Инфляционный процесс: Динамика цен и инфляционные процессы / КонсультантПлюс

Содержание

Динамика цен и инфляционные процессы / КонсультантПлюс

Динамика цен и инфляционные процессы

Кредитно — денежная и налогово — бюджетная политика в соответствии с Программой Правительства нацелена на снижение дефицита бюджета до 4 — 5 процентов от валового внутреннего продукта в 1996 году и до 3 процентов от валового внутреннего продукта — в 1997 году.

Для плавного снижения инфляции рост денежной массы должен быть существенно ограничен. По оценке, для снижения среднемесячных темпов инфляции до 1 — 2 процентов в 1996 году темпы прироста денежной массы в течение первого полугодия 1996 года не должны превышать 1,5 — 2,5 процента в месяц при прогнозируемых темпах изменения объемов производства и валового внутреннего продукта (98 — 102 процента к 1995 году). В условиях достижения в 1997 году темпов инфляции в 1 процент в среднем за месяц рост денежной массы за второе полугодие 1996 года и 1997 год должен составить 2 — 3,5 процента в среднем за месяц при ожидаемом росте объемов производства и валового внутреннего продукта к 1996 году на 2 — 5 процентов.

В условиях свободного ценообразования при соблюдении таких ограничений на прирост денежной массы спросовые ограничения для продавцов будут все в большей степени сдерживать рост цен. По оценке, в 1996 году уровень инфляции может составить около 20 процентов за год, или 1,5 процента в месяц, что является признаком начала финансовой стабилизации. В 1997 году инфляция составит 13 — 14 процентов за годовой период. Во втором полугодии 1997 года рост цен может стабилизироваться: по оценке, уровень инфляции будет в пределах 0,5 — 0,9 процента в месяц.

Разрабатываемые в настоящее время механизмы совершенствования регулирования цен на продукцию естественных монополий будут способствовать установлению оптимальных цен и тарифов, стимулирующих рациональное использование топливно — энергетических ресурсов и транспортных средств. В ближайшее время темпы роста будут приведены в соответствие с экономически обоснованным ростом производимых затрат, что позволит стабилизировать распределение доходности отраслей потребителей и уровень их производства.

Темпы роста цен по отдельным отраслям также начнут плавно снижаться, однако их динамика будет различна.

Темпы прироста цен по отраслям топливно — энергетического комплекса (ТЭК) в 1996 — 1997 годах будут в 1,2 — 1,5 раза опережать средние темпы прироста цен в промышленности. На продукцию, цены на которую регулируются (газ, электроэнергия — свыше 50 процентов от объема продукции ТЭКа), опережение может быть обеспечено за счет рент, акцизов и других регуляторов цен. Такой отрыв динамики цен должен стимулировать потребителей на быстрейшее освоение ресурсосберегающих технологий и постепенно приближать структуру системы цен к пропорциям мирового рынка.

Предполагается, что и в дальнейшем проводимая внешнеэкономическая политика будет способствовать сохранению положительного сальдо внешнеторгового баланса, благодаря чему темпы обесценивания рубля по отношению к доллару будут несколько ниже темпов инфляции. Этот фактор, приводящий к относительному удорожанию отечественной продукции по сравнению с продукцией зарубежных конкурентов, будет ограничивать возможности отечественных товаропроизводителей повышать цены.

В связи с этим цены, прежде всего у производителей товаров народного потребления, будут расти в 1,3 — 1,8 раза медленнее, чем в среднем в промышленности. В этом случае для защиты отечественных производителей возможно использование умеренного протекционизма по отдельным видам продукции.

Темпы роста цен на продукцию промежуточных отраслей (металлургия, химия и нефтехимия) будут в 1,05 — 1,25 раза ниже средних по промышленности. На продукцию, производимую для инвестиционного сектора, в 1996 — 1997 годах темпы роста цен будут соответствовать средним ценам в промышленности, что обусловлено расширением инвестиционного спроса.

При развитии ситуации по второму варианту снижение инфляции будет происходить более медленными темпами: в 1996 году (декабрь к декабрю) — 51 — 53 процента, в 1997 году — 27 — 28 процентов. Соответственно при этих условиях процесс финансовой стабилизации может продлиться до конца 1996 — начала 1997 года, подъем экономики может начаться в более поздние сроки.

Открыть полный текст документа

Научный онлайн-семинар «Роль фискальной составляющей в формировании инфляционных процессов»

 20 сентября 2021 г. состоится научный онлайн-семинар Центра изучения проблем центральных банков Института прикладных экономических исследований РАНХиГС «Роль фискальной составляющей в формировании инфляционных процессов».

Модератор:

Елена Синельникова-Мурылева — к.э.н., с.н.с. Центра изучения проблем центральных банков ИПЭИ РАНХиГС.

 

Докладчики: 

Олжас Тулеуов — советник председателя Национального банка Казахстана.

Доклад «Роль фискальной политики в ценовой (не)стабильности в Казахстане: эмпирическая оценка и механизм макроэкономической балансировки»

В работе произведена проверка соответствия макроэкономической ситуации в Казахстане фискальной теории цен путем ретроспективного анализа характера бюджетно-налоговой политики, её взаимодействия с денежно-кредитной политикой, а также эмпирической оценки воздействия фискальных параметров на инфляционные процессы. Вместе с тем, в работе предложены рекомендации по созданию условий для обеспечения баланса между фискальными и монетарными мерами в Казахстане, позволяющего снизить повышательное давление бюджетно-налоговой политики на стабильность инфляции, а также достичь устойчивости фискального баланса и делового цикла.

 

Евгений Горюнов — к.э.н., научный сотрудник Международной лаборатории математического моделирования экономических процессов ИЭП им. Е.Т. Гайдара.

Доклад «Фискальная теория уровня цен и современная монетарная теория: что у них общего?»

В настоящий момент одной из наиболее обсуждаемых в экспертном сообществе неортодоксальных теорий является т.н. «Современная монетарная теория» (Modern Monetary Theory – MMT). Хотя данная теория развивалась вне мейнстрима экономической науки, в ней можно обнаружить некоторые элементы, положения и выводы, которые присутствуют в фискальной теории уровня цен, являющейся частью мейнстрима. Обе теории предполагают, что, во-первых, государство не имеет бюджетного ограничения, если оно привлекает займы в национальной валюте, во-вторых, важнейшей функцией денег является функция средства налогового платежа и, в-третьих, что фискальная политика выступает фактором инфляции в долгосрочной перспективе.

  В обеих теориях исследуется особый режим координации монетарной и фискальной политики, при котором центральный банк поддерживает стабильную номинальную ставку, а фискальная политика используется в качестве активного инструмента макроэкономического регулирования. В докладе мы проанализируем сходства и отличия двух данных теорий, а также возможность их синтеза.

 

Регистрация закрыта!

 

Дата: 20 сентября 2021 года

Время: 15:00

Формат: онлайн-мероприятие

Доступ: Ссылка для подключения к мероприятию будет направлена в день проведения зарегистрированным участникам.

Контакты:

Ипполитова Дарья Ивановна

Специалист Группы организационного обеспечения научных мероприятий
Отдела организации научно-исследовательских работ
Управления координации государственного задания РАНХиГС,
Email: 

 

В Кремле прокомментировали рост инфляционных ожиданий в России | Новости | Известия

Президент России Владимир Путин делает всё возможное, чтобы вернуть показатели инфляции к запланированным ожиданиям. Об этом в четверг, 16 декабря, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

«Это сложный процесс, который требует очень сложной, большой, постоянной работы, чем, собственно, кабмин и занимается. Инфляция высокая, и установка президента — делать всё возможное, чтобы вернуть ее к запланированным показателям как можно скорее», — сказал представитель Кремля.

Он пояснил, что происходит давление и внешних, и внутренних факторов, и оно не ослабевает.

«И это давление в мировой экономике также ощущается, не менее, а может быть даже где-то еще более сильно», — сказал Песков.

8 декабря глава Минэкономразвития Максим Решетников заявил, что темпы роста инфляции к концу текущего года превысят 8%. Он пояснил, что таким образом темпы роста цен превысят как официальный прогноз Минэкономразвития — 7,4%, так и ожидания Банка России — 7,4–7,9%.

Кроме того, он указал на то, что мировая инфляция продолжает разгоняться и темпы роста цен увеличиваются почти во всех странах.

Ранее в этот же день ЦБ обнародовал бюллетень «О чем говорят тренды» департамента исследований и прогнозирования, в котором говорится, что рост потребительских цен в России в ноябре с учетом сезонности замедлился, но остался высоким.

В регуляторе добавили, что проводимая денежно-кредитная политика (ДКП) Центробанка ограничит избыточный рост спроса, а постепенная ликвидация логистических проблем и расширение производства постепенно увеличат предложение товаров и услуг в течение 2022 года.

7 декабря Путин заявил на совещании по экономическим вопросам, что главная проблема российской экономики и жителей страны на сегодня кроется в росте инфляции, которая на конец ноября составила 8,4%. Он подчеркнул, что в 2022 году необходимо обеспечить ее возвращение к уровню в 4%. Президент отметил, что в данный момент правительство предпринимает «энергичные меры».

Поверили на слово: является ли снижение инфляционных ожиданий в обществе признаком доверия к НБУ

Со второй половины 2015 продолжается стремительный процесс ослабления инфляционного давления в Украине. Это сказывается и на инфляционных ожиданиях. Все больше участников опросов, которые отслеживает Национальный банк Украины, приближают свои индивидуальные прогнозы инфляции к объявленным Нацбанком целям.

Рис.1. Инфляционные ожидания на следующие 12 месяцев,%

Рис.2. Индекс потребительских цен,%

Почему инфляционные ожидания важны для центральных банков?

Согласно современной макроэкономической теории в процессе принятии экономических решений предприятия и домохозяйства в первую очередь обращают внимание на предстоящее изменение цен согласно своим представлениям, а не на текущие показатели инфляции. Так, домохозяйства, ожидающие резкое повышение цен, скорее всего, примут решение в пользу покупки товаров длительного пользования, таких как бытовая техника. В свою очередь, повышение спроса будет стимулировать рост цен. Так же, производители, которые ожидают повышения цен на сырье, оборудование, рост расходов на заработную плату, могут повысить цены на свою продукцию уже в текущем периоде, чтобы компенсировать будущие убытки. Кроме того, инфляционные ожидания влияют на решение о инвестиционной деятельности и сбережениях.

Таким образом инфляционные ожидания домохозяйств, предприятий, финансовых организаций становятся мощным фактором формирования текущей динамики цен. Именно поэтому они влияют на способность центрального банка достигать инфляционных целей.

Осознавая решающее значение инфляционных ожиданий для функционирования монетарного режима инфляционного таргетирования, центральные банки осуществляют оценку инфляционных ожиданий, изучают их свойства, тщательно отслеживают изменения инфляционных ожиданий и анализируют причины этих изменений. К тому же, центральные банки пытаются влиять на эти ожидания, ведь это повышает эффективность воздействия монетарной политики на макроэкономические процессы в стране. Прямым инструментом для этого являются коммуникации центрального банка — общение с общественностью путем обнародования своих целей, стратегий, принятых решений и их обоснования, видение будущих перспектив. Соответственно, когда экономические агенты приближают свои прогнозы к целям центробанка (так называемый процесс заякоренных ожиданий), это также отражает и повышение доверия к объявленным центральным банком инфляционным целям и его действиям, направленных на достижение этих целей.

Каким образом центральные банки отслеживают инфляционные ожидания?

Невозможно наблюдать инфляционные ожидания напрямую. Для их измерения в международной практике используется два основных метода. Первый основывается на проведении опросов, во время которых непосредственно респондентов спрашивают об их инфляционных ожиданиях. Второй — так называемый рыночный метод — опирается на косвенное оценивания ожиданий через финансовые инструменты (прежде всего государственные ценные бумаги), которые привязаны к инфляции. Однако из-за недоразвитости таких инструментов в Украине второй метод является пока недоступным.

Поэтому Национальный банк Украины, как и большинство ведущих центральных банков, исследует инфляционные ожидания путем проведения опросов. Обычно такие опросы центральные банки осуществляют самостоятельно или с помощью социологических компаний или статистических ведомств. В Украине опрос осуществляются по четырем широким группам: домохозяйства, предприятия, банки и профессиональные прогнозисты (финансовые аналитики).

Используются два типа вопросов для исследований инфляционных ожиданий:
  • количественные, которые позволяют получить цифровую оценку, с предложенными вариантами ответов, или открытые вопросы (пустое поле для ответа). Такие вопросы предпочитают центральные банки Англии, Новой Зеландии, Канады, Турции, Чехии и т.д.;
  • качественные, результаты которых — это баланс ответов как разница доли ответов респондентов «цены будут расти быстрее» и «цены будут расти медленнее» (ЕС, Польша, Индия, Бельгия и т.д.).
Вопросы могут касаться различных периодов — на следующие несколько месяцев, год, три или даже пять лет. Это прежде всего объясняется тем, что решения о монетарной политике, которые принимает центральный банк, направлены на будущее (говорят, что монетарная политика является forward-looking), то есть влияют на экономику с некоторой задержкой, или лагом. В случае Украины задержка влияния монетарной политики составляет от одного до полутора лет.
Дополнительно, некоторые центральные банки оценивают уровень восприятия текущей инфляции и изучают факторы отклонения оценок респондентов от фактических статистических данных по инфляции.


НБУ исследует инфляционные ожидания украинцев уже более 10 лет

НБУ имеет длительный опыт оценивания инфляционных ожиданий:

  • Дольше всех — с 2006 года — НБУ проводит ежеквартальный опрос предприятий по их деловым ожиданиям. Кроме инфляционных ожиданий, НБУ спрашивает о разных аспектах делового поведения предприятий и их сотрудничестве с банковской системой. Сейчас в опросе принимают участие около 700 предприятий в 22 областях, которые избираются в соответствии с вкладом видов деятельности и регионов Украины в валовую добавленную стоимость (ВДС).
  • Ежеквартальный опрос банков об условиях кредитования проводится с 2012 года и включает ряд вопросов относительно макроэкономических ожиданий. В последнем опросе приняли участие представители 70 банков, которые по общему объему активов составляют 97% украинской банковской системы.
  • Ежемесячный опрос домохозяйств по потребительской уверенности проводит социологическая компания GfK Ukraine. По заказу НБУ  с июля 2014 к нему включено два вопроса о курсовых и инфляционных ожиданиях. В опросе участвуют 1000 человек от 16 лет в различных регионах и населенных пунктах Украины.
  • Ежемесячный опрос финансовых аналитиков также проводится с 2014 года. На запрос НБУ в нем принимают участие 21 аналитик из 17 украинских и международных организаций.

За исключением опросов финансовых аналитиков, которые напрямую отмечают свои прогнозы, в других опросах просят выбрать один ответ из интервалов значений. Последние зависят от текущего уровня инфляции. Результат расчетов[1] на основе данных опросов отражает ожидаемое среднее значение изменения индекса потребительских цен в следующие 12 месяцев.

как, по вашему мнению, изменится уровень цен на потребительские товары и услуги в Украине в следующие 12 месяцев (по данным Государственной службы статистики Украины в мае 2017 года по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года цены выросли на 13.5%):

Снизится Возрастет до 3% 3 , 1 — 6,0% 6,1 — 9,0% 9,1 — 12,0% 12,1 — 15,0% 15,1 — 18,0% 18,1% и более
1 ☐ 2 ☐ 3 ☐ 4 ☐ 5 ☐ 6 ☐ 7 ☐ 8 ☐


Какие факторы влияют на инфляционные ожидания?

Изучению инфляционных ожиданий, как на основе опросов, так и в рамках экономических экспериментов, посвящено много исследовательских работ. К тому же, этот процесс набирает обороты, что обусловлено значимостью этого показателя для понимания инфляционных процессов и эффективности монетарной политики. Важным фактором, стимулирующим такие исследования, является распространение монетарного режима инфляционного таргетирования в мире, ведь этот режим заякоренных инфляционных ожиданий является одним из ключевых условий  эффективной реализации монетарной политики. Процесс заякорения не является быстрым, и даже страны с длительным опытом инфляционного таргетирования и низкой инфляцией могут иметь недостаточно заякоренные инфляционные ожидания, о чем, например, докладывал на открытом исследовательском семинаре НБУ профессор Университета Калифорнии, Беркли, Юрий Городниченко.

Учитывая имеющуюся литератур можно выделить ряд факторов, влияющих на формирование и изменение инфляционных ожиданий. Немало исследований посвящено изучению влияния социально-демографических факторов,таких как возраст, пол, уровень доходов, и тому подобное. Например, фундаментальное исследование Bruine de Bruin et al (2010) показывает, что женщины, одинокие, менее образованные и лица со сравнительно низким уровнем доходов независимо от пола систематически ожидают высокий уровень инфляции.

Львиную долю работ посвящено изучению вопроса, являются ли инфляционные ожидания адаптивными (эта теория предполагает, что при формировании ожиданий люди опираются на динамику инфляции в прошлые периоды) или рациональными (при формировании ожиданий используется вся имеющаяся информация, как о прошлом, так и о будущем) . Хотя современная макроэкономическая теория преимущественно базируется на теории рациональных ожиданий, данные опросов часто отличаются от ожиданий, которые должны формироваться рациональными экономическими агентами при условии использования всей имеющейся информации. Использование результатов опросов в уравнениях типа новокейнсианской кривой Филлипса может помочь в решении ряда вызовов, возникающих в эмпирических исследованиях в случае оперения исключительно на теорию рациональных ожиданий, как было продемонстрировано в недавней работе А. Куабиона, Ю.Городниченка и Р.Камдара (2017).

Ряд исследований отмечает существенное влияние так называемых «заменителей» официальных показателей инфляции.Такими заменителями может стать любой показатель, который по мнению населения или предприятий адекватно отражает изменение уровня инфляции в стране. В частности, по оценкам О.Куабиона и Ю.Городниченка (2012)  в США таким показателем являются цены на бензин. Среди других общеизвестных «заменителей» является изменение обменного курса, цены на продукты питания и недвижимость.

Существенное влияние на инфляционные ожидания домохозяйств имеет уровень финансовой грамотности. По результатам исследования, которое также презентовалось на открытом исследовательском семинаре НБУ специалистом австрийского центрального банка Ф.Румлером, в Австрии домохозяйства со сравнительно высоким уровнем осведомленности об инфляции имеют реалистичные оценки реальных значений инфляции и прогнозы будущего развития инфляционных процессов. Исходя из этой находки авторы предлагают  широко привлекать к обучению по вопросам финансовой грамотности лиц с низким уровнем образования, с низкими доходами и молодежи с целью заякорения инфляционных ожиданий.

Ситуация с инфляционными ожиданиями в Украине

Для Украины О.Куабион и Ю.Городниченко (2015) отмечают чрезвычайно сильную корреляцию между ожиданиями относительно изменений обменного курса гривны к доллару США и инфляционными ожиданиями домохозяйств и предприятий. По мнению авторов украинцы «считают обменный курс основным сигналом общих ценовых изменений в экономике».

Представляется достоверным также, что на инфляционные ожидания экономических агентов в Украине влияют не только будущие курсовые ожидания, но и текущий уровень инфляции, а также текущие тенденции на валютном рынке. Как и для развитых стран, таких как США и Новая Зеландия, в Украине по сравнению с ожиданиями финансовых аналитиков, профессионально прогнозирующих инфляцию, самые высокие инфляционные ожидания у домохозяйств и предприятий.

Заметным является определенное отставание ожиданий от текущей динамики инфляции, как в периоды быстрого роста инфляции, так и во время стремительного дезинфляционного процесса. Так, несмотря на значительное снижение потребительской инфляции в 2016 году (до 12.4% с 43.3% в 2015 году) домохозяйства и предприятия продолжали удерживать свои ожидания высокими. Кроме высокой инертности (на будущие представления очень сильно влияет инфляция в прошлые периоды) и все еще значительных курсовых ожиданий, на инфляционные ожидания существенно влиял процесс приведения тарифов на ЖКХ к экономически обоснованному уровню, который продолжается до сих пор.

С момента введения инфляционного таргетирования и успешного достижения Нацбанком цели по инфляции в 2016 году, мы наблюдаем постепенное, но устойчивое снижение инфляционных ожиданий. Быстрее всего это происходит у профессиональных прогнозистов (финансовых аналитиков), которые вплотную приблизились к прогнозируемой траектории инфляции Национального банка, которая отвечает достижению инфляционной цели на конец 2017 года на уровне 8% ± 2 п.п. Однако снижаются ожидания и у домохозяйств и предприятий. Особенно заметным было снижение во II квартале 2017 года. Безусловно ключевую роль в таком снижении сыграли усиление обменного курса гривни к доллару США в последние месяцы и, очевидно, сообщения СМИ о планах правительства не повышать цены на газ для населения осенью этого года.

Однако не исключено, что такие тенденции свидетельствуют, что НБУ постепенно, но успешно преодолевает сложный путь заякорения и стабилизации ожиданий благодаря проведению монетарной политики, которая направлена на снижение инфляции. Стабильная макроэкономическая среда с низкой и предсказуемой инфляцией остается главной задачей монетарной политики НБУ и важнейшей предпосылкой обеспечения устойчивого экономического роста.

Примечания:

[1] Инфляционные ожидания (кроме финансовых аналитиков) рассчитываются как сумма долей респондентов, выбравших интервал, умноженная на среднее значение интервала. Инфляционные ожидания финансовых аналитиков — среднее значение их ответов.

1.        Сущность инфляции и факторы (денежные и неденежные), влияющие на  инфляционный процесс  в современных условиях.

Инфляция представляет собой обесценение денег, падение их покупательной способности, вызываемое повышением цен, товарным дефицитом и снижением качества товаров и услуг. Она ведет к перераспределению национального дохода между секторами экономики, коммерческими структурами, группами населения, государством и населением и субъектами хозяйствования.

Инфляция свойственна любым моделям экономического развития, где не сбалансированы государственные доходы и расходы, ограничены возможности центрального банка в проведении самостоятельной денежно-кредитной политики.

Иногда инфляционные процессы возникают или специально стимулируются государством, когда использованы все прочие формы перераспределения общественного продукта и национального дохода.

Первичной инфляцией является диспропорция между накоплением и потреблением, спросом и предложением, доходами и расходами государства, денежной массы в обращении и потребностью хозяйства в деньгах.

В настоящее время различают внутренние и внешние факторы инфляции.

Внешние факторы инфляции:

1.        мировые структурные кризисы (сырьевые,  энергетические, валютные)

2.        валютная политика государства (экспорт инфляции)

3.        нелегальный экспорт золота, валюты

Внутренние факторы инфляции:

1. факторы денежного обращения:

а) переполнение сферы обращения избыточной массой денежных средств за счет чрезмерной эмиссии денег, используемой на покрытие дефицита;

б) пересыщение кредитом экономики страны;

в)методы правительства по поддержанию курса национальной валюты, ограничение ее движения.

2. факторы неденежного обращения:

а) факторы, связанные со структурными диспропорциями в общественном воспроизводстве;

б) с затратным механизмом хозяйствования;

в) гос налоговой политикой;

г) внешнеэкономической деятельностью. 

Инфляция может быть открытой и скрытой (подавленной). Открытая инфляция проявляется в форме общего повышения цен и снижения курса национальной денежной единицы по отношению к иностранной валюте. При искусственном, административном сдерживании цен, зажиме денежной массы, фиксировании валютного курса получает развитие скрытая инфляция выражаемая в падении производства, кризисе неплатежей, натурализации хозяйственных связей. Этому способствует «замораживание» оплаты труда; выплат пенсий, пособий, компенсаций; финансирование бюджетных отраслей и другие государственные меры.

Кроме того различают инфляцию спроса и инфляцию издержек. Такое деление весьма условно и связано с анализом факторов роста цен, вызванного соотношением спроса и предложения на рынке товаров и услуг и факторов общественного производства.

Инфляция спроса возникает при переполнении каналов обращения избыточной денежной массой за счет чрезмерной эмиссии денег, обусловленной милитаризацией экономики, дефицитом бюджета, ростом государственного долга, кредитной экспансией банков и притоком иностранной валюты в страну и др. Все это вызывает рост совокупного спроса, превышающего возможности предложения, что в конечном итоге приводит к избыточной массе денег и увеличению общего уровня цен.

При инфляции издержек при данном уровне цен происходит рост себестоимости за счет удорожания отдельных ее элементов, прежде всего заработной платы, что приводит к уменьшению прибыли. А для ее сохранения в прежнем размере производители повышают цены. Таким образом, возникает инфляционная спираль — рост цен вызывает необходимость увеличения зарплаты, которое влечет за собой рост издержек, вследствие чего поднимаются цены (теория «инфляционной спирали» заработной платы и цен).

Помимо заработной платы на величину издержек оказывают влияние и другие элементы затрат — материальные затраты, транспортные расходы и др. Их удорожание повышает издержки, а последние «подталкивают» к росту цен. Инфляция издержек обуславливается и налоговой политикой государства, в частности, повышением косвенных налогов, включаемых в цены товаров, что также вызывает общий рост цен.

Помимо этого на развитие инфляционных процессов воздействуют и внешнеэкономические факторы — рост импортных поставок; приток валюты; внешние заимствования и др.

Инфляция вызывается и долларизацией экономики, снижением курса национальной валюты, инфляционными ожиданиями, связанными с политической нестабильностью в обществе, нагнетанием напряженности средств массовой информации, потерей доверия к органам власти и др.

В зависимости от темпов роста цен различают три вида инфляции.

Ползучая, со среднегодовыми темпами прироста цен до 10 %. Такая инфляция характерна для развитых стран и признается нормальной. Она используется в качестве фактора экономического роста.

Галопирующая, имеющая среднегодовые темпы прироста цен от 10 до 50 % (иногда до 100 %),свойственная для развивающихся стран с переходной экономикой.

Гиперинфляция, при которой прирост цен составляет свыше 100 % в год. Такая инфляция рассматривается как отрицательное явление, имеет негативные социально-экономические последствия, создает политическое напряжение в обществе.

При длительной продолжительности инфляционных процессов может возникнуть стагфляция, т.е. такое экономическое состояние общества, когда инфляционный рост цен сочетается с падением производства.

Инфляция издержек и инфляция спроса взаимосвязаны и взаимообусловлены, их трудно четко подразделить. Избыточная денежная масса в экономике всегда порождает повышенный спрос, вызывая неравновесие рынков в сфере совокупного спроса и совокупного предложения, реакцией на которое выступает рост цен. Являясь продуктом разбалансированного денежного рынка, инфляция спроса распространяется дальше, поражая производство и потребление, деформируя потребительский спрос, усиливая неравномерность и непропорциональность развития различных сфер хозяйствования, приводя, в конечном счете, к инфляции издержек.

Согласно прогнозу Минэкономразвития, инфляция в 2011 году составит 7%. По данным Росстата, за период с 1 по 17 января 2011 года инфляция составила 1,4%

 

Актуальные проблемы измерения инфляционных процессов

Аннотация:

Предмет. Рассматривается методология измерения показателя общего уровня инфляции, который относится к основным макроэкономическим показателям, характеризующим состояние экономики, динамику и перспективу ее развития, инвестиционную привлекательность. Общий уровень инфляции — это количественный показатель, он определяется на основании индекса потребительских цен. Определением индекса потребительских цен в России занимается Федеральная служба государственной статистики. Цель. Авторское исследование методологии определения изменения уровня цен Федеральной службы государственной статистики на предмет реального отражения индекса потребительских цен, цен производителей, индекса цен на жилье и использование полученных измерений для определения уровня инфляции в Российской экономике. Методология. Анализируется методология расчета индекса потребительских цен Росстата России с учетом типа, численности населения и площади субъекта РФ. Проводится анализ перечня товаров и услуг, входящих в расчет индекса потребительских цен и цен производителей исходя из общего количества товаров и услуг, их распределению по потребительской принадлежности и принадлежности к отраслям экономики. Результаты. Потребительские матрицы, используемые для определения индекса потребительских цен, цен производителей не регламентированы качественными характеристиками на основании технических стандартов, классности, комплектности товаров и услуг. Ассортиментный перечень товаров и услуг, используемый для расчета индекса потребительских цен не в полной мере, в количественном выражении, характеризует повседневную потребность среднестатистического домохозяйства, а также напрямую представляет лишь небольшую часть товаров и услуг в части распределения по отраслям экономики. Товарная матрица при определении цен производителей крайне ограничена и не охватывает все отрасли экономики. Индекс цен на жилье и цены производителей не учитываются при определении общего уровня инфляции. Выбор населенных пунктов и их количество в субъекте РФ для исследования уровня инфляции не всегда соответствует принципу пропорциональности количества исследуемых населенных пунктов численности/плотности населения и общей площади субъекта РФ. Выводы. Для определения реального уровня инфляции необходимо учитывать индекс цен для каждого сектора экономики с учетом качественных характеристик товаров и поправочных коэффициентов исходя из доли отрасли в ВВП страны. Полученный количественный показатель будет более реально отражать инфляционную ситуацию в стране.

Образец цитирования:

Саморукова Г.В., Саморукова Н.В., (2020), АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗМЕРЕНИЯ ИНФЛЯЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ. Проблемы экономики и юридической практики, 2: 33-39.

Список литературы:

Кэмпбелл Р. Макконнелл, Стэнли Л. Брю, Экономикс. Том 1 / пер с англ. — М.: Республика, 1993. 400 с.
Мэнкью Н. Г. Макроэкономика / пер. с англ.- М.: Изд-во МГУ, 1994. 700 с.
Бланшар О. Макроэкономика / пер. с англ. — М.: ГУ ВШЭ, 2015. 672 с.
Дж. М. Кейнс. Общая теория занятости, процента и денег / пер с англ. — М.: Гелиос АРВ, 2017. 352 с.
Альбер Э., Бернанке Б. Макроэкономика / пер. с англ. — Санкт-Петербург, Издательский дом «Питер», 2010 г., 764 с.
Ильяшенко В.В., Куклина Л.Н. Инфляция в современной России: теоретические основы, особенности проявления и региональный аспект// Экономика региона. — 2017 — Т.13 вып. 2 — с 434-445
Хикс Дж. Р. Стоимость и капитал / пер. с англ. — М.: Прогресс, 1988 г. — 488 с.
Фишер И. Покупательская сила денег / пер с англ — М.; Дело, 2001 г. 198 с.
Цепляева Ю., Киселев А и др. Статистика цен в России: лучше, чем принято думать // Центр макроэкономических исследований Сбербанка России. 10.08.2017. URL:http://www.sberbank.ru/common/img/uploaded/analytics/2017/Statistika_tsen_v_Rossii.pdf (дата обращения: 05.06.2019).
Бессонов В.А. Об издержках, порождаемых проблемами измерения инфляции. // Вопросы статистики. 2016 №10 стр.14-21
BLS Handbook of Methods. Chapter 17. The Consumer Price Index. Bureau of Labor Statistics. June 2015. 107 p. URL: http:// www.bls.gov/opub/hom/pdf/homch27.pdf
CPI Detailed Report. Data for July 2016. URL: http:/ /www.bls.gov/cpi/cpid1607.pdf
Consumer Price Index Manual: Theory and Practice. Geneva: International Labour Office, 2004. 537 p.
Акаев А. А., Коротаев А. В., Фомин А. А. Динамика темпов глобальной инфляции: закономерности и прогнозы. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. — 32 с.
Ершов М.В. Денежно-кредитная политика. Остается немало вопросов. // Вестник Финансового университета. — 2016 — № 1(91)- С.15-19
Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2017 год и период 2018 и 2019 годов (утв. Банком России) // Вестник Банка России. 2016. — № 108-С.3-33
Глазьев С.Ю. О таргетировании инфляции. // Вопросы экономики. 2015. № 9. С. 124-135
Рейхерт Н.В., Матросова С.В. Анализ инфляционных процессов в России// Управление экономическими системами. 2017 № 11 (2) (Электронный ресурс) URL:http:///uecs.ru/uecs-84-842015/item/3862-2015-12-16-06-39-49 (дата обращения 05.06.2019)
Щеглова Л.В. Особенности протекания инфляции в России//Современные научные исследования и инновации. 2017. № 5 (Электронный ресурс). URL:http://web.snauka.ru /issues/2017/05/83211 (дата обращения 05.06.2019)
Российский статистический ежегодник 2017 // Статистический сборник/ Росстат- М., 2017 г. 689 с.
Красавина Л. Н. Актуальные проблемы инфляции и ее регулирования в России: системный подход.// Деньги и кредит, 2011, № 3. С. 19-28.

Ключевые слова:

инфляция, уровень инфляции, дефляция, индекс потребительских цен, товарная потребительская матрица Росстата.

ФРС надеется, что инфляционные ожидания населения останутся стабильными даже при росте цен

ВАШИНГТОН (Рейтер) — Главная задача Федеральной резервной системы США заключается в том, чтобы поддерживать “стабильные цены”, но позиция председателя Джерома Пауэлла может показаться удивительной: ему на самом деле все равно, если цены вырастут.

FILE PHOTO: A customer counts his cash at the register while purchasing an item at a Best Buy store in Flushing, New York March 27, 2010. REUTERS/Jessica Rinaldi/File Photo

По сути, Пауэлл на прошлой неделе предложил тонкий, но критический сдвиг в стратегии ФРС, придавая большее значение психологическому фактору инфляции и меньшее — фактическим ценам.

Эти два фактора влияют друг на друга, но новые данные, представленные руководством ФРС, показывают, как именно инфляционные ожидания населения стали конкретными — уровни оставались близкими к целевому показателю в 2% с 1990-х годов, даже когда цены росли и падали.

Новый квартальный доклад — Индекс общих инфляционных ожиданий ФРС — объединяет ряд опросов и рыночных данных в единый инструмент — барометр будущих инфляционных рисков. Общественные ожидания относительно будущих цен и доходов играют центральную роль в том, как на самом деле ведет себя инфляция, и индекс показывает, что эти ожидания меняются медленно и остаются низкими.

Что касается инфляционных ожиданий в последние годы, то они неуклонно снижаются, и эта тенденция рискует привести к ситуации, подобной той, что сложилась в Японии, где цены, заработная плата и процентные ставки снижаются одновременно.

Это придало ФРС мотивацию и уверенность в новой политике, направленной на то, чтобы удержать инфляцию выше целевого уровня в 2% и оставить ее там на некоторое время. Есть надежда, что “разогретая” экономика принесет пользу работникам за счет увеличения числа рабочих мест и повышения заработной платы, но не повлияет на общественное мнение о долгосрочном направлении инфляции.

Это рассчитанная игра, в которой инфляция будет вести себя так же, как и до пандемии, и если произойдет что-то непредвиденное, у ФРС будет достаточно мастерства, чтобы справиться с этим.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ФАКТОР

Центральный банк часто занимается управлением общественным восприятием, и Пауэлл может столкнуться с трудной задачей. Чиновники ФРС только что спрогнозировали самый сильный трехлетний рост цен со времен жилищного бума начала 2000-х, но руководство говорит, что пока они будут наблюдать со стороны.

Ожидания — главная причина, почему ФРС не обсуждает повышение процентных ставок, сказал Винсент Рейнхарт, главный экономист Mellon и бывший сотрудник Федрезерва. Более того, ожидается, что вера населения в готовность ФРС держать инфляцию под контролем сама поможет фактически сдержать ее.

ФРС готова терпеть рост инфляции до тех пор, “пока он не повлияет на (инфляционные) ожидания”, сказал Рейнхарт. “Если это произойдет, то станет дорогостоящей ошибкой, потому что будет трудно снова снизить ожидания”.

Процесс изменения ожиданий — это “неопознанный летающий объект” экономической теории, сказал Рейнхарт. Его не очень хорошо понимают, и к нему лучше подходить с осторожностью.

Доверие к ФРС в отношении инфляции было с трудом завоевано в 1970-х и 1980-х годах, когда экономические потрясения и плохая политика привели к резкому росту цен. В ответ на эти кризисы банк установил высокие процентные ставки — средняя 30-летняя ипотека на жилье составляла более 18% в конце 1981 года по сравнению с примерно 3% сейчас — и экономика пережила два резких спада за два года.

Однако преимущества сохраняются: уровень инфляции с тех пор остается скромным.

Пожалуй, слишком скромным. С момента объявления целевого показателя инфляции в 2% в 2012 году ФРС редко достигала этого уровня, и десятилетие слабой инфляции создавало еще один риск: рост цен и заработной платы настолько низок, что может уйти на отрицательную территорию.

Хотя быстро растущие цены ограничивают покупательную способность домохозяйств, систематически падающие цены сдерживают экономический рост. Для ФРС и других крупных центральных банков 2% стали уровнем инфляции, который, по их мнению, позволит экономике двигаться вперед, не оказывая давления на домашние хозяйства и не оказывая негативного влияния на решения о расходах и инвестициях.

СЛИШКОМ СТРОГО?

Чиновники ФРС в прошлом году пришли к выводу, что были настолько строги в управлении этой целью, что неправильно поняли, как развивается экономика. Инфляция больше не казалась тесно связанной с безработицей, но была в целом низкой — возможно, из-за технологий или глобализации, или потому, что сами центральные банки успешно управляли ожиданиями.

После многих лет самоанализа ФРС решила, что периоды экономического подъема могут длиться дольше, чтобы обеспечить рост рабочих мест и заработной платы без роста инфляции.

Новый подход, похоже, работает. Пандемия нанесла удар по индексу ожиданий прошлой весной, но позже в том году он вырос. Новые данные об ожиданиях должны быть выпущены в апреле.

Пауэлл отметил, что в этом году инфляция будет “довольно значительной”, поскольку люди выйдут из локдауна и увеличат расходы.

Однако в конечном счете расходы вернутся к допандемическому уровню, а инфляционные ожидания останутся нетронутыми.

“Это будет единовременное увеличение”, — отметил глава ФРС.

Говард Шнайдер. Перевел Калеб Дэвис. Редактор Анна Козлова

Инфляционный процесс в Израиле: шоки и приспособление

Автор

Перечислено:
  • Майкл Бруно
  • Стэнли Фишер

Abstract

Уровень инфляции в Израиле увеличился с 8 процентов в 1965 году до 300-400 процентов в первой половине 1984 года. Инфляционный процесс до 1977 года качественно не отличался от такового в странах ОЭСР, но после финансовой либерализации В 1977 году казалось, что экономика вступает в новую эру, в которой уровень инфляции, казалось, мог только расти. Наше объяснение инфляционного процесса заключается в том, что из-за институциональной адаптации и в результате приспособления денежно-кредитной и фискальной политики стабилизирующие силы в экономике настолько слабы, что уровень инфляции находится в метастабильном равновесии. Мы приписываем очевидную асимметрию инфляции экспансионистской направленности денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики. Мы разрабатываем аналитическую основу, определяющую роль индексации, финансовой структуры и системы обменных курсов в определении динамики экономики.Мы очень мало обвиняем в инфляции индексацию заработной платы, которая была неполной, но мы рассматриваем экстенсивную индексацию доходности финансовых активов и неуклонный переход от номинальных практически без номинального якоря. Документ завершается кратким обсуждением альтернативных планов стабилизации, при этом утверждается, что успешная программа стабилизации должна быть комплексной и быстрой.

Предлагаемое цитирование

  • Майкл Бруно и Стэнли Фишер, 1984 год. « Инфляционный процесс в Израиле: потрясения и приспособление », Рабочие документы NBER 1483, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
  • Ручка: RePEc:nbr:nberwo:1483
    Примечание: EFG

    Скачать полный текст от издателя

    Каталожные номера указаны в IDEAS

    1. Лукас, Роберт-младший и Стоуки, Нэнси Л., 1983 год. « Оптимальная фискальная и денежно-кредитная политика в экономике без капитала », Журнал денежно-кредитной экономики, Elsevier, vol.12(1), страницы 55-93.
    2. Фишер, Стэнли, 1984 г. « Экономика Израиля «, Серия конференций Карнеги-Рочестера по государственной политике, Elsevier, vol. 20(1), страницы 7-52, январь.
    3. Стэнли Фишер, 1983 год. « Экономика Израиля «, Рабочие документы NBER 1190, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
    Полные ссылки (включая те, которые не соответствуют элементам в IDEAS)

    Цитаты

    Цитаты извлекаются проектом CitEc, подпишитесь на его RSS-канал для этого элемента.


    Цитируется по:

    1. Gottlieb, Daniel, 1990. « Инфляция и ответная политика — пример Израиля: 1970–1989 ,» Бумага МПРА 4114, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
    2. Левент, Корап, 2006 г. » Эмпирический анализ инфляции в Турции (1988-2004 гг.): некоторые немонетаристские оценки ,» Бумага МПРА 19630, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
    3. Майкл Бруно, 1986 год. «, вызывающий резкую дезинфляцию: Израиль 1985 », Рабочие документы NBER 1822 г., Национальное бюро экономических исследований, Inc.
    4. Ассаф Разин, 2019. « Борьба за макроэкономическую стабильность: аналитический очерк », Обзор экономики Израиля, Банк Израиля, том. 17(1), страницы 1-38.

    Наиболее похожие товары

    Это элементы, которые чаще всего цитируют те же работы, что и этот, и цитируются теми же работами, что и этот.
    1. repec:zbw:cfswop:wp200415 не указан в IDEAS
    2. Клаус Адам, Джордж У. Эванс и Сеппо Хонкаподжа, 2003 г. « Можно ли научиться стационарным траекториям гиперинфляции? », Серия рабочих документов CESifo 936, CESifo.
    3. Адам, Клаус и Эванс, Джордж У. и Хонкаподжа, Сеппо, 2006 г. « Можно ли изучить пути гиперинфляции? ,» Журнал экономической динамики и управления, Elsevier, vol. 30(12), страницы 2725-2748, декабрь.
    4. Билл Дюпор, 2005 г. « Кейнсианская головоломка: множественность и стабильная во времени стабилизация », Обзор экономической динамики, Elsevier для Общества экономической динамики, том. 8(1), страницы 154-177, январь.
    5. де Мендонса, Элдер Феррейра и Тиберто, Бруно Пирес, 2014 г.» Государственный долг и социальное обеспечение: уровень формальности имеет значение «, Экономическое моделирование, Elsevier, vol. 42(С), страницы 490-507.
    6. Роке Б. Фернандес, 1991 г. « Чему популисты научились у гиперинфляции? », Главы NBER, в: Макроэкономика популизма в Латинской Америке, страницы 121-149, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
    7. Джордж-Мариос Ангелетос и Алессандро Паван, 2009 г. «Политика с рассеянной информацией », Журнал Европейской экономической ассоциации, MIT Press, vol.7(1), страницы 11-60, март.
      • Джордж-Мариос Ангелетос и Алессандро Паван, 2007 г. «Политика с рассеянной информацией », Рабочие документы NBER 13590, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
      • Джордж-Мариос Ангелетос и Алессандро Паван, 2008 г. «Политика с рассеянной информацией », Блокноты Карло Альберто 86, Коллегио Карло Альберто.
      • Алессандро Паван и Джордж-Мариос Анджелетос, 2008 г. «Политика с рассеянной информацией », Документы встречи 2008 г. 1103, Общество экономической динамики.
    8. Пьеро Готтарди, Ацуши Кадзии и Томоюки Накадзима, 2015 г. « Оптимальное налогообложение и долг с незастрахованными рисками для накопления человеческого капитала », American Economic Review, Американская экономическая ассоциация, том. 105(11), страницы 3443-3470, ноябрь.
      • Готтарди, Пьеро и Кадзи, Ацуши и Накадзима, Томоюки, 2014 г. « Оптимальное налогообложение и долг с незастрахованными рисками для накопления человеческого капитала », Рабочие документы по экономике ECO2014/08, Институт Европейского университета.
      • Пьеро Готтарди, Ацуши Кадзи и Томоюки Накадзима, 2014 г. « Оптимальное налогообложение и долг с незастрахованными рисками для накопления человеческого капитала », Серия рабочих документов CIGS 14-007E, Институт глобальных исследований Canon.
      • Пьеро Готтарди, Ацуши Кадзи и Томоюки Накадзима, 2014 г. « Оптимальное налогообложение и долг с незастрахованными рисками для накопления человеческого капитала », Рабочий документ ФРБ Атланты 2014-24, Федеральный резервный банк Атланты.
      • Пьеро Готтарди, Ацуши Кадзи и Томоюки Накадзима, 2014 г. « Оптимальное налогообложение и долг с незастрахованными рисками для накопления человеческого капитала », Рабочие документы КИЭР 897, Киотский университет, Институт экономических исследований.
      • Пьеро Готтарди, Ацуши Кадзии и Томоюки Накадзима, 2015 г. « Оптимальное налогообложение и долг с незастрахованными рисками для накопления человеческого капитала », Серия рабочих документов UTokyo Price Project 051, Токийский университет, Высшая школа экономики.
    9. Мартин, Фернандо М., 2015 г. « Долг, инфляция и независимость центрального банка «, Европейский экономический обзор, Elsevier, vol. 79(С), страницы 129-150.
    10. Фалько Юссен и Андреас Шаберт, 2013 г. « Фискальная политика, суверенный дефолт и помощь », Серия рабочих документов по экономике 67, Кёльнский университет, экономический факультет.
    11. Фаралья, Элиза и Марсет, Альберт и Скотт, Эндрю, 2014 г. « Моделирование длинных облигаций — случай оптимальной фискальной политики «, Документы для обсуждения CEPR 9965, С.Э.П.Р. Дискуссионные документы.
    12. Эмилио Эспино и Мартин Гонсалес-Росада, 2013 г. « Нормативно-бюджетная политика и рост: некоторые количественные последствия для чилийской экономики », Рабочие документы Департамента экономики 2013-06, Университет Торкуато Ди Телла.
    13. Яков Френкель, Ассаф Разин и Эфраим Садка, 1991 год. « Международное налогообложение в интегрированном мире «, Книги прессы Массачусетского технологического института, Пресс Массачусетского технологического института, выпуск 1, том 1, номер 0262061430, декабрь.
    14. г.Майкл Кумхоф и мистер Эван С. Таннер, 2005 г. « Государственный долг: ключевая роль в финансовом посредничестве », Рабочие документы МВФ 2005/057, Международный валютный фонд.
    15. Эстер Файя, Вольфганг Лехталер и Кристиан Меркл, 2014 г. « Отбор рабочей силы, оборотные издержки и оптимальная денежная политика », Журнал «Деньги, кредит и банковское дело», Blackwell Publishing, vol. 46(1), страницы 115-144, февраль.
    16. Стефания Альбанези и Рок Арментер, 2012 г. « межвременных искажений во втором лучшем », Обзор экономических исследований, Oxford University Press, vol.79(4), страницы 1271-1307.
    17. Джинилл Ким, Эндрю Т. Левин и Тэк Юн, 2008 г. « Относительное искажение цен и оптимальная денежно-кредитная политика в странах с открытой экономикой », Korean Economic Review, Корейская экономическая ассоциация, vol. 24, страницы 5-31.
    18. Чари, В. В. и Кехо, Патрик Дж., 1990 г. « Устойчивые планы », Журнал политической экономии, University of Chicago Press, vol. 98(4), страницы 783-802, август.
    19. Эдуардо Хименес и Хосе Мартин-Морено, 2013 г.« Механизмы передачи реальных стохастических шоков в малой открытой экономике », Международная экономика и экономическая политика, Springer, vol. 10(2), страницы 217-245, июнь.
    20. Густаво Марреро, 2010 г. » Структура налогов, состав и рост государственных расходов «, Журнал экономики, Springer, vol. 99(1), страницы 29-51, февраль.
    21. Н. Грегори Мэнкью и Рикардо Рейс, 2002 г. « Липкая информация против липких цен: предложение заменить новую кейнсианскую кривую Филлипса », Ежеквартальный журнал экономики, Oxford University Press, vol.117(4), страницы 1295-1328.
      • Н. Грегори Мэнкью и Рикардо Рейс, 2001 г. « Липкая информация против липких цен: предложение заменить новую кейнсианскую кривую Филлипса », Рабочие документы Гарвардского института экономических исследований 1922 г. , Гарвард — Институт экономических исследований.
      • Н. Грегори Мэнкью и Рикардо Рейс, 2001 г. « Липкая информация против липких цен: предложение заменить новую кейнсианскую кривую Филлипса », Рабочие документы NBER 8290, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
      • Мэнкью, Н. Грегори и Рейс, Рикардо, 2002 г. « Липкая информация против липких цен: предложение заменить новую кейнсианскую кривую Филлипса », Научные статьи 3415324, факультет экономики Гарвардского университета.

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами. Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc:nbr:nberwo:1483 .См. общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: . Общие контактные данные провайдера: https://edirc.repec.org/data/nberrus.html .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    Если CitEc распознал библиографическую ссылку, но не связал с ней элемент в RePEc, вы можете помочь с помощью этой формы .

    Если вы знаете об отсутствующих элементах, ссылающихся на этот, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылающегося элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, так как некоторые цитаты могут ожидать подтверждения.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: (адрес электронной почты доступен ниже). Общие контактные данные провайдера: https://edirc.repec.org/data/nberrus.html .

    Обратите внимание, что фильтрация исправлений может занять пару недель. различные услуги RePEc.

    Совокупный спрос, конфликт и потенциал в инфляционном процессе | Кембриджский журнал экономики

    Получить помощь с доступом

    Институциональный доступ

    Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

    Доступ на основе IP

    Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

    Войдите через свое учреждение

    Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

    Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

    1. Щелкните Войти через свое учреждение.
    2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
    3. При посещении сайта учреждения используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

    Вход с помощью читательского билета

    Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

    Члены общества

    Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

    1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
    2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

    Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

    Личный кабинет

    Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

    Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

    Институциональная администрация

    Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

    Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

    Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

    Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

    Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

    (PDF) «Совокупный спрос, конфликты и потенциал инфляционного процесса»

    20

    ССЫЛКИ

    Alexiou, C.и Пителис, К. 2003. «О нехватке капитала и безработице в Европе: исследование панельных данных

    ». Journal of Post Keynesian Economics 25(4): 613-631.

    Арестис, П. и Марискаль, И. 1997. «Конфликт, усилия и основной капитал в определении заработной платы в Великобритании

    ». Empirica 24(3): 179-193

    Арестис, П. и Марискаль, И. 1998. «Нехватка капитала и асимметрия в Великобритании

    Безработица». Структурные изменения и экономическая динамика 9(2): 189-204

    Арестис, П.и Biefang-Frisancho Mariscal, I. 2000. «Основной капитал, безработица и

    заработная плата в Великобритании и Германии». Шотландский журнал политической экономии 47(5): 487-503.

    Baddeley, MC 2003. Инвестиции: теории и анализ. Бейзингсток, Великобритания: Palgrave

    Macmillan.

    Бейкер, Д., Глин, А. Хауэлл, Д. и Шмитт, Д. 2002. «Учреждения рынка труда и

    Безработица: критическая оценка данных по странам». CEPA Working

    Paper 2002-17, 8 ноября.Нью-Йорк: Университет Новой школы.

    Бернанке, Б.С. и А.С. Блиндер. 1988. «Кредит, деньги и совокупный спрос».

    American Economic Review 78(2): 435-439.

    Бернанке, Б. С. и М. Гертлер. 1989. «Агентские расходы, собственный капитал и бизнес

    колебания». Американское экономическое обозрение 79(1): 14-31.

    Бернанке, Б. С. и М. Гертлер. 1999. «Денежно-кредитная политика и волатильность цен на активы». В New

    Проблемы денежно-кредитной политики.Материалы симпозиума, спонсируемого Федеральным резервным банком

    Канзас-Сити, Джексон Хоул, Вайоминг, 77-128.

    Бхадхури, А. и Марглин, С. 1990. «Безработица и реальная заработная плата: экономическая

    основа для оспаривания политических идеологий». Cambridge Journal of Economics 14(4): 375-

    393.

    Бланчфлауэр, Д. Г. и Освальд, А. Дж. 1994. Кривая заработной платы. Кембридж, Массачусетс: MIT

    Пресс.

    Чиринко Р.S. 1993. «Расходы на инвестиции в основной капитал: стратегии моделирования, эмпирические результаты

    и последствия для политики». Журнал экономической литературы 31 (4): 1875-1911.

    Бюджетное управление Конгресса. 1994. Экономические и бюджетные перспективы: финансовые годы 1996-

    2000. Вашингтон, округ Колумбия: Бюджетное управление Конгресса.

    Dow, JCR. 1998. Основные рецессии: Великобритания и мир, 1920-1995 гг. Лондон и Нью-

    Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Эльсмесков Ю., Мартин Дж. и Скарпетта С. 1998 г. «Ключевые уроки реформ рынка труда:

    Данные из опыта стран ОЭСР». Шведская экономическая политика 5(2): 205-252.

    Динамика инфляционных процессов в Эфиопии

    Реферат:

    В этой статье сделана попытка объяснить, в том числе, динамику инфляционный процесс и, следовательно, дать представление о том, как управлять инфляционные процессы в стране. Для исследования этого вопроса мы используем оба статистические и эконометрические методы.Чтобы посмотреть на конкретные детерминанты инфляции мы моделируем процесс инфляции в стране от монетаристской, а также как структуралистский взгляд. Кроме того, чтобы зафиксировать относительные отраслевые различия в ответ на изменения некоторых важных макроэкономических переменных мы классифицировать экономику на сельскохозяйственный и несельскохозяйственный секторы и моделировать соответствующих секторов соответственно. На основании этих процедур мы выяснили, что инфляция в стране в целом феномен стороны предложения, а не спроса.Помимо этого, мы замечаем что монетаристский аргумент о том, что инфляция имеет однозначное соответствие изменения широкой денежной массы в нашем случае не выполняются. Что мы замечаем, так это то, что даже в условиях стационарного равновесия влияние широкой денежной массы Инфляционный процесс в стране очень минимален. Продолжаем и применяем структуралистской модели и обнаружил, что львиная доля вариации инфляционный процесс в стране объясняется этой моделью. Вот и узнали что помимо монетаристских переменных, особенно дохода, изменение на инфляцию влияют как структурные, так и институциональные факторы. Конкретно, мы видим, что долгосрочный инфляционный процесс определяется реальный доход, цены на импорт и уровень государственного дефицита. В краткосрочной перспективе на с другой стороны, в дополнение к вышеупомянутым вариациям широкой денежной массы и дождя Осенью играют важную роль в инфляционных процессах страны.в соответствии с аргумент структуралистов, мы также обнаружили, что действительно существуют отраслевые различия в ответ на изменения некоторых макроэкономических переменных.

    Монетарная политика в период нетипичного восстановления

    Выступление Кристин Лагард, президента ЕЦБ, на Форуме ЕЦБ по центральным банкам «После пандемии: будущее денежно-кредитной политики»

    Франкфурт-на-Майне, 28 сентября 2021 г.

    Экономика вышла из кризиса, но не полностью.После весьма необычной рецессии еврозона переживает весьма нетипичное восстановление.

    Это нетипичное восстановление приводит к быстрому росту, но также и к узким местам предложения, возникающим необычно рано в экономическом цикле. Это также приводит к быстрому восстановлению инфляции по мере открытия экономики. И это помогает ускорить ранее существовавшие тенденции и новые структурные изменения, вызванные пандемией, которые могут иметь последствия для будущей динамики инфляции.

    Но сегодня важно сделать шаг назад.Чтобы понять, как денежно-кредитная политика должна действовать в этих условиях, нам необходимо понять, откуда мы пришли и куда, как предполагают текущие тенденции, мы идем. Как писал Джон Мейнард Кейнс, политики всегда должны «изучать настоящее в свете прошлого для целей будущего».

    Мы выходим из десятилетия сильных дезинфляционных сил, которые подавляли весь инфляционный процесс. И хотя устойчивое восстановление поддерживает основные тенденции инфляции, то, что мы наблюдаем сейчас, в основном является фазой временной инфляции, связанной с возобновлением работы. Структурные изменения могут оказывать как повышательное, так и понижательное давление на цены.

    Итак, нам по-прежнему нужна адаптивная денежно-кредитная политика, чтобы безопасно выйти из пандемии и устойчиво вернуть инфляцию к 2%.

    Процесс инфляции до пандемии

    За десятилетие до пандемии инфляция в странах с развитой экономикой неизменно оказывалась отрицательной. Инфляционный процесс, по-видимому, замедлился по цепочке передачи: от активности и занятости к заработной плате, а затем от заработной платы к ценам.Во многом это было обусловлено тремя факторами.

    Во-первых, стало труднее определить истинный уровень спада в экономике. [1] Оценки структурной безработицы последовательно пересматривались в сторону понижения по мере укрепления экономики. [2] И хотя безработица снизилась, на рынок труда было вовлечено гораздо больше людей, особенно женщин и пожилых людей. [3]

    Во-вторых, структурные изменения на рынках труда привели к тому, что уменьшение вялости медленнее способствовало росту заработной платы. Занятость быстро росла после 2013 года, но в основном была направлена ​​на низкооплачиваемую работу. [4] Параллельно с этим глобальные силы, такие как глобализация и автоматизация, ослабили позиции рабочих на переговорах. [5]

    В-третьих, когда рост заработной платы в конце концов ускорился, фирмы неохотно перекладывали рост затрат на потребителей. Вместо этого мы видели, как фирмы сокращали свои прибыли. [6] Это также отражало более широкие структурные тенденции, такие как цифровизация услуг и расширение электронной коммерции. [7]

    Кризис и открытие

    Затем разразилась пандемия, которая привела к весьма необычному спаду, за которым последовало крайне нетипичное восстановление.

    В обычных деловых циклах глубина спада обычно определяет скорость восстановления. После исключительно глубоких спадов и спрос, и предложение часто снижаются на долгие годы. Например, с начала великого финансового кризиса ВВП еврозоны вернулся к докризисному уровню за семь лет. Рост никогда не связывался с тенденцией, которую мы считали возможной до 2008 года.

    Но во время пандемии, несмотря на самое резкое падение ВВП за всю историю наблюдений, экономика в целом вновь открылась практически без изменений. [8] Теперь мы ожидаем, что к концу этого года ВВП превысит свой допандемический уровень — на три квартала раньше, чем мы прогнозировали в декабре прошлого года, — и он должен быть близок к восстановлению своей докризисной тенденции в 2023 году. В результате восстановление ВВП является самым крутым в зоне евро с 1975 года.

    Этот результат в значительной степени объясняется комбинированной реакцией денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики, которая сохранила как спрос, так и предложение. Например, реальные трудовые доходы упали на 3,6% в 2020 году, но реальные располагаемые доходы домохозяйств упали всего на 0,2%, потому что этот разрыв восполнили государственные трансферты. Это резко контрастирует с кризисом суверенного долга, когда располагаемый доход упал на 2% в годовом исчислении.

    Нетипичный характер восстановления создает трения в экономике, которые могут оказывать противоположное влияние на рост и инфляцию.

    В некоторых секторах нехватка предложения сдерживает производство, что необычно на столь раннем этапе делового цикла. Анализ ЕЦБ показывает, что экспорт товаров из зоны евро был бы почти на 7% выше в первой половине этого года, если бы не узкие места с поставками. [9] Эти риски для роста могут возрасти, если пандемия продолжит влиять на глобальные перевозки и обработку грузов, а также на такие ключевые отрасли, как полупроводники.

    В то же время возобновление работы также способствует росту инфляции, которая достигла 3% в августе и, как ожидается, продолжит расти в ближайшие месяцы.Более высокая инфляция сегодня во многом является результатом двух исключительных эффектов.

    Во-первых, инфляция рухнула в прошлом году, когда были введены ограничения, что создает сильные базовые эффекты по мере восстановления активности. Половина общей инфляции в зоне евро сегодня связана с ценами на энергоносители, которые наверстывают упущенное с 2020 года. Свою роль также играют базовые эффекты от прошлогоднего снижения ставки НДС в Германии и необычные периоды продаж.

    Фактически, низкий уровень инфляции в прошлом году и высокий уровень инфляции в этом году в среднем равны уровню инфляции, наблюдавшемуся в 2019 году до пандемии.Таким образом, уровень цен сейчас примерно такой же, как если бы инфляция оставалась стабильной на допандемическом уровне.

    Во-вторых, дисбаланс между спросом и предложением в некоторых секторах толкает цены вверх.

    Инфляция цен на товары выросла до 2,6% в августе, что значительно выше ее среднего исторического значения в 0,6%, поскольку, помимо базовых эффектов, сбои в цепочках поставок в мире вызвали резкое восстановление спроса на товары длительного пользования. [10] Потребление товаров длительного пользования уже на 1% выше докризисной тенденции, [11] , а стоимость доставки сегодня примерно в девять раз выше, чем в июне прошлого года.

    Инфляция в сфере услуг также росла – до 1,1% в августе [12] – и достигла бы 2%, используя веса потребления прошлого года, что немного выше среднего исторического значения. Это также во многом является результатом возвращения спроса в секторы, наиболее пострадавшие от карантина. Инфляция в высококонтактных услугах объясняет практически весь рост, который мы наблюдаем в сфере услуг.

    Как только эти вызванные пандемией последствия пройдут, мы ожидаем, что инфляция снизится.

    Базовые эффекты должны быть исключены из годового расчета в начале следующего года, хотя мы наблюдаем дальнейший рост цен на нефть и газ.

    Труднее предсказать, как долго продлятся сбои в цепочке поставок, но их окончательное влияние на инфляцию будет зависеть от того, насколько они устойчивы и приводят ли они к более высокому, чем ожидалось, повышению заработной платы. По оценкам, после землетрясения в Японии и ядерной катастрофы в 2011 году производство японских фирм вернулось к норме через семь месяцев. [13] Однако, учитывая особый характер пандемии и восстановления, нельзя исключать, что устранение узких мест со стороны предложения может занять больше времени.

    Денежно-кредитная политика обычно должна «просматривать» временную инфляцию, обусловленную предложением, до тех пор, пока инфляционные ожидания остаются фиксированными. Действительно, мы внимательно следим за развитием событий, но на данный момент мы не видим признаков того, что рост инфляции становится широкомасштабным в экономике. «Усеченное среднее» 90 394 [14] 90 395 инфляции, исключающее элементы с самым высоким и самым низким уровнем инфляции, в августе составило 2,1%. Более того, динамика заработной платы до сих пор не демонстрирует признаков значительных вторичных эффектов.

    Инфляционные ожидания также не указывают на риски длительного превышения. Долгосрочные рыночные показатели выросли примерно на 50 базисных пунктов с начала года – примерно до 1,75% [15] – а показатели, основанные на опросах, немного выросли до 1,8%. [16] Это движение в правильном направлении. Но до нашей симметричной цели в 2% все еще далеко.

    Динамика инфляции после пандемии

    На самом деле, если смотреть дальше пандемии, мы ожидаем, что инфляция будет лишь медленно приближаться к 2%.

    Это видно в прогнозе базовой инфляции, который является хорошим показателем того, где инфляция установится в среднесрочной перспективе. В настоящее время мы прогнозируем базовую инфляцию, которая является одним из показателей базовой инфляции, на уровне 1,5% в 2023 году. Наш опрос монетарных аналитиков также указывает на постепенное сближение инфляции, которая, как ожидается, поднимется до 2% и стабилизируется на этом уровне всего через пять лет. отныне. [17]

    Это отчасти отражает сохраняющееся влияние структурных факторов, которые подавляли инфляцию до пандемии.Но пандемия также создала некоторые новые тенденции, которые могут повлиять на прогноз инфляции. Позвольте мне указать на три.

    Сторона спроса

    Первый относится к изменениям со стороны спроса в экономике.

    Исторически сложилось так, что базовая инфляция в зоне евро в основном была обусловлена ​​инфляцией в сфере услуг, которая составила 1,1 процентных пункта к долгосрочному среднему показателю в 1,3 процентных пункта. Это связано как с тем, что услуги имеют более высокий вес в потреблении, [18] , так и с тем, что инфляция товаров сдерживается глобальными силами автоматизации и конкуренции.

    Инфляция услуг тесно связана с силой внутренней экономики. Это в значительной степени зависит от роста заработной платы, поскольку заработная плата составляет около 40% затрат на потребительские услуги — вдвое больше, чем на товары. А устойчивый внутренний спрос имеет решающее значение для сильного переноса заработной платы на цены на услуги. [19]

    Таким образом, ключевой вопрос сегодня заключается в том, может ли выход из пандемии улучшить перспективы внутреннего спроса и тем самым способствовать более динамичной инфляции услуг. Здесь мы видим силы, направленные в разные стороны.

    Во-первых, в основном из-за самоизоляции домохозяйства сидят на большом запасе сбережений, накопленных за время пандемии. Наше новое исследование ожиданий потребителей показывает, что в настоящее время домохозяйства не планируют тратить эти сбережения. Но это может измениться, если экономика продолжит динамично восстанавливаться, что заставит людей скорректировать свою оценку рисков.

    Действительно, исследования показывают, что на потребление влияет прошлый опыт людей во время рецессии, а предыдущие рецессии в зоне евро особенно сильно ударили по потребителям. [20] С начала большого финансового кризиса и кризиса суверенного долга потребовалось семь лет, чтобы потребление вернулось к уровню начала 2008 года.

    Но к концу 2022 года мы ожидаем, что потребление будет почти на 3% выше допандемического уровня. И если этот позитивный прогноз надлежащим образом подкрепляется правильным сочетанием мер политики, это может создать благотворный круг, в котором люди становятся более оптимистичными, повышают свои ожидания в отношении будущих доходов, а затем тратят больше накопленных ими сбережений. Это помогло бы закрыть разрыв выпуска со стороны спроса и оказать повышательное давление на заработную плату.

    В то же время существуют факторы, указывающие на более медленный рост инфляции услуг.

    Как я уже говорил в своем прошлогоднем выступлении [21] , существуют пределы того, сколько услуг можно потреблять, а это означает, что они вряд ли выиграют от того же отложенного спроса, что и товары. В конце второго квартала потребление услуг все еще было примерно на 15% ниже допандемического тренда, даже несмотря на ослабление ограничений.

    Пандемия также вызвала значительный спад на рынке труда. Занятость сейчас быстро восстанавливается, но пока мы наблюдаем, что участие в рабочей силе растет еще быстрее. Это хорошая новость для экономики, но это также означает, что мы ожидаем, что безработица упадет ниже докризисного уровня только во втором квартале 2023 года, а заработная плата будет расти лишь умеренно.

    Сторона подачи

    Вторая тенденция связана с изменениями на стороне предложения в экономике.

    Пандемия нанесла серьезный удар по глобальным цепочкам поставок и внутренним рынкам труда. Это значительно ускорило процесс цифровизации — по одной из оценок, на семь лет в Европе. [22] И это может иметь распределительные последствия, которые приводят к изменениям в социальных контрактах. [23]

    В долгосрочной перспективе некоторые из этих изменений могут ослабить инфляционное давление.

    Например, цифровизация может вызвать вторую волну глобализации, основанную на виртуализации услуг.Это может привести к более высокой трендовой производительности, что может сдержать рост удельных затрат на рабочую силу, даже если рост заработной платы станет более сильным. И это также может сместить активность в сторону цифровых «суперзвезд», которые обладают значительной рыночной властью и чьи цены менее чувствительны к деловому циклу. [24]

    Но в ближайшие годы есть вероятность, что цены будут расти.

    Например, сегодняшняя нехватка предложения может побудить фирмы диверсифицировать свои цепочки поставок или перенести часть своего производства на берег. Было обнаружено, что предыдущие пандемии, такие как атипичная пневмония, имели такой эффект. [25] Этот процесс может привести к созданию структур с более высокими затратами, в которых устойчивость важнее эффективности, которые затем передаются потребителям. Геополитика также может вмешиваться в торговые модели и ускорять эти сдвиги.

    Параллельно с этим более быстрая цифровизация в Европе может поначалу привести к несоответствию навыков и дефициту, что приведет к повышению заработной платы даже в условиях постоянного дефицита. По оценкам, темпы перераспределения рабочих мест в крупнейших странах удвоятся в период с 2019 по середину 2022 года. [26] Эта динамика также может быть усилена за счет нового внимания к неравенству, что может привести к повышательному давлению на заработную плату за счет повышения минимальной заработной платы. [27]

    Зеленый переход

    Третья тенденция — возможно, самая важная, но наименее изученная — это переход к «зеленой» экономике, переход к низкоуглеродной экономике.

    Пандемия ускорила зеленый переход. Это может привести к ускоренному росту аукционных цен в Системе торговли выбросами ЕС, введению цен на углерод, охватывающих более широкий спектр экономической деятельности, и принятию Механизма корректировки углеродных границ — все это может иметь прямое инфляционное воздействие.

    По оценкам Сети по экологизации финансовой системы, реализация масштабной переходной политики в Европе может постепенно увеличить инфляцию по сравнению с предыдущей тенденцией на величину до одного процентного пункта в течение переходного периода, прежде чем вернуться к этой тенденции. [28]

    «Зеленый» переход, вероятно, также усложнит перенос цен на энергоносители на потребительские цены. По мере того, как энергоснабжение смещается в сторону возобновляемых источников, будет уже недостаточно смотреть в основном на цены на нефть: нам также необходимо будет понимать структуру энергопотребления и то, как различные источники связаны между собой и могут заменять друг друга. Возобновляемая энергия в зоне евро увеличилась с 5% от общего объема доступной энергии в 1990 году до примерно 15% сегодня. Точно так же доля природного газа увеличилась с 17% до 24%. Нефть, тем временем, упала с 43% до 38%.

    Продолжающийся рост цен на природный газ является свидетельством создаваемой им сложности, поскольку этот рост отчасти отражает необычно низкий уровень производства энергии ветра в Европе этим летом и необходимость заполнить пробел традиционными источниками энергии, которые можно быстро мобилизовать.Это, в свою очередь, имеет косвенные последствия для других отраслей, зависящих от природного газа, таких как производство удобрений, и отраслей, зависящих от побочных продуктов производства удобрений, таких как упаковка для пищевых продуктов.

    Итак, нам нужно лучше понять эти различные каналы передачи. Влияние перехода к «зеленой» экономике на инфляцию в конечном итоге будет зависеть от развития энергоснабжения и чистых последствий налогово-бюджетных мер.

    Более широкое использование природного газа для стабилизации производства электроэнергии является лишь промежуточной технологией и со временем уменьшится по мере более широкого внедрения новых технологий хранения и распределения энергии.И влияние цен на выбросы углерода будет зависеть от того, используются ли дополнительные доходы для снижения других налогов на потребление, таких как налоги на электроэнергию или НДС, для прямой поддержки уязвимых групп или стимулирования «зеленых» инвестиций.

    Если это не так, существует риск того, что более высокие цены на углерод могут снизить покупательную способность и привести к относительным изменениям цен, которые снизят базовую инфляцию. Исследования показывают, что введение налогов на выбросы углерода в странах еврозоны, как правило, повышает общую инфляцию, но снижает базовую инфляцию. [29]

    Последствия для политики

    Итак, как должна вести себя денежно-кредитная политика в этих условиях?

    Основная задача состоит в том, чтобы не слишком остро реагировать на кратковременные шоки предложения, которые не имеют никакого отношения к среднесрочной перспективе, а также поддерживать положительные силы спроса, которые могли бы надолго поднять инфляцию до нашего целевого уровня в 2%.

    Наше новое прогнозное руководство по процентным ставкам хорошо подходит для управления рисками со стороны предложения. Это руководство гарантирует, что мы будем реагировать только на улучшения общей инфляции, которые, как мы уверены, будут устойчивыми и отразятся на базовой динамике инфляции.И тот факт, что инфляция может немного превысить целевой показатель в течение переходного периода, позволяет нам проявлять терпение в отношении ужесточения политики до тех пор, пока мы не будем уверены, что такое улучшение сохранится.

    Что касается поддержки спроса, наша денежно-кредитная политика будет по-прежнему обеспечивать условия, необходимые для подпитки восстановления. Действительно, наши прогнозы на будущее уже привели к лучшему согласованию ожиданий по ставкам с нашим новым целевым показателем инфляции, помогая при этом укрепить инфляционные ожидания, что снижает реальные процентные ставки.Мы ожидаем увидеть дальнейший прогресс в направлении еще более тесного согласования между ожидаемым временем повышения наших директивных ставок и наиболее вероятным прогнозом инфляции, поскольку рынки продолжают воспринимать обоснование и ключевую цель нашего прогнозного прогноза.

    Все это должно дать решающий импульс частным расходам, как только исчезнет неопределенность, вызванная пандемией, особенно с учетом новых потребностей в инвестициях, вызванных переходом к «зеленым» и цифровым технологиям. По оценкам Европейской комиссии, к 2030 году нам необходимо ежегодно инвестировать около 330 миллиардов евро для достижения климатических и энергетических целей Европы [30] , и около 125 миллиардов евро ежегодно для осуществления цифровой трансформации. [31]

    В дальнейшем вклад налогово-бюджетной политики и, следовательно, соответствующего сочетания мер политики будет оставаться важным. Бюджетно-налоговая политика, вероятно, останется благоприятной, при этом первичное сальдо с поправкой на цикличность, как ожидается, составит -4,1% в этом году, -1,6% в следующем году и -1,5% в 2023 году. комплексный подход к более целенаправленному плану действий.

    Фискальная политика должна быть хирургической, т. е. направленной на тех, кто перенес особые трудности. Он должен быть направлен на повышение производительности, а это означает, что он способствует структурным изменениям в экономике и сдвигает деятельность в сторону секторов, ориентированных на будущее, а также реализует согласованные программы реформ в рамках Фонда восстановления и устойчивости. А в среднесрочной перспективе налогово-бюджетная политика должна будет следовать основанной на правилах основе, которая лежит в основе как устойчивости долга, так и макроэкономической стабилизации.

    Со своей стороны денежно-кредитная политика направлена ​​на сохранение благоприятных условий финансирования для всех секторов экономики в период пандемии.И как только чрезвычайная ситуация, связанная с пандемией, подойдет к концу, а это приближается, наши предварительные прогнозы по ставкам, а также покупкам в рамках программы покупки активов обеспечат, чтобы денежно-кредитная политика по-прежнему поддерживала своевременное достижение нашей среднесрочной цели в 2%.

    Заключение

    Позвольте мне закончить.

    Пандемия вызвала беспрецедентный спад и восстановление, не имеющее аналогов в истории. Реакция инфляции отражает исключительные обстоятельства, в которых мы находимся.Мы ожидаем, что эти эффекты в конечном итоге пройдут.

    Но пандемия также привнесла новые тенденции, которые могут повлиять на динамику инфляции в ближайшие годы. Эти тенденции могут вызвать как повышательное, так и понижательное ценовое давление. Таким образом, денежно-кредитная политика должна по-прежнему быть сосредоточена на безопасном выводе экономики из чрезвычайной ситуации, связанной с пандемией, и устойчивом повышении инфляции до нашего целевого уровня в 2%.

    Дело

    Деньги и инфляция в Аргентине — экономика

    Дело дня: Деньги и инфляция в Аргентине

    Немного истории

    С конца Второй мировой войны до 1990-х годов Аргентина соперничала с другими странами Южной Америки и несколькими странами в других частей света за сомнительную честь иметь высшую уровень инфляции в мире. Как всегда бывает с быстрым инфляции, рост цен в Аргентине был вызван быстрым расширение денежной массы. Сеньораж, полученный от денежной расширение служило потребностям правительства в качестве метода налогообложения этого было трудно избежать и политически легко осуществить.

    Аргентина, как и многие другие хронически-инфляционные экономика, прошли через повторяющиеся циклы гиперинфляции, за которыми последовали попытки стабилизация. Типичный цикл в такой инфляционной экономике начинается с ускорение создание денежных средств для удовлетворения потребностей государственного бюджета.Так как инфляция ускоряется, политическое давление с целью снижения инфляции нарастает, что приводит к возможный «денежная реформа». Такие реформы обычно включают введение новая валюта (что удобно, поскольку инфляция обычно перемещала номинальную цены на товаров и услуг в тысячи, миллионы, миллиарды или даже триллионы единиц старой валюты) и обещания со стороны правительство (которое отвечает за бюджет) и центральный банк (который отвечает за выпуска деньги и часто находится под непосредственным контролем правительства) следовать правила ведущие к замедлению роста денежной массы в будущем.

    Эти правила часто принимают форму денежных правила , по которым ЦБ обещает сохранить рост скорость денежной массы в определенных пределах. Альтернативно, страны иногда обещают сохранить обменный курс количество национальной валюты, необходимое для покупки одного доллара в валютный рынок) стабильный при так называемом обменном курсе правило .
    Серьезная трудность, мешающая борьбе с инфляцией реформы — это доверие. Как только инфляционные ожидания стали укоренившись в обществе, люди становятся очень скептичными по отношению к правительству и центральный банк обещает держать инфляцию под контролем.Этот скептицизм заставляет их поддерживать «защитные механизмы» против Влияние инфляции и инфляционный налог.

    Одним из таких защитных механизмов является сохранение богатства в формах, не затронуты инфляцией. Хранение активов в долларах США является одним из распространенных способов те люди в странах с высоким уровнем инфляции защитить свое богатство от инфляции. Состоятельные члены этих обществ часто размещают средства в американских банках или держат акции в нас. фирмы (это называется «бегство капитала»). Менее обеспеченные граждане часто держите 100-долларовые купюры.Реальные активы, не имеющие прямого отношения к финансовый сектора являются еще одной формой «хеджирования инфляции». Многие жители г. высокая инфляция экономика хранит богатство в товарах длительного пользования, таких как дома, золото или даже рис, скорее чем хранение финансовых активов, таких как банковские депозиты.

    Другим распространенным защитным механизмом является Индексация договоров и расчетов. Это предполагает написание в контракт корректировку всех номинальных платежи, компенсирующие изменение уровня цен.Хотя наличие индексации чрезвычайно ценно для помощи экономике жить в условиях высокой инфляции, это может способствовать инерции, которая делает центральному банку сложнее снизить инфляцию. Под некоторые формы индексированных контрактов, заработная плата (или любая другая выплата предусмотренные в контракте) может продолжать расти в течение некоторого периода после прекращения инфляции. Это приводит к тому, что расходы на заработную плату продолжаются растет и вынуждает фирмы продолжать повышать цены даже после рост денежной массы, который был первопричиной инфляции, остановился.

    К 1990 году Аргентина прошла через почти десятки циклов гиперинфляции и реформ. Ни одна из реформ не сохранила низкий уровень инфляции более чем за пару лет до комбинации фискальное давление и отсутствие доверия вынудили центральный банк отказаться от денежных ограничений и снова запустить печатный станок. Отношение общественности сочеталось с отчаянным желанием, чтобы инфляция могла быть устранены с глубоко укоренившимся цинизмом в отношении перспектив эффективная антиинфляционная политика.

    В 1990 году правительство президента Карлоса Менема и экономика Министр Доминго Кавалло приступил к поистине радикальной антиинфляционной реформа: Они приняли смирительную денежную систему, названную валютным советом . При валютном управлении (которое также регулярно использовалось для управления денежная масса Гонконга), каждая единица национальной валюты (песо, в Аргентина случай) обеспечен соответствующим количеством единиц (одна, для Аргентина) долларов или другой иностранной валюты в хранилище центрального банка. Только тогда, когда больше долларов текут в казну центрального банка (как, например, когда страна работает положительное сальдо торгового баланса) позволяет центральному банку расширять денежную массу поставка. Этот исключает возможность расширения денежной массы для фискальных причины. Центральный банк Аргентины обязался обменивать доллары на песо по принципу «один к одному»; любой, кто внес песо, мог получить доллар в обмен.

    Валютный совет исключает любую возможность центральный банк добровольно выпускает деньги.Главный его недостаток в том, что он денежно-кредитная политика не может реагировать на условия в внутренней экономики, таких как рецессия или банковские кризисы. Однако, как пока он остается в силе, валютный фонд постоянно инфляция невозможна.

    Следующие выдержки взяты из статьи Доминго Кавалло под названием «Уроки процесса стабилизации в Аргентина, 1990–1996 годы», опубликованном Федеральным резервным банком Канзас-Сити в материалах своего симпозиума 1996 г. Ценовая стабильность .

    Гиперинфляция взорвалась в 1989 году. завершающая стадия хронического инфляционного процесса, начавшегося в 1945 г. и длился сорок пять лет. С начала века до конца Второй мировой войны Аргентина характеризовалась стабильные цены. Внутренние цены отражали только колебания, связанные к событиям в мировой экономике, таким как две мировые войны и Великая депрессия 1930-х годов. После 1945 года сочетание промышленного протекционизм, перераспределение доходов на основе повышения заработной платы, усиление государственного вмешательства в экономику вызвало инфляционный процесс показан в таблице 1.После стольких лет инфляции, среди экономистов существует общее мнение о механика этого процесса. Постоянный бюджетный дефицит, все больше финансируемых за счет денежной эмиссии, вызывало все большее частая девальвация местной валюты. Ускорение инфляция в результате демонетизации экономики общественность пыталась избежать инфляционного налога. В последнее десятилетие этого периода хроническая и растущая инфляция, социальные и экономические издержки стала очевидной инфляция.В 1980-е годы экономика все больше дезориентированы инфляцией, снижались со скоростью 1 процент в год. Занятость продолжала расти на 1,6 процента в год, но Среднегодовое снижение производительности труда на 2,6 процента. занятых, было ярчайшим свидетельством того, что только непроизводительные деятельность расширялась. Особенно это касалось государственном секторе, но он существовал и в частном секторе, который по-прежнему надежно защищены от иностранной конкуренции и участвует в финансовых спекуляциях.Государственные расходы в течение 1980-е годы составляли в среднем 33 процента ВВП, в то время как дефицит бюджета составлял около 5 процентов ВВП. . . . 1989 год был катастрофическим. Правительство расходы достигли 35,6 процента ВВП, а дефицит бюджета поднялся до 7,6% ВВП. С декабря по декабрь, инфляция почти достигла 5000 процентов; в разгар марта 1989 г. к марту 1990 г. он составлял более 20 000 процентов. Валовый внутренний продукт упал более чем на 6 процентов, а импорт упал на 21 процент в том же году.Правительство не могло игнорировать высокий общественный спрос на стабильность цен, которой не было в течение сорока пяти лет. годы. Таблица 1. Инфляция в Аргентине по десятилетиям (Годовые темпы изменения индекс потребительских цен)
    Период Средний Максимум Минимум
    1920-1929 гг. -1,7 17.1 -15,9

    1930-1939 гг.

    -0,3

    13,0

    -13,9

    1940-1949 гг.

    10,6

    31.1

    -0,3

    1950-1959 гг.

    30.3

    111,6

    3,7

    1960-1969 гг.

    23,3

    31,9

    7,6

    1970-1979 гг.

    132,9

    444,0

    13.6

    1980-1989 гг.

    750,4

    4 923,3

    87,6

    Источник: ИНДЕК

    План стабилизации

    В 1990 году правительство начало полностью пересмотреть организацию аргентинской экономики. В него вошли (а) всесторонняя либерализация внешней торговли и движения капитала, (b) приватизация государственных предприятий и дерегулирование экономики, (в) сокращение бюрократического аппарата государственный сектор и реконструкция налоговой системы, и (d) создание новой денежной системы.

    Государственные расходы резко сократились с с 35,6% ВВП в 1989 г. до 29,8% в 1990 г. и продолжал упадет до 27 процентов ВВП к 1995 году. Дефицит бюджета также сократился резко с 7,6% ВВП в 1989 г. до 2,3% в 1990 г., и начиная с 1991 года он колебался около 0 процентов, сопровождая экономический цикл.
    Цены на товары и услуги стали свободно определяется на конкурентных и открытых рынках. По состоянию на апрель 1991 г. общественность могла свободно выбирать валюту, используемую во всех финансовых и коммерческие сделки.Среди альтернатив был кабриолет. песо, которое пришло с преобразованием центрального банка в виртуальная валютная доска. Центральный банк должен поддерживать каждый песо в обращение с эквивалентной суммой или золотом или иностранной валютой, позволяя держателям песо в любой момент обменять одно песо на один американский доллар.

    Тот же самый закон, который создал эту денежную систему включал запрет статей об индексации или любых других денежных изменения условий договоров.Соглашения об оплате труда в результате коллективные переговоры должны сопровождаться соглашениями о производительность.

    Дезинфляционный процесс был непрерывным и устойчивый: инфляция снизилась с 1344 процентов в 1990 году до 84 процентов в 1991 г., 17,5% в 1992 г., 7,4% в 1993 г., 3,9% в 1994 г., 1,6 процента в 1995 году и 0 процентов в течение двенадцати месяцев между Июнь 1995 г. и июнь 1996 г.

    Новая денежная система способствовала сильному увеличение внешних резервов, обеспечивающих денежные обязательства центрального банка.Резервы выросли с $3,8 млрд на конец 1989 г. до 17,9 млрд долларов в конце 1994 г. Эта тенденция была обращена вспять. когда падение уровня доверия после девальвации мексиканское песо привело к бегству капитала из Аргентины: к концу К марту 1995 года резервы упали до 12,5 миллиардов долларов. Но политика принятые, чтобы противостоять кризису, восстановили доверие. К концу В июне 1996 года резервы уже превысили 20 миллиардов долларов.

    В период с 1991 по 1994 год ВВП рос в среднем годовая ставка 7.7 процентов. Однако из-за оттока капитала после Второй квартал 1995 года экономика вступила в период рецессии. То спад длился год, и во втором квартале 1996 г. экономика уже демонстрировала признаки восстановления с годовым темпом 3 процента.
    Экспорт, практически не менявшийся в предыдущем десятилетие, бурно росла в период стабилизации. Импорт, который до 1994 года рос намного больше, чем экспорт, сократился. в 1995 году с началом рецессии.

    Несмотря на сильный рост ВВП, занятость росла относительно медленно, а в рецессии, начавшейся в 1995 г.Плохая работа экономики в отношение к занятости объясняется существенным увеличением производительность труда, которая к середине 1996 года достигла уровня 1980. Быстрый рост экономики в этот период позволил преобразование многочисленных малопродуктивных или непродуктивных деятельность, которая была искусственно создана в течение десятилетия 1980-е годы в продуктивные усилия. Однако этого было недостаточно использовать всю растущую рабочую силу. Так, начиная с 1992 г. уровень безработицы увеличился и достиг пика 18.4 процента активного населения в мае 1995 года. С тех пор небольшое снижение безработицы. Обследование, проведенное в мае 1996 г., зафиксировало ставка 17 процентов, что все еще в три раза выше, чем у 1980-е годы.

    Процент домохозяйств за чертой бедности линии (в среднем 26 процентов в конце 1980-х годов, которые поднялись до 29 процентов в период гиперинфляции) снизился до 13 процентов в 1994 г., но во время рецессии 1995 г. она выросла до 17%. . .

    Уроки аргентинской дезинфляции

    Главный урок аргентинской стабилизации Опыт показывает, что ликвидация инфляции возможна даже тогда, когда экономика страдает от этой болезни на протяжении десятилетий.Это не верно, что в латиноамериканских экономиках необходимо принять годовой уровень инфляции около 10 процентов, даже после многих лет поиск стабильности.

    Еще один важный вывод аргентинца опыт показывает, что фискальная корректировка, понимаемая как сокращение государственных расходов, а также сокращение и ликвидация бюджетного дефицита является ключом к стабилизации после десятилетия нестабильности, истоки которой в основном кроются в денежное финансирование постоянного бюджетного дефицита.

    Таблица 2. Аргентинская стабилизация в Номера
    (десятилетие 1980-х и 1989 г. по 1996 г.)

    с 1980 по 1989 г. 1989 г. 1990 г. 1991 г. 1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г.
    Годовая инфляция Показатель 750.4 4923,3 1343,9 84,0 17,5 7.4 3,9 1,6 0,0
    Рост ВВП (ежегодный %) -0,9 -6,2 0,1 8,9 8,7 6,0 7. 4 -4,4 3.0
    Рост экспорта (ежегодный %) 3.0 4.9 29,0 -3,0 2.1 7.2 20,8 32,4 4.0
    Рост импорта (ежегодный %) -6,7 -21,0 -3,0 103,0 79,7 12,8 28,6 -6,8 7,0
    Текущий аккаунт баланса платежей (% ВВП) -2.4 -1,7 3. 3 -0,2 -2,4 -2,7 -3,3 -0,9 -0,9
    Общественный (государственный) расходы (% от ВВП) 33.1 35,6 29,8 29,3 28,7 28.4 27,2 27,0 27,0
    Государственный бюджет дефицит (-) (% от ВВП) -5,8 -7,6 -2,3 -0,3 0,2 1,2 0,1 -1,0 -2,0
    Валютные резервы (миллиарды долларов) 3. 1 3,8 6.4 9,0 12,4 17,4 17,9 18,5 20,0
    Рост занятости (%) 1,6 1,0 1.1 4.3 2,7 1,3 -0,2 -2,6 0,0
    Производительность на нанятый человек (Индекс 1980 г. = 100) 100 76.6 74,2 79,5 85,6 89,9 97,9 95,2 99,3
    Доля домохозяйств ниже линия бедность (Всего Большой Буэнос Айрес) 26,2 29,0 29. 5 19,0 14,4 13.3 13,0 17.2

    Источники: Secretaría de Programación Económica, B.C.R.A.

    Для общества в экономическом хаосе из-за инфляция, введение элементарной дисциплины как в частном, так и в государственному сектору имеет особое значение. Внешний и внутренний конкуренция — достигается за счет открытия экономики, дерегулирование и приватизация государственных компаний — это отличный дисциплинирующий механизм для частного сектор.Бюджет является дисциплинирующим механизмом для общества. сектор. Для достижения прозрачности, необходимой для рынки и бюджет должны функционировать эффективно, денежная система это ключ.

    Успех стабилизации в Аргентине ни за счет количественного контроля национальной валюты, ни из-за фиксации его стоимости в долларах, потому что в строгом смысле, эти два правила денежно-кредитной политики не применялись. Что за правительство предложило населению свободу выбора валюты для использоваться в своих сделках и для своих сбережений.На практике выбор был предоставлен между американским долларом, который у публики был уже превратились в свою валюту во время гиперинфляции, а конвертируемое песо, которое стало предлагаться центральным банком. В в соответствии с Законом о конвертируемости, эта валюта должна быть на уровне менее стабилен, чем доллар. По этой причине с самого начала создание было ограничено количеством, которое могло быть обеспечено золотом и резервы иностранной валюты в Центральный банк. Свобода выбора используемой валюты, не обязательно ограничивается песо и U.доллар США, поддержал запрет на денежные корректировки или положения об индексации в контракты. Это было очень важно для ликвидации всех остатков инфляционной инерции в системе.

    Стабильность курса песо по отношению чтобы доллар не был препятствием для здорового расширения экспорта, намного больше, чем в предыдущем десятилетии, когда аргентинская валюта была сильно занижена. И не надо было девальвировать песо, чтобы уменьшить дефицит текущего счет платежного баланса, который в 1994 году достиг 3.3 процента ВВП, но резко упал до 0,9 процента в 1995.

    Стабильность песо была жизненно важна для поощрять государственных чиновников, а также частных предпринимателей платить большее внимание к реальным детерминантам внешней конкурентоспособность: экономически искажающие правила и налоги, как также Факторная производительность.
    Увеличение ставок инвестиций и производительность объяснить впечатляющий экономический рост во время стабилизации период. То роста безработицы нельзя было избежать позволяя выше инфляция.За исключением года рецессии, в совокупности спрос был постоянно расширяется и имеет тенденцию к перегреву экономики. Причины безработицы можно обнаружить в институциональной негибкости рынок труда и низкий уровень производительности 1980-х годов. В случае обоих проблемы, прозрачность, достигаемая при стабильности цен, создает гораздо больше адекватный среда, способствующая повышению качества государственной политики дебаты и трудовых переговоров, необходимых для их преодоления.

    Все оказалось не так радужно

    Первоначальный пример из практики, описанный выше, был написан в 1998 году. Вскоре после этого Аргентина финансовая система начала рушиться. Банковская система пострадала кризис в начале 1995 года, после несвязанных с этим трудностей в Мексике, которые тем не менее вызвало потерю доверия в Аргентине. Некоторые ключевые аргентинские банки были в беде, и система валютного фонда исключала любые корректирующие действия со стороны центральный банка, например, выступая в качестве кредитора последней инстанции или участвуя в общая память расширение.

    Затем в начале 2002 года комбинация банков трудности и рост государственного долга вызвал национальный экономический кризис столь же серьезный, как Америки Великая депрессия. Хотя валютный фонд не был причиной этого кризис (фискальная безответственность правительства была главным виновником), Центральный руки банка в борьбе с кризисом. Поскольку основной акцент в это дело о борьбе с инфляцией, мы не собираемся сосредотачиваться на поздние кризисы, но если вам нужна дополнительная информация, вы можете посмотреть это статья из журнала The Economist от 2 марта 2002 г. с подробным описанием экономического спада.

    После кризиса Аргентина вернулась к своей прежней популистской политике. Инфляция не резко возросла, но ее темпы были значительно выше, чем в период валютного фонда. Недавнее сравнение экономической политики Аргентины и Бразилии и результаты здесь.

    Вопросы для анализа

    1. Какие затраты были высокими и переменными в Аргентине инфляция до 1990 года повлияла на «реальную» сторону ее экономики? какой части общества потеряли больше всего? Были ли гейнеры?

    2.Если все согласны с тем, что гиперинфляция плохо, почему это происходит? Имеются данные о том, что страны в какие центральные банки независимы от избранного правительства, как правило, имеют меньшую инфляцию. Почему это может быть?

    3. В чем главное преимущество валюты система правления в установлении антиинфляционного авторитета? Почему доверие критически важно?

    4. Когда мексиканский валютный кризис произошел в 1995, какой-то международные спекулянты вывели свои деньги из аргентинских песо, когда хорошо как другие валюты Южной и Центральной Америки, потому что они боялись что песо обесценится по отношению к доллару. Объясните, почему это обесценивание валюты песо может не произойдет, пока Аргентина придерживается своей политики валютного фонда.

    Мнение | В конце концов, инфляция не вызывает у потребителей паники

    Хорошие новости об инфляции в последнее время приходят редко. Но на этой неделе мы получили два обнадеживающих отчета от Федерального резервного банка Нью-Йорка — результаты его последнего Обзора потребительских ожиданий и анализ недавнего поведения инфляционных ожиданий, проведенный экономистами ФРБ Нью-Йорка.

    Ни один из отчетов не имеет никакого отношения к инфляции, которую мы на самом деле наблюдаем, которая продолжает (пока что) расти быстрее, чем это было в течение десятилетий. Вместо этого все они были о гипотетическом будущем. Потребители, как оказалось, не ожидают, что инфляция будет оставаться горячей. Скорее, они, кажется, верят, что это будет продолжаться какое-то время, а затем исчезнет. На самом деле, ожидаемая инфляция в среднесрочной перспективе фактически снизилась за последние пару месяцев.

    Кроме того, маловероятно, что еще несколько плохих цифр вызовут инфляционную панику: потребители гораздо реже пересматривают свои ожидания относительно будущей инфляции, чем в прошлом.

    Какое нам дело? Это не потому, что потребители обладают какой-то особой мудростью, а потому, что ожидаемая инфляция может подпитывать реальную инфляцию. На самом деле это можно сделать двумя способами, хотя только один из них имеет отношение к нашей текущей ситуации. И тот очевидный факт, что среднесрочные ожидания инфляции не растут, значительно повышает наши шансы безболезненно пройти этот сложный период.

    Между прочим, ожидаемая инфляция может иметь нерелевантное значение через спрос. Когда инфляция высока, потребители могут спешить тратить деньги, прежде чем они потеряют свою ценность.Согласно легенде, когда в 1920-х годах в Германии была гиперинфляция, завсегдатаи пивных покупали две бутылки пива за раз, потому что ожидали, что цена на вторую вырастет, пока они еще пьют первую. Когда правительство не может остановить инфляционное печатание денег, это стремление тратить может привести к еще большей инфляции.

    Как я уже сказал, это не имеет отношения к текущей ситуации в США; нет, нам не нужно печатать деньги, чтобы платить по счетам. Но нам нужно следить за возможностью того, что инфляция укоренится в экономике.Что мы подразумеваем под этим?

    Некоторые читатели могут захотеть отвести глаза: я собираюсь написать уравнение. За последние полвека большинство макроэкономистов, ориентированных на политику, приняли идею о том, что уровень инфляции определяется соотношением, которое выглядит примерно так:

    Инфляция = a – b × уровень безработицы + ожидаемая инфляция + другие факторы

    Почему там ожидаемая инфляция? Потому что в экономике, в которой все ожидают постоянной инфляции, компании, устанавливающие цены или решающие, какую заработную плату предложить, будут участвовать в процессе скачкообразного повышения своих цен, полагая, что другие компании также будут повышать свои цены. Подробнее об этом процессе я писал здесь. А это, в свою очередь, означает, что после того, как люди стали ожидать постоянной инфляции, возвращение к устойчиво низкой инфляции обычно требует прохождения длительного периода высокой безработицы, в течение которого люди продолжают видеть инфляцию ниже, чем они ожидали, и постепенно пересматривают свои ожидания в сторону понижения.

    В течение последних двух десятилетий или около того это не вызывало особого беспокойства, потому что инфляционные ожидания стали «заякоренными»: общественность привыкла ожидать низкой инфляции как обычно и мало реагирует на временные подъемы и падения из-за таких вещей, как колебания цен на нефть.Большое беспокойство по поводу всплеска инфляции в период с 2021 по 2022 год вызывает то, что инфляционные ожидания могут потерять свою опору, что значительно усложнит снижение инфляции после того, как цепочки поставок и все остальное вернется в нормальное русло.

    Так это происходит? Не согласно Федеральному резервному банку Нью-Йорка. Его обзор потребительских ожиданий спрашивает респондентов, какой уровень инфляции они ожидают как в краткосрочной перспективе (один год), так и в среднесрочной перспективе (три года). Вот как это выглядит:

    Среднесрочная ожидаемая инфляция недавно снизилась, но важнее то, что она никогда не росла так сильно, как краткосрочные ожидания.Это говорит нам о том, что потребители ожидают более высокой инфляции в ближайшие месяцы, но не ожидают, что она сохранится, то есть ожидания все еще закреплены.

    Анализ, проведенный экономистами Федерального резервного банка Нью-Йорка, пошел еще дальше, задав вопрос о том, как краткосрочные изменения фактической инфляции влияют на среднесрочные ожидания. Они обнаружили, что ожидания гораздо менее менее чувствительны к данным об инфляции, чем раньше — по сути, потребители не спешат пересматривать свои взгляды на будущую инфляцию в ответ на последние новости.Это еще раз подтверждает идею о том, что ожидания все еще закреплены.

    Все это говорит о том, что мы должны с оптимизмом смотреть на возможность относительно безболезненного завершения нашего нынешнего эпизода инфляции. Но разве мы не могли сказать то же самое о прошлой инфляции? Вообще-то, нет.

    Инфляция в США сделала два больших шага вниз по сравнению с пиками конца 1970-х годов:

    Сначала наступила Великая дезинфляция 1980-х, которая снизила инфляцию примерно с 10 до 4 процентов.Это был болезненный процесс, который включал в себя очень серьезную двойную рецессию. Затем последовала вторая дезинфляция в начале 1990-х годов, которая снизила инфляцию примерно с 4 до 2 процентов. Это повлекло за собой более мягкую рецессию, но восстановление после этой рецессии было вялым, а безработица долгое время оставалась высокой — помните «это экономика, тупица»?

    К сожалению, обзор Федерального резервного банка Нью-Йорка не имеет достаточной истории, чтобы охватить эти эпизоды. Однако с 1979 года Мичиганский университет спрашивал потребителей как о краткосрочной, так и о среднесрочной инфляции.Таким образом, мы можем использовать их опрос, чтобы сравнить текущие потребительские ожидания с тем, как они выглядели в начале этих прошлых дезинфляций.

    Похожие записи

    Вам будет интересно

    Свободная оферта: Свободная оферта

    Дам деньги на развитие бизнеса: Дам деньги в долг на развитие бизнеса

    Добавить комментарий

    Комментарий добавить легко