентных ставок не исправит цепочку поставок. Пока мы не решим эту проблему, мы не сможем полностью решить проблему инфляции.»

3 Причины инфляции — BoyceWire

Инфляция издержек возникает, когда цена на ресурсы увеличивается, тем самым вынуждая предприятия перекладывать затраты на потребителя. Это может произойти из-за нескольких факторов. Например, цена на товары может начать расти, или рабочая сила может стать дороже из-за ужесточения рынка труда.

Инфляция издержек — наименее распространенная причина инфляции, которая обычно вызвана инфляцией спроса.

Когда обменный курс падает, для покупки того же количества товаров требуется больше валюты. Так что, если доллар США слабеет по отношению к китайскому юаню, цена на товары из Китая становится дороже. Это связано с тем, что для покупки того же количества китайских юаней требуется больше долларов США.

По мере того, как импортные товары становятся дороже, это имеет два последствия. Прежде всего, это создает инфляцию потребительских товаров.Например, холодильник из Китая будет стоить дороже, если обменный курс ослабнет. Опять же, это потому, что для покупки того же количества китайских юаней требуется больше долларов США.

Затем мы оказываем влияние на торговлю между компаниями. Для бизнеса, который зависит от поставок из другой страны, ослабление обменного курса окажет большое давление на затраты. Другими словами, стоимость ресурсов начинает расти.

Рост стоимости импорта оказывает давление на промышленные товары.В свою очередь, это влияет не только на товары конечного потребления, но и на экспорт за рубеж. Тем не менее, падение обменного курса должно компенсировать рост затрат, экспорт в другие страны должен оставаться стабильным для промышленных товаров, которые зависят от импортных ресурсов.

Инфляция может привести к росту цен на сырье. Одним из ярких примеров являются цены на нефть и газ. Поскольку они используются почти во всех сферах производства, любое повышение цены может напрямую повлиять на издержки фирмы.

Одной из причин повышения цен могут быть плохие результаты разведки или сокращение предложения на рынке.Богатые нефтью страны работают вместе через ОПЕК, чтобы ограничить предложение и искусственно повысить цены.

Затраты на ввод могут увеличиться по нескольким причинам. Например, может быть ужесточение рынка труда, что означает, что поставщики должны предлагать более высокие зарплаты. В качестве альтернативы может произойти ослабление местной валюты, что сделает импортные товары более дорогими. Или это может быть просто случай увеличения других расходов, таких как арендная плата или электричество.

Инфляция заработной платы обычно происходит в результате ужесточения рынка труда.Именно здесь фирмы стремятся расширяться и нанимать сотрудников, но им трудно найти необходимые таланты. В результате они начинают увеличивать предлагаемую зарплату, чтобы привлечь персонал. В свою очередь, это означает, что производственные издержки фирм увеличиваются, что переносится через более высокие цены на потребителей.

Мы также можем увидеть, как фирмы повышают заработную плату, чтобы сохранить таланты. Например, на рынке, где наблюдается нехватка предложения, для предприятий важно сохранить своих сотрудников. По мере того, как становится все труднее нанимать сотрудников, все более важным становится снижение текучести кадров.Это может принести им пользу в виде снижения текучести кадров, а также потенциального повышения производительности.

Инфляция, возникающая в результате стихийного бедствия, обычно представляет собой разовый шок, который повышает цены в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной перспективе цены снова падают. Это связано с тем, что эти стихийные бедствия влияют на поставку товаров.

Например, ураган, цунами или другое стихийное бедствие нарушает цепочку поставок. Товары не могут попасть туда, где они нужны, а предприятия могут быть не в состоянии получить свои поставки.Товары не могут быть доставлены в магазины, в результате чего жители остаются без достаточного количества еды, воды или других предметов снабжения. Это означает, что предложение ограничено, а в некоторых случаях цены растут, чтобы рационировать то, что осталось.

Некоторые цены могут повышаться во время стихийных бедствий, но мы будем рассматривать это как взвинчивание цен, что является незаконным во многих странах. Так много товаров оказывается в дефиците, поскольку цены не могут расти.

Инфляционный эффект стихийных бедствий может зависеть от того, какой ущерб они наносят и каким объектам. Например, японское цунами 2011 года нанесло большой ущерб нескольким местным производителям автомобилей. В общей сложности это обошлось 7 крупнейшим производителям в 5,6 миллиарда долларов. Это повлияло не только на окончательную цену японских автомобилей, но и на то, как в отрасли ведется бизнес.

Предприятия могут повысить цены в ответ на повышение государственных налогов. В таких странах, как Великобритания, окончательная цена включает налог на добавленную стоимость. Затем розничный торговец должен представить правительству квитанции об уплате налога на добавленную стоимость.Таким образом, любое повышение налогов обычно перекладывается на потребителя.

Тогда у нас есть другие формы налога. Например, деловые ставки, корпоративные налоги и другие косвенные налоги на поставляемые товары. Некоторые предприятия могут решить взять на себя расходы, в то время как другие могут переложить их на потребителя. На самом деле это зависит от того, насколько эластичен спрос. Другими словами, насколько потребители реагируют на цену. Для товаров, которые сильно реагируют на изменение цены, фирма может покрыть налоги. Однако в отношении товаров, которые не столь чувствительны к изменениям цен, фирмы могут переложить эти издержки на потребителя.

Снижение производительности — еще одна причина инфляции, которая может возникать из отрицательного эффекта масштаба. Например, по мере роста компании она может стать менее эффективной. Это может произойти по ряду причин, таких как использование большего количества персонала, чем необходимо, или расточительные процедуры управления.

Компании могут столкнуться со снижением производительности по мере их роста или могут быть другие факторы. Возможно, сотрудники все больше недовольны руководством, или оборудование начинает изнашиваться и становиться менее эффективным.

Снижение производительности означает, что для производства того же количества товаров требуется больше рабочих и ресурсов. В свою очередь, затраты на производство товара увеличиваются, которые компания может переложить на конечного потребителя, что приводит к инфляции.

Когда рынок контролируется одной компанией, это называется монополией. Это означает, что фирма может устанавливать цены без какой-либо конкуренции. Потребители не могут пойти куда-то еще, так как нет прямых товаров-заменителей. В свою очередь, они могут повышать цены с ограниченной потерей клиентов.

Это может быть основано на том, является ли товар, поставляемый монополией, эластичным или неэластичным. Другими словами, клиент может просто не покупать продукт, или это необходимость, которая нужна клиенту, что означает, что он очень неэластичен. Если товар эластичен и потребители могут пойти в другое место или без него, то монополия может быть не в состоянии повысить цены. Однако, если товар неэластичен, потребители менее реагируют на изменение цены, поэтому монополия может повысить цены.


Инфляция спроса – это когда цены растут в результате повышенного спроса.Предполагается, что предложение остается стабильным, поэтому избыток спроса приводит к росту цен.

Например, пекарня ежедневно выпекает 100 буханок хлеба и продает 100 из них за 1 доллар. Однако со временем пекарь начинает замечать, что клиенты приходят и просят хлеб после того, как он распродан. В свою очередь, пекарь начинает повышать цены, чтобы снизить избыточный спрос, зная, что хлеб популярен.

Проще говоря, инфляция спроса возникает, когда спрос превышает предложение.В результате цены растут, и начинается инфляция, поскольку фирмы повышают цены до тех пор, пока они не смогут удовлетворить новое предложение. Затем больший уровень доходов может быть израсходован на увеличение производства. Будь то больше персонала, больше техники или инвестиции в недвижимость.

Инфляция спроса является наиболее распространенной формой инфляции и, как правило, сегодня мы наблюдаем рост цен.

Когда экономика растет, она создает рабочие места, и долгосрочное будущее как работников, так и работодателей выглядит хорошо.В результате мы видим рост потребительских расходов. Это связано с тем, что потребители обычно чувствуют себя более защищенными и уверенными в периоды экономического бума, когда рабочих мест много.

Мы можем противопоставить это периодам экономического спада, когда люди боятся своей будущей работы. Если потребители опасаются, что в следующем месяце они могут остаться без работы, у них появляется стимул сокращать расходы и копить на предстоящие трудные времена.

Другой причиной инфляции являются потребительские ожидания. По мере того, как инфляция наступает и становится частым явлением в жизни, потребители начинают ее ожидать и соответственно планировать.

Например, увеличение инфляции на 10 процентов было бы экстраординарным в большинстве развитых стран, поскольку потребители привыкли к ставкам около 2 процентов.

Единовременное повышение на 10 процентов не даст большого эффекта в краткосрочной перспективе. Однако последствия начинают умножаться, когда инфляция остается на этом уровне. Если он постоянно остается на уровне 10 процентов, он начинает самореализоваться, подливая масла в огонь.

Иными словами, как только потребители ожидают инфляции в 10 процентов, они, как правило, продвигают свои решения о покупке. В свою очередь, это стимулирует спрос и, следовательно, дальнейшую инфляцию, поскольку компании стремятся использовать этот избыточный спрос в своей прибыли.

Во время кредитного бума потребители требуют все больше и больше долгов. Это может быть обусловлено несколькими факторами. Возможно, рост доверия потребителей, потеря покупательной способности или ослабление ограничений со стороны финансовых учреждений. На самом деле, это может быть сочетание таких факторов.

Когда потребители требуют больше долга, это увеличивает широкую денежную массу.По сути, в обращении находится большее количество долговых расписок, которые мы рассматриваем и понимаем как деньги. В свою очередь, это стимулирует спрос и связанное с ним инфляционное давление.

Если потребители берут взаймы больше, это означает, что они могут позволить себе больше товаров. В свою очередь, предприятия начинают поднимать цены, чтобы удовлетворить избыточный спрос. Затем предприятия начнут увеличивать предложение, чтобы получить больше прибыли за счет более высокого уровня спроса.

Расширение денежной массы является одной из важнейших причин инфляции.Он генерируется исключительно через центральную банковскую систему.

Центральный банк создает деньги из воздуха, добавляя деньги на свой баланс и покупая активы у финансовых учреждений. В свою очередь, деньги переводятся в банки, пенсионные фонды и другие учреждения. Затем они используют эти деньги для покупки других финансовых инструментов и кредитования экономики в целом.

Центральный банк вкачивает новые деньги в экономику в целом, что приводит к более высокому уровню инфляции.Предприятия имеют более широкий доступ к кредитам, поскольку это означает, что банки могут больше кредитовать, и потребители могут начать видеть рост заработной платы.

Правительства используют фискальную политику по ряду причин, хотя в основном политических.

Снижение налогов и увеличение государственных расходов могут увеличить уровень инфляции. Это также известно как экспансионистская фискальная политика. Если государственные расходы увеличиваются, а налоговые поступления нет, то возникает так называемый бюджетный дефицит.То же самое происходит, когда налоги падают, а государственные расходы — нет.

Налоговый стимул, другими словами, снижение налогов, возвращает больше денег в руки среднего потребителя. Это означает более высокие располагаемые доходы. Когда потребители имеют более высокие располагаемые доходы, они также склонны тратить больше, что приводит к увеличению спроса на товары и услуги.

Это может стимулировать экономику, но, создавая более высокий уровень спроса, это также оказывает повышательное давление на цены. То же самое можно сказать и о государственных расходах, особенно когда они связаны с дефицитом бюджета.Это связано с тем, что государственные расходы просачиваются в тысячи различных отраслей; в зависимости от того, куда правительства решат потратить.

Важным аспектом государственных расходов является то, что они должны занимать деньги, если они не поступают через налоги. Когда он это делает, он, по сути, вводит долговые расписки или долги в экономику. Это действует как деньги, и чем больше денег циркулирует, тем больше инфляция.

При рассмотрении инфляции важно также учитывать скорость.То есть, сколько раз один доллар, фунт или евро обменивается за определенный период времени.

Например, в экономике есть два человека. Г-н А и г-н Б. Г-н А платит 100 долларов г-ну Б, чтобы он сократил его хеджирование. Затем г-н Б платит г-ну А 100 долларов за 10 апельсинов. Затем г-н А использует эти 100 долларов, чтобы купить 20 бананов у г-на Б. Затем, наконец, г-н Б использует эти 100 долларов, чтобы купить 10 буханок хлеба у г-на А. валюты. Это стимулировало производство многих товаров и услуг.Больше, чем если бы г-н А просто хранил свои деньги. В заключение, скорость важна, потому что чем быстрее деньги обращаются в экономике, тем больше они стимулируют экономическую активность.

Инфляционные и дефляционные ожидания, в свою очередь, могут влиять на скорость обращения денег. Инфляционное давление может увеличить скорость, в то время как дефляционные ожидания могут ее снизить. Вот почему многие центральные банки стремятся к устойчивому, но относительно низкому уровню инфляции.


Другой причиной инфляции является встроенная инфляция.Именно здесь потребители, предприятия и остальная часть экономики ожидают роста цен и поэтому планируют соответственно. Например, потребители могут отложить решение о покупке, ожидая, что в следующем году они будут значительно дороже.

Предприятия также испытывают давление со стороны сотрудников, требующих повышения заработной платы. Но в то же время другие предприятия в экономике сталкиваются с аналогичным давлением. Таким образом, для предприятий, которые полагаются на поставки от другого бизнеса, они также могут столкнуться с инфляционным давлением.В свою очередь, поставщики вынуждены повышать цены, как и те третичные предприятия, которые продают конечному потребителю.

Встроенная инфляция обычно возникает в результате инфляции издержек или инфляции спроса. Однако эта инфляция закрепилась в сознании бизнеса и потребителей. Это потому, что ожидается инфляция. Предприятия начинают повышать цены до того, как столкнутся с ценовым давлением, а потребители покупают товары и услуги до того, как они подорожают.

Делая центов заголовков, часть 2: Что вызывает инфляцию?

Сегодня опубликованы данные по инфляции за декабрь.Цены на товары, включенные в индекс потребительских цен, выросли на 7,0% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в декабре 2021 года, что является уровнем, невиданным за последние 40 лет. За исключением цен на энергоносители и продукты питания, которые, как правило, более волатильны, чем другие цены, базовая инфляция в прошлом месяце составила 5,5 процента.

В то время как многие политики и экономисты надеялись, что инфляция, которую мы испытали в течение 2021 года, будет временной (экономисты говорят «временной»), общие и базовые уровни инфляции по-прежнему значительно превышают долгосрочный целевой показатель Федерального резервного банка в 2 . 0 процентов. Сравнения с инфляцией, которую наша экономика пережила в 1970-х годах, повсюду, как и предупреждения о том, что расходы, предлагаемые в рамках Закона о восстановлении лучше (BBBA), только ухудшат инфляционные тенденции.

Однако слишком часто ученые мужи и прорицатели забывают об основах: что такое инфляция на самом деле, почему она происходит и какие факторы на самом деле вызывают ту инфляцию, которую мы наблюдаем в настоящее время?

Что такое инфляция и почему она возникает?

Проще говоря, инфляция — это увеличение цен, которые потребители платят за товары и услуги, которые они покупают.

Хотя это определение помогает нам понять, что такое инфляция, оно не говорит нам, почему происходит инфляция. Чтобы понять это, мы должны представить себе нашу экономику с точки зрения двух групп:

  1. Производители: люди или предприятия, которые производят товары или предоставляют услуги
  2. Потребители: люди или предприятия, которые покупают эти товары и услуги

Почти во всех экономических сделках цены на свои товары и услуги устанавливаются производителями, а потребители используют свой личный доход для их приобретения. Если цены растут, это происходит потому, что производитель решил взимать более высокую плату за товар или услугу, чем раньше.

Зачем производителю поднимать цены?

Есть много причин, по которым производители могут повышать цены:

  1. Производитель может сам быть потребителем, покупая свои собственные товары (включая сырье) или услуги (включая рабочую силу) для производства товара или услуги, которые он намеревается продать. Эти покупки называются входами.Если цены на ресурсы производителя вырастут, они могут отреагировать повышением своих собственных цен, особенно если они хотят продолжать получать ту же прибыль от своего предприятия.
  2. Когда многие потребители в экономике видят увеличение своих доходов, производители могут поднять свои цены, зная, что у потребителей больше денег в карманах и, по-видимому, они могут позволить себе платить больше. Большинство потребителей готовы платить более высокие цены, пока они могут покупать то же количество товаров и услуг, что и раньше.
  3. Когда в секторе или на рынке не так много производителей определенного товара или услуги, например, в сельской местности, производители могут повышать цены, зная, что у потребителей есть ограниченные альтернативы из-за отсутствия конкуренции или наличия заменителей.
  4. В других случаях производители товаров или услуг могут быть не в состоянии достаточно быстро нарастить производство, чтобы удовлетворить неожиданный рост спроса со стороны потребителей. Затем производители могут повышать цены до тех пор, пока производство не сможет увеличиться, зная, что потребители будут платить больше за дефицитный продукт и будут пытаться превзойти ставки друг друга, чтобы купить этот товар или услугу.
  5. Непредвиденные события, такие как стихийное бедствие или забастовка, могут нарушить производство товара или услуги, лишив производителей возможности поставлять потребителям то же количество, что и до события. Как и в предыдущем примере, производители могут затем повышать цены, поскольку потребители конкурируют за дефицитный продукт, по крайней мере, до тех пор, пока производство не сможет вернуться к прежним уровням. [1]

Хотя экономисты используют причудливые термины для описания описанной выше динамики, такие как инфляция спроса, инфляция издержек или расширение денежной массы, они, по сути, говорят одно и то же.Однако обычно эти причины инфляции представляются как нечто, что «просто происходит» на рынке, игнорируя тот факт, что рынки состоят из людей, каждый из которых делает свой собственный выбор.

Хотя этот список не является исчерпывающим, эти примеры иллюстрируют, как инфляция является выбором со стороны производителей , а НЕ, как утверждают критики BBBA, неизбежным результатом расходов федерального правительства на социальные программы.

Хотя экономические условия и государственная политика, безусловно, влияют на поведение производителей и потребителей, именно сумма решений производителей взимать более высокую плату за свои товары и услуги в конечном итоге приводит к инфляции.Это не означает, что производители являются плохими участниками повышения цен — у них могут быть очень рациональные причины для этого. Однако мы не сможем эффективно бороться с инфляцией, если не поймем, что заставляет производителей повышать цены.

Например, эффективная реакция политики на повышение цен из-за перебоев в производстве (скажем, вызванных стихийными бедствиями) полностью отличается от реакции политики на рост цен из-за монопольной власти определенного набора корпораций.

Как пандемия способствует инфляции

Причин инфляции, которую мы наблюдаем сегодня, много, и они во многом зависят от продукта или сектора, который мы рассматриваем. Однако есть некоторые общие тенденции последних двух лет, которые помогают нам понять, что происходит сегодня.

Во-первых, вирус COVID-19 заставил нашу экономику резко остановиться, поскольку заказы на дом, закрытие предприятий, нехватка товаров и потеря рабочих мест не позволяли потребителям в Колорадо и остальной части страны тратить деньги на товары и услуги. Сервисы.В ответ Конгресс США принял ряд мер, обеспечивающих поддержку доходов домашних хозяйств и предприятий.

Когда в апреле 2020 года экономика начала восстанавливаться, потребительские расходы быстро восстановились до допандемического уровня благодаря этим программам и увеличению сбережений многих домохозяйств. Однако из-за продолжающейся пандемии и ограничений общественного здравоохранения в экономике эти расходы сильно смещены в сторону товаров, а не услуг.

Расходы на личное потребление американских потребителей на товаров вернулись к допандемическому уровню к июню 2020 года, что заняло 38 месяцев во время нашего восстановления после Великой рецессии.Спрос еще больше увеличился в марте 2021 года, когда Закон об Американском плане спасения (ARPA) предоставил дополнительный раунд стимулирующих выплат.

С другой стороны, расходы на личное потребление услуг не возвращались к допандемическим уровням до июня 2021 года, через несколько месяцев после того, как вакцины против COVID-19 стали широко доступны в Соединенных Штатах.[2]

Примечание. Значения расходов на товары и услуги проиндексированы на декабрь 2007 г. для Великой рецессии и февраль 2020 г. для рецессии COVID-19.100 представляет уровень расходов в эти месяцы соответственно.

Источник: Колорадский центр анализа права и политики Бюро экономического анализа США Данные о расходах на личное потребление получены из FRED, Федеральный резервный банк Сент-Луиса

В то время как законодательство, связанное с пандемией, значительно повысило спрос на товары среди американских потребителей, пандемия нарушила — и продолжает нарушать — цепочки производства и поставок по всему миру. Из-за десятилетий аутсорсинга большая часть товаров, приобретаемых американскими потребителями, зависела от цепочек поставок, простирающихся по всему миру, что делало их уязвимыми для сбоев из-за пандемии и реакции на нее иностранных правительств.

Например, связанное с пандемией закрытие заводов по производству полупроводниковых микросхем в Восточной Азии в начале пандемии привело к перебоям в поставках таких микросхем, которые широко используются во многих электронных устройствах и приборах. Компании, производившие товары, в которых использовались эти микрочипы, в том числе производители автомобилей, столкнулись с дефицитом после того, как их запасы чипов истощились. Этот дефицит усугубился после возобновления производства, чтобы удовлетворить растущий спрос на товары среди потребителей в Соединенных Штатах и ​​во всем мире.

Автопроизводителям приходилось конкурировать за эти чипы не только друг с другом, но и с целым рядом других производителей и производителей, которые столкнулись с таким же высоким спросом на свои собственные товары, например ноутбуки. Поскольку нехватка микросхем привела к дефициту новых автомобилей, например, цены как на новые, так и на подержанные автомобили резко выросли.[3] ,[4]

Аналогичная история и со многими другими товарами, на которые в течение прошлого года наблюдалась инфляция. Именно эти сбои в поставках товаров имеют в виду экономисты, когда говорят о «сбоях в цепочке поставок».В этих случаях существует несоответствие между количеством товаров, которые производители могут предложить, и количеством товаров, которые потребители требуют купить.

Наша экономика огромна и взаимозависима от экономик стран по всему миру. Любые изменения в производстве потребуют некоторого времени, чтобы повлиять на ту инфляцию, которую мы переживаем сегодня. К сожалению, COVID-19, особенно вариант Omicron, продолжает создавать сбои в производственных процессах по всему миру.

Однако сбои в цепочках поставок — не единственная причина, которую мы видим сегодня, и на самом деле существуют и другие действующие силы, которые, вероятно, усугубляют инфляцию, особенно в отраслях и на рынках, где корпоративная консолидация позволяет фирмам использовать свою рыночную власть для повышения цен. даже на большую сумму, чем выросли их собственные расходы.

Если бы сбои в цепочке поставок были единственным источником инфляции, мы ожидали бы, что прибыль корпораций останется неизменной или потенциально упадет.Действительно, во многих секторах все как раз наоборот. Крупные корпорации получили рекордную прибыль во время продолжающихся вызовов пандемии. Мы подробнее рассмотрим эту тенденцию в нашем следующем блоге из этой серии.

 

[1] Подробнее о причинах инфляции см.:
Harvey, John T. «Что на самом деле вызывает инфляцию (и кто от этого выигрывает)?». Форбс (2011). Доступ с https://www.forbes.com/sites/johntharvey/2011/05/30/what-actually-causes-inflation/?sh=3bf244f9f9a9 16 декабря 2021 г.
Мейсон, Дж.В. и Лорен Мелодия. «Переосмысление инфляционной политики: набор инструментов для восстановления экономики». Институт Рузвельта (2021 г.). Доступ по ссылке: https://rooseveltinstitute.org/publications/rethinking-inflation-policy-a-toolkit-for-economic-recovery/ 16 декабря 2021 г.

[2] Бюро экономического анализа США, Расходы на личное потребление: товары и услуги, получено от FRED, Федеральный резервный банк Сент-Луиса; https://fred.stlouisfred.org/series/PCES.

[3] Беллон, Тина и Пол Линерт, Дэвид Шепардсон.«Инфляционный риск или двигатель прибыли? Высокие цены на автомобили — это и то, и другое». Рейтер (август 2021 г.). Доступ по ссылке: https://www.reuters.com/world/the-great-reboot/inflation-risk-or-profit-engine-high-car-prices-are-both-2021-08-10/ 16 декабря. 2021.

[4] «Пояснение: почему во всем мире не хватает чипов и почему вас это должно волновать?» Рейтер (март 2021 г.). Доступ с: https://www.reuters.com/article/chips-shortage-explainer-int/explainer-why-is-there-a-global-chip-shortage-and-why-should-you-care-idUSKBN2BN30J 16 декабря 2021 г.

32.4 Причины инфляции в различных странах и регионах – принципы экономики

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Определение причин и последствий инфляции на различных экономических рынках
  • Объясните значение конвергентной экономики

 

Политики стран с высоким уровнем доходов, похоже, усвоили некоторые уроки борьбы с инфляцией .Во-первых, что бы ни происходило с совокупным предложением и совокупным спросом в краткосрочной перспективе, денежно-кредитная политика может использоваться для предотвращения укоренения инфляции в экономике в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Во-вторых, в установлении инфляции нет никакой долгосрочной выгоды. На самом деле, если позволить инфляции стать продолжительной и устойчивой, это сопряжено с нежелательными рисками и компромиссами. Когда инфляция высока, предприятия и частные лица должны тратить время и усилия на то, чтобы защитить себя от инфляции, а не искать лучшие способы обслуживания клиентов.Короче говоря, страны с высоким уровнем доходов, по-видимому, имеют как политический консенсус в отношении удержания инфляции на низком уровне, так и экономические инструменты для этого.

В ряде стран со средним и низким уровнем доходов по всему миру проблема инфляции далека от решения. В начале 2000-х в Турции в течение нескольких лет наблюдалась инфляция более 50% в год. В Беларуси инфляция составляла около 100% в год с 2000 по 2001 год. С 2008 по 2010 год в Венесуэле и Мьянме темпы инфляции составляли от 20% до 30% в год. Индонезия, Иран, Нигерия, Российская Федерация и Украина имели двузначную инфляцию большую часть лет с 2000 по 2010 год. В Зимбабве была гиперинфляция, темпы инфляции выросли с более чем 100% в год в середине 2000-х годов до нескольких миллионов процентов в 2008 году.

В этих странах проблема очень высокой инфляции обычно возникает из-за огромного бюджетного дефицита, который финансируется за счет правительства, печатающего свою национальную валюту. Это тот случай, когда «слишком много денег гоняется за слишком малым количеством товаров». В случае с Зимбабве правительство покрывало свой растущий дефицит, печатая все более крупные банкноты, в том числе банкноты на 100 триллионов долларов.К концу 2008 года деньги почти ничего не стоили, что вынудило Зимбабве перейти на доллар США, немедленно остановив гиперинфляцию. В некоторых странах центральный банк предоставляет ссуды политически привилегированным фирмам, фактически печатая для этого деньги, что также приводит к более высокой инфляции.

Некоторым странам удалось поддерживать устойчивые уровни экономического роста в течение продолжительных периодов времени с уровнями инфляции, которые по последним стандартам США кажутся высокими, например, от 10% до 30% в год. В таких странах большинство контрактов, уровень заработной платы и процентные ставки индексируются с учетом инфляции. Индексация договоров о заработной плате и процентных ставок означает, что они будут увеличиваться при росте инфляции для сохранения покупательной способности. Когда заработная плата не растет по мере роста уровня цен, это приводит к снижению реальной ставки заработной платы и снижению уровня жизни. Аналогичным образом, процентные ставки, которые не индексируются, означают, что кредиторам деньги будут возвращены в обесценившейся валюте, а также они потеряют покупательную способность на деньги, которые были ссужены.Совершенно очевидно, что конвергентная экономика (экономика страны, которая демонстрирует способность догонять лидеров в области технологий) может — а иногда и необходима — жить в условиях такой степени неопределенности в отношении инфляции, которая была бы политически неприемлемой в экономики с высоким доходом.

Большинство стран с высоким уровнем доходов поняли, что их центральные банки могут контролировать инфляцию в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Кроме того, они узнали, что инфляция не имеет долгосрочных преимуществ, но может привести к значительным долгосрочным издержкам, если она отвлечет предприятия от сосредоточения внимания на реальном повышении производительности.Тем не менее, небольшие экономики по всему миру могут столкнуться с более неустойчивой инфляцией, потому что их небольшие экономики могут быть нарушены международными движениями капитала и товаров.

Вопросы для самопроверки

  1. Как индексация договоров о заработной плате с учетом инфляции помогает работникам?
  2. Используйте модель AD/AS, чтобы показать, как увеличение государственных расходов может привести к увеличению инфляции.
  3. Покажите, используя модель AD/AS, как денежно-кредитная политика может быть использована для снижения уровня цен.

 

Контрольные вопросы

  1. Является ли инфляция серьезной проблемой, по крайней мере, для некоторых стран с высоким уровнем дохода в ближайшем будущем?
  2. Является ли инфляция проблемой, по крайней мере, для некоторых стран с низким и средним уровнем дохода в ближайшем будущем?

 

Вопросы критического мышления

Почему инфляционные опасности ниже в странах с высоким уровнем дохода, чем в странах с низким и средним уровнем дохода?

 

Проблемы

Получить данные об инфляции из базы данных Всемирного банка (http://databank. worldbank.org/data/home.aspx) для Индии, Испании и Южной Африки за 2008–2013 годы. Подготовьте диаграмму, которая сравнивает Индию, Испанию и Южную Африку на основе данных. Назовите основные различия между странами. Оцените эти страны как страны с высоким, средним и низким уровнем дохода. Объясните, что удивительного или ожидаемого в данных.

 

Глоссарий

конвергентная экономика
экономика страны, которая продемонстрировала способность догонять технологических лидеров, инвестируя как в физический, так и в человеческий капитал

Решения

Ответы на вопросы для самопроверки

  1. Индексация договоров о заработной плате означает повышение заработной платы при повышении цен.Это означает, что то, что вы можете купить на свою заработную плату, ваш уровень жизни остается прежним. Когда заработная плата не индексируется или растет вместе с инфляцией, уровень жизни падает.
  2. Увеличение государственных расходов сдвигает кривую AD вправо, повышая уровень доходов и цен.
  3. Уменьшение денежной массы сдвинет кривую AD влево и снизит уровень доходов и цен. У банков будет меньше денег для кредитования. Процентные ставки будут расти, что повлияет на потребление и инвестиции, которые являются ключевыми факторами, определяющими совокупный спрос.

Причины инфляции

До сих пор мы утверждали, что инфляция вызывается чрезмерным ростом денежной массы, что, в свою очередь, приводит к увеличению скорости обращения денег. Но мы также задокументировали, что быстрая инфляция наносит ущерб функционированию экономики. Следовательно, следует задать более глубокий вопрос: с какой стати денежные власти проводят политику, которая приводит к таким катастрофическим результатам?

Инфляционный налог

Предположим, что ваша страна находится в состоянии войны.Войны дорогие. Мало того, что есть солдаты, которым нужно платить и снабжать, но ваши ценные самолеты и танки могут быть уничтожены врагом, в то время как вы, в свою очередь, бросаете в них дорогостоящие боеприпасы и ракеты. Как правительства оплачивают все эти расходы? Единственное, что может сделать правительство, это обложить население налогом для оплаты этих счетов. Однако во время войны может оказаться невозможным собрать достаточно налоговых поступлений. Вместо этого многие правительства берут кредиты во время больших расходов.Это позволяет правительству распределять налоговое бремя во времени.

До сих пор налогообложение и заимствование — это единственные две возможности, которые мы рассмотрели. Но есть и третья возможность: правительство может просто напечатать нужные ему деньги. Существует ограничение государственного бюджета, которое говорит

дефицит = изменение государственного долга + изменение денежной массы.

Левая часть этого уравнения представляет собой дефицит государственного бюджета. Дефицит представляет собой разницу между государственными расходами и государственными поступлениями.Правая часть этого уравнения описывает, как правительство финансирует свой дефицит. Это уравнение говорит о том, что правительство может финансировать свой дефицит, выпуская либо новые государственные облигации, либо новые деньги.

Здесь загадка. Деньги — это просто лист бумаги с надписью на нем. Правительство может напечатать его по своему усмотрению. Тем не менее правительство может взять эти бумажки и обменять их на товары и услуги, имеющие реальную ценность. Он может платить солдатам, медсестрам или строителям, строящим дороги.Он может напечатать деньги, передать их Airbus или Boeing и получить новый самолет. Так кто же на самом деле платит в этом случае?

Мы уже знаем все, что нужно знать, чтобы найти ответ. Когда правительство печатает больше денег, цены в конечном итоге вырастут. Это следует непосредственно из количественного уравнения, если мы вспомним, что реальные переменные не зависят от денежной массы в долгосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе дополнительные деньги просто приведут к повышению цен и отсутствию дополнительного производства. А повышение цен означает, что существующие деньги становятся менее ценными. Если уровень цен увеличится на 10 процентов, существующие долларовые банкноты будут стоить на 10 процентов меньше, чем они были; они будут покупать (примерно) на 10 процентов меньше товаров и услуг. Инфляция точно так же, как налог на деньги, которые люди в настоящее время держат в своих кошельках и бумажниках. Действительно, мы говорим, что существует инфляционный налог — налог, возникающий, когда правительство печатает деньги для финансирования своего дефицита. когда правительство печатает деньги для финансирования своего дефицита.

Еще раз проверьте ограничение государственного бюджета. Если мы выпишем дефицит полностью, уравнение будет

. государственные закупки + трансферты − налоговые поступления = изменение государственного долга + изменение денежной массы.

Предположим, что государственные закупки увеличились, скажем, из-за войны, на 100 миллиардов долларов. Это уравнение говорит нам, что для финансирования этих расходов правительство могло бы

  • увеличить налоги сейчас на 100 миллиардов долларов,
  • увеличить налоги менее чем на 100 миллиардов долларов и продать часть государственного долга,
  • увеличить налоги сейчас менее чем на 100 миллиардов долларов и напечатать немного денег.

В каком-то смысле все это версии одного и того же: чтобы профинансировать расходы в размере 100 миллиардов долларов, правительству придется увеличить налоги. Эти налоги могут быть уплачены сейчас, они могут быть уплачены позже (когда правительство погасит долг) или они могут быть уплачены через инфляционный налог. Правительство должно решить, как лучше увеличить налоги для финансирования дополнительных расходов, и инфляционный налог является одним из вариантов, доступных правительству.

Обязательство

Трудно себе представить, чтобы правительство, действующее в интересах своих граждан, решило вызвать гиперинфляцию. Почему правительства применяют такую ​​ошибочную политику? Все ведущие объяснения относятся к категории «слабого» центрального банка. Слабый центральный банк не может преследовать свою обычную цель обеспечения стабильности цен и вместо этого становится инструментом других интересов, таких как фискальные органы.

Государственная организация, такая как центральный банк или казначейство, страдает от проблемы обязательствСитуация, когда правительство не может давать заслуживающие доверия обещания о выполнении действий независимо от того, как другие реагируют на эти действия.когда он не может давать заслуживающие доверия обещания о выполнении определенных действий. Предположим, центральный банк желает следовать стратегии стабилизации цен. Если экономика находится в глубокой рецессии, центральный банк может вместо этого оказаться под давлением, чтобы снизить процентные ставки. Снижение процентных ставок требует от центрального банка увеличения денежной массы и, в конечном счете, создания инфляции, однако, если бы он мог придерживаться политики, центральный банк мог бы предпочесть сосредоточиться на инфляции и игнорировать рецессию. Давайте посмотрим, как эти типы проблем с обязательствами работают на некоторых примерах.

Увеличение выхода

Уровень потенциального выпуска в экономике не обязательно является идеальным уровнем выпуска. Даже когда экономика находится на пике своего потенциала, существует определенная безработица и свободные мощности. Таким образом, органы денежно-кредитного регулирования могут установить целевой уровень выпуска, превышающий потенциальный объем выпуска. Предположим (для простоты), что его целевой уровень инфляции равен нулю. Чтобы понять, что будет, воспользуемся нашей моделью корректировки цены :

. уровень инфляции = автономная инфляция − чувствительность к инфляции × разрыв выпуска.

Для начала предположим, что все участники экономики верят в нулевую инфляцию, поэтому автономная инфляция равна нулю. Если бы выпуск был равен потенциальному выпуску (поэтому разрыв выпуска равен нулю), то фактическая инфляция также была бы равна нулю. Эта ситуация резюмирована на рисунке 11.9 «Прибыль от инфляции». Однако, если ФРС следует правилу Тейлора, правилу денежно-кредитной политики, согласно которому целевая реальная процентная ставка увеличивается, когда инфляция слишком высока, и снижается, когда объем производства слишком низок., он отреагирует на тот факт, что выпуск ниже своего целевого показателя, снизив реальные процентные ставки с целью увеличения расходов и выпуска. Тогда уравнение корректировки цен говорит нам, что будет положительная инфляция. Этот результат также показан на рис. 11.9 «Прирост к инфляции» как сочетание целевого уровня выпуска и положительного уровня инфляции.

Рисунок 11.9 Прирост к инфляции

Если целевая инфляция = автономная инфляция = 0, но целевой объем производства выше потенциального объема производства, то ФРС снизит реальную процентную ставку и создаст больший выпуск для достижения своего целевого объема производства.Это создаст инфляцию.

Это не конец истории. Все в экономике прогнозируют нулевую инфляцию, но ФРС использует свою денежно-кредитную политику для увеличения производства и создания положительной инфляции. Со временем люди заметят, что их ожидания неверны, и вместо этого начнут ожидать положительной инфляции. Это приводит к увеличению автономной инфляции и сдвигу в соотношении между инфляцией и выпуском.

В этот момент у ФРС будет стимул создать еще большую инфляцию, чтобы преследовать свою цель по выпуску продукции выше потенциального.Но дополнительная инфляция дорого обходится ФРС, потому что сейчас она отходит от своей цели нулевой инфляции. В конце концов инфляция станет настолько высокой, что ФРС больше не захочет создавать дополнительную инфляцию для увеличения выпуска. Экономика закончится с положительным уровнем инфляции, когда инфляционные ожидания равны фактической инфляции и никого не обманешь. В конце концов, ФРС получает уровень инфляции выше своего целевого уровня, но ему не удается создать объем производства выше потенциального.

Конечный результат связан с дорогостоящей инфляцией, но объем производства остается на уровне потенциала.Учитывая, что на самом деле она не может удерживать выпуск выше своего потенциала, ФРС предпочла бы нулевую инфляцию, но у нее нет возможности проводить политику нулевой инфляции. Если уровень инфляции равен нулю, у ФРС есть стимул создать положительную инфляцию.

Политика фискальной политики

Ограничение государственного бюджета говорит нам, что существует три способа финансирования расходов: налоги сегодня, инфляционный налог или заем (что означает налоги в будущем).Правительство, которое заботится об интересах своих граждан, выберет наилучшее сочетание этих трех факторов. Оптимисты могут полагать, что это то, что пытаются делать правительства. Циники могут придерживаться совсем другого мнения. Предположим — просто предположим, — что лидер правительства больше озабочен переизбранием, чем разумной экономической политикой, и считает, что его шансы на переизбрание увеличатся, если он пообещает не повышать налоги ни сейчас, ни в будущем. Если это обещание заслуживает доверия, то ограничение государственного бюджета говорит нам о том, что любое увеличение расходов должно финансироваться за счет роста денежной массы.

Монетарные власти снова не имеют полномочий, чтобы избежать инфляции. Фискальная сторона правительства установила уровень расходов и решила, исходя из пожеланий политических лидеров, установить низкие налоги. Столкнувшись с этим фискальным пакетом, у денежных властей нет выбора: они должны печатать деньги, чтобы финансировать ограничение государственного бюджета. Эта история основана на убеждении, что отдельные лица в экономике не понимают, что правительство своими фискальными действиями вызывает инфляцию и, таким образом, взимает своего рода налог.

Более крайний пример возникает, когда расходы правительства настолько велики, что оно просто не может финансировать их за счет текущих налогов. Это может происходить в странах с более бедной экономикой, где налоговая база низка, а механизмы сбора налогов часто несовершенны. Более того, правительство может финансировать свой дефицит за счет займов только в том случае, если население готово покупать государственные облигации. Если у правительства финансовые проблемы — если его налоговая политика и политика расходов кажутся общественности неустойчивыми, — ему будет очень трудно убедить общественность и международное инвестиционное сообщество покупать государственный долг.Инвесторы потребуют очень высокую процентную ставку (включая надбавку за риск — часть процентной ставки, необходимую для компенсации кредитору риска дефолта), чтобы покрыть возможность дефолта правительства по своему долгу. Процентные ставки по долгу вырастут.

В этот момент правительство может обнаружить, что единственный доступный ему вариант — финансировать свой дефицит за счет печатания денег. В конце концов, ни одно правительство не хочет оказаться в ситуации, когда оно не может платить своим солдатам.Лидеры страны в таком положении решат вместо этого запустить печатные станки. Конечным результатом является инфляция и, если процесс полностью выходит из-под контроля, гиперинфляция. Но с точки зрения правительства, по крайней мере, это позволяет выиграть время. Таким образом, хотя умеренная инфляция вызвана плохой денежно-кредитной политикой, гиперинфляция почти всегда изначально вызвана неустойчивой налогово-бюджетной политикой.

Региональная денежно-кредитная политика

Рисунок 11.10 «Уровень цен в Аргентине» показывает уровень цен в Аргентине с 1988 по 2005 год. В начале 1990-х годов в Аргентине наблюдалась гиперинфляция. Затем цены оставались стабильными в течение примерно десяти лет, а затем снова выросли в первые годы 21 века. В Аргентине различные региональные правительства имеют значительную власть над решениями центрального правительства. (Это как если бы правительство штата в Соединенных Штатах могло обратиться за финансированием непосредственно из Вашингтона.) Эти трансферты от центрального правительства, в свою очередь, должны финансироваться либо за счет налоговых поступлений, либо за счет печатания денег. Если регион достаточно силен по отношению к центральному правительству, то это как если бы региональное правительство имеет право печатать валюту.

Рисунок 11.10 Уровень цен в Аргентине

Борьба между региональными правительствами может привести к гиперинфляции. Чтобы упростить задачу, предположим, что в каждом регионе Аргентины есть своя типография. Затем каждый регион может самостоятельно проводить денежно-кредитную политику, печатая аргентинские песо и используя эти песо для финансирования проектов в своих регионах.Инфляционный налог в этих обстоятельствах очень заманчив: региональное правительство может фактически облагать налогом людей в других регионах, чтобы они помогали оплачивать его собственные проекты. Почему? Потому что печатание денег приводит к инфляционному налогу на всех, у кого есть песо . Если деньги печатаются в одном регионе, часть инфляционного налога будет уплачена жителями других регионов, у которых есть песо.

Чтобы быть конкретным, представьте, что вы политик из Буэнос-Айреса, который хочет собрать 100 миллионов песо для проекта в этом городе.Вы можете взимать подоходный налог с граждан вашего района. В качестве альтернативы вы можете напечатать 100 миллионов песо. Если вы вводите подоходный налог, ваши собственные граждане должны платить его весь. Если вы введете инфляционный налог, люди, живущие в других регионах Аргентины, будут платить часть налога. Ваши избиратели получают выгоду, но другие несут большую часть расходов. Действуя в интересах своих избирателей, вы печатаете песо. Конечно, эта история правдива не только для вас, но и для руководителей всех регионов.В итоге наблюдается чрезмерный рост денежной массы в экономике в целом и высокая инфляция. Денежные власти слабы, потому что ни один орган не контролирует общую денежную массу.

Описанную нами ситуацию иногда называют дилеммой заключенных. Существует кооперативный исход, который оба игрока предпочли бы равновесию Нэша в игре. В дилемме заключенных действия одного человека налагают издержки на других, а поведение то, что лучше для каждого отдельного лица, принимающего решения (в данном случае, для всех региональных органов денежно-кредитного регулирования), не является лучшим для страны в целом.

Сокращение налоговых искажений

Предположим, сегодня правительству предстоит понести большие расходы, и оно может обложить их налогом на трудовой доход. Один из вариантов — сегодня значительно увеличить подоходный налог, чтобы профинансировать эти расходы. Это приведет к сокращению предложения рабочей силы и, следовательно, занятости и реального валового внутреннего продукта (ВВП). Это искажение предложения рабочей силы является экономической стоимостью налога. В качестве альтернативы правительство могло бы немного увеличить налоги сегодня и немного в последующие годы.Это распределяет налог на многие годы и приводит к меньшим искажениям. Ограничение государственного бюджета говорит нам о том, что правительство может распределять налоги, занимая новые и позже взимая налоги для погашения долга.

Если бы правительство имело доступ к неискажающему налогу вместо подоходного налога, было бы лучше использовать этот налог. Чтобы налог не вызывал искажений, необходимо, чтобы экономические решения (сколько покупать и продавать, сколько труда предоставлять и т.) не меняются при изменении налога. На первый взгляд кажется, что инфляционный налог мог бы соответствовать всем требованиям. Помните, что инфляционный налог делает 90 203 существующих 90 204 денежных запасов людей менее ценными в реальном выражении. Люди уже решили, сколько денег держать. Таким образом, если правительство взимает инфляционный налог, это не приводит к искажению; люди уже приняли решение о том, сколько денег они хотят иметь.

Но здесь есть опасность. Наш аргумент основан на идее о том, что решения о том, какие активы владеть, уже приняты домохозяйствами. Инфляционный налог может быть неискажающим в первый раз, когда правительство попытается его применить. Но люди быстро пришли к выводу, что правительство, вероятно, снова воспользуется им. В этот момент они начнут менять свои решения о том, сколько денег держать, и налог, в конце концов, будет искажающим.

Ключевые выводы

  1. Правительство, которое печатает деньги для финансирования своего дефицита, использует инфляционный налог.Налог платят лица, которые владеют номинальными активами, такими как валюта.
  2. Одним из источников инфляции является проблема обязательств центрального банка, желающего использовать инфляцию для увеличения объема производства.
  3. При наличии нескольких регионов (штатов или стран), каждый из которых имеет право печатать деньги, инфляция будет выше, чем если бы денежную массу контролировал только один центральный банк.

Проверка вашего понимания

  1. Когда вы платите инфляционный налог, нужно ли вам заполнять форму? Если нет, то как взимается инфляционный налог?
  2. Если правительство имеет дефицит в размере 400 миллиардов долларов и продает долг в размере 200 миллиардов долларов, насколько оно должно увеличить денежную массу, чтобы соблюдалось ограничение государственного бюджета?

Что вызывает инфляцию?

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

  • Инфляция — это мера скорости роста цен на товары и услуги в экономике.
  • Инфляция может возникнуть, когда цены растут из-за увеличения производственных затрат, таких как сырье и заработная плата.
  • Всплеск спроса на товары и услуги может вызвать инфляцию, поскольку потребители готовы платить больше за продукт.
  • Некоторые компании пожинают плоды инфляции, если они могут взимать более высокую плату за свою продукцию в результате высокого спроса на их товары. (Топливо?) растут — если стоимость банки джема за 1 фунт стерлингов увеличивается на 5 пенсов, то инфляция варенья составляет 5%.

     Это относится и к услугам, например, к маникюру или парковке автомобиля.

     Вы можете не замечать низкий уровень инфляции из месяца в месяц, но в долгосрочной перспективе этот рост цен может оказать большое влияние на то, сколько вы можете купить на свои деньги.

     Существуют различные факторы, которые могут влиять на цены или инфляцию в экономике. Как правило, инфляция возникает в результате увеличения себестоимости продукции или увеличения спроса на товары и услуги.

     За последний год у нас было мало шансов купить коктейли в ночном клубе, поехать в отпуск по путевке или даже оплатить столько билетов на поезд до работы.

      2 из них:

    Рынок жилья

    На рынке жилья, например, на протяжении многих лет наблюдались взлеты и падения. Если дома пользуются спросом, потому что экономика переживает подъем, цены на жилье будут расти. Спрос также влияет на вспомогательные продукты и услуги, которые поддерживают жилищную отрасль. Строительные товары, такие как пиломатериалы и сталь, а также гвозди и заклепки, используемые в домах, могут столкнуться с увеличением спроса в результате более высокого спроса на дома.

     Расширяющая налогово-бюджетная политика

    Расширяющая налогово-бюджетная политика правительств может увеличить размер дискреционного дохода как для предприятий, так и для потребителей. Если правительство снижает налоги, предприятия могут потратить их на капитальные ремонты, оплату труда сотрудников или наем новых сотрудников. Потребители также могут приобретать больше товаров. Правительство могло бы также стимулировать экономику, увеличив расходы на инфраструктурные проекты. Результатом может стать увеличение спроса на товары и услуги, что приведет к росту цен.

    Скачок до 3,2% с 2% в июле — это самое большое увеличение годовой ставки от одного месяца к следующему с момента начала записи. Инфляция в Великобритании в рекордном августе подскочила из-за роста цен на продукты питания и напитки. Счета за электроэнергию для домашних хозяйств резко вырастут этой зимой, поскольку оптовые цены на газ и электроэнергию взлетели до рекордного уровня. Увеличение на 1,2 процентных пункта в период с июля по август было самым большим с начала регистрации. в январе 1997-го года Гордон Браун передал Банку Англии независимость в управлении инфляцией.

    Большее, чем обычно, ежемесячное увеличение базового ИПЦ в августе также было в основном связано с огромным ростом цен на подержанные автомобили на 4,9%, что привело к увеличению уровня инфляции в этом компоненте до впечатляющих 18,3%

    Многие экономисты считают, что скачок инфляции окажется временным, поскольку искажения, вызванные падением цен в прошлом году, исчезают, а давление на глобальные цепочки поставок постепенно ослабевает. Тем не менее, многие экономисты предупреждают, что инфляция может оставаться стабильно высокой, поскольку вариант коронавируса «Дельта» и продолжающиеся пандемические ограничения, а также Brexit оказывают давление на сети поставок.

    Из истории лопнувшего экономического пузыря Японии 1991

    Пытаясь снизить уровень спекуляций и сдержать инфляцию, Банк Японии в конце 1989 г. резко повысил межбанковские кредитные ставки. и японский фондовый рынок рухнул.

    В то же время лопнуло то, что стало называться «экономикой пузыря» Японии 1980-х годов, которая олицетворяла собой эпоху, когда легкий кредит сочетался с безудержной спекуляцией и в конечном итоге довела японские рынки акций и недвижимости до астрономических уровней цен.В 1992–1993 годах это привело к глубокой рецессии,

    В период пузыря значительное увеличение денежной массы и кредита также сигнализировало о необходимости скорейшего повышения процентных ставок. … В то время беспокойство по поводу значительного увеличения денежной массы в основном основывалось на мнении, что такое увеличение в конечном итоге приведет к инфляции.

    Covid испортил заголовки показателей инфляции. Таким образом, низкая инфляция в прошлом году могла быть неадекватной, а более высокая инфляция в этом году могла быть просто коррекцией.Пройдет еще несколько месяцев, прежде чем мы сможем что-то сказать.

    Неясно, является ли этот подъем частью новой тенденции, потому что сейчас не совсем нормальное время.

    Стоит ли волноваться?

    Надвигающаяся инфляция может вселить страх в сердца людей.

    Есть ужасающие истории о гиперинфляции. В 1920-х годах в Германии люди сжигали банкноты, чтобы согреться. А в 2008 году инфляция в Зимбабве достигла 80 миллиардов процентов.

    Почему такая высокая инфляция? Взгляд на рост потребительских цен и на то, когда это может ослабить

    ВАШИНГТОН (AP) — Сначала это даже не воспринималось как угроза.Тогда это казалось временным раздражением.

    Теперь инфляция мигает красным светом для политиков Федеральной резервной системы и вызывает шок у американцев на стоянках подержанных автомобилей, в супермаркетах, на заправочных станциях, в пунктах проката.

    В среду Министерство труда сообщило, что потребительские цены подскочили на 7% в декабре по сравнению с 12 месяцами ранее — самая высокая годовая инфляция с июня 1982 года. За исключением волатильных цен на энергоносители и продукты питания, так называемая «базовая» инфляция выросла. 5.5% за последний год, самый быстрый такой темп с 1991 года.

    Цены на бекон выросли почти на 19% по сравнению с прошлым годом, мужские пальто и костюмы почти на 11%, мебель для гостиной и столовой более чем на 17%. Аренда автомобиля обойдется вам в среднем на 36% дороже, чем в декабре 2020 года.

    «Цены растут в целом по всей экономике, и Федеральный резерв был застигнут врасплох масштабами инфляции», — сказал Гас. Фоше, главный экономист PNC Financial.

    Так не должно было быть — не с учетом того, что пандемия коронавируса заставила людей сидеть дома и спровоцировала разрушительную рецессию, начавшуюся в марте 2020 года.Чуть больше года назад ФРС прогнозировала, что потребительские цены к концу 2021 года будут лишь примерно на 1,8% выше, чем они были годом ранее, даже ниже годовой цели по инфляции в 2%.

    Тем не менее, несмотря на то, что в течение десятилетий высокая инфляция была запоздалой экономической мыслью, в прошлом году она вновь заявила о себе с поразительной скоростью. В феврале 2021 года индекс потребительских цен Министерства труда был всего на 1,7% выше, чем годом ранее. Оттуда рост цен в годовом исчислении неуклонно ускорялся — 2.6% в марте, 4,2% в апреле, 4,9% в мае, 5,3% в июне. К октябрю этот показатель составил 6,2%, к ноябрю — 6,8%.

    Сначала председатель ФРС Джером Пауэлл и другие охарактеризовали более высокие потребительские цены как просто «преходящую» проблему — в основном результат задержек доставки и временной нехватки материалов и рабочих, поскольку экономика восстанавливалась после пандемического спада намного быстрее, чем кто-либо. предвидел.

    Теперь многие экономисты ожидают, что потребительская инфляция останется высокой, по крайней мере, в течение этого года, при этом спрос будет превышать предложение во многих областях экономики.

    И ФРС радикально изменила курс. Еще в сентябре политики ФРС разделились во мнениях относительно того, повышать ли ставки хотя бы один раз в этом году. Но в прошлом месяце центральный банк дал понять, что рассчитывает трижды в этом году повысить краткосрочную базовую ставку, которая в настоящее время находится на уровне около нуля, чтобы подавить инфляцию. И многие частные экономисты ожидают до четырех повышений ставок ФРС в 2022 году.”

    ____

    ЧТО ВЫЗЫВАЛО ВСКРЫТИЕ ИНФЛЯЦИИ?

    Большая часть всплеска на самом деле является следствием здоровых экономических тенденций. Когда весной 2020 года пандемия парализовала экономику и начались карантинные меры, предприятия закрылись или сократили часы работы, а потребители остались дома в качестве меры предосторожности для здоровья, работодатели сократили умопомрачительные 22 миллиона рабочих мест. Объемы производства упали на рекордные 31% в годовом исчислении в апреле-июне прошлого года.

    Все приготовились к новым страданиям. Компании сокращают инвестиции. Пополнение было отложено. Наступила жестокая рецессия.

    Но вместо того, чтобы погрузиться в затянувшийся спад, экономика начала неожиданно стремительный подъем, подпитываемый огромными вливаниями государственной помощи и экстренным вмешательством ФРС, который среди прочего снизил процентные ставки. К весне этого года внедрение вакцин побудило потребителей вернуться в рестораны, бары, магазины и аэропорты.

    Внезапно предприятиям пришлось бороться, чтобы удовлетворить спрос.Они не могли нанять достаточно быстро, чтобы заполнить вакансии — почти рекордные 10,6 миллиона в ноябре — или купить достаточное количество материалов для выполнения заказов клиентов. По мере того, как бизнес восстанавливался, порты и грузовые дворы не могли справиться с трафиком. Глобальные цепочки поставок запутались.

    Затраты выросли. И компании обнаружили, что они могут переложить эти более высокие затраты в виде более высоких цен на потребителей, многим из которых удалось накопить массу сбережений во время пандемии.

    Но критики, в том числе бывший министр финансов Лоуренс Саммерс, частично обвинили президента Джо Байдена в 1 долларе.Пакет помощи от коронавируса на 9 триллионов долларов с чеками на 1400 долларов для большинства домохозяйств за перегрев экономики, которая уже кипела сама по себе.

    ФРС и федеральное правительство опасались мучительно медленного восстановления, подобного тому, которое последовало за Великой рецессией 2007-2009 годов.

    «Оглядываясь назад, можно сказать, что это было больше, чем нужно», — сказала Эллен Гаске, экономист PGIM Fixed Income. «Я очень сильно указываю пальцем на характер налогово-бюджетной политики в настоящее время. Дело было не только в размере пакетов (помощи), но и в том, что прямые денежные выплаты домохозяйствам напрямую повышали покупательную способность.И когда вы выдвинули это против перебоев с поставками из-за COVID, клапан давления был более высокой инфляцией».

    Повышенная инфляция потребительских цен, скорее всего, будет продолжаться до тех пор, пока компании будут бороться за удовлетворение потребительского спроса на товары и услуги. Восстанавливающийся рынок труда — работодатели добавили в прошлом году рекордные 6,4 миллиона рабочих мест — означает, что многие американцы могут продолжать тратить деньги на все, от садовой мебели до электроники.

    Многие экономисты считают, что в этом году инфляция останется намного выше целевого показателя ФРС в 2%. Но облегчение от более высоких цен может прийти. Перегруженные цепочки поставок начинают демонстрировать некоторые признаки улучшения, по крайней мере, в некоторых отраслях. Резкий поворот ФРС от политики легких денег к более ястребиной антиинфляционной политике может замедлить экономику и снизить потребительский спрос. Повторения прошлогодних проверок помощи от COVID из Вашингтона не будет.

    Инфляция сама по себе снижает покупательную способность домохозяйств и может вынудить некоторых потребителей сократить расходы.

    «Я ожидаю, что ко второй половине этого года это в значительной степени сработает», — сказал Гаске из PGIM. «Поскольку поставки возобновятся, я думаю, что некоторые из этих проблем снизятся».

Похожие записи

Вам будет интересно

Учредительный документ ооо – Учредительные документы ООО перечень 2019

Перевод ооо в другой регион: Смена юридического адреса ООО в 2021 году: пошаговая инструкция

Добавить комментарий

Комментарий добавить легко