Что такое топ менеджер: Работа для топ-менеджеров в Санкт-Петербурге

Содержание

Чем отличается топ-менеджер от простого управленца — Российская газета

Сегодня компании экспериментируют с новыми моделями управления эффективностью, новыми стратегиями обучения, новыми способами снижения издержек и методами для набора и обучения людей. Подбор персонала и работа с ним — крупнейшая сфера в HR. Какие стратегии работы с персоналом сегодня успешно работают в современных компаниях — об этом «РГ» рассказали эксперты.

У каждой компании система управления персоналом своя, подсказанная как уровнем самих управленцев, так и опытом компании в этой сфере. Но помимо традиционных схем управления появляются новые системы, на деле показывающие свою эффективность. В основном все новые идеи по управлению персоналом приходят с Запада и адаптируются под российскую реальность. Те, кто принес это первым, передают свой опыт.

«Сейчас стали популярны горизонтальные компании, где нет четкой иерархии — руководителей и подчиненных. Создаются проектные команды, когда под каждый отдельный проект внутри компании собираются сотрудники из разных отделов и работают над ним до завершения. Во главе каждой назначаются проектные менеджеры, которые курируют команду. По завершении проекта сотрудники расходятся и присоединяются к новым командам. Причем у каждого работника может быть несколько параллельных проектов. С таким видом управления экспериментируют IT-компании и другие инновационные организации», — рассказал «РГ» генеральный директор сервиса по поиску работы и сотрудников Rabota.ru Александр Ветерков.

Помимо этой модели, говорит эксперт, существует также ценностное управление, когда команда формируется исходя из ценностей компании, продукта и команды. Сотрудники работают в рамках единой системы ценностей, и в этих случаях значительно снижаются транзакционные издержки. Но каждый стиль может быть эффективен для одной компании и совершенно не соответствовать задачам другой. Возможно, для кого-то будет правильнее сохранять структуру с четким разделением обязанностей каждого сотрудника и вертикальным подчинением.

Но во всех структурах по-прежнему ведущей остается роль руководителя. Если он не умеет или не хочет реализовывать принципы успешного руководства, то никогда коллектив и система в целом не будут конкурентоспособны. Частичные бессистемные компоненты науки управления не могут определять конкурентоспособность системы в целом, говорят эксперты. Однако некоторые руководители, возможно, от недостаточного стратегического мышления нередко ждут инициативы снизу.

Задачи разные — цель одна

Эффективность работы человека связана с тем, насколько она его удовлетворяет не только в материальном плане, но и в содержательном. Исследование Rabota.ru показало, что для всех соискателей новой работы важны три составляющие: сплоченная команда, карьерный рост и интересные задачи. В зависимости от специальности факторы выбора работы могут варьироваться. Так, для продавцов важен бренд работодателя, хороший коллектив и возможность карьерного роста. Бухгалтеры, экономисты и юристы обращают внимание на устойчивость компании, коллектив, наличие медицинской страховки и возможность обучения за счет компании. Для водителей важны гибкий график и команда. Специалисты из сфер производства и строительства обращают внимание на бренд и известность компании, а также насколько она твердо стоит на рынке. IT-специалистам также важны бренд работодателя, уровень задач, обучение и рост квалификации, но еще и красивый офис и дополнительные «плюшки» от работодателя.

Грамотные управленцы называют один простой секрет, который способен в разы повысить эффективность сотрудников в самых разных областях. Это умение хвалить. То есть то, что называется моральным стимулом. Это важно в любом коллективе и любой отрасли. К сожалению, этот аспект учитывают далеко не в каждой компании, даже если не забывают о материальном стимулировании — премиях, бонусах и т.п.

Из детского сада в топ-менеджеры

Во многих случаях успех компании зависит от уровня подготовки к управлению людьми со стороны высшего руководства. Не каждый управленец может стать топ-менеджером. Для этого нужны особые качества.

Топ-менеджер отличается от просто управленца и эффективного менеджера наличием хозяйской мотивации

«Топ-менеджер отличается от просто управленца и эффективного менеджера наличием хозяйской мотивации. Когда он оценивает решение, исходя не из исполнения бюджета или узких ключевых показателей эффективности подчиненного подразделения, а исходя из полезности и выгодности этого решения для всего бизнеса. Причем с отношением к бизнесу и деньгам как к собственным», — пояснил Александр Ветерков.

По мнению президента Superjob Алексея Захарова, истинных менеджеров высшего звена можно воспитать только начиная с детского сада, начальной школы и в семье. Топ-менеджеры не могут появиться из ниоткуда. Это люди со сложившимся набором качеств. «В самых крутых бизнес-школах на программах MBA (магистратура бизнес-администрирования) дают возможность приобрести новые социальные связи и узнать стандарты работы лучших корпораций лишь тем, кого мама с папой в детстве научили тому, чему нужно. Только и всего. Если в самую лучшую бизнес-школу пришел человек, который уже не является топ-менеджером, он и после MBA не станет топом», — отмечает Алексей Захаров.

Универсальные черты топ-менеджера сводятся к четкому видению цели, умению расставлять приоритеты, подбирать нужных людей и объединять их в команду. По мнению Захарова, качества успешного управленца зависят еще и от сферы применения. Одно дело — армия, другое — рекламное агентство.

Технологиям научат

Одним из факторов успеха компании является непрерывное обучение персонала. В последнее время появились новые инструменты корпоративного обучения, и многие компании быстро подхватили их. К ним относятся так называемые experience platforms — «платформы знаний» или «платформы опыта», а также новое поколение платформ микрообучения — усовершенствованные системы управления обучением и системы на основе искусственного интеллекта, которые рекомендуют, находят программы и обеспечивают процесс.

Многие компании постепенно начинают использовать искусственный интеллект и другие технологии в своих программах. Рынок насыщен встроенными решениями: почти каждый разработчик систем управления персоналом имеет встроенную аналитику, многие программы снабжены механизмами прогнозирования. Большой объем рекрутинга (в гостиничном хозяйстве, сфере услуг, здравоохранении, розничной торговле) автоматизируют с помощью чат-ботов и других новых инструментов.

«Я считаю эту часть HR-технологий самой динамичной и инновационной — в первую очередь потому, что каждой крупной компании приходится покупать целый набор инструментов, чтобы выдержать конкуренцию, — заявил аналитик Джош Берсин на саммите HR Digital. — Рынок становится все более напряженным, с уровнем безработицы, близким к рекордным минимумам. Мы вернулись к «войне за таланты», и на этот раз таланты ведут атаку. Другими словами, благодаря новым технологиям рекрутеры лучше разбираются в кандидатах, но точно так же кандидаты больше понимают про компании».

Управлять компанией в этих условиях становится все сложнее. Однако и программы подготовки и переподготовки управленцев также совершенствуются и развиваются. Многому они способны научить перспективного руководителя, но в конечном счете решающими элементами успеха становятся личный опыт и понимание своей роли.

Инфографика «РГ» / Антон Переплетчиков / Татьяна Батенева

Проверяй и доверяй: 5 главных ошибок при выборе топ-менеджеров

1.

Вы верите на слово

 

если на расплывчатые формулировки можно не обратить внимание или неверно их трактовать, то в случае чисел и показателей скрыть что-то вряд ли получится. Топ-менеджер всегда работает с показателями. Поэтому если на собеседовании кандидат разводит демагогию без конкретики, можно смело прощаться с ним и продолжать поиски.

Человеческую хитрость тоже никто не исключает, а верить на слово слишком наивно, поэтому стоит не просто опираться на результаты собеседования, но и изучить предысторию кандидата.


2. Не обращаете внимание на личностные качества

 

Топ-менеджер – это не только числа и компетенции, это еще и человеческие качества: умение решать конфликты, находить подход к людям, адаптироваться в стрессовых ситуациях и использовать свою предприимчивость и находчивость.

Помимо общепринятых качеств есть и индивидуальные, применимые именно к вашей компании, существующей корпоративной культуре.

Как распознать эти качества и не дать пустить себе пыль в глаза? Критическое мышление и доля скептицизма должны вам помочь. Важно ответить себе на главный вопрос: сможет ли этот человек выстроить взаимоотношения в коллективе так, чтобы показатели были достигнуты, а еще лучше — перевыполнены?

Опять же, никто не застрахован от ошибочного первого впечатления, ведь те, кто претендуют на должность топа, с вероятностью 90% умеют грамотно и в выгодном для них свете себя презентовать.

Рассуждайте стратегически и попытайтесь представить кандидата в тех или иных ситуациях. Такой подход не гарантирует 100% правильности выбора, но снизить риски точно получится.


3. Хотите всего и сразу

 

Одна из самых распространенных ошибок — верить в то, что крутой управленец справится со всем самостоятельно в сжатые сроки. 

Схантить вы можете, конечно, лучшего из лучших: компетенции, опыт, рекомендации — все при нем. Однако помните, что ваш новый топ — такой же человек, как и все остальные.

Ему, как и любому другому сотруднику, нужны поддержка и помощь в начале пути, чтобы адаптироваться в коллективе и войти в рабочий темп.

Будьте терпеливы и не делайте скоропостижных выводов, ожидая мгновенных результатов. Помните, что топ-менеджер — это стратег, и на изменения потребуется время. 


4. Боитесь рисковать 

 

Все мы слышали о корпоративных скандалах и подковерных играх, а кто-то сам в них участвовал. Как бы то ни было, у вас всегда есть выбор, как из них выйти: с достоинством, хоть иногда и себе в убыток, или эмоционально, хлопнув дверью и не подумав о последствиях, которые не заставят себя ждать. 

Выяснение причин и обстоятельств ухода с прежних мест работы потенциального кандидата — первое, чем займется HR-департамент. Если вы все-таки нашли ложку дегтя в бочке шикарных компетенций, высоких показателей и огромных амбиций, не бойтесь.

Иногда все не то, чем кажется. Обратную связь лучше получить от двух сторон и только потом делать выводы и принимать решение.


5. Переоцениваете вашу совместимость

 

Наполеоновские планы, амбиции и горящие глаза — это все, конечно, прекрасно, но не стоит торопиться и высылать оффер. Даже если последние сомнения в компетенциях и реальных возможностях потенциального топ-менеджера отпали, постарайтесь адекватно оценить, насколько сопоставимы ожидания и реальность не только кандидата, но и ваши.

Человек, привыкший к скорости развития и масштабам работы стартапа, вряд ли сможет безболезненно прижиться в крупной или государственной корпорации. Одна только вездесущая бюрократия сведет его с ума в первый же месяц работы. Ровно как и наоборот — бывший топ-менеджер крупной организации станет «слоном в посудной лавке» новоиспеченного стартапа.

Фото на обложке: Ink Drop / Shutterstock

Андрей Молчанов — топ-менеджер года | Новости

Генеральный директор «Группы ЛСР» Андрей Молчанов объявлен лучшим топ-менеджером 2020 года согласно ежегодному рейтингу ТОП-100 авторитетного издания «Деловой Петербург».
Он стал единственным руководителем, удостоившимся этой чести дважды. В связи с этим «Деловой Петербург» взял у Андрея Юрьевича большое интервью. Публикуем его целиком.

«ЛЮДИ — ОДНО ИЗ ГЛАВНЫХ ДОСТОЯНИЙ ЛСР»

Как компания в целом переживает текущий кризис?

— Нормально. Пандемия бросила нам вызов — мы вынужденно при­способились к новым условиям. Пе­решли на удаленку на удивление безболезненно и быстро. И это го­ворит лишь об одном: все, что к этому моменту было сделано в компа­нии с точки зрения IT–технологий и модернизации разного рода управ­ленческих процессов, было очень грамотным. Будто мы готовились именно к такому развитию собы­тий все последние годы.

— И эффективность персонала, работающего на удаленке, не снизилась?

— Рано, конечно, подводить оконча­тельные итоги. Но сейчас мы проб­лем с этим не видим. Конечно, лю­ди все очень разные. И крайне по–разному воспринимают возникшую ситуацию.

Но поскольку именно лю­ди, специалисты, профессионалы — одно из главных достояний «Груп­пы ЛСР», то мы уделили повышен­ное внимание их комфорту, в том числе душевному. Всеми средства­ми старались максимально обезопа­сить здоровье людей. И, мне кажет­ся, у нас получилось.

— Внешние трудности тоже позади? Все застройщики сейчас рапортуют о росте продаж, увеличении прибыли и т. п.

— Да, в этом смысле мы кризиса то­же, можно сказать, почти не замети­ли. И тут, конечно, решающую роль сыграла поддержка государства в виде субсидирования процентных ста­вок по ипотеке, за что от всей стро­ительной отрасли низкий поклон. Правительственная программа обе­спечила нам новый поток клиентов, у которых появилась возможность приобрести жилье. Произошла на­стоящая революция: благодаря са­мым низким ставкам в истории еже­месячный платеж по ипотеке в некоторых случаях стал сопоставим со стоимостью аренды квартиры.

— А вот многим экспертам представляется, что программа льготной ипотеки себя не оправдала — она лишь спровоцировала рост цен и рост доходов строителей, но не сделала жилье более доступным.

Выходит, вы не согласны с такой оценкой?

— Не согласен. Если ретроспек­тивно посмотреть цены на жилье, то они росли все время. Вне зависи­мости от состояния ипотечных ста­вок. Все как–то забывают про инфля­цию, про рост стоимости стройма­териалов, других затрат застройщи­ков. Давайте представим, что не было бы в этом году никакой льготной ипотеки. Что тогда? Еще больше застройщиков попросту разори­лись бы. Опять бы возникла куча недостроев. А что было бы с ценами в такой ситуации? Да они бы, по­жалуй, еще больше выросли. Толь­ко жилье при этом было бы доступ­но меньшему количеству людей. Да, спрос рождает предложение. Поэто­му цены растут, но рано или позд­но придут к балансу, когда рынок насытится. Поэтому нынешняя ситуация — тот редкий случай, ког­да выиграли вообще все. Огромное количество семей, которые давно мечтали о новом жилье, получи­ли возможность его приобрести. Строители получили новых кли­ентов. А вложенный в стройку рубль, как известно, имеет большой муль­типликационный эффект для мас­сы смежных сфер.

Значит, благода­ря этому получили работу еще мил­лионы людей: производители стро­ительных материалов, подрядчики, банки… Знаете ли вы, к примеру, что на строительный сектор сейчас приходится более 60% спроса на рос­сийскую сталь? Строительство всег­да считалось мощнейшим драйве­ром всей экономики.

— Не существует ли риска формирования на рынке пузыря, когда спрос поддерживается только кредитными деньгами в условиях сокращения доходов населения из–за кризиса? Если есть, как его избежать?

— У меня нет поводов не соглашаться с Центробанком РФ и его главой Эль­вирой Набиуллиной. Она большой профессионал и считает, что на се­годняшний день рисков пузыря нет. Доля ипотечных кредитов к ВВП у нас очень низкая по сравнению с ведущими странами мира. Банки себе тоже не враги — выдают креди­ты аккуратно, тщательно анализи­руют платежеспособность заемщи­ков. Что, кстати, косвенно подтверж­дается тем, что за последние 5 лет в России просрочка по ипотечному кредитованию не превышает 1%, хо­тя в развитых странах этот показа­тель куда выше.

Так что нам до пузыря как до Луны еще.

— То есть — спасибо коронавирусу за счастливое настоящее?

— Я не сторонник рассуждений в таком ключе. Это жизнь. Она, как лю­бят говорить, полосатая. Волно­образная. Да, так случилось, что при­шла пандемия. Ничего фатального для застройщиков она не принесла. Но на многие другие отрасли смо­треть действительно больно — лю­ди сильно пострадали.

«НАВЕРНОЕ, ЭТО БУДЕТ САМЫЙ БОЛЬШОЙ «КЛИНКЕРНЫЙ КВАРТАЛ» В МИРЕ»

— Но многие строительные компании сейчас тоже уходят с рынка, банкротятся…

— Это следствие других процессов. Все говорили, что так будет в свя­зи с окончанием эпохи долевого фи­нансирования и переходом строи­тельной отрасли на работу по эскроу–счетам. И вот сейчас мы это наблю­даем. Уходят так называемые ком­пании одного проекта. Следующий они уже просто не запускают, пото­му что понимают: легких денег боль­ше не будет. Считаю это позитивным трендом. Потому что это отчасти является гарантией непоявления но­вых обманутых дольщиков. Безуслов­но, мошенники — они во всех отрас­лях и странах присутствуют. Но у нас многие застройщики ранее разоря­лись и банкротились именно из–за плохого умения считать экономи­ку проекта. Всем кажется: ну а что такого — дом построить? Посчитал бу­дущую прибыль, порой заранее ее истратил, а потом тебе денег на до­стройку и не хватило… К сожалению, строительство — это такая сфера, где на любом этапе могут возникнуть до­полнительные непрогнозируемые за­траты. Каждый, кто хоть раз самосто­ятельно занимался даже самым про­стым ремонтом квартиры, знает это не понаслышке. В новых законода­тельных реалиях банк просто не выделит средства на слабо проработан­ный с экономической точки зрения проект.

— Каким вы в связи с этим видите ландшафт отрасли через 5–10 лет? На рынке будут три частные компании и госкорпорация?

— Нет, не верю. Более того, убежден, что такое невозможно. Мне кажет­ся, что в нашей сфере откат к какой–то советской модели выглядит уто­пией. Специфика строительной отрасли как раз в том, что тут первую скрипку должен играть частный бизнес. Если, конечно, думать об эффективности. Мне кажется, вообще главное, чтобы бизнес платил нало­ги. Если с этим будет все в порядке, то и поводов что–то менять не най­дется. В этом плане «Группа ЛСР» старается быть примером и являет­ся одним из крупнейших налогопла­тельщиков родного региона.

— Можно ли говорить, что с уходом с рынка недобросовестных и непрофессиональных застройщиков канут в Лету и довольно перегретые в последнее время цены на земельные участки?

— Хотелось бы! Но мы этого пока, к сожалению, не наблюдаем. И это еще один аргумент в пользу роста конечной стоимости жилья. Потом опять: что значит перегретая? Поку­пают же? Значит, справедливая це­на. Это рынок!

— Есть ли пределы по объему жилья, которое может быть построено в Петербурге, учитывая его сложную географию, инфраструктурные ресурсы и так далее? Или город может расширяться до бесконечности? Если есть, когда они будут достигнуты?

— По официальным данным, в Петербурге в ближайшие годы планиру­ет вводить порядка 3 млн кв. м ежегодно. Это оправданный объем, мне кажет­ся. Потенциал для строительства у го­рода есть, и он значительный. Толь­ко промзоны составляют около 19 тыс. га. В общем, на наш век земли хватит. А если не хватит — новую намоем.

— В этом–то у «Группы ЛСР» опыт большой. Не успели начать строить на берегу Финского залива ЖК «Морская набережная», как уже приобрели под намыв следующий огромный участок — уже в северной части Васильевского острова. Планируете ли создание там единой концепции застройки?

— Обязательно. И это не будет проект одного архитектора — для строительства квартала привлечем всех лучших проектировщи­ков города. Такой опыт у нас уже есть в нашем флагманском московском проекте — «ЗИЛАРТе», который не­давно был признан лучшим жилым комплексом всей страны. При этом все архитекторы будут творить в рамках единого дизайн–кода. Его частью, как мы на сегодняшний день полагаем, будут обязательные фаса­ды из клинкерного кирпича. Это бу­дет эффектно, эффективно примени­тельно к нашему морскому климату, попросту красиво. Наверное, это бу­дет самый большой, если так мож­но выразиться, «клинкерный квар­тал» в мире.

— Что там будет с социалкой? Какой, на ваш взгляд, вообще должна быть идеальная схема взаимодействия властей и застройщиков при создании социальной инфраструктуры (в том числе в обеспечении транспортной доступности новых кварталов)?

— Все хорошо будет. В плане строи­тельства социальной инфраструк­туры городские власти и застрой­щики находятся в вечном противо­речии. Каждый пытается поменьше построить за свои деньги. И это совер­шенно естественно! И никакой вол­шебной таблетки здесь не существу­ет. Надо в каждом отдельном случае договариваться в зависимости от обстоятельств. Экономика некоторых проектов позволяет застройщику на­гружаться социалкой, а некоторых — не позволяет. Но в администрации Санкт–Петербурга работают серьез­ные профессионалы, которые сами все это видят, просчитывают. Они понимают, что в некоторых случаях, заставляя девелопера строить школы и садики, можно получить риск по­явления обманутых дольщиков. А это страшный сон для всех! В этом смыс­ле налажен уже ряд компромиссных схем. Скажем, застройщики сперва в аренду сдают городу соцобъекты с обязательством последующего вы­купа через 5–10 лет. Необходимо продолжать поиск этих компромиссов. Надо понимать, что пандемия на­несла существенный ущерб бюдже­там субъектов Российской Федера­ции. Если уж даже Москва собирается выходить на рынок заемного фи­нансирования, то о чем вообще гово­рить? Мы живем не в безвоздушном пространстве, надо друг другу помо­гать, учитывать все интересы. У нас единое общество, общая цель, чтобы все жили хорошо. И к ней нельзя ид­ти однобоко, либо постоянно выкру­чивая руки бизнесу, либо бесконеч­но эксплуатируя государственный бюджет.

«В ДРУГИХ РЕГИОНАХ ВИДИМ ТОЛЬКО ТОЧЕЧНЫЕ ПРОЕКТЫ»

— Инновационный трамвай «Чижик», запущенный силами ЛСР, уже второй год успешно бороздит пространство Красногвардейского района. Планирует ли компания участвовать в каких–либо подобных концессиях?

— Скорее всего, мы таким больше за­ниматься не будем. Все–таки это от­дельный и, как мы убедились, очень сложный бизнес. Это направление не является нашим приоритетом. Сейчас не время, чтобы так распы­ляться.

— Как же вы в таком случае планируете обеспечить транспортную доступность таких проектов, как тот, что находится у вас на бывших землях аэродрома Ржевка, куда «Чижик» вроде собирались дотянуть, но так и не дотянули?

— Проекту быть. Проект большой, долгий, но перспективный. Разуме­ется, строить жилье в чистом поле никто не собирается. Планы на соз­дание соответствующей инфра­структуры у Ленинградской обла­сти имеются.

— «Группа ЛСР» за 27 лет жизнедеятельности прошла выдающийся путь. Сейчас это первый по объему строительства девелопер на Северо–Западе и второй во всей стране. Что дальше? Какой компания должна быть, в вашем понимании, лет через пять?

— Главное — она должна быть. На нашей памяти было слишком много очень больших и успешных компа­ний, которые, скажем так, схлопну­лись. Поэтому наша наипервейшая задача — обеспечение стабильности. Мы не для того 27 лет совершенство­вались, чтобы сейчас вдруг подвести в чем–то наших клиентов, партнеров или сотрудников. Да, мы достаточно консервативны. Но мы считаем эту стратегию адекватной нашему опыту и текущей рыночной ситуации. Су­дите сами: вчера санкции ввели, се­годня пандемия, завтра, не дай бог, еще какой–нибудь черный лебедь залетный… В такой ситуации мы, как ответственная компания, обяза­ны иметь серьезный запас прочно­сти. И я хочу вас заверить, что и через 5 лет он тоже у нас будет. Что ЛСР оста­нется стабильной и надежной компа­нией. Что будет строить качественное жилье, над чем мы продолжим са­мым интенсивным образом трудить­ся. Хочу, чтобы мы были застройщи­ком, с которым не только хотят иметь дело лучшие подрядчики, но и с ко­торым стремятся работать лучшие специалисты. В этом направлении мы уже преуспели — по результатам глобального исследования Randstad Employer Brand Research стали недав­но лучшим работодателем в строи­тельной отрасли страны.

— Как будут способствовать вашим задумкам стратегические планы по пополнению земельного банка?

— Наши планы: строить около 1 млн кв. м в год. При этом земельный банк, в моем понимании, должен позво­лять нам четко видеть, что мы будем строить и продавать лет через пять–шесть. В этом смысле и в Санкт–Петербурге, и в Екатеринбурге у нас запасы отменные. А вот в Москве на­до усиливаться. Чем сейчас и зани­маемся.

— Кстати, «ЛСР. Недвижимость — Москва» в этом году возглавил ваш сын Егор. Чуть ранее он вошел в совет директоров. Вы таким образом начали процесс передачи бизнеса?

— Не такой уж я и старый, чтобы биз­нес передавать! Планирую еще дол­го заниматься оперативным управ­лением компании вообще–то. Что касается моего старшего сына, то прий­ти работать к нам — это его личное, осознанное решение. Я не давил. Но, не буду скрывать, я очень рад то­му, как все складывается. Действи­тельно, сейчас, после работы на самых разных должностях в «ЛСР. Не­движимость — Северо–Запад», Егор взял под управление наш девелопер­ский бизнес в столице. И мы уже ви­дим множество позитивных измене­ний. Скажу так: если абстрагировать­ся от того, что это мой сын, я был бы просто счастлив, что такой человек пришел к нам работать на эту пози­цию.

— Нет ли планов по выходу в новые регионы? Какие рынки считаете перспективными?

— Мы постоянно находимся в поис­ке новых возможностей для бизне­са. Но видим в регионах пока толь­ко какие–то точечные проекты, в которых могли бы поучаствовать. Пер­спективны прежде всего города–миллионники. Краснодарский край, наверное. Но там много своих девелоперов. Вообще, управлять девело­перским бизнесом в регионе из московского кабинета — это утопия. Мы знаем это по своему опыту ра­боты на Урале. Либо должна быть до­стойная уровня «Группы ЛСР» мест­ная команда, либо вообще лучше не начинать, мне кажется.

«СМОТРЮ НА ПЕТЕРБУРГ ДРУГИМИ ГЛАЗАМИ»

— Стройка для вас — это все бизнес–интересы? Интересуют ли вас какие–то виды деятельности не из смежных отраслей?

— Максимум, куда мы еще смо­трим, — это в сторону каких–то стар­тапов, связанных с новыми строи­тельными технологиями. Потому что у нас есть компетенции, что­бы быстро определить прикладную ценность той или иной идеи.

— В политику можете вернуться? При какой ситуации?

— Ни при какой.

— В прессе очень мало информации о ваших увлечениях, интересах. Как вы проводите свободное время?

— У меня очень мало свободного вре­мени, но много детей. Поэтому от­вет очевиден — стараюсь проводить как можно больше времени с семьей. Ничем не отличаюсь в этом смысле от многих других людей — читаю книги, причем предпочитаю бумажные, не электронные, смотрю кино. Все больше в моей жизни се­риальной продукции, конечно, по­скольку ее качество за последние годы сильно выросло. Недавно от­крыл для себя оперу. Теперь регу­лярно посещаю. В этом году лице­зрел «Дон Карлоса» с Анной Нетреб­ко и Юсифом Эйвазовым — голово­кружительно! Опять же — спасибо пандемии за то, что можем видеть дома наших величайших исполни­телей.

— Читаете ли вы, что о вас пишут?

— Не увлекаюсь, ибо пишут мало, к счастью.

— Россия или Италия? Где вы проводите больше времени?

— Разумеется, в России. И это ни­как не связано с коронавирусом, так всегда было.

— Каким вы видите идеальный образ Петербурга через 20 лет?

— Хотел бы видеть отремонтирован­ными все фасады в центре Санкт–Петербурга! Убрать всю рекламу, которая висит на улицах в центре! Или хотя бы минимизировать ее, да­бы не отвлекала от восприятия пре­красного. Больше информации о домах. Ведь каждый — великая исто­рия. Ну и качество прогулочных корабликов, надеюсь, улучшится. А то вот недавно решил прокатить­ся — был немного разочарован.

На­деюсь, что к тому времени уже бу­дет либо метро, либо какой–то наземный поезд до аэропорта. Что будут построены новые здания моего родного СПбГУ в Пушкине и войдут в какой–то мировой архитектурный топ.

Но вообще у нас и сейчас потря­сающий город. Необыкновенный, город–музей! На себе ощутил: сами жители эту красоту не очень–то и замечают.

Например, я сейчас, когда намно­го больше времени стал проводить в Москве, смотрю на Петербург со­вершенно другими глазами, он от­крывается для меня с новых сторон. Каждый раз приезжаю и не успеваю до конца насладиться его величием. Я объездил, считай, весь мир и убе­дился, что Петербург — архитектур­ная жемчужина планетарного мас­штаба. Нам с таким городом невооб­разимо повезло. Поэтому наш глав­ный и священный долг — сохранить эту красоту для себя и будущих по­колений. 

 

Топ-менеджер (описание профессии) — Кадровое агентство по подбору персонала в Москве и РФ. Рекрутинг.

Топ-менеджер (описание профессии)

Топ-менеджер – один из главных людей на предприятии. Он, как и другие сотрудники фирмы, работает по найму. Но в отличии от остальных он руководит компанией в соответствии с требованиями ее владельцев.

История профессии

Первые топ-менеджеры появились в Соединенных Штатах Америки в XIX веке, когда руководители бизнеса стали пересматривать подходы к управлению своими предприятиями. Тогда эта профессия называлась просто «менеджер» или управляющий. В историю вошли многие успешные менеджеры:

В их числе:

Генри Форд — изобретатель, который владел множеством автомобильных заводов по всему миру;

Стив Джобс — создатель компании «Эппл»;

Илон Маск — основатель и руководитель «Теслы».

Общая характеристика профессии

Приставка «топ» возвышает топ-менеджера над рядовыми управленцами и указывает на его принадлежность к высшему уровню управленческой иерархии. Поэтому на нем лежит огромная ответственность, так как правильность принятых им решений может коренным образом отразиться на предприятии.

Есть несколько важных критерием, по которым легко отличить топ-менеджера от управленцев других звеньев. Итак, топ-менеджер:

  • принимает решения, непосредственно влияющие на деятельность фирмы;
  • подчиняется напрямую владельцам предприятия;
  • имеет более широкие полномочия;
  • имеет огромное число подчиненных;
  • работает в крупном предприятии.

Образование топ-менеджера

Руководить крупной фирмой может специалист с любым высшим образованием, так как здесь важно не наличие диплома, а опыт и знания.

В России топ-менеджерами чаще всего становятся инженеры и экономисты. В мире на первом месте люди, получившие образование по направлению «Менеджмент», на втором — «Экономика», а профессиональные инженеры — на третьем месте.

Стать топ-менеджером сразу после вуза невозможно. Первые годы после выпуска необходимо наработать опыт и заслужить авторитет на более низких областях.

Помимо университетского образования, получить знания в области топ-менеджмента помогут:

  • бизнес-коучи;
  • семинары;
  • конференции;
  • курсы МВА.

Должностные обязанности топ менеджера

Управляющий крупной компанией должен:

  • нести ответственность за происходящее на предприятии;
  • представлять фирму на деловых встречах и переговорах;
  • помогать менеджерам более низких звеньев с решением непосильных задач;
  • управлять бюджетом компании и предоставлять отчет о его расходовании по итогам отчетного периода;
  • стимулировать подчиненных на достижение более высоких показателей.

Требования к топ-менеджеру

Руководитель крупного предприятия должен:

  • быть эрудированным человеком широких взглядов;
  • любить учиться новому;
  • быть хорошо образованным;
  • понимать отрасль, в которой работает предприятие;
  • иметь большой стаж на руководящих должностях;
  • уметь планировать деятельность предприятия на ближайшую и отдаленную перспективу;
  • иметь критическое мышление;
  • быть способным решать несколько задач одновременно;
  • быстро принимать решения;
  • грамотно распределять ресурсы компании;
  • уметь общаться с людьми.

Личные качества топ-менеджера

Чтобы принимать верные управленческие решения, топ-менеджер должен обладать определенными личными качествами. Ведь для успешного руководства крупной фирмой ему приходится забыть о нормированном графике и быть всегда готовым отправиться в командировку и поработать на выходных. Необходимыми для топ-менеджера качествами являются:

  • адекватная самооценка;
  • амбициозность;
  • настойчивость и требовательность;
  • тактичность и общительность;
  • творческое мышление;

Условия и особенности работы

Как правило, топ-менеджеров нанимает на работу владелец предприятия. Им доверяют распоряжаться от имени собственников огромными ресурсами. Так, в ведении топ-менеджеров находятся все средства предприятия в кассах и на расчетных счетах в банках, бюджет и все ресурсы компании. Руководитель принимает все управленческие решения. В их числе найм на работу нового сотрудника, увольнение работника, или даже сокращение целого отдела.

Внешность и возраст

Средний возраст руководителей самых крупных компаний мира— 50 лет, при этом доля женщин среди них составляет всего 5%. Однако занять столь высокий пост можно и в более молодом возрасте — от 35 лет. Для этого нужно иметь достаточно опыта и профессионализма.

Руководители крупных компаний должны обладать идеальным вкусом и приятной внешностью.

Медицинские противопоказания

Ограничений практически нет. Однако на такой должности достаточно опасно работать с сердечно-сосудистыми и невралгическими заболеваниями, а дефекты речи и физические недостатки делают руководителя менее привлекательным, а значит, менее эффективным.

Плюсы и минусы профессии

Очевидным преимуществом профессии топ-менеджера является высокий доход и перспективы для роста. Обратная сторона медали — большая ответственность, лежащая на плечах руководителя. Принятые им решения могут привести предприятие как к процветанию, так и к краху.

Актуальность и востребованность профессии

Топ-менеджеры остаются невероятно востребованными, но устроиться на такую должность по объявлению невозможно. Как правило, на такие места владельцы компаний приглашают своих знакомых.

Карьерный рост в профессии

Может показаться, что расти дальше некуда, однако профессия топ-менеджера открывает множество перспектив. Так, руководитель может приобрести долю в компании по более низкой цене или получить премию акциями. Так он станет совладельцем предприятия.

Заработная плата

Зарплата у топ-менеджеров привлекательная, а если удается стать совладельцем предприятия, доход кратно увеличивается.

Профессиональный праздник топ-менеджера

Международный день Топ-менеджера празднуют каждый второй четверг апреля. С этим праздником поздравляют руководителей крупных предприятий, а также учредителей компаний и выпускников профильных вузов.

 


Вы также можете:
  1. Изучить список Должностных инструкций
  2. Изучить список Типовых должностей
  3. Изучить Образцы заполненных резюме или скачать пустые бланки резюме

Топ-менеджер стал супергероем

Управляющий партнер сети фитнес-клубов World Class Михаил Плужников появился на рекламных баннерах в образе супергероя. Этот шаг — часть рекламной кампании, призванной повысить узнаваемость фитнес-бренда и лояльность клиентов. Ранее, также в рамках акции, кинообразы примерили и несколько ключевых клиентов клуба. По словам г-на Плужникова, одна из целей — показать, что в клубе занимаются лидеры в своих отраслях, «№ 1 во всех отношениях». Эксперт в области маркетинга считает, что аудитория, скорее, воспримет рекламу как попытку показать, что, несмотря на статусных владельцев клубных карт, в фитнес-центре царит демократичная атмосфера. В конце лета в Ростове на авторазвязках с оживленным трафиком появились рекламные щиты компании World Class. На них совладелец ростовского клуба Михаил Плужников в образе Супермена сообщает о новом предложении, касающемся приобретения клубных карт. Этот шаг — часть акции, стартовавшей осенью 2012 года. До Михаила Плужникова в качестве супергероев выступили несколько клиентов фитнес-клуба.

— Эта кампания, призванная повысить узнаваемость бренда и лояльность клиентов, оказалась успешной, — рассказал N Михаил Плужников. — Кинообразы примерили несколько ключевых клиентов клуба — лидеры в своих сферах деятельности, знакомые нашей целевой аудитории. Например, владелец компании «Чайка» (торговля автохимией и маслами. — N) Андрей Чайка предстал в образе Росомахи. Одной из задач было показать, что в Ростове есть настоящие супергерои и занимаются они у нас в клубе.

Михаил Плужников уточнил, что благодаря этому и другим инструментам продвижения клуб получил рост числа звонков примерно на 40% и увеличил продажи карт на 20%. По словам собеседника N, разработкой концепции занимались специалисты ростовского рекламного агентства «101.6», а воплощением идеи — собственная служба маркетинга. В результате «бюджет оказался сопоставим с затратами на другие рекламные акции».

Исполнительный директор ГК BrandHouse и председатель РАСО-ЮГ Алексей Гвинтовкин считает выбранный способ продвижения удачным, отмечая при этом, что он скорее способен возбудить интерес потенциальных клиентов и повысить лояльность существующих, чем напрямую стимулировать продажи.

— Этот ход однозначно привлекает внимание: он не избит, баннеры выгодно выделяются на фоне остальной ростовской рекламы. Думаю, образы супергероев могут быть восприняты как намек на антураж клуба, в котором, несмотря на работу в сегменте «премиум», царит доброжелательная и демократичная атмосфера, а у клиентов и владельца хорошо развито чувство юмора. Что касается появления топ-менеджера в рекламных материалах, такая практика распространена на Западе. Например, создатель Virgin Group Ричард Брэнсон регулярно появляется в рекламе своих компаний.

Алексей Гвинтовкин добавляет, что подобный подход будет выглядеть адекватно в рекламных акциях компаний, так или иначе связанных с индустрией отдыха и развлечений, там, где представители организации контактируют с клиентами напрямую.

«Эмоциональный интеллект»: для чего топ-менеджеры получают степень MBA

https://na.ria.ru/20190124/1549775811.html

«Эмоциональный интеллект»: для чего топ-менеджеры получают степень MBA

«Эмоциональный интеллект»: для чего топ-менеджеры получают степень MBA — РИА Новости, 24.01.2019

«Эмоциональный интеллект»: для чего топ-менеджеры получают степень MBA

Президент крупнейшей в мире ассоциации бизнес-образования AACSB International Том Робинсон принял участие в Гайдаровском форуме – 2019, который состоялся в… РИА Новости, 24.01.2019

2019-01-24T09:01

2019-01-24T09:01

2019-01-24T09:01

общество

сн_образование

навигатор абитуриента

гайдаровский форум в 2019 году

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21. img.ria.ru/images/101215/20/1012152046_0:219:4200:2582_1920x0_80_0_0_51a85bd901c7ffb253a66eeaf9f4e2ca.jpg

Президент крупнейшей в мире ассоциации бизнес-образования AACSB International Том Робинсон принял участие в Гайдаровском форуме – 2019, который состоялся в Москве. В эксклюзивном интервью РИА Новости международный эксперт дал собственный прогноз по развитию бизнес-школ и изменению роли топ-менеджмента. ‒ Как вы оцениваете российское бизнес-образование? Оно признается за рубежом?‒ Российские бизнес-школы имеют высокий уровень развития и большой потенциал. На текущий момент в России более ста бизнес-школ, многие из которых сотрудничают с Российской ассоциацией бизнес-образования (РАБО) и активно укрепляют свои позиции в мире.Тот факт, что российские бизнес-школы в большинстве случаев не представлены в глобальных рейтингах, объясняется просто: для этого нужно получить аккредитацию одной из международных организаций, такой как ассоциация AASCB или фонд EFMD. Что касается AASCB, то открытие офиса организации в Амстердаме в 2015 году (нацеленного на рынок EMEA/ЕБВА) позволило нам активнее развивать отношения с российскими бизнес-школами и постепенно приступить к процессу их аккредитации. ‒ Мы живем в эпоху протекционизма и санкционной политики. У вас не возникает ощущения, что на фоне пересмотра бизнес-отношений классические знания и кейсы, которые преподаются в бизнес-школах, становятся нерелевантными? Какие изменения нужно привносить в бизнес-образование?‒ Да, учебные планы и образовательные программы действительно необходимо адаптировать под постоянно меняющиеся социальные и экономические условия, особенно в эпоху активной цифровой трансформации. Сегодня мы не можем использовать методики и форматы, которые применяли 10 лет назад.Бизнес-школам следует активно сотрудничать с бизнес-сообществом, совместно разрабатывать такие программы и образовательные инструменты, которые были бы востребованы в современных реалиях и в будущем. В этом бизнес-школам могут помочь бизнес-консультанты – представители бизнес-сообщества, которые дают рекомендации, каким образом следует трансформировать учебные программы, чтобы они отвечали актуальным тенденциям бизнеса.Что касается самих тенденций, среди них можно отметить активное развитие программ по анализу данных и развитию «soft skills». Речь больше не идет исключительно о предпринимательских навыках. ‒ Что вы подразумеваете под «soft skills»?‒ Умение анализировать и синтезировать информацию, выстраивать эффективную коммуникацию, а также умение вести переговоры и устанавливать взаимоотношения. Другими словами, это базовые неспециализированные или «надпрофессиональные» навыки, которые пригодятся в любой сфере бизнеса.‒ Каковы перспективы развития MBA в мире и в России в частности? ‒ Изначальная цель программ MBA заключалась в подготовке кадров для работы в крупных компаниях. Однако сейчас бизнес-образование стало более вариативным. Мы отмечаем растущую популярность узкоспециализированных программ. Тем не менее, программы MBA сохраняют актуальность и совершенно точно не потеряют ее в будущем. Скорее всего, они несколько поменяют свою специфику.‒ Что вы думаете об актуальности программ MBA для молодых предпринимателей?‒ Такие программы становятся все более востребованными, и речь идет не только о молодых предпринимателях и стартапах. Здесь можно говорить обо всех компаниях, которые разрабатывают новые продукты и сервисы. Дело в том, что в текущих условиях развития технологий условия для предпринимателей выглядят примерно одинаковыми. Например, цикл разработки и запуска продуктов сокращается, происходит быстрый переход от прототипов до интеграции технологий в бизнес-процессы. Если рассмотреть наиболее быстроразвивающиеся направления подготовки, то можно отметить программы анализа данных и инновационных технологий.‒ На какие программы наблюдается максимальный спрос?‒ Среди наиболее интересных на сегодняшний день бизнес-школ я бы отметил международную школу Empresa в Мадриде, которая совместно с представителями бизнеса развивает практико-ориентированные программы MBA и использует новые форматы обучения. На базе Empresa существует программа «комбинированного» получения знаний. Студенты чередуют традиционный формат обучения с онлайн-курсами, которые можно пройти из любой точки мира. Это качественная комбинированная программа, реализованная в рамках сотрудничества с бизнес-сообществом, что делает ее особенно успешной. ‒ Какова ценность MBA для топ-менеджмента компаний? Чему учить современного топ-менеджера? ‒ Если вы посмотрите список Financial Times топ-100, то вы увидите, что СEO компаний, представленных в нем, проходят обучение в бизнес-школах, 90% из которых аккредитованы AACSB. Иными словами, они выбирают те программы, которые имеют аккредитацию и определенное положение в мировых рейтингах. ‒ Не могли бы вы дать собственный прогноз развития бизнес-процессов в компаниях, бизнес-образования и роли лидеров в условиях цифровой трансформации? ‒ Значительное влияние на бизнес-процессы сегодня оказывают автоматизация и искусственный интеллект. В обозримом будущем большая часть рутинных задач будет автоматизирована благодаря компьютерам, роботам и пр. Все это потребует перехода человеческих навыков на новый уровень. В условиях отсутствия рутинных операций людям потребуется использование более креативных подходов к работе, поиск новых путей решения бизнес-задач. Все это окажет влияние на обучение, работникам потребуются программы переподготовки и получения новых знаний. Именно поэтому бизнес-школам следует обучать студентов использованию agile-подхода в работе, а также развитию навыков непрерывного обучения. Бизнес-образование сохранит курс на практико-ориентированное обучение, в рамках которого студенты будут заниматься решением реальных бизнес-задач либо запуском собственного бизнеса с поддержкой школы. Бизнес-школы будут предоставлять консультационные услуги бизнесу и получать постоянный поток реальных бизнес-задач, а компании смогут искать наиболее перспективных студентов и привлекать их к работе.Роль руководителей в будущем будет смещаться с ориентации на стратегию в сторону тактики. В современных условиях практически невозможно принять стратегию на 5 лет и придерживаться ее постоянно – все может измениться в течение 1 года. Кроме того, роль топ-менеджмента будет заключаться в выстраивании корпоративной культуры, базирующейся на открытости к инновациям и изменениям.Справка: Сегодня глобальная образовательная сеть AACSB представляет почти 1600 организаций-членов в 100 странах и более 830 аккредитованных бизнес-школ в 54 странах. Членами сети AACSB также являются известные российские бизнес-школы, в том числе Высшая школа экономики Санкт-Петербурга, Бизнес-школа Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, РАНХиГС и другие.

/20181127/1533597052.html

/20180521/1520999369.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://na.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/101215/20/1012152046_234:0:3967:2800_1920x0_80_0_0_26c25ec732d97aa830564342089c6d67. jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, сн_образование, навигатор абитуриента, гайдаровский форум в 2019 году

Президент крупнейшей в мире ассоциации бизнес-образования AACSB International Том Робинсон принял участие в Гайдаровском форуме – 2019, который состоялся в Москве. В эксклюзивном интервью РИА Новости международный эксперт дал собственный прогноз по развитию бизнес-школ и изменению роли топ-менеджмента.

‒ Как вы оцениваете российское бизнес-образование? Оно признается за рубежом?

‒ Российские бизнес-школы имеют высокий уровень развития и большой потенциал. На текущий момент в России более ста бизнес-школ, многие из которых сотрудничают с Российской ассоциацией бизнес-образования (РАБО) и активно укрепляют свои позиции в мире.

Тот факт, что российские бизнес-школы в большинстве случаев не представлены в глобальных рейтингах, объясняется просто: для этого нужно получить аккредитацию одной из международных организаций, такой как ассоциация AASCB или фонд EFMD. Что касается AASCB, то открытие офиса организации в Амстердаме в 2015 году (нацеленного на рынок EMEA/ЕБВА) позволило нам активнее развивать отношения с российскими бизнес-школами и постепенно приступить к процессу их аккредитации.

27 ноября 2018, 12:12

Котюков: профобразование и наука должны быть приближены к запросам бизнеса

‒ Мы живем в эпоху протекционизма и санкционной политики. У вас не возникает ощущения, что на фоне пересмотра бизнес-отношений классические знания и кейсы, которые преподаются в бизнес-школах, становятся нерелевантными? Какие изменения нужно привносить в бизнес-образование?

‒ Да, учебные планы и образовательные программы действительно необходимо адаптировать под постоянно меняющиеся социальные и экономические условия, особенно в эпоху активной цифровой трансформации. Сегодня мы не можем использовать методики и форматы, которые применяли 10 лет назад.

Бизнес-школам следует активно сотрудничать с бизнес-сообществом, совместно разрабатывать такие программы и образовательные инструменты, которые были бы востребованы в современных реалиях и в будущем. В этом бизнес-школам могут помочь бизнес-консультанты – представители бизнес-сообщества, которые дают рекомендации, каким образом следует трансформировать учебные программы, чтобы они отвечали актуальным тенденциям бизнеса.

Что касается самих тенденций, среди них можно отметить активное развитие программ по анализу данных и развитию «soft skills». Речь больше не идет исключительно о предпринимательских навыках.

21 мая 2018, 14:27

Основатель QS призвал российские вузы обучать студентов «гибким навыкам»

‒ Что вы подразумеваете под «soft skills»?

‒ Умение анализировать и синтезировать информацию, выстраивать эффективную коммуникацию, а также умение вести переговоры и устанавливать взаимоотношения. Другими словами, это базовые неспециализированные или «надпрофессиональные» навыки, которые пригодятся в любой сфере бизнеса.

‒ Каковы перспективы развития MBA в мире и в России в частности?

‒ Изначальная цель программ MBA заключалась в подготовке кадров для работы в крупных компаниях. Однако сейчас бизнес-образование стало более вариативным. Мы отмечаем растущую популярность узкоспециализированных программ. Тем не менее, программы MBA сохраняют актуальность и совершенно точно не потеряют ее в будущем. Скорее всего, они несколько поменяют свою специфику.

Сегодня на ранних этапах карьеры молодому специалисту не нужен MBA ‒ ему требуются глубокие знания в определенной области. В дальнейшем, получив практический опыт работы в выбранной сфере, человек начинает задумываться о возможностях дальнейшего карьерного роста и развития управленческих навыков. Именно это сегодня и является основной целью большинства программ MBA.

‒ Что вы думаете об актуальности программ MBA для молодых предпринимателей?

‒ Такие программы становятся все более востребованными, и речь идет не только о молодых предпринимателях и стартапах. Здесь можно говорить обо всех компаниях, которые разрабатывают новые продукты и сервисы. Дело в том, что в текущих условиях развития технологий условия для предпринимателей выглядят примерно одинаковыми. Например, цикл разработки и запуска продуктов сокращается, происходит быстрый переход от прототипов до интеграции технологий в бизнес-процессы. Если рассмотреть наиболее быстроразвивающиеся направления подготовки, то можно отметить программы анализа данных и инновационных технологий.

‒ На какие программы наблюдается максимальный спрос?

‒ Среди наиболее интересных на сегодняшний день бизнес-школ я бы отметил международную школу Empresa в Мадриде, которая совместно с представителями бизнеса развивает практико-ориентированные программы MBA и использует новые форматы обучения. На базе Empresa существует программа «комбинированного» получения знаний. Студенты чередуют традиционный формат обучения с онлайн-курсами, которые можно пройти из любой точки мира. Это качественная комбинированная программа, реализованная в рамках сотрудничества с бизнес-сообществом, что делает ее особенно успешной.

‒ Какова ценность MBA для топ-менеджмента компаний? Чему учить современного топ-менеджера?

‒ Если вы посмотрите список Financial Times топ-100, то вы увидите, что СEO компаний, представленных в нем, проходят обучение в бизнес-школах, 90% из которых аккредитованы AACSB. Иными словами, они выбирают те программы, которые имеют аккредитацию и определенное положение в мировых рейтингах.

Руководители получают степень MBA для развития лидерских качеств, коммуникационных навыков и эмоционального интеллекта. Одна из главных задач руководителя в текущих условиях – способность объединять людей вокруг проекта или идеи, направлять их развитие и выступать партнером. Кроме того, на сегодняшний день снижается важность строгих иерархичных структур. В современном бизнесе происходит переход от парадигмы «сотрудники отчитываются перед руководителями» к «руководитель поддерживает сотрудников».

‒ Не могли бы вы дать собственный прогноз развития бизнес-процессов в компаниях, бизнес-образования и роли лидеров в условиях цифровой трансформации?

‒ Значительное влияние на бизнес-процессы сегодня оказывают автоматизация и искусственный интеллект. В обозримом будущем большая часть рутинных задач будет автоматизирована благодаря компьютерам, роботам и пр. Все это потребует перехода человеческих навыков на новый уровень. В условиях отсутствия рутинных операций людям потребуется использование более креативных подходов к работе, поиск новых путей решения бизнес-задач. Все это окажет влияние на обучение, работникам потребуются программы переподготовки и получения новых знаний.

Именно поэтому бизнес-школам следует обучать студентов использованию agile-подхода в работе, а также развитию навыков непрерывного обучения. Бизнес-образование сохранит курс на практико-ориентированное обучение, в рамках которого студенты будут заниматься решением реальных бизнес-задач либо запуском собственного бизнеса с поддержкой школы. Бизнес-школы будут предоставлять консультационные услуги бизнесу и получать постоянный поток реальных бизнес-задач, а компании смогут искать наиболее перспективных студентов и привлекать их к работе.

Роль руководителей в будущем будет смещаться с ориентации на стратегию в сторону тактики. В современных условиях практически невозможно принять стратегию на 5 лет и придерживаться ее постоянно – все может измениться в течение 1 года. Кроме того, роль топ-менеджмента будет заключаться в выстраивании корпоративной культуры, базирующейся на открытости к инновациям и изменениям.

Справка: Сегодня глобальная образовательная сеть AACSB представляет почти 1600 организаций-членов в 100 странах и более 830 аккредитованных бизнес-школ в 54 странах. Членами сети AACSB также являются известные российские бизнес-школы, в том числе Высшая школа экономики Санкт-Петербурга, Бизнес-школа Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, РАНХиГС и другие.

Почему стоит задуматься о поведении топ-менеджеров вне офиса

Корпоративный опыт
Иллюстрация: Tim Bower

В середине 2000-х США сотрясали корпоративные скандалы: World-Com, Enron, Tyco, AIG… Их бесконечная череда заставила Аишу Дей, в ту пору преподавателя бухучета в Чикагском университете, задуматься: влияет ли стиль жизни лидера на то, сколь сильно фирма страдает от скандалов? «Выходило множество статей о том, как топ-менеджеры проштрафившихся компаний закатывали вечеринки на миллионы долларов», — вспоминает Дей. Она и ее коллеги начали серию исследований о связи поведения лидера вне офиса с тем, что происходит в его фирме.

Основываясь на достижениях психологии и криминологии, ученые выбрали два типа отклонений: склонность к нарушениям закона (она связана с общим недостатком самоконтроля и пренебрежением к правилам) и страсть к материальным благам (показатель слабой чувствительности к проблемам других людей и окружающей среды).

Проведя четыре исследования, Дей (ныне доцент Гарвардской школы бизнеса) и ее соавторы выяснили корреляцию между этими факторами и пятью известными типами корпоративных нарушений.

Инсайдерская торговля. В своей последней работе ученые поставили вопрос о том, связано ли проблемное поведение топ-менеджеров — от нарушения ПДД до пьяного вождения и причинения вреда здоровью — со склонностью совершать сделки с использованием конфиденциальной инсайдерской информации. Про­анализировав базы данных США (как общенациональные, так и по отдельным штатам) и проведя проверки судимости с привлечением частных детективов, они определили фирмы, где в период с 1986 по 2017 год одновременно работали хотя бы один топ-менеджер без проблем с законом и хотя бы один с такими проблемами. Так получилась выборка из почти 1500 менеджеров, в том числе 503 гендиректора. Изучив сделки топ-менеджеров с акциями компании, ученые обнаружили, что для топ-менеджеров из числа нарушителей закона они были выгоднее, чем для других. Это наводило на мысль, что они пользуются инсайдерской информацией. Особенно выраженный эффект был для менеджеров с многочисленными и более серьезными, нежели превышение скорости, нарушениями.

Многие фирмы вводят специальные запреты инсайдерского трейдинга. Однако узнать о существовании подобного запрета в конкретной фирме непросто — данные об этом публикуют редко. Поэтому ученые использовали косвенный критерий: приходится ли большинство сделок ­менеджеров на первые три недели после выхода публичной отчетности (этот срок считается окном приемлемости). Они сравнили сделки топ-­менеджеров в компаниях с запретом инсайда и без оного и получили довольно грустный результат: запреты снижали частотность особо прибыльных сделок у тех, чьи проблемы с законом были незначительны, но никак не влияли на злостных нарушителей, которые заключали сделки в периоды ограничений и нарушали сроки сообщений о сделках в Комиссию по ценным бумагам и биржам. Кроме того, они чаще покупали или продавали акции перед важными ­объявлениями — например, о прибыли или о слиянии и поглощении, а также в трехлетний период перед банкротством компании, что тоже говорит об использовании инсайдерской информации. «Запреты действуют на более или менее законопослушных топ-менеджеров, но не на тех, чьи проблемы с законом более серьезные», — пишут авторы.

советуем прочитать

Элизабет Грейс Сондерс

Александр Красавин

Дикушин Андрей,  Пейль Дмитрий

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи

советуем прочитать

Владимир Рувинский

Каппелли Питер,  Моника Хамори

Борис Гройсберг

главных проблем для менеджеров в 2021 году

​За несколько недель до того, как Всемирная организация здравоохранения объявила вспышку коронавируса пандемией, эксперты заявили, что законы о гиг-работниках, работники поколения Z, психическое здоровье и вейпинг будут главными проблемами, с которыми менеджеры столкнутся в 2020 году. знали ли они о проблемах, которые пандемия, удаленная работа и социальные волнения принесут на рабочее место.

Все эти и другие вопросы все еще будут актуальны в 2021 году. Вот обновленный взгляд на то, что, по мнению экспертов, больше всего будет занимать менеджеров в этом году.Удаленная работа и потеря социального капитала научный сотрудник Школы бизнеса Маршалла Университета Южной Калифорнии в Центре эффективных организаций в Лос-Анджелесе. «Социальный капитал» описывает построение отношений, личных и профессиональных, которые помогают вам хорошо выполнять свою работу.

До пандемии людям, которые работали удаленно, по-прежнему необходимо было посещать офис хотя бы изредка по двум причинам: «Время, когда вы приходите в офис, важно для выполнения ключевой работы, которую вы не можете выполнять удаленно, и для поддержания крепких отношений, которые вы уже есть, строя новые или перестраивая их», — сказал Левенсон.

Чтобы поддерживать приток социального капитала, сказал он, менеджеры должны обращаться к рабочим. По словам Левенсона, одним из способов может быть проведение социальной встречи Zoom, признавая, что многие работники страдают от усталости от Zoom. Еще один вариант поддержания связей между сотрудниками: поощряйте сотрудников создавать сообщества во внутренней сети компании на основе их интересов в нерабочее время — бег, воспитание кошек, вышивание крестиком — с коллегами внутри и за пределами их отделов.

Один и тот же шторм, разные лодки

Руководители должны знать, что пандемия, вероятно, повлияла на каждого работника по-разному, сказал Рэвин Джесутасан из Чикаго, глобальный лидер по услугам трансформации в Mercer, глобальной фирме, занимающейся решениями в области человеческого капитала.«Каждый рабочий проходит через уникальный опыт», — сказал он.

Менеджеры не должны предполагать, что они знают, кто находится в наибольшем стрессе, сказала Регина Ирке, старший директор и руководитель отдела благосостояния в миннеаполисском офисе Willis Towers Watson, компании по управлению рисками и страхованию. «Не делайте поспешных выводов. Вы должны отложить в сторону свой собственный опыт».

Люди, живущие в одиночестве, могут быть одиноки или могут дорожить дополнительным временем, которое дает удаленная работа. Те, кто живет в большом доме, работает и учится под одной крышей с другими, могут мечтать о побеге, чтобы побыть одному.Попытайтесь один на один, раз в неделю, проверять сотрудников, чтобы узнать, как у них дела, предложил Ирке.

Прежде чем подробно поговорить с работниками об их потребностях, «узнайте, какие ресурсы доступны для их поддержки», — сказал Джесутасан. Он предложил связаться с отделом кадров и прочитать веб-сайт компании, чтобы узнать, что доступно и что вам может понадобиться для дальнейшего изучения.

Новые удаленные сотрудники, плохие удаленные пожары

Новые сотрудники, которые были привлечены к работе удаленно во время пандемии, сказали участникам опроса, что у них все хорошо, но исследователи, изучавшие их поведение, обнаружили обратное, говорит Элора Войлс, промышленный организационный психолог, партнер с TINYpulse, компанией по исследованию вовлеченности сотрудников в Сиэтле. Исследователи сравнили 500 новых сотрудников, принятых в компании в 2019 году, с 500 новыми сотрудниками, принятыми на работу в 2020 году. Они отслеживали использование платформы онлайн-распознавания TINYpulse, Cheers for Peers, которая позволяет работникам отправлять похвалы коллегам. По сравнению с новыми сотрудниками 2019 года, новые сотрудники 2020 года выражали коллегам на 34 % меньше признательности и на 28 % реже отвечали, когда коллеги приветствовали их.

Чтобы быть инклюзивным, сказал Войлс, менеджеры могут «подчеркивать организационные ценности.«Например, если компания продвигает волонтерство в обществе, пригласите новых сотрудников присоединиться к этой работе.

Кроме того, программа наставничества, специально предназначенная для новых сотрудников, может помочь этим сотрудникам чувствовать себя желанными и вовлеченными. Наставничество — это всегда хорошая идея, — сказал Войлс. , «но во время пандемии — необходимость». спикер, исследователь и президент The Center for Generational Kinetics, исследовательской компании в Остине, штат Техас. «Работодатели увольняют сотрудников в группах через Zoom или в массовых, общих электронных письмах и сообщениях», — сказал он. «Это не только кажется безличным сотруднику, которого увольняют, но и посылает очень четкий негативный сигнал о том, как компания на самом деле относится к своим людям, для оставшихся сотрудников».

Избежать удаленного увольнения может быть невозможно, но «лучше всего поговорить один на один в видеочате, если это возможно», — сказал Дорси. Менеджеры также должны помочь уволенным сотрудникам, попросив HR обязательно сообщить им об услугах по переходу или страховом покрытии после их ухода.

Повторный вход: стресс или гибкость?


Поскольку рабочие места пытаются возобновить личные операции, менеджеры должны ожидать, что некоторые работники будут искать другие должности или другие изменения, сказала Шерил Кран, основатель NextMapping, консалтинговой компании будущего со штаб-квартирой в Ванкувере, Британская Колумбия, Канада. Многие работники спрашивают себя: «Действительно ли я хочу заниматься этой работой?» Кран объяснил: «Пандемия усилила этот самоанализ».

«Удаленная работа будет составлять больший процент того, что мы делаем, когда это возможно», — сказал Роберт Саттон, профессор управленческих наук и инженерии в Стэнфордском университете.Если доступны варианты и некоторые сотрудники предпочитают удаленную работу в офисе, «проблема гибридных команд будет проблемой».

Саттон сказал, что должен найти способ привлечь всех. Менеджеры также должны знать о любых предубеждениях, которые они могут иметь в пользу работников, присутствующих в зале, сказал он. Опросы ее клиентов, по словам Крэн, показали, что 89 процентов из 2500 опрошенных сотрудников хотели продолжать работать удаленно хотя бы часть времени.Но только 54 процента из 1000 менеджеров считают, что работники столь же продуктивны, работая дома, а у менеджеров бэби-бумеров больше всего проблем с организацией. Среди работников-миллениалов 86% из 3000 опрошенных заявили, что хотят работать удаленно и поменяют работу, если им предложат больше вариантов удаленной работы.

Чтобы найти способ привнести гибкость в каждую работу, «перейдите от размышлений о роли работы к ее деятельности», — советовал Джесутасан менеджерам. Например, когда фармацевт в лаборатории разбивает свои задачи , он может обнаружить, что тратит 30 процентов своего времени на просмотр исследовательских отчетов и анализ данных.«Это то, чем он мог бы заниматься дома», — сказал Джесутасан.

Кэтлин Доэни — независимый писатель из Лос-Анджелеса.

Влияние движения топ-менеджера на выход продукта на рынок в JSTOR

Абстрактный

В этом исследовании изучается, как перемещение топ-менеджеров между организациями (руководящая миграция) за 18-летний период в полупроводниковой промышленности влияет на стратегические изменения, в частности, на выход на рынки новых продуктов.Результаты подтверждают аргумент о том, что миграция руководителей приводит в организацию менеджеров, которые ранее знакомились с различными продуктами и стратегиями, что, в свою очередь, отражается на последующих решениях новой фирмы руководителя о выходе на товарный рынок. Результаты также показывают, что на последствия миграции руководителей влияют атрибуты руководителей и характеристики команды высшего руководства основной фирмы. Влияние миграции руководителей на выход на товарный рынок сильнее, когда новые менеджеры пришли из отдела исследований и разработок и проектирования, когда они подчинялись генеральному директору в своей бывшей организации и когда у них был больший опыт работы в отрасли.Атрибуты команды топ-менеджеров фокусной фирмы также, по-видимому, сдерживают влияние нового исполнительного директора. Небольшие команды топ-менеджеров и команды с более коротким сроком пребывания демонстрируют более тесную связь между миграцией руководителей и стратегическими изменениями.

Информация о журнале

Основанный в 1956 году Джеймсом Томпсоном, журнал «Административная наука» является рецензируемым междисциплинарным журналом, в котором публикуются теоретические и эмпирические работы, продвигающие изучение организационного поведения и теории.ASQ публикует статьи, которые вносят вклад в теорию организации из ряда дисциплин, включая организационное поведение и теорию, социологию, психологию и социальную психологию, стратегическое управление, экономику, государственное управление и производственные отношения. ASQ публикует как качественные, так и количественные работы, а также чисто теоретические статьи. Теоретические перспективы и темы в ASQ варьируются от микро до макро, от лабораторных экспериментов в психологии до работы над национальными государствами. Время от времени проводится «Форум ASQ», представляющий собой эссе на специальную тему с приглашенными комментариями.Внимательные обзоры книг, имеющих отношение к организационным исследованиям и теории управления, являются регулярным явлением. В специальных выпусках изучались качественные методы, организационная культура, использование организационных исследований, распределение вознаграждений в организациях и критические взгляды на организационный контроль.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала издательство SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества.SAGE является ведущим международным поставщиком инновационного высококачественного контента, который ежегодно публикует более 900 журналов и более 800 новых книг, охватывающих широкий спектр предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, а после ее жизни перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечивает постоянную независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне.www.sagepublishing.com

топ-менеджер в предложении

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Кембриджского словаря, издательства Кембриджского университета или его лицензиаров.

Он взял финансовую цифру, и совершенно правильно, как поступил бы любой топ- менеджер .

В случае использования в бизнесе владелец/ top менеджер компании может отвечать за то, какие приложения будут использовать их сотрудники.

Из

Википедия